Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Scenes from Provincial Life. Scene 2


Scenes from Provincial Life. Scene 2

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

Ощутив прикосновение к руке сквозь ткань платья, Маргарет обернулась, глядя на мистера Тачита с таким удивлением, как будто молодой человек совершил нечто неподвластное простому смертному. Словно ее вдовье облачение было заколдовано так, чтобы ни один смертный мужчина не был способен приблизиться к ней ближе, чем на фут расстояния, не говоря уже о том, чтобы коснуться, пройдя сквозь незримую броню, окружавшую ее черный доспех вдовы.
По правде сказать, до сих пор так и было. Конечно, Маргарет с присущим ей здравым смыслом не позволяла себе оказываться в особо рискованных ситуациях, но последние три года всерьез убедили ее непроницаемости такой защиты. Она даже не испугалась. Хотя должна была. Наверное. Слишком сильно было удивление, и слишком быстро все кончилось, а мистер Тачит извинился, сам смущенный. У него даже скулы слегка порозовели, и эта мелочь окончательно развеяла замаячивший было в темноте призрак прежде, чем он обрел хоть какую-то форму.
Миссис Уиллоуби взяла зонт, улыбнувшись в ответ.
- Благодарю Вас, - сказала она, раскрывая зонт над головой, - И постараюсь доставить Вас к дому как можно быстрее. Здесь есть более короткая дорога.
Небо над их головами стремительно темнело, по куполу зонта шлепнули первые тяжелые капли – предупреждение о том, что у гуляющих осталось не больше минуты, прежде чем разверзнутся хляби небесные.
Маргарет подхватила спереди свой кринолин, приподнимая его над землей. Конечно, это было не слишком прилично, но идти по узкой тропинке, рискуя наступить на собственный подол и сломать себе шею, миссис Уиллоуби не собиралась. Слава Богу, уже вышли из моды огромные, диаметром в шесть футов кринолины. В подобных платьях нельзя было войти в двустворчатую дверь бального зала, не то что проскользнуть между двух старых деревьев.
- Следуйте за мной, мистер Уиллоуби, - женщина качнула зонтом, указывая примерное направление. Это была даже не аллея, просто в этой части пейзажного парка деревья росли не очень часто, позволяя срезать изрядный кусок пути и выйти к парадному входу. Лучше пусть слегка испачкаются блестящие сапоги, чем насквозь промокнет сюртук, - рассудила про себя Маргарет. Ведь если мистер Тачит простудится, они не смогут завтра прокатиться верхом.

0

32

Отдернув руку, Артур поймал выражение ее глаз - миссис Уиллоуби взглянула на него так, будто он совершил по меньшей мере кощунство. Боже мой! Он представил, что было бы, если б он пригласил ее под свой зонт, предложив опереться на его руку, и хмыкнул про себя. Наверное, ее бы тут же и след простыл, а после она стала бы сторониться его, словно он пытался посягнуть на ее честь. Да, он давно знал, чувствовал, что жизнь в провинции (казалось бы, в близком общении с природой) не раскрепощает, а лишь укореняет все привитые женщинам с детства жесткие нормы и правила поведения.

Вздохнув, Артур без лишних слов последовал за Маргарет. Ветер, пригнав дождевые тучи словно сделав свое дело, тут же успокоился, в отличие от дождя, который полил, усиливаясь с каждой минутой. Стараясь не обращать на него внимания, хоть это и не слишком ему удавалось, мистер Тачит пробирался следом за своей проводницей, отмечая мимоходом легкую походку и проворство, с которыми она лавировала между старых деревьев и молодой поросли, которой в стороне от главной дорожки, видимо, давно никто не занимался. Маргарет торопилась к дому почти не оглядываясь, полагая видимо, что привычная ей невидимая тропка столь же легка для продвижения и ее спутнику.
Удивляться тут было нечему - она же выросла здесь, и все дорожки-тропинки в парке должны были быть знакомы ей вплоть до мелочей, в то время как Артур, увлекшись к тому же созерцанием походки своей спутницы, уже неоднократно споткнулся о какие-то невидимые под листьями одеревеневшие корни или пни, кто их разберет, и в довершение всего незамеченная им ветка, от которой он не успел уклониться, хлестнув по лицу, сбила с него цилиндр.

Они шли недолго, хотя Артуру показалось - целую вечность. Он раскраснелся, промок, густые светло-русые волосы разметались надо лбом. Однако несмотря на легкую усталость и сырость, начинавшую проникать под одежду, он был почему-то доволен - эта пробежка по лесу была сродни маленькому приключению и слегка напомнила ему детство.
- Почти успели, - засмеялся молодой человек, когда портик парадного крыльца укрыл их наконец от разыгравшегося ненастья, и только сейчас заметил, что не надел второпях подобранный цилиндр, и тот так и остался у него в руках. Смущенно повертев мокрый головной убор, он решил оставить все как есть, пусть даже его строгая спутница сочтет это грубым нарушением этикета - надевать промокший цилиндр на мокрые волосы - особенно теперь, когда они уже почти дома - было бы довольно глупо.

