Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 4


Practice makes perfect, part 4

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время и место действия: пятница, 31 октября 1958 года, Степфорд, штат Коннектикут. Около 19:30.
Действующие лица:
Пол Вачовски, 34 года. Дэйв Пристли, 30 лет.

0

2

-…Это чудовищная утрата, – обращаясь к соседу, Пол неопределенно кивнул головой на лежащий на заднем сидении вечерний выпуск «Степфордской жизни». – Хотелось бы, чтобы эта новость оказалась лишь дурной шуткой репортеров, – на Вачовски была черная сорочка, которую он надел перед тем, как заехать за Пристли, – но, как ты знаешь, у нас подобным не шутят.
Он уверенно вел автомобиль и смотрел прямо перед собой.
- Я уже позвонил миссис О’Доннован и выразил соболезнования от лица Мужской ассоциации Степфорда. Мэра О’Доннована не стало в шестнадцать пятьдесят три. Сердце.
Вачовски мягко хлопнул по рулю, сворачивая на территорию предприятия «БиоНикс».
- Но никакой анархии мы не допустим. Договоренность есть договоренность, – он извиняюще улыбнулся, словно досадуя, что обещанная экскурсия совпала со столь неприятным событием. – Жизнь идет своим чередом. Дети разучивают стишки и примеряют костюмы. Женщины готовят сладости. Выборы временно исполняющего обязанности главы города состоятся сегодня поздно вечером в Ассоциации. Мне хотелось бы рассчитывать на твою поддержку, Дэйв. – Они уже притормаживали у пропускного пункта. К темно-синему «Форду» спешил охранник.
Здание завода являло собой образчик оригинального конструкторского решения: разделенный на отсеки стеклянный цилиндр был скрыт от глаз наблюдателей металлическим куполом. Путеводитель по Степфорду сообщал, что на производстве размещена крайне светочувствительная техника.
- Извини, но потребуется снять отпечатки пальцев. Стандартная процедура для всех посетителей.

0

3

Четыре ночи он спал в гостиной, подложив под голову диванную подушку. Скользкий шелк неприятно холодил кожу. Вечером после злосчастного барбекю Фэй демонстративно выселилась в детскую, Дэйв чертыхнулся и столь же показательно направился из ванной к шкафу, нашел старый клетчатый плед, и оккупировал диван, безразлично насвистывая «Джонни Би Гуд» Чака Берри. Бормочущий телевизор действовал не хуже снотворного, он быстро заснул, однако в три проснулся и проворочался до утра; диван был узким, плед – колючим, а подушка норовила соскользнуть на пол. Дэйв уткнулся носом в деревянный подлокотник, сделав последнюю тщетную попытку заснуть; через полчаса сдался и поплелся на кухню, разбитый и недовольный собой и окружающим. Мизантропия прогрессировала на глазах. Чтобы как-то отвлечься, вышел погулять с Черчиллем, нарочно до назначенного Полом времени для пробежки – за ночь небо затянуло тучами, моросил нудный дождик; листья на газоне раскисли и потемнели. Черчилль с разгону шлепнулся в лужу у края террасы, обиженно подвыл и идти на мокрую траву категорически отказался.
Пристли уселся в кресло-качалку на террасе, откуда был виден дом соседей – причем самого Дэйва видно не было, собираясь ретироваться немедленно, как только появится Пол. Встречаться с соседом ему не хотелось. Он снова и снова прокручивал в голове события прошедшего дня, однако - чем больше думал о случившемся, тем все более странным находил поведение Пола и Линды; к тому времени, как на террасе появился безупречно свежий и подтянутый Пол Вачовски, Дэйв окончательно запутался, почувствовал себя откровенно несчастным, и сбежал в дом.
К раздражению поведением Фэй примешивалось жгучее недоумение, какого он не испытывал уже лет десять, когда получил отказ при попытке устроиться аналитиком в «Нью-Йорк таймс».
В конце концов, попытки избегать соседа стали откровенно неприличными, Дэйв скупо выругал себя, позвонил Полу и договорился на обещанную давно экскурсию на «БиоНикс» - накануне Дня Всех Святых.

- Мэр умер? – переспросил Пристли, удивленно уставившись на сложенную пополам газету, - он не жаловался на здоровье...
Дэйв замолчал, никак не отреагировав на вопрос Пола – он не был настолько впечатлителен, чтобы всерьез переживать по поводу смерти рыжего здоровяка О’Доннована, с которым не успел сойтись достаточно близко, но и обсуждать вечерние выборы временно исполняющего обязанности главы городской администрации и детские наряды к Хэллоуину не стремился. По дороге они не разговаривали – каждый погруженный в свои мысли, впрочем, Дэйв обратил внимание, что черная траурная сорочка Пола была безупречно отглажена и едва слышно пахла кондиционером.
Дэйв осторожно покосился на свой растянувшийся на вороте пуловер – он умудрился пересушить его в попытке наладить быт без участия жены.
- Да, разумеется, - послушно дал снять с себя отпечатки пальцев, получил в конце процедуры влажное полотенце и тщательно вытер руки. Пол не вспоминал о барбекю, и Дэйв был ему за это благодарен. В конце концов, худшее, что могло случиться – уже произошло.
- Как поживает Линда? Я не видел ее с… того дня, она не заходила к Фэй, - Пристли умолк, удивленный подобным обстоятельством – действительно, Линда Вачовски с тех пор не появлялась в доме Пристли. Неужели обиделась?.. – Надеюсь, она здорова?

