Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"


Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]В лучах яркого утреннего солнца каменные насыпи казались похожими на чешую каких-то древних окаменевших чудовищ. Может быть, именно поэтому местные называли эту долину –
землей каменных крокодилов. А может быть, когда-то здесь протекала река, и крокодилы были ее обитателями.
Как бы там ни было, в настоящее время этих речных обитателей в долине не наблюдалось, в отличие от змей. Последние, как будто, специально сползались сюда, чтобы позлить и попугать Дюрана.
За неделю раскопок не было дня, чтобы на глаза не попалась какая-нибудь кобра или эфа, а позавчера, пустынная гадюка затаившаяся под камнем, едва не укусила одного из местных, регулярно привозившего из ближайшего городка воду, провизию и топливо.
К счастью, ее удалось подстрелить в самый последний момент, так что парень отделался легким испугом.
Воспоминания о недавнем инциденте заставило Мишеля покоситься себе под ноги, убеждаясь в отсутствии поблизости нор и подозрительных щелей, которые могли бы служить убежищем ядовитым рептилиям.
Но затем внимание бывшего военного вновь привлек небольшой столб пыли, вздымавшийся вдалеке, среди акаций и выдававший передвижение автомобиля.
Транспортное средство двигалось не со стороны города, а со стороны скал. Кажется, в гости в очередной раз пожаловали их «соседи». Это прозвище закрепилось за ребятами из горнодобывающей компании, которые разрабатывали урановую шахту в десяти километрах к северу от места раскопок.
Дюран нахмурился. Странные это были субъекты. В первый же день начала раскопок они приехали «знакомиться», затем наведывались еще один раз, чтобы узнать «как продвигаются раскопки». Свои визиты они пытались выдать за проявление дружелюбия, вот только в этом дружелюбии, с точки зрения Дюрана, было столько же приятного, сколько в улыбке гиены.
Хотя, возможно, это была лишь паранойя бывшего военного, привыкшего в каждом чужаке видеть потенциального противника.
Столб пыли быстро приближался, через пару минут незваные гости обещали быть здесь. Нужно было предупредить остальных.
И развернувшись, Мишель быстрым шагом, порой перепрыгивая с камня на камень, поспешил обратно к разбитому среди скал лагерю.
Нужная Дюрану палатка находилась в самом центре лагеря и принадлежала она руководителю нынешней экспедиции - типичному откапывателю мумий. Вот только на месте его не оказалось. Пришлось направить к соседней палатке, служившей жильем заместителя руководителя экспедиции.
Когда Мишель в первый раз увидел этого самого заместителя – он не поверил своим глазам, настолько образ красивой, даже в чем-то величественной женщины не вязался в его представлении с щуплыми очкариками, откапывающими мумий – а именно так бывший военный и представлял себе археологов.
Остановившись у палатки, Дюран на мгновение замешкался. Он давно уже не был робок с женщинами, но в присутствии Сахары почему-то чувствовал себя пятнадцатилетним подростком, первый раз пытающимся пригласить одноклассницу на свидание.
- Доброе утро, - произнес бывший военный, не рискуя заглянуть внутрь палатки, а потому просто повышая голос, - мадемуазель эль-Тайиб. Извините за беспокойство, но кажется, к нам снова пожаловали те ребята с шахты.
Мишель замолчал и тут же поймал себя на мысли, что с огромным удовольствием готов гнать незваных гостей взашей.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара была в плохом настроении. Настолько, что даже короткая утренняя прогулка по плато не смягчила ее раздражения. Вчера она уснула с тяжестью на сердце. Сон, лекарство от мелких невзгод, так и не разогнал хмурость и недовольство с ее лица. Проснулась она рано, солнце не взошло, даже звезды еще мерцали над головой. Наслаждаясь утренней, предрассветной прохладой, короткой, но нежной, как поцелуй невесты, Сахара неслышно прогуливалась по лагерю. Мысли свербили ее словно назойливые мошки в жаркий полдень. Вот уже неделю, как они были здесь, но молодая женщина не испытывала былого воодушевления, которое всегда охватывало её на раскопках.
Она всегда с радостью принимала приглашения поучаствовать в археологических вылазках, предпочитая монотонным музейным делам живое общение с древностью. Даже походные, порой изнуряющие условия работы не отталкивали её. По сути, Сахара была больше аскетом, нежели человеком зацикленном на комфорте. Женщину не пугало отсутствие душа; ее не смущали извечные пыль и песок, которые оседали на каждой складке одежды; даже змеи и насекомые, прочие радости дикой природы её не отталкивали. Саийде эль-Тайиб нравился такой образ жизни, вдали от цивилизации, вдали от шумных улиц, криков и бессмысленной суеты. Здесь она ощущала себя частью мира - песчинкой в громадной пустыне, той самой песчинкой, из которых вырастают величественные барханы.
Но в этот раз все было иначе. Она чувствовала себя не частью космоса, а с безнадежностью все сильнее и сильнее осознавала себя конторской крысой, заваленной бумагами и прочими делами далекими от её истинного призвания.
Роберт Беккерель, французский археолог, который и должен был возглавлять археологическую экспедицию, внезапно вынужден был покинуть раскопки. Сахара не стала допытываться, что послужило причиной, но вот уже почти неделю экспедиция обходилась без главного археолога и секретаря. Вся бумажная работа легла на её плечи. От заполнения отчетов по археологическим исследованиям до заказа медикаментов и провизии. Конечно, ей помогали, но все же... Сахара бы предпочла, наконец, заняться подробным изучением наскальных рисунков, что было темой ее диссертации, чем тратить драгоценное время на занятия с археологией никак не связанное. Это злило. Расстраивало. Поднимало в душе пыльную бурю.
Даже раннее утро и загоревшееся на востоке небо, зрелище удивительное по своей красоте, так и не прогнали тоску и уныние. Поняв это, Сахара вернулась в палатку.
Солнце уже разогнало мрак ночи. По звукам снаружи Сахи слышала пробуждение лагеря - начинался новый день и молодая женщина спешила заняться повседневными делами, надеясь до обеда все-таки поработать в пещерах, но голос у входа в палатку неожиданно поломал ее планы. Женщина раздосадовано вздохнула и тихо выругалась. Хотелось крикнуть: "Ах, да разбирайтесь вы сами! Охрана вы или кто?" - однако, сдержалась и, прогнав с лица недовольство, вышла к ожидающему ее человеку.
Не успела Сахи сделать и шаг, как в лицо ударил порывистый ветер, заиграв подолом ее широкой рубашки, цветастой и яркой, как и платок на ее голове, смотревшиеся, наверное, слишком празднично-буйно в спокойном, умиротворенном пейзаже пустыни. В лагерь пожаловал суховей. Впрочем, этому гостю Сахара была рада, в отличии от тех, кто сейчас снова направлялся к археологам без приглашения. Как исполняющий обязанности руководителя лагеря Сахара была обязана их встретить, да и самой женщине не хотелось, чтобы в лагере без присмотра ошивались посторонние личности.
Еще раз пожалев о том, что из-за неожиданного визита изучение петроглифов перенесено на более позднее время, она все-таки не сдержала досады:
- Что они у нас забыли! Третий визит за эту неделю, - она приложила ладонь ко лбу, словно надеялась рассмотреть гостей с шахты. Машина их как раз подъезжала к лагерю. - Доброе утро, мсье Дюран, - спохватилась Сахара. - Вы опять без головного убора, - пожурила она мужчину. - Не боитесь солнечного удара?
Улыбка появилась и скрылась на ее лице также быстро, как тень в пустыне.
- Идемте, узнаем, что им нужно. Надеюсь, удастся их выпроводить. Я не дипломат, поэтому тратить на них время для меня такая утомительная работа.
"Да и смотрят они на меня, на всех. Что они вынюхивают?!", - с недовольством подумала она. Сахаре не нравились эти бесцеремонные взгляды, скользкие шутки и панибратские отношения, которые "шахтеры" пытались навязать археологам. К радости мадемуазель эль-Tайиб ее люди дружить с пришлыми гостями не спешили, сторонились. Археологи вообще был народ недоверчивый, не терпящих чужаков. А слухи о шахте неподалеку, что долетали до лагеря, и вовсе отталкивали от общения.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Судя по ее словам, мадемуазель Тайиб тоже не испытывала симпатии к местным шахтерам. А значит, в своей паранойе Дюран был не одинок. И это радовало, и вдвойне приятно было то, что они совпадают во мнении с такой очаровательной женщиной.
- В прошлый раз я дал им понять, что нам не требуется ни общение, ни помощь, - произнес Мишель, - но видимо, мой намек был не слишком прозрачным. Сегодня, если вы не возражаете, я исправлю это упущение, - и, коснувшись собственных волос, бывший военный пошутил. – Не переживайте за меня, мадемуазель, было бы по чему ударять.
Тем временем, машина уже почти доехала до каменной насыпи, служившей местом раскопок, и остановилась. Из нее выбрались трое. Водителя и пассажира с переднего сиденья Дюран уже видел дважды.
Второго звали Джон Ферретти. Он был американцем итальянского происхождения, представителем компании «Энергетика Будущего» в Нигере. Правдой ли было то, что парень рассказал о себе, Мишель не знал – но судя по болтливости и чрезмерной улыбчивости, итальянские корни у него точно было.
Водитель же никак не представлялся. Хмурый, вечно небритый и вечно в темных очках, он не отходил от машины дальше, чем на пару метров. Вот и теперь, вытащив пачку сигарет и закурив, он прислонился к капоту автомобиля, наблюдая за лагерем.
А вот с третьим, щуплым, с лицом больше походившим на мордочку какого-то грызуна, который едва увидев Сахару и Мишеля, тут же бросился им навстречу, бывший военный еще знаком не был, и знакомиться не спешил.
- Доброе утро, господа, - произнес Дюран, на несколько шагов обгоняя Сахару, чтобы оказаться между ней и троицей визитеров. – Уверен, у вас есть веский повод для очередного визита. И вы бы не стали отрывать нас от работы о пустякам.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- О конечно нет, мы ни за что не стали бы вас тревожить без серьезного повода, - движения у щуплого были под стать грызуну – суетливые, отрывистые, как и манера говорить – быстрая с шипящими и гортанными звуками. – Какое чудо, встретить среди пустыни настоящую восточную пери, - минуя взглядом Дюрана он с наигранной восторженностью уставился на Сахару и поклонился. – Доброе утро, мадемуазель. Рад знакомству, мсье Беккерель, - щуплый повернулся к Мишелю.
Начальник экспедиции Роберт Беккерель почувствовав себя плохо уехал в Агадес три дня назад, и, судя по тому, как дернулся Ферретти, на шахте об этом еще не знали и не объяснили своему спутнику кто есть кто.
- Я, Золтан Вранеш, горный инженер, и, по совместительству, главный инженер того заведения, - он мотнул головой в направлении шахты и протянул Мишелю руку. - Очень жаль, что не имел удовольствия познакомиться раньше, но лучше поздно, чем никогда, - инженер мазнул нагловатым взглядом Сахару, - тем более, что повод у нас весьма серьезный. Мы кое-что обнаружили в скалах неподалеку от шахты и хотели бы попросить вас о консультации, - последнее слово было сказано с многозначительным ударением. Протянутая рука повисла в воздухе.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Доброе утро, - без особого энтузиазма поздоровалась молодая женщина.
Не прошло и пяти минут с момента появления названных гостей в лагере археологов, но Сахара уже чувствовала, как удушающе действуют на нее эти люди. От плоских комплиментов, сладких и липких, словно горячая патока, и таких же липких взглядов хотелось сбежать. Ах, если бы она была просто штатным археологом, то и знакомиться с этими людьми, чьи намерения были такими же мутными, как воды Нила, и вовсе бы не пришлось, удрученно подумала Сахи и инстинктивно отступила на шаг. Слишком уж напористо кинулся знакомиться этот Вранеш. Молодая женщина и раньше-то не испытывала симпатии к господам с шахты, а сейчас антипатия переросла в прямую неприязнь. Она сама не могла себе объяснить себе причину своей неблагосклонности, но вопросы не давали ей покоя с момента их первого визита. С чем связано вдруг такое нарочито дружелюбное отношение к археологам? Другие бы на их месте, выдайся свободное время, проводили бы его в Агадесе, а не тратили бы бензин и драгоценную воду на скучные раскопки. Сахару еще раз неприятно резанула мысль о бессмысленно потраченном времени.
Недовольство успело все-таки мелькнуть на ее лице и, чтобы скрыть его, она перевела взгляд на Дюрана. Казалось, тот немного опешил от того, что его приняли за главу экспедиции.
Ситуация неожиданно показалась женщине презабавной. Спутать грузного, высокомерного старика-профессора, признанного археолога, который любил говорить цитатами с человеком, который в общем-то, наверное, слабо представлял себе над чем именно работают люди, которых он охраняет - было все равно, что пить воду из глиняной чашы, полагая, что она фарфоровая.
Сахара сдержала смех, готовый вырваться из её груди, но последние слова господина Золтана Вранеша заставили ее подобраться:
- Что именно вы там обнаружили? Петроглифы? - она шагнула к инженеру.
"Надеюсь у них хватило ума ничего там не трогать", - пронеслась у нее в голове раздосадованная мысль.
Ветер снова подхватил концы ее платка, готовый вот-вот сорвать его с головы археолога. Одна черная прядь вырвалась из-под цветастой ткани, но Сахара была так возбуждена неожиданной новостью, что этого даже не заметила.

0

2

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Стоило «хорьку» - так Дюран окрестил новичка с шахты – открыть рот, как его манера разговаривать лишь усилила неприязнь бывшего военного по отношению к этому типу.
Именно поэтому Мишель демонстративно заложил руки за спину, давая понять, что предложение рукопожатия останется без ответа.
Демонстрировать дружелюбие по отношению к приезжим Дюран не собирался даже для вида, это не входило в его служебные обязанности. Цепной пес не обязан вилять хвостом каждому встречному – его задача не допустить этого самого встречного к тому, что он охраняет. Или кого он охраняет.
- Вы ошиблись, мсье Вранеш, - произнес Мишель. – Мсье Беккереля сейчас нет в лагере, - где он, шахтеров это не касалось, - моя фамилия Дюран. Я начальник здешней охраны.
Заинтересованность Сахары находкой добытчиков урана не ускользнула от бывшего военного. Да и трудно было ее не заметить, зная особенность характера археологов. Обычно умные, много знающие, рассудительные они превращались в глупых, любопытных детей, готовых из-за этого самого любопытства засунуть два пальца в розетку, едва речь заходила о каких-нибудь исторических находках.
А потому, предвидя возможное желание мадемуазель эль-Тайиб увидеть находку шахтеров собственными глазами, Дюран поспешил удержать ее от этого поступка.
- Уверен, вам требуется лишь совет, а не визит в ваш лагерь, - произнес он, обращаясь к Вранешу, но смотрел он при этом на Сахару.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Прошу прощения за ошибку, мсье Дюран, - Вранеш убрал руку, - я здесь недавно и не совсем в курсе. Жаль, что мсье Беккерель отсутствует, консультация такого известного специалиста была бы нам очень полезна, да и ему, наверняка, было бы интересно взглянуть на нашу находку, как и любому археологу.
Инженер повернулся к Сахаре, осклабился масляной улыбкой и еще раз коротко поклонился.
- Не так ли, мадемуазель? Да, мы нашли эти пет…- он споткнулся на незнакомом слове, - рисунки и не только их.
Ветер усиливался, поднимая в воздух смешанную с песком пыль.
Вранеш поморщился и огляделся.
Лагерь уже проснулся, вышедшие из своих палаток археологи и рабочие с интересом, а кто-то и с испугом смотрели на беседующих.
- Я могу рассказать более подробно, но, подальше от лишних ушей и глаз, не желаете пригласить нас внутрь? – и инженер широким жестом, словно он не гость, а хозяин, указал на палатку.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float] - У меня нет секретов от моих коллег, - спокойно возразила Сахара. - Или вам понадобилась такая скрытность, потому что вы откопали сокровища короля Лобенгулы, хотя тогда, пожалуй, вы бы не пожаловали к нам, ведь так? - тонкая бровь взметнулась вверх. Сахи насмешничала, по-женски мягко и неуловимо, спрятав в кофейных глазах ехидство. - Мсье Дюран, - молодая женщина обернулась к охраннику, - Вы не проводите наших гостей в палатку Беккереля? Там больше места и есть, где разместиться, - затем она перевела взгляд на троицу. - Я вернусь к вам через несколько минут. И с удовольствием проконсультирую вас о том, что бы вы там не нашли.
"Надеюсь, это не глиняные черепки разбившейся вазы из ИКЕА", - чуть не сорвалось с ее уст, но Сахи вовремя прикусила язык. Показывать открытое пренебрежение было невежливо и не дальновидно, кто знает, может эти шахтеры и вправду обнаружили что-то по-настоящему ценное. Сердце Сахары готово было выскочить из груди.
Она стремительным шагом ринулась искать своего ассистента. Парень был еще слишком влюблен в науку, малообщителен, и несколько не от мира сего, как многие заучки-отличники, поэтому своего руководителя практики, то бишь мадемуазель эль-Тайиб, он отчаянно стеснялся и даже побаивался.
- Где вас носит, мсье Перен? - наконец, найдя студента в пещере, сурово пропыхтела Сахара. - Идемте!
И не слушая неуклюжих извинений Франсуа, она потащила его к палатке Беккереля.
- А вот и мы, - мягко улыбнулась археолог. - Надеюсь, я не заставила вас ждать. Познакомьтесь, - женщина кивнула на своего коллегу. - Франсуа Перен. Один из лучших молодых специалистов в области изучения наскального искусства. Так, что вы нам хотели рассказать, господин Вранеш?
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Положа руку на сердце, Дюран предпочел бы проконсультировать приезжих около их же машины, а не приглашать их в лагерь. Увы, Сахара рассудила по-другому.
Первым порывом Мишеля, когда прозвучало предложение отвести шахтеров в палатку Беккереля, было возразить. Но затем, в голову пришла мысль о том, что пусть лучше консультация состоится в их лагере, чем в чужом. В конце концов, в первом случае обеспечить безопасность своих подопечных бывшему военному было бы на порядок легче.
- Хорошо, мадемуазель, - согласился Дюран и жестом предложил «хорьку» и его спутнику итальянского происхождения следовать вперед. – После вас, господа.
Мишель не доверял этим субъектам и даже не пытался скрывать этого.
- Прошу вас, - произнес он, когда они дошли до палатки, и откинул полог, предлагая шахтерам зайти внутрь. После чего, вошел и сам.
Палатка была большого размера, но царящий внутри беспорядок оставлял внутри нее не так уж много свободного места. Как человек от науки, господин Беккерель никогда не отличался аккуратностью.
Вот и сейчас в его жилище инвентарь соседствовал с последними находками. Какими-то черепками и кусочками камней. На камнях виднелись фрагменты рисунков, тех самых рисунков, что изучали археологи. Рисунки назывались петроглифами.
Нет, Мишель не был силен в археологии, но перед поездкой на раскопки он немного ознакомился с историей плато. В конце концов, всегда хорошо знать, что именно тебе придется охранять.
- Будьте добры ничего не трогать, - попросил Дюран гостей.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float] - Вы можете доверять кому угодно, мисс, - бросил вслед Сахаре подошедший Ферретти, - я ваших людей не знаю, но кому я бы точно не стал доверять, так это местным.
Чуть наклонив голову, чтобы не задеть полог, он вслед за инженером вошел в палатку и с откровенным интересом стал оглядываться.
- Так это - то самое, что вы тут раскапываете? Все эти черепки и камешки? – в голосе американского итальянца слышалось разочарование. – Неужели за это много платят?
Ферретти пренебрежительно сморщился.
- Археологические открытия не всегда можно оценить в деньгах, Джон, - наставительно заметил Вранеш, старательно обходя занятые находками самодельные столы. – Не беспокойтесь, мсье Дюран, мы понимаем важность работы археологов.
Он остановился у поставленного на бок ящика и кивнул своему спутнику. Тот быстро водрузил на импровизированный стол полевую сумку, которую достал из машины. Вранеш хотел еще что-то сказать, но его прервало появление Сахары и Перена.
- Вас ждать одно удовольствие, мадемуазель, - в присутствии девушки Золтан старательно изображал ловеласа, но взгляд прицельный и очень внимательный, явно этому противоречил. - Говорите, один из лучших молодых специалистов, - инженер окинул Перена скептическим взглядом и, кивнув в знак приветствия, открыл сумку. - Ну что ж, привезти с собой наскальные рисунки мы, увы, не смогли, но рассказать, что там было, можем. Зато мы привезли кое-что другое. Кроме рисунков на стенах, там была еще куча мусора, а под ним…
- Алтарь, - вклинился в разговор нетерпеливо переминавшийся с ноги на ногу Ферретти, - это был алтарь, а сверху была навалена цела груда местных фетишей.
- Я не специалист, это было больше похоже на помойку и мерзко воняло. Я бы не стал там ковыряться, но, мсье Ферретти проявил инициативу - инженер насмешливо фыркнул и вытащил из сумки завернутый в фольгу пакет, - в результате, у стены пещеры, мы нашли вот это.
Он осторожно развернул пакет - на фольге, лежало три, размером с детскую ладонь, серебристых, похожих на чешую, выпуклых многогранника, одинаковой формы.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- П-п-простите, мадемуазель эль-Тайиб, но эти т-т-так называемые н-н-находки не преэдставля-айут археологчээ-ской ценности, - констатировал Перен, после минутного изучения пластин.
Сахара склонилась над находкой шахтеров, скептически рассматривая.
Её лицо, всего минуту назад пылающее предвкушением тайны, померкло разочарованием. Правда ненадолго. Девушка еще смотрела на непонятные пластины, чуть сморщив лоб, словно пытаясь что-то вспомнить и понять, а потом вдруг воскликнула:
- Вы говорили там был какой-то алтарь? Как он выглядел? Где именно вы его нашли? Вы фотографий не делали случайно? - засыпала она вопросами Вранеша.
Пластины были ей незнакомы. И от это ее раздосадовало. Ей не нравилось, когда она чего-то не знала, но хоть убей, понять, что привезли с собой шахтеры она не могла. Ни с чем подобным она раньше не сталкивалась.
Она торопливо смахнула с лица, выбившуюся из шелка прядь волос, но та, черной змейкой, снова коснулась ее щеки. Молодая женщина была так вовлечена в неожиданную тайну, что не обращала внимания ни на маслянистый взгляд Вранеша, ни на цепкое хладнокровие Ферретти.
- А что за наскальные рисунки о которых вы вскользь упомянули? - спросила она вновь, не давая вставить даже слово на свои предыдущие вопросы.
Она кинула на Дюрана темный, словно черный оникс, взгляд, в котором горело неприкрытый интерес и упрямство.
- Мы могли бы съездить с нашей группой взглянуть на эти находки? - торопливо спросила женщина.
Она заметила, как незаметно дернулась щека Мишеля. Затея ее явно не понравилась начальнику охраны, но в вопросах касаемых раскопок и истории Сахара была безрассудна.

0

3

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Тот взгляд, которым «хорек» пялился на Сахару, не мог не раздражать Дюрана. А потому желание вышвырнуть незваного гостя взашей крепло в душе бывшего военного с каждой секундой. И, вызови тот хоть малейшее разочарование мадемуазель эль-Тайиб своими находками, Мишель так бы и поступил.
Но принесенные «хорьком» пластины оказались в диковинку не только для помощницы руководителя раскопок, но и для самого Дюрана, который никогда раньше такого не видел, и даже не читал ни о чем подобном, хотя и пытался ликвидировать собственные пробелы в археологии перед поездкой сюда.
- Это похоже на чешую дракона, - произнес Мишель, на мгновение забывая о своей неприязни к приезжим и заглядывая в сверток. – Возможно, это какие-то деньги, - начальник охраны усмехнулся и больше пошутил, чем серьезно предположил, - например, королевства Сонгай.
О королевстве Дюран тоже читал. Кажется, оно существовало в 16 веке, а может в 17-ом, исторические даты всегда давались нелегко бывшему военному.
Впрочем, тот факт, что пластины нашли под зловонной кучей, наводил на мысль, что к археологии эти многогранники имели мало отношения. Даже если они и были древними, то, закопали их не так уж давно.
- А вообще, я думаю, - добавил Дюран, поднимая взгляд на Ферретти, - вы наткнулись на какую-нибудь местную святыню и оскорбили ее. Смотрите, как бы к вам ночью не пожаловало проклятье в лице оскорбленных и с копьями в руках.
Мишель протянул руку, касаясь поверхности одного из многогранников. Бывший военный пытался понять, из чего те сделаны: серебра или сурьмы.
И в этот самый момент Сахара изъявила желание посетить шахту и увидеть своими глазами рисунки.
- Плохое решение, - произнес Дюран, давая понять, что не согласен с предстоящей поездкой женщины. – Это может быть небезопасно.
Впрочем, надеяться на то, что его послушают, не приходилось. Да и шахтеры, наверняка, сейчас начнут уверять, что обеспечат сохранность очаровательного археолога в лучшем виде.
- Я бы советовал вам воздержаться от этой поездки, мадемуазель, но если я вы все же решитесь – то я поеду с вами, и это не обсуждается.
Последняя фраза больше адресовалась приезжим, чем Сахаре. И подняв взгляд, Дюран посмотрел сначала на «хорька», затем на Ферретти, ожидая их реакции.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float] - Не представляют, значит, не представляют, - с неожиданным равнодушием откликнулся инженер на слова Перена. Короткий взгляд, брошенный им на вспыхнувшего возмущением Ферретти, заставил американца замолчать. – Хотя, настоящий ученый непременно поинтересовался бы, местом, где их нашли, - Вранеш повернулся к Сахаре. - Я не уверен, что это алтарь, мадемуазель. По мне так это куча мусора, который, бог знает сколько времени, сбрасывали вниз через отверстие в потолке пещеры. Там наверняка набрался не один метр. Остатки гнилой еды, лепешки смешанного с песком навоза, груда мелких костей, наверное, местные ящерицы. Не скрою, там было много разного рода фетишей. Всех этих камней на веревочках, перевязанных верблюжьей шерстью палочек, намотанных на кости перьев и тряпочек, - инженер поморщился. – Что-то вроде пещеры для жертвоприношений. Но, не думаю, что кто-то заметит, что мы там покопались, там давным-давно никого не было. И вы правы, мсье Дюран, похоже на чешую, только металлическую, - инженер усмехнулся, - не знаю насчет дракона, но какое-то земноводное на стене точно нарисовано. Кстати, я слышал, что у местных есть даже какая-то легенда насчет этого. Подробностями я не интересовался, - добавил он, предваряя вопрос Сахары.
- Я тоже что-то слышал, - нетерпеливо вклинился в разговор Ферретти, - если желаете, мы может организовать для вас экскурсию, мадемуазель, но только для вас. Я не вижу смысла в участии остальной группы, нам нужна консультация именно специалиста, - американец бросил презрительный взгляд на Перена. – Шурф очень узкий, и тащить через него несколько человек затруднительно. Впрочем, если ваша охрана против, то мы не настаиваем.
По губам американского итальянца проскочила нагловатая усмешка.
Вранеш тоже усмехнулся и начал заворачивать фольгу пластины.
- Или с удовольствием окажем гостеприимство и мсье Дюрану, если он пожелает, - инженер убрал сверток в сумку. – Завтра от нас идет машина в город, я скажу, чтобы она завернула сюда на обратном пути, если надумаете, то милости просим. А сейчас позвольте откланяться.
Инженер коротко кивнул присутствующим и быстро вышел из палатки, Ферретти торопливо последовал за ним. Впечатление создавалось странное, было непонятно кто из них начальник.
Однако быстро уехать у шахтеров не получилось. Машина категорически отказалась заводиться. И пока шофер добрых полчаса копался в моторе, Вранеш с Ферретти, пристроившись в тени палатки, что-то тихо обсуждали. Наконец, двигатель заработал и, гости, оставив за собой длинный хвост пыли, отбыли в направлении шахты.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара выслушала Вранеша очень внимательно, не подавая виду, что объяснения инженера уже навели её на кое-какие мысли. Если для Золтана найденное ими таинственное место было обыкновенным скопищем мусора, то для Сахары все представлялось несколько иначе. Презрение, прозвучавшее из уст инженера о том, что пещера - обыкновенный жертвенник ответного сарказма у мадемуазель эль-Тайиб не вызвало. Напротив, Сахи нахмурилась.
- Хорошо, я подумаю, - ответила археолог, хотя про себя уже точно знала, что в лагерь шахтеров она наведается.
Для нее, как историка, было небезынтересно изучать не только захоронения или гробницы, имеющие материальную ценность, гораздо важнее для нее были находки несущие в себе отпечаток человеческих поступков. Поступками этими часто правил страх. Из страха и рождались ритуалы, обряды, легенды. "Страх перед чем или кем заставил людей пустыни приносить такие незамысловатые жертвы?" - мучила молодую женщину сверлящая мысль. Она вспомнила серебристые пластины. Это было не серебро, однако, видимо для тех, кто положил этот дар на алтарь они представляли ценность. С какими демонами боролись жители пустыни? И какую легенду имели ввиду шахтеры?
Сахара подумала, что неплохо было бы расспросить местных об их поверьях и мифах, и поняла, что попалась на удочку Ферретти и Вранеша. Теперь она не успокоится, пока не разгадает эту загадку.
Загвоздка была лишь в высоком, серьезном мужчине, стоявшем неподалеку. Выражение лица его было хмурым и даже суровым, но тем не менее мадемуазель эль-Тайиб все же решила заговорить с ним на тему, явно ему неприятную.
- Мсье Дюран, - она подошла близко, не желая, чтобы Перен, все еще вертевшийся неподалеку, слышал их разговор. Но сама не знала, как этот разговор завести. Она усердно изучала мыски своих башмаков, пока, наконец, поняв, что пауза стала затягиваться, быстро заговорила. - Может быть эти шахтеры сами не знают о ценности находки, на которую случайно наткнулись? Я считаю своим долгом лично убедиться. Неужели вам самому не интересно? Вот, вы недавно говорили о королевстве Сонгай значит история вам интересна, - улыбнулась Сахара.
В общем-то, молодая женщина понимала, что в ее подчинении не только археологи, но и охрана, и, наверное, она могла бы просто поставить мужчину перед фактом. Вместо этого она просила.
- Вы бы меня очень выручили, если бы взялись сопровождать меня. Одна я, конечно, туда ни за что не поеду.
"А другие охранники мне доверия не внушают", - хотела было польстить Сахи, но не стала. Это было бы ложью. Она и Дюрану-то доверять пока побаивалась.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Задерживать шахтеров Дюран не собирался. Он вообще был бы рад, если бы те уехали и больше не напоминали о своем существовании.
Вот только даже уехать без проблем «хорек» и его спутники не могли. Машина долго не заводилась, вероятно, из-за песка, который, словно живое существо, просачивался повсюду, неся с собой поломки и банальный дискомфорт, в виде мозолей на ногах.
Из-за этой задержки Мишелю пришлось убить полчаса времени на наблюдение за приезжими. Пристроившись в тени крупного валуна, бывший военный ждал, когда же, наконец, их транспортное средство заведется, а едва это случилось, поднялся на ноги, готовый вернуться в лагерь. Он все еще не оставлял надежд отговорить мадемуазель эль-Тайиб отказаться от поездки. Но женщина, словно прочитав его мысли и разгадав намерения, опередила его в начале этого разговора.
Интересно ли ему? Мишель слегка усмехнулся. Нельзя сказать, что находка шахтера была ему совершенно безразлична – было в этих серебристых пластинах что-то загадочное, но бывший военный уже давно вышел из того возраста, когда ради интереса суют пальцы в розетку или голову в пасть крокодилу.
Кстати, о крокодилах… Местные называли эту долину – долиной каменных крокодилов. Может быть, земноводное, нарисованное в шахте, было как раз крокодилом? Возможно, местные кидали еду и фетиши в пещеру в надежде задобрить вымышленное чудовище… Или не вымышленное?
- Я люблю знать, что именно мне приходится охранять, мадемуазель, - произнес Мишель, - так легче действовать, чем вслепую. Именно поэтому я взял на себя труд немного почитать об истории данного региона. Правда, про Сонгай там писалось очень мало. Уверен, вы знаете об этом намного больше…
Сахара просила составить ему компанию, уверяла, что не поедет одна. Почему-то бывший военный ей не поверил. Наверно, потому что понимал – мадемуазель, в отличие от него, еще не утратила своего интереса в угоду осторожности.
- Хорошо, я поеду с вами, - произнес он. Лучше дать согласие и быть уверенным, что женщина не сбежит в тайне исследовать находку, чем потом рвать на себе волосы от бессилия, что тебя не оказалось рядом в нужный момент. А до завтра многое может измениться. Может быть, машина и вовсе не придет.
Вдалеке снова заклубилась пыль, но на этот раз со стороны юго-запада, из Агадеса.
- Кажется, к ним снова едут гости, - произнес Дюран, кивком головы указывая на столб пыли. – Вы кого-то ждете?

