Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Ladyhawke. Часть седьмая. На краю пропасти


Ladyhawke. Часть седьмая. На краю пропасти

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

На восток от солнца, на запад от луны. Сказка о волке и ястребе.
Импровизация на тему фильма «Леди-ястреб».

Действующие лица:
- рыцарь Раймонд Крэгерн
- прекрасная дама Аньель

Дополнительно:
Продолжение эпизода "Новая надежда"

Отредактировано Аньель (2014-12-12 08:38:37)

0

2

Аньель нечего было больше сказать, нечего сделать.
Худшее, казалось, случилось с ней когда герцогиня сотворила злое заклинанье, но сейчас было столь же больно и даже хуже, ведь оказалась, что лишена она не только возможности видеть любимого и найти в его объятиях утешенье, но и стала причиной того, что за нее, и против воли ее, поручался и давал клятву другой человек, чужой совершенно, весельчак и шут, ставший в миг столь не похожим на себя. Оставалось надеяться лишь на то, что ее клятва, данная пред Черным Лесом, отказ от помощи, словно призыв, произнесенный Аньель, станет преградой пред ведьмой и менестрелем. Хотя, что ведьма! Ей лишь бы цену свою получить, а большее не волнует ее.
Дочь герцога шла вперед, ведя за собой коня, и ветки деревьев хватали ее, царапали лицо, пытались подрать платье. Корни вырастали из-под земли, ставя подножки и норовя заставить девушку упасть на землю. А сердце ныло в груди, распускалась цветком боли и рана, нанесенная невесть кем птице.
Сквозь ветки деревьев, что смыкались над головой, лишь изредка проглядывала луна, даря краткие мгновения и возможность оглядеться. Но когда ступила девушка на поляну, поросшую низенькими кустиками - брусникой, где свет луны беспрепятственно падал на землю, то перед глазами Аньель вдруг закружилось все. Навалилась слабость и дочь герцога осела на землю, пытаясь отдышаться и с силами собраться для путешествия дальнейшего в неизвестность.
- Ах, Раймонд.. - сорвалось с губ и Аньель протянула руку к волку, пытаясь заглянуть в его глаза, чтобы хоть там, быть может, найти понимание и успокоение, которого так жаждала она, и того, с кем можно разделить душевную боль. - Ах, Раймонд.. зачем, зачем появилась эта любовь, если она приносит всем вокруг одни несчастья? Ты лишен облика, вынужден скитаться и терпеть молча унижения и то, как твое честное и доброе имя порочат. Мой отец страдает.. я знаю, он не может сейчас быть безучастным! Ах, Раймонд, лучше б я умерла в детстве иль молодости, утонула в пруду, чем стать причиной тьмы, что поселилась в сердце моей мачехи, чем причинять менестрелю столько бед и подвергать его столь грозным испытаниям. Что же мне делать, Раймонд?

0

3

Волк

Скрытый текст

http://i494.photobucket.com/albums/rr307/Silverwolf_018/BlackWolf-1.jpg

Она была смыслом его жизни. Повинуясь какой-то чужой воле, вопреки зову крови предков он забыл о своей волчьей природе и влачил жалкий удел собаки, оставаясь подле человека. И, как и собака, готов был отдать жизнь за ту, возле которой его удерживали неведомые силы.
И он отдал бы, если бы видел того, кто посмел причинить женщине боль. Ту самую боль, что светилась в ее глазах, которыми она смотрела на него.
Зверь оскалился, обнажая зубы и отгоняя неизвестного врага, которому был готов перегрызть горло.
Но оскал не помог, боль в глазах женщины не исчезла. И в первые в своей жизни ощущая свою беспомощность, волк ткнулся холодным носом в руку той, с которой проводил все свои последние ночи. Ткнулся и по-собачьи, услужливо ее лизнул, стараясь хоть так принести успокоение.
А затем, подползя ближе, положил свою голову на колени, заглядывая женщине в глаза.
Она что-то говорила ему, но зверь не мог понять ее слов, он понимал лишь чувства, которыми они были пропитаны. И в чувствах этих были боль и отчаяние. И снова оскалившись, грозя невидимому врагу, зверь запрокинул голову и послал к пробивающейся сквозь ветви деревьев Луне тоскливый вой, плача вместе с той, что была ему ближе его собратьев.

