Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 5


Practice makes perfect, part 5

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время и место действия: пятница, 31 октября 1958 года, Степфорд, штат Коннектикут. Около 19.30. Дом Вачовски.

Действующие лица: "Линда Вачовски". Фэй Пристли, 28 лет.

0

2

Крадучись, Фэй подошла к изгороди, отделявшей дом Пристли от соседей. Если бы ее дети видели, как их мама перелезает через низкий кустарник в самом углу участка, то их гордость за нее по праву бы увеличилась. Сегодня она действительно не хотела, чтобы кто-нибудь видел, что она пошла к Вачовски. В руках Фэй сжимала небольшую бутылочку, в которую обычно наливала домашний лимонад для Генри и Клайва.

После памятного барбекю, после которого она разругалась с мужем, все изменилось только в худшую сторону. Дейв молчал, мрачнел и не предпринимал никаких попыток расстаться с диваном в гостиной. Сама она так же принципиально не покидала детской, хотя детям, с радостью предающимся перед сном шумным играм в кроватях, это изменение не доставляло никакой радости. Они недоумевали, поначалу спрашивали, потом только смотрели грустными глазами, видеть которые Фэй было все тяжелее. В последние дни Дейв стал как будто особенно мрачным, смотрел странно, и Фэй уже не решалась делать какие-нибудь шаги к примирению.

Ей не давала покоя одна фраза Пола. Что скоро она станет такой же, как Линда... Да, Линда не менялась обратно. Несколько раз Фэй приходила к ней в гости, надеясь, что неизвестные наркотики или гипноз, наконец, ослабят свое действие, но надежды ее были напрасны. Линда оставалась все той же - идеально выглядящей хозяйкой, на лице которой крепко поселилась улыбка безмятежности и счастья, за которую Фэй хотелось ее ударить. Она еще сдерживалась... Воспоминания о словах Пола пугали, и мрачность и нелюдимость Дейва только подливали в огонь страхов масла. Фэй ловила себя на том, что боится пить воду, которую не сама наливала, или встречаться глазами с кем-нибудь из стэпфордских мужчин. Так было недалеко до безумия.

Чтобы справиться со страхами, Фэй решила действовать. Именно плодом этого решения и был сегодняшний визит к подруге. Она уже не думала, что дверь ей откроет прежняя Линда. Она подошла к окну кухни, что выходило на противоположную улице сторону, и за которым маячила тень Линды, и осторожно постучала.

0

3

На кухне, идеально чистой кухне, освещенной ярким полуденным солнцем, пахло шоколадным тортом. Линда Вачовски взбивала белки с сахаром, отдаваясь этому делу с полной серьезностью. Венчик ритмично и весело ходил в неутомимых, идеально ухоженных ручках миссис Вачовски, да и сама она больше напоминала картинку из рекламы, нежели живую женщину. Во всяком случае, мало кто из обычных домохозяек готовит ужин, одевшись с такой тщательностью, уложив волосы в элегантную прическу и кокетливо подкрасив губы. Впрочем, в Степфорде это как раз никого не удивляло. Ну, почти никого.

Услышав стук, Линда отложила миску, тщательно вытерла стол и только тогда подошла к окну.
- Фэй? Добрый день, Фэй, очень рада тебя видеть. Как поживаешь? Не хочешь зайти в дом, я угощу тебя кофе!
Улыбка Линды была милой и доброжелательной, как у человека, которому нечего скрывать, который совершенно счастлив и будет рад, если вы позволите ему сделать вас чуточку счастливее.

0

4

При виде лица Линды Фэй в очередной раз почувствовала, что закипает. Сказывалось то, что восхищала Линда ее целых четыре дня, а вот чувства прямо обратные вызывала уже почти половину месяца. В какой-то момент захотелось развернуться и уйти, оставив эту домохозяйку наедине с кухней. И только вызванное усилием воли воспоминание двухнедельной давности не позволило ей это сделать. "Ну же, Фэй, соберись, Линда же не виновата... не виновата... не виновата". Губы Фэй расплылись в идиотской улыбке, с которой обычно разговаривают с маленькими детьми или старыми маразматиками. И те и другие пускают слюни и не понимают, почему нельзя хвататься за горячий утюг. Но они же не виноваты... И еще для того, чтобы все получилось, сегодня надо быть особенно предупредительной и приветливой.