0

4

Вачовски внимательно следил за тем, как охранник снимает отпечатки пальцев Дэйва Пристли и присваивает «объекту» шифр: они обменялись взглядами, и Пол едва заметно кивнул.
- Линда в идеальном состоянии, но о ней позже, – он без улыбки пригласил соседа пройтись по забетонированной дорожке. Ему нравился им же разработанный дизайн: яркая, искусственная трава контрастировала со строгостью звездообразно разбегавшихся подъездов.
- Прежде всего, хочу поблагодарить тебя за проявленный интерес к жизни Степфорда, – Вачовски заметил с долей иронии и помедлил перед парадной дверью завода, словно раздумывая, перед тем, как нажать кнопку авторизации. – Также мой долг напомнить о конфиденциальности информации, с которой ты сегодня ознакомишься, – Пол быстрым, привычным движением набрал код и приложил ладонь к специальному экрану, где с двухсекундной заминкой высветилось его имя и имя второго посетителя. Под крупными буквами латиницы зернились мелкие идентификационные номера.
- Добро пожаловать на «БиоНикс». «Мы превращаем мечты в жизнь». «Мы создаем рай на земле», – пропуская соседа вперед, Вачовски напевно продекламировал несколько лозунгов компании. – Осмотр начнем с верхнего яруса. Просьба не отставать и задавать все вопросы после соответствующего приглашения.
Стекла-перегородки офисов и хромированные перила мерцали при вечернем приглушенном освещении: рабочий день закончился несколько часов назад, в здании осталась одна охрана. Работали машины на цокольном этаже: тяжелый, глухой стук конвейера настойчиво пробивался через звукоизоляцию. Вачовски подстраивал шаг под ритм невидимых автоматов.
- Это современная рапсодия, – Пол заметил романтически, подошел к краю платформы нулевого этажа и сделал неопределенный жест перед собою. – Мне нравится это свободное пространство и то, что видно происходящее напротив, – он прищурил глаза, притворяясь, что всматривается в опустевшие конторы по другую сторону. – Когда вроде бы видишь, что происходит. Но не знаешь, что происходит на самом деле. Пройдем к лифту.
Прозрачные кабины пассажирских лифтов находились тут же, в нескольких шагах. Внутри каждой на большой металлической панели вызывающе бугрились четыре кнопки с жирными цифрами.
- Здесь больше нет ничего интересного, этаж полностью отдан службе безопасности.
Вачовски нажал на «двойку».

0

5

Автоматы цокольного этажа отбивали ритм, смутно напоминавший Дэйву гимн кайзеру Вильгельму, гудел лифт с прозрачной кабиной – что-то похожее на толстое оргстекло или пластик, антураж выглядел непривычно-футуристическим. Он ощущал себя не экскурсантом на градообразующем предприятии небольшого провинциального городка, но путешественником во времени.
Верхний этаж. И три этажа вниз. Однако…
- Я не должен дать подписку о неразглашении, расписаться кровью, и все такое прочее?.. – улыбка вышла кривой, и шутка получилась толстой и безвкусной, как кусок гипоаллергенного глицеринового мыла, - тут… действительно все очень… неожиданно. Ты говорил, вы делаете производственные автоматы на основании новейших разработок физиков-электронщиков и биотехнологов? Я предполагал, что все будет оборудовано по последнему слову техники, но это превосходит самые смелые ожидания. Почему вы не приглашаете на предприятие журналистов? – слова сыпались мелкой дробью в такт приглушенному стуку машин. - Странно, что я не видел ни одного репортажа о «БиоНиксе», хотя вам определенно есть чем похвастаться. Всего одна статья с фотографиями на первой полосе любой нью-йоркской газеты – резонанс будет огромным, и инвестиции возрастут многократно. Обывателя можно расшевелить необычным, обыденность у нас в крови, необычное – в подсознании, так, кажется, говорят психоаналитики.
Неловкость прошла, активизировались процессы познания, инстинкт мангуста нашептал ему – «впереди много интересного», и лишь одна гаденькая мыслишка червячком точила мозг. Пол умел говорить. Умелый оратор, риторик не по образованию, но по призванию, он был убедителен интонационно. Всего лишь намек…
«Когда вроде бы видишь, что происходит. Но не знаешь, что происходит на самом деле…»
Это не случайно.
- Я уже заинтригован, - немного увереннее, с легким оттенком журналистского нахальства, - так что же здесь происходит на самом деле, Пол?