Отредактировано Раймонд Крэгерн (2014-12-12 08:45:06)

0

4

Волк чувствовал ее, понимал. Он пытался заглянуть в глаза и Аньель смотрела в ответ, видя не зверя, но почти человека, душа которого, бессмертная и прекрасная, спит внутри волка, но свет чистоты ее и доброты все равно сияет. Он пытался помочь - дочь герцога чувствовала это через слезы, которые катились у нее по щекам, но не в его силах было изменить движение и бег судьбы. Но, как и каждый раз, его прикосновения, его участие и забота, просто присутствие его рядом делали жизнь немного проще, и цепи, что стягивали грудь, мешая дышать, опадали, позволяя вздохнуть прохладный ночной воздух, пахнущий гнилью и сыростью.
Аньель вздрогнула, когда волк зарыдал вместе с ней, но она не испугалась, не отстранилась, хотя никогда еще не доводилось ей слышать песню силы лесов так близко. И вой понесся вверх, достигая луны и звук его заметался меж деревьев.
- Ах, Раймонд!..
Пусть конь испуганно шарахнулся в сторону, но, зацепившись уздечкой за ветку, не мог убежать и теперь лишь косил взглядом на зверя. Пусть их слышали все обитатели леса, но кто осмелится прийти и окунуться в чистое горе, что расплескивалось кругом?
Понемногу становилось легче. Нет, боль душевная не утихала, но Аньель привыкала к ней, как можно было привыкнуть и к боли физической. Мгновения отчаянья сменялись осознанием необходимости что-то сделать, попытаться предупредить беду, если еще возможно такое. Девушка коснулась волка, проводя ладонью по шерсти, голос ее дрогнул, но звучала в нем теплота.
- Не страдай хоть в обличье волчьем, Раймонд. Пусть эти часы темного забвения служат для тебя отдыхом, и прости, что растревожила тебя. Но придется мне написать письмо, дабы рассказать о всем случившемся в подробностях, ты прочтешь его утром, а пока - отдохни. Извини лишь, что мне нечем накормить тебя.
Перед глазами все еще кружилось, но Аньель поднялась и неспешно подошла к коню своему, доставая бумагу и чернила и перо, одолженные отшельником добрым, к мудрым словам которого и справедливости хотелось вернуться. Ночной холод проникал сквозь платье и обнимал дочь герцога, заставляя дрожать от холода. И девушка постаралась сесть поближе к зверью, разложила на коленях бумагу, а рядом поставила чернила.

"Милый Раймонд. Как хотела бы я потратить время это, чтобы написать письмо, полное любви, но, боюсь я, что бумаге придется выдержать много тяжелых слов и тебе, читая их - тоже, ведь беды наши не закончились и сердце мое разрывается от отчаянья, от ужаса всего, что происходило в последние часы этой зловещей ночи.
Прежде всего, скажу тебе одно: не слушай ведьму, к которой ты путь держал, и, прошу тебя, не слушай менестреля Биллигана ни в чем, не принимай его помощи, как увидишь - гони прочь в тот же миг. Ведь опасаюсь я, что, несмотря на отказ мой, ведьма, не знающая жалости, все ж подготовила должное, дабы вершилось темное колдовство, иначе назвать готовящийся обмен я не в силах."

Чернила растекались кляксами, рука девушки дрожала, когда пыталась она вывести ровные строки - не получалось. Но все же письмо можно было прочитать, можно было разобрать средь помарок и бежевых пятен там, куда падали слезы, правду жизни.
- Раймонд, скажи мне, - Аньель подняла голову, глядя на волка, - быть может стоит бежать там прочь? Стоит покинуть эти края, отправившись в земли дальние, где не бывает зимы и где много песка, где сарацины скачут на диковинных скакунах - верблюдах, где возвышаются древние язычески храмы, похожие на горы, и мохнатые деревья стремятся вверх, к солнцу, и дают плодами своими гигантские орехи. Там, говорят, сильна древняя магия, и там не будет никого, кто невольно иль из злого умысла отнять счастье у нас попытается.

0

5

Волк

Скрытый текст

http://i494.photobucket.com/albums/rr307/Silverwolf_018/BlackWolf-1.jpg

Его плач достиг небес. И эхом ответили ему собратья вдалеке. Ответили дружным воем, призывая забыть о печали и, повинуясь зову крови, собраться в стаю для охоты. Загнать зверя, и кровью его горячей утолить свою тоску.
И встрепенувшись, волк повернул голову в ту сторону, откуда доносилось пение его народа. И в сердце его билось желание присоединиться к ним. Но голос женщины, что снова заговорила, заглушил его. И снова повернувшись к ней, волк слушал, старательно пытаясь понять, о чем ему говорят. Пытался, но не мог. Лишь догадывался, что спрашивают его о чем-то, что ждут от него чего-то. Но не знал чего.
И не зная, что ответить, он лишь положил свою лапу на подол платья и взглянул женщине в глаза, будто молчаливым взглядом просил ее остаться.

