Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » On ne badine pas avec l'amour - С любовью не шутят


On ne badine pas avec l'amour - С любовью не шутят

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время и место действия: 7 сентября, вечер, покои королевы.

Действующие лица: королевская чета, Бьетта де Лапланш, НПС по требованию.

0

2

Мейсенский фарфор сиял в желтоватом свете свечей, хрустальные бокалы со спелым бордо роняли на скатерть синеватые искры, матово блестело серебро, белоснежные салфетки, умытые росой лисья салата, перепела, холодная телятина и лосось, лоснящиеся масляными боками ломтики сыра, маринованные груши и половинки персика в желе…
Ужин был всем хорош, если не считать кислой физиономии маркизы де Сюлли, которая, от невозможности испепелить конкурентку в буквальном смысле, пожирала ее глазами, терзая кусок холодной телятины. По правую руку королевы сидела графиня де Бомон, с лицом, похожим на сморщенный финик, и с остервенением катала по тарелке оливки, фаршированные лимоном.
Бьетту королева усадила напротив, чтобы иметь удовольствие видеть перед собой свежее, незатасканное личико, и в продолжение трапезы обращалась только к ней, малодушно оправдывая себя искренним любопытством, но никак не желанием досадить собственной статс-даме. Признаваться в почти детском удовольствии, какое она получала от лицезрения уксусных физиономий старых фрейлин, Изабелла стеснялась даже себе самой, полагая такое поведение недостойным королевы.
- Мы не будем читать Ронсара, - объявила Изабелла по окончании ужина. - Мне прислали новую книгу… и я желаю, чтобы мадемуазель де Лапланш прочла нам отрывки из нового произведения господина Вуатюра. «Стансы о даме, юбка которой задралась при падении кареты».

Графиня де Бомон икнула и густо покраснела. Чем вызван был экспромт организма статс-дамы – тем, что она переела за ужином, или фривольностью названия нового произведения модного стихоплета, выяснить не удалось. Створки дверей распахнулись, и запыхавшийся лакей объявил о приходе его величества.
- Я ждала вас позже, сир. Мы собираемся читать стихи, - вполне удовлетворенная произведенным эффектом, Изабелла встретила венценосного супруга мечтательной улыбкой, которая больше относилась к воспоминаниям о вкусе маринованных груш, нежели к особе его величества, но вряд ли Анри догадывался об этом.

0

3

Впечатление, которое Бьетта произвела на короля, было сильным, но не долгим. И, когда сокольничий в дверях снова передал ему сокола, Анри так увлекся новой игрушкой, что забыл не только о фаворитке, утреннем намеке королевы, но и об ужине. И только когда голод напомнил о себе, а колокол на дворцовой башне пробил десять раз, король отвлекся от планирования завтрашней соколиной охоты и вспомнил о вечере у королевы. Наскоро перекусив, он переоделся, загоняв камердинера до седьмого пота, и отправился в покои Изабеллы. Уже почти в дверях, он вспомнил, что сегодня королева ужинает в обществе фрейлин. Там, наверняка будут и мадам де Бомон и де Сюлли, и прочие дамы. Лишний раз встречаться с этим доисторическим выводком ему не хотелось, И Бьтетта де Лапланш, услужливо подсказала память. Анри вспомнил свои внезапные мысли на аудиенции и невольно замедлил шаг. Но, было уже поздно, лакей во всеуслышание объявил о приходе короля, и Анри ничего не оставалось, как войти в распахнутые двери. Первое, кого он увидел, была та, о которой король только что подумал. Анри взглянул на нее, снова поразившись ее очарованию и нежности черт, и кивнув в знак приветсвия дамам подошел к Изабелле… Оказалось, что его не ждали.
Анри пожал плечами, ну что ж он тоже не прочь послушать стихи.