0

6

Лифт плавно и медленно полз вверх на невидимых глазу лебедках, даря подсознательное ощущение невесомости и легкой паники. Отвернувшись и разглядывая отражение Пристли, Вачовски задумчиво постучал костяшками пальцев по стеклу на уровне шеи прозрачного, потустороннего Дэйва.
- Вопросы, − Пол заметил с долей сожаления. Впрочем, в кое-чем сосед, безусловно, заслуживал уважения: он был деятельным человеком. Настоящий американец всегда проявляет активную жизненную позицию. Это импонировало Вачовски.
- Мы не нуждаемся в дополнительном финансировании. Мы получаем дотации на федеральном уровне. Нас поддерживают Конгресс, Президент и…различные службы, − Пол улыбнулся и посмотрел на Пристли, решившего поиграть в правильного репортера. − Мы не нуждаемся в дополнительной рекламе. В огласке. Но в одном ты прав, Дэйв. Нельзя недооценивать современные средства массовой информации. Бумажная индустрия − все эти ваши газеты и журналы − это прошлый век. Сейчас мы опираемся на телевидение. Кто знает, какие технологии придут ему на смену. Прошу за мной. − Лифт остановился на втором этаже.
- Это отдел сбора, обработки и хранения информации, − пробормотал Вачовски, вводя код на железной «парадной» двери перед вереницей стеклянных офисов. Дверь приветственно пиликнула и моргнула идентификационным номером инженера.
Они прошли по коридору: некоторые «стены» контор были защитно притемнены в зависимости от секретности проводимых там процедур. Вачовски остановился у окна, затянутого дегтярно-черным полотнищем, вновь механически ввел код и толкнул перед собою поддавшуюся дверь в одно из помещений. Стоило им переступить порог, как тут же загорелся свет, мягкими полукольцами обвивая собранные в каре рабочие столы, вмонтированные в стену шкафы для документов, узкую приборную панель и висящую над ней огромную карту Соединенных Штатов.
- Здесь производится учет жителей Степфорда, − озвучил Вачовски. − На каждого горожанина заведено особое дело, − с этими словами он подошел к одному из маркированных алфавитными буквами отделений и нажал на боковую кнопку. Из стены выпрыгнул ящичек, набитый толстыми папками. − Конечно, официальный архив находится в здании мэрии. Но могу тебя заверить, там ничего интересного. Жизнь человека – здесь. Биография, достижения, мечты, мысли, − пробежавшись пальцами по корешкам, Пол уверенным движением вытянул один из файлов, тряханул им в воздухе и брезгливо бросил на стол. − Это утилизировать.
На обложке краснело жирное лицо О’Доннована.
- В Степфорде нет случайных людей. Потенциальные горожане отбираются по всей Америке, − Вачовски жестом указал на карту со светящимися на ней красными точками. − Бывают и исключения, как ты, Дэйв. Но мы ознакомились с твоим досье. Все отлично. Так, что тут у нас еще?
Сместившись, Пол нажал на другую боковую кнопку.
- Инструкции, технические регламенты, гарантийные талоны, − он быстро перебирал файлы, приподнимая их за края и возвращая на место. Одно за другим мелькали лица степфордских жен.

0

7

Чем дальше он продвигался за Полом Вачовски (в смысле прямом и переносном – мелькали двери, стеллажи, подмигивали красными глазками-лампочками города на карте Америки, шелестели папки-планшеты с легко узнаваемыми лицами и четырехзначной нумерацией), тем сильнее охватывало его ощущение нереальности происходящего. Пол не казался невменяемым («психи могут выглядеть нормальными людьми», - возразил внутренний голос), не держал за спиной пистолет или нож, тем не менее, легкая паранойя уже не покидала его. Учет? Какой учет? Может, предприятие, изготавливающее производственные автоматы – вывеска, за которой прячется секретное подразделение ЦРУ или Пентагона?
Внутренний голос скептически хмыкнул и душевно посоветовал сходить к психоаналитику.
Дэйв смотрел на почившего в бозе мэра О’Доннована. Глянец фотографии отражал мелькание световых индикаторов карты.
«Утилизировать».
Техническая терминология применительно к статистической единице.
Человека не было.
Пристли выдохнул и пошевелился, пристально разглядывая невозмутимое лицо Пола.
- Досье мое и ... Фэй тоже здесь? Вы разделяете горожан по гендерному признаку? И для чего я подхожу? – деревянным голосом поинтересовался он, и только потом осознал сказанное Полом. Настолько несуразное, что он решил, что ослышался, и повторил, чувствуя себя почти идиотом, - гарантийные... талоны?
Перед глазами продолжали мелькать женские лица. Идеально правильные, без улыбки – как для официальных документов. Верхний файл на мгновение застыл в руках соседа и вернулся в отведенную ему нишу.
Линда Вачовски.
Рука потянулась к папке машинально – поймав за уголок, Дэйв потянул файл вверх, цепляясь за стоящие рядком запротоколированные мечты и мысли степфордских жен – от неловкого движения папка раскрылась, на пол полетели бумаги, испещренные столбиками цифр, и пачка фотографий.
Линда. Живая, смеющаяся, анфас, профиль, поворот три четверти, в полный рост, со спины...
Он стоял, тупо уставившись под ноги, и не пытаясь поднять снимки.
- Что же здесь происходит, Пол?

0

8

Чуть хмурясь, Пол следил за соседом и делал мысленные пометки, что тот не справляется с объемами новой информации. Дэйв был несовершенен. Модуль памяти должен ему помочь.
Несколько раздраженный беспорядком, что учинил посетитель, Вачовски присел на корточки и принялся быстро собирать фотографии собственной супруги. Большую часть он сделал сам. Тогда еще Линда была совсем другой. Благо, что настали лучшие времена.
- Конечно, твое досье – и досье Фэй – тоже здесь, на букве «П», – флегматично подтвердил Пол. – Но там нет ничего, что неизвестно тебе, Дэйв, не так ли? Разделение по гендерному признаку обусловлено биологией, – он встряхнул кипу фото, выравнивая их и заталкивая обратно в папку. – Гарантийные талоны – это замена вышедших из строя деталей или программ в случае заводского брака, с чем мы, безусловно, боремся. На человеческий фактор не распространяется.
Документы вновь легли в ожидающие их пазы. «О’Доннована» пропустили через шредер.
Вачовски хлопнул приятеля по плечу и попытался улыбнуться как можно мягче:
- Ты хороший парень, Дэйв. Ты мне нравишься. Я понимаю, что, в силу своей деятельности, ты далек от прогрессивных технологий и принятой у нас терминологии. Не переживай, я все объясню. На первый этаж можно спуститься по внутреннему эскалатору. Это движущаяся лестница. Нам налево.