0

4

Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Приближавшийся к лагерю джип резко затормозил у крайней палатки. Вышедший из машины человек, в светлом льняном костюме, подтянутый и короткостриженый, бросил недовольный взгляд на машину и быстрым шагом направился к центральной палатке.
Умар Вахаби, старший научный сотрудник Каирского национального музея пребывал не в лучшем расположении духа.
Распоряжение Департамента древностей Египта срочно заменить внезапно заболевшего руководителя археологической экспедиции на плато Аир нарушило все его планы, как раз в тот момент, когда имам Асбахи, наконец, после долгих уговоров, заверений и обещаний, согласился открыть доступ к своей секретной библиотеке. Понять осторожность имама было можно. После недавних событий, когда из захваченного боевиками Тимбукту сотнями вывозилось национальное достояние Мали - старинные книги, старейшины влиятельных семей были очень недоверчивы и осторожны в своих контактах с иностранцами. И вот теперь долгожданная встреча откладывалась на неопределенное время.
Вахаби очень не любил менять свои планы, но на этот раз согласился без колебаний. Причин для такого быстрого согласия было, как минимум, две. Первая – заместителем заболевшего руководителя экспедиции Роберта Беккереля была бывшая аспирантка Вахаби – Сахара эль Тайиб, племянница его близкого друга Амира аль Хамида. Вторая - урановая шахта, в опасной близости от которой находился археологический лагерь и высказанное в весьма убедительной форме пожелание ненавязчиво с этой шахтой ознакомиться. Если первая причина для согласия была в любом случае определяющей, то от второй бывший сотрудник ОГ-777 просто не мог отказаться. Были у него свои личные причины, но о них руководству знать было не обязательно.
Предчувствие, что срывом планов неприятности не ограничатся – оказалось верным. Сначала, из-за песчаной бури, которая в Арлите замела почти всю посадочную полосу, пришлось лететь в Агадес, находившийся значительно дальше от места раскопок. Потом начались проблемы с машиной, хотя агент, предлагавший ее, бился лбом о стену, утверждая, что джип в полной исправности. Впрочем, джип был не плох. Зато трасса №25, соединявшая Агадес с Арлитом оставляла желать лучшего. Асфальт закончился в тридцати километрах от города, еще через пятнадцать закончилась и грунтовка по которой, поднимая тучи пыли, сновали местные грузовички. Дальше на 200 километров начинался идущий по пустыне свободный трек, проложенный по едва заметным ориентирам, почти без дорог и цивилизации. На пятидесятом километре, наглотавшись пыли, стал чихать мотор и почти умер кондиционер. Пришлось свернуть направо в единственный на трассе цивилизованный городок под забавным названием – Чирозерин. Мастер местной мастерской, меняя фильтры и одевая чехол на зажигание, долго ругался, но пообещал, что до места господин ученый теперь точно доберется.
Дальнейшее путешествие, действительно, прошло без происшествий. На последнем десятке километров снова появилась утрамбованная грузовиками грунтовка, и до лагеря Вахаби добрался довольно быстро.
Теперь оставалось найти Сахару и войти в курс дела.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Я люблю знать, что именно мне приходится охранять, мадемуазель, так легче действовать, чем вслепую.... Слова Дюрана немало удивили Сахару. А она-то считала его, говоря по чести, грубоватым военным, почти мужланом, одним из тех, кто не видит разницы между археологом и архитектором. Причиной такого предубеждения была давняя, ставшая уже почти фобией, нелюбовь к военным, а то, что мсье француз был из бывших солдат сомнений у неё не вызывало. Начальниками охраны не назначались случайные люди с улицы. Да и потом - эта проседь на висках....
Сахара и думать не думала, что будет испытывать, если и не чувство вины перед человеком в форме, то хотя бы просто обычную неловкость. Молодая женщина отвела взгляд, словно испугалась, что Дюран вдруг прочтет смятение, наверняка, отразившееся на ее лице. Она была хоть и сдержанным человеком, но зачастую ей был сложно скрыть свои эмоции.
Вслед за неловкостью пришло чувство благодарности. Наверное, ей нужно было только порадоваться, что начальником охраны в этот раз будет человек по меньшей мере сведущий и не равнодушный к тому, что происходит на раскопках.
- Спасибо, - бросила мадемуазель эль Тайиб, когда Мишель дал свое согласие сопровождать её в лагерь шахтеров, но облегчение от того, что вопрос разрешился мирно, сменилось очередным беспокойством, когда на горизонте появился пыльный столб, свидетельствующий о приближении новых посетителей.
- Мы никого не ждем, - в замешательстве ответила Сахара французу, глядя, как машина приближается к лагерю, но едва молодая женщина узнала статного человека, вылезшего из джипа, лицо её просияло.
- Не беспокойтесь, мсье Дюран. Это свои, - она инстинктивно оправила выбившуюся прядь волос из цветастого платка. - Я совсем забыла, - Сахи извиняюще посмотрела на начальника охраны. - Наверное, стоило вас предупредить. Музей обещал прислать на замену Беккерелю нового руководителя, - и радостно помахав Вахаби рукой, привлекая к себе внимание, зашагала навстречу. - Пойдемте, я вас представлю, - на ходу обернулась она к Дюрану.
- Сайиди Вахаби, как же я рада вас видеть!
Радость не была поддельной. Она даже готова была обнять мужчину, ведь Вахаби когда-то был не только её научным руководителем, которого она безгранично уважала, но и являлся близким другом ее семьи, но вместо объятий Сахи просто протянула ему ладонь для приветствия.
- Познакомьтесь, мсье Дюран - это сайиди Вахаби, новый руководитель нашей экспедиции. Умар, это начальник охраны нашего лагеря - мсье Мишель Дюран, -представила она мужчин.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]«Спасибо – не за что» - мысленно усмехнулся Дюран, когда женщина поблагодарила его. Причин для благодарности он действительно не видел – охранять находки и тех, кто ведет их, было его непосредственной задачей.
Но вслух Мишель ничего не произнес, лишь направился следом за Сахарой навстречу новому руководителю экспедиции. В душе шевельнулась легкая досада – его и в самом деле могли бы предупредить, что ожидается приезд нового человека. Но возмущаться по этому поводу все равно было поздно.
- Добрый день, - произнес Дюран, вслед за мадемуазель эль-Тайиб протягивая руку человеку по имени Вахаби и внимательно рассматривая его.
Первое, что привлекло внимание – это глаза нового руководителя раскопок. Не черные или карие, как у большинства жителей Египта, а синие, как солнечное майское небо. Кажется, среди предков господина Вахаби попадались европейцы. Да и чертами лица, он мог сойти не столько за араба, сколько за жителя южной Европы.
- Как доехали? Здешняя пыль способна убить даже самую надежную технику, - подобная разговорчивость была не свойственна Мишелю даже в порядке дружелюбия, а потому, считая, что проявил его в полной мере, бывший военный сразу же предпочел перейти к делу. – За время отсутствия мсье Беккереля в лагерь вновь наведывались ребята с шахты, других происшествий не было. Хотите ознакомиться с тем, как идут раскопки?

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Не доходя пары шагов до Сахары Вахаби остановился
- Ассаляму алейкум, саида эль Тайиб, - коснувшись рукой лба и губ, он сложил руки на груди в традиционном мусульманском приветствии и только потом принял ладони протянутую девушкой руку, - да прибудет с вами милость Аллаха, саида.
Улыбка, скользнувшая по его губам, давала понять, что официоз рассчитан исключительно на посторонних, и на самом деле Умар очень рад видеть свою бывшую студентку и аспирантку.
- Мсье Дюран? – взгляд брошенный на француза был не менее внимательным, чем у Мишеля. Жесткий, оценивающий, словно взвешивающий все за и против. – Добрый день.
Начальник охраны… француз, явно, бывший военный.
Вахаби не любил французов, а французских военных особенно. Франция никак не желала оставить в покое свои бывшие колонии, выкачивая из них полезные ископаемые, безжалостно подавляя народные выступления против своих ставленников. Французские войска непременно принимали участие в большинстве конфликтов. Но, с участием французов в раскопках приходилось мириться, исследования финансировались Лувром, и тут ничего нельзя было поделать – собственных денег у африканских стран не хватало и на более серьезные нужды, поэтому пауза между протянутой рукой Дюрана и ответным рукопожатием Вахаби была едва заметна.
- Спасибо, дорога была не слишком приятной, но слава Аллаху, без больших приключений. С тем, как идут раскопки, ознакомиться хочу, но, чуть позже. А что было нужно этим, как вы их назвали, ребятам с шахты? Я не смог пообщаться с мсье Беккерелем, и потому обладаю весьма приблизительной информацией.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара может и не очень хорошо знала Умара, хоть и знакома была с ним уже давно, но все же от неё не укрылось, как на мгновение потемнел его взгляд, а шрам на брови стал чуть более заметным, едва Вахаби взглянул на Дюрана. Правда, девушка не стала заострять на этом внимание, решив, что её старый знакомый попросту настороженно относится к незнакомцам, тем более к незнакомцам, в чьих руках была ответственность за безопасность лагеря.
Настроение её засияло, как мягкая луна над остывающей после знойного дня пустыней. Во-первых, наконец-то пожаловал руководитель экспедиции, а это значило, что она (о, благодарение всем богам Египта) может приступить к собственным исследованиям. Во-вторых, Сахи была очень довольна тем, что руководителем раскопок будет не официозный археолог-иностранец, а старый знакомый. Впрочем, при желании Умар мог показать тот еще официоз и субординацию. Сахара все еще помнила, каким строгим он был преподавателем, но, по крайней мере, никогда не был ни высокомерным, ни грубым, а именно этими чертами успел отличиться Беккерель.
- Они пару раз наведывались сюда. Без приглашения. А вот сегодня принесли интересную новость. Говорят, что нашли что-то в своем лагере. Просили о консультации. Обещали завтра прислать машину, чтобы отвести меня туда. Собираюсь съездить и удостовериться в существенности их находки. Вдруг там действительно что-то ценное, - поставила Сахара перед фактом Вахаби.

0

5

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Мимолетная задержка, будто Вахаби раздумывал – стоит ли ему подавать руку, не ускользнула от Дюрана.
Но акцентировать на ней внимания бывший военный не стал. Он уже успел привыкнуть к некоторой надменности прежнего руководителя, и от теперешнего ожидал чего-то похожего.
Своим коротким рассказом о шахтерах Сахара опередила Мишеля, тому оставалось лишь кивнуть, соглашаясь с ее словами, и добавить:
- Как начальник охраны, я буду сопровождать мадемуазель Тайиб – так что за ее безопасность вы можете не волноваться.
Мишель не защищал женщину и не просил Вахаби поддержать ее поездку – он просто информировал приезжего о своем последнем решении.



Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]
Вахаби нахмурился. В его планы не входило немедленно посещать шахту и, тем более, отпускать туда Сахару.
К тому же, была одна странность, которая ученого несколько беспокоила.
Беккерель, так неожиданно покинувший экспедицию по причине больного сердца, отказался обсуждать ситуацию на раскопках, сославшись на плохое самочувствие. Сердце у французского ученого действительно пошаливало, но это никогда не мешало ему с азартом копаться, как в Египте, так в других местах Африканского континента. Тому же Беккерель был весьма тщеславен и никогда не отказывал себе в удовольствии похвастаться новыми открытиями, и вдруг такое молчание.
- Я думаю, что с посещением шахты можно повременить. То, что лежало там до сих пор, полежит и еще некоторое время. Мне надо разобраться с бумагами экспедиции, наши кураторы требуют отчет, который им так и не прислал Беккерель. Это займет некоторое время, а затем я и сам смогу составить мисс Сахаре компанию в посещении шахты.
Вахаби по личном опыту знал упрямство своей бывшей студентки, а потому, его лицо приняло то непроницаемое выражение, при котором, как было прекрасно известно Сахаре, бесполезно приводить какие-либо аргументы – «решение принято и изменению не подлежит».
- А сейчас мне бы хотелось определиться с местом пребывания, - Умар бросил взгляд на центральную палатку, - и умыться с дороги. А потом приступим…
Все нужное было сказано и, сочтя, что дальнейшие обсуждения можно продолжить в более деловой обстановке, Вахаби отправился к джипу за вещами, дав знак двоим рабочим следовать за собой. Джип был под завязку забит бутылями с водой и коробками с консервами, поверх которых стояла корзина с овощами.
Пока рабочие под присмотром нового руководителя экспедиции разгружали машину, к Сахаре подошел переводчик - студент-историк, нанятый в Агадесе, знавший не только местное наречие и французский, но вполне сносно говоривший по-арабски и по-английски.
- Мисс Сахара, мы не могли бы немного поговорить наедине, - парень, стесняясь опустил глаза, он никак не мог привыкнуть, что с этой красивой девушкой можно говорить совсем просто.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара поджала губа и нахмурилась, но возражать не стала. Может быть, чуть позже, когда новый глава экспедиции отдохнет, утолит жажду и пообедает, она попытается настоять на своем, но не сейчас.
Легкое раздражение пробежало по ее лицу, но молодая женщина умело скрыла свое недовольство. В конце концов, она не за тем сюда приехала, чтобы кидаться с головой в открытия, которые вызывают больше скепсиса, чем доверия. Работы на плато было и без того много, нужно было подготовить отчет для Вахаби и, наконец, всерьез заняться петроглифами, что ждали ее в пещере. Может статься, что за всей этой суетой у нее и времени-то на поездки, кроме как в Агадес, не будет вовсе. Сахара пыталась себя в этом убедить, но все-таки в глубине души знала, что не перестанет об этом думать, пока не узнает, что же все-таки нашли господа с шахты.
Размышления ее прервал молодой рабочий. Стесняясь, он так робко позвал её, что Сахи даже не сразу услышала его зов.
Но заметив его, девушка доброжелательно кивнула. Они отошли в сторону, за валуны, большие, нагретые на солнце, но дававшие хоть какую-то тень.
- Так о чем вы хотели поговорить? - поторопила она парня, видя как-то не решается заговорить.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Мисс Сахара, - переводчик мялся, не зная как начать, - это вышло случайно… Эти двое с шахты. Они сидели у палатки. Я не собирался подслушивать. Они разговаривали по-английски. Местные его не знают, а я специально учился, - парень, словно извиняясь, развел руками. – Я понимаю, что это не хорошо передавать чужие слова, но мне кажется, вы должны знать, мисс. Они спорили. Тот, что американец, он был недоволен, говорил, что не надо было ничего никому показывать, и он так и знал, что чешуя ничего не стоит. А второй ответил, что не надо суетиться, что древности иногда стоят дороже урана, а раз чешуя, как древность, ничего не стоит, то ее все равно можно продать, как металл, в накладе они все равно не останутся. А девчонка, это он про вас, мисс, - переводчик смущенно опустил глаза, - пусть посмотрит на рисунки. Он все равно их продаст. Весь вопрос в цене. Американец посмеялся и спросил, как же он будет их продавать, со скалой вырубит? А этот второй ответил, что точно так же, как в Ливии, технология уже отработана. Намазывают скалу специальным составом, накатывают на нее ткань, а когда ткань снимают, рисунок оказывается на ней. Он еще сказал, что в Ливии почти сотню рисунков так вывезли, и что среди коллекционеров на такие полотна бешеный спрос. Так что пусть американец не смеется, потому что на рисунок уже есть покупатель и через день два его заберут, и опять повторил, что весь вопрос в цене. Они потом еще что-то говорили про чешую, но загудел мотор и я больше не слышал. Вот и все… извините, я пойду, мисс, меня ждут на раскопках.
Он еще раз виновато, взглянул на Сахару, и быстро исчез за палатками.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара была так поражена услышанным, что некоторое время стояла каменным изваянием. Когда первое волна черного изумления прошла, она с досадой заметила, что парень исчез. Местные, как успела заметить Сахи, умели подкрадываться и уходить бесшумно, словно ифриты пустыни, попросту растворялись в воздухе. Это порой её пугало, однако сейчас археолог была напугана больше новостью из подслушанного рабочим разговора. Сайида эль Тайиб в бессильном гневе облокотилась о высокий валун и в сердцах стащила с головы бирюзовый шелк. Комкая и сминая в руках яркую ткань - жест выдававший в ней нервозность и даже злость - Сахара, к своей досаде, спохватилась, что не узнала даже имени этого парня. Впрочем, наверное, это было уже не столь важно.
Мысли, тяжелые словно ртуть, омрачили её лицо. Первым порывом было - сорваться с места, вскочить в джип и наведаться в гости к шахтерам. Мысль была дикая, но Сахи была настолько возмущена услышанным, что готова была на самый отчаянный жест.
- Вандалы, - пробубнила она себе под нос. - Отработанные технологии, вашу мать, - ругалась она, смахивая с щеки набежавшие злые слезы.
Сейчас, она с безнадежной холодным негодованием припомнила все последние разграбления последних лет: Ирак, Ливия, Сирия, Египет... Сокровища и памятники истории исчезали безвозвратно, оседая в карманах высокомерных толстосумов и продажных политиков.
Теперь и здесь... Не поэтому ли шахтеры наведывались и в их лагерь, чтобы потом попытаться устроить акт вандализма и в их лагере? Почему бы и нет. За такими делами всегда стояли большие люди.
Когда сердце перестало бешено стучать, Сахара, уже более спокойная и собранная, все взвесив и снова прокрутив в голове разговор с переводчиком, поняла, что разумно будет рассказать все Вахаби. Только вот стал бы он её слушать?
Но действовать нужно было немедленно. Потом будет поздно. Ах, и что-то ведь этот робкий паренек говорил и про уран? Уран! О, Аллах, - мелькнула в ней испуганная мысль.
Из груди девушки вырвался горький вздох.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Вот значит как, повременить? А потом составить компанию?
Некоторая надменность в ответе Вахаби покоробила Дюрана. Как будто его здесь не воспринимали всерьез и считали пустым местом.
«Вообще-то, это моя обязанность – обеспечивать безопасность всех участников экспедиции. И перекладывать ее на вас я не собираюсь» - пронеслось в голове. Увы, к тому моменту, как эта мысль родилась в голове, Вахаби успел развернуться и направиться к своей машине.
Не бежать же за ним с целью выяснить отношения. Мишель поморщился и отвернулся, снова глядя на пустыню, раскинувшуюся под местом раскопок.
Смущенный голос, позвавший мадемуазель, заставил Дюрана обернуться. Кажется, местный переводчик собирался пошептаться с Сахарой.
Вопрос только о чем? Если бы речь шла о какой-нибудь находке – он, скорее, заявил бы о ней в открытую.
Подслушивать Дюран считал ниже своего достоинства, но все же некоторая таинственность этого разговора не позволяла ему оставить его без внимания. И едва парень вышмыгнул из-за камней, Мишель позволил себе занять его место.
Судя по встревоженному лицу и слезам в глазах – разговор выдался не из приятных, вот только чем местный парень, на первый взгляд довольно застенчивый и неуверенный в себе, мог так расстроить такую женщину.
- Что случилось? – спросил Дюран, подходя к Сахаре. – Этот тип угрожал вам? Или передал плохие новости?

0

6

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара непроизвольно вздрогнула, услышав над ухом знакомый голос. Девушка обернулась – Дюран стоял совсем рядом и то ли озадаченно, то ли с беспокойством смотрел на неё. Неужели и правда тревожится? В обязанности охраны входило, как правило, лишь забота о физической сохранности вверенных ей лиц. Допытываться, отчего её подопечные встревожены, или не в настроении, или почему у заместителя раскопок глаза на мокром месте – обычно было не в компетенции охраны лагеря. Должно было быть не в её компетенции. Но, похоже, не в этот раз.
Сахи искоса посмотрела на мужчину, гадая, стоит ли вверять ему новость. Не пожмет ли он, узнав, в чем дело, безразлично плечами, а потом просто-напросто натянуто посоветует заняться своими прямым обязанностями? Что для него, в общем-то, какие-то рисунки на скале? Может быть, он был один из тех бойцов, кто в Ираке, Ливии, в любом другом государстве Африки, грабил музеи или просто закрывал глаза, глядя на то, как их разграбляют?
Сахара обожгла начальника охраны быстрым взглядом, а затем спрятала горькие мысли, которые без труда можно было прочесть в карих глазах, в ярком шелке, который сжимали её тонкие пальцы. Чересчур внимательно, пожалуй, став разглядывать на ткани платка вшитую в узор золотую нить. Черные длинные волосы, заплетенные в толстую косу, были перекинуты на грудь. Если бы кто-то из местных рабочих увидел бы сейчас археолога, то в возмущении поцокал бы языком.
Но Сахи сейчас мало заботило насколько приличен её внешний вид в глазах окружающих.
- Нет, он не угрожал, - наконец, с трудом подбирая слова, произнесла женщина. Странно, Сахара почему-то чувствовала себя скованно в присутствии начальника охраны. - Но новости принес плохие, - продолжила она. - Похоже, наши гости с шахты занимаются контрабандой ценностей. Под ценностями я имею в виду наскальные рисунки. Они хоть и не из золота, но их древность, да и вообще значение для истории…
Сайида эль-Тайиб запнулась и резко вскинула на мужчину взгляд.
Упрямый.
- Надо предупредить Умара. Сайиди Вахаби, - уточнила она. – Я не могу допустить, чтобы эти, - женщина еле сдержалась, чтобы не выругаться, - чтобы еще одно наследие Африки исчезло безвозвратно.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Когда Дюран с Сахарой появились на пороге центральной палатки, Вахаби был занят странным делом – держа в руках слабо пощелкивающий прибор, он водил им из стороны в сторону, то и дело глядя на экран.
- Вы говорили, что сюда приезжали рабочие с шахты? – спросил он, не оборачиваясь, и сделал несколько шагов к ящику, на котором утром Ферретти и Вранешом раскладывали свои находки. Дозиметр защелкал сильнее. – С сегодняшнего дня я запрещаю пускать их в лагерь. Судя по тому, сколько радиоактивной дряни они сюда притащили, на шахте понятия не имеют о технике безопасности, - ученый обернулся и в упор посмотрел на Дюрана. - Перед отъездом я ознакомился с документами экспедиции, но ни в одной накладной не было ни дозиметров, ни защитных костюмов. Я понимаю, что мсье Берререлю, как человеку далекому от таких нюансов было не до этого, но почему вы, мсье Дюран, как начальник охраны, не озаботились этим вопросом, тем более, что шахта находится так близко от раскопок? Это серьезное упущение. Завтра в Арлит доставят дозиметры и несколько защитных костюмов, я сам получу их. Дозиметры надо будет раздать вашим людям и рабочим. Костюмы – на всякий случай, если радиационный фон будет выше нормы. Местные скалы сформированы большей частью из осадочных пород, и вкрапления солей урана могут обнаружиться, где угодно.
Умар опустил руку, и дозиметр громко защелкал. Ученый удивленно посмотрел на экран, потом на покрытый бумагой ящик и поднес прибор совсем близко, тот затрещал еще быстрее. Вахаби поднял глаза и только тут заметил расстроенное лицо Сахары.
- Что-то случилось, саийда?
Выслушав девушку, он неопределенно хмыкнул.
- Судя по подробностям, ваш парнишка не соврал, да и ребята из шахты не простые горнодобытчики. Я знаю этот метод, его придумал один босниец, когда-то археолог, а сейчас весьма успешный делец на черном рынке, развернулся во время арабской весны, торгует антиквариатом, где покупает за бесценок, а где откровенно крадет, благо неразбериха во время волнений и военных действий этому способствует. Но, метод требует времени и хорошего специалиста, чтобы очистить рисунок. Так что, если они и задумали продать его, то не сейчас.
Вахаби выдернул из пакета пару перчаток, которые археологи использовали для работы с образцами и, надев их, осторожно свернул лежащую на ящике бумагу.
- Что здесь лежало? Фон не сильный, но «сифонило» активно, - плотно упаковав бумагу в полиэтиленовый пакет, Умар хотел протянуть его Дюрану, но передумал и положил на ящик, - надо зарыть где-нибудь подальше от лагеря и поглубже. Соваться в шахту без защитных костюмов – не разрешаю, это глупо и опасно, так что отложим решение на послезавтра, когда я привезу костюмы из Арлита. Я взял один на всякий случай, но этого мало, – Вахаби толкнул носком ботинка серый пластиковый чемодан. – И…мсье Дюран, не могли бы вы привести ко мне вечером этого переводчика.
Умар не стал объяснять, что костюм он захватил вовсе не для просмотра наскальных рисунков, и дополнительные костюмы тоже предназначались не для этого. Шахта давно вызывала интерес у соответствующих инстанций, а в последнее время - особенно. содержание 235 изотопа в поставлявшейся из нее урановой руде было намного выше, чем в обычной.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Положа руку на сердце, судьба наскальных рисунков мало волновала Дюрана. Он был далеким от истории человеком, и не мог понять, что такого некоторые люди находят в черепках древних горшков, чтобы счесть их бесценными и трястись над ними, как над слитками золота. Впрочем, он не понимал и баснословной стоимости многих шедевров современной живописи, больше походивших в его глазах на бред воспаленного рассудка.
Но в то же время, переживания мадемуазель эль-Тайиб не могли оставить Дюрана равнодушным. А потому Мишель предпочел успокоить женщину и поддержать ее, чем высказывать свой истинный взгляд на проблему.
- Да, это неправильно, - произнес он. – История этой страны, всего континента заслуживает гораздо большего, чем пылиться в сейфах какого-нибудь миллионера, охочего до исторических диковинок. Она принадлежит народу Африки, а не горстке дельцов… И, думаю, в наших силах будет остановить эту компанию.
Вахаби уже ждал их в палатке.
- Здесь лежали пластины, которые привозили с собой шахтеры, - ответил Дюран. – Серебристые, похожие на чешую. Я не знаю, из какого металла они сделаны. Возможно, это сурьма. А что они фонят – так это неудивительно, ведь их, судя по рассказу, добыли в шахте. А она ведь, если я не ошибаюсь, урановая.
Решение отложить поездку на несколько в любое другое время Дюран поддержал бы всеми руками. Впрочем, он и сейчас считал, что это хороший вариант. И все же возразил Вахаби, чья надменность и желание командовать не могли не раздражать.
- Уверен, пара костюмов есть и у шахтеров.
Нет, местное население работало на шахте без защитных средств, и об этом археологам тоже было известно из рассказов тех, кого удалось нанять в Агадесе для раскопок. И это отсутствие защиты не могло не сказываться на состоянии здоровья несчастных горнодобытчиков. Местные говорили, что в шахте живет злой дух, который карает каждого, кто осмелится войти внутрь. Впрочем, предлагаемые европейцами деньги, подкрепленные доводами силы, нередко пересиливали страх.
Но в том, что сам Вранеш и его дружки ни за то не спустятся в шахту без защитных костюмов, Дюран был уверен.
- Раз они видели надписи – они были внутри разработки. И сильно сомневаюсь, чтобы они полезли туда в одной рубашке и джинсах, - добавил Мишель. – А значит, в довесок к вашему костюму еще парочка у них точно найдется. И для нас они их не пожалеют – ведь мы их шанс не продешевить. А если будем слишком тянуть – они решат, что мы не хотим иметь с ними дело, скопируют рисунки и вывезут их в Европу, чтобы найти оценщиков там. Раз они знают о боснийском чудо-методе, значит, и связи с археологами у них есть.
«Фонящая» бумага отправилась в ящик.
- Я позову несколько рабочих, чтобы закопали его, - произнес бывший военный, - и скажу переводчику, чтобы зашел к вам после окончания сегодняшних раскопок. Разрешите идти?
И с этими словами он направился к выходу.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]- Конечно, идите, - Вахаби задумчиво проводил Дюрана взглядом.
Начальник охраны вызывал у него тревожное чувство. Собственно, в том, что экспедиция была недостаточно оснащена, вины Дюрана не было. Этим должен был заниматься начальник экспедиции.
Умару не довелось работать с Беккерелем, но, он был о нем наслышан, как и о весьма легкомысленном отношении французского ученого к административной стороне дела. Дюран, по идее, должен был предупредить своего начальника относительно опасной близости шахты, но не предупредил, или предупредил, но не достаточно убедительно.
Почему?
Не хотел раньше времени пугать археологов? Но, ведь опасности подвергались не только археологи, а он сам и его люди.
Или тут был какой-то свой интерес?
Не меньшее удивление вызывала и его поддержка желания посмотреть находку шахтеров и, так кстати, высказанная уверенность относительно наличия защитных костюмов. Эдакая странная торопливость и озабоченность, что кто-то перехватит инициативу в оценке находки. Расчет на благодарность шахтеров за «предоставление» компетентного специалиста? Или он сам в деле? Сначала подождать, пока ученые как следует расчистят рисунки, убедиться в их ценности, потом сделать так, чтобы лагерь был свернут, и открытия оказываются в полном распоряжении оставшихся…
Все эти, так и напрашивающиеся, предположения Вахаби не нравились. В то же время он понимал, что это может быть его личная предвзятость, поэтому делать выводы не спешил, решив присмотреться к начальнику охраны повнимательнее.

