Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Il n'y a pas de bonheur sans nuages


Il n'y a pas de bonheur sans nuages

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Господи, как хорошо, когда тебе верят. Такая малость на первый взгляд, а на второй - бесценность. Короткий жест короля, привлекшего к себе Бьетту и следом чувство удивительной легкости, словно эти руки сбросили с ее плечей неподъемное бремя вины. Она позволила себе только легкий выдох, освобождаясь от столь непривычных для нее слез и уныния. Нужно было что-то предпринимать, но единственное, что она сейчас могла - внимательно слушать короля, черты лица которого вдруг приобрели твердость, а движения - решительность. И Бьетта должна была признаться - сейчас король стал удивительно хорош.
    В фортификации она ничего не смыслила, но зато отлично понимала, что сейчас для нее главное - быть рядом. Нет, не так. Быть  вместе! Поэтому она внимательно все слушала, осматривала, соглашалась.
- Если никто из слуг не знаком с механизмом моста, этому можно поверить, но чтобы никто из них не мог взломать дверь! Они лучше знают, какие инструменты есть в хозяйстве, пусть сами ищут подходящие, даже если ими окажется поварской черпак или садовые ножницы!

0

32

Кухарка передала все в точности.
- Их величество сказали, что должны подумать и что никуда плыть не надо, - довольно сказала она, устраиваясь за столом в кухне, чтобы с удовольствием возблагодарить себя за труды праведные изрядным куском, оставшимся от монаршей трапезы..
Рядом с ней с не меньшей готовностью развалился садовник Поль. Его принесенная новость не очень взволновала, потому что он и так бы никуда не поплыл. По возрасту, здоровью, должности и выслуге лет среди троих был только один достойный кандидат на прыжок в воду, и это был не Поль.
Пьер это знал так же хорошо, как и остальные, но его новость не успокоила по другой причине. Он переживал за то, что так опростоволосился, не выполнив указание короля. "И чего это нас троих Верзила сюда прислал?" - мысленно помянул он мажордома, в очередной раз удивляясь, как могли допустить, чтобы принимать короля не приставили кого-нибудь из старших слуг. Еще и сказали, что вроде как у них теперь есть возможность отличиться. Только вот Пьеру эта возможность была нужна, как прошлогодний снег. Был всегда позади главного кого-нибудь, и сейчас бы не возроптал.
Переживал, в общем, сильно, и кусок в горло Пьеру не лез. Он даже с какой-то злой завистью посмотрел на уплетающих за обе щеки Поля и кухарку. Ему же и посидеть-то некогда. Вдруг чего понадобится? Нельзя второй раз в дураках оказаться.
Вышел из кухни Пьер в самый раз, чтобы увидеть, что королю и Бьетте тоже в доме не сидится. Незамеченный, он почтительно остановился в дверях и, конечно, сразу понял, куда пара направилась. Королевские слова "так сломайте механизм" у Пьера в ушах так и стояли, и на этот раз он решил проявить предупредительность.
Старательно шурша травой, он подошел и остановился на почтительном расстоянии, однако явно ожидая, что на него посмотрят.
- Вот эта самая дверь и есть, - дождавшись, не замедлил тянуть с предложением Пьер. - Если позволите, то там, - он кивнул в сторону пристроек, - постараюсь найти что-нибудь тяжелое. Наверное, осталось с того времени, как здесь дом строили.