0

9

Рука потянулась к последнему снимку, совсем свежему. Дэйв помнил этот день. Через пару дней после их переезда. Он вышел подстричь заросший газон, Линда позировала фотографу «Степфордских хроник». На фотографии Линда смеялась, в светлых глазах прыгали солнечные зайчики.
На барбекю она не смеялась. Улыбка отмерялась ею строго дозировано, как ингредиенты крюшона. Жесты были плавными и ... (он запнулся, мысленно подбирая сравнение) – экономичными.
Линда Вачовски. Немного бестолковая, красивая и молодая Линда.
Внезапно преобразившаяся Линда, идеальная копия предыдущей.
«Усовершенствованная и дополненная новыми функциональными характеристиками», - сказал бы Вачовски, используя принятую у них техническую терминологию.
Линда Вачовски в папке с номерами гарантийных талонов.
Дэйв почувствовал, что сходит с ума.
Или... Фэй была права?
- Разумеется, Пол, - он поднялся, протягивая соседу фотографию, - интересное фото. У тебя очень красивая жена, Пол. Да, объясни. Не очень приятно ощущать себя идиотом.

0

10

«Возможно, дело не в памяти, – решил Вачовски, – а в неспособности к индукции». Из этой предварительной версии вытекало неприятное логическое заключение о предположительной случайности Дэйва Пристли, и исключение не виделось подтверждением правила, но ставило под сомнение, пусть и на долю секунды, сбалансированность системы. У главного инженера слегка закружилась голова. В проекте «Степфорд», с его просчитанной функциональностью, не могла возникнуть глобальная ошибка. В любом случае обрывать фазу не стоило.
- Продолжим экскурсию, – Пол бледно улыбнулся.
Помещения первого этажа представляли собою кальку с контор этажа второго, разве что здесь было больше «затемненных» кабинетов. Архитектурное бюро, ответственное за разработку плана здания, в своих докладах не раз подчеркивало пользу симметрии и рекомендовало горожанам руководствоваться ими при строительстве и декоре личных домов: в Степфорде имели место быть только типовые постройки.
- Отдел контроля…– объявил Вачовски, проделывая уже привычные даже «новичку» Пристли манипуляции с кодовыми замками на грузных дверях, – за информацией в том числе.
Головной офис «БиоНикса» – «Глаз» на местном арго – представлял собой совокупность мелких офисов, лишившихся перегородок и вместе с тем какой-либо индивидуальности: работникам предполагалось сидеть за сплошным, подковообразным пультом на минимально комфортном расстоянии друг от друга; так каждый сотрудник мог не только подстраховать соседа, но и отслеживать его работу. Следить было за чем.
- Мягкое наблюдение, – Полу нравилось это словосочетание, предложенное Закрытым Отделом пропаганды, – ведется в нескольких сферах. За ответственным служащим закреплен определенный участок, обычно охватывающий небольшой район в несколько домов, по пятнадцать-двадцать жильцов примерно. Во-первых, это телефонная связь.
Вачовски подошел к рабочему месту, маркированному «Мэйн-стрит», и щелкнул по рычажку напротив мигающего оранжевого индикатора.
- …перед подачей на стол обязательно охладить, иначе…– из скрытых динамиков раздалось мелодичное сопрано, в котором угадывался чуть искаженный бегом по проводам голос миссис Саммерз. Она делилась кулинарными советами с кем-то из подруг. Пол оборвал передачу.
- Смысл, думаю, ясен. Далее, – в полуобороте к огромному экрану на стене он нажал на кнопку возле зеленого индикатора. – Телевидение, новейшая разработка.
По белому полотну экрана побежала сероватая зыбь, напоминающая туман, сквозь который сначала прорезались лишь отдельные черные полосы, но постепенно начала проявляться более определенная картинка: силуэт сидящего в кресле мужчины, в котором по лысине узнавался доктор Блуммер, и его жены, что в неглубоком поклоне наклонилась к супругу и беззвучно о чем-то шевелила губами.
Вачовски потер бровь:
- Потому еще весьма несовершенная. Возможность интерактивного наблюдения появляется только при включенном приемнике, о чем сигнализирует этот загоревшийся индикатор, и при отсутствии внешних помех. Работаем над магнитной записью. Пока, как видишь, только «немое кино»…Что думаешь, Дэйв? – он очнулся на середине собственной лекции. – Это еще далеко не конец.

0

11

Дэйв молчал.
Мысли толкались, обгоняя одна другую, однако увиденное, сколь бы ни казалось диким и абсурдным по сути, уже начинало укладываться в определенную схему.
Отправная точка ему не нравилась. Оставалось определиться – что ответить Полу.
Молчание становилось навязчивым.
- Это… невероятно, - сказал он наконец.
Невероятно – спокойным тоном рассуждать о бесцеремонном вторжении в частную жизнь людей, как о варианте нормы, невероятно - не видеть ничего дурного в подглядывании в замочную скважину, пеняя при этом лишь на «несовершенство» техники.
Пол Вачовски, занудливый и немного нелепый в своем самоуверенном педантизме – как же Пристли ошибался на его счет!
Дэйв покрутил головой, словно ему стал тесен ворот сорочки. Какие бы сюрпризы ни готовил ему главный инженер «БиоНикса» - он уже знал, особым чутьем журналиста, что не отступит ни на йоту. Пока не поймет все до конца.
Подыграть психопату? Подыграем.
Главное - не переиграть.
- Меня… нас… тоже вписали в карту наблюдения? – спросил с подчеркнуто-ироническим интересом, наклоняясь над списком улиц Степфорда и выхватывая нужное название, - ты позволишь?
Он нашел рабочее место, помеченное лаконичной металлической табличкой с гравировкой «Мэйпл-стрит», отыскал нужный номер – и вдавил в панель кнопку, не дожидаясь разрешения Пола.
«… - мы почти не разговариваем уже вторую неделю, и спим раздельно! – выговаривала Фэй невидимой собеседнице. Скорее всего, она звонила Джинни, нью-йоркской подружке-фотографу, с которой не прекращала общение еще с колледжа – даже искаженный передачей, ее голос он узнал сразу; болезненно защемило в желудке, - я не знаю, о чем он думал, когда…»
Пристли торопливо отключил трансляцию, ощущая себя вымаранным в грязи, хотелось вымыть руки, ставшие в одну секунду влажными и липкими – он почувствовал себя подростком, подглядывающим за старшей сестрой в душе.
Чего действительно хотелось – съездить Полу по физиономии, не жалея, так, чтобы тот пропахал самоуверенным холеным лицом приборную панель отдела контроля этого гребаного «БиоНикса».
- Это действительно слишком невероятно. Техническая оснащенность… я не представлял, что такое вообще возможно, - сейчас Дэйв старался, чтобы голос его звучал спокойно – без нотки обвинения - только обоснованный прагматичный (и профессиональный) интерес, - жители не знают, что за ними… ведется наблюдение, верно, Пол?