0

7

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сказано было много и услышанное совсем Сахару не радовало. Едва Вахаби заговорил и в палатке раздалась суровая отповедь в адрес начальника охраны, а затем последовавший за ним напряженный разговор, Сахи поднялась со стула.
Сложив руки на груди, она переводила взгляд с одного мужчины на другого, с тревогой вслушиваясь в то, что они говорили.
Нет, Сахара, конечно, знала что именно добывают на близлежащей шахте, но думать не думала, что там творится подобное. Только сейчас молодая женщина поняла, насколько наивно было ждать от таких людей, как Ферретти честной и добросовестной добычи урана.
Грубое нарушение техники безопасности? Сахи покачала головой с ужасом понимая, что это все-таки значит. До сего момента в понимании археолога "грубым нарушение техники безопасности" было: не отметить пропуск у охраны в музее или не забыть проверить исправность инструментов для раскопок; следить, чтобы насыпь не обвалилась и самовольно покидать лагерь. Вот все это было грубым нарушением техники безопасности.
А то, что о чем говорили здесь, Сахара могла назвать только одним словом - преступление.
- В голове не укладывается, - пробубнила она себе под нос, качая головой. Сейчас, возможное открытие и расхищение наследия Африки за которое она так радела пару минут назад, не казалось ей теперь таким уж важным. Сахи небрежно обвязала шелковый платок вокруг шеи и направилась к выходу, но уже приоткрыв полог, она все-таки остановилась, обернулась, с минуту молча смотрела на руководителя лагеря:
- Так, что же там люди умирают? - вырвалось у неё, - Если уж мы всполошились из-за какой-то несчастной бумаги, то у них там даже страшно подумать, что творится. Рабочие на шахте простые бедняки, невежественные и суеверные, они просто не понимают, а эти ублюдки, - Сахи все-таки не выдержала и выругалась, - им это даже в голову не пришло - обезопасить своих людей. Надо закрыть шахту. Меня даже совсем не волнует сейчас, что там нашли Феррети с Вранешем. Я не буду закрывать на это глаза. У меня есть приятель журналист, я думаю, он с удовольствием выведет этих ребят на чистую воду. Жизни людей вес-таки дороже музейной пыли.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]- Спокойнее, Сахи, - обычно Умар называл Сахару полным именем, но иногда, в приватной обстановке позволял себе называть ее так же, как называли близкие друзья и родные, - спокойнее. Здесь, к сожалению, это общепринятая практика, и простым журналистским расследованием этого не добьешься. Нужны не просто факты, а веские доказательства. Журналиста к шахте даже не подпустят. К тому же это более чем опасно. Об этом достаточно много пишут, но у правительства Нигера много других забот. А люди… Они знают, что там опасно, хотя, возможно, и не всегда понимают причины, но общая нищета заставляет их соглашаться и на такую работу.
Насколько я знаю, эта шахта появилась не так давно год или полтора. Здесь урановая руда залегает короткими пластами, так называемыми, линзами. Это намывы, которые в древности создали протекавшие здесь реки. Все это было прокрыто осадочными породами, спрессовавшимися горные массивы. Эрозия довольно активно разрушает эту местность и залежи становятся доступны для открытой разработки. Серьезным компаниям такая добыча не выгодна. Вот и работают небольшие фирмы. Выбирая одну линзу, они параллельно ищут следующую. Это не всегда законно, но в этой сфере крутятся куда большие деньги, чем в торговле древностями, и покупка лицензий на добычу не составляет труда, - Умар улыбнулся, сообразив, что ведет себя как преподаватель на лекции. Невольная реакция на то, что Сахара долгое время училась под его руководством. – Естественно, такая добыча наносит серьезный ущерб окружающей природе. Но, плато включено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и сейчас ведутся серьезные работы для того, чтобы прекратить такую хаотичную добычу. И, кстати, если эти горняки нашли нечто, представляющее археологическую ценность, то тем быстрее можно будет обратить внимание ЮНЕСКО и прочих международных структур именно на эту шахту. Но, я бы очень просил, без меня ничего не предпринимать.
Сегодня я займусь документами, а завтра съезжу в Арлит. Я не знаю, какие есть костюмы на шахте, но, вряд ли такие – Вахаби открыл серый чемодан и достал оттуда пухлый сверток, из которого вытащил серебристый костюм. – Кевлар с защитным напылением, легкий удобный, на долгое пребывание в зоне радиации не рассчитан, но два три часа вполне. Я привезу еще два таких же и мы навестим шахту и посмотрим, что у них там творится. Договорились?

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара сдержала себя, чтобы не закатить глаза, едва услышала до боли знакомый лекторский тон Умара. Нет, не то, чтобы ей было не интересно, наоборот, было очень занимательно, её бывший научный руководитель был человеком разносторонним и образованным, но то, что он, кажется, до сих пор продолжал видеть в ней свою студентку, а не коллегу было досадно. Она была уже давно самостоятельным человеком, молодым ученым, и уже далеко не той наивной девчонкой-первокурсницей, но до сих пор чувствовала, что Вахаби относится к ней больше покровительственно, чем на равных.
Сахара дотронулась до защитного костюма, оценивая. Пожалуй, одеть его самостоятельно не составит труда, отметила она про себя, а вслух сказала:
- Хорошо, - на Умара она не смотрела. - Договорились. Я не буду лезть на рожон.
И, между тем, запомнила, куда именно был спрятан чемоданчик.
- Я тоже пойду, вспомню, что я все-таки археолог. А-то я уже начала было забывать об этом. Ты же знаешь, как я не люблю бумажную волокиту, - фыркнула девушка. - Удачи. Все документы Беккереля вот в этой коробке. Еще кое-что в моей палатке, папка на столе, если понадобится, скажи ассистенту - он принесет. Удачи на новом посту и, когда поедешь в Арлит, будь добр, позвони Амиру, передай ему, что у меня все хорошо. Здесь со связью - просто беда. До вечера.
Она мимолетно ткнулась губами в колючую щеку и стремительно выбежала из палатки, надеясь, что Вахаби её не окликнет , чтобы загрузить ворохом бумажной работы.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Тот факт, что Вахаби притащил с собой костюм, заставил Дюрана задуматься. Либо новый руководитель экспедиции предпочитал все иметь под рукой, либо знал о нынешних раскопках гораздо больше самого Мишеля, а потому решил приготовиться. В любом случае, этот момент неплохо было бы прояснить в разговоре с глазу на глаз.
Переводчика Дюран нашел на раскопках. Услышав о том, что вечером ему предстоит встреча с Вахаби, парень перепугался так, как будто его заставляли вплавь перебраться через Нил, полный крокодилов.
«Как бы не сбежал» - пронеслось в голове у Мишеля. Пожалуй, за парнем следовало проследить.
Но вслух переводчик ответил согласием, обещав обязательно зайти к господину Вахаби.
Захватив с собой парочку рабочих, Дюран отправился обратно, успев по дороге перехватить своего человека и попросить того, присмотреть за перепуганным переводчиком.
- Разрешите, мсье? – поинтересовался бывший военный, возвращаясь в палатку Вахаби, и жестом указав рабочим на ящик, добавил. – Вот он. Отнесите его на метро сто от лагеря и закопайте поглубже.
Рабочие засуетились, унося свою ношу. И едва они вышли наружу, как Дюран решил удовлетворить свое любопытство относительно костюма.
- Разрешите вопрос, господин Вахаби, вы всегда возите с собой радиационную защиту? – спросил он у нового руководителя экспедиции. – Или у вас есть информация, что в скором времени мы вместо древностей тоже начнем добывать уран?

0

8

Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Вахаби, разбиравший на столе бумаги Беккереля, поднял голову. Секунду он раздумывал, стоит ли объяснять Дюрану то, что он только что объяснял Сахаре и, решив, что не стоит, коротко ответил:
- Нет, уран добывать мы не будем, ни в скором времени, ни в дальнейшем, а радиационная защита… Ну, считайте, что это моя прихоть, причуда… блажь, если хотите, - добавил он, ничуть не сомневаясь, что именно так начальник охраны охарактеризует его действия. – Вы еще что-нибудь хотите спросить? – Умар вопросительно посмотрел на Мишеля. – Если нет, то я, с вашего позволения, займусь работой. Отчетность по экспедиции несколько запущена, и мне надо срочно составить отчет для спонсоров, чтобы мы не остались без финансирования.
Вахаби захлопнул чемодан и, усевшись за стол, пододвинул к себе бумаги. То, что отчетность «несколько запущена» было еще мягко сказано. Беккерель не любивший, ни заниматься бухгалтерией, ни делиться своими открытиями, финансовые отчеты составлял очень нерегулярно и почти ничего не сообщал о ходе раскопок. Сахара, при всем желании, не могла успеть все это разгрести, а спонсоры требовали отчета. Умар рассчитывал, что его авторитет позволит ему получить небольшую фору по времени, чтобы привести дела в порядок и представить отчет, который удовлетворит и Лувр и Каирский музей.
Ближе к полуночи, когда отчет вчерне был закончен, а план предстоящих работ составлен, археолог вспомнил о переводчике, с которым хотел поговорить. Парень так и не пришел. Искать его по палаткам было бессмысленно, а уезжать в Арлит надо было рано утром. Поездка была не совсем кстати, но проходила по другому ведомству, и он не мог отказаться. Решив, что переговорит с переводчиком по возвращении, Умар достал из машины пару верблюжьих одеял и отправился спать.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- А теперь еще раз, Жано, объясни мне, что значит, пропал? – поинтересовался Мишель у своего подчиненного, который усиленно разглядывал угол палатки, как будто пытался высмотреть там несуществующего паука.
В том, что паука там нет – Дюран был уверен, каждое утро он проверял свое временное жилище, одежду и обувь на отсутствие подобных тварей.
- Он же не скорпион какой-то, чтобы залезть в щель и затаиться, черт побери! Я же велел присматривать за ним! Когда ты его потерял из виду?
Жано вздохнул.
- Вчера вечером, уже темнело, раскопки заканчивались. Он пошел в отхожее место. Не мог же я пойти туда вместе с ним, - в голосе охранника зазвучало негодование, как будто его заставляли делать не свою работу. – Мы с Ником перекурили, потом сообразили, что в отхожем месте уже никого нет.
- И решили, что он отправился к новому руководителю экспедиции? – озвучил уже известную информацию Дюран. – То есть, дали этому парню пару часов форы, пока все выяснилось.
- А что было делать? – Жано покачал головой. – Сейчас новолуние, а у нас ни собак, ни приборов ночного видения. Один старый грузовик, да и тот на ладан дышит. Начинать поиски ночью было глупо.
Мишель скрипнул зубами, понимая, что подчиненный в чем-то прав. Вот только начинать их сейчас было еще глупее. Сбежавший переводчик мог отправиться куда угодно, не обязательно в Арлит – в округе хватало мелких деревенек, всех не обыскать.
Вопрос только, почему он сбежал? Побоялся поделиться с руководителем экспедиции информацией, которую он уже рассказал Сахаре? Или испугался самого руководителя? Быть может, Вахаби не совсем тот, за кого себя выдает? Но как переводчик это узнал?
Дюран закусил губу. Кажется, им следовало связаться со старыми знакомыми и проверить личность наместника Беккереля.
- Свяжись с нашим представителем в столице, - приказал Мишель подчиненному. – Дай запрос на Вахаби, пусть пробьют его историю, как смогут.
Жано уставился на него таким взглядом, как будто несуществующий паук теперь сидел у бывшего военного на лице.
- Зачем?
Пожалуй, даже сам Дюран не смог бы дать ответ на этот вопрос. Он еще не знал, что именно хочет узнать о новом боссе.
- Просто сделай это.
И с этими словами Мишель вышел из палатки, собираясь проверить, как обстоят дела в лагере и не сбежал ли еще кто-то. Скоро должны были приехать шахтеры.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]К своему удивлению, Сахи спала крепко. Это было из ряда вон, сон у неё всегда был очень чутким и в экспедиции девушку будил каждый шорох, но в этот раз то ли из-за переживаний, то ли просто из-за накопившейся усталости Сахара будто провалилась в темную пропасть, едва голова коснулась подушки.
Проснулась она позже обычного, чуть не проспав завтрак. Археолог вскочила с походной узкой кровати, ополоснула лицо, вышла из палатки и сразу отметила - не было машины Вахаби. Уже укатил в Арлит, должно быть.
Вчерашние события все не шли у неё из головы, даже есть не хотелось. Она не спеша выпила кофе, который впрочем был обыкновенной растворимой бурдой, но Сахи все равно не могла обойтись без любимого напитка.
Перед тем, как приступить к работе нужно было заполнить археологический дневник, вчера она была так изнурена, что изменила своим правилам и оставила отчет на утро. Много времени это не должно было занять, Сахара рассчитывала управиться минут за пятнадцать, но, почти завершив записи в дневнике, на глаза ей попалась документация недельной давности.
- Ох, нафигматьмоюзаногу! - обреченно выругалась она, от досады закатывая глаза.
Это был обязательный договор о конфиденциальности и неразглашении данных, который подписывался всеми участниками раскопок, кроме чернорабочих. Договор подписали все, кроме охраны. Сахаре было несколько не до этого, когда Беккерель попросту сбежал с экспедиции, оставив её разгребать за ним ворох более важных документов. Конфиденциальность была, разумеется, тоже важна, но отслеживание и заказ поставок воды, продуктов казались на тот момент девушке более важным делом.
- Ладно, разберемся, - подбодрила себя Сахара, хватая планшет с документом и поспешила к палатке начальника охраны. Уже собираясь войти, она неожиданно стала свидетелем неприятного разговора, а когда поняла о чем ведут речь охранники, то почувствовала, как внутри неё взорвалась маленькая ядерная бомба.
Она отступила на шаг, услышав, как Дюран направился к выходу. Мужчина видимо был рассержен не меньше, потому что даже не заметил её, выходя из палатки. А она ведь стояла почти у самого входа.
Дюран остановился, оглядывая лагерь, и явно был не в духе. По крайней мере, так показалось Сахаре. Однако, она была рассерженна не меньше.
- Так вы потеряли переводчика? - возмущенно отчеканила она ему в спину.
"И зачем вам досье на сайиди Вахаби", - готов был вырваться следующий обвиняющий вопрос, но Сахара смолчала.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Совместно с Сахарой.
Прозвучавший в спину голос, заставил Мишеля остановиться.
«Вы подслушивали?!» - пронеслась в голове не столько гневная, сколько удивленная мысль. Уж от кого, а от мадемуазель эль-Тайиб Дюран такого точно не ожидал.
Но вопрос так и остался не озвученным.
- Да, - с иронией в голосе произнес бывший военный, - потерял. Моя оплошность – должен был приковать этого парня к себе цепями, но, увы, не додумался.
Он был зол, но злился на себя. И не собирался срывать свои чувства на первом встречном, тем более, на Сахаре.
Взгляд Дюрана скользнул по планшету с документами, и он добавил:
- У вас какие-то вопросы ко мне, мадемуазель?
"Ну, конечно же не додумался. Военные вообще не привыкли много думать", - завертелась в ней язвительная мысль, но Сахара себя одернула. Было глупо срывать досаду на едва знакомом человеке. Но вслух заместитель раскопок все же произнесла:
- Напрасно вы ёрничаете, - Сахара постаралась бы холодной и суровой настолько, насколько это было возможно. - У меня к вам только один вопрос. Может быть он и не сбежал вовсе. Вы уверены, что на территорию лагеря никто не проникал со вчерашнего вечера? - обрушился на Дюрана еще один строгий вопрос.
Мишель нахмурился, глядя на Сахару и пытаясь понять, на что она намекает. На то, что шахтеры, догадавшись, что их разговор подслушали, решили вернуться ночью и устранить опасного свидетеля? А не слишком ли поздно они спохватились?
- Уверен, мадемуазель, - ответил бывший военный. – Ночью лагерь охраняется двумя охранниками, вы сами это знаете – постороннему пробраться сюда не так уж просто, а тем более выкрасть кого-то. Похитители не могли знать, в какой палатке ночует пропавший. Для этого им пришлось бы проверить все и всех, кто был внутри. А это невозможно сделать, не подняв шума. Так что не волнуйтесь. Я успокоил вас?
Но, несмотря на столь смелые заверения - в душе уже шевелился червячок сомнений. А если девушка права?
- Тогда зачем ему было убегать? - задала она себе вопрос, сама не понимая, что произносит его вслух. - Лагерь был бы самым безопасным местом.
Она закусила губу, мысль, не дававшая о себе забыть со вчерашнего дня, снова дала о себе знать. Вахаби, сам того не осознавая, сам навел Сахару на смелый шаг. Так значит журналиста даже не подпустили бы к шахте, тогда как ей прислали чуть ли не официальное приглашение. Так-так-так. И костюм у неё есть.
- Мсье Дюран, я думаю, все-таки откликнутся на приглашение господ с шахты, - девушка очень надеялась, что голос её прозвучал достаточно твердо.
«Может быть, потому что в лагере ему было не так уж безопасно» - пронеслось в голове, - «особенно, после того, что он узнал, и о чем ему предстоял разговор с вашим бывшим преподавателем».
Но вслух Мишель этого опять же не произнес. Не успел, потому что его брови поползли вверх после слов Сахары о том, что он собирается, несмотря на протест Вахаби, принять приглашение шахтеров.
- Вы с ума сошли?! – вырвалось у Дюрана. – Зачем?!
- Нет, я как раз-таки в здравом уме. Не по моей же вине переводчики пропадают, - цыкнула Сахара, не сумев удержать зловредную мысль за зубами. Разговаривать в таком тоне с мужчиной было не в её правилах. Слышала бы сейчас её матушка, то непременно бы одернула. Но египтянка была настроена решительно. - Там же не чума, в конце концов. Костюм защитный у меня есть. Для вас мы раздобудем такой же уже на месте. Если вы, конечно, решите меня сопровождать. Я еду, чтобы потянуть время. Ничего определенного о цене находки я им говорить не собираюсь. Скажу, что мне надо подумать, а вы пока осмотритесь, может быть, узнаете что-то о переводчике. Кстати, вы не знаете, как его зовут?
"А еще надеюсь сделать парочку фотографий, которые могли бы заинтересовать моего журналиста", - продолжила она мысль.
- Ну, что скажете? - заговорщически улыбнулась Сахара. Улыбка была коварной. - В любом случае, я все равно поеду. Можете считать это просьбой, высказанной в категоричной форме.
«А если я вас посажу под охрану?» - мысленно поинтересовался Дюран у девушки, но вслух уже в который раз опять ничего не произнес.
Сахара была настроена решительно. И проверять, насколько глубоко она собирается зайти, Мишель не собирался. К тому же, в словах археолога было одно рациональное зерно. Если переводчик сбежал не сам по себе, то наведаться в лагерь шахтеров все же стоило. Хотя бы для того, чтобы выяснить, неизвестно ли там о его судьбе.
- Его зовут Али Джибу, - произнес Дюран, припоминая имя беглого наемного рабочего. - И не надо мне ставить условий, мадемуазель. Естественно я буду сопровождать вас по своим служебным обязанностям.
Вдалеке показался столб пыли. Кажется, эта была та самая машина, которая должна была приехать в лагерь.
- А потому, если вы действительно собираетесь ехать, я бы советовал вам готовиться к поездке. Через полчаса шахтеры будут у нас.
- Что вы, Мишель, даже не думала ставить вам условия, - искренне возразила археолог, поднимая на мужчину шоколадные глаза, в которых, впрочем, горело истинно женская хитрость. И коварство.
- Если вы прикажете сидеть в лагере, - молодая женщина подняла ладони, - так и быть. Я вас послушаюсь. Как бы грустно мне не было.
Сахи выдержала паузу, выражающую печаль, но потом быстро затарабанила:
- Но вы ведь уже согласились, не так ли? Я соберусь очень быстро. И обещаю, что не доставлю вам хлопоты. И буду следовать всем вашим инструкциям в поселке шахтеров.
Лицо Сахары просияло и она, пока Дюран все-таки не передумал, заспешила прочь, но спустя мгновение вернулась, ткнула мужчине в грудь планшет с документами, пробормотав на французском, что бумаги нужно срочно подписать и непременно сегодня.
Кинув на прощание "merci beaucoup", Сахара побежала к палатке руководителя лагеря, очень надеясь, что Умар не перепрятал серый чемоданчик.
Дюран проводил Сахару взглядом. В глубине души шевелилось подозрение, что он еще пожалеет о своем опрометчивом согласии. Но в то же время, желание наведаться в лагерь шахтеров оставалось прежним. И в том, что он сумеет защитить и себя, и девушку – бывший военный был уверен.
Взгляд переместился на бумаги, содержащие соглашение о неразглашении информации. Короткий росчерк ручки, и Мишель вернулся в свою палатку, чтобы собрать оружие. О последнем стоило позаботиться.

0

9

Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Машину - видавший виды грузовик, с кузовом забитым бочками с бензином и соляркой, ящиками и коробками, от которых была свободна только скамья, приделанная к борту около кабины – охрана остановила на подъезде к лагерю. Водитель, неуловимо похожий на того, что приезжал вместе в Вранешем и Ферретти, недоуменно поднял брови, но остановился. Поинтересовавшись, с чего бы это, его не пускают, хотя он сделал весьма солидный крюк от общей дороги, чтобы заехать к археологам, и, получив ответ, что это приказ начальства, равнодушно пожал плечами.
- Мое дело маленькое, где стоять, велено забрать ваших ученых. Так что, если хотят поехать, пусть поторопятся, - пробасил он, поднимая капот.- Я долго ждать не буду.
Покопавшись несколько минут в моторе, водитель уже с нетерпением посмотрел на топтавшуюся неподалеку охрану.
- Долго еще? Свяжись с начальством, – он дернул подбородком в сторону охранника с рацией, - либо едут, либо нет, время деньги, я и так задержался.
Ветер усиливался, неся с собой пыль.
Водитель захлопнул капот и сел на подножку с теневой стороны.
- Давай зови, и скажи, что еще пять минут подожду и все.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Сборы заняли немного времени, а потому к тому моменту как водитель озвучил свой ультиматум, бывший военный уже подходил к машине.
- Спешите? – поинтересовался он у водителя. – Надеюсь, у вас веские для этого основания, потому что торопить людей, от которых зависит ваше благосостояние, не очень-то вежливо.
Фраза вырвалась, как будто сама по себе. Но на самом деле Мишель не оговорился. Если шахтерам, в том числе водителю, что-то известно о подслушивающем переводчике, и они причастные к его исчезновению, тот факт, что похищение ничего не дало, не может не стать разочарованием.
Именно поэтому Дюран несколько секунд внимательно следил за лицом водителя, а затем, чуть улыбнувшись, добавил.
- Шутка, - и обернулся к лагерю.
- Жано, - произнес он, оборачиваясь к одному из охранников, - найдите мадемуазель эль-Тайиб и скажите ей, что мы ее ждем.
Охранник кивнул и торопливым шагом направился к палатке женщины. Дойдя до нее, он громко позвал:
- Мадемуазель, машина пришла, ждут только вас.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float] При словах про благосостояние, водитель ощутимо напрягся и недоуменно посмотрел на Дюрана, но услышав, что это шутка, расслабился и, криво усмехнувшись, похлопал по дверце грузовика.
- Мое благосостояние зависит от этой старушки и того, насколько быстро я буду доставлять грузы. А все эти ваши картинки, да сказки местных колдунов ничего не стоят, - водитель распахнул дверцу, - женщину могу посадить в кабину, а вы забирайтесь наверх, там осталось немного места. Начальство не любит ждать, особенно, если горючки остается мало, так что ехать будем быстро, под скамейкой брезент, можете накрыться от пыли.



   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара умела собираться быстро и основательно. Привычка эта выработалась в ней еще со студенческой поры. Очень хорошая и полезная привычка - привычка, которая не раз её впоследствии выручала. Вот и сейчас , она забежала в свою палатку, бросила в рюкзак две бутылки воды, аптечку, фотоаппарат, ветровку, персональный набор инструментов и даже успела переодеться. Сборы заняли не больше пяти минут. Напоследок Сахара кинула быстрый взгляд в зеркало, поправила темно-зеленую косынку, спрятав под неё выбившуюся прядь волос и, закинув за спину сумку, стрелой полетела в палатку Вахаби.
Поэтому, когда к палатке эль Тайиб подошел один из охранников, то мадемуазель заместителя в ней уже не оказалось. Охранник постоял, пожал плечами, заглянул внутрь, стянул со стола пластинку жвачки и пошел докладывать своему начальнику.
Сахи нашла чемодан не сразу.
- Да где же он?! - в сердцах воскликнула она, нетерпеливо посмотрев на часы на запястье.
На знакомом месте чемодана не было.
Холодея от плохо предчувствия (вдруг Умар забрал чемодан с собой?!), девушка сосредоточено огляделась. Бумаги, коробки, ящики, сумки, большой стол, стол поменьше, стулья, походная кровать...
Так, стоп, а под ней что?
- Конспиратор, - пробормотала Сахара, доставая серебристый чемодан из-под узкой койки. Замки щелкнули, крышка автоматически приподнялась, и девушка с интересом воззрилась на содержимое.
Иметь дело с защитными костюмами такого типа молодой женщине еще не приходилось, поэтому для Сахары было неожиданностью, когда она обнаружила, что он весит несколько больше, чем она рассчитывала. Вдобавок ко всему, к костюму прилагалась герметичная шлем-маска.
- Чувствую себя космонавтом, - ухмыльнулась Сахи, выкладывая костюм на стол. В душе шевельнулись первые сомнения. А может все-таки стоило послушать Вахаби и дождаться его?
Совесть вцепилась в неё цепкой когтистой лапой. Правда, стенания совести были заглушены изумлением.
- А это что? - присвистнула она, вынимая со дна чемодана темно-синюю хлопковую ткань.
Сахи знала что это, просто никак не ожидала найти эту вещь именно здесь.
Это был тагельмуст. И это было странно. Найти тагельмуст среди современного защитного костюма, шлема-герметика, ах, да еще в добавок кислородной маски с баллоном, было так же несуразно, как ехать на верблюде по автостраде. Девушка меньше была бы удивлена найди она его в бардачке машины Умара.
Что-то с глухим стуком упало к её ногам. Девушка посмотрела вниз, нагнулась, подобрала с земли нож. Видимо, был спрятан в складках ткани.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Альтруизм водителя удивлял. При нем обсуждают нелегальную продажу найденных наскальных рисунков, а он даже и не думает намекать на то, что и ему неплохо было получить свою долю, хотя бы за молчание.
- Думаю, сегодня оно все же будет более терпеливым, - произнес Дюран, отворачиваясь от парня. Не было похоже, чтоб он был в курсе относительно возможного похищения.
Тянулись минуты, а Сахары все не было. Зато вернувшийся Жано сообщил о том, что мадемуазель эль-Тайиб нет в ее палатке. Это известие заставило Мишеля слегка опешить.
Не настолько же была глупа женщина, чтобы сбегать из лагеря на своих двоих. Да и причин для этого у нее не было – против поездки начальник охраны не возражал. Стало быть, она все еще в лагере, но не в своей палатке. А где?
В памяти всплыл защитный костюм, который показывал вчера Вахаби.
- Кажется, я знаю, где она может быть, - произнес Мишель и снова посмотрел на водителя. – Не уезжайте, пожалуйста. Дайте нам еще пять минут. Жано… - Дюран кивнул подчиненному, давая понять, чтобы тот присмотрел за машиной и удержал водителя, если тот все же решит уехать, а сам развернулся и направился к лагерю, прямо к палатке руководителя экспедиции.
- Между прочим, брать чужие вещи без спросу – неправильно, мадемуазель, - произнес он, заходя внутрь. – Машина вот-вот уедет. Так что если вы не хотите добираться до шахты пешком – советую поспешить.
В руках девушки мелькнул нож и темно-синяя материя, похожая на смесь тюрбана и чадры. Судя по всему, эти вещи Сахара только что достала из чемодана руководителя экспедиции.
- Это ведь головной убор туарегов, - предположил Дюран, подходя ближе и касаясь ткани.
Вопрос только, зачем Вахаби хранить это вместе с радиационным костюмом.
- Ваш бывший преподаватель случайно родом не из них? - пошутил бывший военный.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Чемодан, даже когда Сахара выложила из него защитный костюм и кислородную маску с баллоном, все равно продолжал оставаться тяжелым. Словно там было что-то еще. Проверить молодая женщина не успела - в палатку вошел начальник охраны. Выражение лица его показалось Сахи сердитым, наверное, был недоволен тем, что она заставила себя ждать.
Однако, открытое недовольство мужчина оставил при себе - только и высказав, что брать чужое неправильно. Вроде бы замечание мимолетное, но молодая женщина покраснела до корней волос.
- Я же верну все это назад, когда мы вернемся, - пролепетала она, пряча взгляд. - И с Умаром сама объясняться буду.
Впрочем, смущение её прошло быстро.
- В конце концов, ехать туда без защиты беспечно, ведь так? - голос Сахары обрел былую уверенность и даже деловитость.
- Это тагельмуст, - объяснила она Дюрану и положила нож, который только что подняла, на стол.
Она отвела руку мужчины от ткани, словно не хотела чтобы он разглядывал ее слишком уж внимательно, и положила тагельмуст рядом с ножом.
- Простите, что заставила вас ждать. Нам и правда стоит поторопиться, если мы хотим вернуться до наступления темноты. Вечером обещали пыльную бурю.
Сахи внимательно посмотрела на мужчину, гадая, что же у него на уме, продолжает ли он на неё сердится, как относится к её авантюре на которую она его вынудила.
Лицо было непроницаемым. Ну еще бы. Начальник охраны был хоть и бывшим, но все же военным, а война учит держать эмоции в узде. Даже в общении с такими безобидными существами, как археологи.
- Сайиди Вахаби? Вполне может быть, - ответила она на полушутку Дюрана, пожав плечами. - Он не любит рассказывать о себе.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Вполне может быть? Дюран нахмурился. Туареги в его представлении были сродни бандитам. И хотя ему лично не доводилось принимать участие в стычках с повстанцами этого народа в Мали, он имел опыт боевых действий с другими африканскими «всадниками», отличавшимися жестокостью. От туарега, как и от суданского повстанца, можно было ждать чего угодно. И это «что угодно» объясняло и страх переводчика, и его возможное исчезновение.
- Здорово, - констатировал Мишель, не уточняя, что именно он видит замечательного в том факте, что Вахаби может иметь отношение к туарегам. Но по его голосу можно было понять, что он совершенно не рад этому факту. – Идемте.
Жано ждал их около машины.
- Не забудь о моей последней просьбе, - напомнил подчиненному бывший военный, имея в виду приказ, запросить в офисе всю доступную информацию по их новому руководителю. – Это важно, - а затем перевел взгляд на женщину. - Садитесь в кабину, там будет не так пыльно. Я поеду в кузове.
И, ухватившись за стенку кузова, забрался внутрь, взглядом отыскивая брезент, которым, возможно, ему предстояло воспользоваться.
– Можно ехать! - крикнул он при этом водителю.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Дюран покинул палатку настолько стремительно, что молодая женщина не успела навести за собой порядок. Тагельмуст с ножом и кислородной маской так и остались лежать на столе, а в палатке остался легкий кавардак - результат поиска Сахарой серебристого чемодана. Она даже думать не хотела о том, каким будет выражение лица Вахаби, когда он поймет, что бывшая аспирантка его ослушалась. Девушка очень надеялась, что она вернется до возвращения руководителя лагеря и сможет избежать выволочки.
Схватив кейс и волоча за собой рюкзак , она поспешила вслед за мужчиной. В пояснице несильно стрельнуло. Рюкзак археолога всегда был тяжелым.
- Нет, спасибо, мне вовсе не нужна помощь. Я донесу все эти сумки сама. Мне не привыкать, - недовольно проворчала Сахи себе под нос, глядя в широкую спину бывшего военного.
Старый грузовик при виде долгожданных путников заурчал, выдав тяжелое выхлопное облако.
Женщина закашлялась, закинула рюкзак в кузов и, наконец, уселась на переднее сидение рядом с водителем.
Машина тронулась.
- Фух, - выдохнула Сахара и зашарила рукой по сиденью в поисках ремня безопасности. Ремня не было. - Ох, славно, - констатировала она. Одно утешало, в кабине хоть и слабенького, но все же работал кондиционер.
Сахи кинула внимательный взгляд на водителя и все-таки решила нарушить молчание. Не то чтобы она любила поговорить, наоборот, чаще египтянка была немногословна с незнакомцами, но сейчас подумала, чтобы было бы неплохо разузнать загодя что-нибудь о лагере шахтеров, шахте и о самой таинственной находке.
- Салам аллейкум, - заговорила она на родном языке. - А что, ваши хозяева и правда нашли что-то ценное? Вы уже видели находку?
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Дорога между шахтой и лагерем оставляла желать лучшего. Грузовик то и дело подпрыгивавший на камнях, ехал медленно, но через пару километров начался плотный такыр, водитель прибавил газу, и машина, оставляя за собой длинный хвост пыли, понеслась как по асфальту. Когда Сахара заговорила, водитель удивленно посмотрел на нее, но ответил:
- Аллейкум асслалам, мэм.
Это звучало забавно, но если приглядеться, то становилось ясно, что этот загорелый человек, не араб и тем более не местный, а скорее европеец, достаточно долго жарившийся под африканским солнце, чтобы выучить арабский, но недостаточно, чтобы забыть европейскую манеру обращения.
- Я не ползаю по урановым разработкам, мэм. Мне там делать нечего. Знаю только, что в километрах пяти от лагеря взрывали скалы, искали новую линзу и нашли ход. Кто говорит, что это просто трещина, - объезжая крупный камень, он заложил крутой вираж, - а кто говорит, что настоящий ход. Местные в один голос твердят, что это след, оставленный великим змеем Уммаа, который, якобы, создал все живое. Но, скорее всего, это старая выработка, которую местные приспособили под свои дела. Я в их истории не верю. Но, говорят, что там, на стене, реально змея нарисована.
Скалы, около которых была шахта, быстро приближались, уже стали видны крыши, расположенного чуть ниже шахтерского поселка.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Брезент не очень-то и помогал, так что к тому моменту как скорость машины начала спадать, давая понять, что они, наконец, добрались до цели путешествия, Дюрану уже начало казаться, что пыль проникла в каждую клеточку его тела. Песок скрипел на зубах, чувствовался в глазах и на коже.
А потому, сбросив с себя бесполезную накидку и потерев лицо рукой, Мишель дождался, когда машина остановится и спрыгнул на землю, оглядываясь по сторонам.
Шахта представляла собой удручающее зрелище. Мертвая земля, начисто лишенная какой-либо растительности, лишь серая пыль вокруг да такие же серые бараки местных рабочих. В пору продавать это место в качестве декорации для какого-нибудь апокалиптического фильма.
Со стороны выработки к подъехавшей машине уже спешили люди с шахты.
Дюран засунул руку под жилет и расстегнул наплечную кобуру, чтобы легче было выхватывать оружие. На всякий случай, так сказать. А затем шагнул к кабине, открывая дверь со стороны пассажирского сиденья, и протянул Сахаре руку, чтобы помочь ей выбраться из машины.
- Вот мы и на месте, - произнес он.
- Добрый день, - прозвучал сбоку голос одного из шахтеров. - Я рад, что вырешили приехать, мадемуазель. Вы даже не поверите насколько я рад, - к ним быстро, чуть ли не в припрыжку, приближался «хорек».

