Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Il n'y a pas de bonheur sans nuages


Il n'y a pas de bonheur sans nuages

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

* Счaстье - что пaлкa, о двух концaх

Время действия: 14 сентября вечер и далее.
Место действия: уединенный домик на озере в поместье герцога Гастона
Действующие лица: король Анри, Бьетта де Лапланш, другие персонажи, слуги и прочие НПС по необходимости.

0

2

Письмо герцога было странным… Пронизанное поистине отеческой заботой, оно могло бы исходить, от первого министра, и король нисколько бы не удивился, но, дядя, действовавший в последнее время с такой внимательной предупредительностью?
Анри был настолько удивлен, что прочел письмо дважды, и только на второй раз понял , главную суть этого послания. Дядя признавал его полноправным сюзереном, отказывался от желания быть регентом, от того влияния которое он постоянно оказывал на своего племянника, отказывался от власти! И это было потрясающе. Это был второй великолепный подарок за этот день. Король был переполнен торжеством, герцог, признавал за ним право управлять государством.
Ну, что ж, завтра он к этому приступит, а сегодня, сегодня он будет праздновать свою победу в объятиях прелестной девушки.
Слуги стояли в почтительном молчании, ожидая, когда король соблаговолит войти в дом.
Анри привлек к себе Бьетту…
- Мадемуазель, это место прелестно, и вы здесь еще обворожительнее. Пойдемте, я жажду доказать вам это.
Внутри домик был не менее уютен, чем снаружи, скромность соседствовала с изысканностью. В небольшой столовой был сервирован стол. Одна их женщин, судя по всему, кухарка, тут же захлопотала по поводу ужина, вторая увела Бьетту в ее комнату. Слуга, поминутно кланяясь, проводил короля в его спальню, чтобы помочь переодеться с дороги .
Несмотря на неопытность новоявленного камердинера, Анри быстро привел себя в порядок, и уже через двадцать минут с нетерпением ожидал в гостиной появления мадемуазель де Лапланш.

0

3

Бьетта с живым любопытством наблюдала за лицом короля, державшего в руках письмо. Увиденное ей очень нравилось - по мере того, как глаза мужчины бегали по строчкам, черты лица выдавали совершеннейшее довольство. Добрые вести получил его величество, добрые. Тем лучше для нее, потому что очень кстати. Впрочем, хорошие новости всегда так и случаются - кстати, а потом раздумывать об этом Бьетте стало совсем невозможно - этому мешали теплые ладони короля и ласкающие женский слух слова ...
Внутренне убранство домика казалось на первый взгляд скромным, но только на первый. Скорее это было похоже на задремавшее богатство - в нарочитом отсутствии роскоши сквозила тщательная продуманность. И что говорить - тут было хорошо. Лучшего укрытия для свидания трудно было пожелать - герцог продумал все до мелочей.
Даже платье - нежно-бежевое с изящной кружевной отделкой по всему декольте и низу рукавов. Платье было под стать дому - скромное, но удивительно изящное и притягивающее взгляд. Ловкая и немногословная служанка помогла Бьетте переодеться. Платье сидело прекрасно - хвала безвестному портному, умело сшившему наряд и щедрой природе, наградившей Бьетту ладной фигурой. Легкое кружево трепетало от малейшего движения, а цвет платья казался таким теплым, что хотелось дотронуться до него ладонью. Волосы уложили таким образом, чтобы лицо обрамляли свободно падающие каштановые тугие локоны. Бьетта затруднилась бы сказать сколько прошло времени - так она волновалась. А когда она, наконец, вошла в столовую и взглянула на короля, ей казалось что вместе с ней трепетало все - платье, кружева, волнистые пряди.
Они теперь вдвоем. И никто не помешает, не нарушит их близости. И ... что теперь? Бьетта, выросшая в совершенной простоте, с благословения обедневшей дворянской фамилии, теперь несколько растерялась. Смущение едва коснулось скул мягким румянцем, а губ - легкой полуулыбкой. Но все же не стоит забывать - перед ней король. И, склонившись в глубоком реверансе, девушка, стараясь скрыть неуверенность и смущение, едва слышно сказала.
- Сир ...

0

4

В новом наряде Бетта была не менее прелестна, а с учетом почти интимной обстановки этого места - даже более, чем. Платье превращало склонившуюся перед королем девушку в волшебный цветок. Нежно бежевый ей удивительно шел. Анри вспомнил Изабеллу. Королева тоже любила беж, но еще больше фисташковый – чуть зеленоватый, свежий и энергичный, как и сама Изабелла, в те минуты, когда не хандрила… Королева была красива гордой, почти высокомерной красотой.
Здесь же была сама нежность и трепетность… Бьетта напоминала невинную пастушку из модных при дворе фривольных сказок и рядом с ней Анри чувствовал себя совершенно иначе, чем с Изабеллой.
У дяди, несомненно, был безупречный вкус.
Невольно мелькнула мысль, а есть ли у него самого любовница?
Мысль была неожиданная.
И Анри, к своему удивлению, ничего конкретного вспомнить не смог. Ходили какие-то слухи, но очень невнятные. Герцога боялись, а он весьма ревниво охранял свою личную жизнь.
Герцогиня – жертва матримониального брака, красотой отнюдь не блистала, королю в этом плане повезло, намного больше.
А сейчас, когда герцог остался вдовцом, то…
Этот уютный домик многое объяснял… Значит герцог решил уступить племяннику свое любовное гнездышко.
Забавно.
Анри улыбнулся.
Что ж, он воспользуется этим сполна.
- Мадемуазель, - король легко коснулся подбородка Бьетты, заставляя ее поднять лицо. – Я, надеюсь, вы разделите со мной ужин.
Пришедший из Франции этикет предписывал придворным стоять во время королевской трапезы, но в этом месте можно было отойти от условностей, и король сам проводил девушку к ее месту.
Ужин, сервированный на дорогом фарфоре, был прост, но очень вкусен, у дяди была отличная кухарка. Король перепробовал все блюда, рассказывал забавные вещи, вспоминая приемы при дворе времен королевы-матери, говорил непринужденные комплименты. Бьетта весело смеялась и очаровательно розовела до мочек ушей…
Когда ужин закончился Анри, нарушая все этикеты помог Бьетте выйти аз-за стола.
– Вы позволите проводить вас в вашу комнату, мадемуазель? – пальцы его величества нежно сжали руку девушки, словно говоря, что вечер еще очень далек от окончания.

0

5

Она когда-то была уверена - не приличествует сидеть во время трапезы короля, не подобает так откровенно веселиться в его присутствии и уж тем более не годится так провинциально розоветь, с явным удовольствием принимая любование мужчины. Ах, да что же она в самом деле, ведь все осталось там, за подъемным мостом - и приличия, и правила хорошего тона, и этикет. Она сама видела как мост легко поднялся и завис там, над водой, на время отсекая их от всего мира. И это, отпущенное мостом время, она собирается прожить в полное удовольствие! А что касается правил, так ведь их можно на время убрать, как надоевшие тяжелые украшения. Они, явив миру свой драгоценный блеск, теперь стали совершенно излишними и утомительными. Сейчас у нее свой собственный этикет - ее личное женское счастье, а все остальное там - за поднятым мостом!
Бьетте очень нравилось быть счастливой. Вкусная еда, прекрасное вино, удивительно приятный и остроумный собеседник, уверенный в себе мужчина. Король. И Бьетта наслаждалась каждым глотком, вздохом и взглядом. Счастье оказалось очень приятным на вкус. А еще чуть-чуть удушливым, когда пальцы короля мягко коснулись ее руки. И, стараясь справиться с волнением, которое отчего-то тоже показалось ей вкусным, подняла карие глаза.
- Могу ли я надеяться ... то есть, я хотела бы просить ваше величество ... - и чуть приблизив лицо, вдруг открыто и легко улыбнулась, - Признаться, я совсем позабыла где моя комната, сир.

