Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Ladyhawke. Часть восьмая. Письма


Ladyhawke. Часть восьмая. Письма

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

На восток от солнца, на запад от луны. Сказка о волке и ястребе.
Импровизация на тему фильма «Леди-ястреб».

Действующие лица:
- рыцарь Раймонд Крэгерн
- прекрасная дама Аньель

Дополнительно:
Продолжение эпизода "На краю пропасти"

Отредактировано Раймонд Крэгерн (2014-12-12 10:02:52)

0

2

За день пути Раймонд много успел передумать. Успел пожалеть о дне их встречи, который вместо счастья принес любимой лишь беду. Успел вспомнить, как были они счастливы с Аньель до того злополучного вечера.
И решимость его, которая еще сегодня утром была такой непоколебимой, ослабла. Не знал Крэгерн, как отнесется любимая к его решению. А потому не мог свершить подобный шаг, держа ее в неведении. Аньель должна была узнать правду.
И бумага с чернилами, одолженные им добрым отшельником стали подспорьем рыцарю в этом нелегком деле.

Письмо первое.

Милая моя Аньель. Любовь моя, дыхание мое…
История, случившаяся в Черном лесу, разорвала мне сердце. Верь мне, не такой помощи искал я у ведьмы, и не такую цену готов был заплатить.
А потому знай, что мудро ты поступила, отвергнув подобную помощь, ибо не может быть счастья, построенного на чужой беде и чужой молодости.
Как поймешь ты, проснувшись от своего дневного сна, покинули мы Черный лес. И, несмотря на рану твою, которая, надеюсь, усилиями целительницы не беспокоит тебя, отправились в обратную дорогу.
Не стал я оставаться в злополучном лесу и дальше, и судьбу испытывать новыми встречами с его обитателями. Не верю я больше в их помощь, и в то, что смогут они от проклятья нас избавить, не сотворив при этом еще более страшное, чем наложено на нас.
Но верь мне, не позволю я продолжаться злому колдовству и дальше. Решил вернуться я в родной твой замок, решил найти ту, что разлучила нас с тобой, лишив возможности, пусть и в зверином обличье, но быть вместе.
Угрозами и силой заставлю я ее снять свое проклятье, а если не получится у меня, быть может, ее смерть избавит нас от существования, страшнее которому и в аду не сыскать…
Надеюсь, что поймешь ты мое решение, любовь моя. Поймешь и примешь его.

Навеки твой и любящий тебя в любом твоем обличье Раймонд.

0

3

Ночное солнце освещало путь, простирающийся перед Аньель. Весь мир был их и ничто им не принадлежало, кроме строчек письма, полученного от Раймонда и того письма, что будет написано перед восходом солнца, когда утренняя роса, словно слезы очищения, сотрут из памяти птицы горечь любви, что разъедает губы и сердце.

Жизнь моя, видеть письмо, начертанное твоей рукой - высшая радость для меня сейчас, пусть даже слова в нем печальны. И пусть была я птицей, но, думается мне, все это время мечтала об одном - услышать мысли твои и голос твой, пусть звучащий с бумаги, и понять их.
Казалось, совсем недавно радости были полны наши дни и вечера и темные ночи около озера, когда могла я держать тебя за руку, когда полно смысла было наше молчание. Но как много хотела бы я сказать теперь, быть может спеть тихую песнь про то, как сильна моя любовь к тебе и как больно от того, что стала она причиной горя не только нашего, но стольких людей.
Но радостно было мне от того, что ты понял мои поступки, и простил, и не держишь досады на отказ мой ведьме. Нельзя, сотворив Зло, посеять Добро, только об этом следует помнить каждый миг и за то держаться.
Всю ночь шла я, не тревожимая ранами физическими, вперед, выполняя твое желание, приближая нас к замку моему родному, и долго думала о решении твоем. Не скрою: не просто было мне, сомнения терзали душу мою.
Нельзя через чужие страдания обрести счастье. Ведь в том, что случилось, есть и наша вина: зачем пришла любовь? Зачем увидела я тебя, храброго, полного великодушия и красоты, когда въехал ты в ворота замка? Быть может уже проклята была любовь наша едва только родившись? И от этого я вижу лишь одно избавление для всех, для тех, кто страдает по вине нашей: забвение наше раз и навсегда. Прости, понимаю я, что мысли это страшные и, быть может, не следует делиться ими, но, впрочем, когда еще, если не сейчас?
И в одном прав ты: непозволительно и дальше мачехе моей позволять нести тьму в сердце своем, обманывать любимого отца моего и отравлять своим ядом брата моего. А потому благословляю я тебя на те действия, что задумал ты. Пусть, с Божьей помощью, получится свершить у тебя все, а после уже мы понесем положенное за свершенное наказание. Пусть рука твоя будет вреда, но еще тверже - решимость и вера в Свет.