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Вранеш был оживлен и весел, приветственно кивнул Дюрану, однако повторять прошлую ошибку не стал и руку не протянул, зато указал на относительно прилично выглядевший домик.
- Прошу, тут не слишком уютно, - сморщив нос, он посмотрел в направлении рудника, - и очень пыльно. Я думаю, нам имеет смысл обсудить детали дальнейших действий. Не пугайтесь мисс, нам не придется лезть в шахту, - добавил инженер, заметив с каким выражением лица Сахара рассматривает окрестности, - то, что мы нашли находится несколько дальше, туда – он махнул рукой, - вдоль долины.

Отредактировано Captain (2014-12-13 01:58:08)

0

10

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара немного смешалась, когда поняла, что водитель вовсе не араб. Было досадно, но досада эта быстро сменилась живым, неподдельным интересом. Змей? Уммаа? Что-то неуловимо знакомое всплыло в памяти, но воспоминания были такими же зыбкими, как мираж в пустыне.
Девушка крепче сжала руками кейс и прикусила губу. Где же, где же она могла об этом слышать? Ах, эти местные легенды - они так похожи одна на другую.
Машина дернулась и резко притормозила.
Приехали.
Сахи пожалела, что дорога заняла так мало времени и она не успела расспросить водителя подробнее. Археолог собралась было его задержать и расспросить, но вид шахты подверг её в оцепенение. Она позабыла обо всем. На мгновение даже об истинной цели своего визита. Окружающий ландшафт произвел на египтянку удручающее впечатление. Осматриваясь, она постепенно наливалась холодной злобой. Разработчики - семь казней египетских!
Девушка смотрела на выжженную пустынную землю и поймала себя на мысли, что, пожалуй, даже подземный мир Анубиса выглядел бы не таким мрачным.
- Тут ужасно, - не сдержалась она, хотела добавить что-то еще, но тут к ним прытко подбежал Вранеш.
Сахара сдержанно его поприветствовала. Она вытащила из кузова свой рюкзак, закинула на плечи и, кивнув Вранешу, сухо произнесла:
- Хорошо. Давайте сразу к делу. Обсудим, а потом поедем к месту вашей находки. Как далеко оно от рудника?
Археолог переложила в другую руку кейс с защитным костюмом, оглянулась и к своему неудовольствию только заметила, что Дюран снова без головного убора. Нет! Ну вы только посмотрите на него!
- Вы опять без головного убора, мсье? - голос девушки был укоризненным, но говорила она тихо так, чтобы Золтан не слышал. - Если вы рухнете от солнечного удара, то я вряд ли смогу вас дотащить до медпункта. Да и нет его здесь.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Пусть Дюран отнесся к окружающему их пейзажу с меньшей эмоциональностью, чем Сахара, он был согласен с девушкой в том, что приятного здесь мало. И этот факт не добавлял симпатий по отношению к добытчикам урана, хотя, положа руку на сердце, подобное «серое царство», наверно, было свойственно любой урановой шахте в любой точке земного шара. Прогресс требует жертв.
- Не переживайте за мою голову, мадемуазель, - пошутил бывший военный. – Она настолько крепкая, что солнцу с ней не справится, так что врачебная помощь мне не понадобится, - и посмотрел в сторону хибар, где жили рабочие.
Раз уж он приехал сюда, собираясь выяснить, не причастны ли к пропаже переводчика шахтеры, то хибары следовало проверить. Хотя бы поверхностно. И предстоящий разговор Сахары и Вранеша перед отправкой к месту находки, давал Дюрану такой шанс.
- Если вы позволите, я не буду принимать участие в вашей беседе, - произнес Мишель. – В археологии я не силен, своими глупыми замечаниями могу только мешать вам. Я лучше просто подышу воздухом, а потом вместе с вами с удовольствием отправлюсь к раскопкам, - бывший военный перевел взгляд на Сахару. – Мадемуазель, не волнуйтесь, я буду недалеко.
И с этими словами он отошел в сторону, не спеша направляясь в сторону хибар и внимательно оглядываясь по сторонам.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Инженер, с добродушной ухмылкой слушавший разговор гостей, на слова Дюрана молча кивнул. Хозяин барин, хочет француз дышать воздухом, пусть дышит.
Короткий взгляд, брошенный, словно невзначай, в сторону ворот – и один из сидевших там охранников, словно решив размяться, встал. Вранеш продолжая разыгрывать любезного ухажера дернулся к вещам Сахары:
- Позвольте вам помочь, мисс.
Но, девушка уже вскинула рюкзак на плечо.
- Как пожелаете, - Золтан с укоризной качнул головой, - прошу.
Быстро поднявшись по ступенькам, он распахнул дверь. Из крошечного «предбанника», в котором было просто нечем дышать, внутрь домика вели три двери. За левой оказалось некое подобие кабинета – заваленный бумагами стол, несколько стульев. Серый металлический шкаф вдоль стены, рядом с которым приземистой тумбой стоял тяжелый сейф. Пара ламп дневного света на потолке и, что странно, прохладно. Из забранного сеткой отверстия около двери в помещение шел холодный воздух – в домике явно был кондиционер. И пыль, вездесущая серая пыль.
- Присаживайтесь, мисс, - Вранеш отодвинул в сторону бумаги и бросил на стол свернутую в рулон карту. – Для начала, я хотел бы обговорить с вами условия нашего сотрудничества. Не надо так удивленно. Мы обнаружили некий археологический объект. Вы же не будете отрицать, что приоритет этого открытия принадлежит нам? И мы хотим пригласить вас, как специалиста обследовать этот объект определив его научную и историческую ценность. Это работа, за которую мы готовы заплатить, в разумных пределах, разумеется.
Приторность и елейность тона инженера исчезли, слова звучали жестко, отрывисто. Это был совсем другой человек, решительный и четко знающий чего он хочет.
- Поэтому я хочу предложить вам такой вариант - мы доставляем вас на место находки, вы ее обследуете, устанавливаете, как я уже сказал научную и историческую ценность, даете нам официальное заключение, а мы платим вам обговоренную сумму. Если вас такой вариант не устраивает, то назовите свой, а лучше сразу цену.
Вранеш развернул карту и вопросительно посмотрел на Сахару.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара не оставила былой холодности с которой держалась с первых минут, едва вышла из грузовика. К холодности добавилось еще немного надменности, а потом, когда господин Вранеш проводил её в кабинет - деловитость.
Молодая женщина скинула рюкзак прямо на пол, поставила рядом чемодан и присела на предложенный стул. Неплохо было бы сейчас закурить, мелькнула расчетливая мысль. Пожалуй, это бы сбило с толку сего не в меру уверенного в себе черного копателя.
Тонкая сигарета в изящных пальцах, бархатный голос, манящая женственность вперемешку со стальной волей - Сахара прекрасно знала какой она может быть. Даже в пыльных брюках и грубой рубахе она умела быть царственной.
В конце концов, господин Вранеш это я вам нужна, а не наоборот. Не стоит загонять гостя в рамки - это не вежливо . По её лицу пробежала едва уловимая насмешка.
Она глянула на карту. Мельком. По-крайней мере, так могло показаться со стороны, но, между тем, археолог внутренне подобралась и была заинтригована, хоть внешне и не показала своего интереса.
- Мистер Вранеш, мне кажется даже в Европе уже давно не принято покупать кота в мешке, - голос сайиди эль Тайиб был негромким, спокойным, но твердым. - Вы предлагаете заключить сделку, не выходя из кабинета? Просто вот так вот, с ваших слов, заочно решить, что найденная вами находка все-таки ценность? Я пока вообще не уверена можно ли будет назвать то, что вы обнаружили археологической древностью, тем более, имеющей историческую ценность. Я не могу дать вам ответ, пока не увижу все собственными глазами. Качественная экспертная оценка - это дело не пяти минут. Порой даже и нескольких недель бывает недостаточно. И в том, и в другом случае - это совершенно разные суммы, вы не находите? Если то о чем вы говорите просто пустышка - я скажу вам сразу - обидно будет только за наше напрасно потраченное время. Я даже денег с вас не возьму за это. Однако, если там действительно что-то стоящее моего внимания, то я только на месте смогу вам сказать сколько на экспертизу может уйти времени. Ведь качественная экспертная оценка напрямую будет зависеть от будущей стоимости находки. Вы ведь должны это понимать, не так ли?
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Вранеш и Сахара
- Это не сделка мисс, это скорее контракт, договор на выполнение некой работы. И в данном случае нас интересует не столько экспертная оценка, сколько сам факт наличия или отсутствия исторической ценности и то, имеет ли смысл проводить ее дальнейшее изучение. Ваша работа будет оплачена вне зависимости от того, будет результат положительным или отрицательным. Что же касается экспертной оценки, то я прекрасно знаю, что это такое, но это уже второй этап, который будет обсуждаться отдельно, если мы, конечно, придем к выводу, что имеет смысл ее проводить, - тон Вранеша был деловым и холодным. - Надеюсь, вы понимаете, что у нас здесь несколько иные интересы, а отнюдь не археологические исследования.
- К сожалению, я все понимаю, - ответ Сахары был прямолинейным. Здесь, без свидетелей, лицом к лицу, не нужно было следовать условностям и быть изматывающе вежливой.
- Где именно ваша находка?
- В нескольких километрах отсюда, - Вранеш убрал ладонь с карты, - А вы упрямы, так и не ответили на мое предложение. Так да или нет? Если да, то мы переходим к обсуждению деталей, если нет, - инженер развел руками, - тогда нам придется воспользоваться помощью других специалистов.
- Разве не ответила? Мне казалось, что вы более проницательны, - Сахара насмешливо изогнула бровь. - Я же спросила вас, как долго добираться до вашей, - девушка сделал паузу, - мм ... древности. Я согласна взглянуть на вашу находку. Согласна подтвердить или опровергнуть её историческую ценность. Даже официальное заключение я вам дам, но я не могу сказать во сколько это вам обойдется, пока не взгляну на находку.
Египтянка смотрела Золтану прямо в глаза, а потом перевела взгляд на неприхотливый интерьер кабинета.
- У вас случайно нет хорошего кофе? В нашем лагере это все, что угодно, но не кофе , - вдруг добавила она, снова посмотрев на Вранеша.
- Я не политик, мисс. Я не люблю восточных иносказаний и предпочитаю прямой разговор, - не принял вызов Золтан, - хорошо, будем считать, что мы договорились.
Сахара так и не назвала цену своей услуги, но, видимо, Вранеша это не сильно волновало. Он сделал вид, что не заметил ее оговорки.
- Не хочу вас огорчать, но кофе у нас нет, здесь все предпочитают чай, - на это раз по лицу инженера все-таки проскочила легкая усмешка. - Заваренный по местным обычаям он очень освежает ... Могу приказать, чтобы заварили его для вас.
- Боюсь, что это займет много времени. Я могу обойтись без соблюдений церемониала гостеприимства, - археолог поднялась со стула. - Давайте перейдем от разговоров к делу. А что касается цены - сумма не будет выше той, которая обычно указывает Каирский музей за свои услуги.
Вранеш пожал плечами и развернул карту в Сахаре. Это была военная километровка, на которой красным была выделена шахта и еще несколько объектов левее нее. Чуть правее и ниже карту пересекала долина, окаймленная неровной грядой гор.
- Место находится вот здесь, - палец Вранеша уткнулся в небольшой крестик на краю долины. - От нас это примерно в пяти километрах. Дороги нет, машина может проехать максимум километра два. Затем придется идти пешком. Должен предупредить, трещина в скале узкая, пробираться к входу в туннель придется почти ползком. И еще ... - инженер неожиданно замялся. - Там находится урановая линза. Поэтому фон повышен, у нас есть защитные костюмы, но даже в них не следует там находиться более получаса.
- В таком случае нам понадобится один - для моего охранника. Что ж, давайте, осмотримся. Надо признаться - вы меня заинтриговали. Я бы не приехала, если бы это было не так, - Сахара внимательно посмотрела на часы. - Времени пока достаточно. Мне бы хотелось вернуться в лагерь до наступления темноты, поэтому, пожалуйста, давайте поторопимся. Нужно учесть еще время на экипировку в защитный костюм, найти моего охранника, дойти до туннеля. Я понимаю - вы хотите, чтобы все было сделано быстро и четко, но поверьте моему опыту - всегда находятся свои проволочки. Но я постараюсь оценить все быстро, к тому же у нас просто нет выбора. Ведь вы доплачиваете за риск? Просто , это ведь настолько само собой разумеющееся. Вы же наверняка доплачиваете за риск вашим рабочим, - как бы невзначай уронила молодая женщина.
- Только один? - Переспросил Вранеш, - Для вашего охранника? - Он осекся и перевел взгляд на кейс, который Сахара прихватила с собой. - Аа ... как я понимаю, свой вы захватили с собой. Похвальная предусмотрительность, - Золтан свернул карту, - но, зачем искать вашего охранника? Я не думаю, что в округе его может что-то заинтересовать - он выглянул в зарешеченное окошко. - Вряд ли он ушел с территории, меня бы предупредили. Или вы дали ему какое-то особое поручение?
Инженер прищурившись смерил девушку колючим взглядом.
- Мы не очень любим, когда лезут в наши дела, мисс. За риск вам, естественно, будет доплачено - десять процентов от основной суммы. Что же касается оплаты наших рабочих, то это к археологии не имеет никакого отношения. Так какое еще оборудование может вам еще понадобиться? Я распоряжусь, чтобы все приготовили.
- Поручение? - изумилась историк. - Золтан, не преувеличивайте. Вы еще скажите, что у меня камера в пудренице, - рассмеялась девушка. - Никто не любит, когда суют нос, куда не просят. Мы, археологи, в особенности.
Сахара закинула рюкзак за спину, взяла кейс и постаралась унять резко заколотившееся сердце. Дюрану она поручений никаких не давала просто потому, что сама хотела побыть немного шпионкой. Её знакомому журналисту нужны были фотографии. Сахи уже успела сделать несколько снимков на камеру телефона, когда они только подъехали, а то, что Врнаеш ощутимо занервничал говорило само за себя. Даже любезность его превратилась в колючую подозрительность. Всё это стремительным шквалом пронеслось в голове археолога, заставляя её нервничать и переживать, однако, на лице она сохраняла улыбку и держалась как и раньше - деловито холодно.
- Из дополнительного оборудование - фонари, страховочные тросы. Я думаю они нам понадобятся, раз вы говорите, что пробираться придется через узкий лаз. Синоптики обещали пыльную бурю, не сильную, но в пустыне такие сообщения нельзя игнорировать.
- Если хотите, можете подождать там, - Вранеш распахнул дверь в "предбанник" и взялся за ручку противоположной двери, - здесь есть кондиционер.
За дверью оказалось жилое помещение, нечто среднее между гостиной с спальней, достаточно прибранное, чтобы там можно было принимать гостей, в дальнем углу стоял небольшой бар с целой батареей бутылок.
- Пришлите моего охранника сюда, будьте так добры, - кивнула Сахара Золтану. На жару ей выходить не хотелось.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Вероятность того, что переводчик еще жив, если его в самом деле выкрали люди Вранеша, была достаточно небольшой. Но если он в лагере, то, наверняка, спрятан в какой-нибудь хибаре. Здесь намного проще обеспечить охрану, сбежать отсюда труднее, а еще один местный не вызовет никаких подозрений.
Около хибар царил небольшой свинарник: разбросанные упаковки из-под еды, пустые банки, бумажки. Похоже, у рабочих не было времени убирать за собой, а их работодатели не спешили делать это за них.
Двери были не заперты – воровства здесь не боялись, да и кому у кого было воровать. Внутренний интерьер рабочего барака был под стать местному ландшафту: серые стены, пыль на полу и одеялах, маленькие, больше похожие на случайные дыры, окошки под потолком, в воздухе вонь и затхлость.
Первый барак был пуст, как и второй. А вот из третьего донеслось приглушенное покашливание. На дальней постели, отвернувшись к стене, лежал один из местных.
- Али? – позвал Мишель. Человек вздрогнул и с трудом, через силу обернулся.
Жано утверждал, что все местные для него на одно лицо, и в чем-то Дюран был с ним согласен, но сейчас он понял, что это не так. Перепутать этого дряхлого, хотя и не кажущегося таким уж старым, с покрытым язвами лицом человека, с молодым переводчиком было невозможно. Вот только откуда взялись эти язвы? Облучение?
- Простите… - Мишель шагнул назад, инстинктивно почувствовал за спиной чужое присутствие и резко обернулся. Перед ним стоял охранник с автоматом в руках.
- Заблудились? – спросил он по-французски, но с сильным акцентом, выдавшим в нем не жителя Франции.
- Немного.
Взгляд скользнул по оружию, переместился на руки. На внутренней стороне правой руки, примерно посередине между запястьем и локтем виднелась татуировка: круглая граната с семью языками пламени, а вокруг нее надпись на французском «Давай, Смерть, потанцуем?!».
- Мсье Вранеш сказал вас найти, вас зовет ваша спутница.
Охранник повел автоматом в сторону, предлагая Мишелю выйти, и трудно было отказаться от такого приглашения.
Захлопнув за собой дверь барака, Дюран направился к кабинету «хорька».

0

11

Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Пока шли сборы, грузовик, на котором приехали Сахара с Дюраном, ушел обратно в город, зато припылили два камаза, которые, спустившись по широкому пандусу в устье шахты, тут же встали под загрузку к вновь затарахтевшему транспортеру. Камазы были старые, ободранные, еще советского производства, с ржавчиной по бортам, давно отслужившие свой век. Впрочем, вся техника на шахте, включая машину Ферретти, не отличалась новизной, как и старый армейский джип, на котором гостей собирались доставить к месту находки.
По окончании сборов он оказался забит под завязку. Контейнер с защитными костюмами, шахтерские лампы, солидная бухта страховочного троса, пара плоских деревянных ящиков и несколько бутылей с водой почти не оставили места для пассажиров, которых, не считая шофера, оказалось шестеро: помимо Дюрана с Сахарой и хозяев - Вренеша и Феррети, сзади на ящиках ухитрились уместиться еще двое рабочих.
Дождавшись когда все рассядутся, водитель, аккуратно пристроил автомат между сиденьями и включил зажигание. Машина, натужно завывая мотором, выползла из ворот и, повернув влево, медленно двинулась к краю долины крокодилов..
Местность, и впрямь, была для езды неудобная, то и дело приходилось сворачивать, объезжая большие камни. Камни поменьше водитель просто пускал под колесо, от чего джип то и дело угрожающе кренился то в одну, то в другую сторону. Через полчаса такого путешествия машина остановилась около скальной гряды метра три высотой, вглубь которой вел узкий проход.
- Все дальше мы не проедем, огибать скалы бессмысленно, - Вранеш быстро выскочил из машины и, кивнув рабочим, которые тут же принялись разбирать груз, повесил на плечо бухту троса. – Извините, мисс, но свои вещи вам придется нести самой. У нас не так много рук.
Переход к нужному месту занял почти два часа. Тропа, если можно было назвать ее таковой, петляла между скалами, заставляя то пролезать через узкие расселины, то перебираться через гребни. Наконец она резко нырнула вниз, на плавно спускающийся в долину широкий уступ, где, прилепившись к скальной стене, примостились две брезентовые палатки, недалеко от которых виднелся развороченный взрывом узкий, похожий на щель, вход в пещеру.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Пока машина шла к намеченному пункту Сахара успела сто раз пожалеть, что согласилась на такую авантюру. Потом столько же раз себя одернуть, упрекнуть в трусости, уговорить саму себя, что поступает она правильно. Шахтеры могли пригласить для консультации других археологов. Тогда вход в урановую шахту им был бы заказан. Этого нельзя было допустить.
В конце концов, думать нужно было не только о собственном благополучии, но и о судьбе людей, которые отдавали свое здоровье и жизнь за гроши.
Египтянка инстинктивно отодвинулась от Вранеша. Хотя теснота, в которой они ехали, увы, позволяла отсесть ненамного. Будь её воля Сахара отказалась с этими людьми не то, чтобы рядом сидеть - пить из одного колодца. Хорошо, что рядом был начальник охраны. Почему-то рядом с этим мужчиной хранить самообладание было легче. Она чувствовала себя защищенной.
Машина резко притормозила. Сахи облегченно вздохнула и выбралась из машины. Девушка была чуть бледной, напряженной, даже немного нервной.
"Можно подумать я бы вам доверила нести мои вещи", - чуть не вырвалось у молодой женщины в ответ инженеру.
- Я справлюсь, - только и ответила она, пожалуй, даже чуть грубовато.
Спустя два часа Сахара стала еще бледней. На смуглой коже это особенно бросалось в глаза, но сама девушка даже не заикнулась насколько ей тяжело дался переход до ущелья.
- О, боги Египта, не забыть бы, зачем я здесь, - пробурчала она себе под нос. Хотелось отдышаться, вытянуть уставшие ноги, выпить ледяной воды.
Нет, это все потом, все потом. Отдых. Вода. Сон. Всё могло подождать. Только сейчас Сахара осознала, что она уже слишком далеко зашла, чтобы позволить себе расслабиться хоть на минуту.
- Как вы? Устали? - обратилась археолог к Дюрану. Вопрос был даже смешным. Судя по невозмутимому виду начальника охраны казалось, что Мишель просто вышел на прогулку. Он даже не запыхался.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Переход нельзя было назвать легким. Высокая температура воздуха не способствовала комфортной ходьбе. Одежда пропитывалась потом, который тут же высыхал, оставляя после себя лишь соль, а та, в свою очередь, делала ткань плотной, жесткой и ужасно натирающей в самых неподходящих местах. Будь воля Дюрана, он бы уже давно сделал небольшой перерыв, но Вранеш и Сахара шли вперед, а ему оставалось лишь следовать за ними, ожидая что вот-вот впереди появится цель их прогулки.
И она, наконец, появилась.
- Ничуть не устал, мадемуазель, - соврал военный, украдкой вытирая пот со лба, и косясь на пещеру в скале. Будучи узкой, она походила на лаз, оставленный телом крупной змеи… или крокодила… или какой-то другой рептилии.
А вдруг и в самом деле? Местные верили в каменных крокодилов. Да и на стене пещеры обнаружили рептилию. Вдруг эта тварь забралась вглубь пещеры и заснула там на века, и спит до сих пор, ожидая пока ее сон потревожат, чтобы сожрать потревожившего.
Мишель передернул плечами, гоня прочь дурацкие мысли. И перехватил вещи Сахары.
- Разрешите, я помогу вам? – вообще-то ему стоило предложить это и раньше, ну да что уж теперь.
Из одной палатки, которая стояла у входа в пещеру, вышел чернокожий рабочий и поспешил навстречу к археологам и их спутникам.
- Добрый день, мистер Вранеш, - произнес он на английском, но с сильным акцентом. – Мы пока ничего не делали, как вы и сказать. Ждем вас. Все готово, - и приглашающе указал на пещеру. Ни дать, ни взять слуга дракона, зазывающий неосторожных к нему на ужин.
Мишель опять мысленно чертыхнулся и сосредоточил свое внимание на втором парне, уже белом, который выбрался из другой палатки. Похоже, вход в пещеру охранялся.
Интересно, у этого тоже есть татуировка на руке с бравирующим лозунгом, который нередко любили накалывать себе ребята из иностранного легиона, уж их за время своей службы Дюран повидать успел.
Бывший военный перевел взгляд на «хорька» и спросил:
- Ну что, будем выдвигаться? Надеюсь, у вас есть защитный костюм, а то вчерашние ваши чешуйки так фонили, будто у нас в лагере открылось новое урановое месторождение.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Вышедший из палатки рабочий был не из местных, а скорее всего с юга Нигера. Рабочие с шахты, которых Вранеш взял с собой, хмуро косились на него и о чем-то едва слышно переговаривались на местном языке. Из второй палатки вслед за первым белым вышел еще один охранник, с закинутым за спину автоматом.
- Готово? – Вранеш явно кого-то искал глазами, - это хорошо, надеюсь, проход вы расчистили достаточно широко, – Золтан повернулся к археологам. – Не бегите впереди паровоза, мсье Дюран. Это не прогулка по Елисейским полям. Костюм есть. Нужно время, чтобы его подогнать. И погодите, мне надо кое-что уточнить.
- Джеймс?! – прервал его громкий голос Ферретти, - Где остальные, почему нас не встретили? – американец быстрым шагом направлялся к первому вышедшему из палатки охраннику. Тот остановился и скривился.
- Сбежали этой ночью, - охранник дернул щекой и махнул рукой в сторону долины, - а до этого весь день рассказывали сказки про своего змея.
- Сбежали?! Все?! –возмущенно взвизгнул Ферретти,- сколько раз я говорил что нельзя их вы…
Он осекся и, бросив взгляд на Дюрана, схватил охранника за рукав и потащил его за палатку.
Вранеш недовольно морщась, проводил их взглядом.
- Как видите не все так просто, господа. Эти местные так и норовят отлынить от работы. Бапото, - инженер перевел взгляд на стоявшего рядом рабочего, - вы засекали время подъема температуры, как я велел?
- Да, мистер Вранеш, как и вы велеть. Примерно четыре часа. Минут двадцать греть, а потом все кончаться. Получается четыре с половиной, примерно. Я все записать, - рабочий указал в сторону палатки и взглянул на часы, - как раз через полчаса все кончаться и можно идти.
- Вот и отлично, значит, у нас есть время, - инженер довольно улыбнулся, словно и не было рассердившего его исчезновения рабочих. – Прошу вас в палатку, мисс, - снова надев маску услужливого кавалера, он склонился перед Сахарой. – Дело в том, что здесь наблюдается одно странное явление. В штольне, которую мы обнаружили периодически повышается температура. Вы слышали, что сказал Бапото. Повышение не велико градусов на пятнадцать, но в том месте, куда мы пойдем, становится ощутимо жарко, потом все снова остывает и довольно быстро. Так что у нас есть примерно три часа, чтобы все успеть.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Без рюкзака, так немилосердно оттягивающего плечи, боль в пояснице почти сразу успокоилась. Сахара облегченно вздохнула, но ненадолго. Она осмотрелась и почувствовала, как в сердце неприятно начинает скрестись уже не просто беспокойство, а самый настоящий страх. Молодая женщина очень надеялась, что испуг не отразился на её лице, но, когда бросила быстрый взгляд на Дюрана, в глазах её читалась тревога.
Экспедиция археологов охранялась основательно, с дисциплиной было строго, но при всей своей профессиональной подготовке просто немыслимо было, чтобы охрана разгуливала по лагерю с автоматами наперевес.
Тут же все обстояло иначе.
Один, еще один, а вот другой – Сахара насчитала трех, и неизвестно сколько еще вооруженных до зубов людей было на самом деле.
К чему столько оружия, демонстрируемое так открыто? Было немыслимо жарко, но Сахи почувствовала, как ее с ног до самой макушки пробрал озноб.
«Уж не рабочих ли они запугивают?» – кольнула египтянку неприятная мысль.
Так неосторожно брошенные фразы из разговора Ферретти с его человеком, заставили Сахару занервничать еще больше. Но ни напряженные, словно струна, нервы, ни страх, ни мрачные охранники не смогли ввести Сахи в ступор и заставить растеряться. Улучив момент, она успела сделать несколько быстрых фотографий на телефон и, пока Вранеш не заметил, что вытворяет его гостья, спрятала телефон в карман штанов, а затем поспешила к палатке.
Сердце ей клокотало, мысли стремились слететь с языка раньше, чем Сахи успевала их обдумать.
Девушка прикусила язык, чтобы не съязвить на едкое замечание инженера.
«Ленивые? Работать не заставить? – вспыхнула она негодованием. – Скорее запуганные». Она не подала виду, что её задел тон Вранеша, но все же решилась спросить:
- Мистер Вранеш, а зачем же вам столько оружия? Вы чего-то боитесь? – голос её прозвучал невинно-удивлено, но так было даже лучше. Пусть уж он считает её глупой, напуганной девицей, чем поймет истинную причину её визита.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Дюран прислушивался к разговору с некоторой настороженностью. Значит, местные рабочие сбежали, напугав себя сказками о древнем змее. Или не сказками? Но не может же, черт побери, и в самом деле в пещере дремать дракон, чье дыхание подогревает температуру воздуха.
- Если у нас всего три часа, то нам тем более следует поспешить, - произнес Мишель, а затем добавил. – И вы так и не поняли, с чем связаны эти температурные скачки? Может быть, здесь близко к поверхности подходит лава? Или какой-нибудь газ? И вы не боитесь, что эти скачки приведут к пожару в шахте?
Вопрос Сахары был справедливым. Охрана действительно разгуливала по лагерю, словно это была самая настоящая тюрьма.
- Думаю, все дело в том, что местные не очень хотят работать, - произнес бывший военный, прекрасно понимая, что его слова могут быть восприняты с агрессией, но не слишком опасаясь "хорька" и его людей. Все-таки одно дело обрекать на медленную смерть в шахте нигерских рабочих, на которых плевать местным властям, и совсем другое иметь дело с иностранцами, находящимися здесь с научными целями под протекторатом правительства страны. – Их-то защитными костюмами не обеспечивают, вот они и бегут, чтобы спасти свою жизнь. А кто бы не бежал, а?
Нельзя сказать, что Мишель был сильно шокирован зрелищем, представшим ему в бараке, но злость на Вранеша и его подручных у него в душе все же была.