0

6

Король снисходительно улыбнулся, провинциальная наивность Бьетты, ее искренняя растерянность и смущение нравились ему, тогда как кокетливое жеманство придворных дам было откровенно притворным. От его взглядов и прикосновений девушка трепетала, словно мотылек, и это льстило ему как мужчине.
Придерживая ее за локоть, Анри довел Бьетту до отведенной ей комнаты. Слуга, прислуживавший за обедом и всячески старавшийся продемонстрировать свою услужливость, пятясь и кланяясь, распахнул двери. Король нетерпеливым кивком отослал его. Двери закрылись, и Анри повернулся к Бьетте.
В комнате царил полумрак. В камине тихонько потрескивали дрова. Языки пламени, то вспыхивая, то опадая, наполняли пространство таинственными тенями. Пламя свечи у изголовья постели едва пробивалось через тяжелый полог.
Король всматривался в лицо девушки. Освещенное изменчивым светом, оно казалось волшебным. Глаза стали бездонными, а губы – самые манящие, какие он когда–либо видел, вызывали неистовое желание их поцеловать.
- Мадемуазель… Бьетта, - Анри коротко вздохнул и прижался к этим губам жадным горячим поцелуем. В голове не осталось никаких мыслей, кроме неистового желания обладать этим прекрасным телом. Бьетта затрепетала, словно пойманная бабочка. На секунду ему показалось, что она пытается отстраниться, ускользнуть. С трудом оторвавшись от губ, он подхватил ее на руки, удивительно легкую в этом воздушном платье и в два шага донес до постели, шепча жаркие слова страсти, которых наверное и сам от себя не ожидал.

0

7

C самого детства Бьетта не любила тихое повиновение, находя это занятие чрезвычайно скучным подобно унылой осенней измороси. Но сейчас ... сейчас она была готова отказаться от прежних привычек. Бьетта поднимала лицо, послушно подставляя его нетерпеливым мужским губам. Она охотно подчинялась сильным рукам, так легко подхватившим ее. Она покорно внимала горячему шепоту, так быстро заворожившему ее. Ей вдруг захотелось самой угадывать желания мужчины и она обвила тонкими руками его шею, тихим эхом вторя сбивчивым словам, которые не нужно было силиться разбирать - их смысл был понятен и так.
Впрочем, она успела удивиться. От короля исходила столь сильная, всепоглощающая пылкость, о которой Бьетта не могла и предполагать. И сейчас, впервые в жизни оказавшись наедине с мужским вожделением, она сделала самое разумное - подчинилась. И это оказалось удивительно приятно.
Девушка и не заметила как плотный полог бесшумно пропустил их, словно понимая, что им никто не нужен сейчас, а свечной огонек смущенно вздрогнул, стыдливо их освещая. Бьетте казалось, что от постели исходил неведомый тонкий аромат - дурманящий и пьянящий. А может это был запах страсти, влечения ... Она не знала, но он так манил и хотелось им дышать, дышать ...
Настойчивые мужские губы опускались ниже - к шее, к плечам, к вырезу платья. И удивительно - не было и тени неловкости или стыдливости. Вожделение и любование мужчины было столь откровенно, что хотелось его испробовать, испить. Женские ладони несмело скользили по плечам короля, губы податливо ему вторили, а каштановые кудри в беспорядке рассыпались.
И, упоенная всем происходящим, Бьетта смогла только коротко и легко выдохнуть, - Да ... да ...

0

8

Бьетта что-то шептала, но король не различал слов, главным было лишь то, что они означали – страсть и согласие. Его руки требовательно скользили по телу девушки, а губы, покрывая ее лицо, шею и плечи страстными поцелуями опускались все ниже, туда, где из жесткого корсажа так маняще выглядывали полуокружности груди.
Пальцы Анри запутались в складках материи.
«Черт бы побрал эти пышные юбки…»
Платье, делавшее Бьетту столь очаровательной, стало теперь досадной помехой, пряча то, чем он так жаждал обладать.
Ох уж, эти придворные дамы. И почему они шнуруют свои наряды сзади… Король вдруг вспомнил, как горничные раздевают Изабеллу, но в этот раз воспоминание, не вызвало в нем никаких волнений.
«У дяди наверняка найдется другое платье, не звать же горничную, в конце концов».
Анри приподнял девушку. Крученый шелк шнуровки сухо щелкнул под острым лезвием. Бьетта вздрогнула, но король погасил ее испуг поцелуем. Охотничий кинжал, с которым король никогда не расставался, быстро скользнул вниз, вспарывая бежевую ткань и нижние юбки.
Впервые его использовали для столь приятного занятия.
Платье раскрылось как створки раковины, и король замер при виде таившейся там жемчужины. Изгибы едва прикрытого тончайшей батистовой рубашкой тела были восхитительны, а мерцающий свет придавал им волшебную таинственность. Чувствуя как бешено стучит сердце, Анри прижал к себе это прекрасное тело, припав губами к бьющейся на шее голубой жилке.
Воистину королевский подарок.
И он будет обладать им по праву короля.

0

9

Бьетта упивалась. Каждым прикосновением короля, его дыханием, его волнением, а главное - его любованием. О, как она теперь понимала Еву, вкусившую когда-то запретный плод - ведь он так сладок ... А осуждавший ее, никогда не пробовал сам. Что будет завтра, что будет потом - господь знает, может в ее жизни останется самым ценным только это воспоминание. Да и не хочет она сейчас об этом думать, все потом ... А теперь - ищущие губы, нетерпеливые руки - всем насладиться, ничего не упустить.
Не было жаль изящного платья, ничуть. Это совсем небольшая плата за удовольствие видеть откровенное вожделение короля и его мужскую решимость. И кто бы мог подумать, что она, Бьетта де Лапланш, окажется столь откровенно бесстыдной в своей спокойной наготе под жадным мужским взглядом, от которого по коже бежала горячая волна удовольствия. Или это его дыхание, или ее дыхание - она не знала. И неизведанное странное томление охватило ее вдруг, будоража чувства сверх всякой меры.
И, оказавшись в тесных объятиях мужчины, она вдыхала запах его желания, делясь своим, а руки слепо скользили по его спине, натыкаясь на ткань. И уже не в силах противиться накатившему любовному дурману, вздрагивая всем телом, Бьетта потянула за ворот мужской рубашки, стараясь губами коснуться открытой шеи.

