Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Эпистолярные наставления


Эпистолярные наставления

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и место действия: Грейт-Дриффилд, Йоркшир - Брук-Холл, Вустершир. Осень 1884 года.

Действующие лица:

Рут Браун, 54 года.
Мэри Смит, 18 лет.

Дополнительно: надень улыбку, всяк сюда входящий. Это - стеб.

Источником вдохновения послужили "Наставления и советы невесте  касательно поведения в интимных супружеских отношениях для возрастания духовной святости благословенного таинства брака и ради славы Божией, написанные Рут Смитерс, возлюбленной супругой преподобного Л.Д.Смитерса, пастора Аркадской Методистской Церкви Восточной Региональной Конференции, в Лето Господне 1894".

0

2

От Рут Браун - Мэри Браун

Дорогая моя дочь!
Искренне печалясь о невозможности присутствовать на твоей свадьбе (здоровье мое не позволяет выезжать мне далее Лайкберри), тем не менее, считаю долгом своим поведать тебе о том, что необходимо знать молодой жене в первую брачную ночь.
Об этой стороне супружества принято говорить лишь накануне свадьбы, дабы не возбудить в воспитанной девице излишнего интереса к утехам плоти, и сохранить ее душу в чистоте и непорочности для супруга и Господа.
Вынуждена признать, что именуемое таинством брака - ничто иное, как мерзкое и порочное по сути и исполнению действо, которое благонравная супруга вынуждена терпеть, дабы угодить спутнику жизни.
Мужайся, дочь моя.
Вечером после свадебной церемонии ты удалишься в свою спальню, дабы подготовиться к первой ночи. Примерный супруг подойдет к тебе не ранее, чем увидит на то твое позволение, которое будет заключаться в повороте ключа в дверях твоей спальни. Ни в коем случае не разрешай ему прикасаться к тебе ранее - в гостиной, будуаре и всякой иной комнате дома – это излишне распалит его воображение, и может быть принято как поощрение к соитию. Раньше, чем он войдет в комнату, погаси свечи и ляг в кровать, предварительно облачившись в ночную сорочку и чепец. Услышав шаги его, ни вздохом, ни голосом не выказывай своего присутствия – он может принять это как поощрение. Когда он ляжет с тобой, ни единым движением навстречу не поощряй его похоть, не позволяй ему зажечь свечи и попытаться снять с тебя ночные одежды. Пусть он поднимет твою сорочку ровно до места, необходимого для беспрепятственного соития.
Первое соитие всегда мучительно и болезненно для девушки - крепись, демонстрируй страх и отвращение – как свидетельство твоей чистоты и целомудрия. Не выказывай интереса к тому, что и как он собирается делать - он может принять это как поощрение.
Во время акта ни словом, ни движением не возбуждай его – он может принять это как поощрение. Когда он завершит свое дело, не позволяй ему благодарных ласк – он может воспринять это как поощрение и вскоре повторить попытку.
Верю в твой разум, дитя мое. Следуя моим наставлениям, ты сможешь выдержать первое испытание и дать понять супругу своему, сколь разумна и добродетельна жена его.

P.S. Полагаю, девять тысяч фунтов годового дохода мистера Смита – весомый довод в пользу того, чтобы стоически вынести все тяготы супружеского долга.

Написано 7 сентября 1884 года, Грейт-Дриффилд, Йоркшир.

0

3

Дорогая матушка, у меня нет слов, чтобы высказать вам свою признательность за вашу заботу и ваши наставления, которым я и последовала. Что бы я делал без ваших советов! Вы, матушка, со всей любовью и терпением наставили меня в делах, касающихся ведения домашнего хозяйства, но теперь я понимаю, как в действительности мало я знаю о семейной жизни! Надеюсь только на вашу мудрость, ваш опыт и вашу любовь ко мне.