0

12

Пол снисходительно улыбнулся желанию экскурсанта тут же попробовать механизм в деле: природное любопытство может принести положительные результаты в научной сфере и усугубить положение в сфере журналистики и общественных отношений. Следовать примеру – отличная тенденция. К тому же самостоятельное открытие снижает шоковый эффект.
- Безусловно, – подтвердил Вачовски с усталой терпеливостью преподавателя, который отвечает на уводящие в сторону вопросы от своего любимчика в классе. – Данная информация содержится в договоре аренды и в соглашении «Об условиях комфортного проживания в Степфорде». Ты его еще не подписывал. Сначала четырехмесячный испытательный срок. Впрочем, как видишь, я уже предложил Совету Директоров несколько ускорить процесс адаптации.
Он улыбнулся своим мыслям и не стал добавлять, что Мужская Ассоциация, Администрация, Совет Директоров – суть одни и те же люди, чтобы лишний раз протестировать аналитические способности Пристли.
- Как ты можешь заметить, наблюдение не ведется круглосуточно. Ночная смена вдвое меньше, кроме того, расширенная эксплуатация завода не ведется в праздничные дни. Мы также уважаем семейные празднества. Около шестидесяти процентов активного трудоспособного населения города занято на предприятии «БиоНикс», остальные представляют обслуживающий персонал той или иной категории. Степфорд нуждается в учителях, докторах и прочих специалистах, которые перед приездом заключают особый договор найма. Собственно говоря, контроль подобного рода, – Вачовски бережно тронул приборную панель, – ведется за двумя группами: за «контрактниками» и…другими объектами моделирования, чье социальное поведение может подвергнуться девиации. Для сотрудников завода, детей и участников программы по…обмену, предусмотрена особая функция.
Он сделал два уверенных шага к стене и набрал код на цифровом табло: в сторону с тихим шуршанием отъехала ширма, открыв карту поселения, мелко прорисованную и испещренную мигающими точками, как оспой. На пятиугольнике, обозначающем здание «БиоНикса», пульсировали несколько огоньков.
- Где-то здесь я, – Пол флегматично стукнул костяшками пальцев у изображения, а затем провел ладонью по шее. – Небольшое хирургическое вмешательство. Помогает установить координаты в пределах зоны действия. При неавторизированном выходе носителя из зоны действия, в нашем случае это пределы города, срабатывает аварийная система. Соглашусь, радиус действия пока не велик, но технология успешно опробована и абсолютно безопасна.

0

13

Он чувствовал себя персонажем фарса, какого-то дурацкого розыгрыша. Хотелось ущипнуть себя и проснуться.
Понимание приходило постепенно.
Понимание того, что все, методично разложенное главным инженером «БиоНикса» по полочкам – не выдумка и не глупая шутка, отшлифованные фразы Пола фиксировались в памяти, как литеры пишущей машинки - оставляли на кости болезненные оттиски.
Дэйв слушал, стараясь не упустить ни слова, пытаясь увязать увиденное и услышанное. Бросил беглый взгляд на шею Пола – сейчас, под режущим глаза светом белой лампы, он увидел едва заметный шрам, до трех сантиметров, пересекающий место бифуркации сонной артерии, в том месте, которое всегда закрыто воротничком рубашки или воротом пуловера; Пристли машинально потер шею. Ощущение, что топор гильотины уже занесен над ним, становилось все более явным. Мелькнула дичайшая догадка – сама мысль казалась абсурдной и не умещалась в голове.
- Скажи… Линда тоже… Ее каким-то образом оперировали? – сказал и запнулся, словно испугавшись (или еще надеясь) – что Пол расхохочется, хлопнет его по плечу… и все сведется к шутке.
… Звуки детских свистелок. Хохот. Мишура, конфетти, клоун с грустным лицом…
Нет, это фантастика, сынок. Реальность рядом. Реальность дышала в висок, опаляла горячим кожу, в том месте, где билась упругая ниточка пульса.
- Ты не доверяешь даже себе, или это мера предосторожности иного плана? - Дэйв кивнул на алые точки на экране, - и … какое место отведено мне в этой схеме? Я готов к подписанию контракта, или?.. Я не врач, не учитель и не кондитер.
Вопрос был риторическим.
Ответ был очевидным.
Очевидная и, несомненно, учтенная Советом Директоров склонность к девиациям поведения нового жителя Степфорда настоятельно требовала вырубить Пола Вачовски примитивным хуком правой.
И бежать.
Но бежать ему не дадут.
- Зачем ты мне все это рассказываешь, Пол?