0

6

Ночь и луна. Два спутника, что неразрывно следуют рядом, двигаясь рука о руку. Мрачный лес, недаром прозванный чернолесьем, не только из-за обилия близко стоящих елей и коварных болот, вовсе нет; а за дух и мысли, витавшие здесь. За песнь волчью, что зовет отринуть все и бежать, бежать, кого-то превращая в добычу, а кого-то - в охотника.
Аньель излила свое горе, выплеснула его в слезах и словах, а теперь внутри нее появлялась и росла решимость сделать хоть что-то, не сидеть без дела, не стать обузой. Пусть сначала она изложит свои мысли бумаге, выскажет вслух все, что на душе, и попросит совета, хоть молчаливого у зверя. И волк словно понял ее, потянулся, отворачиваясь от зова стаи, что явно влек его, и положил лапу на подол платья, будто предлагая остаться.
- Ты.. ты прав. Что в той стране? Чужое все, нет веры, нет друзей, - дочь герцога вздохнула, вновь касаясь волка ладонью и находя в том утешенье и спокойствие. Друзей у них не было и здесь, недаром бежать им пришлось, а не искать помощи у верных товарищей. - Я напишу письмо, а ты, любимый, напиши мне ответ. Вместе решим мы что с судьбой нашей делать.
Девушка обращалась к волку, словно к человеку, уже не ища ответов, но желая найти того, кто будет слушать - иногда и этого более чем достаточно бывает.

"Прости меня за столь сумбурное начало, любимый, но сложно мне собраться с мыслями. Впрочем, постараюсь я описать события ночи как можно более четко, дабы не возникло у тебя непонимания и сомнений.
Так слушай. После того, как превратилась я из птицы в человека, не сразу удалось мне понять что происходит, и отчего в лесу я темном и что за женщина стоит предо мной, обещая скорое да быстрое спасение. И поверила я ей, рассудив, что должна так поступить, коли привел ты нас к ней. Но, едва оказались в пещере ведьмы мы, как стала ясна цена.. "

Аньель писала и писала, раскрывая перед Раймондом случившуюся историю. Она лишь ненадолго остановилась, когда нужно было описать свое согласие на жертву.
- Льщу себе я надеждой, что ты поймешь мой порыв и простишь, ведь лгать тебе я не в силах, - вздохнула девушка, к волку обращаясь. И вновь взялась за перо, честно излагая историю того, как дала она свое согласие и отчего она поступила так, рассказывая как появился менестрель и как все слова ее оказались пусты и никем не услышаны. Как помимо воли ее дал шут согласие и отчего это непосильным грузом легло на ее сердце, отчего считает она эту затею полной мрачных обещаний и притворного счастливого исхода. Написала дочь герцога и о том, что не может быть счастья через чужое горе, и в этих мыслях своих просила у рыцаря поддержки и согласия. В конце рука ее легко и просто отразила любовь ее, облекая самое прекрасное чувство, что быть может, в слова.
- Вот и закончено письмо, - Аньель свернула бумагу, прижав на мгновение к губам своим, убрала перо и чернила, после чего вновь уселась на землю. Голова не кружилась больше, но тело было налито слабостью, сил совсем не осталось и девушка только и могла, что вновь вести беседу с волком. - Раймонд, скоро рассвет и станешь ты человеком, я обернусь птицей, и хотела бы я добавить в послание свое слова ободрения, но не нахожу я их. Но знаю я, что нельзя терять надежду нам, что вдвоем мы сумеем найти избавление от напасти, коли не здесь, так в другом месте. А если иссякнет терпение и надежда в прах превратиться, то лучше нам обоим остаться навеки в зверином обличье..