Прежде всего, дорогая матушка, свадьба была великолепна. Мистер Смит даже нанял разрезывателя торта, а сам торт был украшен сахарной ватой, лакомство, в нашей провинции невиданное. Впредь я намерена делать все, чтобы удержать супруга от излишних трат… но, простите, это я отвлеклась от главного.
Итак, брачная ночь… (простите, я с трудом сдерживаюсь, рука дрожит). Когда мой супруг вошел в спальню, когда я увидела его… ох, матушка, мне трудно даже рассказывать об этом! Я, памятуя о ваших мудрых словах «Не знаешь что делать – плачь», разрыдалась. Это ненадолго отвлекло мистера Смита от его намерений, но только ненадолго. Я понимала, что это необходимо вытерпеть, и считала овечек… насчитала их ровно сто две.

Дорогая матушка, посоветуйте, что мне делать, если супруг требует от меня снять «этот ужасный балахон» (это он о ночной рубашке, которую я так старательно вышивала) и поцеловать его. Я в растерянности.

Ваша любящая дочь, Мэри.
17 сентября 1884 года, Брук-Холл, Вустершир.

0

4

От Рут Браун - Мэри Смит (урожденной Браун)

Дражайшая моя Мэри!
Получила твое письмо, и несколько часов не могла найти себе места от беспокойства. Доркас пришлось отпаивать меня настойкой пиона; ее поистине благотворное действие несколько ослабило дрожь в руках и колотье в боку, и привело меня в чувство настолько, что я даже смогла присесть ненадолго, чтобы немедленно написать тебе ответ.
Придется признать, что тебе открылась печальная изнанка супружеской жизни. Твой муж, как, впрочем, многие иные представители его племени – похотливое и развращенное существо. Не поддавайся на его грязные уловки. Не следуй той тропой, какой он пытается провести тебя! Это тропа бесстыдства! Послушай мудрого материнского совета.

Когда он в следующий раз попытается снять с тебя сорочку, скажи, что тебе холодно, если же он предложит пожарче растопить камин, попеняй ему на лишние траты, какие непременно образуются от дополнительной закупки дров для камина. Укажи ему на склонность к мотовству и пустым расходам. Если же ты будешь пилить его подобным образом всякий раз, пока он будет заниматься своим грязным делом, не исключено, что овечек в дальнейшем будет существенно меньше.
Беспокоюсь за тебя, дорогая. Будь стойкой!

Твоя любящая мать Рут.

P.S. Если стыдливость твоя вопиет, когда он пытается целовать тебя в недозволенных местах, нанеси на них перед сном настойку хины. Этот способ, несомненно, надолго отвратит его от подобных желаний.

Р.P.S. С оказией отправляю тебе пижаму для мистера Смита. Она скроена таким образом, что позволяет обнажать лишь незначительную часть тела для совершения соития. Вышей на ней фиалки и преподнеси в подарок супругу на День Ангела, всячески внушая ему, что вид обнаженного мужского тела тебе противен.

Написано 27 сентября 1884 года, в Грейт-Дриффилде, Йоркшир.

0

5

Возлюбленная моя матушка!
Пишу вам, сгорая от тревоги за ваше драгоценное здоровье. Умоляю вас, напишите, как ваше самочувствие? Прошу вас так же беречь себя ради меня, потому что только в вашем жизненном опыте и мудрости я черпаю силы.

Дорогая матушка, как я обнаружила после тщательной ревизии, дела в поместье мистера Смита оставляют желать лучшего. Припасов изводится в два раза больше, чем требуется. Но я твердо намерена взять все в свои руки. Поговорив с экономкой, я уволила часть прислуги, не смотря на протесты моего супруга. Но я указала ему на то, что ведение хозяйства – женское дело. Это то, что касается моих дневных обязанностей.

Что же касается иной стороны моей замужней жизни, то здесь все не так благополучно. Как правы вы были, матушка, указав мне на низменную породу мужчин. Как меняются они, получив власть над нами, сколько в них развращенности и похоти! Но я намерена, следуя вашим мудрым наставлениям, перевоспитать мистера Смита, для его же блага, разумеется, и во имя спасения его души.

Вчера вечером, сразу после прочтения вашего письма, я с воодушевлением заговорила с супругом о заготовке сидра и о неурожае люцерны. О том, что крыша конюшни нуждается в починке, а камины дымят. И хотя мистер Смит отнюдь не вежливо сначала попытался меня поцеловать, а потом попросил замолчать, овечек стало меньше! Мне кажется, дорогая матушка, мы на правильном пути!