0

33

Король еще полный раздражения от глупой и, главное, непонятно ситуации, в которую он попал, гневно посмотрел на слугу, но слова Пьера заставили его смягчиться.
- Да, уж постарайся найти что-нибудь полезное, способное разбить кладку. Надеюсь, что хотя бы топор в вашем хозяйстве имеется…  Правда, я  в этом уже начинаю сомневаться, - Анри посмотрел вслед заторопившемуся  слуге, и  прошелся вдоль берега, сбивая тростью головки астр, которыми был обильно усажен край острова. Трость он машинально прихватил из кабинета дяди, скорее потому что нужно было чем-то занять правую руку, которую он привык держать на рукояти шаги, на этот раз оставшейся в спальне. Трость была полированная, инкрустированная перламутром, с крупной жемчужиной чуть ниже рукояти. Сбивая очередной цветок, Анри случайно нажал на нее. Раздался слабый щелчок, и в руках короля оказалась уже не трость,  а длинный клинок. От неожиданности он замер, невольно отыскивая глазами, куда могло деться остальное. Трость, вернее ножны, в которых пряталась находившаяся в руках короля шпага,  лежала неподалеку среди травы.
- Какая великолепная сталь, - Анри со знанием дела осмотрел лезвие, потом поднял трость. - Изящный чехол, сделанный из красного дерева. Зачем дяде такая игрушка, неужели он так боялся за свою жизнь?
Анри вложил шпагу в ножны, которые, щелкнув, тут же превратились в трость, и вернулся к Бьетте. Она была прекрасной слушательницей, а королю сейчас, как никогда, был нужен кто-то, кто бы его выслушал.
- Одного я совершенно не могу понять, зачем дяде все это? Если бы мост не был поднят, я  бы ни о чем и не задумался. Но, вероятность, что я вернусь раньше, все же была, - Анри мысленно улыбнулся – похоже, дядя был не слишком уверен в Бьетте, а зря…- Тем не менее, раз мост подняли,  а егерь исчез, оставив нас с совершенно тупыми слугами, значит нужно было, чтобы я наверняка не вернулся раньше какого-то срока.  Я даже представить себе не могу, для чего. Приурочить к моему отъезду какое-то важное событие,  обвинить меня в легкомыслии и нежелании заниматься государственными делами, и протащить решение через королевский совет? Начать наступление на фронтах? Совет никогда не пойдет на это, разве только под дулами мушкетов… Ввести войска в столицу… Нет, это совершеннейший бред…
Анри посмотрел на Бьетту, словно проверяя, насколько ей эти предположения тоже кажутся бредовыми.
- Однако,   - он подошел к мосту и потрогал деревянное полотно, - наверное, даже неплохо, что слуги оказались такими медлительными и глупыми, что дожидались Жожо, и  не бросились сразу исполнять мой приказ переправиться через озеро и позвать помощь из поместья. Пусть дядя думает, что я ни о чем не догадываюсь. Он сказал два дня? Ну что ж,  мы сломаем дверь. Разберемся с механизмом, а перед рассветом опустим мост и отправим слуг в деревню за лошадьми, к полудню мы уже будем  в Монфлери. И уже там будем разбираться, в чем дело.
Заметив стоявшую поодаль скамью, король подвел девушку к ней.
- Присаживайтесь, мадемуазель, - он покосился в сторону пристроек, где-то  гремело и падало, - боюсь, что ждать придется долго.

0

34

Пьер поклонился, изображая полнейшую покорность и такую же готовность ринуться, куда только его ни пошлют, чтобы выполнить то, что ему приказали. Необходимость выступить взломщиком уже не маячила, а обрисовалась четко. Развернувшись, слуга потрусил в сторону пристроек на поиски подходящего инструмента.
А ведь еще недавно, совершенно утвердившись в статусе комнатного слуги, Пьер решил, что вся работа, связанная с тяжестью и грубой физической силой, ему в ближайшее время не грозит, и безмерно этому радовался. Как видно, судьба решила над ним подшутить, хотя сам Пьер счел бы это изощренным издевательством.
Впрочем, роптать было бесполезно, хотя он и не отказал себе в удовольствие сказать несколько крепких слов в адрес пропавшего Жожо. Пьер знал, что о покойных не принято говорить плохо, да и вообще к ночи лучше их не упоминать, но еще не был осведомлен о том, что бедняга Жожо принадлежит теперь к их числу.
Дни стояли холодные, топили уже щедро. Домик, приготовленный для короля, был обеспечен дровами как нельзя лучше. Там, конечно, Пьер нашел топор и заторопился назад.
Он вообще не понимал, к чему такая спешка. Ему сказали, что его величество пробудет на острове не меньше двух-трех дней, не выезжая. И чего тогда так беспокоиться, пусть даже мост никак не опустить?
Вернувшись к заветной двери, Пьер с облегчением увидел, что его величество со своей спутницей не стоят там. Работать под внимательным монаршим оком было бы гораздо сложнее. Он осмотрел дверь и от расстройства присвистнул. Сделана она была на совесть, из крепко сбитых дубовых досок, да еще и обита металлическими пластинами вокруг замка. Быстро не собьешь. Пьер театрально вздохнул (хотя никто бы по заслугам не оценил этого вздоха), скинул верхнюю одежду, оставшись в одной рубашке и штанах, и принялся за дело.
Далее не менее трех четвертей часа раздавались глухие и звонкие удары, чередующиеся с треском и стуком дерева, а так же отдельные возгласы, осмысленные и нет. В результате дверь теперь темнела провалом, вокруг все было покрыто кусками дерева и щепой. У Пьера же на голове тщательно завитые волосы превратились в странный кокон, рубашка сравнялась цветом с дверью, а щеки и шея в нескольких местах алели царапинами от отлетавших щепок.
Пошатываясь, он сделал несколько шагов в сторону прогуливающегося короля и, отбросив топор в сторону, постарался изобразить поклон, отчего чуть не рухнул.