0

14

Пол удивленно вскинул брови:
- Но ты сам пожелал, чтобы тебе все объяснили. Это экскурсия, Дэйв.
Вачовски был далек от каких-либо противоречий, всегда умея отличить, какой цвет, черный или белый, преобладает в данной консистенции психологического серого. Сейчас Пристли казался ему человеком исключительной сложности, который одновременно стремится к результату, в данном случае – к полному завершению цикла глубокого ознакомления, и к сбою, что выражается в тенденции цикл разорвать.
В жизни Пола не возникало дилемм; он мог взвесить две альтернативы и выбрать наиболее выгодную, невзирая на мелкие затруднительные обстоятельства различного толка, в том числе и морального, и ожидал подобного поведения и от «умного» Пристли, чей коэффициент интеллекта был признан удовлетворяющим ожидания. Конечно, Дэйву следовало бы пройти еще ряд личностных тестов…
- Я доверяю себе…в значительной степени, – он кашлянул, несколько сбившись с плавного хода заученной речи. – Но мы работаем над закрытым проектом, представляющем огромную научную ценность…с деликатными объектами изучения…
Он совладал с собой, улыбнулся и продолжил тоном лучшего музейного работника месяца.
- Также в этом помещении осуществляется прием звонков: телефон доверия, консультация по экстренным случаям, учет пожеланий и дополнений к «Полному и усовершенствованному пользовательскому соглашению». Естественно, никакой анонимности. Я заметил, что тебя активно интересует использование роботов в бытовой сфере. Понимаю: Линда идеальна. И не только технически. Полагаю, тебе не терпится обзавестись собственной моделью? Спустимся в цех, там все производство.

0

15

Неожиданно сложное стало простым; недавние усилия, которые приходилось прилагать, чтобы не сорваться, не наговорить глупых и банальных слов об аморальности подобных экспериментов, не отпрянуть от протянутой руки с выражением брезгливого недоумения на лице, привели к стоическому спокойствию, дали всходы и упрочили уверенность в том, что он имеет дело с опасным в своем синтетическом безумии человеком, и не одним. Это было сообщество, это был Город безумцев, учтенных и систематизированных... Плакатное возмущение – удел дураков. Впрочем, сейчас Пристли и считал себя идиотом, неспособным к своевременному анализу и синтезу потребляемой информации. Просто удивительно, насколько солидарен он был с Полом Вачовски относительно оценки собственных интеллектуальных возможностей.

Наследство Пэгги Браун оказалось воистину злой шуткой.
Дэйв вздрогнул и очнулся.
- Да, я понимаю. Обзавестись. Моделью. Рецепт крюшона, кексы, индейка на День Благодарения и безупречно отглаженные сорочки. Заманчиво.
Зубцы шестеренок отлаженного исследовательского механизма перетирали песчинки в пыль, попытки разглядеть в Поле Вачовски искру немеханического, человеческого, потерпели крах, первично возникшее, инстинктивное желание отодвинуться и вытереть руки салфеткой претерпело метаморфозы.
- Пожалуй, это в самом деле заманчиво, - Дэйв говорил, чувствуя странное раздвоение – словно слова произносит кто-то другой, медленно шевеля его губами, а он лишь наблюдатель, сурово оценивающий реалистичность актерского соло, - хотелось бы увидеть... воочию. Им вживляется какая-то.... схема? Контролирующая поведение?
Пол ничего не ответил, улыбнулся, приглашающим жестом указав следовать за ним – они прошли еще один круг идентификации, спустившись на этаж ниже – гул механизмов был слышен сильнее, однако Пол повел его в небольшой кабинет с высокими потолками, залитый мертвенно-белым светом.
Часть помещения оказалась занята небольшими станками, напоминающими токарные, часть представляла собой подковообразный стол, над которым на штативах висели шкафчики, колбы, стояли ряды пробирок и остро пахло химикалиями. При их появлении маленький человечек в белом халате встал из-за стола и обернулся.
- Сэм Харрис, - отрекомендовал он себя, - мы встречались с вами в клубе, если помните, мистер Пристли.
Пристли машинально кивнул. Он не помнил.
Взгляд его прикован был к наглухо запаянной колбе, в которой плавал человеческий глаз – абсолютно настоящий на вид, только без ведущего глазного нерва и сосудов.
Харрис поймал направление его взгляда и замахал руками:
- Не смотрите. Этот образец еще не готов, не дифференцированы радужная оболочка и мышцы зрачка. Я сумел достичь высокого уровня идентичности, включая полное соответствие степени инъецированности склер и показателей преломления хрусталика. Если оригинал страдал близорукостью, в копии это будет учтено, также я могу учесть пожелания клиента по оттенкам цвета радужки, в пределах одной-двух спектральных единиц, чтобы различия были не слишком заметны. К сожалению, черно-белое фото не дает необходимой информации, поэтому мы сверяемся с пожеланиями заказчика. Вам нужен голубой, не так ли?.. Оттенок номер...
Харрис развернулся к столу и начал копаться в стопке бумаг, неосторожно отодвинув локтем колбу – прозрачная жидкость заволновалась, глазное яблоко плавно повернулось к посетителям анфас, уставившись на Дэйва огромным черным зрачком.