- Привет, Линда. Я правда хочу к тебе зайти и поговорить... - Фэй постучала пальцем по бутылочке, - о новых рецептах. Ты ведь заваришь мне кофе, дорогая? Открой окно пошире, я не хочу обходить ваш дом. Он большой. Ты ведь знаешь, Пол заботился о своей семье, когда строил большой дом. И еще о детях. В общем, теперь и не обойдешь. Протяни мне руку, дорогая, - Фэй замерла и вдруг неожиданно добавила. - Ты же помнишь, как ты это делала в мой первый визит сюда? Тогда так забавно получилось. И занавески совсем не испачкались.

0

5

На несколько секунд миссис Вачовски замерла в неподвижности, словно раздумывая о словах Фэй. Затем взгляд ее переместился на занавески – прекрасно накрахмаленные кружевные занавески, которые придавали кухне такой уютный вид, отбрасывая в солнечный день ажурную тень на идеально отполированный пол, и Линда негодующе покачала головой.

- Нет, я не могу испачкать занавески, - озабочено проговорила она, делая шаг назад. – Тогда я не успею их высушить и отгладить к возвращению с работы Пола. Это так глупо, Фэй, лазить через окно! Я даже детям не позволяю таких шалостей, а ведь мы должны подавать пример! Будь так добра, войди в дверь, а я пока поставлю воду на кофе. Тебе черный или с молоком, дорогая?

И, поскольку Фэй молчала, Линда с милой улыбкой принялась разглагольствовать о своих кулинарных подвигах.
- Я пеку шоколадный торт и яблочный пирог к обеду, дорогая, ты не представляешь, как важно равномерно взбить белки с сахаром, а потом еще нужно просеять муку, иначе тесто будет тяжелым и пирог не поднимется. Ты печешь мужу яблочные пироги, Фэй, дети их любят? А еще я приготовлю вырезку, только ее еще нужно чуть сбрызнуть лимонным соком, сверху покрошить лук, а потом поставить в холодильник минут на двадцать. Ты готовишь вырезку, Фэй, дорогая? Эмили Селинжер говорит, что если мясо завернуть в фольгу, оно будет очень сочным, но Пол любит, чтобы оно было зажаристым, с румяной корочкой! О, ну вот, вода закипела! Что же ты, Фэй, войди в дом!

0

6

- Конечно, милая, беги к воде. Я пойду к двери. Не обращай на меня внимания.

Если бы происходящее не напоминало кошмар... если бы Фэй не видела другую Линду, то она бы сочла манеру миссис Вачовски говорить даже забавной. В голове нарисовался целый комикс. На каждой картинке по Линде в разные моменты свершения домашних трудовых подвигов. На первой Линда умывает ребенка и подпись: чтобы ребенок был умытым, его надо обязательно намылить мылом. На другой Линда готовит мужу кофе: чтобы поданный кофе был особенно вкусным, сахар надо тщательно размешать по часовой стрелке. И еще Линда улыбается: перед улыбкой следует как следует сосредоточиться, губы растянуть медленно и симметрично. Бред какой-то...

За окном Линда сосредоточенно хлопотала вокруг закипевшей воды. Фэй осторожно поставила на подоконник бутылку, ступила на выступ и, подтянувшись на руках, уселась, довольно хмыкнула и прыгнула в комнату.
- И занавески чистые. Чтобы они не загрязнились, достаточно правильно забираться через окно, Линда. Не брыкаться ногами и не ступать на подоконник. И - самое главное - правильно чистить подошвы ботинок. Когда-нибудь я поделюсь с тобой прекрасным средством для их чистки.

0

7

- Позволь тебе сказать, дорогая, что ты ведешь себя как ребенок. А что если бы дети увидели тебя влезающей в окно, Фэй? Подобные поступки очень подрывают родительский авторитет. Мы должны быть безупречны во всем, чтобы подрастающее поколение впитало правильные идеалы.

Выдавая одну фразу за другой, Линда ловко накрыла маленький кухонный столик скатертью, расстелила салфетки, выставила сахарницу и молочник, масленку и печенье, словом, если бы вдруг на кухню миссис Вачовски сейчас заглянула какая-нибудь особа королевских кровей, то она была бы совершенно удовлетворена сервировкой и обслуживанием.