0

4

Голова у Бьетты слегка кружилась. Но не настолько, чтобы совсем её потерять. Какая провинциальная девушка, представленная ко двору, не будет волноваться? В её захолустье, конечно, род де Лапланшей был знатен и известен, даром что беден, будто выводок голодных церковных мышей, но здесь, в столице, при блеске двора, казалось, может померкнуть что угодно и кто угодно. Но только не Бьетта. Твердя себе, что хорошо помнит, зачем приехала сюда, она справилась с волнением, и уже к ужину стала дышать ровно, а рассуждать трезво. Уж кто мог отрезвить даже распоследнего забулдыгу, так это фрейлинский набор королевы - унылые, постные, праведные и злобные физиономии, а глаза - что пиявки, так бы и присосались к румяным щекам Бьетты, и выпили всю кровь. Новая фрейлина даже посочувствовала королеве - терпеть этот гадюшник каждый божий день? Да Её Величество, должно быть, при жизни заработала себе место на небесах, ибо это было подобно муке первых христианских святых. Вот только позволят ли её причислить к лику, если она часто позволяет себе такие невинные шалости, как замена Ронсара на стансы Вуатюра? Бьетта что-то слышала о них, и слухи твердили, что творения модного поэта, мягко говоря, не совсем приличны. И, кажется, сплетни соответствовали истине, судя по тому, как дернулась статс-дама. А у королевы выражение лица было таким, будто она совершила благой поступок. Право же, при дворе скучать не придётся, развлечения придворных наверняка не ограничиваются подобного рода шпильками.
Появление короля заставило дам подскочить со своих мест, и Бьетта тоже встала из-за стола, как и подобает при дворе. Интерес Его Величества к чтению, вызвавший, казалось, лёгкую досаду королевы, вдохновил и воодушевил Бьетту. Или ей просто хотелось, чтобы Изабелла не рада появлению мужа? Как бы то ни было, Бьетта постановила думать именно в таком русле.
Ужин, само собой, закончился, поскольку Их Величества желали слушать чтение. Бьетта дождалась, пока все рассядутся - физиономии фрейлин были такими, будто к столу подавали не лучшее вино, а уксус времён битвы при Креси, - и открыла книгу. На короля она не смотрела, но вкладывала в каждое прочитанное слово столько вдохновения, столько сопереживания героям, что была уверена - голос её проникнет в самые глубины королевской души. Ну, или чуть повыше, туда, где находится средоточие естественных мужских стремлений - что от неё и требовалось. В местах, вроде того, где героиня обвиняла своего визави в том, что возложение его рук на её ягодицы является предательством, Бьетта слегка краснела, но старалась, чтобы голос звучал ровно.
Закончив чтение, новая фрейлина закрыла книгу и обвела взглядом аудиторию, чтобы понять, какое впечатление они совместно с мсье Вуатюром на неё произвели. На этот раз она не стреляла глазами в сторону короля, и даже не задержала на нём взгляд - слишком много свидетелей, слишком опасно начинать действовать прямо сейчас, когда она ещё не укрепилась в своём статусе, и всё ещё может обернуться против неё.

0

5

Присутствие Бьетты примирило короля с наличием остального выводка придворных дам. Удобно расположившись в кресле, он с удовольствием слушал чтение новоиспеченной фрейлины. Теперь он смог рассмотреть ее внимательнее, и девушка показалась ему еще более прелестной, чем на аудиенции. Анри впервые был по-настоящему очарован. Читая фривольные пассажи Вуатюра, она так мило краснела, что он невольно улыбался. А голос мадемуазель де Лапланш звучал настолько вдохновенно, что король, вслушиваясь в ее интонации, сам этого не замечая, сопровождал их весьма выразительной мимикой. Голос чтицы замолк, и Анри опомнившись, смутился. Чтобы срыть смущение он несколько раз соединил ладони, что должно было означать аплодисменты.
- Мадемуазель, вы прекрасно читаете, у вас талант, мне будет приятно послушать вас как-нибудь еще раз.
Краем глаза он заметил, как позеленела мадам де Сюлли.
- Расскажите о себе мадемуазель, что интересного в вашей провинции, наверняка, до вас доходят слухи о столице, а вот наоборот весьма редко. Вы ведь, наверняка, знаете много интересно, - Анри улыбнулся, ему не хотелось, чтобы девушка уходила.