0

10

Король, несмотря на почти бессонную ночь, проснулся рано.
Утро было ясным и прозрачным. На приспущенном пологе кровати, преломляясь в узорчатых витражах окна, играли солнечные зайчики.
Бьетта еще спала.
Анри посмотрел на тонкий профиль девушки и улыбнулся.
Многие люди днем носят маски, стараясь казаться не теми, кто они есть и, подчас только во сне, открывается их истинное лицо.
Лицо Бьетты было спокойным и умиротворенным.
Король накинул халат, предусмотрительно оставленный кем-то на кресле, халат был немного великоват, и вышел в гостиную.
Слуга, истомившийся в ожидании, когда его величество соизволит проснуться, низко закланялся. Анри, слегка смутившись, все же благосклонно кивнул и прошел в свою спальню.
Переодевшись и невольно посожалев, что не взял с собой камердинера - старый слуга был усерден, но неуклюж, он спустился вниз.
Кухарка была готова немедленно подавать завтрак, но король распорядившись подождать до того момента, когда проснется мадемуазель де Лапланш, о чем ему немедленно следовало сообщить, направился в соединенную со столовой гостиную, которую накануне не успел осмотреть.
Если гостиная наверху больше напоминала будуар, то здесь обстановка была явно мужской, представляя из себя нечто среднее между библиотекой, кабинетом и, собственно, гостиной. Удобные кресла у камина соседствовали с книжными шкафами в углу и массивным письменным столом. На стенах висело оружие и даже пара охотничьих трофеев – головы кабана и оленя.
На углу стола лежала шахматная доска с незаконченной партией. Анри с любопытством взглянул на фигуры. Позиция белого короля была сложной. Объявленный ему шах требовал выбора: пожертвовать королевой или проходной пешкой. Король приподнял бровь. Классический выбор между королевой и фавориткой, впрочем, здесь фаворитка и сама без пяти минут королева, что в жизни встречается очень редко.
Он сел за стол и подумал о Бьетте.
Сказать, что его мужское самолюбие было удовлетворено – не сказать ничего. Все было великолепно. Но, вставал вопрос, как быть дальше?
Король еще не мог определить чувства, которые испытывал к Бьетте. Она была восхитительна. Нежная и пылкая, страстная, чувственная и… покорная. Он вспомнил последнюю ссору с Изабеллой и поморщился, представив себе, какой скандал она емузакатит. Но, как бы то ни было, отказываться от мадемуазель де Лапланш он не собирался.
Анри пододвинул к себе доску. Забавно, при хорошей игре и удачном стечении обстоятельств, шахматный король мог получить даже двух королев. Так что же мешает королю реальному тоже их иметь? Не королев, разумеется, а королеву и фаворитку, и даже не одну.
Он покрутил пальцами проходную пешку. Жаль, но в этой партии с ней придется расстаться, тем более, что есть еще пара претенденток на эту роль. А вот вражеского ферзя, пока он не натворил бед, надо уничтожить. Король быстро сделал размен и с удовольствием посмотрел на поле. Теперь позиция белого короля выглядела намного лучше, и черный король больше не казался победителем.
Что-то хлопнуло, и Анри вздрогнул. С таким звуком Изабелла захлопывала крышку клавесина. Но, здесь, слава богу, клавесина нет. Это оказалась всего лишь служанка, быстро сбегавшая по ступеням, сообщить, что мадемуазель де Лапланш проснулась.
- Вот и отлично, - король отодвинул шахматную доску и встал, - помогите мадемуазель одеться и скажите, что я жду ее к завтраку.

0

11

Проснувшись, Бьетта некоторое время тихо лежала, смежив глаза. Она прислушивалась ... Открыла их только, когда поняла - дыхание в этой комнате только ее собственное. Бьетта приподнялась на локте и откинув каштановые пряди от лица, осмотрелась. Одна. Когда ушел король она не слышала - под утро ее сморил крепкий сон и отпустил только сейчас. Девушка откинулась на подушки и мельком обвела глазами комнату - вчера толком не было времени рассмотреть эту роскошь, а сейчас - желания. Перед глазами стояла минувшая ночь. Она и предположить не могла, что король так искусен и неистов в любви, свидетельством чему в стороне, на полу валялась небрежная куча бежевого шелка, ничем кроме цвета не напоминавшая об изысканном платье.
Бьетта выскользнула из-под одеяла и подошла к окну, за которым полыхал осенней красотой ухоженный сад. Обхватив себя руками за плечи, девушка некоторое время любовалась и ... думала. Теперь, когда случилось то, чего она так желала, стало понятно, что ее будущее так и остается неясным. Выросшая вдали от дворцовых интриг, ехидных сплетен и любовных похождений, она вдруг почувствовала себя очень одинокой. Король ... Так кто знает - вкусив привлекательный плод, не отвернется ли он него в поисках другого? Она была слишком неопытна в такого рода делах. Бьетта дотронулась пальцем до оконного стекла и медленно нарисовала вопросительный знак.
Служанка оказалась весьма расторопной - пришедшее в негодность платье исчезло, а вместо него появилось другое - мягкого золотистого цвета, в изобилии отделанное кружевами и вышивкой, особенно по краю глубокого декольте. Изрядно спутанные за ночь каштановые локоны были красиво и умело уложены, касаясь кончиками завитков открытых плечей. Медлить не стоило, со смущением она справится по дороге в гостиную. Подходя к дверям, Бьетта на мгновение задержалась, а потом провела ставшими прохладными от волнения пальцами по вспыхнувшим скулам, пытаясь прогнать легкий румянец. Мягко открыв дверь, Бьетта вошла и склонилась в глубоком реверансе.
- Доброе утро, ваше величество ...

0

12

Смотревший в окно король обернулся и шагнул навстречу.
- Мадемуазель…- пристально вглядываясь с лицо девушки, он поднес к губам ее пальцы.
Что он хотел увидеть, Анри и сам не знал. А вот что боялся, мог сказать точно – разочарование. Но в чертах Бьетты не было и намека на это чувство. Легкий румянец, слегка окрасивший щеки мадемуазель де Лапланш говорил лишь о смущении.
Король понял, что Бьетта, несмотря на бурную, полную ласк и любви ночь, чувствует себя не очень уверенно. Анри испытывал те же чувства, хотя королю смущаться и не пристало.
Они были чем-то очень похожи – юная провинциалка и молодой король своего маленького, королевства.
Она робеет перед королем, а он робел перед дядей.
Анри привлек Бьетту к себе.
- Как вы себя чувствуете, мадемуазель? - спросил он, заглядывай ей в глаза, но его улыбка говорила, что он прекрасно знает, что она чувствует и испытывает то же самое. Не дав ей сказать ни слова, он приник к полураскрывшимся для ответа губам. Голова закружилась от нахлынувшего ощущения счастья.
- Мадемуазель, - Анри с трудом оторвался от губ девушки,- я уверен, что вы проголодались, а потому просто обязаны, - он рассмеялся, - разделить со мной завтрак.
В этом маленьком домике, можно было не соблюдать этикет. К король сам проводил Бьетту к стулу и, сев напротив, кивнул появившейся в дверях кухарке, разрешая подавать блюда.
Завтрак прошел прекрасно. Еда была простой, но очень вкусной. Бьетта весело щебетала, рассказывая о жизни в провинции. Перестав смущаться, она разговорилась и оказалась очень милой собеседницей. Рассказывала про своего батюшку, про то, как охотятся местные дворяне, о провинциальных сплетнях. Нечаянно упомянув анекдот про герцога Гастона, испуганно посмотрела на короля, но Анри снисходительно улыбнулся. Скупость дяди ни для кого не была секретом, и анекдоты на эту тему давно ходили при дворе, но в провинции они были и злее и остроумнее. Пока Бьетта рассказывала, король размышлял, что хорошо бы построить такой же домик, подарить его Бьетте и приезжать туда, чтобы проводить вот такие прекрасные дни.
После завтрака, он, решив, что ей тоже интересно осмотреть дом, провел Бьетту в нижнюю гостиную.
В глаза снова бросилась шахматная доска.
Пока девушка с интересом рассматривала обстановку, Анри перенес доску на маленький столик рядом с камином, пододвинул поближе кресла и уселся в одно из них.
- Вы умеете играть в шахматы, мадемуазель? - быстро расставляя фигуры, спросил он и, приглашая Бьетту присесть, указал на кресло напротив.