- Наш городок, Фэй, это оазис настоящих семейных ценностей, и очень многое зависит от женщин Степфорда! Пока наши мужья работают, мы обеспечиваем заботу и уют, и это прекрасно! Это высокое предназначение, ты должна это понимать, дорогая.
Закончив лекцию любезной улыбкой, Линда убавила огонь в духовке, аккуратно повесила вышитый передник на спинку стула.
- Вот и кофе! Угощайся, милая, и попробуй миндальное печенье, Пол его одобрил!

0

8

План у Фэй был простой. Если то, что она придумала, вообще можно было назвать планом. В том невменяемом состоянии, в котором, по твердому убеждению миссис Пристли, находилась Линда, ее следовало увезти из города. Показать врачу. С врачом она уже договорилась, оставалось дело за главным - посадить подругу в машину. Посадить в машину женщину, которая почти не покидает дом, не слушает, что ей говорят, а поэтому ее нельзя обмануть, уболтать или перехитрить. Поить подругу снотворным Фэй побаивалась. Действенные методы, вроде удара по голове, тоже были отметены. Но Фэй была убеждена, что "беспамятство" Линды не может быть постоянным и нескончаемым, что должен существовать какой-то способ выбить ее из состояния идиотского благодушия. Нечто вроде стены, на которую Линда наткнется и... как будто проснется. Вот только где найти стену?

- Ну почему же залезть в окно - это нарушить ценности Стэпфорда? Можно подумать, только я одна такая, - Фэй как можно небрежнее пожала плечами и откусила печенье, хотя, по правде говоря, аппетит у нее отсутствовал совершенно. - Может быть, Пол тоже так делает? - она сделала паузу и многозначительно продолжила. - Вот представь... Пол залезает в окно, скажем... скажем, к Эмме Фолкнер.

0

9

- Фэй, мне кажется, ты больна, - озабоченно покачала головой Линда, притронувшись рукой до лба соседки. – Ты говоришь такие странные вещи, я тебя просто не понимаю. Хотя, жара вроде бы нет. Но, может быть, это только начало. Знаешь, некоторые болезни очень трудно распознать на ранних сроках, но они как раз очень, очень опасны!

Кофе, который Линда разлила по фарфоровым чашкам, был крепким, ароматным, густым, ничуть не похожим на тот жидковатый, невнятного вида и вкуса напиток, который обыкновенно пыталась подавать Линда Вачовски. Миндальное печенье рассыпчатым и таящим во рту, а шоколадный торт, извлеченный из духовки, подавлял своим великолепием.

- Хорошо, - удовлетворенно кивнула миссис Вачовски, оглядывая свой кулинарный шедевр. – Знаешь, Фэй, я отрегулировала духовку, и теперь выпечка поднимается идеально! Да, относительно твоего недомогания… Хочешь, я попрошу Пола порекомендовать твоему мужу хорошего врача? Дорогая, я твоя подруга, и волнуюсь за тебя. Если ты заболеешь, кто будет присматривать за домом и детьми?! Я бы, мне кажется, умерла, если бы не Пол не имел возможности каждое утро надеть свежую сорочку и если бы дети не получали полноценный завтрак, обед и ужин. Ох, я тут болтаю с тобой, хотя должна протереть все почетные кубки Пола, полученные им за игру в гольф в университете. Ты простишь меня, дорогая? Серебро нужно протирать тщательно и исключительно вручную, иначе на нем остаются пятна, ты же знаешь!

0

10

- Нет... я не больна. Только если слегка... знаешь...
Фэй тихо икнула и замолчала. Она не знала точно, чего ожидала от Линды после своей провокации. Может быть, вопроса "Что ты имеешь в виду?" Или "Ты совсем рехнулась, дорогая?". Попытки вцепиться и потрясти за плечи? Она бы, Фэй, наверное, выбрала бы что-нибудь из этих вариантов. И уж точно не ринулась бы потом протирать серебряные кубки Пола. Линда была безнадежна. Жаль, она, Фэй очень старалась обойтись без радикальных мер, но не сложилось... Врач предупреждал, что алкоголь с наркотиками может дать весьма неожиданный эффект. Вплоть до самого неприятного. Но, видит бог, Линда не оставила ей выбора.