Скажите, как часто мне следует допускать мистера Смита в свою спальню? Я понимаю, что мне не удастся полностью избежать его общества в ночные часы, но терпеть еженощно эти гнусности у меня нет сил!

Остаюсь с искренней любовью и уважением к вам, ваша дочь, Мэри.

P.S. Хина отлично действует, матушка. Однако, к своему прискорбию, я обнаружила что мой супруг может ругаться совершенно неподобающим джентльмену образом!

5 октября 1884 года, Брук-Холл, Вустешир.

0

6

От Рут Браун - Мэри Смит

Дорогое дитя!
Увы, мне нечем утешить тебя – переживания за драгоценную мою девочку снедают меня, после получения твоего письма я не спала две ночи, при одной мысли о том, что тебе еженощно приходятся терпеть животные ласки похотливого супруга, однако, несмотря на мигрени и продолжающееся колотье в груди, нашла в себе силы ответить на твое послание.
Твоя решимость радует меня, дитя мое. Ты на правильном пути.

Самый простой совет, какой может дать опытная женщина юной дочери, заключается в имитации недомогания примерно за час до предполагаемых приставаний супруга. Однако опытным путем установлено, что лишь первое время подобные уловки срабатывают, позже эгоистичные представители мужского племени никак не обращают внимания на женины жалобы – некоторые из них, напротив, уверяют жен в том, что исполнение супружеского долга избавляет от головной боли . Не верь этому, Мэри!
Остается одно – преградить ему путь к твоей постели.

Пятнадцать лет тому назад моя кузина Мэгги Картрайт использовала для этой цели большой кованый сундук, который стоял у двери в ее спальную. Она подвинула его на несколько дюймов левее, так, чтобы входящий в комнату супруг непременно ударился об него, эта уловка подействовала лишь однажды, в дальнейшем сундук кузины Мэгги постигла печальная участь – взбешенный супруг приказал выбросить его вон, бедняжке пришлось подчиниться. От расстройства она порвала нитку жемчужных бус; горничной пришлось потратить полтора часа, ползая по ковру и собирая бусины, однако собрать удалось не все, в следующую же ночь супруг кузины Мэгги поскользнулся на жемчуге и ушиб коленную чашечку, это обстоятельство позволило Мэгги наслаждаться ночным покоем почти месяц. Отдавая дань изобретательности кузины, хочу заметить, дорогая Мэри, что портить жемчуг для такой (несомненно, благой) цели вовсе не обязательно, вполне подойдут горох или чечевица.

Остаюсь, и т.д., твоя любящая мать Рут.

Написано 15 октября 1884 года, в Грейт-Дриффилде, Йоркшир.

0

7

Дорогая матушка! Я очень встревожена известиями о вашем недомогании, и вместе с письмом шлю вам настойку от мигрени. Я сделал ее по рецепту, который любезно дала мне наша соседка, миссис Форестер. Надеюсь, она хоть чуточку облегчит ваше состояние.

Миссис Форестер очень милая молодая особа и замужем уже год. Вчера мы прогуливались после обеда. Я набралась смелости, и деликатными намеками затронула тему супружеских обязанностей. Я встретила с ее стороны полнейшее понимание, она даже дала мне рецепт слабительного, которым пользуется время от времени, подливая его мужу в суп. Миссис Форестер уверяет, что слабительное прекрасно чистит кровь и способствует хорошему цвету лица. Думаю, мне надо последовать ее примеру. Так же миссис Форестер рассказал мне, что у ее подруги есть младшая сестра, а у той сестры подруга, и вот эта дама, определенно не леди, матушка, утверждает, что супружеские отношения с мужем могут быть даже приятными! Вы слышали что-нибудь более скандальное?

Матушка, я поставила в спальне сундук. Если не поможет слабительное – придется воспользоваться им, я заметила, что у мистера Смита землистый цвет лица и дурное настроение последние недели, наверняка это следствие его невоздержанности!

Остаюсь, любящая и почитающая вас дочь, Мэри.
25 октября 1884 года, Брук-Холл, Вустешир.

0

8

От Рут Браун - Мэри Смит

Дорогая Мэри!