0

13

Это была поистине королевская награда. Та удивительная легкость и простота, с которой к ней обращался король. Он был так искренен в своей заботе и любовании ею, что невозможно было устоять перед его неотразимым обаянием. Да ей бы и в голову не пришло хоть как-то манерничать. И теперь все утренние страхи казались такими смешными и глупыми. А наполнившая ее светлая радость смыла остатки всякой боязни. Бьетте хотелось шутить, о чем-то говорить, делиться воспоминаниями, пусть и провинциально наивными. Она искренне смеялась, плененная остроумием короля, с удовольствием ловила его восхищенные взгляды и совершенно этого не смущалась. Она жила, превращаясь из милой девушки в обворожительную молодую женщину. Под взглядом не просто короля - уверенного в себе мужчины.
И если бы она могла о чем-то мечтать еще, то именно о таких встречах. В уютном небольшом доме, вдали от двора и соглядатаев, когда можно не бояться. Например, ехидных шуток про его высочество или вот как сейчас, когда король спросил про шахматы и, улыбаясь, спокойно ответить, - Нет, ваше величество, не умею.
Бьетта охотно присела на предложенное кресло и с любопытством взглянула на шахматную доску.

0

14

- Правила этой игры очень просты, но играть в нее не так просто. Можно рассматривать ее как войну. Черные и белые это две армии. Вот их короли, - Анри поставил на доску две фигуры, все остальное их армии. Это королевская гвардия – пешки, они выстраиваются в ряд перед врагом и могут ходить только вперед, или наискосок, но только тогда, когда убивают противника. Это ладьи или туры, они воплощают стены королевских замков, ходят во все стороны, но только по прямой. Сделав рокировку, король может укрыться за ними. Вот это королевская конница, она легка и маневренна, появляется всегда неожиданно, ходит вот таким углом. Это, - король поставил на доску еще две фигуры, - королевские офицеры, они ходят по диагоналям того цвета, на котором стоят.
Анри повертел в пальцах последнюю фигуру черных.
- А это, ферзь, главный защитник и соратник короля, ходит по прямой и по диагонали, самая сильная фигура на шахматной доске. Два войска воюют друг с другом, снимая вражеские фигуры, и тут главное, предугадав маневр противника, правильно провести свой. Но, можно рассматривать это и как интригу, когда две партии спорят за власть, - Анри развернул доску и стал расставлять, белые фигуры. - Вот королевская охрана, эти ладьи - бравые офицеры, кони и слоны – хитроумные министры и придворные, которые из-за угла плетут свои интриги, ферзь - это королева. И надо быть очень внимательным, чтобы выиграть. Ведь при дворе, как в шахматах, чтобы выжить, надо понять чужие замыслы и интриги, - король даже не заметил, что оговорился. Он вдруг вспомнил, что ни разу не играл в шахматы с дядей. – Пешек восемь, а больших фигур по паре, и только королева всегда одна, но бывает случай, когда одна осторожная пешка, - Анри двинул пешку вперед, - чаще всего в конце игры, когда фигур почти не осталось, доходит до противоположного края и тогда появляется вторая королева, такая же сильны и могущественная.
Король посмотрел на девушку, и ему показалось, что Бьетта скучает. Это было неудивительно, вряд ли в провинции увлекались шахматами.
- Впрочем, все эти интриги довольно скучны, - неожиданное воспоминание о герцоге отчего-то испортило настроение. - Быть может, мы лучше осмотрим этот милый остров?
Он поднялся и протянул Бьетте руку.
- Прошу вас, мадемуазель.

0

15

Бьетта внимательно слушала короля. Все так просто на первый взгляд и все так сложно, если подумать. Она подала руку и легко поднялась, бросив на прощание задумчивый взгляд на шахматы.
- Каждая из фигур имеет право ходить только по своему пути, вперед или наискосок, по сторонам и по прямой ... Все по правилам, как в жизни - смертельное сражение, тайные интриги, взлеты и падения. И маленькая пешка, которая не хочет ни войн, ни власти, ни интриг, а просто пытается выжить, вдруг становится королевой?
Бьетта тихо покачала головой, - Так не бывает, это только шахматы. Но сложнее всего понять чужие замыслы. К тому же если ваш противник умен и хитер - Бьетта, вдруг смахнув с лица раздумья, легко улыбнулась королю, - Я бы никогда не сумела хорошо играть в шахматы, но ... - девушка остановилась и, подняв голову, прямо взглянула на мужчину, - умею все чувствовать. И сейчас я счастлива, ваше величество, как никогда в жизни. Я не знаю как сложится эта партия, которой руководит сама судьба, но чтобы не случилось потом, я всегда буду помнить о той ночи, в которой вы подарили мне столько наслаждения, неизведанного ранее.
От душевного смятения светлая кожа Бьетты нежно зарозовела, но глаз она не отвела.
- А теперь я с радостью осмотрю чудесный остров - сад, озеро, мост и все, что нам встретиться по дороге. С вами я готова любоваться даже лужей под ногами, потому что уверена, она окажется прекрасной!

0

16

- Мадемуазель… Бьетта, - Анри привлек девушку к себе, губы у нее были теплые и податливые, - я не дам вам ее проиграть…
Прогулка по острову получилась долгой и очень увлекательной. Это действительно было место, созданное для любви. Крошечный парк – всего несколько усыпанных золотистой листвой дорожек. Но, сколько в нем было укромных мест с уютными беседками, казалось специально созданными для влюбленных. Король с Бьетой исследовали их все, каждый раз радуясь очередной неожиданной находке.
Маленькая пристань, к которой вели несколько деревянных ступенек. Анри машинально отметил, то около нее нет лодки, но он тут же отвлекся на прыгающих по ветвям белок.
В саду вокруг дома сказочным ковром цвели хризантемы. На едва прихваченных желтизной кустах роз алели последние цветы. Обрезавший цветы садовник, заметив его величество, склонился в поклоне.
- Соберите букет для мадемуазель, вон с тех розовых кустов, - король указал на понравившийся куст и поднял глаза.
Вдалеке, за окружавшим озеро лесом виднелась вершина сельской колокольни.
«Было бы забавно приехать туда запросто, пока никто не знает, где мы», - подумал Анри и, словно в подтверждение его мыслей, над островом едва слышно зазвучал принесенный ветром колокольный звон.
Охваченный этой мыслью, король повернулся к стоявшей среди белоснежных хризантем Бьетте, и вдруг, с удивлением заметил, что часть моста, по которому они вчера перешли на остров, исчезла. Они сошли с него совсем рядом с этим местом, а теперь там зиял пустой проем. Король огляделся, пропавшая часть нашлась тут же - темной громадой возвышаясь среди деревьев.
- Зачем поняли мост? Разве на нас собираются нападать? – с улыбкой спросил он подошедшего с букетом садовника. – Я хочу, чтобы его опустили и оседлали лошадей, после обеда мы с мадемуазель совершим небольшую прогулку.