0

6

Многообещающе. "Мне будет приятно послушать вас как-нибудь ещё раз". Или же это простая любезность, никого ни к чему не обязывающая? Сильные мира сего могут себе такое позволить - разбрасываться словами, которые ничего не значат. Это люди попроще всегда обязаны отвечать за то, что сказали. Задача Бьетты сделать так, чтобы королю и правда захотелось, но как это осуществить в присутствии его жены и клубка змей? Мадам де Сюлли и мадам де Бомон, казалось, способны излечить ядом, который испускали, маленькое государство вроде Руайена, или же отравить розарий королевского дворца, превратив нежные лепестки в гербарий.
На вопрос короля можно было отвечать, не дожидаясь ничьего позволения, и не просто можно - нужно. Это же Его Величество!
- Благодарю вас, сир, и Её Величество за то, что дали мне возможность почитать вам, и за прекрасный выбор книги, - с некоторым вызовом в сторону накуксившихся фрейлин ответила Бьетта. Толика лести королеве не повредит. - У нас в провинции подобные стихи не читают, там больше привыкли управляться с навозом. - Вопросительно-недоумеваще выражение лица короля, вызванное столь некуртуазной фразой, побудило Бьетту не робеть, а объясниться. Ей же говорили, что провинциальная непосредственность всегда в моде, особенно в том обществе, которое пресытилось высокой культурой манер. - Многие господа живут рядом с хозяйством, и для иного графа - привычное дело выйти вместе с конюхом к лошади, чтобы почистить стойло, накормить жеребёнка, а иногда - яйца из-под курицы собрать. И столичная мода до нас доходит с опозданием года эдак на два, не меньше. К примеру, сейчас у нас популярны рюши с цветочным узором, - эта информация произвела на придворных дам соответствующее впечатление. Они, как по команде, скривились, а мадам де Бомон даже слегка фыркнула, что та лошадь в стойле, о которой упоминала Бьетта. - Двор кажется чем-то диковинным и волшебным, но в этом мои земляки не ошибаются. Здесь и правда, как в сказке, - Бьетта не уточнила, в какой. Сказки ведь бывают и страшными тоже.
Наконец она позволила себе поднять глаза, и остановить взгляд на лице короля. Теперь это выглядело естественно.
Он казался совсем юным, и таким же лишним здесь, как и сама Бьетта.

0

7

Читала Бьетта изумительно, виртуозно владея голосом, как талантливый музыкант – скрипкой, умело понижая его до грудных, бархатных нот в особенно «интимных» местах. Изабелла уже готова была признать, что мадемуазель де Лапланш – во всех смыслах прекрасное приобретение, как взгляд ее, блуждающий по уксусным физиономиям статс-дамы и выводка фрейлин, случайно зацепился за лицо собственного супруга.
Король внимал звонкому контральто свежеиспеченной фрейлины с почти детским восторгом; но, будучи от природы весьма впечатлительным, Анри, несомненно, впечатлился не только и не столько стансами Вуатюра, но и чтицей, достаточно было видеть глуповатое выражение его лица. Такие появляются у мужчин при виде хорошенькой дамы, но Изабелла вдруг осознала, что менее всего ожидала подобной эскапады от короля, пожелавшего провести ночь с женой.
Возможно, Бьетта не виновата. Конечно, она не виновата, что мила и красива, но холодная змейка подозрения неслышно скользнула между лопаток и притаилась внутри.
Король пожелал говорить, и мадемуазель де Лапланш отвечала быстро, невольно оживившись – и, как ревниво отметила Изабелла – от этого похорошев еще более.
Впечатление от Вуатюра было безнадежно испорчено.
Неважно, что красавица лепечет сплошь благоглупости – разве мужчины слушают то, что говорят хорошенькие дамы? Они смотрят им в рот и думают отнюдь не о лошадях. Изабелла могла сейчас поклясться, что Анри с выражением возвышенного восторга на лице прослушает даже трактат о доении коз, но терпение Изабеллы затрещало по швам на куриных яйцах.
- Не сомневаюсь, Бьетта, что во дворце никто не будет осведомлен о том, с какой стороны подойти к корове, лучше вас, но время позднее… вы прекрасно читали, - это была правда, и Изабелла высказала ее с облегчением; вынужденная выставить девушку прочь только потому, что на нее слишком благосклонно смотрит король, она чувствовала, что поступает неправедно, но иначе уже не могла, - благодарю вас, дамы, сегодня вы свободны.