0

7

Волк

Скрытый текст

http://i494.photobucket.com/albums/rr307/Silverwolf_018/BlackWolf-1.jpg

Так они и сидели под кронами древних деревьев, слушая далекое пение собратьев.
Женщина продолжала говорить, а зверь касался ее лапой, ложил голову на подол платья и, время от времени, поворачивал голову в сторону черных деревьев, предупреждающе показывая зубы невидимому врагу, что мог таиться в чаще, и своим присутствием причинял той, бросить которую волк был не в силах, страх и беспокойство.
А время неумолимо шло к рассвету. Где-то далеко, на востоке небо уже окрасилось багрянцем. И хотя видеть этого сквозь чащобу было нельзя, зверь чувствовал это. Чувствовал и вновь испытывал страх. Рассвет приносил ему больше, чем новый день, он приносил ему забвение, заставлял погрузиться в сон до новых сумерек.
На шкуру капнула первая капля росы, заставляя волка обеспокоенно вскочить, но было уже поздно.
Из-под корней деревьев пополз зловещий туман, при виде которого волк ощерился. Но серая пелена не испугалась его клыков, она продолжала ползти вперед. И в скором времени всю поляну заволокло мутной дымкой, окутывая и скрывая от человеческих глаз всех, кто на ней находился.
Последнее, что услышал волк, перед тем, как уснуть – это далекий, заунывный вой своих собратьев. Вой, на который ему не суждено было ответить.

0

8

Разговор их, обильный на слова с одной стороны и молчаливый - с другой, так и тек плавно вперед, и луна двигалась по небу, понемногу совсем прячась за деревья. Запели птицы, чувствуя скорый рассвет, но и эта песнь радости, столь неожиданная в чернолесье, не принесла отрады. И звезды начали тускнеть, когда с востока заалело. Пополз туман и появилась роса, первые капли которой побежали по рукам девушки и по лицу, словно слезы.
- Вверяю себя и судьбу свою в твои руки, Раймонд, и верю, что примешь ты верное решение, что убережет нас обоих от беды и новой напасти, - слова, едва сорвавшиеся с губ, как поляна наполнилась густым туманом, словно дымом пожарищ.
Аньель закрыла глаза и раскинула руки. Стать птицей да взлететь в небо, вспорхнуть и отдаться на волю ветру, не зная боли и тревог...
Миг и в одежде забился ястреб, заклекотал недовольно, выбираясь из складок плотной синей ткани с узором золотой нитью. Запрыгал по земле, подволакивая крыло, но не получалось у него взлететь, пусть даже тяжело и неуклюже.

0

9

Ястреб

скрытый текст

http://www.allkmw.ru/nashe_kmw2/images/13.jpg

Ястреб трепыхался в траве, не понимая отчего вдруг небо, манящее и зовущее к себе, вдруг стало для него недосягаемым. Отчего крылья не полны сил и мощи, способной подкинуть, оторвать от земли и отправить ввысь. Птица была испугана, недовольна, но попытки свои взлететь не оставляла, чувствуя, что все же есть у нее силы преодолеть тяжесть.
Однако, мгновение спустя человеческие пальцы обхватили маленькое тельце, надежно, но бережно прижимая крылья. И ястреб, первым желанием которого было дернуться и клюнуть своим острым клювом, растерзать в кровь чужие руки, лишь поджал лапы. А затем, прижатый к груди человека, замер, лишь резким движением повернул голову, глядя на мужчину янтарного цвета глазами, будто пытался вникнуть и осознать слова его.
И птичий разум пытался постигнуть слишком сложное: разобраться куда в цепочке полет-охота-добыча-гнездо, стоит поместить человека.

0

10

Птица теплым комочком свернулась на груди. И бережно прижимая ее к себе, Раймонд быстрым движением завернул ястреба в свой плащ, влажный от росы, а затем, накинув на себя хотя бы часть одежды, чтобы прикрыть свою наготу, подхватил с травы промокший лист, с жадностью вчитываясь в написанные на бумаге слова, слова, что выводила любимая рука.
Вот только не радостным было послание Аньель. И с первых же его слов сжалось сердце Крэгерна, и отчаяние медленно, но смертоносно, словно яд, проникающий в рану, поселялось в нем.
Как и опасался рыцарь не нашли они помощи в Черном лесу. Слишком высока была цена, которую требовала ведьма. Не напрасно предупреждал старый отшельник, что спасаясь от одного злого колдовства, можно стать причиной другого, еще более жуткого зла. Словно в воду он глядел.
И плата, ведьмой затребованная, была тем самым злом, принять которое Раймонд был не в силах. Не мог он заплатить за свое счастье чужой жизнью и чужой молодостью. Да и разве может быть счастливой жизнь, построенная на чужом горе?! И Аньель, что ночью тяжкое решение приняла, думала так же.
Письмо выскользнуло из пальцев, вновь падая в росу. И темно-синие буквы медленно расплывались под капельками ее, словно под женскими слезами.
- Последняя надежда покинула нас с тобой, - негромко произнес Раймонд, гладя пальцами птичьи перья. – Искали мы помощи, но не нашли ее. И что теперь нам дальше делать?
Знал рыцарь, что можно попробовать углубиться и дальше в Черный лес, в надежде новую ведьму найти. Знал, но не видел в этом смысла. Вдруг еще более страшную плату захочет вторая колдунья за свою помощь, и кто знает – позволит ли она уйти им живыми из своих владений.
Можно было попробовать уехать в дальние края, в надежде обрести новую жизнь. Вот только что за жизнь это была бы? Человеком днем и волком ночью? Но если и готов был бы Раймонд вести такое полусуществование, то обрекать на него любимую, он не мог и не смел.
Любой ценой рыцарь должен был избавить Аньель от подобной судьбы. И избавление теперь он видел лишь в смерти, мысль о которой холодной решимостью вытесняла отчаяние, давая новую цель, но не новую надежду. В смерти герцогини… В своей… И в ее…

