Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



L'art pour l'art

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

- Продуктивностью, что ли? – Винни довольно осклабился. Комплимент ему скорее понравился. Вот когда тебя называют «зайкой» – это не то, это сюсюканье. А кролики не такие уж плохие животные, обаятельные и активные.
- Слушай, ну чем тебе название не угодило? – Он простонал, немного переживая. Может, все эти «... и люби» и правда не очень удачная придумка. Вкусу Марлы Винни доверял.
- Поехали. – Винни поднялся и галантно подал руку спутнице. То, что Марлу не нужно лишний раз уговаривать, ему импонировало. Не так-то просто повстречать женщину, что действительно легка на подъем. Вот сейчас она поднимется и проведет ладонью по ягодицам, отряхивая юбку. Предсказуемость, от которой не скучно. Винни почти растрогался.
- Ну, мы поехали, – он повторил громче, информируя всех присутствующих. Вопрос о «Битлз» остался открытым.

По дороге они неожиданно заплутали в кварталах. Винни сделал вид, что так и задумывал, протащить Марлу пешком по неприглядным закоулкам, и, чтобы отвлечь внимание, начал рассказывать истории из жизни.
- Была у меня одна подружка. Ничего такая, симпатичная и всегда восторженная. Пожалуй, она плотно сидела на каких-то препаратах. Ну, вот. Лежим однажды, она и говорит: «Я люблю тебя!». Она вообще повторяла это столько раз, что тут я взъелся и хитро уточняю, мол, а что это для тебя значит. Задумалась, молчит. Я уже забеспокоился. Подсказываю: «Например, ты бы убила ради меня?». Она просветлела и так радостно: «Да, конечно!». И лезет обнимать. Дура неадекватная. Расстался с ней на следующий день. Такая еще придушит во сне. Вот ты бы стала встречаться с человеком, который готов убить?
Винни повернулся, пошел спиной вперед и сделал несколько негодующих жестов. Мимо над головами проплыла вывеска мотеля.

- Вот. – Винни не без гордости продемонстрировал бардак, который сумел развести за сутки с небольшим. Номер был романтически мал.
Стянув с себя пиджак и позволяя Марле осмотреться, он принялся перебирать какое-то барахло на тумбочке, о которую билась входная дверь.
- Ты ведь понимаешь, что в этом мире нет ничего бесплатного? – Винни ухмылялся, катая пальцем пузырек с лекарством. – Кажется, у меня здесь где-то была бутылка вина..

0

32

Винни продолжил играть роль кролика. В смысле не вообще кролика, а того самого Кролика, который был из сна Алисы. По крайней мере, так подумала Марла, пока Винни водил ее по улицам, и ей показалось, что пару раз они прошли по одному и тому же месту, и еще шли то вперед, то назад. Впрочем, настаивать на том, что так и было, она бы не стала. Марла плохо ориентировалась в пространстве. Еще хуже во времени. И то и другое обычно ускользало и издевалось, поэтому оставалось только не обращать на них внимания. Вот, например, Герберт уже хватился того, что она пропала, или для этого еще слишком рано? Вопрос праздный, потому что при любом ответе из него ничего не следовало: даже если уже не рано, что бы это изменило? Перестала бы Марла в своем коротком бежевом платье с красным поясом перемещаться за Винни и двинулась бы она в другую сторону?

- Какая разница, стала бы я встречаться с тем, кто может убить, если этого все равно не выяснить? Ты думаешь, та девица сказала правду? А она просто хотела угадать и промахнулась. Так ей и надо... Господи, Винни, куда ты меня завел? Что за тяга к экзотике?
Обшарпанный мотель производил определенное впечатление. Некоторые его особо износившиеся элементы смотрелись весьма живописно.

- Винни, ты оказался любителем занудных классиков от живописи? Те тоже уважали роскошные развалины. Вон тот кирпич под обвалившейся штукатуркой вполне тянет на отдельный то ли пейзаж, то ли натюрморт. Если бы еще вид портье его не портил...

В комнате оказалось еще интереснее. Проводник, фигурально выражаясь, привел к яме, небольшой и вполне... многообещающей.
- Бардак и розы в раме на стене, - Марла фыркнула и уселась на кровати, прямо на разложенные на ней вещи. - Бардак выглядит приличнее. Розы пошлее. Что ты мне собираешься продать? Бутылку вина? Или картину? Только не вздумай предложить мне ее выкупить. Я не покупаю картины, Винни. Купленные картины не представляют собой никакой ценности.

0

33

Этот красный поясок делит ее наполовину. Плохая Марла, которая метко бросает укоризненные слова, и хорошая Марла, которая может обнять ногами. Хорошая Марла, которая встревоженно кричит о помощи, и плохая Марла, которая отталкивает каблуками.
Он отражается в треснувшем зеркале. Трещина проходит по груди, разделяя его надвое и еще на тот небольшой треугольник в верхнем углу. Плохой, плохой, плохой Винни.
- Мне кажется, ты здесь уже не из-за картины, а из-за меня.
Винни Янг – ходячая реклама Винни Янга. «Купи меня», кричит небрежно загнутый воротничок. «Купи меня», ухоженные волосы. «Купи меня», четкий силуэт. Съешь меня. Выпей меня. Выкуси.