0

8

Когда Бьетта заговорила про навоз, король искренне удивился, но услышав ее объяснения, тут же представил себе дядю, гребущего навоз в конюшне и едва не фыркнул совсем так же, как чуть позже мадам де Бомон, настолько эта картина показалась ему смешной и, странное дело, вполне справедливой. Он попытался понять почему, но мадемуазель де Лапланш заговорила о моде и он отвлекся. Бьетта была непосредственной и очень естественной. Было странно легко слушать эту девушку. Анри чувствовал, что с ней не нужны затасканные комплименты и куртуазные экивоки, с ней можно просто разговаривать, как с другом на любые темы без жеманных недомолвок, таинственных вздохов и припрятанных в рукаве флакончиков с нюхательной солью.. Она внимательно выслушает и поддержит, а ему так не хватало этого после смерти матери, настоящего преданного друга, которому он мог бы всецело доверять. Анри едва заметно вздохнул и посмотрел на королеву. Он доверял Изабелле, но она, королева до мозга костей, держалась с ним отстранено, рядом с ней он не чувствовал той теплоты и душевной близости в которых так нуждался.
Странно, почему ему в голову никогда не приходила мысль побывать в провинции, ведь отец нередко совершал такие поездки.
Анри вновь взглянул на Изабеллу, как хорошо было бы вместе проехать по полям и лугам где-нибудь далеко. Ему вдруг захотелось спрятать голову у нее на коленях в пышных душистых юбках, чтобы она ерошила его волосы своими нежными пальчиками, и с ней стало бы так же легко, как только что ему показалось, могло быть легко с Бьеттой.
Но, королева встала, и колкость, отпущенная ею в адрес Бьетты, разрушила очарование. Изабелла явно была недовольна. Она отпустила фрейлин и Анри, кивнув в знак прощания, делающим реверансы дамам, вздохнул, судя по всему хорошо начавшийся вечер, вряд ли закончится так же удачно.

0

9

Жизненного опыта по соблазнению мужчин у Бьетты не было, но вот женскую реакцию она могла считать довольно легко. И то, что сейчас произошло, явственно свидетельствовало об одном - королева задета за живое. А что могло так резко повлиять на перемену настроения Её Величества? Ведь до чтения она всячески улыбалась Бьетте, и поручила именно ей озвучить не самые приличные стансы. Но стоило королю посмотреть на новую фрейлину чуть более пристально, чем на мадам Бомон - и всю любезность королевы как рукой сняло. А уж замечание о корове буквально кричало о беспричинной ревности.
Пока ещё беспричинной.
Одного восхищенного взгляда Его Величества было явно недостаточно для того, чтобы посчитать Бьетту хоть сколь опасной. В самом деле, сколько во дворце хорошеньких девушек? И женщин? Наверняка немало, и вряд ли король проходит мимо них с кислой миной навек обещанного целибату монаха.
И всё же.
Перед Бьеттой стояла довольно непростая задача - сделать так, чтобы сегодняшний мимолётный интерес короля не рассеялся, как туман при первых рассветных лучах. А для этого нужно постараться, в том числе, не злить королеву. До поры до времени, дабы та не сочла Бьетту опасной. На поддержку герцога вряд ли приходилось рассчитывать, так что Бьетта осталась сама по себе.
Ей даже стало немного жаль королеву. Ведь видно же, что семейного счастья королевская чета не ведает, а самой Бьетте нужен не король. Нужна только ступенька наверх.
Но вряд ли Её Величество оценила бы такой подход. Бьетта поклонилась и поспешно вышла из покоев королевы, дабы обдумать свой следующий ход.

0

10

Дамы гуськом покинули комнату, оставив королевскую чету вдвоем, и повисшая тишина, разбавленная едва слышным вздохом супруга, стала слишком многозначительной.
Анри не спешил прерывать ее, Изабелла тоже молчала – скорее, из боязни не сдержать невольное раздражение, причиной которого стал едва ли значительный инцидент. Только после ухода Бьетты юная королева вспомнила о том, кто стал причиной появления мадемуазель де Лапланш в ее окружении. Действительно ли дядей короля двигало лишь желание угодить его супруге? Недоверие к герцогу не раз становилось причиной размолвок королевской четы – неужели этот вечер не станет исключением?
Молчание затягивалось, вероятно, король ждал объяснений, он не казался расстроенным, но выглядел более меланхоличным, чем обычно, и Изабелла, глубоко вдохнув, заговорила, стараясь, чтобы слова ее не прозвучали скрытым упреком:
- Вы недовольны тем, что я отослала фрейлин, сир?