0

17

У слуг выдался тяжелый день. Шутка ли, принимают его величество, а на острове осталось их совсем немного, числом не более пяти, и никакого управляющего или главного лакея. Все боялись опростоволоситься.
Садовник Поль особенно старался оказаться как можно дальше от короля и его любовницы. Он всегда был косноязычен, неловок и нескладен, и предпочитал людям цветы, кусты и деревья. Если бы кто-нибудь сказал ему, что его величество выйдет на прогулку и пройдет совсем близко от него, даст ему указание и даже - что был совсем немыслимо - заговорит, садовник бы постарался оказаться в таком месте в этот день, где бы его не увидели ничьи глаза. Но никто не обладал на островке даром предвидения, и старому Полю пришлось, замирая от страха, сжимать свою шляпу и кланяться. Хорошо еще, что он понял, что от него требовалось.
Волнуясь и желая угодить, Поль срезал самые лучшие, красивые и свежие розы, алые лепестки которых еще не подернулись и тенью увядания. Его пальцы, узловатые, мозолистые и очень крупные, когда прикасались к цветам, становились ловкими и молодели. Ни один лепесток не дрогнул и не помялся, когда садовник собрал букет и с почтительным поклоном протянул цветы.
Услышав вопрос, Поль немного смешался и опять пожалел, что не может провалиться сквозь землю (было бы очень вовремя), но все-таки постарался не ударить в грязь лицом.
- Мост опустил Жожо... Жозеф, егерь его высочества, - Поль, не разгибая спины, расставил руки, стараясь изобразить толстого "сатира". - Он уплыл вчера на лодке и обещался быть сегодня к утру, но пока не появился. Больше никто не знает, как с ним управляться.

0

18

Садовник постарался на славу. Букет был великолепен.
- Не правда ли прекрасно? – король сжал локоть Бьетты, - он еще больше оттенит вашу красоту.
Он коснулся острых шипов на розовых стеблях и не стал брать букет из рук кланяющегося садовника.
- Как тебя зовут? Пьер? Ты хорошо постарался, Пьер. Отнеси букет в комнату мадемуазель. Хотя нет, подожди, - до Анри, любовавшегося красотой своей спутницы, дошел смысл ответа. Вопрос был шутливый и король сначала не придал значения словам Пьера, но последняя фраза насторожила его. – То есть, как это никто не знает, как с ним управляться? Значит этот егерь, Жожо… Жозеф, который привел нас сюда, поднял мост и уехал?
Появившийся на лице Пьера ужас, заставил Анри замолчать. Стало ясно, что от садовника он ничего не добьется.
Ситуация была странной и настроение стремительно портилось.
- Идемте, мадемуазель, - крепко взяв Бьетту под руку, король решительно направился к дому.
Надо было отыскать слугу, который встречал его вчера и прислуживал в комнатах. Слуга оказался на кухне, в компании с хлопочущей над обедом кухаркой.
- Что происходит? – с порога гневно спросил король, - и что все это значит? Какой-то Жожо поднимает мост и уплывет на лодке, а я должен ждать, пока он явится обратно? Я приказываю, чтобы немедленно опустили мост и привели наших лошадей, мы с мадемуазель уезжаем.

0

19

Садовник был так взволнован тем, что у него не получилось выполнить одну из просьб короля, что вряд ли заметил, что его величество ошибся в его имени. Предчувствуя надвигающуюся грозу, бедняга Поль был счастлив уже тем, что король не стал больше от него ничего требовать, а повернулся спиной и решительно направился к дому, уводя за собой и Бьетту.
- Господи, спасибо, - только и пробормотал он, прижимая к себе шляпу.
Поль благодарил небо за то, что смотрит сейчас на удаляющуюся августейшую спину, а не на разгневанное лицо.

Другим же в этом повезло гораздо меньше. Кухарка Бланш и слуга (которого как раз и звали Пьер) хлопотали на кухне и весело болтали о том, что вчерашний вечер удался, кажется, на славу, да и утро ничуть не хуже, когда вошел король. Оба разом замолчали, понимая, что только нечто из ряда вон могло заставить столь высокую особу почтить своим присутствием кухню. Надо сказать, что их обоих удивило отсутствие герцогского егеря, который уверял вчера, что будет здесь с самого раннего утра. Пока никто особо не волновался, потому что казалось, что королю и его спутнице хорошо на островке и они нескоро покинут уютное гнездышко, но вот теперь оказывалось, что лучше бы Жожо было появиться вовремя.
Пьер поклонился, да так и застыл, зато кухарка нашлась гораздо быстрее, хотя никогда ей еще не было так сложно что-нибудь говорить.
- Простите, но никто из нас не знает, как обращаться с мостом.

0

20

- То есть? - король застыл в недоумении. Если первый всплеск возмущения был вызванскорее уязвленным самолюбием - он – король доложен ждать какого-то егеря, то сейчас Анри больше озаботила сама ситуация. – А если этот Жо… жо не появится? Если он заболел или умер, если вообще никто не появится, вы так и будете сидеть здесь, пока не умрете с голоду? Почему никто из вас не удосужился посмотреть, как работает мост. Должно же быть другое средство чтобы попасть на берег. Почему я должен ждать какого-то Жожо? Сделайте что-нибудь, найдите лодку, сломайте подъемный механизм, в конце концов, должно же что-то держать мост наверху.
Король гневно вздернул подбородок. Ситуация была глупейшей и унизительной – из-за тупости слуг оказаться запертым на острове.
- И, кстати, - Анри вспомнил, что во время прогулки вызвало у него ощущение неправильности. На острове было очень мало служебных помещений, - где наши лошади, я приказал этому Жожо привести их на остров, но я не заметил ни одной конюшни.
- А вы, мадемуазель? - он повернулся к Бьетте. – Вы тоже это заметили?

0

21

Сказать по правде, Бьетта не обратила ровно никакого внимания на служебные помещения. Было много других интересных мест, притягивающих женский взгляд. В засыпающем осеннем саду они вместе с королем любовались переливами ярких красок, а в беседках - друг другом, ничуть не смущаясь и откровенно радуясь происходящему на этих прикрытых от посторонних глаз уютных островках. И больше она не замечала ничего, зато сейчас отлично чувствовала настроение короля. Он явно недоумевал, сердился и напряженно о чем-то размышлял. Стряхнув
с себя приятную негу, Бьетта начала вспоминать. А ведь так все и было - непонятно. Какой-то егерь не успел явиться в назначенный срок в поместье, где гостит сам король! Никто ничего не может объяснить. И лошадей действительно не видно ...
- Я не заметила ничего, чтобы хоть как-то напоминало конюшню, сир. Здесь так тихо, мы бы услышали лошадей. А если их не собирались сюда приводить - почему не сказали об этом?
В голосе Бьетты была отчетливо слышна легкая растерянность, а взгляд карих был полон надежды, какую обычно всегда питает женщина, вверившая свою судьбу мужчине.