0

12

Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float] - Туареги, - вместо инженера ответил Ферретти, - воинственное и агрессивное племя. Местные разводят для них скот и выпаривают соль на скальных площадках. Но, мы платим больше, и они охотнее идут к нам. Туареги, естественно, недовольны. Сейчас как раз пришел солевой караван. И бог знает, что у них на уме. Да и местные, то и дело, друг друга мочат. Что ни деревня, то свой клан во главе с почти божком, никогда не знаешь, что они не поделили. Сегодня союзники, завтра враги, а после завтра – снова наоборот. К тому же, все время норовят сбежать. У них тут столько верований, что куда ни плюнь, как тут же попадешь на какое-то предсказание или табу. А значит, боги не велят работать.
Ферретти вытащил из контейнера защитный костюм и протянул его Дюрану. Костюм был тяжелый и неуклюжий.
- Там нет газа и гореть нечему, это не угольная шахта, - Вранеш достал еще один костюм и, распустив застежки, стал его натягивать, - периодичностью это немного похоже на гейзер, но тут нечему извергаться.
А рабочие, - инженер, словно осев под тяжестью освинцованного комбинезона, повел плечами, - на шахте излучение намного ниже, чем здесь, защитный костюм не нужен, но им выдают комбинезоны и маски не хуже, чем были у русских в этом, как их, Чернобыле. Спросите хотя бы у Бапото. Но, эти дикари понятия не имеют о технике безопасности, привыкли голышом ходить, - он повертел шлем, примеривая, как его одеть, - видели бы вы их в деревне – ничего кроме тряпки на бедрах. И, - Вранеш пристально посмотрел на Мишеля , - я уже сказал мисс, Сахаре, что шахта - наша забота, и к археологии никакого отношения не имеет. Надеюсь, вы понимаете, мсье Дюран, и между нами не будет недоразумений, - в тоне инженера прозвучала едва заметная угроза. - Какой у вас интересный костюм, мисс Сахара, - Золтан перевел тему и, неуклюже подволакивая тяжелые ботинки, подошел к девушке. – Одна из последних разработок? В таком работать будет намного легче, чем в этих доспехах.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- По-моему костюм похож на костюм астронавта, вы не находите? - улыбнулась Сахи Вранешу, делая вид, что не заметила как напрягся инженер, словно и не услышала стальных ноток в его голосе. - Я совсем в них не разбираюсь, поэтому не знаю насколько он современен. Я одолжила его у нашего руководителя экспедиции. У нас хорошие спонсоры. Вы не поможете мне застегнуть шлем?
Нужно было успокоить инженера - слишком уж недобро заблестели его глаза, поэтому Сахара мягко увела разговор от опасной темы. Она оглядела наряд Золтана и хмыкнула:
- Пожалуй, и правда доспехи. В них я бы и трех шагов не смогла сделать. Кстати, туареги не так воинственны, как кажется на первый взгляд, - возразила Сахара. - Они не любят чужаков, но никогда не нападают, - девушка умолкла и чуть усмехнулась. - Без причины. В наше время они ведут себя обособленно, может и не миролюбиво, но сильной угрозы они не представляют. Туареги отличные проводники. Научные экспедиции, да и просто туристы часто пользуются их помощью. Однажды, нашу группу сопровождал туареги, правда, это было давно и мне не разрешили с ними пообщаться. Может быть вам стоит с ними подружиться? Общий язык найти? - подала она им "идею", сама понимая, что ляпнула глупость. Хотелось просто немного разрядить обстановку в палатке.
В костюме Сахара чувствовала себя неуклюже. Он сковывал движения, но в целом, египтянка не жаловалась. Она защелкнула заклепки на ногах, поправила застежки на рукаве.
- Признаюсь, я не очень сильна в геологии, - продолжила археолог. - Не представляю даже, что это может быть, - отметила она после заявления Золтана, что причина непонятного нагревания воздуха в шахте - не газы. - Я слышала правда, что в урановых шахтах может выделяться радоновый газ, но я совсем не химик, мистер Вранеш, поэтому поверю вам на слово.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Туареги? Упоминание о кочевниках заставило Дюрана на несколько секунд позабыть о своей неприязни к «хорьку». Какими бы мутными не были эти уранодобытчики, им было далеко до «дьяволов на конях», с которыми у Мишеля отождествлялись и племена туарегов, как бы мадемуазель не пыталась их защищать.
- Возможно, вам просто попались хорошие туаргеи, не такие, как все, - пошутил бывший военный, обращаясь к девушке, хотя ее заступничество и не пришлось ему по душе, а затем перевел взгляд на Золтана. - Хотите сказать, что местные сбежали, потому что испугались их? – уточнил он.
А почему бы и нет? Местные племена живут слухами, может быть, рабочим стало известно что-то, что заставило их так поступить. А рассказы о змеях – просто болтовня для отвода глаз.
Если это так – то приехать сюда было вдвойне паршивой идеей.
Стоило коснуться в разговоре техники безопасности на шахтах, как Вранеш занервничал. По крайней мере, уловимая угроза в его голосе намекнула Дюрану именно этом.
- Конечно, это ваша забота, ваша и местных властей, - ответил бывший военный не без иронии в голосе, - если их устраивает состояние ваших рабочих, которые возвращаются с подорванным здоровьем или не возвращаются вовсе, то почему это должно волновать меня? – и с этими словами он натянул на себя шлем, довершая экипировку.
Костюм был тяжелым, словно сделанным из цельного свинца. Если примерно в таких же по весу доспехах ходили средневековые рыцари – ребятам можно было просто посочувствовать.
Себе же Мишель сочувствовать начал с первых шагов, которые давались так, как будто он и в самом деле шел по Луне. Или по Луне было бы идти легче в связи с меньшей силой притяжения там?
Бывший военный медленно, словно едва проснувшийся от спячки медведь выбрался из палатки, но приближаться к пещере пока не спешил. Его задачей было охранять Сахару, а не лезть в логово дракона.
- Давайте позволим хозяевам лагеря пойти первыми, - предложил Дюран девушке, одновременно проверяя рацию. – И как вы себя чувствуете? Не очень тяжело в костюме космонавта?
Вопросы эти были не просто проявлением праздного любопытства. Даже Мишеля нынешняя поездка начала утомлять, а уж каково должно было быть мадемуазель, можно было лишь догадываться.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Слышали бы туареги, как вы их превозносите, - хмыкнул в ответ на слова Сахары Вранеш, - не стоит верить тому, что пишут в рекламных проспектах, мисс. Те, кто водит туристов и экспедиции не туареги, мисс. Это икланы или имгады, рабы и вассалы по их иерархии, благородные воины – всадники пустыни никогда до такого не опустятся. А те, кто охраняет солевые караваны именно воины, и с ними найти общий язык очень непросто. Это не местные племена, - инженер помог девушке закрепить шлем и с интересом пощупал ткань костюма, - необычный материал, похоже на военные разработки.
Прилаживающий шлем Ферретти фыркнул:
- Не знал, что военные так щедро помогают археологам.
- Большая часть военных достижений, в конце концов, так или иначе, достается гражданским, - со странной усмешкой ответил Вранеш и защелкнул шлем. – А радон – это инертный газ, мисс, он не горит. Он, конечно, радиоактивен, но при открытом способе добычи практически не опасен, так что местные власти не имеют к нам претензий, – голос из-под шлема звучал глухо и инженер поднял защитное стекло, - а в пещере, там вообще ветер гуляет, даже представить не могу, откуда там такая вентиляция.
Шахтеры, тяжело переваливаясь, вышли из палатки и остановились рядом с Дюраном.
- Я не знаю, чего испугались рабочие, туарегов или своих суеверий, разберемся, но из-за этого нам придется самим страховать друг друга. Так что будьте внимательны, - махнув рукой Ферретти, инженер зашагал к пещере, около которой, переминаясь с ноги на ногу, их поджидал Бапото, на этот раз одетый в комбинезон и респиратор.
- Мы сами справимся, - отстранил его рукой Золтан, - и скажи остальным, пусть перенесут ящики к краю площадки…
- Но…- Бапото замялся, - они же…
- Они упустили рабочих, значит, будут работать сами, скажи, что я приказал, - резким тоном ответил Вранеш и, включив лампу, нырнул в проход.
Внутри пещера была шире, чем это казалось снаружи у стены слева стояло несколько ящиков, таких же, как и те, что принесли с собой шахтеры, дальше проход сужался, превращаясь в щель, достаточно широкую, чтобы пройти в защитном костюме. Больше всего она походила на трещину в скальном массиве, причем возникшую не в результате устроенного шахтерами взрыва, а очень древнюю. Трещина ощутимо вела вниз.
Петлять по ней, обходя острые углы и оскальзываясь на осыпях, пришлось не менее четверти часа, когда Вранеш остановился и, подняв лампу, осветил то место, куда выходила трещина.
Зрелище было странное. Проход выходил в закручивающийся по спирали туннель. Такими обычно бывают винтовые лестницы, идущие вокруг центрального стрежня. Стены туннеля напоминали гофрированную трубу, но при ближайшем рассмотрении становилось ясно, то ребристая поверхность тоже представляет собой спираль, идущую по внутренним стенам туннеля. Шириной сантиметров десять не больше, она, однако, позволяла подниматься по туннелю вверх и, в случае неловкого движения, не соскальзывать мгновенно вниз.
- Если бы не эта гребенка черта с два мы бы влезли наверх, - проворчал Ферретти, старательно привязывая страховочный трос к вбитым в скалу скобам. – Пытаться свалиться вниз не советую, мы спускались метров на 200, там все то же самое и нет ни одного бокового. Крепите тросы и поднимайтесь за мной.
И, захлопнув защитный щиток шлема, американец сноровисто, что выдавало в нем довольно опытного скалолаза, полез вверх. Замыкал группу Ванерш, пропустивший вперед Сахару и Дюрана.
Исследователям пришлось сделать не менее пяти широких витков, прежде чем они, наконец, добрались до места.
Это был почти идеально круглый зал, диаметром метров пять, с уходившим вверх куполообразным потолком, на вершине которого около стены было небольшое отверстие, под которым лежала разворошенная груда разнообразного хлама.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара улыбнулась Дюрану, правда, улыбка получилась больше вымученной, чем доброжелательной. Молодая женщина была без сил, прятать усталость становилось все труднее. Да, и к чему скрывать этот факт от собственного охранника? В конце концов, это был человек, которому она бесспорно доверила свою жизнь. Она чуть сбавила шаг, пропуская Вранеша с Ферретти вперед, и полушепотом ответила французу:
- Совсем не ожидала, что поездка будет такой утомительной. Но вы не беспокойтесь, Мишель, - кажется, девушка впервые назвала охранника по имени. - Я сильная - справлюсь. Знаете, меня больше пугает, - она обвела глазами вокруг, - всё это, чем ваши рассказы о зверствах туарегов. Туареги - вольный народ пустыни и этим все сказано. Рациональным европейцам, таким как наши знакомые, - она кивнула на Золтана с Ферретти, - никогда этого не понять. Проще просто записать их в бандиты, ведь это так неправильно, когда кто-то живет по своим собственным древним законам. Хотя, наверное, вам тоже, - вздохнула она, искоса взглянув на мужчину.
Сахара оборвала разговор, да и добавить по сути было уже нечего. Она уже наперед знала, что мог возразить ей её охранник.
Всю дорогу, пока группа продвигалась вперед, египтянка не проронила ни слова.
Лишь, когда они вошли в куполообразный зал, Сахара вконец утомленная, но не потерявшая воодушевления, не смогла сдержать удивленного возгласа. Здесь она чувствовала себя, как рыба в воде. И пусть в этой пещере она находилась впервые, но дух исследователя, присущий истинному археологу, заставил её позабыть и о ноющих ногах, и о болевшей голове, и неудобном костюме.
Сахара забрала у Дюрана свой рюкзак, достала чехол с инструментами и стала осматриваться.
Делать все нужно было быстро. Египтянка чувствовала, как убегали драгоценные минуты. Стрелки на её ручных часах, словно таймер на взрывном устройстве, с неумолимой неспешностью съедал драгоценное время.
Археолог посерьезнела - осмотрела пещеру, задержала взгляд на петроглифе высеченном на скале, вздрогнула. Затем стремительным шагом приблизилась к алтарю, возведенном возле стены пещеры. Жертвенник был примитивный. Несведущему человек и правда могло показаться, что это обычная гора мусора, но египтянка сразу поняла с чем имеет дело. Это было алтарь. Без сомнений. С неоспоримостью факта об этом говорили и место избранное для преклонения, и сами подношения: мелкие монеты, кости животных, цветные тряпицы. Пластин, которые принес в лагерь археологов Ферретти, не было, но Сахи даже нашла серебряный египетский крест Анкх и несколько серебряных колец.
- Вы ничего не трогали? Все лежит, как было? - отвлеклась Сахара от изучения даров.
Чью милость выпрашивали люди? Змея Уммаа? Другого божества? О чем они так усердно просили и вымаливают до сих пор? Защиты? Милости? Возмездия? Или надеялись, что Уммаа подобно Астерию, приняв их дары, никогда не покинет своей темницы?
Все эти вопросы, сумбурные, странные, сбивчивые, пронеслись в голове молодой исследовательницы - она не знала на них ответа.
- Так вы трогали алтарь? - повторила она свой вопрос, с трудом поднимаясь на ноги. Костюм было хоть из высокотехнологичной ткани, но рассчитан был прежде всего на здорового мужчину, а не на хрупкую женщину. - Просто, это может быть важно - последнее подношение брошенное в алтарь. Можно определить время, когда оно было поднесено, но, может быть вы и сами это уже поняли, но я все же скажу, - алтарь "живой". Это святыня. Не могу пока ответить сколько алтарю лет точно, но дары ему преподносят и по сей день.

0

13

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]«Если они и в самом деле бандиты – почему не назвать вещи своими именами?» - пронеслось в голове у бывшего военного.
- Знаете, древними законами можно объяснить многое, но не все, - произнес он, подбирая слова, чтобы не обидеть свою спутницу, но в то же время, чтоб донести до нее свою позицию. – На островах Полинезии, например, у некоторых народов в ходу был каннибализм. Делали ли тамошних аборигенов их древние законы лучше какого-нибудь психопата-людоеда из Европы? Не думаю.
Дюран замолк, а затем добавил.
- Так что, мадемуазель Эль-Тайиб, - или лучше назвать девушку по имени, поддерживая ее предложение перейти к более близкому общению? - Сахара, мне кажется, древние законы туарегов не оправдывают их бандитских замашек, хотя, - он примирительно поднял руки, давая понять, что не намерен продолжать спор, - я готов поверить, что далеко не все туареги – закостенелые злодеи, и порядочные люди среди них встречаются.
Пещера вывела их в вертикальный туннель, стены которого были покрыты странной резьбой, больше похожей на творение рук человека, чем природы.
Возникало ощущение, что прошел огромный ребристый бур, или…
- Здесь как будто огромный змей прополз, - произнес Мишель, когда они уже поднялись к месту нахождения алтаря.
Как там его называли? Змей Уммаа?
- Наверняка, местные считают, что он дрыхнет где-то на глубине, как Пифон… - Дюран никогда не был силен в мифах, но некоторых из них все же помнил, и теперь был не прочь продемонстрировать свои знания Сахаре. - Нет, Тифон, которого сбросили в глубины земли и который дышит своим огненным дыханием через вулкан… как его… Этну, да. И приносят ему жертвы, чтобы не выполз обратно.
Но в отличие от местных племен бывший военный предпочел бы не верить в спящего в глубинах дракона, а найти странной находке более логичное объяснение.
- Возможно, в этих местах когда-то было извержение вулкана, заставившее местных поверить в змея, - предположил он. – Пар гейзера не пробил бы такую толщу земли так фигурно, а вот лава вполне могла, - наверно. - Она и оставила этот странный след в породе.
Военный огляделся.
- Удивлен, - продолжил он, - что местные еще не попытались выгнать вас отсюда, опасаясь, что вы разбудите змея. Или попытки были? – Мишель повернулся к Вранешу. – Именно после этого вы наняли ребят из Иностранного легиона?
Но в любом случае, Золтану и его людям следовало бы проконсультироваться с вулканологами, прежде чем продолжать копать здесь. Повышение температуры говорило о том, что лава все еще была близко.
- Нашли что-нибудь интересное, мадемуазель… Сахара?

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Местные? У нас есть разрешение на разработку, - в ответ на слова Дюрана пожал плечами Ферретти. – Но, береженого бог бережет, и попадать под разборки местных кланов у нас нет никакого желания. А то, что мы нашли это место, местные знают очень приблизительно, те, что сбежали, здесь не были. Мы не так глупы, мьсе Дюран, чтобы нарываться на дополнительные неприятности.
Американец склонился над алтарем.
- Вы считаете, что тут есть что-то ценное? По мне, так куча мусора и объедков, - он ткнул пальцем в перевязанную корой связку мелких костей, – последнее, что тут валялось, - Ферретти поводил вокруг себя фонарем и, наклонившись, поднял грязный мешочек, - вот эта штука, она лежала сверху.
Мешочек оказался чехлом от сотового телефона, наполненным косточками от фиников.
- Если хотите мы можем собрать то, что здесь лежит и вынести наружу, но мне кажется, что здесь этого добра в глубину на несколько метров, - Варенш ковырнул тяжелым ботинком пол пещеры, - и эта куча,- он кивнул в сторону разворошенного алтаря - только вершина айсберга. Но, мы пригласили вас для другого, мисс. Чтобы вы заценили вот это, - инженер медленно обвел фонарем стены пещеры.
Пиктограмма впечатляла – почти у самого пола по всему периметру пещеры тянулось изображение змеиных тел. Начинаясь с двух сторон от входа в пещеру покрытые четко выписанной чешуей полосы, сходились над алтарем, сплетаясь в тугую спираль, на вершине которой угадывалась безглазая голова, из пасти которой вниз сыпались крошечные стилизованные фигурки людей и животных. По крайней мере, так казалось на первый взгляд. Выбитые в скале линии были заполнены черной массой.
- Похоже на природный асфальт, - Вранеш провел пальцем по одной из линий спирали, - вы когда-нибудь встречали такой рисунок?

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Дело не в ценности подношений на жертвенник - гораздо важнее понять с какой целью люди приносили такие дары, пусть и такие незамысловатые. Либо просто задобрить, вымолить удачу или же, наоборот, боялись пробудить гнев. Считали, что какие-то беды, обрушившиеся на них, результат ярости духа, демона, бога, - рассудила Сахара. Впрочем, она и не пыталась донести информацию до своих спутников. Видно было - предыстория им была не интересна.
Молодая женщина замолчала, оборвав лекцию, и впилась цепким взглядом в изображения на стене пещеры.
- Я раньше не сталкивалась с подобным петроглифом. Никогда, - удивилась она. - Честно говоря, удивительно видеть этот рисунок здесь, в этой местности. На самом деле изображение змеев не такое уж редкое явление. Вот, мсье Дюран, к примеру, упомянул Пифона, - она оглянулась к мужчине, чуть улыбнулась, а затем снова вернулась к рисунку змея, - но это не Пифон, разумеется.
Сахара подошла ближе к стене пещеры. Через шлем, в неповоротливом, тяжелом костюме осматриваться было непросто, но Сахи все равно умудрилась сделать несколько снимков на фотоаппарат.
- В египетской мифологии есть змей Апоп, но ведь здесь не Египет, - продолжала размышлять вслух молодая женщина.
Очень хотелось сорвать шлем и исследовать рисунок более дотошно, кропотливо, со вкусом, так как и полагается на раскопках, но приходилось заботиться о безопасности. Египтянка еще несколько невыносимо долгих минут вглядывалась и изучала петроглиф. Напряжение в пещере накалилось - все ждали её заключения.
- Жаль, я не могу сделать радиометрический анализ, - вздохнула девушка. - Очень трудно определить возраст изображения вот так вот сходу. Тут и освещение слабое, - проворчала она. - Я не берусь пока давать полного и окончательного ответа, - наконец, выдохнула она устало. - По самому изображению и смыслу, которое несет в себе это змей, то можно сказать, что это древний Тиамат - бог всего сущего. Прародитель всех богов. С него и пошло сотворение мира.
Археолог оглянулась на молчавших мужчин.
- Это из шумеро-вавилонской мифологии. Может быть, местные окрестили его в Уммаа, кто знает. Но окончательные выводы можно сделать только после точного установления возраста рисунка.
Если моя гипотеза подтвердиться, то этому клочку наскального искусства очень много лет.
Если же нет, то, - Сахара пожала плечами. - Даже если я ошибаюсь, рисунок все равно древний. А, если древний, то значит дорогой, в любом случае.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Когда это полуголых дикарей, как назвал местных Вранеш, волновали выданные чиновниками разрешения? Так что Дюран лишь усмехнулся, услышав такой ответ.
А что касается неприятностей. Раз у местных было достаточно причин, чтобы сбежать, и их побег связан с находкой, то неприятности не за горами. А значит, в лагере шахтеров задерживаться не стоит.
Рисунок на стене оказался и в самом деле впечатляющим. Змея казалась почти живой. И глядя, как свет поблескивает на аккуратно вырезанных в камне чешуйках, Мишель поморщился – гадость. Все рептилии – гадость, хоть живые, хоть нарисованные.
- А вы уверен, что он бог? – бывший военный покосился на сыплющихся из пасти людей и животных. Или не сыплющихся? – Богов, давших жизнь, обычно не боятся.
А местные пугали себя легендами об Уммаа, так сказал «хорек».
- Может, он пожирает этих людей? Просто у художника руки были немного кривоваты, и он не смог полноценно это изобразить. А может, боялся того же бога?
В любом случае, исследование петроглифа можно было заканчивать. Все равно с имеющимся оборудованием Сахара не смогла бы сказать больше – она сама это признала, так чего тут сидеть и ждать, пока Уммаа пожалует собственной персоной, проверить, какое подношение ему принесли в этот раз. То-то ему будет в радость увидеть четырех человек, а не какие-то оглоданные кости.
- Я думаю, нам пора выбираться, - произнес Дюран, в первую очередь обращаясь к Сахаре.
А затем вернуться в лагерь, где они смогут сообщить о находке властям. Но о последнем шахтерам знать не следовало… пока.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Шахтеров действительно не интересовали размышления Сахары, а вот последние слова вызвали оживление.
- Ну, и отлично, мы так и думали, что он древний, я надеюсь, вы дадите свое заключение? – деловито откликнулся Вранеш. Его голос, звучавший из шлема, был глухим, но веселым, даже нарочито веселым, а, может быть, это только казалось. – Уамма, Тиамат, возможно и так, хрен знает этих дикарей, сами напридумают себе страшилок, а потом молятся. Может боятся, а может и в благодарность. Жертвы приносят, хорошо, не кровавые, здесь и так вонь стоит, - Золтан насмешливо фыркнул и посмотрел на Ферреттти. - Шлем снимать не советую, - он провел пальцем по стене около рисунка и удивленно посмотрел на перчатку . - Мокрая… странно… Вранеш повернулся к Сахаре:?
- Но, если вы, мисс, хотите поизучать рисунок и прочее, - для наглядности инженер вновь попинал пол пещеры, - то, мы, согласно нашей договоренности, можем предоставить для этого условия, свет и что там еще нужно? Если, конечно, обстоятельства позволят, - Золтан посмотрел на хронометр, - пока можно не торопиться, минут двадцать еще есть, а потом придется убираться.
- Да еще минут двадцать тут будет нормально, а потом начнет быстро теплеть, - привязывая страховочный трос к вбитому у входа в пещеру крюку, подал голос Феретти,- мы подождем снаружи, чтобы не толкаться тут и вам не мешать.
Он махнул рукой Вранешу и исчез в туннеле.
- Двадцать минут, - повторил инженер и последовал за американцем. В наушниках Дюрана внезапно затрещало, кто-то включил переговорное устройство.

0

14

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Если бы у Сахары было больше времени, если бы только у неё была надежная, опытная команда, если бы она не чувствовала себя словно в ловушке в окружении всех этих людей. Ах, сколько же этих "если".
Молодая женщина ничем не выдала хмурых мыслей от которых уже начинала болеть голова и проглотив раздражение, которое накатывало на неё всякий раз, когда Вранеш открывал рот, заставила себя вернуться к изучению петроглифа.
"Не думаете ли вы, мистер Ферретти, что я действительно расскажу вам все, что увидела здесь на самом деле? - усмехнулась она про себя. - Хватит с вас и этого скучного экскурса в историю".
Сахара знала, что играет с плохими людьми в плохие игры. Такие не опустятся до пустых угроз и банальных скандалов, навроде тех, что устраивали ей иногда неугомонные туристы, требовавшие настоящей арабской экзотики, а получившие лишь жаркое жестокое солнце, злых верблюдов и пронырливых лавочников. Сейчас, при воспоминании о вооруженных до зубов "охранниках", ей становилось не по себе.
- Двадцати минут все равно мало, чтобы установить фонари. Надо было подумать об этом раньше, - урезонила Сахара инженера, - а вот пробы породы пещеры я возьму. Она и правда сильно конденсируется.
Египтянка коснулась рукавицей стены - стена была мокрой. Сахи обернулась к Золтану.
- Это из-за того, что температура здесь меняется, как вы упоминали. В недрах пещеры живет огонь, - заключила она. Позвучало, пожалуй, патетично, но если бы она заговорила на языке науки, то это было бы лишь напрасным сотрясанием воздуха. - Жаль, нет возможности, у становить специальное оборудование, которое измерило бы точную температуру нагрева пещеры. Возможно, здесь и в самом деле вулканическая лава в недрах. Прямо Ородруин. Может, нам повезет, и мы еще встретим маленьких человечков с лохматыми ногами, - голос Сахи был серьезен. Шутить строгим профессорским голосом всегда доставляло ей удовольствие.
- Заключение я смогу дать не так сразу. Попробую провести небольшой лабораторный анализ, необходимое оборудование у меня с собой. Вы же не возражаете? - обратилась она к Вранешу. - Обычно заключение об оценке архитектурного памятника пишется, как правило, на нескольких листах, а ведь вам нужно мое письменное заключение, а не устное подтверждение того, что находка эта может стоить целое состояние?
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Предложение Дюрана выбираться, нашло поддержку у всех, кроме Сахары, которая еще собиралась брать пробы породы.
- На вашем месте я бы ограничился словесным заключением, - произнес Мишель, которому пребывание в пещере с каждой минутой становилось все неприятнее.
А письменное приберег для местных властей, оно пригодится, чтобы прекратить работу шахты и взять место под охрану, как представляющее археологическую ценность, жаль произнести это вслух, пока было нельзя – их могли услышать. Затрещавший передатчик лучше всего подтверждал эту возможность, заставляя бывшего военного замолчать.
Сквозь помехи пробился чей-то голос.
- Надвигается буря, - произнес он на английском. – Мсье Вранеш, у вас мало времени, возвращайтесь немедленно.
Кажется, ожидаемая непогода обрушилась раньше, чем предполагал «хорек». Или это была такая попытка задержать их с Сахарой в лагере?
- Надвигается буря, - произнес Мишель, обращаясь к женщине. – Нам лучше подняться наверх, если вы не хотите провести в жерле Ородруина несколько часов

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Если хотите, то к следующему циклу мы можем все оборудовать, - собравшийся уходить инженер обернулся, - а зачем вам образцы? Вы же не геолог. Смысл брать образцы со стен? Базальт он и есть базальт, я думал, археологи собирают разные вещички, а не породу, - Золтан явно занервничал. В звучавшем из-под шлема голосе послышалось напряжение, но увидев, что Сахара ковыряется на полу, успокоился.
- Конечно, делайте, как считаете нужным, анализы, так анализы. А заключение, естественно, в письменном виде, это документ, а слова – всего лишь пустой звук, их к заявке на открытие не прикрепишь, - Варанеш усмехнулся и внезапно, судя по экспрессии, выругался. - *****) ово још увек није довољно!**)
Передатчик отчаянно трещал, сквозь помехи едва пробивался голос Ферретти, приказывавшего укрепить палатки.
Инженер удивленно посмотрел на Дюрана, но сообразив, что у него тоже включен передатчик, кивнул головой:
– Да буря, нужно торопиться, бросьте образцы, мисс, надо уходить.
Обратный путь они прошли быстрее, двигаться вниз про спиральной гребенке оказалось легче, хотя страховочные тросы были не лишними. Внизу была полная неизвестность, и падать туда никому не хотелось.
Когда, наконец, все выбрались из пещеры, небо уже затянуло серым маревом. Шквальный ветер так и норовил сбить с ног, палатки раскачивались под его ударами, грозя вот-вот сорваться с укрепляющих тросов, на которые были навалены груды булыжников.
Вранеш подтолкнул Сахару к палатке и вовремя, перехлестнув скалы, на площадку обрушился поток песка и пыли.
---------------------
*****) - Твою мать! – на боснийском, по-русски звучит слишком матерно.
**) ово још увек није довољно! – этого еще не хватало

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара едва успела взять пробы породы, как её очень настойчиво попросили поторопиться. Даже сквозь защитный костюм молодая женщина чуть ли не кожей чувствовала напряжение, сковавшее её коллег. Нервничали все. Это читалось и в нарочитой веселости Вранеша, которое через мгновение вдруг вывернулось в раздражение. Инженер выругался, а взгляд его из благодушного превратился в подозрительный. И опасный. Сахара не поняла, что сказал Золтан, но экспрессия высказывания, пожалуй, говорила сама за себя.
Нервничал и Дюран. А уж она-то думала, что бывшего закостенелого вояку ничем было не пронять. Скупая улыбка, короткие шутки, непроницаемое выражение сурового лиц - кто его разберет о чем он думает на самом деле, говорила она себе не раз, но в этот раз на лице начальника охраны промелькнуло беспокойство. С чего бы? Ах, да - пыльная буря. Сахара равнодушно восприняла новость, мысли её были больше озабоченны образцами слоя, которая она взяла у стены рядом с алтарем. Эх, еще б минут десять! Она недовольно покосилась на Вранеша и попеняла инженеру, что они хоть и говорили, что ничего не трогали у алтаря, но она-то заметила, что культурный слой пола пещеры был нарушен. Как раз возле жертвенника.
Ничего больше она сказать не успела, а когда все выбрались из пещеры, то было не до разговоров. Ветер неистовал. Все поспешили укрыться в палатке, разбитой у самого входа.
Сахара шагнула внутрь. Рев бури стих и можно было не беспокоиться, что стихия может поглотить тебя с головой, хотя к утру песок мог похоронить и палатку. Египтянка облегченно вздохнула и наконец-то стянула с головы неудобный шлем. Звуки снова обрели ясность. Женщина слышала, как бьется о стенки палатки пустыня. И только сейчас осознала, что они с Дюраном и правда попали в ловушку. Буря стихнет только через несколько часов, вернуться в лагерь археологов к вечеру они не успеют, Умар обо всем узнает и благополучно оторвет ей голову. Да и оставаться в компании "этих" Сахи совсем не хотелось. Она-то надеялась настоять на том, что отчет она напишет уже будучи в своем лагере, объяснив это тем, что писанина убьет не один час. Теперь пустыня словно подыгрывала "шахтерам". Девушка нахмурилась, поставила контейнер с образцами, раскопанными в пещере, на складной стол и устало опустилась на табурет.