0

16

Пол Вачовски не был азартен и никогда не принимал участия в глупых спорах ребят из Ассоциации на тему четы Пристли: действительно ли Дэйв моет посуду после ужина, который нередко сам и готовит, а по воскресеньям приносит супруге кофе в постель, собственноручно гладит сорочки, что объяснило бы его весьма помятый вид, бегает по дому с метелкой, стирает детям штанишки, спит на коврике у кровати, когда жена в гневе…– скабрезности тонули в пьяном похрюкивании; светила науки расслаблялись, вспоминали все ненаучное и женское, ждали, что вот-вот Дэйв взвоет от сварливости Фэй и первым предложит произвести выгодный обмен. Но главный инженер «БиоНикса», посвятивший определенное количество рабочего и личного времени наблюдению за соседями, настаивал на искусственной стимуляции интереса. В отношениях этой пары было нечто… «Идеальное»? Не верно. «Гармоничное»? «Уравновешивающее»? Отпечатанные на карточках слова сменялись перед глазами. Глаза плавали в специальном растворе.
Проявленный энтузиазм потенциального обладателя модели «Фэй-58» доставил ему удовольствие. Опьяняет не власть, опьяняет контроль.
Полной грудью Вачовски вдыхал резкий запах лабораторных химикатов, неприятный и дурманящий, не морщась и не кривясь. Мелодичнейшей из музык звучал для него отбойный молот, тяжелая кувалда конвейера, выпускающего одинаковые конечности и торсы. Вдохновляющее визжал диск пилы, что по инструкции машины-пигмалиона строгала из стандартных деталей индивидуальные. Блестело солнце хромовых поверхностей – в «Мастерской», как называли цеховое помещение на заводе, можно было прикоснуться к будущему.
Пол не был биологом и, как простой обыватель, с доверчивой серьезностью вслушивался иноземную латинскую речь Харриса. Но даже он испытывал художественный трепет создателя, когда открывал перед Дэйвом Пристли шкафчики с различными «внешними» составляющими роботов: ноги и руки различных длин и размеров, упакованные в мягкие узкие футляры, со стальными мышцами и пустотой вместо плоти; рулоны синтетической «кожи», которую здесь именовали «покрытием»; клипсы ногтей; густые парики из натуральных волос.
- У нас лучше, чем в кунсткамере, – с мягкой улыбкой заметил Пол, демонстрируя экспонаты. – Мы собираем роботов, Дэйв. Мы совершенствуем творение Господа, да не будет помянуто всуе Его имя. Но ты сам имел возможность удостовериться, насколько продуктивно использование наших моделей в бытовых и личных сферах. Признайся, Дэйв, ты хотел бы заполучить в пользование идеальную супругу, у которой не бывает плохого настроения и головных болей?
Вачовски панибратски приобнял соседа за плечо и негромко, подкупающе рассмеялся. Сэм Харрис растянул тонкие губы в сочувственной улыбке.

0

17

Жгучая растерянность и почти паническое желание стряхнуть руку Пола со своего плеча и бежать вдруг охватили его, он едва удержался, чтобы не выдать себя.
Его окружали детали. Заготовки, болванки, скелеты… Запчасти, из которых собирается Идеальная Жена.
- … С учетом пожеланий клиента, так сказать, - хохотнул бледный человечек в белом.
Рулоны синтетической кожи – потом она будет натягиваться на пластичный металлический каркас тончайшего плетения, парики-заготовки, которые доводят до полного сходства с прическами оригиналов…
- К с-сожалению, волосы, ногти и зубы настоящих женщин часто далеки от совершенства, мы д-делаем их идеальными, но для полноты сходства с оригиналом используем стоматологические карты п-под…вергаемых утилизации. На состояние кожи и ногтей не влияют хозяйственные работы, перепад температур и длительный контакт с водой и чистящими средствами, - Стивен Коул, похожий на таракана тщедушный человек с редкими черными волосами, тонкими усиками и бегающими глазками лучился самодовольством. Дэйв внезапно вспомнил его жену – они встречались на детском празднике – роскошная блондинка с выдающимся бюстом, словно сошедшая с плаката пин-ап. Смотрела мужу в рот. Точно!
И Линда! Вот что показалось ему странным…
- Размер груди тоже регулируется согласно пожеланиям заказчика? - Дэйв протянул руку, притрагиваясь к рулонам тонкой кожи, поменьше размером – они стояли отдельно.
- Из этой кожи мы д-делаем лица, - поспешил пояснить мастер по изготовлению идеальных челюстей, - здесь мы д-достигли полного соответствия цвету, типу кожи и п-придумали оригинальный способ нанесения пигментных пятен, если они были у … оригинала. Размер груди… - мистер Коул хмыкнул и слегка покраснел, – учитывая, что наши изделия с-совершенны и могут с успехом заменять настоящую женщину во всех…так сказать… сферах, мы учитываем п-пожелания супруга. Разумеется. У вас будут особенные пожелания, мистер П-пристли?
- Я подумаю, - Дэйв смотрел на Коула странно-сузившимися глазами, тощий кадык любителя больших бюстов дернулся, он заерзал, бросая удивленные взгляды на Пола, - еще один вопрос, Пол. А… оригиналы не против того, что их… прошу прощения, заменяют?
Он уже понял.