0

35

Король за то время, пока Пьер боролся с дверью, успел несколько раз прогуляться по берегу, собственноручно сорвать для Бьетты несколько разноцветных хризантем, горьковатый запах которых так ему нравился, приказать прибежавшим на шум  слугам: кухарке принести легкого вина и пирожных, горничной - плед для мадемуазель, на улице становилось прохладно, а  Полю - заготовить факел, чтобы осмотреть помещение механизма, когда Пьер, наконец, справится с дверью. И, естественно,  еще раз в нескольких вариантах обдумал сложившуюся ситуацию. При этом вывод, к которому приходил Анри, во всех случаях был однозначен  - все действия герцога были направлены на то, чтобы побудить его тайком скрылся от придворных  в место, из которого сложно выбраться и таким образом, чтобы никто несколько дней не знал, где король находится.  Однако внятного объяснения, зачем это понадобилось дяде, Анри придумать так и не смог.
Поль, закончивший выбивать замок, выглядел так замучено и несчастно, что король даже посочувствовал ему, впрочем, сочувствие было недолгим. Если бы слуга более ревностно относился к своим обязанностям, то знал бы как управляться с мостом, имел запасной ключ или хотя бы забрал его у Жожо.
Приказав Пьеру зажечь факел, король протянул Бьетте руку, приглашая ее посмотреть на таинственный механизм, который, впрочем, оказался  не таким сложным. Вал, на который наматывались цепи и несколько   зубчатых передач, облегчающих подъем груза. Вся конструкция немного напоминала ту, что была устроена в Монфлери для подъема  кушаний  из кухни в обеденную залу второго этажа. О ней Анри в подробностях  рассказывал Жестер, любивший таким образом сократить путь наверх и нередко получавший за это от слуг оплеухи.  Анри и сам мечтал хоть раз покататься на такой штуке, но королю это было не положено.
Король осмотрел устройство со всех сторон. Судя по свежеосыпавшейся с цепей ржавчине, мост поднимали не часто, но подъемный механизм был тщательно смазан, значит, мост готовили к подъему.
Анри очень хотелось немедленно опустить мост и броситься к дяде, выяснять отношения, но благоразумие брало верх. 
Пока слуги достанут лошадей и достанут ли...  вот бы выяснить это заранее... До Монфлери удастся добраться только глубокой ночью. Король почему-то был уверен, что Бьетта решит отправиться с ним, а подвергать  ее жизнь и свою  ночным опасностям у него не было никакого желания. Отправиться в поместье - совершенно неизвестно, что ждет его там.
Анри потрогал рычаг, запирающий механизм. 
- Опустить мост мы можем в любую минуту, хоть сейчас, но, с отъездом, наверное,  следует подождать до утра. Ваше мнение мадемуазель? - он посмотрел на Бьетту. По сути, среди присутствующих она была единственной, кто мог дать дельный совет.