- Подожди, дорогая, - жестом актрисы из рекламного ролика Линда достала заветную бутылочку с надписью "Лимонад" и водрузила ее в центре столика. - Дорогая, ты ни за что не догадаешься, что это такое. Это лимонад, приготовленный по особому рецепту. Дейв от него просто без ума. Вчера к нам заходил Джон Фолкнер, он выпил сразу две бутылки. Ко мне прибегала вечером Эмма с требованием немедленно поделиться рецептом. Ты только попробуй его и... попробуй угадать, что же в него добавлено?

0

11

- О, Фэй, как замечательно! Уверена, твой лимонад великолепен. Говоришь, новый рецепт? Это интересно, я как раз хотела побаловать детей чем-нибудь новеньким!

Линда достала два высоких бокала, разлила по ним принесенное Фэй угощение. С видом ценителя отпила глоток.
- Как интересно. Правда, слишком много сахара, Фэй, это вредно для зубов. Да, лимон я чувствую… и… Вредно для зубов. Вредно для зубов.

Улыбаясь, Линда покачала головой.
- Зубная нить… Завтра доктор ждет нас на прием, дорогая. Не бойся, это совсем не больно. У такой девочки как ты, должны быть красивые зубки!

Миссис Вачовски высыпала миндальное печенье на скатерть и методично размолола его кулаком в пыль и смахнула на пол.
- Не волнуйся, дорогой, я все уберу… Спасибо, милый, это так приятно! О, Пол, ты лучший… Дети сегодня такие красивые, правда?
Встав со стула, Линда подошла к торту.
- Хочешь еще, дорогая? Я намажу его тебе на хлеб… Позволь, я обо всем позабочусь! Я обо всем позабочусь!
Красивые глаза миссис Вачовски просто сияли.

0

12

- Что за... Линда, ты что творишь?
Фэй оторопело наблюдала за манипуляциями миссис Вачовски. Если ей раньше казалось, что подруга ее удивляет, то теперь стоило признать, что это было так... даже не генеральная репетиция перед настоящим удивлением. Крошки усеяли всю кухню и противно заскрипели под ногами. Раньше Линда не была похожа на себя, теперь она стала безумна... Алкоголь и наркотики... возможно все, что угодно. Возможно ли настоящее умопомешательство? "Линда, прости меня", - Фэй захотелось сбежать прямо сейчас, но это было бы очень трусливо. Она чувствовала себя ребенком, который пошалил со спичками, а в результате поджег дом.

- Линда, подожди... тебе нужен врач. Вот теперь точно нужен врач. И не зубной. Давай я тебя отвезу на машине, - Фэй схватила подругу за руки, силясь оставить. - Не надо никакого торта на хлеб... Я вообще не хочу есть.
Странным было только одно... Линда не была похожа на сумасшедшую. Даже временно помешанную. Какую бы чушь она не несла, взгляд у Линды Вачовски был все тот же - ясный, нежный, безмятежный и совершенно, вопиюще нормальный.

0

13

Линда с легкостью стряхнула со своей руки пальцы подруги, даже не заметив попыток Фэй удержать ее. Повязав фартук на своей тонкой талии, она взялась методично протирать блюдца и выбрасывать их в мусорное ведро.
- В Степфорде отличный доктор, - поведала она Фэй. – Он прекрасно лечит от всех детских болезней! Простуду нельзя запускать. Ты должна принять микстуру! Открой ротик, дорогая!

Сгрузив блюдца с полок в ведро, Линда повернулась к подруге, и на ее лице появилась огорченное выражение.
- У тебя волосы растрепаны, милая. Постой смирно, я заплету тебе косички и завяжу бантики, ты будешь как маленькая принцесса! Как ма…
Линда замерла на мгновение, подняв глаза к потолку. Даже моргать перестала.
- …ленькая принцесса... Я должна убрать дом к приходу Пола. Пол лучший муж на свете, дорогая! Степфорд – лучшее место на свете, дорогая!

Шоколадный торт, гордость мисси Вачовски, полетел на пол, глазурь лопнула, брызнули в разные стороны куски.
- Фейерверк, - объявила она таким тоном, как будто все объясняло. – На день рождения Пола мы устроим фейерверк, вы все, разумеется, приглашены!

0

14

- Перестань, слышишь... перестань... - только и шептала Фэй, хотя было понятно, что говорить эти слова сейчас еще более бессмысленно, чем своим сыновьям, когда те слишком расшалились. - Кто же мог подумать, что с тобою случится столько всего от двух глотков шерри! Еще немного, и я подумаю, что тебя замкнуло. Слышишь? Замкну... - Фэй остановилась на полуслове, ошарашенная безумной догадкой.