Живу только для тебя, любовь моя.

0

4

«Пусть, с Божьей помощью, получится свершить у тебя все, а после уже мы понесем положенное за свершенное наказание. Пусть рука твоя будет вреда, но еще тверже - решимость и вера в Свет.» Весь день эти слова наполняли сердце Раймонда, вернув ему былую решимость и укрепив в своей цели.
И теперь, рыцарь верил в это, никто и ничто не сможет остановить его. С ним было благословение его любимой. С ним была ее вера в него. А такие доспехи не пробить ни одному оружию, человеку ли оно принадлежит, колдуну ли…

Аньель, любовь моя… Звезда моего сердца, королева ангелов… Так называл я тебя в минуты нашего счастья, и тем дороже мне эти слова теперь, в минуты беды нашей. Слова, которые, пусть и через бумагу, что поверенной в сердечных делах наших стала, могу я сказать тебе.
Окрыленный твоим благословением весь день гнал я коня, спеша быстрее вернуться в родимый край. И теперь недолго уже нам осталось. А потому, завтрашний день решит нашу судьбу, решит вернем ли мы себе наше счастье на земле или обретем его на небесах.
Да, именно на небесах… Потому что верю я, не проклятьем была наша любовь, и невиновны мы в том, что промелькнула она между нами, как молния, и вспыхнула, подобно пожару лесному. Уверен, благословенна она. А значит, не грозит нам забвение. Пусть и не на этом свете, но на том, мы познаем счастье, которое еще не ведомо было людям.
Так раздели и ты со мной эту веру, и сохрани ее в сердце своем. И помни мои слова, чтобы не случилось.
Я не говорю прощай, любовь моя, ибо верю в нашу встречу. Навеки твой и в этой жизни, и в будущей.

0

5

Прижав бумагу к лицу можно было вдохнуть глубоко и ощутить легкий запах дня, жаркого солнца, свежего ветра и дождя, омывающего землю. Можно было закрыть глаза и представить, как Раймонд, склонив голову, касается пером бумаги, выводя нежные строки, как взгляд его кричит - люблю, как губы шепчут - будем спасены.
Глядя на холодные звезды, что взирали на Аньель с чистого, умытого грозой неба, бесстрастно, безразлично, можно было поверить в счастье, возможное не здесь, но где-то в другом мире, полном света и тепла.
Дочь герцога знала, что последнее это письмо, а потому слагала его со всей тщательностью подбирая слова и зная, что стоит только сесть ей на коня да свернуть на тракт, как через час увидит она замок отца своего.
Но близок рассвет, уж запели птицы...

Счастье моё! Со словами и с дыханием ветра посылаю я тебе любовь свою и спешу поделиться радостью от того, что мысли наши, желания и действия столь одинаковы, будто созданы мы из единого, будто мы уже - единое целое. И пусть не могу я прикоснуться у руке твоей, но даже глядя на волка, сильного и статного, я вижу твою прекрасную душу и верю, что ты легко видишь мою.
Я хочу и мечтаю сказать тебе многое и многое написать, но разве стоит сейчас изливать себя, зная, что будет возможность потом? Я ехала всю ночь, без остановки гоня коня, а потому прошу тебя заботу о нем проявить и наградить за службу непростую достойно.
А рассвет уж близко.
Завтра мы будем в замке отца моего и, как ни сложилась бы судьба наша, не прочитаю я больше письма от тебя, любимый. Мы встретимся в обличье людском и я смогу обнять тебя, прикоснуться к губам твоим своими губами, либо, молю тебя, позаботиться о том, чтобы и для меня кошмар этот закончился забвением и вечным сном. И это - последнее мое желанье, и с тем вручаю я себя и судьбу свою и жизнь свою лишь в твои руки, верю, что исполнишь ты все так, как лучше для прочих людей и для нас будет; и взор твой не затуманит чужой злой умысел и черная зависть.
Любовь моя, ты научил меня радоваться каждому дню, что провожу я с тобой, и с этой радостью в сердце я закрываю глаза и обращаюсь птицей.
Навсегда лишь твоя.
Аньель.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Ladyhawke. Часть восьмая. Письма