0

15

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- А ваши люди не могли предупредить вас заранее?! – сердито поинтересовался Дюран, когда они выбрались из пещеры и оказались в палатке. На какое-то мгновение бывший военный даже подумал, что это «хорек» и его спутник специально затянули с известием о надвигающейся буре, чтобы задержать Сахару в своем лагере. Но волнение Вранеша там, в пещере, как и ругань, казались настоящими, а не наигранными. Или нет, волнение было раньше, еще до известия о буре, когда Сахара брала образцы, как будто «хорек» не хотел, чтобы она это делала.
- Как долго это продлится, ваши люди не выяснили? – спросил Мишель. Обычно песчаная буря длилась несколько часов, но могли быть и более затяжные явления. С другой стороны, даже несколько часов задержки не позволит им вернуться в лагерь засветло. Кажется, они застряли здесь до утра.
Дюран покосился на контейнер, который принесла с собой Сахара. Интересно, что в нем могло быть такого, что взволновало Вранеша?
- Раз уж мы тут застряли, - произнес Мишель, - то, может быть, хотя бы посмотрим, что мы нашли в пещере.
И с этими словами подошел к цилиндрическому контейнеру, собираясь открыть его.
- Позволите, мадемуазель? – спросил он при этом, поворачивая крышку. Под ней мелькнули куски черного камня и что-то знакомо серебристое.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Если бы взглядом можно было убить, то Дюран, пожалуй, превратился бы в горстку пепла у ног египтянки. Глаза её потемнели, переменившись из кофейного в угольно-черный, едва рука Мишеля легла на крышку контейнера.
Этого взгляда побаивались даже её братья, ибо Сахара, как и все эль-Тайибы, обладала не только нравом упрямым и гордым, но и горячим. Вспыльчивость свою она никогда не показывала на работе, умела быть сдержанной и даже зачастую холодной, но сейчас, именно в эту минуту, молодая женщина чувствовала, что гнев её готов был обрушиться на голову Дюрана, словно солнечный удар от которого она его всегда так настоятельно предостерегала.
Египтянка сделала глубокий вздох и на мгновение прикрыла глаза. Первая волна возмущение отхлынула. Сахара перехватила руку охранника, не позволяя ему открыть контейнер полностью, но тщетно – содержание контейнера было уж раскрыто.
- Не думаю, что собравшимся будут интересны обыкновенные образцы породы. Обычный камень, - торопливо заговорила Сахи.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Умара Вахаби было трудно вывести из себя бытовыми неурядицами и задержками. Он давно привык к неторопливости местных служащих. Однако сейчас было другое дело, и сотрудника Каирского национального музея раздражала каждая мелочь.
Самолет прилетел час назад, но, багаж до сих пор не выгрузили. Грузчики не столько работали, сколько загорали в ожидании багажных тележек, которые были заняты под другие рейсы. Умар уже несколько раз ходил к начальнику аэропорта, но все было бесполезно. 
В аэропорту, обычно принимавшем в день два-три больших и несколько местных самолетов, царило настоящее столпотворение.
Арлит, один из самых молодых городов Нигера, был первым городом страны, возникшим как промышленный центр. Его строительство началось в 1967 г. одновременно с сооружением уранового рудника и обогатительной фабрики. Став центром притяжения для туарегов Нигера и Мали, фульбе, арабов, выходцев из Сенегала, Арлит из «уранового» города постепенно превратился в перевалочный пункт между Сахарой и остальным миром.
Простроенный при помощи французов аэропорт обычно справлялся со сравнительно небольшим для Северной, но солидным для Центральной Африки потоком грузов и пассажиров. Но сегодня, из-за прошедшей накануне песчаной бури, он, помимо регулярных, принимал рейсы, отложенные вчера, что вместе с естественной неторопливостью местных работников и неблагоприятным прогнозом по поводу новой бури на сегодня создавало Умару дополнительные проблемы. Он мог не успеть добраться до лагеря.
Задержка в аэропорту свела на нет все сэкономленное в первой половине дня время, когда Вахаби неожиданно быстро получил нужные ему результаты анализов, что говорило о том, что службы обогатительного комбината стали работать намного эффективнее.
Рудник в Арлите вместе рудником в Акуте, составлял крупнейший в стране горнодобывающий комплекс, на обогатительный комбинат которого свозили добытую руду все остальные добывающие компании.
Хаотичная деятельность этих небольших компаний не только наносила ущерб природе, но и открывала широкие возможности для незаконного вывоза урановой руды из страны. Полученные лицензии позволяли копать, где угодно, контроля и учета долгое время не было, а коррупция позволяла компаниям без особых проблем отправлять часть руды «налево». Но в последние годы правительство стало активно наводить порядок в этой сфере. Всем компаниям было предписано отправлять руду на обогатительные комбинаты. За каждым рудником был закреплен сертификат, контролировать добычу стало проще, хотя прекратить контрабандный вывоз пока не удалось.
Данные полученные Вахаби подтверждали предположение о том, с какого рудника поступила задержанная недавно на границе контрабандная партия руды. Это был тот самый рудник, около которого работала археологическая экспедиция, что добавляло Умару беспокойства.
Ученый знал характер Сахары, ее жажду знаний, неуемное любопытство исследователя, и вполне обоснованно опасался, что это любопытство заставит ее пренебречь запретом и отправиться на шахту, чтобы как можно быстрее осмотреть найденные рисунки. А, с учетом, какое впечатление девушка производила на мужчин, особенно европейцев, Вахаби был уверен, что, несмотря на полученный выговор, начальник охраны не сумеет ее удержать. Успокаивало одно, если Сахара поедет на рудник, то поедет не одна. Дюран, хоть и был французом, но производил впечатление надежного человека.
Дожидаясь, пока выгрузят присланные из Каира защитные костюмы, Умар начал просматривать полученные данные и удивленно округлил глаза. Данные были более чем странными. Начать с того, что странной оказалась сама руда, как по содержанию в ней урана, так и по количеству в нем 235 изотопа, которые были значительно выше, чем в руде, получаемой из других шахт. Более того, от партии к парии количество изотопа неуклонно возрастало. Задержанная на границе партия, если отвлечься от химического состава, полностью идентичного с исходной рудой, больше походила на продукт обогатительного комбината и, что самое неприятное, вполне годилась для изготовления «грязной» бомбы.
К шахте надо было присмотреться повнимательнее, возможно, даже закрыть, что, несмотря на наносимый природе вред, было не так просто, и тут археологическая находка была как нельзя кстати.
Контейнер с костюмами, наконец, выгрузили.
Вахаби, щелкнув пальцами, указал носильщику на свой автомобиль и с тревогой посмотрел на ветроуказатели. Ветер усиливался, надувшиеся полосатые сачки вытянулись в одну линию, но если поспешить, пока дорогу не успело занести песком, то можно успеть, и через несколько минут машина Умара уже неслась по «урановому», как прозвали местные трассу номер 25, шоссе.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Во взгляде девушки, стоило Дюрану притронуться к контейнеру, появился гнев. Кажется, она была не настроена показывать содержимое. Вопрос только почему? Понимала, что взяла не то, что следует? Чешую?
Вот значит, из-за чего «хорек» так волновался. С другой стороны, ведь он сам притащил эти пластины в лагерь археологов. Зачем, если не хотел их никому показывать?!
- Зачем вы это взяли, черт побери? – негромко, так, чтобы лишь Сахара могла его услышать, но сердито спросил Дюран, прикрывая крышку.
Тот факт, что они были заперты в палатке в компании Вранеша и его наемников, заставляло бывшего военного чувствовать опасность на интуитивном уровне. И это вызывало беспокойство.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Написано совместно с Сахарой.
- Потому что блестит! - разозлилась Сахара. "Чудак человек, - в сердцах подумала она, поджав губы.- Хочет, чтобы я при всех ляпнула, что собираю компромат на хозяев шахты?"
Она поднялась со стула, чтобы гневный шепот Дюрана, чего доброго не расслышали Феррети с Вранешем.
- Что вы так кричите, мсье Дюран! - зашипела египтянка. - Кажется, я вовсе не обязана перед вами отчитываться.
Он кричит?! Да он еще даже не начинал кричать. Тем более, он не такой дурак, чтобы делать это в присутствии «хорька» и его подручных. Хотя повод для крика все же был - в душе кипела злость. Только сейчас до Мишеля дошло, что все это время Сахара следовала какому-то своему плану, возможно, даже тайно согласованному с Вахаби, а его держала в неведении, используя вслепую. Дюран покосился на Вранеша, наклонился к девушке и прошептал:
- Вы обязаны были поставить меня в известность относительно ваших планов. Если вы не забыли, я отвечаю за вашу безопасность, а значит должен знать, что именно вы делаете, нравится вам это или нет.
"Да, вовсе нет!" - чуть не сорвалось с языка, но Сахара сдержалась. В конце концов воспитание у нее было лишь наполовину европейское. Египетское, традиционное напомнило, что на мужчин вообще голос повышать не принято, даже шепотом. Не мудро это. Но, о боги Египта, как же было трудно удержаться от искушения рявкнуть на Дюрана. Не любила она, когда её отчитывали перед посторонними. Даже шепотом.
- Вы бы тогда ни за что не поехали, - пожалуй, чересчур ровно произнесла молодая женщина. - Да и официально я здесь именно затем, чтобы сделать экспертную оценку. Не копайте слишком глубоко, Мишель, - тон был укоризненный.
Слова девушки, хоть и были произнесены ровным тоном, спокойствия Дюрану не прибавили. Ах, вот значит как. Значит, она подозревала, что он откажется, и решила попросту соврать, разыграв из себя жаждущую приключений девчонку, будучи уверенной, что такому ее амплуа он не скажет нет. Черт побери, зачем она здесь, и кто ее послал?!
- Вы не настолько хорошо меня знаете, мадемуазель, - произнес Мишель, стараясь тоже говорить спокойно и, по-прежнему, шепотом, - чтобы делать выводы о том, соглашусь я или нет. Я доверял вам и считал, что помогаю, а вы мне солгали, и продолжаете лгать сейчас.
Нет, но вот это уже было слишком. Сахара вскинула голову, не сумев скрыть возмущения и уколовшей (почему-то её это задело) обиды. Все-таки она не давала ему повода делать из неё хладнокровную обманщицу, использующую людей в своих корыстных целях. Со слов Дюрана выходило именно так.
- Да! Я вас совсем не знаю, как и вы меня, - вспылила египтянка, желая наговорить в запале начальнику охраны много горячих слов, но сдержалась. Она продолжала смотреть на Мишеля, не опуская глаз, а затем, спустя короткую паузу, произнесла:
- У вас нет причин мне не доверять. Поверьте мне, - слово застряло в горле, но Сахи все-таки добавила, - пожалуйста. Я вам все объясню, чуть позже.
Чуть позже? Дюран скрипнул зубами. Будь они с Сахарой вдвоем, возможно, он потребовал, чтобы это позже настало чуть раньше. Но их беседа и так затягивалась, а значит, могла вызвать ненужные подозрения у шахтеров.
- Я вам поверю, - тихо произнес Мишель, - последний раз, - и поставил контейнер на стол, прикрыв его крышкой.
А затем, повернувшись, к Вранешу и остальным, пошутил:
- Ну, раз мадемуазель против научных исследований, может быть, перекинемся в картишки?

0

16

Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Палатка была метра четыре на четыре, старая армейская из выцветшего брезента. Она то и дело вздрагивала под ударами ветра, но стояла крепко. Судя по сваленным на полу матрасам и куче коробок и бутылей в углу, в ней ночевали сбежавшие рабочие. Вранеш, снимавший защитный костюм с любопытством посматривал на перешептывающихся в противоположном углу «гостей». Слышал ли он что-нибудь из их разговора, трудно было сказать, рядом с ним, по рации, пытаясь перекричать помехи, надрывался Ферретти.
- Проверить... слышишь меня… немедленно проверить, закрыли эти олухи двмигатель транспортера.. Что?! Нет у меня нет запасного, если профукаете, как вчера, двигатель сдохнет и мы встанем… Что?!!! Что передали? Проверка?! Только что передали из Агадеса? Какого? –Ферретти витиевато выругался. – Что?! Экология? Срочно… срочно все убрать… мне плевать что буря… хоть ползком, - новая тирада перекрыла даже рев ветра, итальянский американец похоже забыл о присутствии посторонних.
Из динамика в шлеме Дюрана послышался треск и невнятная ругань, похоже все рации шахтеров были настроены на одну волну.
- А у вас всегда с собой карты, мистер Дюран, - Вранеш подошел к спорящим.- У меня их, к сожалению нет. И если, мисс эль Тайиб не хочет заниматься научными исследованиями, то, может быть, она напишет свое заключение относительно нашей находки? Ждать придется часа три не меньше.
Золтан, взяв шлем, выключил рацию и протянул руку к контейнеру.
- Вы все-таки собрали образцы, мисс, позвольте взглянуть?

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара подавила тяжелый вздох, но возразить Вранешу ничего не успела - мужчина по-хозяйски, не дожидаясь ответа, проворно открыл крышку контейнера.
Египтянка отвела взгляд, не желая показывать, что поведение Золтана её покоробило и все же не выдержала. С языка сорвалась недовольная реплика:
- Зачем вы спрашиваете, если моё разрешение вас безразлично.
И тут же перевела разговор:
- Если мы вынуждены будем здесь задержаться, быть может, у вас есть более, - египтянка недовольно оглядела кавардак, царивший вокруг, - спокойное место. Я привыкла работать в тишине.
Она испытывающе посмотрела на Вранеша, очень надеясь, что тот к ней прислушается. Для неё важно было остаться одной не только для того, чтобы написать отчет, но и более детально изучить фотографии петроглифа. Найденный артефакт поразил её не только тем, что ничего подобного она раньше не видела, но и, Сахара в этом даже не сомневалась, своей древностью.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Известие об экологической проверке заставило Мишеля усмехнуться. Вовремя. Наверняка инспекторам будет весело увидеть условия, в которых содержатся местные рабочие. С другой стороны, особого доверия к местным проверяющим у Дюрана тоже не было. За пару тысяч долларов они продали бы и родную маму, а в том, что у Вранеша есть эти тысячи, сомневаться не приходилось.
Хотя, учитывая истеричные вопли Ферретти, деньги даже здесь решали не все. Интересно, что такого они хотят спрятать?
И в душе шевельнулось желание выяснить это, даже буря ему не была помехой, но Дюран сдержал себя.
- Конечно, старая армейская привычка, - пошутил он – никаких карт у него, естественно, не было. И тут же перехватил контейнер, в который так по-хозяйски заглядывал «хорек» - Мадемуазель же дала понять, что не хочет показывать образцы. Оставьте контейнер в покое, - и потянул его на себя.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Заглянув в контейнер, Вранеш выпусти его так быстро, что содержимое едва не высыпалось Дюрану на колени.
- Закройте это немедленно, - в голосе инженера послышались визгливые нотки. С ловкостью, невольно напоминавшей то прозвище, что ему дал Дюран, он нырнул под стол и вытащил оттуда серый металлический ящик.
С трудом приподняв крышку, он свободной рукой выхватил у Мишеля контейнер и, сунув его внутрь, с явным облегчением закрыл крышку.
- Как вы могли сделать такую глупость? – Золтан обернулся к Сахаре, - я же предупреждал вас, что там сильная радиация, больше получаса находиться опасно, даже в защитных костюмах. А это, это, - он кивнул в сторону ящика, - и есть ее источник. Зачем вам образцы породы? Археолог должен заниматься черепками и прочими предметами. Набрали бы того, что валяется на полу, амулетов этих - нервозность Варнеша смахивала на истерику. Инженер выхватил из кармана комбинезона фотодозиметр и с тревогой уставился на пленку. Увиденное его успокоило, и он продолжил уже ровным тоном.
– Мы сами не сразу поняли, - Вранеш прекрасно помнил слова Дюрана по поводу чешуи, - думали, что это обычное капище. Кто же знал, что эти дикари устроят свой храм прямо в центре урановой жилы.
Инженер не стал уточнять подробности. «Археологам», как он про себя окрестил эту пару, совсем незачем знать, как было на самом деле. Что нашли пещеру двое рабочих с шахты, которые побывали там несколько раз, принесли несколько амулетов, чешую, и рассказали о рисунке. Один из них умер вчера, а второй умирал сейчас в бараке шахтерского поселка. Местные рабочие тут же заговорили о логове Уамма, и что это именно его дыхание нагревает пещеру. Любопытный Ферретти тоже полез туда без костюма, правда пробыл недолго, а потом, посмотрев на пленку дозиметра, испугался почти до поноса и выел противорадиационные таблетки из двух армейских аптечек.
- Да, выпейте на всякий случай, - Золтан достал из кармана американскую аптечку и протянул Сахаре капсулу, - и вы, – вторая капсула легла на стол перед Дюраном, - они помогают понизить радиационный фон.
Вранеш достал из стоявшей рядом коробки бутылку с водой. Он уже успокоился и заметив, что из палатки незаметно исчез Ферретти, рассмеялся.
- Мой коллега паталогически болится лучевой болезни.. и какой парадокс, работает на урановой шахте, - Золтан забросил в рот капсулу. – Мы вряд ли сможем обеспечить вам уютом мисс, но эта палатка в вашем распоряжении, рабочие сжали,она свободна. Нам хватит и второй.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]"Пусть уж считает меня глупой, чем поймет, что меня интересует не только петроглиф", - хладнокровно подумала молодая женщина, провожая инженера взглядом. Вранеш удалился из палатки напоследок пожелав им хорошо отдохнуть после непростой вылазки, обязательно выпить таблетки, а персонально ей, Сахаре, еще и набраться сил и терпения для написания отчета. Сама галантность. Повстречайся она с ним в Лондоне или в том же Каире Золтан мог бы ей даже понравится, но здесь, в урановых шахтах, Сахаре казалось, что она видит боснийца насквозь. И едва Вранеш скрылся, египтянка снова устало опустилась на табурет и облегченно вздохнула. Было все-таки в этом мужчине что-то такое, отчего ей становилось не по себе.
Снаружи свирепствовала буря, и молодая женщина поймала себя на мысли, что боится: бури, Ферретти с Вранешем, урановой шахты, вооруженных до зубов бандитов, что охраняли лагерь. Конечно, задуматься обо всем этом нужно было еще перед поездкой, но Сахара не задумалась. Было ли это её ошибкой? Непростительной глупостью? Опрометчивым, беспечным поступком? Быть может. Однако, египтянка не думала в тот момент о своей безопасности. Она боялась за пропавшего переводчика, простых рабочих, губивших свое здоровье в угоду чужим миллионам, боялась за судьбу древней находки.
Сахара побаивалась сейчас даже Дюрана, все еще помня, как тот отчитал ей злым, оскорбленным шепотом всего несколько минут назад. Собственно, что она о нем знала?
Египтянка кинула на хмурого охранника изучающий взгляд - практически ничего. Мишель Дюран. Француз. Начальник охраны. Всё. Но все-таки с ним ей было спокойно, даже несмотря на его рассерженный вид.
- Мишель, ну не злитесь на меня, - примиряюще завела разговор Сахара. Она улыбнулась своему напарнику, пытаясь разбить возникшую между ними стену отчуждения. - Я бы всё вам рассказала, но просто не хотела говорить при американцах, - она поднялась со стула и немного неуклюже перебирая ногами, (костюм вдруг показался ей совсем уже неподъемным), подошла к французу.
- Мир? - Сахара протянула ладонь. Прядь темных волос выскользнула из-под изумрудного платка, упала на лицо. Египтянка застыла в ожидании, ожидая реакции своего напарника.
Отчего-то ей было совсем не спокойно.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Вот черт, - только и сумел пробормотать Дюран, понимая, наконец, природу чешуи. Раньше видеть куски урановой руды ему не приходилось никогда, как никогда не доводилось держать ее в руках. Последнего Мишель предпочел бы не делать и теперь – слишком еще свежо было в памяти лицо рабочего, изъеденное язвами. А потому контейнер «хорьку» он отдал без сопротивления. И таблетку он проглотил без малейших колебаний. Правда, в голову ему пришла мысль о том, что вместо лекарства в капсуле может быть яд, но бывший военный сразу же отбросил ее.
Слишком уж неправдоподобным было подобное предположение. Вряд ли «хорек» и его напарник могли предугадать тот факт, что Сахара возьмет с собой образцы урана, и догадались подменить содержимое противорадиационного лекарства.
- Теперь понятно, почему эта дрянь так фонила, - произнес Мишель, когда Вранеш вышел из палатки, оставляя их с Сахарой вдвоем, и добавил, глядя на Сахару. – Если я правильно понимаю, образцы вам придется оставить здесь. Добыча урана строго подотчетна, чтобы сырье не могло попасть на черный рынок.
Вот только, кто сказал, что Вранеш и его коллеги соблюдают эту отчетность.
Девушка, тем временем, попыталась вернуться к разговору, который всего несколько минут назад завершился на повышенных тонах. И хотя в душе Дюран все еще был зол на нее, он не стал продолжать ссору.
- Мир, - согласился Мишель, несильно пожимая руку Сахары. – Но только при одном условии: вы расскажете мне, что вы задумали. Прямо сейчас, ведь кроме меня здесь больше никого нет. Договорились?
Снаружи выл ветер, швыряя на стены палатки пригоршни песка с такой силой, что брезентовая ткань даже содрогалась. Можно было не опасаться, что кто-то сумеет их подслушать.

0

17

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Договорились, - вздохнула Сахара. - Только переведу дух, можно? - бросила она в Дюрана невинную шпильку. - Сил нет, как хочется снять этот треклятый костюм!
Освободиться от оков защитного облачения было непросто. Молодая женщина устала, в палатке было душно, поэтому костюм показался ей настоящими рыцарскими латами. Египтянка прокляла все на свете, но, наконец, сбросила его на брезентовый пол. Поискала глазами чемодан - тот лежал на том же месте, где она его и оставила - на длинном столе над которым помаргивала лампа. Чемодан поблескивал серебристыми боками и, когда девушка взяла его в руки, то снова была удивлена. Костюма в нем уже не было, но кейс по-прежнему был тяжелым. Словно и не был пуст.
"Странно", - удивилась египтянка, положила его на стол и щелкнула кнопками. Крышка кейса плавно отошла, обнажая пустое дно. Археолог нахмурилась, но лишь цепко и внимательно осмотрев чемодан, обнаружила то, что скрылось от неё при первом поверхностном осмотре еще в лагере археологов - потайную молнию. Молния издала режущий быстрый звук и молодая женщина увидела, что же было причиной дополнительной тяжести.
- Интересное кино, - присвистнула она, беря черный, словно обсидиан, пистолет в руки. Оружие было холодным и каким-то неприятно тяжеловесным. До этого Сахаре еще ни разу не приходилось держать в руках ничего подобного. По спине пробежал холодок. Тут же, на серой гибкой папке с документами лежала дополнительная обойма.
Сахи знала, что совать нос в чужие бумаги некрасиво, но она итак уже столько всего натворила, чего делать не следовало, что одним проступком меньше, одним больше - значение не имело.
Пролистывая бумаги, молодая женщина не сразу поняла, что именно изучает. Документы, счета, письма, таблицы, диаграммы. Однако, одна из таблиц все же бросилась ей в глаза. Может быть потому, что мелькнуло знакомые слова - плато Аир, уран, руда.
Освещение было не очень ярким, поэтому Сахара облокотилась на стол, поближе к свету лампы.
- Неужели он тоже интересовался этим? - вырвалось у сайиды эль-Тайиб, когда она поняла, что рассматривает сравнительную таблицу анализов проб урановой руды. Руды с разных рудников, раскиданных на плато.
"Так вот почему ему понадобился костюм", - догадалась Сахара и вдруг вздрогнула, только сейчас заметив, что на стол легла тень. Она обернулась. Дюран стоял совсем рядом, а она, в пылу любопытства, совсем было уже о нем позабыла.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Пожалуйста, - ответил Дюран, отходя в сторону, чтобы позволить девушке снять с себя неудобный костюм. Сам бывший военный тоже был бы не против от него избавиться. А потому, повернувшись к Сахаре спиной, Мишель принялся стаскивать его с себя.
К тому моменту, как он повернулся, археолог уже не только успела избавиться от радиационной защиты, но даже обнаружила в кейсе оружие и какие-то документы.
«А это здесь откуда?!» - пронеслось в голове у Мишеля. В первую очередь его волновал пистолет. В неумелых руках он мог стать опасным вдвойне, а потому, шагнув вперед, Дюран потребовал. – Отдайте мне пистолет. Не стоит оставлять его у вас.
И лишь после этого перевел взгляд на кейс. Тот самый, который привез с собой их новый руководитель экспедиции.
- Кажется, цель господина Вахаби не только раскопки, - произнес Мишель. – И, возможно, вашей экспедиции тоже - я прав, мадемуазель?
Дюран снова сделал шаг вперед, подходя к девушке еще ближе.
- Костюм вы уже сняли, - произнес он, - так что теперь рассказывайте все, что знаете. И давайте без отговорок.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]"Ну вот опять этот хмурый взгляд", - устало подумала Сахара, борясь с желанием дотронуться до сердитой морщинки на переносице Дюрана. Право слово, неужели все бывшие военные так невозможно подозрительны?
- Мишель, - Сахи уперла одну руку в бок и окинула мужчины укоризненным взглядом. - Я всё вам расскажу, я же пообещала. Неужели вы полагаете, что у меня есть причины вам что-то не договаривать?
Молодая женщина аккуратно положила стопку бумаг на край стола, снова посмотрела на Дюрана:
- Да, я не всё вам рассказала, - заговорила египтянка. - Боялась, что вы свяжетесь с Ума..с господином Вахаби. Все-таки он руководитель экспедиции. На самом деле цель моего визита не только оценка найденного петроглифа, хотя находка эта представляет очень большую археологическую и культурную ценность. Не говоря уж о том, что частные коллекционеры могут выложить за неё не один миллион евро. Я не стала это озвучить господам с шахты, хотя не стала врать, что изображение змея очень древнее. Все эти сведения, которыми я сейчас располагаю относительно петроглифа, я намерена отправить в Каирский музей, чтобы руководство музея приняло меры, чтобы вмешалось ЮНЕСКО, пока не поздно. - Сахара старалась говорить подчеркнуто деловито и спокойно, но все-таки было видно, что она волнуется. - А сделать это можно только в том случае, если удастся вывести всех на чистую воду. Да, простите, что я сразу не посвятила вас в мои планы, но, - тут она запнулась, - я не знала можно ли вам полностью доверять. Я хотела набрать компромат на рудник. Предоставить прямые улики о том в каких условиях содержатся тут рабочие, как происходит добыча руды, как исполняется здесь техника безопасности. Мсье Вахаби же сам упомянул, что журналистов сюда и на милю не допустят, а тут мне вдруг представился такой шанс. Я собиралась отправить все сведения в прессу. У меня есть знакомый, очень профессиональный и объективный журналист. Он знает свое дело и на него можно полагаться. Надеюсь, вы мне теперь верите и понимаете, что ваши подозрения бессмысленны, - поджав губы добавила Сахара. - И ваша подозрительность относительно Вахаби тоже.
Египтянка схватила один из документов и ткнула ими Дюрану в нос
- Здесь говорится, что он занимался библиотекой в Тимбукту. Просил разрешения на встречу с одни уважаемым антикваром для изучения древних рукописей и манускриптов. Больше мне ничего не известно. А пистолет, - Сахи пожала плечами, - в конце концов, никто не запрещает иметь при себе оружие. На раскопках бывает небезопасно.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]«Ну, не договаривали же вы до этого момента» - мысленно ответил бывший военный, но вслух этого говорить не стал, а произнес:
- Я вас внимательно слушаю.
Нельзя сказать, что рассказ Сахары стал для него неожиданностью. Он рассчитывал услышать нечто большее, будучи уверенным, что девушку в лагерь подослал именно Вахаби. Получалось же, что она действовала по собственному наитию.
- Ну, вы же доверяли мне, когда предложили поехать с вами? – ответил Дюран. – Или вы решили взять меня с собой, не доверяя?
Впрочем, обижаться было глупо. В данной ситуации они с Сахарой были на одной стороне, и цель у них была одна: выбраться отсюда живыми, не позволив шахтерам ничего заподозрить.
- Я помогу вам в ваших начинаниях. На счет улик я готов свидетельствовать. В бараке я видел одного из рабочих, у него все признаки сильного облучения, лицо покрыто язвами. Вряд ли он протянет слишком долго…
И вряд ли ему дадут протянуть слишком долго, с учетом приезда проверки.
Эта мысль заставила Мишель вздрогнуть. Возможно, требование Вранеша «ползти туда» относилось к бараку, где лежал умирающий. Возможно, именно от него требовалось избавиться.
Дюран стиснул кулаки. Ему хотелось бы помочь рабочему, но он понимал, что сейчас это невозможно. Даже если отбросить бурю, от бараков лагерь отделяют многие десятки миль, которые не преодолеть за пару часов. Оставалось ждать, и надеяться, что подчиненные «хорька» не «поползут» в барак, пока не закончится буря, а отложат расправу на потом.
- Давайте только договоримся, что с этого момента каждый свой шаг вы согласовываете со мной, - добавил Мишель. – А пистолет все же отдайте. В понятие небезопасно входит и оружие, попавшее в неумелые руки.
***
Завывания ветра и шелест песка действовали усыпляюще. Хотелось прилечь на пол палатки, закрыть глаза и задремать. Хотя, возможно, дело было в том, что приближалась ночь. И если бы не буря, то над палаткой бы уже распростерлось темное звездное небо.
Дюран посмотрел на наручные часы.
- Кажется, в лагерь мы сегодня уже не вернемся, - вынес он окончательный вердикт.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Молния палатки с треском разошлась. В образовавшуюся щель тут же ворвался смешенный с пылью горячий сухой ветер, а вслед за ним сначала протиснулась закутанная в клетчатый бурнус голова, а потом и вся долговязая фигура Бапото. Этот работник шахты, судя по виду, был не местным. Приплюснутый широкий нос, вывернутые губы, завивающиеся мелкими колечками иссиня-черные коротко стриженные волосы, как и цвета эбенового дерева, почти черная, кожа выдавали в нем конголезца. Лицо Бапото, такое блестящее и лоснящееся днем, теперь было присыпано серой пылью, что делало его похожим на зомби. Тщательно застегнув молнию палатки, негр прошел внутрь и протянул Сахаре две упаковки армейского полевого пайка.
- Масса Вранеш велел передать. Буря затягивается, сегодня вернуться никак. Еда есть, вода есть, одеяла есть, - рабочий, судя по всему, плохо говорил по-английски, было заметно, как он с трудом подбивает слова. - Ночевать можно, - он с каким-то оценивающим любопытством посмотрел на Сахару, скользнул взглядом по бумагам, которые она положила на стол, и замер, уставившись на кейс.
- Масса Варнеш просил напомнить про заключение, - негр нерешительно потоптался на месте и попятился, не сводя глаз с пистолета. – Он сказал, времени много, до ночи буря не кончится.