Движения Линды, бессмысленные и как будто притормаживающие, словно ее показывали на пленке, и та слегка заедала; неожиданные остановки, замирания, застывающие глаза.
- Не может быть, - Фэй прижала руки к щекам и медленно сползла на пол.
Линда все так же ходила по кухне, совершая ненужные движения и бормоча бессвязные слова. Это не было безумием.

- Ну я и влипла... идиотка. Бежать отсюда надо, - пробормотала Фэй, осторожно обходя Линду с намерением приблизиться к окну.
Взгляд упал на стол. Два бокала, бутылка с надписью "Лимонад"... Фэй чертыхнулась и кинулась мыть и вытирать бокалы. Так, поставить на место. Откуда Линда их взяла? Кажется, они были здесь. Теперь шерри... где "миссис Вачовски" держит шерри? Должна же она добавлять его в свое чудесное печенье. Кажется, вот оно. Оставить рядом с плитой. Откупоренным.
Фэй металась по кухне, стараясь не сталкиваться с "Линдой", подозревая, что заплетение косичек - не самое страшное, чему та может вдруг ее подвергнуть.
Остаются еще чашки, масленка и молочник. Искать, куда их засунуть, просто не было времени. Фэй смахнула их на пол. Если "Линда" отправила туда печенье, почему бы ей не спустить туда же все остальное содержимое стола? А теперь уходить, убегать срочно. Забрать свой проклятый "Лимонад" и лезть в окно. Быстрее, Фэй...

- Пока, Линда...

0

15

- Как, Фэй, ты уже уходишь? Как жаль! Я хотела показать тебе фотографии Пола и детей.
Голос Линды был спокойным и доброжелательным, подкрашенные губы мило улыбались, в высокой прическе не растрепался и завиток. Кукла, большая кукла. И сейчас это становилось особенно заметно. Наткнувшись на чайный столик, молодая женщина отчего-то не стала его обходить, а шагала на месте, не меняя выражения лица.

Солнце играло на завитках белокурых волос, высвечивало румянец на нежной щеке. Кукла, большая кукла.
Улыбнувшись, Линда осела на пол, нелепо вывернув ногу в чулке и кокетливой домашней туфле с бантом.
- Пол лучший муж на свете, - сообщила она, прежде чем голубые глаза закрылись. У куклы кончился завод.

0

16

- Да... ухожу... уже ухожу, - бормотала Фэй, все так же сжимая в руках "Лимонад" и пятясь спиной к окну, почему-то не имея сил оторвать взгляда от "Линды" и броситься вон из кухни. - Сейчас...
Неожиданно стало тихо. "Линда" сидела на полу. Все закончилось. Для куклы все закончилось. Для Фэй же только начиналось. Она завороженно смотрела на то, что еще пять минут назад так очевидно казалось ей живой женщиной, и осознание, что это все правда, ей ничего не привиделось, становилось все более несомненным. В звенящей тишине раздался бой часов. Фэй подскочила, как ужаленная, и наконец ринулась к окну. Неловко спрыгнула, ойкнула от того, что нога неловко повернулась, и, не замечая боли, ринулась к изгороди.

Дома все было тихо. Дети, отправленные пару дней назад погостить к бабушке, радовали ее глаза. Дейва не было. Фэй сама себе казалась роботом, настолько не понимала, что и как она делает. В голове мысли лихорадочно сменяли одна другую... Линда, где настоящая Линда? Как это возможно? Рассказать ли Дейву? Он не поверит, как уже не поверил тогда... Или он знает? Нет, он не может знать и молчать. А если он?... Нет, потому что это Дейв. А если?... Нет, этого не может быть, Дейв не может, нельзя поверить... А вообще можно поверить, что кто-нибудь?.. Перед глазами все кружилось, и мир вспыхивал сотней солнечных зайчиков. Рубашка Вачовски с расплывающимся пятном от крюшона. "Скоро ты станешь точно такой же". Пол уверен... он был уверен... Только не Дейв. Сейчас ничего нельзя говорить.

Наконец она добралась до ванной, заперлась изнутри и, глянув на себя в зеркало - черные пятна вместо глаз - повалилась навзничь, увлекая за собой расставленные вокруг раковины мыльницы и зубные щетки.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам книг » Practice makes perfect, part 5