0

22

- Я приказал егерю привести лошадей на остров, подозреваю, что узнать поему он этого не сделал, мы сможем только у него, - щека короля нервно дернулась. Он чувствовал, как его охватывает ненавидимое с детства чувство беспомощности. Точно так же он себя чувствовал каждый раз, когда герцог, пользуясь властью регента, отказывал ему в его желаниях. Это было одной из причин, почему Анри, избавился от опеки дяди, как только появилась возможность. В другое время он, возможно, закатил бы истерику с гневными угрозами, но сейчас рядом с ним была дама, смотревшая на него с надеждой и той абсолютной женской уверенностью, которая просто не позволяет мужчине сомневаться в своих силах.
- Если вы не знаете, как действует механизм, то сломайте его, цепи ослабнут, и мост сам упадет, - взяв себя в руки, повторил король. На этот раз его голос звучал спокойно. «Как и подобает королю», - с удовлетворением подумал Анри. - Или найдите способ отправить кого-нибудь в поместье, пусть найдут этого Жожо или мастера, который опустит мост. Меня не интересует, как вы это сделаете, хоть вплавь, - добавил он, заметив, что слуга хочет что-то сказать.
«Хоть вплавь…» Анри обернулся к окну, из которого открывался на озеро. До берега было саженей двадцать пять. Он бы проплыл их за несколько минут. Но, сама мысль, что он - король должен добираться до берега вплавь показалась настолько дикой, что Анри немедленно от нее отмахнулся.
И все же, эта неожиданная неприятность, вывела его из себя.Король чувствовал, что ему нужно успокоиться. А что лучше всего успокоит мужчину, как не объятия возлюбленной?
- Мадемуазель, - он поднес руку Бьетты к губам, - раз мы не можем совершить прогулку, то я с удовольствием полюбуюсь розами в вашей комнате.

0

23

Король был сильно раздражен, отчитывая замерших в испуге слуг и это было понятно. Король справился со своим гневом, целуя ее пальцы и это было приятно. Бьетта прекрасно понимала, что сейчас от ее правильного поведения зависит душевный покой его величества. Это одновременно пугало и наполняло радостным волнением. Ей нравилась эта роль- быть не просто игрушкой в руках облеченного властью мужчины, а стать тихой гаванью, в которой никогда не бывает бурь, а все только радует взгляд и душу. Тонкие пальцы чуть дрогнули, губы обещающе приоткрылись, в тихом голосе вдруг прозвучала едва различимая хрипотца, выдававшая легкое волнение.
- Непременно, мне самой не терпится взглянуть на розы, выбраные вами, ваше величество, - Бьетта повернулась в сторону выхода, увлекая за собой короля. Она успела заметить его взгляд, брошенный на водную гладь, различимую из кухонного окна. Похожее озеро было у них в имении и еще девочкой Бьетта, пользуясь не слишком обременительным присмотром, научилась переплывать на другую сторону, где росли самые красивые кувшинки. Но упоминать об этом она не стала из благоразумия. Королю сейчас нужно другое.
Вскоре они вошли в ее комнату, в которой уже царил идеальный порядок. На изящном туалетном столике с резными изогнутыми ножками красовалась ваза тонкого фарфора, по матовым бокам которой летали расписные райские птицы. Длинные крепкие стебли держали свежие головки роз, еще сохранившие мелкие капли утренней росы.
- Ваше величество, ваш выбор безупречен, - искренне восхитилась Бьетта, подойдя к цветам и нежно дотрагиваясь до лепестков. - Как странно ... - тихо проговорила девушка, о чем-то задумавшись, - Эти розы, полные жизни и красоты, принесли сюда и поставили в прекрасную вазу, чтобы в этой красоте заставить их умереть. А ведь их обманули.
Опомнившись, Бьетта вскинула испуганные глаза и подошла к мужчине, - Простите меня, сир, иногда я говорю такие глупости. Все-же у меня не хватает хитрости вовремя промолчать. Видимо, это действительно так - плохая из меня фрейлина.
Мягкие ямочки, появившиеся на чуть зарумянившихся щеках девушки выглядели столь трогательно, а взгляд был так искренен, что сердиться на нее мог бы только слепец.

0

24

Воистину, счастливые часов не наблюдают. В обществе Бьетты король совершенно забыл о времени и лишь нерешительно поскребывание в дверь слуги, жаждавшего сообщить, что обед уже давно готов, да начинающее клониться к горизонту солнце напомнили ему, что время ушло далеко за полдень и скоро будет в пору не уже не обедать, а ужинать. С раскаяньем подумав, что девушка наверняка голодна, но стесняется сказать об этом, Анри велел прислать к мадемуазель де Лапланш горничную и отправился в свою комнату переодеться.
Настроение у него было прекрасное, неуверенность в общении в Бьеттой ушла, да и она вела себя уже не так скованно. Король понимал, что враждебно встреченная двором Бьетта чувствует себя неуверенно, а потому ему необходимо защитить ее, сделать так, чтобы никто при дворе не смел злословить в адрес его фаворитки. Окрыленный этими мыслями он даже стал представлять себе, как разгонит этот «старый курятник», и с каким наслаждением отправит в отставку графиню де Бомон и маркизу де Сюлли.
А вот мысли об Изабелле вызывали у короля противоречивые чувства. Спускаясь в столовую, он вдруг понял, что не то чтобы чувствует себя виноватым, а скорее испытывает странное сожаление. Но, с другой стороны, он – король и в своем праве поступать так, как ему захочется. А хотелось Анри многого.
Улыбающаяся Бьетта спустилась в столовую, и королю показалось, что она стала еще красивее.
Запоздавший обед, а может быть ранний ужин прошел мило и непринужденно. Анри, отдавая должное талантам кухарки, ел с аппетитом, какой у него редко бывал даже при более изысканных блюдах. Все было прекрасно, пока король, взглянув в окно, не заметил чернеющую на фоне начинающего наливаться вечерней синевой неба глыбу подъемного моста.
Это выходило за все рамки. Его приказ до сих пор не исполнен. Жожо так и не явился, и они с Бьеттой до сих пор заперты на этом острове.
Анри резко встал, и гневно обернулся к стоявшему около двери слуге.
- Почему до сих пор мост не опущен? Вы отправили человека в поместье?

0

25

Оставшиеся на островке уединения слуги были готовы в лепешку расшибиться ради своего короля, но им не хватало сообразительности. Будучи в иерархии слуг на самом низком месте, они ни разу не решили и простейшей задачи, решение которой не было бы ими пройдено за жизнь нескольких сотен раз. Кухарка должна была готовить, садовник ухаживать за цветами. Еще был Пьер, кстати, единственный, кто умел плавать, а также был относительно молод и силен, но он твердо знал свои обязанности комнатного слуги, и подъемный мост был для него такой же непосильной преградой, как необходимость разгадать ребус на китайском языке. Все время, которое король с Бьеттой проводили в спальне, Пьер с тревогой поглядывал в окна в ожидании невесть куда запропастившегося Жожо и молился о его скором появлении. Все было, конечно, напрасно, Жожо не мог уже появиться нигде, кроме как пред очами всевышнего, но Пьер об этом не знал и имел поэтому все причины жить надеждами, то есть ничего не делать.
Его сложно в том упрекнуть, потому что как сам он бы скорее умер, чем не выполнил ежедневных своих обязанностях, того же ожидал от других. Жожо сказали быть здесь, и он должен был быть.
Когда его величество спустились в столовую, было уже поздно что-нибудь предпринимать, и теперь надежда Пьера была только на то, что король забыл о своем недавнем капризе, что, кстати, слугу с младых ногтей ни капли бы ни удивило. Теперь же, представ перед необходимостью объясняться, Пьер задрожал, как осиновый лист.
- Ваше величество, - Пьер скорбно застыл над столом с поднятой с жаркого крышкой. - Это ужасная оплошность. Никто так и не появился.