Счастлива, что у тебя появилась наперсница в делах столь интимного толка, чьи советы помогут тебе в трудную минуту, пока меня нет рядом. Суждения миссис Форестер выдают в ней особу здравомыслящую и последовательную, однако спешу заметить, дитя мое, что слишком частое использование слабительного может испортить характер всякого супруга, даже самого покладистого. Мы не можем не учитывать побочное действие снадобья, поэтому заклинаю тебя пользоваться им не слишком часто и с умом, чередуя с другими, не менее действенными способами укрощения мужской похоти.
Твой рассказ о подруге младшей сестры подруги миссис Форестер возмутил меня до глубины души; ничего более скандального и неприличного мне не доводилось слышать. Такие женщины – суть сосуд греха и наперсницы Дьявола, именно по их вине мужчины думают, что могут иметь над нами некую власть, постыдными ласками возбуждая противоестественные и богомерзкие желания.

Надеюсь, дитя мое, настойчивое следование всем моим советам приведет тебя к желанному результату, коим может считаться греховное соитие не чаще раза в месяц к концу первого полугодия супружества, и не более пятидесяти овечек за один раз. Жду твоего письма, девочка моя, с рассказом о том, каким образом тебе удалось реализовать задумку с сундуком.

P.S. Высылаю тебе рецепт рождественского пудинга. Имбирное вино в нем можно заменить соком трех апельсинов, однако миссис Пламинг утверждает, что имбирь придает блюду должную остроту, поэтому замена нежелательна. Уверена, мистер Смит оценит твои кулинарные таланты по достоинству.

Остаюсь и т.д. твоя любящая мать Рут.

Написано 3 ноября 1884 года, в Грейт-Дриффилде, Йоркшир.

0

9

Дорогая матушка, моя бесценная наставница и советчица, каждое письмо от вас – лучик надежды, которую вы дарите мне своей мудростью. Признаюсь вам, иногда у меня просто опускаются руки, но потом я перечитываю ваши советы, и понимаю, что мой долг спасти душу моего супруга, не позволяя ему впадать в грех похоти. И я укрепляюсь духом, ищу утешение в молитве, и готовлюсь к нелегкой борьбе.

Слабительное оказалось средством столь эффективным, что я опасаюсь использовать его чаще, чем раз в месяц, но три желанных дня покоя показались мне настоящим раем! Затем мои деликатные недомогания дали мне возможность еще четыре дня не пускать к себе мужа, итого неделя, которая показала мне, какими совершенными и чистыми могут быть отношения двух супругов, если не пятнать их звериной похотью. Увы, все хорошее когда-нибудь заканчивается и сегодня я снова буду вынуждена терпеть прикосновения мистера Смита. Пожалуй, матушка, я воспользуюсь вашим советом относительно сундука и гороха.

Любящая вас дочь, Мэри.
14 ноября 1884 года, Брук-Холл, Вустешир.

Дорогая матушка! Я распечатываю письмо, уже готовое к отправке, и пальцы мои дрожат, а глаза туманят слезы самой глубокой скорби. Это ужасно, немыслимо, но вам нужно услышать эту страшную весть из моих уст. Мистер Смит мертв, матушка. Виной всему его ужасная неловкость, и (да простятся мне эти слова) его чрезмерная похотливость. Он так торопился ворваться в мою спальню, что поскользнулся на горохе, упал, и, ударившись головой о край сундука, отдал богу свою грешную душу. Матушка… я вдова. Все распоряжения отданы, похороны назначены на послезавтра. Наследников, как вы знаете, у мистера Смита нет, и все его состояние переходит ко мне, во всяком случае, так меня заверил его нотариус. Я буду оплакивать моего дорогого мужа всю жизнь… и молиться за него.

Миссис Форестер оказывает мне неоценимую помощь и поддержку, она же намекнула мне, что ее неженатый брат, баронет, ищет себе супругу. Разумеется, такие разговоры неуместны, но, благодаря вашим советам и своему опыту, приобретенному в таком коротком, и, увы, таком трагичном браке, я больше не чувствую страха перед замужеством и перед мужчинами. Уверена, матушка, если судьбе будет угодно, мы справимся и с баронетом.

Вдова Генри Смита, Мэри Смит (урожденная Браун), 15 ноября 1884 года.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Эпистолярные наставления