Пузырек выскользнул из-под пальца и слетел с тумбочки, чудом не разбившись.
- Знаешь, что меня воодушевляет? На весь этот бизнес с картинами, – Винни сел на кровать рядом с женщиной и откинулся на спину. Рука потянулась к разделительной черте на Марле. По потолку поплыли облака штукатурки. – То, что после меня ничего не останется.
Глаза фотографически запоминают узор: вот дерево, расколотое молнией. Вспышка. Вот клетка под микроскопом. Вспышка. Вот перекошенное лицо. Вспышка.
- Я готов это обменять, – из-под подушки показывается край перепачканного кровью полотна. – Мне нужно время. Твое время.
Глядя на Марлу, можно решить, что она способна подарить не только несколько приятных часов, но, возможно, даже несколько дней.
В коридоре поднялся страшный шум от топота ног в тяжелых ботинках. Пара кулаков ударила в дверь:
- Полиция Лос-Анджелеса! Откройте!
Или мы вышибем дверь.
Или мы вышибем мозги.
Если я Белый кролик, то…
Винни подскочил к окну и дернул раму.
- Прыгнешь?
… голову с плеч.

0

34

Он думает, что она здесь из-за него. Марла удивилась. Не потому, что это было не так, а потому что не задавалась вопросом, почему.
- Может быть, и ради тебя, - она немного подумала и решила, что так ответить вполне можно. - Почему бы и нет? Ты тоже... интересный, - "тоже", видимо, было по отношению к картине. - Ты смотришь на меня и думаешь, равноценна ли я картине. И решил, что вполне да? А это комплимент или даже признание, - Марла глухо рассмеялась, лениво потягиваясь и поворачиваясь к Винни. - Мне нравится слово "обмен". Время на картину. Это чертовски правильно, потому что в другом случае было бы похоже на покупку.
И тогда она бы обиделась. Как ни странно, Марла Картер, изломанная линия, чьи изгибы располагались так, чтобы не пересекать области, населенные обычными причинами и следствиями, умела не только злиться, но и обижаться. Обмен - это не покупка. Обмен - это удовольствие за удовольствие. Все по-честному...

Все испортил сильный стук в дверь. Марла вытащила из-под подушки картину и, плотнее скатав ее, сунула в руки Винни. Решение было мгновенным. Удовольствие нельзя купить... Она даже не посмотрела на окно.
- Нет, милый. В окно прыгнешь ты. А они увидят здесь меня, то есть чего увидеть не ожидают. Меня вытащит Герберт. Делай с ней что хочешь. Я украду себе потом другую. И поспеши, потому что я с места точно не двинусь и тогда нас увидят здесь вместе.

0

35

- И я прыгну, ‒ с вызовом повторил Винни, насколько хватало времени на вызов, ‒ я прыгну.
За свою жизнь Винни усвоил одно правило: всегда находи время на вызов. Иначе бессмысленно. Иначе банально. Иначе скучно.
Ветер не ударил в лицо и не заставил прядки волос развеваться, рама вообще поддалась не с первой попытки. Высота была не просто головокружительной – шеесворачивающей.
- Вот дерьмо, ‒ сквозь зубы процедил Винни, судорожно затыкая картину за пояс. Дверь ходила, как на качелях; еще мгновение и прорвет лавиной легавых. Пора прощаться. ‒ Ну, бывай.
Винни приложил к губам два пальца и послал Марле воздушный поцелуй, а потом опрокинулся в окно. В то мгновение, когда отряд специального назначения шумно расплескался по углам комнаты, заглушив шмяк тела о железо.
Жирный шеф навалился на Марлу, скручивая ей руки. «Пособница», говорят они, будто в этом мире кто-то еще кому-то помогает.

«Что тебя ждет? Может, сутки «до выяснения обстоятельств»; может, пожизненное. Может, завтра ты проснешься, и все окажется странным сном.
Ты знаешь, как развлекаются излишне богатые люди? Устраивают собственные ограбления, в которые потом с готовностью верят. Нам с Гербертом ты сразу понравилась. Я говорил, что мы двоюродные братья?
Семейный бизнес. Ненавижу свою семейку.
Мы вычислили тебя на прошлом Дега. На самом деле, мистер Дарлинг расстроился гораздо меньше, чем об этом писали газеты. Тебя уже ждали.
Я думал, ты их перепродаешь по своим каналам куда-нибудь в Новую Зеландию. Но ты правда их уничтожаешь, ха-ха!
Ты смешная. И я говорил, что у тебя отменный зад?
Обман – это удовольствие за удовольствие. Мне нравится придумывать себе болезни, новых любовниц и приключения. Может, я даже придумал тебя».

Винни подтянулся на руках, перевалился на пожарную лестницу и потер бок: все-таки шлепнулся ребрами о прутья. Выскользнувшая из-за ремня картина планировала криком кверху. Пронесся груженый мусоровоз.

«Меня зовут Винни Янг, мне тридцать три года, я глава рекламного отдела крупной компании и патологический лжец. Иногда мне кажется, что я живу только ради искусства».

The End.

0