0

26

- Я и сам прекрасно вижу, что никто не появился, раз мост поднят, - Анри начал закипать. Глупость слуг, пожалуй, могла сравниться только с их услужливостью, словно герцог специально выбрал самых тупых слуг на свете. – Но, я приказал послать кого-нибудь на берег! Если нет лодки, значит, добирайтесь вплавь, на пустой бочке, как угодно, но вы должны были выполнить мой приказ.
Правая щека короля дернулась. Этот судорога, появлявшаяся при сильном нервном возбуждении, была у него с детства, доставшись по наследству от отца, но если король-отец не обращал на нее внимания, то Анри этого очень стеснялся. Не к месту начавшийся тик, добавил королю раздражения, и он в гневе ударил рукой по столу. Попавшая под удар тарелка треснула, несколько острых осколков впились в ладонь. На скатерть брызнули капли крови.
- Черт побери! – Анри изумленно посмотрел на свою руку, но, как ни странно, это привело его в себя. Тик прекратился. Вид крови охладил гнев, заставив задуматься.
Анри попытался сосредоточиться, ведь какая-то очень важная мысль, которая все объясняла, только что мелькнула в голове и исчезла...
Он посмотрел на застывшего у стола Пьера. Казалось, что вид монаршей крови превратил его в соляной столб.
- Что вы стоите? Я не знаю, как вы это сделаете, то доберитесь до берега и найдите лодку, в конце концов, если нет никого, кто бы справился с мостом, - король сказал это почти спокойно, - подайте в соседнюю комнату вина, и действуйте, действуйте! Мадемуазель? - Анри протянул Бьетте руку, - Идемте…
За те несколько шагов, что они сделали из столовой в кабинет, Анри мучительно пытался вспомнить ускользавшую мысль, и только взглянув на дядин письменный стол, понял, что его удивило - мысль, что дядя, словно специально выбрал сюда таких тупых слуг.
Специально!!! Вот главное слово. Все здесь происходит специально.
Анри приказал привести коней на остров, егерь не мог не выполнить этот приказ, если только он не сделал это специально, специально поднял мост и уплыл на единственной лодке. И специально не вернулся, заперев их с Бьеттой на этом острове.
Сомнений в неслучайности этих поступков не оставалось.
Но, Жожо не мог сам проявить такую инициативу, значит, ему приказали так сделать.
Дядя!
Герцог все подстроил, специально пригласил его на охоту, заманил на этот остров, чтобы держать подальше от дворца. Но, если все это устроил дядя, то тогда и Бьетта… Неужели она тоже здесь специально, по приказу дяди… Вспомнив, с чего началась его ссора с Изабеллой. Анри почти с отчаянием посмотрел на мадемуазель де Лапланш.
Счастливая сказка оборачивалась предательством.
- Какой приказ дал вам мой дядя, мадемуазель?

0

27

Так бывает - на чудесный легкий летний день вдруг незаметно начинает опускаться давящая духота. Сначала она почти неощутима - лишь несколько более глубоких вдохов и все. Потом липкий жар начинает прижиматься к коже, платью, волосам, заставляя искать спасения в тени густой ивы на берегу старого пруда. А когда находит и там, заставляя опускать ладонь в тихую воду и смачивать лицо, становится понятно - не миновать грозы - с тяжелыми низкими тучами, изливающимися такими неудержимо сильными потоками дождя, что кажется, будто кто-то прорвал небесные хранилища воды. А затем почерневшее небо, раскатисто закашлявшись, начинает гневно сверкать молниями, словно пытаясь найти виноватого. И нужно спасаться, ища укрытия - надежного и сухого.
Бьетта всей кожей ощущала надвигающуюся грозу, но не могла понять - откуда идет опасность, и уж тем более - где искать спасения. Отзвуки надвигающейся грозы прозвучали вместе со стуком вдребезги разбившейся тарелки, а красные брызги, на которые завороженно смотрела Бьетта, словно первые капли дождя, заявляли о том, что начинается гроза.
Гром грянул потом, уже в кабинете...
- Приказ? - задохнулась от неожиданности Бьетта, чувствуя как бледность покрывает ее лицо, - Простите, сир, но я не состою в штате слуг вашего дяди.
Губы ее подрагивали, пытаясь справиться с обидой и волнением. Господи, такой чудный остров, прекрасный сад, волшебная ночь. Бьетте вдруг показалось, что она только недавно переживала нечто подобное. Ах да, отвергнутая королевой и высмеянная двором, она одиноко сидела в своей комнате и ждала отъезда. А сейчас ее обвиняет король. Господи... Вдруг от всего пережитого, от обманутых надежд и неожиданного гнева, ее охватили столь странные чувства, что она и сама не смогла бы определить их - боль, обида, страх, возмущение. Бьетта подняла побелевшее лицо и взглянула прямо в глаза королю.
- Еще позавчера я, впавшая в крайнюю немилость при дворе, в полном одиночестве ждала отъезда, так и не сумев стать фрейлиной, вы это знаете. Горше той минуты у меня еще не случалось. И вдруг меня приглашает ваш дядя, чтобы передать приглашение. От вас, ваше величество. Он сказал, что вы отправляетесь на охоту в узком кругу и желаете... моего общества, - голос девушки дрогнул, но глаз она не отвела.
- Стоит ли и говорить, сир, как меня взволновало это сообщение. Нет, я должна быть честной - оно меня крайне обрадовало, ведь я полагала, что более не увижу вас. А потом герцог стал рассказывать про маленький чудный домик, где мы можем остановиться - он очень на этом настаивал, объясняя тем, что найдутся желающие превратить наш отдых в насмешку, и тогда вы... возненавидите меня. Отчего же мне было не поверить - кому как не ему знать нравы двора лучше всех.
Волнение заставляло сбиваться голос Бьетты, но она упрямо продолжала, удерживая изо всех сил горькие слезы, готовые пролиться из карих глаз.
- Я была счастлива одним только предвкушением, ваше величество, потому что знала - это самое лучшее, что может случиться в моей жизни, и о чем я буду вспоминать все отведенное мне судьбой время. - Она все же не смогла удержать слез и они тихо потекли по нежной коже, оставляя влажные нити.
Бьетта достала из-за кружевной манжеты тонкий платок:
- Вам нужно перевязать руку, сир, - осторожно взяв мужскую ладонь в свою, она приложила к ней кусочек светлого батиста и вдруг, не удержавшись, прижала пальцы короля к своей щеке, не обращая ровно никакого внимания на струящиеся по щекам слезы.