0

11

- Нет, что вы мадам, - Анри ждал упреков и претензий, но, кажется, Изабелла не собиралась упрекать его за излишний восторг талантами новой фрейлины, - я как раз рад, что они, наконец, ушли. Напротив это мне показалось, что вы чем-то недовольны. Я понимаю, что мадемуазель де Лапланш была несколько простодушна, но что можно ожидать от сельской простушки, боюсь ей еще долго не избавиться от насмешек, - король улыбнулся, стараясь сгладить скрытый намек на колкость, которую отпустила Изабелла в адрес мадемуазель да Лапланш, дав тем самым повод для злословия.
– Впрочем, бог с ней, утром я обещал вам рассказать о достоинствах нового сокола, и готов продолжить этот интересный разговор, но не здесь, а в вашем будуаре.
На этот раз намек был намного прозрачнее. Анри встал и вопросительно посмотрел на Изабеллу.

0

12

Анри не казался огорченным, напротив, был очень мил, и расположен к продолжению, но одно упоминание о бедняжке Бьетте смазало впечатление от последующего предложения перейти к вещам куда более приятным, чем обсуждения достоинств и недостатков новой фрейлины.
- Боитесь? Бедная мадемуазель де Лапланш, - Изабелла принужденно улыбнулась, скрывая досаду, - стоит только проявить девическую непосредственность, выставив себя на посмешище перед двором, и ей уже сочувствует сам король. Если бы у нее был нос как слива, глаза как плошки, и голос, как скрип несмазанной калитки, вы меньше беспокоились бы о ее будущем в Монфлери, сир?
За спиной королевы раздался шорох – молоденькая камеристка с поклоном поставила поднос на низкий малахитовый столик поднос, и удалилась, отступая к двери спиной.
- Это шоколад, - Изабелла оживилась, неожиданно легко порхнув к стоящему на подносе кувшину, - новинка, необычайно приятен на вкус.
Она взяла одну из двух фарфоровых чашек, другую протянула супругу.
На губах осталась тонкая коричневая полоска.
- Попробуйте, Анри, и забудьте, наконец, о мадемуазель де Лапланш. Хорошенькое свежее личико… Такие скоро обрастают поклонниками и защитниками. При дворе найдется немало желающих поспособствовать ее… образованию, - Изабелла состроила ироническую гримасу, не сводя взгляда с лица короля, - посему вам нечего бояться.

0

13

«...вы меньше беспокоились бы о ее будущем в Монфлери, сир?»
«Бывшие фрейлины моей матушки способны извести кого угодно, тем более молодую и красивую конкурентку, а если еще и королева дала для этого повод …» - не зная, что ответить, подумал Анри,.
К счастью, появление камеристки избавило его необходимости отвечать - Изабелла тут же занялась шоколадом.
Этот напиток, действительно, был в новинку. Несколько дней назад, королю сообщили, что купец доставил партию необычного лакомства. Анри не обратил на это особого внимания, но, Изабелла, большая любительница всего нового, естественно, заинтересовалась.
Коричневая жидкость была густой со странным горьковатым, но очень притягательным запахом. Король посмотрел жену, на тонкую, наверняка горьковатую, как и запах, полоску на губах и отставил чашку. Изабелла права - забыть про мадемуазель де Лапланш и снять эту полоску губами. Он взял жену за руку.
«Охотно верю мадам, что у него превосходный вкус, но я предпочел бы попробовать его вместе с тем, что наверняка вкуснее любого шоколада». Эти слова были готовы сорваться с его губ, когда королева, продолжая свою мысль, добавила:
- При дворе найдется немало желающих поспособствовать ее… образованию…
Анри тут же вспомнил графа де Бомон. Уж он то, точно, постарается преуспеть в «воспитании» новой красавицы. При этой мысли по лицу короля, невольно промелькнула тень.