0

18

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара не успела ничего ответить Дюрану - в палатку вошел Бапото.
- Спасибо, - она взяла из рук чернокожего упаковки с пайком, но отпускать его просто так не хотелось. Бапото был здесь один, без своих вездесущих хозяев, и, кто знает, может удастся вызвать его на откровенность?
- Отчет будет к утру, - заверила она, а затем спросила, - может быть, вы хотите воды?
Признание Мишеля о том, что в бараке он видел умирающего человека взволновало Сахару. Сколько же людей должно погибнуть в угоду чужим интересам? Если это не прекратить, сделать вид, что ничего не происходит, то она не сможет спокойно смотреть на себя в зеркало. Не должна же, в конце концов, их поездка оказаться напрасной.
- Как вы себя чувствуете? День был душный. Вам, анверное, досталось от мистера Вранеша из-за сбежавших рабочих? С местными нелегко работать - суеверия для них порой дороже заработка.
Египтянка вновь принялась расспрашивать Бапото, подавая тому пластиковый стакан с водой.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Бапото слега опешил, но стакан взял. Из под припорошенных пылью ресниц блеснули любопытством глаза.
- Спасибо, мисс, я привыкать, - негр сделал глоток, - масса Вранеш , да, он строгий, сильно недовольный, что рабочие сбежать. На шахте рабочих и так не хватать. Боятся рассердить своего Уммаа. Говорят, что его дыхание много веков давать им волшебную соль. А когда стали копать уран, он стать дышать чаще. Боятся, что он гневаться. Я не верить, в Африке много легенд. А теперь придется искать других рабочих.
Он сделал еще глоток и аккуратно поставил стаканчик на стол.
- Спасибо, мисс, я сказать масса Вранеш, что к утру будет готово, - Бапото нерешительно потоптался, то ли собираясь уйти, то ли спросить что-то. Казалось в нем борются два чувства - желание как можно быстрее уйти ( или приказ не задерживаться) и любопытство, заставляющее его остаться.
- А вы верите, что там может быть змей? – любопытство оказалось сильнее.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара сложила руки на груди, улыбнулась темнокожему мужчине. Странным был этот Бапото.
"Интересно, далеко ли он пойдет, чтобы исполнить приказ своих хозяев?" - заскреблась в ней недовольная мысль.
- Уммаа? А что вы сами об этом думаете? - ответила молодая женщина вопросом на вопрос.
Сахара внимательно наблюдала за поведением рабочего. Что-то его явно тревожило. Боялся он чего-то? Египтянка догадывалась, что за страхи гнетут конголезца. Тут был клубок страхов: легенды, урановый рудник, хозяева рудника. Какое из зол было наименее безобидным?
- А почему вы спросили, Бапото? - ласково спросила Сахара. - Вас что-то тревожит? Я не думаю, что в недрах скалы есть какой-то змей. Легенды всего лишь легенды. Откуда вообще пошли эти слухи об Уммаа? Раньше вы слышали что-нибудь подобное? Скажите, - Сахи вдруг решила действовать напрямик, - а что стало с тем рабочим, который побывал в шахте из которой мы только что вернулись?
Шаг был провокационным. Если Бапото и расскажет всё Ферретти и Вранешу, то, по крайней мере, те будут знать, что не все секреты им удалось замести. Может с мнением мадемуазель эль-Тайиб они считаться и не думали, но, тем не менее, с ним считаться им все-таки придется.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Судя по всему, последняя просьба Дюрана о том, чтобы Сахара советовалась с ним, прежде чем что-то сделать, осталась неуслышанной. По крайней мере, по-другому расценивать попытку девушки разболтать информацию о больном рабочем, бывшему военному было трудно.
«Эй, осторожнее!» - мысленно завопил Дюран, но было уже поздно. Оставалось лишь закатить глаза и дать себе слово больше никогда и ничего не говорить женщине.
Если «хорьку» и его напарнику придет в голову расспросить негра о теме беседы в палатке, они будут знать, что эта тайна известна не только им одним.
И хотя желание спасти рабочего в душе Мишеля было все еще сильно, он не был готов умереть ради него, и уж тем более не хотел, чтобы Сахара умирала.
- Возможно, легенды о змее не так уж неправдивы, - произнес Дюран. – Нет, я не хочу сказать, что там под землей спит какая-то змеюка, но там может быть дремлющий вулкан или гейзер. Урановая добыча может спровоцировать его извержение, а потому закрытие этой раскопки было бы не самым плохим делом, но это, конечно же, решать мсье Вранешу, - поспешно уточнил Дюран, отвлекая негра от разговора о рабочем, и выразительно посмотрел на Сахару, надеясь, что та не станет настаивать на ответе.
Уран стоит немалых денег, а человек, как подсказывал Мишелю жизненный опыт, способен убивать и за гораздо меньшие суммы. Не хотелось бы оказаться в заложниках у шахтеров.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Я учиться, мисс, я знать горное дело, - в голосе конголезца послышалась гордость, - и знать, что все это сказки, но местные верить, что змей есть. В ближней деревне есть колдун. Местные рассказать, что он говорить. Что их племя жить здесь очень много веков, подносить змею подарки, за это он давать им волшебную соль, которая лечить многие болезни, но нельзя попасть под дыхание Уммаа, оно может убить. Еще он говорить, что есть много половин змея. Они блуждать во вселенной. Одна зовется Ум – пробуждать силу, а другая Маа - даровать жизнь. Когда они находить друг друга, то возникать новый мир, которому Уммаа давать жизнь и населять всем, что на нем есть.
Бапото неожиданно поперхнулся и закашлялся.
- Извините, мисс, - он вытер тыльной стороной ладони губы.– Может быть и вулкан, но работу закрывать никто не станет, масса Вранеш уже сказать, - негр то и дело переводил взгляд с девушки на Дюрана, но обращался исключительно в Сахаре. – А рабочих, мисс, масса Ферретти отправить обратно на шахту. Они из деревни, где колдун. Как увидеть пещеру, так кричать, как сумасшедшие, что нельзя туда ходить, что теперь они умирать, один даже на массу Феррети с молотком бросился. Масса Вранеш сказал, что их надо на шахту, чтобы не разболтать в деревне. Но, остальные все равно узнать и сбежать, - негр сокрушенно покачал головой, - теперь все узнать… туареги тоже. Караван за солью прийти, они злятся, что местные на нас работать. Масса Варнеш завтра рано утром хочет обратно пойти, он сказать, что вас разбудить в шесть часов.
Конголезец еще раз бросил взгляд на кейс, в котором лежал пистолет.
- Мне надо идти, мисс, спокойной ночи, - он перевел взгляд на Мишеля и чуть-чуть поклонился, - и вам, масса.
Он попятился, у входа раскрыл молнию, откуда тут же ворвался пыльный ветер, и вскользнул наружу.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]В палатке воцарилось молчание. Тяжелое, вязкое, плотное словно густая патока. Непроницаемое, как черная ткань хиджаба. Сахара слышала, как буря зло и яростно бьется о стенки палатки. Пустыня негодовала. В душе молодой женщины, в унисон стихии, бушевал не менее яростный ураган. Египтянка поежилась. Предчувствие, что должно свершиться что-то неотвратимо опасное съедало ей сердце.
Она поднесла ладонь ко лбу, переваривая слова Бапото, обернулась к Дюрану и снова натолкнулась на рассерженный взгляд. Взгляд упрекал. Сахара не выдержала и отвела глаза, чувствуя, что виновата.
- Простите меня, Мишель. Я опять все испортила, - тихо произнесла египтянка, усаживаясь за стол. - Ничего не могла поделать с собой. Стоит мне только представить, как мучаются бедные рабочие и я уже не думаю о последствиях. Иду напролом.
Сахара замолчала, теперь даже не стараясь скрыть насколько она расстроена и встревожена. Чтобы хоть чем-то занять себя, хоть как-то отвлечься от горьких мыслей, археолог попыталась открыть пакет с армейским пайком. Ничего не вышло. Руки неприятно дрожали. Сахи отбросила упаковку, есть все равно совсем не хотелось.
"Вот я влипла", - молодая женщина знала во что ввязывается, но все-таки, даже не предполагала подлинной опасности, которая поджидала её на руднике. Отступать было поздно.
- Что же делать? - вопрос был скорее риторическим, чем конкретным обращением к Дюрану.
Сахара вздохнула, подперев ладонью подбородок, бросила усталый взгляд на столешницу.
Бутылка с водой стояла рядом, а возле неё лежала та самая таблетка о которой она совсем позабыла. Оправив капсулу в рот и запив водой, Сахара поставила бутылку на прежнее место, но неловким движением смахнула шлем от защитного костюма француза на пол.
- Какая же я неловкая, - проворчала она себе под нос, поднимая головной убор. Хотела было положить на стол, но вдруг вздрогнула от неожиданности. В шлеме вдруг что-то затрещало, а затем послышались голоса.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Я это уже понял, - ответил Мишель, когда Сахара попробовала извиниться. – Просто в следующий раз, когда вас возмутят страдания рабочих, подумайте о том, что, чтобы помочь им, вы должны выбраться отсюда живой. Это должно подействовать.
Дюран отвернулся, вспоминая, как негр косился на пистолет. Боялся его или хотел заполучить? Почему-то второе казалось Мишелю более вероятным.
Не иначе, как в лагере рабочих зреет заговор. А еще эти туареги, недовольные тем, что местные работают на шахтах. Вряд ли они позволят европейцам спокойно работать и дальше.
- Знаете, я думаю, дни этой шахты сочтены, - предположил Дюран. – Если ее не закроет проверка, то, скорее всего, уничтожат местные кочевые племена. Вы слышали, что этот парень говорил про туарегов? А рабочие им помогут. Они напуганы, а страх толкает людей на неожиданные поступки.
В палатке послышалось приглушенное шипение, как будто где-то под стеной лежала змея. Бывший военный невольно вздрогнул, обернулся и запоздало понял, что шипение исходит от шлема. Кажется, они стали свидетелями еще одной передачи.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Сквозь помехи и треск, прерываясь и пропадая, доносился голос Вранеша. Мешая фразы с проклятиями в адресу бури, инженер давал какие то указания. Голос его собеседника был едва слышен, и разобрать можно было только отдельные фразы.
- …всех убрать… в восьмую штольню…
- …но они…
- …мне плевать, кто там жив… должно быть чисто… с Беккерелем сработали плохо …археологов не свернули, прислали взамен нового начальника… быть проблемы…
- … но кто знал… ничего не сделает и сбежит…
- …надо было знать, передай Грегу, что груз готов, шесть ящиков… да… сегодня загрузили еще два… своим… их не вынести… пришлет вертушку, срочно… холст и химикаты, список есть и сообщит Бонно, что рисунки скоро будут… да, с заключением… я… - голос Вранеша утонул в треске и помехах, потом прорезался снова, - … что значит… не может?! Объясни этому идиоту, что это не просто уран, это тридцать два процента двести тридцать пятого, готовая ядерная бомба … Если мы раскопаем этот шурф до конца, то это миллионы и миллионы…
- … студента, что … его куда?
- … тоже в штольню, вместе с остальными, когда все уляжется, разберемся… лишние руки не помешают… никого не трогать, особенно туарегов. Если узнают, нарвемся…
Порыв ветра качнул палатку и голос Вранеша снова пропал, сквозь треск были слышны лишь отдельные слова и невнятные звуки…
- …стволов хватит…
- … если археологи… мешать…
- … откуда узнают…спишем все на туарегов…
В наушниках шлема засвистело, и звук окончательно пропал.

0

19

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Стрекот и шипение прекратились, но сменившая их тишина походила на тишину погребальную: звенящую и тягуче-тоскливую. Было в ней что-то жуткое.
Сахаре вдруг почувствовала холод, будто она находилась не в сердце пустыни, а в морозильной камере. Стало трудно дышать. Словно из палатки выкачали весь воздух.
Прошла минута прежде, чем египтянка, наконец, опомнилась. Сахи вскочила со стула, будто ужаленная, поспешно вытащила телефон из кармана брюк. Пальцы не слушались.
"Соберись, бестолковая", - отругала себя молодая женщина, глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Страх и смятение отступили.
- Да, пора перестать геройствовать, - тихо сказала она себе, пролистывая недавние фотографии и собирая их в одну папку. Связь была неважной, совсем не важной, но египтянка не стала отчаиваться. Бездействие было бы сейчас непростительной глупостью. Уже ничего не рассосется просто так, а время работало против них. Они попали в переплет и Сахара, хоть и чувствовала себя виноватой, не собиралась сидеть молча в палатке и отрешенно корить себя.
Даже, если с ними что-то случится, археолог старалась не думать о худшем, но все же, даже если оправдаются самые страшные опасения, навигатор в телефоне, словно ганзелевы крошки, укажет на их последний след.
Сахара нажала на кнопку отправки файла, уповая на то, что связь все-таки может еще наладиться, тогда письмо отправится автоматически.
Новости, подслушанные ими, так неожиданно, и напугали археолога, и разозлили. Она совершенно не представляла, что делать, понимая только одно - они в ловушке.
За пределами палатки их поджидал беспринципный враг, который не побрезгует ничем, ради собственной выгоды и молчания. Они могут бежать, но это было бы глупо, кругом лежала пустыня, не менее жестокая и коварная.
Сахара посмотрела на Дюрана, очень надеясь, что на её лице не отразился страх от которого так неистово колотилось сердце.
- Я думаю, нужно дождаться пока стихнет буря, а потом попробовать сходить на разведку. Или нам просто сделать вид, что мы ничего не слышали, а? Пусть думают, что нам ничего не известно, что мы простые археологи, которые не представляют для них угрозы. Пусть думают так, пока мы не выберемся из лагеря, а тогда, тогда мы можем заявить на них. У нас же есть доказательства.
Египтянка произнесла все сумбурно и путаясь, было сложно собраться с мыслями.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Странно, что «хорек» не догадался сменить частоту. Или надеялся, что рация к этому времени уже будет выключена? Сейчас это было не так и важно. Мишель был уверен, что подслушанный ими разговор – это не инсценировка, и не спектакль.
И если бы не буря, он не задержался бы здесь ни на секунду. Хотя, если бы не буря, они бы здесь и не застряли.
- Разведка – это здорово, - произнес Мишель. – Но я бы предпочел убраться отсюда, едва буря затихнет.
Пожалуй, только теперь он понял, насколько все серьезно. Шахтеры не просто не соблюдали каких-то там норм безопасности, они торговали ураном налево, продавая его, возможно, и террористам. Такие люди убьют любого, кто, как им будет казаться, представляет угрозу, и сделают это, не задумываясь.
Можно было бы угнать грузовик, добраться до своего лагеря. Дюран был уверен, что у него это получилось бы. Вот только, что дальше? В лагере несколько десятков археологов и местных рабочих, и лишь несколько охранников, знающих, как держать в руках оружие, и это оружие имеющих. Они не смогут ничего противопоставить шахтерам, которые обязательно примчатся следом.
«Стволов хватит…» - приговором пронеслась в голове подслушанная фраза.
- Хотя, вы правы, - скрепя сердце, согласился Мишель. – Будем делать вид, что ничего не знаем, пока не выберемся отсюда. Нельзя, чтобы у них возникли сомнения. Они могут не только попытаться убить нас, но и напасть на лагерь. У них достаточно людей для этого, причем, людей умеющих убивать без колебаний – у одного из охранников я видел татуировку иностранного легиона.
Дюран усмехнулся, вспоминая другие подробности разговора.
- Человеческая жадность безгранична, - добавил он. – Они торгуют налево ураном, но при этом готовы заработать тысячи на каком-то наскальном рисунке.
Снаружи завывал ветер. Все, что им оставалось – это ждать.
- И закончите вы это чертово заключение, - попросил Мишель. – Боюсь, без него вас отсюда не выпустят.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара дописала последний абзац, поставила подпись, бросила ручку и подтянулась. Несмотря на переживания, усталость давала о себе знать - хотелось принять прохладный душ, переодеться и просто поспать. Молодая женщина была археологом, работником не музейным, привыкла к походным условиям, но промокшая от пота футболка неприятно липла к спине, на коже и волосах осели пыль и песок. В лагере Сахи могла бы переодеться, обтереть тело влажным полотенцем, как делала каждый вечер, а сегодня - чувствовала себя узницей.
Египтянка утешала себя лишь тем, что усилия их будут не напрасными. Грязная одежда, пот, спартанские условия - это все был так мелко, так эгоистично по сравнению с язвами того бедолаги, о котором рассказывал ей Мишель. По сравнению со всем тем, что происходило у них на глазах, - заботы о душе и мыле, - о чем она только думает?
Сахара закрыла папку с заключением, зевнула, и, борясь с одолевающей её усталостью, встала из-за стола, чтобы размять ноги. Дюран, преданно охранявший свою подопечную все это время, не выдержал - задремал.
Время было почти четыре утра, а телефон не подавал признаков жизни. Мелькнул и снова пропала один-единственный столбец, уведомляющий о наличии связи. Связи по-прежнему не было. Девушка в отчаянии топнула ногой, рассерженная и напуганная.
Она еще раз залезла в телефон и нажала кнопку вызова. Безуспешно.
- Может попробовать снаружи? - спросила она себя. Буря недавно закончилось - палатка больше не вздрагивала от яростного ветра.
Сахара щелкнула молнией, оглянулась на француза, раздумывая будить его или не будить.
- А я быстро, - махнула египтянка рукой. - Я же не буду уходить далеко от палатки.
Пустыня встретила её прохладой, даже порывистым холодом, что Сахара тут же проснулась. После духоты палатки голова неожиданно закружилась.
Она несколько мнут просто молча стояла, всматриваясь в яркое звездное небо, дышала и не могла надышаться. Затем опомнилась, вытащила телефон и проверила связь.
Сахара тихо выругалась, поняв, что все безрезультатно. Но, может быть, шанс все-таки был?
Египтянка скользнула за палатку - все еще уповая на удачу.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Там, где сторона горизонта, куда опустилось солнце, еще сохраняла едва заметный цвет, свет звезд был не так ярок, и лишь Юпитер, висящий у самого края земли, подмигивал сквозь тающие облака желтоватым глазом. Но над скалами, ночь уже окончательно вступила в свои права, и над головой Сахары творилось настоящее звездное безумие. Словно волшебное кружево, переливались переменчивым светом замысловатые узоры созвездий, драгоценными сапфирами сверкали среди них Денеб и Альтаир, сиял драгоценным золотом соперник Марса Антарес. И все это, щедро рассыпая груды звездного жемчуга по черному бархату ночи, широкой рекой окаймлял растянувшийся от края до края небосвода Млечный путь. Ветер почти утих, и тишину ночи нарушал лишь тихий шорох ссыпающегося со скал и палаток песка.
В соседней палатке горел фонарь, там еще не спали, а если спали, то не все.
Льющийся сверху свет не позволял разглядеть детали, но даже в этом густом мраке было достаточно хорошо видно черное пятно входа в пещеру, рядом с ним штабель из ящиков, которые днем были в пещере
Льющийся сверху свет был слаб, но даже в нем темное пятно входа в пещеру было достаточно хорошо видно. А вот детали разглядеть было сложно. Сахара, не столько увидела, сколько угадала, сложенный рядом с входом штабель из ящиков, которые днем были в пещере, и лежащую около них странную скорчившуюся тень, рядом с которой стояла другая. Не узнать ее было невозможно – охранник с автоматом.
Молния на входе палатки шахтеров с треском разошлась, и в образовавшемся проеме появились три фигуры, еще один охранник и судя по росту – Вранеш с Ферретти. Все трое быстро прошли к ящикам, охранник пнул лежащую на песке фигуру, та дернулась и глухо застонала. Вранеш махнул рукой, останавливая избиение, наклонился над лежащим и резко выпрямился.
- Я же говорил не трогать туарегов…- свистящий шепот боснийца был похож на шипение.
- Он шпионил за нами. Вот и пришлось. Этих бедуинов даже песчаная буря не берет, - виновато пробурчал охранник.
- Ладно, завтра разберемся, зачем шпионил, закиньте его в пещеру. Отправлю археологов и посмотрим.
Охранники, подхватив тело, потащили его в темноту, а оставшийся рядом с инженером американец недовольно зашептал:
- И зачем ты сюда эту девчонку привел, надо было с ней точно так же, как с Беккерелем, и мы бы избавились от них намного быстрее, а теперь она может сообщить в ЮНЕСКО и все пропало.
- Точно так же как с Беккерелем, - недовольно фыркнул Вранеш, - с Беккерелем Грег ложанулся. Старикан, конечно, испугался, но только за собственные яйца, и сбежал, бросив экспедицию, а надо было добиться, чтобы он ее свернул. Вот если бы ему пообещали не кусок чешуи в штанах, а чаёк с полонием его семейству, он был бы куда сговорчивее и сделал бы все как надо. А теперь поздно, у археологов новый начальник. И он мне не нравится. Один кевларовый костюм чего стоит. А насчет ЮНЕСКО ты не дергайся, это будет еще не скоро, да и не полезет Юнеско в ядерный реактор. После нас на стенах все равно кое – что останется, вот пусть и изучают, а я терять миллионы не намерен. Слободан, мой брат, асс в этом деле. А сейчас надо товар переправить.
- Надо переправить…- проворчал Ферретти, - а если археологи усекут насчет урана. Зачем ты чешую к ним в лагерь притащил.
- Хотел Беккереля еще раз припугнуть, я же не знал, что он сбежал, - пожал плечами босниец. - Интересно, откуда взялась эта чешуя, откуда у этих дикарей чистый уран, и сколько они людей положили, чтобы такое из него сделать и, главное, зачем? Я почти уверен, что там, под помойкой, есть еще, ведь мы сняли только один ряд, а они кидали туда свои подношения несколько веков. Иногда мне кажется, что там действительно есть змея, - Золтан тряхнул головой, - впрочем, ерунда все это. Ну что? – он обернулся к вернувшимся охранникам.
- Бросили него за камнями, рот заткнули, даже если очухается, кричать не сможет, - охранник передвинул автомат под мышку и закурил.
- Ладно, надо поспать, хорошо связали, точно не сбежит? – в ответ на кивок охранника инженер передернул плечами и потер руки, - холодно, пошли, пошлю Джеймса на смену, - он кивнул охранникам и пошел к палатке.
Взвизгнула молния и на мгновение вновь наступила тишина, прерываемая лишь шорохом медленно осыпающегося песка.
В палатке шахтеров несколько раз стукнуло, что-то невнятно проговорили и из палатки вылез Джеймс.
- Спустись на пару уступов ниже, чтобы перекрыть все подходы, - раздался вслед ему голос Ферретти.
Охранник кивнул. Молния на входе снова закрылась, а Джеймс, подсвечивая себе фонариком, нырнул с края площадки куда-то вниз.

0

20

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Мишель сам не понял, как умудрился задремать. Казалось бы, как сон может быть в такой ситуации? Да и не привыкать ему было к ночным бодрствованиям. Но, видимо, завывания ветра подействовали на него усыпляюще. А еще в пору было подумать о том, что он теряет сноровку.
Как бы там ни было, Дюрану казалось, что он прикрыл глаза лишь на секунду. Вот буквально мгновение назад смотрел, как Сахара заканчивает отчет, затем моргнул, а когда глаза открылись – девушки уже не было, а молния на палатке была расстегнута.
Мишель выругался. Хорошо, что мадемуазель его не слышала. И, рывком поднявшись со стула, бросился к выходу.
- Сахара?! – начал было он, но услышав в темноте голоса, невольно осекся. Несмотря на позднее время, шахтеры бодрствовали. И вряд ли это бодрствование можно было не счесть подозрительным. Интересно, что им понадобилось в шахте в такое время суток?! Заметают следы?!
Но не это было сейчас первостепенным вопросом. Сперва нужно было найти девушку. И, откинув в сторону полог палатки, Мишель скользнул наружу, торопливо прикрыл за собой выход, чтобы свет лампы не выдавал расстегнутую молнию, и, подвинувшись чуть в сторону от входа, огляделся по сторонам, высматривая Сахару.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара прижала ладонь к губам и на мгновение зажмурилась.
Ноги ее стали ватными, еще немного и молодая женщина просто упала бы, но сама не понимала откуда вдруг у нее взялись силы не закричать и не лишиться чувств.
Пленник. Туареги. Уран. Полоний. Угрозы. Беккерель. Рисунок.
Она снова вспомнила разговор по рации и ее затошнило.
Ладонь Сахары переместилась к горлу, она рванула верхние пуговицы рубашки - стало трудно дышать. Она боялась дышать. Боялась пошевелиться.
Они же говорят всерьез. Они говорят правду. Египтянка хотела разрыдаться в полный голос, сейчас, здесь, в пустыне, в темноте, ей стало до одури страшно.
Сахи закрыла глаза, досчитала до пяти, поправила дрожащими пальцами сползший с волос шелк.
"Надо вернуться. Разбудить Мишеля. Рассказать ему все. Он обязательно что-нибудь придумает", - успокаивала она себя, всматриваясь в удаляющиеся силуэты.
О, Аллах, она стояла всего в полутора метре от них, а они её не заметили.
Когда женщина осталась одна, страх понемногу отступил. Страх отступил, но на смену пришли злость и отчаяние. Смесь опасная, особенно для женщины, умеющей найти приключения на свою голову. Египтянка прикусила губы, потерла подбородок, бросила настороженные взгляды в сторону палатки. Посмотрела напротив, туда, где скрылся охранник. Было тихо.
Только грохот собственного сердца.
"Молодец, Сахара, ты просто умница, - девушка занялась самобичеванием. - О чем ты только думала? Ввязалась в самый настоящий криминал. Да они тебя скинут в шахту вслед за другими, такими же любопытными".
Тем не менее, пленник мог не дожить до рассвета. Женщина это чувствовала. Достаточно было с неё и этого разговора, достаточно было просто вспомнить лицо "хорька" с его липкой улыбкой, чтобы понять - эти ребята действуют быстро, конкретно и не оставляют свидетелей.
- А если они его убьют, - подумала Сахара. - Отдать приказ - минутное дело. Один выстрел.
Этого было достаточно, чтобы археолог тут же позабыла о только что произнесенных словах: "Мишель все уладит". Собственные переживания и эмоции взяли вверх над рациональностью.
Они двинулась в сторону, куда, как ей показалось, утащили пленника.
"Ох, Мишель от меня мокрого места не оставит", - удрученно подумала египтянка. Ей было стыдно, что она снова подводила охранника. Ей было жутко стыдно, но понимание того, что совсем рядом, всего в нескольких метрах от нее, возможно умирает человек, не оставляло ей выбора.
"Нет, я все делаю правильно", - прошептала она, споткнулась о камень, замерла.
Перед тем, как войти в пещеру, Сахара замерла в нерешительности.
- Я же даже без защитного костюма, - она замялась и снова с беспокойством огляделась.
"Охранник тоже был без защитного костюма, - парировала она себе. - Значит они бросили его где-то недалеко от входа".
На груду камней, сложенных в нескольких метрах от ящиков, - тех самых ящиков, с недовольством отметила египтянка, - она наткнулась почти сразу, благо ей помогал фонарик в телефоне. Молодая женщина отчаянно боялась его включать, поэтому зажигала его лишь на несколько секунд, чтобы сориентироваться.
Скорченную тень она заметила не сразу, а заметив, облегченно вздохнула.
"Ну и что дальше? - спросила она себя растерянно, подходя ближе. О, боги Египта, как же ей страшно. - Нет, Сахара, ну ты не дура ли, а? Что дальше?! Развязывай его скорее либо беги отсюда еще быстрее, а не стой, как соляной столб, идиотка!".
Нагоняй, который она дала себе сама, позволил ей опомниться. Египтянка зашарила по карманам и, наконец, отыскала маленький перочинный нож.
Вещь, в общем-то, совсем безобидная, им и убить-то нельзя было, но веревки нож перерезал, может и не так быстро, но со своей задачей справился.
- Бегите, - зашептала она на арабском, подталкивая пленника ко входу. - Они вас убью. Бегите же.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Рассмотреть в темноте лежащую на земле фигуру было сложно. Одетый в длинную темную рубаху пленник был связан по рукам и ногам, и, лишь склонившись над телом Сахара разглядела кто это. Молодой парень, почти подросток, замерший, как испуганный зверек, он лежал неподвижно, но как только Сахара перерезала веревки, тут же вскочил, с отвращением содрав залепивший рот скотч. Скользнувший по лицу луч телефонного фонарика выхватил из темноты смуглое лицо, совершенно непохожее на лица местных, тонкие губы, четко очерченный нос, слипшиеся от крови волосы на лбу и темные почти черные глаза. Парень даже не зажмурился, когда свет ударил ему в глаза, только мотнул головой и, дернув шнурок на шее, сунул девушке в руку что-то небольшое и тяжелое. Подарок еще не успел остыть в ладони, а бывший пленник уже бесшумно вскарабкался вверх по скалам до следующего карниза и исчез из виду.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Девушки нигде видно не было, а в палатке шахтеров, тем временем, продолжало царить оживление.
Один из них выбрался наружу и, подсвечивая себе путь карманным фонариком, исчез в темноте.
Мишель, нащупав под рубашкой оружие, осторожно вытащил и двинулся следом за добытчиком.
Проходя мимо палатки, он на мгновение прислушался, но изнутри не доносилось ни единого звука, который мог бы подтвердить, что Сахара схвачена шахтерами.
Черт побери, куда она вообще могла деться?! Вернулась в шахту?! Без защитного костюма?!
Тем временем, добытчик добрался до входа в шахту и начал спускаться вниз. И Мишель продолжал следовать за ним, сжимая в руках пистолет.
На какое-то мгновение свет фонарика впереди исчез, а затем из темноты послышался удивленный возглас, как будто шахтер увидел то, чего никак не ожидал увидеть. Или, напротив, не нашел того, что должно было быть в шахте.
И Дюран ускорил шаг, бросаясь вперед.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара даже не успела испугаться, опомниться даже не успела, как освобожденный ею пленник растворился в ночи, словно его и не было.
Молодая женщина стремительно выпрямилась, прижимая к груди подарок молодого бедуина. Нужно было уносить ноги. Нужно было бежать не оглядываясь. Достаточно того, что она просто была здесь без защитного костюма. Достаточно того, что она итак уже рисковала своей жизнью, спасая другую. А она ведь даже имени его не знала. Лица не разглядела. Только этот неожиданный подарок, так поспешно вложенный ей в ладонь, который и рассмотреть-то времени не было, говорил, что всё это ей не почудилось. Ах, египтянка многое бы отдала, чтобы все, что здесь происходит оказалось лишь страшным, кошмарным сном.
- Спасибо, Сахара. Молодец, Сахара. Теперь бегите, мадемуазель эль-Тайиб, пока живы, пока вас не убили или пока вы просто не умерли от облучения, - пробормотала она себе под нос, выбираясь наружу.
Ноги сами несли её к выходу. Она споткнулась пару раз, больно ушибла колено, упала, но все-таки крепко держала в руках неизвестную вещицу от туарега.
"Надеюсь это не урановая пластина", - пронеслась в голове у археолога убийственная мысль.
Но едва Сахара успела об этом подумать, как впереди замаячил чей-то силуэт и свет фонаря. Сердце ухнуло вниз. Бежать было некуда. Вглубь пещеры? Она еще не сошла с ума.
Да и куда бы она спряталась? Египтянка не успела даже кинуться в сторону - луч фонаря упал на неё.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]В свете фонаря шахтера мелькнул знакомый силуэт, заставляя Дюрана негромко выругаться. Кажется, после ночи, проведенной в палатке, Сахара окончательно лишилась инстинкта самосохранения.
Шахтер, увидев девушку, тоже опешил.
- Какого… - начал было он и неуверенно повел фонариком в сторону, как будто хотел найти еще кого-то, кто по его мнению должен быть здесь. А затем в его голосе появилась злость. – Что вы сделали, черт побери?! Где он?! – и он бросился к Сахаре, намереваясь то ли схватить ее, то ли ударить. Вот только позволить ему сделать это бывший военный не собирался.
Шаги приближающегося Дюрана шахтер услышал лишь в последнюю секунду и обернулся в тот самый момент, когда рукоять пистолета опустилась на его голову.
Парень охнул и упал на пол, фонарик выскочил из его руки, отлетая к ногам Сахары.
- Вы в порядке?! – спросил Дюран, прислушиваясь к тому, что происходит снаружи. – Какая нелегкая понесла вас сюда?!