0

11

Ястреб

скрытый текст

http://www.allkmw.ru/nashe_kmw2/images/13.jpg

Ястреб, успокоенный теплом человеческих рук и биением сердца, затих. Это было странно и непривычно его породе, но спокойствие разливалось по жилам, позволяя баюкать подбитое крыло и чувствовать себя в безопасности. И птица лежала бездвижно, только взгляд ее медового цвета глаз безотрывно следил за мужчиной. А когда пальцы коснулись оперения, то ястреб чуть прихватил клювом палец человека, но так осторожно и бережно, что и царапины не нанес, а только чуть сжал, словно пытаясь передать что-то.
Птица живет движением и сейчас ястреб чувствовал, что должны они отправиться в путь, что его место - в небе, человека - внизу, но рядом, всегда рядом, через луга зеленые, полные полевых мышей, через леса, чьи щебечут мелкие птахи. Еда и полет. И человек. Зачем человек? Понять это было невозможно, но словно нитью они были единой связаны.
А затем птица вдруг закричала сердито, пронзительно, как только может ястреб, забилась в плаще, что стискивал ее со всех сторон. Неясная тревога, непонятная, неподвластная птице, вдруг охватила ее. И не слова человека, но будто его мысли, нашедшие отражение на лице мужчины, стали причиной этому; они, как плащ обволакивал крохотное тельце, обволакивали разум, заставляя ястреба метаться, в тщетных попытках освободиться. А затем крик ястреба истончился и он будто зарыдал, смиряясь с неизбежным.

0

12

Птица забилась и пронзительно закричала, словно прочитав замыслы человека и протестуя им. Но погруженный в свои мысли Раймонд воспринял ее крик по-своему, как нежелание любимой и дальше влачить существование, подобное адским мукам.
- Не бойся, любовь моя, знаю я, что делать нам, - произнес Крэгерн, поднимаясь с земли и начиная собираться в дорогу. – Знаю я, куда нам ехать… Недолго продлится еще эта пытка, это твое наказание без вины, клянусь тебе.
Конь громко фыркнул и топнул копытом, предчувствуя скорую дорогу.
Не так надеялся рыцарь возвращаться из Черного леса. Но воистину говоря, человек – не хозяин своей судьбы, лишь бог ведает, что ждет его впереди. Сейчас же Раймонду хотелось верить, что его и божественные планы совпадут, потому, как не намерен он был больше бежать и скрываться. Лишившись последней надежды, лишь мести хотело его сердце. Мести для герцогини, и избавления для любимой…

0

13

Ястреб

скрытый текст

http://www.allkmw.ru/nashe_kmw2/images/13.jpg

Ястреб знал, что его порода живет без лишних тревог, и все заботы, что должны касаться его - это пища, гнездо и полет. А потому заботы, непонятные, загадочные, мучили его, заставляя словно задыхаться в плену волнений и в объятиях плаща. Лишь голос человека, произносивший непонятные для разума ястреба слова, немного успокаивал, хотя и было в нем без меры горя, тоски и обреченности.
Птица продолжала метаться, хватая мощным клювом плащ, пока волны ткани не расступились, отпуская вольного жителя неба. Ястреб ударил крыльями по земле, подпрыгивая. Еще и еще, а затем, тяжело взлетев, упал на плечо мужчины, схватил сильными лапами его за плечо, сжимая, и, проведя пару раз клювом по раненному крылу, будто успокаивая боль, нахохлившись, замер.
Ястреб выбрал себе место, не желая даже в болезни быть в чужой власти, а мечтая иметь, пусть и иллюзорную, но свободу. Как и мужчина, что сейчас собирался в путь.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Ladyhawke. Часть седьмая. На краю пропасти