Отредактировано король Анри (2015-01-18 00:50:00)

0

36

Тревога, казалось, проступала во всем - в очертаниях застывшего в неподвижности моста, в откровенной растерянности слуг, в разметавшихся по земле  соцветиях астр, в неожиданно выскочившем из трости клинке, скорее напоминавшем стальное жало... Во всем, кроме лица Бьетты. Она интуитивно понимала - сейчас королю нужен внимательный собеседник, и его взгляд, касающийся женского лица, должен замечать только спокойное внимание. Говорила Бьетта мало: ровно столько, чтобы проявлять участие к разговору, не мешая мужчине думать и принимать решения. К тому же ее совесть подтачивал ядовитый червь - чувство вины. Она ощущала себя пусть невольной, но сообщницей... чего? Она не знала, и оттого ее душа тревожилась еще больше.
   Все, что говорил король, было здраво. Лучшего в их положении было и не придумать. А потом - прогулка по берегу и хризантемы, чья прощальная красота отдавала осенней горчинкой, и принимая их, можно было легко коснуться тонкими пальцами руки его величества, незаметно напоминая о том, что они так теплы и отзывчивы. И весьма кстати оказалось легкое вино, теплый плед и даже пирожные. А уже позже, в подрагивающем свете факела, они увидели подъемный механизм, но Бьетта разглядывала не столько его, сколько лицо короля, пытаясь определить настроение.
- Вы совершенно правы, ваше величество, - отвечая, Бьетта подняла глаза и, уже не таясь, смотрела прямо в лицо мужчины. - Ехать в ночь совершенно неразумно. Тем более мы не знаем, с чем имеем дело. Но знаем с кем, - голос девушки чуть дрогнул, но она все же тихо улыбнулась.
- Говорят - утро вечера мудренее. Разумнее будет отдохнуть перед завтрашним днем, да и обдумать все лишний раз не помешает.  Для этого у нас впереди целая ночь, - Бьетта, запоздало понявшая всю двусмысленность фразы,  от всей души надеялась, что в сумерках не будет заметно, как вспыхнули румянцем ее скулы.

Отредактировано Бьетта де Лапланш (2015-01-22 23:02:25)

0

37

- Вы совершенно правы, мадемуазель, утро вечера мудренее, -  король поднес к губам теплые пальцы Бьетты. "И впереди у нас целая ночь", - говорили его глаза. Что греха таить, Анри отчаянно не хотелось расставаться с тем волшебством, которое он обрел в этом маленьком домике. Он разрывался между двумя противоположными желаниями,  одна его часть,  полная подозрений,  жаждала   немедленно мчаться искать объяснения всем возникшим вопросам, призывать к ответу тех, кто осмелился так "подшутить"  над королем и "подшутить" ли?  Что-то подсказывало ему, что тут не просто шутка и не просто нерадивость слуг, а нечто куда большее...
Другая же его часть, не менее сильно жаждала остаться и не разрушать тот маленький рай, в котором он пребывал не далее, как сегодня утром... Последнее желание было сильнее, а слова Бьетты подтвердили то, в чем он так старался себя убедить - ничего страшного не случится, если все выяснения отложить до утра.
Король еще раз посмотрел на механизм.
- Подойдите, Пьер,  - он поманил почти пришедшего в себя слугу, - посмотрите сюда. Чтобы отпустить мост, нужно поднять этот рычаг, а потом  крутить вот эту рукоятку, - для верности, Анри даже заставил слугу подержаться за  упомянутые детали, -   вторую рукоять трогать не надо, она для подъема моста.  Утром, как только рассветет, вы опустите мост, разбудите нас с мадемуазель и немедленно отправитесь в деревню за лошадьми.  Я рассчитываю, что бы сделаете это максимально быстро.
Анри было немного жаль старого слугу, который выглядел совершенно несчастным. Но, поскольку главное было сделано, и они больше не были пленниками на этом острове, то настроение у короля быстро улучшалось.
- Идемте, мадемуазель,  - он подал Бьетте руку, - мне кажется, я отчаянно проголодался.

Эпизод закрыт

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Il n'y a pas de bonheur sans nuages