0

33

Под конец они почти бежали, хотя делать это в длинном на глазах намокающем платье с обуженным, но все же кринолином, было нелегко. Маргарет взлетела по ступеням по защиту портика, отводя прочь и складывая зонт. Она вдруг почувствовала себя так, будто этих шести лет и не было, вернее, не было первых трех из них, и она снова та самая Маргарет, которая смотрела в будущее с надеждой и легким вызовом, не опуская глаз и не пряча улыбки.
Ей удалось убежать от прошлого, а дождь спутает следы. Пусто только временно, но все же ей удалось. Миссис Уиллоуби привалилась к холодному камню колоны и смотрела, как бегом преодолевает последние ступеньки ее спутник, и мимоходом отметила легкую, но в то же время исполненную силы грацию его движений.
- Да, - она не могла не засмеяться в ответ, - Прекрасная английская погода! По-моему, это было весело.
С запада на поместье ползла еще более темная и разлапистая туча, а дождь превратился в настоящий ливень. Маргарет посмотрела на смущенно вертевшего в руках цилиндр мистера Тачита. Цилиндр, еще полчаса блестящий и щегольской был теперь мокрым, с одного края к нему пристали опавшие листья и сосновые иголки. А мистер Тачит вертел его в руках, затянутых в светлые лайковые перчатки, будто раздумывал, не надеть ли? И это показалось Маргарет ужасно забавным, так что она снова рассмеялась, и продолжала смеяться, когда тянула на себя тяжелую створку входной двери.
- Ах оставьте Вы в покое свою шляпу, мистер Тачит! – сквозь смех проговорила миссис Уиллоуби, - Проходите в дом, прошу Вас!
Через холл к ним спешил лакей. Маргарет скинула и подала ему свой черный палантин и поинтересовалась, прибыли ли уже мистер и миссис Кавендиш.
На самом деле ее интересовало, отдала ли распоряжение Кэтрин приготовить комнату их гостю, или это нужно сделать немедленно. Ведь приезда Джонатана с другом они не ждали.

0

34

Мистер Тачит и надеялся, и нет на подобный отклик, но услышанный им звонкий и непосредственный смех из уст Маргарет превзошел его ожидания - от недавней чинной благоразумной вдовы не осталось и следа: глаза ее блестели, губы улыбались, румянец на щеках стал еще ярче. Подобную метаморфозу за столь короткое время ему еще не приходилось видеть - словно оставшийся лить за массивными дверями дождь смыл стену отчуждения, недавно разделяющую их, малознакомых людей, и приоткрылась завеса, скрывающая истинный облик миссис Маргарет Уиллоуби. Поняв, что он смотрит на нее неприлично долго, Артур опустил глаза, переведя их вновь на свой цилиндр, от которого уже не чаял избавиться.
- Благодарю вас, - пропустив Маргарет вперед, джентльмен вошел в холл, где без промедления отдал лакею свою многострадальную шляпу, мимоходом отметив, что в этой чопорной передней ничего не изменилось. Зонт уже перед тем перекочевал вместе с палантином из рук миссис Уиллоуби в распорядительные руки слуги.
Мистер Тачит откинул спадающие на лоб волосы и, виновато улыбаясь, оглядел свой плачевный вид...

- Прошу вас, сэр, - избавляя Артура от необходимости что-то говорить, спасительно возгласил лакей, - сэр Джонатан распорядился насчет вашей комнаты.
Артур мысленно поблагодарил баронета за такую быструю и своевременную обслугу, потому что, как ни был приятен ему смех Маргарет, глядя на оставшиеся на сверкающем полу мокрые грязные следы и осознавая, сколь непрезентабельно он выглядит, сейчас ему хотелось только одного - скорее очутиться в своей комнате, обсушиться и переодеться.

- Благодарю вас за прогулку, миссис Уиллоуби, - он поклонился Маргарет, посмотрев в ее порозовевшее, улыбающееся лицо. - Поверьте, она останется в моей памяти.
Через минуту он уже поднимался по лестнице в сопровождении лакея, благодаря Бога, что ни на лестнице, ни в передней не встретил ни миссис Ханну Кавендиш, ни Кэтрин. Дитя своего времени, как бы он ни противился традициям и прогнившей пуританской морали, он бы не хотел, пусть и не отдавая себе в том отчета, чтобы у их с Маргарет возвращения - скажем так, далекого от степенности и солидности, приличествующими их статусу, оказались свидетели.

Эпизод завершен.

Отредактировано Arthur Touchet (2014-12-07 16:30:01)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Scenes from Provincial Life. Scene 2