0

28

Анри хотел отдернуть руку, но не смог.  Ему отчаянно хотелось верить словам Бьетты, верить ее искренности, тому, что она непричастна ко всем этим интригам. Глядя, как краснеет батист, как мешаются слезы с кровью на щеке девушки, он внезапно вспомнил разговор в карете. 
Мсье де Пелуз, разъезжающий по провинции в поисках красавицы. Заискивающий и подобострастный в своем старании угодить герцогу. И красавица появляется при дворе как раз в тот момент, когда король, благодаря увещеваниям королевы и первого министра, наконец, решает сам управлять государством, а потом… Потом ссора с королевой и отъезд из дворца. Как ловко все было устроено, чтобы держать короля подальше от своих советников и сторонников. Но, вся эта интрига требовала времени, особенно, если вспомнить  вояжи де Пелуза… Выходит, герцог давно готовился, и задумано это было не сию минуту.  Быть может даже с того момента, как дядя лишился регентства?
А Бьетта… Бьетта всего лишь инструмент,  маленькая пешка, которую мастерски  использовали, чтобы поставить королю шах… или мат?
Анри осторожно высвободил ладонь из руки девушки. Пальцы мимолетно дрогнули в невольной ласке.
- Это лишь небольшая царапина,- король  улыбнулся. Из-за дернувшейся щеки улыбка получилась короткой. – Но, вы можете перевязать ее. И не надо плакать, я вам верю.
Анри взял со стола чистую салфетку и, чуть наклонившись к Бьетте, вытер испачканную кровью щеку.
- Я вам верю, дядя известный интриган и  просто вас использовал, - он саркастически  улыбнулся, на этот раз, даже не пытаясь скрыть нервного тика. – Меня он тоже использовал, и когда был регентом и после, а когда я решил стать самостоятельным…- Анри проследил взглядом, как Бьетта перевязывает его ладонь и поднес к губам закончившие работу тонкие пальцы. -  Благодарю.
Он прошелся по кабинету.
- Наивно было думать, что дядя смирится с потерей власти, он просто затаился и что-то задумал. Ему было нужно мое отсутствие в Монфлери, и… чтобы никто не знал, где я.  - Анри взял со стола оставленное там накануне письмо герцога. – Какое лицемерие! Два, три дня… Что должно случиться за это время?
Он налил в бокал оставленное слугой вино и подал его Бьетте. - Вспомните мадемуазель,  любые детали, которые могли бы хоть чуть-чуть пролить свет на происходящее. И…
Анри быстро подошел к дверям  столовой и окликнул затаившуюся на кухне испуганную кухарку:
- Клодетт, передайте, Пьеру, Полю, и кто тут есть еще, что не надо  никого посылать  в поместье... Мне надо подумать, - последние слова король прошептал едва слышно  уже в кабинете.
- Не волнуйтесь, - Анри  подвел девушку к креслу, -  вспоминайте,  что говорил, как вел себя герцог, даже тон его разговора, во дворце и здесь, любая мелочь может быть полезна.

0

29

Использовал... И ее, и короля. Услышанное было настолько чудовищным, что собственные волнения отступили, показавшись теперь совсем незначительными и неуместными. Да, она из провинции и росла в той простоте, которая которая определялась  удаленностью от столичного  королевского двора, и близостью к земле и  заботам о хлебе насущном. Но  с малых лет она знала имена своих  благородных предков, в непростые времена преданно сражавшихся на стороне короны, чьи потемневшие от времени и сквозняков портреты висели в гостиной. А ее, Бьетту де Лапланш использовали для... интриг против короля! И если это так, то не время лить слезы.

- Я уже не волнуюсь, ваше величество, - глаза у девушки стали сухими, а голос твердым: - Ваши слова сколь неожиданны, столь и верны. Наш последний разговор с герцогом касался, в основном, именно этого домика. Он говорил, что вы, сир, не желаете сюда ехать, и поэтому я должна суметь убедить вас. Его высочество все время подчеркивал, что в противном случае нам обязательно кто-нибудь помешает и ваше отношение ко мне сильно изменится. Он пугал меня чужими интригами и моей в них неопытностью, уверяя, что оказаться здесь  для нашего же блага, чтобы свидание не превратилось... в фарс. Мне кажется, он был очень этим озабочен.
Бьетта отставила бокал,  поднялась и подошла к королю, не отводя от его лица взгляда.
- И еще он говорил о двух днях. Двух! Они еще не истекли, сир. И чтобы не случилось, вы не увидите более моих слез.  Я просто буду рядом, даже если придется перебираться вплавь на другой берег!

0

30

Король посмотрел в глаза Бьетты и  смутился.
С какой стати он  должен обвинять ее в чем-то? В том, что она поддалась на уловки герцога?  В этом не было ничего странного. Как бы ни оценивал Анри себя лично, титул, тем более королевский делает привлекательным любого мужчину, все зависимости от внешности и  ума.
Так за что можно было винить девушку? Редкая женщина отказалась бы от подобного шанса. Дело было в другом - в искренности чувств.  Королю была невыносима мысль, что Бьетта любила его по приказу герцога, а не по велению собственного сердца.
Но, слова девушки были настолько искренними,  что у Анри не осталось сомнений.
- Благодарю вас за откровенность, мадемуазель, и простите, что на мгновение усомнился в вас. Так значит, дядя нужны два дня? Я действительно не понимал, зачем мне нужно уезжать из поместья. Доводы герцога меня не убедили, и тогда он решил пойти другим путем.  Все это так в стиле моего дяди.  В этом нет вашей вины, мадемуазель. - Анри привлек Бьетту к себе.- Но, вместе мы справимся с любыми интригами, не так ли? Надеюсь, что плавать  нам не придется, а слуги, хотя бы на этот раз, выполнят мой приказ в точности. И пойдемте, посмотрим этот несчастный мост,   когда- то мои учителя читали мне курс фортификации, я был не слишком усердным учеником, но кое-что помню.
Накануне король   совершенно не обратил внимания на конструкцию ведущего  к острову моста. Мост, как мост… Сейчас же он рассматривал его с собой тщательностью.  Сам мост – легкий, односвайный, такие перекидывают через ручьи, небольшие речки, овраги, был скорее пешеходным, пара всадников рядом или небольшая карета, вот и все, что по нему могло проехать. Метров тридцать - со стороны берега, он был сплошным, а у самого острова начиналась подъемная часть. Подъемный мост  - метра четыре в длину держался на двух цепях, уходивших в стоявшие на самом краю небольшие башенки. Берег в этом месте отвесно уходил вниз, заканчиваясь у самой воды широким уступом, куда вела узкая лестница. Судя по видневшейся внизу каменной кладке, именно там был спрятан поднимающий мост механизм. Король быстро сбежал по лестнице. Его предположения оправдались. В сложенной из поросшего мхом грубо отесанного камня  стене  виднелась почерневшая от времени деревянная дверь. Анри потянул за прибитое вместо ручки тяжелое кольцо.  Дверь была заперта. Впрочем, король в этом и не сомневался.
Осмотрев дверь, он вернулся к дожидавшейся его девушке.
-  Заперто, но я очень надеюсь, у Пьера, или Поля найдется  что-нибудь вроде тяжелого  топора, - Анри усмехнулся, представив, что из-за тупости слуг, может случиться так, что ломать замок придется ему самому.

Отредактировано король Анри (2014-12-27 16:47:31)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Il n'y a pas de bonheur sans nuages