0

14

Король не стал протестовать, уверяя, что она ошибается в толковании его сочувствия «бедняжке Бьетте» – и Изабелла не знала, что хуже – то ли, что Анри промолчал, словно не заметив ее вопроса, или оправдания скорее убедили бы ее в его виновности?..
Признаться себе в том, что она сознательно, или бессознательно – но искала повод для ссоры, Изабелла не могла.
Чем ближе маячила тень супружеского ложа, тем сильнее горчил шоколад. Она поймала взгляд короля и торопливо отерла губы кружевным платком – на нем остался неровный коричневый след.
Горечь новомодного напитка мешалась с легким раздражением – его готовность забыть об инциденте и явное желание сгладить наметившуюся трещину в отношениях должны радовать примерную супругу, но… она не радовалась. Анри подошел ближе и сплел ее пальцы со своими, в его расширившихся зрачках появился знакомый блеск; она вздрогнула, едва удержавшись, чтобы не отнять руку – словно в унисон ее сомнениям, на лице короля мелькнуло едва заметное облачко, пожатие ослабело, и Изабелла почти с облегчением освободила руку и поспешно ухватилась за чашку.
- Расскажите мне о соколе, сир, - королева отступила на несколько шагов назад, почти споткнувшись о стоящее позади кресло, - вы планируете испытать его на следующей неделе?

0

15

Король помрачнел. Изабелла явно избегала его. То, как она, словно в ответ на его невысказанные слова, торопливо вытерла платком губы, как почти отшатнулась от него, когда он взял ее за руку, говорило об этом яснее слов. Болезненная гримаса скользнула по лицу Анри. Он понимал, что династический брак не предполагает пылкой любви, но наделся, что со временем, те дружеские чувства, которые, как ему казалось, они испытывали друг к другу, перерастут в более сильное чувство, и любовь, путь и не столь страстная, как ему хотелось, все-таки, появятся. Но, время шло, а этого так и не происходило. Изабелла, внешне исполняя обязанности послушной и заботливой жены, все чаще, особенно после рождения дочери, старалась под благовидными предлогами отказаться от исполнения супружеского долга. Король винил себя - что он сделал или делает что-то не так, старался вниманием загладить свою невольную вину, ловил каждый знак проявления чувств жены, но все оказывалось самообманом. Вот и сегодня утром, ее слова по поводу вечерней беседы он воспринял как намек на нечто большее и в очередной раз ошибся. Слова о соколе утром, как и сейчас, были всего лишь поводом избежать более интимных разговоров.
Снова вошла камеристка, присев в коротком поклоне, вопросительно посмотрела на почти полную чашку короля. Анри кивнул, позволяя ее убрать. Хорошенькая, лукавые глазки из-под длинных ресниц, нет никакой чопорности, именно поэтому ему всегда больше нравились девушки попроще, а не придворные дамы. И Бьетта ему понравилась, именно из-за простоты и наивности, которую еще не успела уничтожить жизнь при дворе. Но, стоит ему хотя бы на минуту проявить к одной из них интерес, тут же по всем дворцу поползут сплетни.
- Сокол очень хорош, испытать в деле его я планировал завтра и приказал шталмейстеру приготовить лошадей для охоты, - не сводя глаз с выходившей девушки, ответил на вопрос Изабеллы король, - и я надеюсь, вы тоже примете в ней участие вместе со своим дамами, по крайней мере, с теми, кто способен держаться на лошади, - в голосе короля, как предвестники нервного срыва, прорезались капризные высокие ноты.

0

16

Дальше отступать было некуда, и Изабелла почти упала в кресло, глядя на короля снизу вверх. Обреченное выражение, мелькнувшее на лице при мысли о супружеском долге, тут же сменилось гримасой неудовлетворения.
- Вы говорите об этом так, сир, словно именно я подобрала в штат этот паноптикум! - пользуясь шпилькой, отпущенной Анри в адрес графини де Бомон, королева перевела разговор в иное русло, старательно не замечая раздражения супруга, - до недавних пор мне позволялось только лишь выражать согласие с принятым вами решением, инициативой к принятию которого служили советы вашего дядюшки. Что, впрочем, не умаляет достоинств его новой протеже, которая не только отлично читает, но и, не сомневаюсь, прекрасно сидит в седле, и даже может исполнить для вас роль конюха - наверняка батюшка позволял ей скуки ради взнуздать ее любимого рыжего мерина. Об этом она поведает двору за завтрашним обедом.
Острота была жестокой, но Изабелла уже не могла сдержаться – в намеке на несостоятельность ее «летучего эскадрона» ей почудился вызов.
Она проследила взглядом за камеристкой (кажется, девушку звали Мари?)
- Вы можете идти, Мари, и уносить шоколад. Король не любитель сладкого.
Камеристка ловко подхватила поднос, и направилась к выходу, держа спину необычайно прямо и плавно покачивая бедрами. Изабелла поймала внимательный взгляд супруга, зацепившийся за белокурые завитки у пунцовых от любопытства ушей служанки, и зло усмехнулась. Слухи о том, что юный монарх, необычайно скованный и неловкий в постели с собственной женой, более чем благосклонно посматривал на хорошеньких девиц из дворцовой обслуги, доходили до ушей королевы, и оставляли во рту ощущение стойкой оскомины.
- Его величество предпочитает овощ с грядки изысканному бланманже.