0

18

Дирижировать коллегами было не сложнее, чем разноцветными платформами во время парада в честь Дня Независимости. Конечно, все это походило лишь на репетицию перед более серьезными смотрами.
Дэйв Пристли оказался благодарным зрителем – единственным, но весьма искушенным моралью и журналистским опытом. Удивление и недоверчивость в его глазах служили для главного инженера «БиоНикса» дополнительным подтверждением необычности, новизны, оригинальности проекта, который так кропотливо разрабатывали – почти лелеяли – на предприятии.
- Вот это я понимаю, Дэйв, практично мыслишь! – Полу понравилось, что его объяснения, подкрепленные столь живописным практическим материалом, нашли отклик. – Парни, включите нам свет в Зале.
Один из докторов неуловимо быстрым, механическим движением щелкнул по тумблеру. На свободном участке стены обозначились контуры высвеченной невзрачной двери. Пригнувшись, Вачовски толкнул ее и вошел, в очередной раз сделав себе мысленное замечание, что выглядит немного глупо, когда сначала сутулится, а потом уже открывает.
- Это наша «танцплощадка». – Плавным, танцевальным жестом он нарисовал вытянутое по длине помещение с выстроенными в два ряда стеклянными контейнерами и металлическими плитами по центру пола. В стандартном режиме помещение освещалось одиночными люминесцентными лампами, что придавало зале еще более неуютный вид. Настенный термометр при входе меланхолично замер на отметке в шестьдесят градусов.
В своих вертикальных гробах с невыносимой медлительностью кружились заготовки роботов: тех, кто уже отработал свое и использовался для наглядной демонстрации недочетов модели, и тех, кто находился в стадии комплектации и подготовки к вводу в эксплуатацию. Женские лица, незнакомые Дэйву, но хорошо знакомые Полу.
- Здесь они делают свои первые шаги, – почти с теплотой отозвался Вачовски, – свои первые па…Ты ведь знаешь, что наши жены изумительно танцуют?...Женский организм легче переносит некоторые процессы, связанные со сбором биологического материала. К сожалению, технология еще не доведена до совершенства – да, в этом есть определенная ирония…Ответственность, безусловно, берет на себя глава семьи.
На миг Вачовски замолчал, чтобы побороть волнение, которое подступило к горлу и не давало говорить ровно.
- И понимаешь, Дэйв, это не прихоть. Это люди будущего, это будущее нашей нации! Только представь, сколько великолепных возможностей открывается при условии совершенствования тела и психики! Наша армия нуждается в неутомимых солдатах, которым не страшна ядерная угроза. Исследованный космос! Путешествия на далекие планеты, фантастические сегодня, станут повседневными спустя жалкие десятки лет благодаря внедренному механизму борьбы с перегрузками. Реальная политика! Двойники президента…Помогая нам, ты помогаешь государству!
Он выдохнул. Взгляд скользнул по дальнему контейнеру, в котором застыл рыхлый, несобранный каркас прототипа мэра О’Доннована. Пол поморщился и сухо добавил:
- Ты должен принять решение, Дэйв. Возможно, самое важное в жизни. Твоей семье оказана большая честь.

0

19

Гроб с незавершенным эскизом мэра О’Доннована кружился перед глазами в медленном вальсе. Кружились лица, без париков – вызывая в воображении жуткие картины массовых последствий третьей мировой, кружились тела – голые заготовки с вызывающе торчащими грудями...
Мясо.
Идеальные политики – идеальные винтики государственной мясорубки.
Идеальные солдаты. Пушечное мясо.
Идеальные hausfrau. Утонченное мясо для индивидуального пользования, пригодное для применения во всех сферах. Он представил худосочного таракана Коула, пускающего слюни над идеальным телом робота. Дэйва затошнило.
«Ты сам – настоящий, Пол?»
Масштабы безумия поражали. Пытаться бороться? Нет, бежать.
Как? Как убежать от всевидящего ока, сделать так, чтобы круглосуточно следящая за каждым твоим шагом Ассоциация ничего не заподозрила? Мысли лихорадочно теснились в голове, грозя выплеснуться наружу обильной вербальной истерикой, сердце билось у горла, он почувствовал, как от напряжения на висках выступила испарина, неловко покачнулся, скрипнув зубами.
- Да. Я согласен, - голос звучал глуховато, но уверенно.
Он оценивал себя со стороны. Спокоен. Немногословен. Если он не выдаст себя, Вачовски ничего не заподозрит. Пол слышал разговор, наверняка получал отчет об их ссоре. Пусть думает, что Дэйв Пристли дошел до нужной кондиции, чтобы решиться убить собственную жену. Нужна отсрочка, несколько дней для того, чтобы усыпить бдительность наблюдателей.
- Я должен подписать? Сделать что-то еще?

0

20

Пол подавил естественное желание прочертить несколько кругов венского вальса под аккомпанемент индустриальной музыки и своего радостного «да, да, да!». Он был уверен в успешном исходе дела, и тем острее переживал его завершение, уже представляя, как собственноручно приложит копию подписанного соглашения к досье Пристли.
Вачовски снова похлопал Дэйва по плечу:
- Да, сейчас подпишем контракт. Небольшая формальность, сам понимаешь, – в его голосе сквозили извиняющиеся нотки, но извинялся он за то, что они не могут немедленно приступить к процессу преобразования. Из Фэй получится прекрасная модель, Пол в этом не сомневался. – Предстоит провести еще несколько процедур по оформлению, так что придется подождать несколько дней. Гарантирую, что никаких проблем не возникнет. У тебя отличная семья, старик!
А вот с детьми и самим Дэйвом будет сложнее. Вачовски понимал, что вынужден рисковать: до этого момента инженерам «БиоНикса» удавалось вшивать индикаторы перемещения мальчикам, достигшим восьмилетнего возраста; Джесси Вачовски не жаловался на болезненные ощущения или раскоординацию движений; но полная замена, с учетом того, что пробы на взрослых мужских организмах выдают реакцию отторжения…
- Trick-or-treat, Дэйв! Пойдем, закончим с этим, я сегодня угощаю, а затем заглянем в Ассоциацию, завершим эту бюрократическую волокиту с выборами и обсудим твои пожелания! Ребята поделятся опытом…Это прекрасный день!
Когда двое мужчин покинули помещение, освещение погасло, но поломанные фигуры с человеческими лицами и кукольными телами продолжали свой молчаливый бег вокруг оси.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 4