0

17

- Штат подбирает распорядитель двора. Я бы отставил их всех, но дядя привел массу аргументов, почему этого нельзя сделать. А вы могли бы поддержать меня в этом деле, это же ваш штат или хотя бы высказать свое мнение, мне бы тогда было проще. Что же касается мадемуазель де Лапланш, то она, наверняка, умеет лучше держаться в седле, чем выводок этих жеманниц, которым в пору ездить на мулах, а не на породистых лошадях, - Анри вспыхнул, высокие ноты в голосе стали слышнее. Королева, ополчившись против Бьетты, неожиданно стала защищать своих фрейлин, - которые сначала едва трусят, задерживая охоту, а потом кудахчут томным голосом:
- «Ах, добейте его маркиз, прямо в сердце, я хочу видеть, как хлынет кровь», - грассируя протянул он, явно копируя кого-то из придворных дам.
Анри понимал, что лучше не говорить этого, но, вспоминая промелькнувшее по лицу королевы выражение, не мог остановиться. Она явно не желала оказаться с ним на супружеском ложе, и это, сопровождаемое недоброй усмешкой пренебрежение, было больнее всего.
- Овощ с грядки бывает намного вкуснее вчерашнего бланманже, мадам…

0

18

- Бывает. Если садовник возьмет за труд хорошенько отмыть его от навоза, - Изабелла с треском закрыла веер и поднялась; колоколом шелохнулись юбки, - прошу простить меня, сир, я не очень хорошо себя чувствую.
Намек был более чем прозрачным, и повод для очередной мигрени – более чем подходящим.
Королева позвонила, призывая служанку – пришла та самая, хорошенькая, со светлыми шелковистыми волосами и лукавыми глазами. С неожиданной злостью подумала она о том, что король не станет долго сокрушаться о холодности супруги, по-солдатски завалив хорошенькую камеристку на ближайший сундук.
Потребовав вызвать мэтра Керуака, королева покинула комнату, оставив после себя терпкий аромат духов и все еще витающее в воздухе раздражение. Эскулап явился немедленно, потчевал пациентку настойками белладонны и акации, много и путано говорил о необходимости больше гулять на свежем воздухе и проводить время в обществе супруга. Изабелла соглашалась, сцепив зубы и стоически кивая в ответ на кудахтанье маркизы де Сюлли. Лишь оказавшись в собственной спальне, позволив себя раздеть и облачить в холодную шелковую сорочку, она скользнула под одеяло, свернулась калачиком и дала волю слезам.
Изабелла плакала о том, что ее супруг до сих пор и шагу не может ступить без ведома и одобрения Гастона, о том, что ее новая фрейлина слишком хороша и непосредственна, чтобы остаться незамеченной королем, и в конце, почти забывшись беспокойным сном, она, по-детски всхлипнув, заплакала от того, что реальность куда прозаичнее фривольных романов - о мужских подвигах на ложе любви ей приходилось узнавать лишь из книг и разговоров фрейлин, передаваемых их уст в уста торопливым шепотом - собственный супруг, которого она поклялась любить и почитать перед Богом и людьми, был слишком неуклюж и робок, чтобы вызывать в королеве желание - но одна мысль о приобретении им опыта в постели любой из придворных дам вызывала у нее приступ жгучей досады.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » On ne badine pas avec l'amour - С любовью не шутят