0

21

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара еле сдержалась, чтобы не закричать и не переполошить весь лагерь.
В порядке ли она? Молодая женщина вздрогнула от грозного возгласа француза. Она еще никогда не была так рада этому сердитому голосу.
Если бы не он... Египтянка вспомнила взгляд шахтера и поежилась, чувствуя, как к горлу подкатывает дурнота. Ноги окончательно отказались её слушаться. Если бы Дюран не подоспел вовремя её бы убили. Убили бы!
Сахара бросила на поверженного шахтера затравленный взгляд, а потом кинулась к Дюрану.
- Мишель, как вы тут оказались? - она крепко обняла его, в сердцах позабыв о субординации, о том, что охранник в бешенстве, на мгновении позабыв обо всем.
"Ты не могла придумать более нелепого вопроса, а, Сахара? - пронеслось у нее в голове. - Теперь ты объясни ему, что ты делала в пещере посреди ночи. А ведь кто-то обещал больше не совершать необдуманных поступков!"
Внутренний голос твердил ей нотацию, как сварливая тетушка ранним утром.
- Ох, Мишель, - Сахара ткнулась французу в грудь. - Они хотели убить человека. Они бы точно его убили. Совсем мальчишку. Туарега. Я не могла этого допустить. Вы, конечно, имеете полное право на меня злиться. Вообще не иметь со мной никаких дел.
Египтянка хотела было сказать: "Простите меня, мсье Дюран", но, видит бог, она уже столько раз произносила эти слова за этот вечер.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Скорее, это я должен вас спрашивать, - ответил Дюран, убеждаясь, что девушкой все в порядке. – Я же просил не предпринимать никаких событий, не посоветовавшись со мной.
Лежащий на полу шахтер не подавал никаких признаков сознания. Но он был жив, а значит рано или поздно придет в себя и попробует позвать на помощь. И что им, спрашивается, делать? Бежать?
Этот вариант Дюран уже исключил. Слишком рискованно и для них, и для остальных археологов.
Оставалось лишь одно – вернуться в палатку и сделать вид, что они не знают ни о туареге, ни о пропавшем шахтере. А оглушенного можно сбросить в шахту, его там долго не найдут.
Внутри на мгновение шевельнулся протест. Подобный поступок означал убийство. Но к убийству Дюран был готов. Раз уж они оказались в лагере врагов, то пусть лучше погибнет один из шахтеров, чем они.
- Что делал здесь этот туарег? – спросил Дюран, наклоняясь над оглушенным и подхватывая его под руки. – А впрочем, неважно. Сейчас мы скинем этого типа в шахту, затем вернемся в палатку и сделаем вид, что не покидали ее, а утром, с первыми лучами попросим отвезти нас назад. Вы поняли меня? – спросил Мишель и добавил. – Помогите мне, возьмите его за ноги.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Что? - воскликнула молодая женщина. - Я не собираюсь принимать участие в убийстве! Вы с ума сошли, Дюран! Действовать их же методами.
Сахара отпрянула от него, не желая смириться с действительностью.
Кулак, сжимавший подарок мальчишки-бедуина, уже затек оттого, что она так яростно и крепко его сжимала. Мисс эль-Тайиб разжала ладонь и, подсвечивая себе фонариком, наконец, рассмотрела вещицу.
Это был серебряный амулет. И не просто амулет - украшение символичное и дорогое. На ладони лежал древний крест туарегов. "Признательность он свою что ли так проявил", - удивилась Сахара, надевая подарок на шею.
- Скажите ему просто, что если он расскажет, что видел нас - туареги перережут ему горло.
Египтянка схватила Дюрана за локоть.
- Если вы его убьете...
А собственно, что "если"? Как она могла ему запретить? Он действовал рационально. Сейчас действовали не законы общества, а законы выживания, но Сахи при всем желании не могла с ними смириться. Даже не смотря на то, что охранник этот только что чуть не убил ее саму.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Так может быть, пойдете к ним и попробуете воззвать к их совести?! – разозлился Мишель, когда Сахара вздумала упрекать его.
Неужели она думает, что он сам не понимает, что делает, и что ему приятно отправлять на тот свет пусть и мерзавца, но человека.
- Думаете, мне самому это нравится?! Если бы вы не пришли сюда – ничего бы не случилось, а сейчас у нас нет выбора, если мы хотим выбраться живыми!
«И что значит, если?!»
А в следующий миг оглушенный, которого бывший подхватывал под руки, шевельнулся. Не застонал, не попытался высвободиться, а просто дернул рукой, будто подхватывая что-то с пояса.
В тусклом свете упавшего фонарика мелькнуло лезвие ножа, нацеленное Дюрану в горло. Мишеля спасло лишь то, что в последнюю секунду он отшатнулся, выпуская своего пленника. Лезвие угодило в левое плечо, вонзаясь в тело. От боли ноги подкосились, заставляя Мишеля рухнуть на колени.
А шахтер довольно ловко для только что оглушенного – кажется, удар вышел слишком смазанным – перевернулся на четвереньки, кое-как выпрямился и, шатаясь, бросился к Сахаре с явным намерением схватить девушку.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]"Ну вот, он опять сердится", - уже с привычной досадой пронеслось в голове египтянки. Дюран не просто сердился. Сейчас уже не было тех хмурых взглядов, взглядов пронзительно-стальных, таких, которые бывают только у людей в форме. Сейчас Мишель ругался и злился. Будь она мужчиной выражения были бы жестче и прямолинейнее, но Сахаре все равно стало до горечи обидно, хоть она и понимала, что обижаться на француза глупо. Ведь, как ни крути, он был прав. Но все-таки... Если бы вы не пришли сюда...
Он, что же, считает её пустоголовой дурочкой, которая расхаживает по лагерю шахтеров в поисках приключений забавы ради? Ну знаете...
Домыслить, а уж тем более высказать недовольную мысль Сахара не успела.
В следующий миг она позабыла обо всем.
Драка. Нож. Мелькающие, в свете фонарика, тени, казавшиеся от этого еще более жуткими.
Молодая женщина лишь успела заметить рухнувшего на колени француза, а потом...
Потом она закричала.
Крик захлебнулся в размашистом ударе, который озверевший охранник попытался нанести женщине. Сахара юрко, как песчаная змейка, сумела увернуться от удара, но споткнулась, упала, задыхаясь от сдавившего сердце ужаса.
Мужчина бросился на неё, но девушка сумела ударить его ногой. Удар был вовсе не сильный, охранник лишь поскользнулся, но этого мгновения хватило, чтобы Сахара вскочила на ноги.
Правда девушка не успела сделать и нескольких шагов, как жесткий рывок дернул её за плечи, скомкал, скрутил, кинул на каменный, щербатый пол пещеры.
Мисс эль-Тайиб попыталась вывернуться, но хватка была железной и до безобразия сильной, словно стальные тиски. Сахи пыталась царапаться, брыкаться, но безуспешно. Она еле сдерживалась, чтобы не закричать и не заплакать от страха, но понимала - это станет её окончательной погибелью.
Отчаянный страх вскипел в ней белой кипельной ненавистью, и Сахара в сердцах плюнула в искаженное бешенством лицо. В ответ полились ругательства. Молодая женщина почувствовала, что правую скулу обожгло хлестким ударом, а потом она застыла. К самой её шее охранник поднес нож. Нож на котором еще не просохла кровь ее телохранителя.
Сахара зажмурилась.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Кажется, шахтер совсем обезумел, если пытался убить девушку, вместо того, чтобы разобраться в том, что происходит. Или ему и так все казалось очевидным?
Мишель вскинул пистолет. Стрелять было безумием, он это понимал. Выстрел услышат далеко за пределами пещеры. Но другого выхода бывший военный не видел.
Пусть расстояние, отделявшее его от Сахары, измерялось всего несколькими шагами, чтобы преодолеть их сейчас, ему понадобилось бы слишком много времени по сравнению с тем, сколько требуется для того, чтобы перерезать человеку горло.
Грохот от выстрела гулко заметался под каменными сводами, вырываясь наружу и не оставаясь не услышанным.
Шахтер охнул и медленно завалился на бок.
- Уходите! – выдохнул Дюран, кое-как поднимаясь на ноги и приваливаясь к стене пещеры. – Быстрее!
Кто знает, может быть, Сахаре и удастся проскочить незамеченной.
- А я их отвлеку.
Отвлеку - звучало слишком громко. Но, с другой стороны, увидев его, шахтеры не сразу кинутся искать девушку. Может быть…

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Cахара всего несколько минут назад горячо заверявшая француза, что не сможет причинить вред человеку, сейчас, когда сраженный шахтер упал на щербатый пол пещеры, даже не взглянула на убитого. Оглохшая от гулкого звука выстрела, растерянная, еще больше напуганная, она все-таки нашла в себе силы подняться на ноги.
Шаг, другой, третий. Ноги совсем её не слушались, и молодой женщине казалось, что те несколько метров, что отделяли её от телохранителя, не пройти и за тысячу лет.
"Так, соберись, растяпа! Он ранен. Ему нужна твоя помощь. Не будь нюней и вспомни, что ты все-таки эль-Тайиб! Эль-Тайибы так просто не сдаются!" - зло отругала она себя и почувствовала, как паника стала колотить её меньше.
Сахи вцепилась в руку Дюрана, обняла раненого с ужасом вслушиваясь в то, что говорил ей француз. Что он такое говорил? Что? Уходить? Оставить его здесь и больше никогда не увидеть? Он ненормальный что ли? Археолог не желала принимать слова со всем их здравомыслием.
- Я никуда не пойду без вас, - выпалила молодая женщина не замечая, что начинает плакать и заговорила быстро-быстро: сбивчиво, запальчиво, задыхаясь.
- Мы успеем сбежать. Сейчас ночь. Они не найдут нас. Нам надо только выбраться из лагеря. В пустыню они пойдут. Обопритесь на меня. Я сильная.
Сахаре сейчас и в самом деле казалось, что она может своротить гору.

0

22

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]- Почему вам все время нужно спорить? – спросил Дюран, и губы его невольно исказились в кривой усмешке.
Он бы рад был рассердиться, но не мог. Несмотря на то, что голос разума твердил, что для Сахары он будет только обузой, в душе Мишель не готов был умереть, а потому и не собирался терять единственный шанс на спасение, который у него был.
- Ладно, ладно… успокойтесь, - произнес он, опираясь на девушку, и пошутил. – Вы действительно сильная и красивая, редкое сочетание в одном человеке.
Можно было только догадываться, какой ношей он обрушился на ее плечи. И вряд ли его, как мужчину, это характеризовало с положительной стороны…
Дюран мотнул головой: дурацкая мысль, только о производимом им впечатлении и думать в подобной ситуации.
- Идемте… И самое время вам достать пистолет. Снимите его с предохранителя и цельтесь в каждого, кто возникнет у нас на пути.
Шахтеры появились впереди, когда они были уже на выходе их пещеры.
В лицо ударил свет фонаря, и, не дожидаясь, пока их разглядят, Мишель снова выстрелил, целясь человеку с фонариком под ноги.
Шахтер тут же метнулся в сторону, остальные тоже шарахнулись, спеша убраться с линии.
- Оружие на землю! – велел Дюран, наводя пистолет на первого, кто попался ему на глаза. Было бы здорово, будь это «хорек» или его подельник, жаль в темноте не разобрать. – Бросить оружие и десять шагов назад! Одного из вас я точно успею забрать с собой. Можете решить, кто это будет.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Не стрелять!!!
Автоматная очередь подняла фонтанчики песка у самых ног Мишеля, но было ясно, что стрелявшему кто-то ударил по стволу.
- Дюран, вы с ума сошли?! Прекратите стрелять! Это я, Ферретти! – в голове американца звучал смешанный с удивлением испуг, - что на вас нашло? С кем вы тут воюете?
В лицо беглецам снова ударил свет фонаря.
- Ба, и мисс Сахара здесь, - в голосе выступившего вперед инженера звучало не меньшее удивление. – Что тут происходит? Мсье Дюран, опустите пистолет. Здесь никто не собирается вас убивать, - в свете фонаря появился силуэт Вранеша с поднятыми руками. – Лучше объясните, что случилось кто кричал, зачем стреляли? - с каждым словом инженер подходил все ближе, пока не остановился в метре от археологов. – Успокойтесь, Дюран, видите, - он помахал в воздухе руками, - я безоружен. Мисс Сахара, - Золтан повернулся к девушке, - может быть вы введете меня в курс дела.
Босниец был явно не из пугливых. Он махнул рукой, и свет фонаря ушел чуть выше.
- Вот так будет лучше. Давайте спокойно поговорим.
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахаре не пришлось даже сильно притворяться. Всего-то и нужно было изобразить испуганную женщину и подать историю ...хм...со своей точки зрения. Сахи знала, что сумеет. Она не обладала силой, которая была у стоящих напротив мужчин, так пристально, так непросто её разглядывающие. Она не обладала властью, которой обладали эти люди. У нее даже оружия с собой никакого не было. А были лишь мужчина, который сейчас обнимал её совсем не нежно, невольно напоминая, что сейчас, в эту секунду, от её действий зависит и его жизнь тоже. И было лишь природное обаяние мудрой женщины.
Молодая женщина изобразила на своем лице испуг и отчаяние. Это было легко. Она ведь и в самом деле была напугана. А дальше, дальше оставалось лишь постараться так, чтобы голос звучал правдоподобно:
- Ах, господа, - египтянка всхлипнула и поднесла ладонь к губам. - Я всего лишь вышла, чтобы позвонить в лагерь. Нас же там ждут, а тут мы задержались из-за бури. У вас столько военных в лагере, но я даже не знаю, как он мог проскочить мимо ваших охранников. Я хотела забраться повыше на скалы, подумала, может быть там связь будет лучше, но едва я подошла ближе к пещере, как меня, - голос Сахары сорвался, - на меня напали. Если бы не мсье Дюран, который подоспел на выручку, то я даже не знаю, чтобы со мной было. Его ранили. Ему нужна срочная медицинская помощь. А ваш охранник...
Сахара замолчала, красноречиво давая понять, что с охранником дела совсем плохи.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Пожалуй, будь он один, Дюран предпочел бы подпустить «хорька» как можно ближе, а потом взять в заложники. Но присутствие Сахары ограничивало его даже больше, чем собственное ранение.
В то, что им удастся обмануть шахтеров, бывший военный не верил. Может быть, он был склонен все слишком драматизировать, но ему казалось, понять, что именно случилось, Вранешу и остальным не составит труда.
И все же Мишель подержал Сахару, пусть ее версия и показалась ему неправдоподобной.
- Стало быть, этот парень в чалме не связан с вами? – спросил он, медленно и совершенно нехотя опуская пистолет. – Он напал на мадемуазель Сахару, ранил меня, забрал пистолет. Ваш человек хотел его остановить, он его застрелил…
А потом бросил пистолет и сбежал. Просто гениально.
- Я пытался его оглушить, но он сбежал, куда именно – я не видел. Может быть, до сих пор в пещере…
Пожалуй, большего бреда трудно было придумать. И если подстреленный охранник жив, бредовость этой истории вскроется в считанные минуты.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Кто мог проскочить? - на слова Сахары Вранеш явно напрягся. И не только он один. Луч фонаря метнулся вглубь пещеры, скользнул по стенам, задержался на ящиках, около которых раньше лежал пленный и, наконец, замер на неподвижной фигуре охранника.
- Посмотрите, что с ним, - инженер мотнул головой и две фигуры из темноты тут же бросились к лежащему.
Вранеш резко шагнул к Дюрану, даже в темноте было видно, как он помрачнел.
- Что за чушь вы мне тут несете? Какой парень в чалме? Напал на мисс, потом ранил вас, застрелил охранника, и после этого вы решаете, что он один из нас и готовы всех здесь перестрелять? У вас что, совсем крыша съехала, Дюран? Дайте сюда пистолет, я не хочу получить пулю, если вам опять что-то привидится, - инженер требовательно протянул руку.
Из темноты бесшумно выдвинулись двое автоматчиков…
Но, в этот момент, склонившийся над охранником человек выпрямился. Это был Ферретти.
- Он ранен в шею, без сознания, пульс есть, но очень слабый, надо остановить кровь, - голос американца слегка дрожал, - срочно перенесите его в палатку.
- Вы тоже идите к себе в палатку, позже разберемся, - Вранеш, похоже передумал отбирать у Дюрана и шагнул в сторону, пропуская Сахару и француза вперед. Автоматчики молча расступились.
Золтан сжал пальцами плечо Сахары.
- И приведите в чувство своего охранника, мисс, одного раненого нам вполне достаточно, - в шепоте боснийца звучала неприкрытая злость.
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара не ответила на последнюю хлесткую фразу Золтана. Она лишь брезгливо дернула плечом, будто стряхивала с плеча противного паука. Хватка боснийца была цепкой и твердой, а в глазах - недоверие и плохо скрываемая злоба. Мурашки не просто побежали по спине археолога от этого змеиного взгляда, а поскакали перегоняя друг друга. Сахи усилием воли заставила себя спокойно, даже равнодушно посмотреть на Вранеша, а затем, так ничего и не ответив, сбросила с плеча мужскую ладонь, взяла под локоть Дюрана.
Её французский друг, даже несмотря на рану, похоже готов был продолжить выяснять отношения. Или ей просто так казалось? Когда рука боснийца легла на её плечо и стиснула, Сахара почувствовала, как напрягся её охранник. Она поспешно сжала ладонь Мишеля, словно предупреждала: "Держите себя в руках. Не делайте глупостей!".
А психануть француз похоже вот-вот готов был. Сахаре тоже не понравилось, что "шахтеры" потребовали пистолет. Единственное их оружие, между прочим.
Египтянка не стала дожидаться пока ситуация накалиться еще сильнее. Она встала между Вранешом и телохранителем, а потом заговорила, стараясь, чтобы голос её был мягким и бархатным. Не хватало еще, чтобы босниец разозлился еще больше от того, что его отчитывала женщина:
- Ох, мистер Вранеш, мистер Ферретти, моему охраннику оружие положено по должности. Не требуйте от него невозможного. И действовал он по инструкции. Представляете, чтобы было бы, если б со мной и правда что-то случилось?
На мгновение шоколадный взгляд впился в боснийца чуть более пронзительно.
- Это и правда были кочевники, туареги-нетуареги, я не знаю. Темно было. Я лишь успела сорвать с него вот этот амулет, - девушка протянула ладонь, но агадесский крест не отдала.
- мы пройдем к себе в палатку. Нужно оказать первую помощь. Вы же обеспечите нас всем необходимым, не так ли? - голос её был бархатным, как темная ночь над их головами, но слышались в них и упрямые нотки, натянутые словно струны.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Отдать оружие? Первым желанием Дюрана было послать «хорька» как можно дальше. Но автоматчики, приблизившиеся к ним с девушкой, заставили его воздержаться от демонстрации нецензурных выражений и промолчать. Тем более что в палатке у них должен был оставаться второй пистолет, найденный под скафандром. Добраться бы только до него.
Как выяснилось, молчание действительно оказалось на вес золота. Тот факт, что подстреленный охранник был жив – паршиво, хуже некуда – и слова Сахары заставили «хорька» изменить свое решение.
Вернуться в палатку Мишель был даже рад. Им нужно было несколько минут, чтобы перевести дыхание и собраться с мыслями. А вот дольше задерживаться в лагере не стоило. Если охранник придет в себя и сумеет рассказать, что произошло, вся их легенда, и так трещавшая по швам, стоило хоть немного задуматься на ней, пойдет прахом.
- Идемте, - сказал Дюран, не дожидаясь ответа Вранеша, и первым шагнул к палатке, собираясь забраться внутрь, но затем остановился, поджидая Сахару, чтобы первой пропустить ее.

Отредактировано Captain (2014-12-13 02:13:17)

0

23

Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Срыв Вранеша был понятен – не так просто стоять под направленным на тебя дулом пистолета, но мимолетен. Он тут же взял себя в руки.. Не успела Сахара дернуть плечом, как пальцы инженера разжались.
- Несомненно, мисс, такую женщину как вы, просто необходимо охранять, - он галантно поклонился, возвращаясь к так не понравившейся девушке манере дамского угодника, - я об этом позабочусь. А то, эти туареги…О-о…
Протянутый Сахарой кулон заставил его наклониться ниже. Луч света от фонаря в руках стоявшего позади Вранеша человека – кажется, это был Бапото, тут же метнулся к ладони Сахары.
- Туарегский крест… Вы смелая женщина, мисс. Сорвать с туарега его амулет… Вам, несомненно, нужна более надежная охрана, тем более, что ваш защитник ранен, - инженер кивнул в сторону охранников, и автоматчики подступили ближе, остановившись позади Дюрана.
Золтан приподнял полог, но, как только силуэт шагнувшей вперед девушки перекрыл поток льющегося из палатки света, на затылок француза молниеносным, профессионально выверенным движением обрушился удар приклада.
- Извините, мисс, - на этот раз пальцы сжали плечо Сахары значительно сильнее, - но псих с пистолетом нам здесь совершенно не нужен.
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара не сумела сдержать испуганного крика, а затем рванулась к рухнувшему на брезентовый пол пещеры Дюрану, но цепкие пальцы бойснийца, так хватко вцепившиеся ей в плечо, не позволили ей сделать и шагу.
- Да отцепитесь вы от меня, - выкрикнула она. На этот раз в голосе молодой женщину не было былой учтивости, а взгляд из бархатного превратился в откровенно презрительный и холодный. В нем уже нельзя было прочесть даже дежурной вежливости - только гнев и бессилие. Но сейчас Сахаре достаточно было и этого.
- Псих с оружием - это вы не себя ли имели в виду, а, мистер Вранеш?
В жилах Сахи текла горячая кровь и в этот раз она уже не выдержала. Она итак достаточно себя сдерживала, но когда сила стала очевидно грубой и агрессия неприкрытой, археолог позабыл о том, что надо быть уравновешенной и бесстрастной.
- Не смейте больше ко мне прикасаться, - слова слетели с губ, а дальше египтянка ударила Вранеша тем самым агадесским крестом, ведь она все еще сжимала в пальцах грубую, крепкую веревку за которую был подвешен амулет.
Крест оцарапал Вранешу щеку, на лице его появилось удивление, а хватка ослабла.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Выпустив плечо Сахары, инженер отступил, провел по щеке тыльной стороной ладони и, увидев кровь, криво усмехнулся.
- Если бы вы были внимательны, то заметили бы, что я не вооружен, а размахивал пистолетом и палил в нас ваш охранник, - он обернулся к вошедшим в палатку автоматчикам, - положите его на стол под лампу.
Золтан порылся в углу и вытащил медицинскую укладку. Отодвинув оставленные Сахарой бумаги, он водрузил медицинский чемоданчик на стол рядом с Дюраном. Один из охранников протянул нож, и инженер быстрым движением разрезал пропитанную кровью одежду на плече француза и, отогнув материю, обнажил рану.
- Черт возьми, - Вранеш цокнул языком и негромко выругался, - хороший удар, пара сантиметров правее, и нам бы не пришлось пользоваться прикладом. Но, стоит поторопиться, а то ваш охранник истечет кровью. Вы умеете перевязывать раны, мисс эль Тайиб?
С ловкостью фокусника он вытащил из чемоданчика пинцет, пару флаконов и упаковку тампонов.
- Держите, - инженер сунул в руки Сахаре пинцет с тампоном, - прижмите к ране и держите покрепче. И какой черт понес вас из палатки?
Вранеш действовал быстро и профессионально, чувствовалось, что делать такое ему не в новинку. Перемежая слова с невнятными ругательствами, он плеснул себе что-то на пальцы из флакона и прощупал плечо Дюрана.
- Кость цела….
Отодвинув руку девушки, он тем же раствором обработал кожу вокруг раны, и, сунув Сахаре целый ком салфеток, приказным тоном велел:
- Прижимайте крепче…
Через пару минут плечо француза было крепко замотано бинтами, а Золтан, смахнув со лба бисеринки пота, пару секунд полюбовался на свою работу и машинально потянул со стола оставленные там документы.
- Вы уже написали заключение, мисс? Бапото сказал мне, что оно будет утром. Наши договоренности, несмотря ни на что, остаются в силе. Так сколько вы хоти…- инженер взглянул на бумаги и замер на полуслове. – Так, так…- он быстро перелистал бумаги, - так кто же из вас интересуется урановыми рудниками, мисс? Вы или мсье Дюран?
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Я так полагаю, что урановыми рудниками интересуемся не только мы, - Сахара бросила салфетку, пропитанную кровью Дюрана в ведро, шагнула к боснийцу и отобрала документы.
Женщина была разозлена не на шутку. Сначала этот человек проворачивает свои махинации у нее за спиной, пытаясь продать ценный артефакт при этом его уничтожив, затем нападает на раненного телохранителя. Можно подумать Мишель стал бы бездумно палить из оружия при такой-то ране. А сейчас, сейчас он пытался влезть в дела никак его не касающиеся. Та бесцеремонность с которой Золтан схватил документы заставили Сахару забыть об осторожности. Да и что он собственно мог ей сделать? Она лицо официальное.
- Вас это не касается. В конце концов, рудники пока еще не ваша собственность, - отчеканила холодно археолог. - Вот мой отчет.
Сахи бросила папку на стол рядом с боснийцем.
- А сейчас будьте так любезны, оставьте меня и моего телохранителя одних. Вам осталось недолго терпеть наше присутствие. Утром мы уезжаем. И будьте уверены, вам придется ответить за то, что мой охранник пострадал. Не думайте, что вам все сойдет с рук.
Молодая женщина, сама того не ожидая, сделала акцент на слове всё.
Пусть теперь ломает голову, что она имела ввиду. В конце концов, голова должна болеть не только у её телохранителя.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]На демарш Сахары Вранеш среагировал неожиданно спокойно, только выражение лица слегка изменилось. Чуть заметная усмешка и взгляд… Так смотрят на маленьких глупых зверьков, внезапно подавших голос.
- Утром вы уезжаете? - инженер взял со стола папку с заключением, - надеюсь, вы помните дорогу? – пролистав исписанные листки, он равнодушно посмотрел на девушку, - как и то, сколько времени это занимает. Ваш телохранитель и полчаса не продержится при такой дороге, и, смею вас заверить, что нести его никто не будет.
Босниец засунул свернутый в трубку отчет в карман разгрузки. Надетая на голове тело она смотрелась на нем намного лучше, чем рубашка и, несмотря на худощавое лицо, накачан он бы не меньше, чего его охранники. Странная внешность для инженера.
- Но, я человек гуманный, и готов обеспечить его доставку вплоть о больницы, если… - Вранеш пробежался глазами по столу и взял в руки оставленный там Сахарой шлем от защитного костюма. – Наши костюмы тяжеловаты, - словно в доказательство этого он взвесил шлем на руке, - я бы не отказался от вашего варианта…
Рация в шлеме предательски заулюлюкала, сквозь треск прорвался чей-то неразборчивый голос.
Инженер удивленно поднял бровь, заглянул в шлем и, щелкнув выключателем, посмотрел на Сахару.
- Любите подслушивать, мисс? Связать… обоих..
Последние слова были сказаны резко и коротко, как удар хлыста.
Сахара не успела двинуться, как охранники завернули ей руки за спину, обматывая невесть откуда взявшимся скотчем. Дюрана перевернули, и, обмотав запястья за спиной скотчем, стащили на лежащие в углу матрасы.
- Пока посидите так, до рассвета осталось полтора часа, - на это раз усмешка Вранеша не предвещала ничего хорошего.

Отредактировано Captain (2014-12-13 02:08:46)

0

24

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Липкий скоч, которым были скреплены руки Сахары за спиной больно впивался в запястья. Сердце неистово стучало в груди и молодая женщина чувствовала холодную зябкость. Это было странно, потому что в палатке стояла духота. Самой же Сахаре казалось будто она в морозильной камере. Ей было страшно. Виду она не подавала, но прозрачная бледность на лице и непрошеная дорожка слез выдавали её. Когда Сахару схватили, грубо вывернув руки, она пыталась сопротивляться, но её злой пыл был быстро подавлен умелыми действиями подручных Вранеша. Молодую женщину грубо толкнули на жесткий матрац и велели помалкивать.
Сахара ответила, что все они пожалеют и непременно ответят за все. Ответила грубо и отчаянно. Охранники на это лишь самодовольно рассмеялись, заранее не сомневаясь в своей безнаказанности.
- Молчи, женщина, - ответил ей один из вооруженных наемников. - Сбросим вас в шахту. Всё. Думаешь, тебя будет кто-то искать? Даже, если и станут - ничего не найдут. Поэтому помалкивай, моя сладкая, не зли нас. Ферретти может и наш командир, но порой даже он не в силах нам помешать.
Головорез шагнул было к Сахаре, - та отпрянула. Но тут вмешался второй охранник.
- Перестань, Джо. Нашел с кем бодаться. Пусть посидит, подумает. Не трогай её.
Он встал между Сахарой и своим напарником.
- Иди, проветрись, - она подтолкнул его к выходу. - Вранеш приказал не трогать их до рассвета. Пораскинь мозгами, пока они живы и..невредимы, - охранник сделал ударение на последнее слово, - они наш гарант безопасности. Кофе мне принеси.
Стало ясно, кто из этих двоих верховодит. Джо выругался, зло сплюнул к ногам Сахары, обжег её ненавистным и плотоядным взглядом, а потом убрался из палатки.
Мисс эль Тайиб облегченно вздохнула, но ненадолго. Второй-то охранник был рядом и от него, как и от его напарника, исходило такая же жгучая опасность. Если он вступился за неё перед своим другом - это ничего не значило.
Сахара услышала слабый стон, обернулась и увидела, что Мишель понемногу стал приходить в себя.
- Жив, - пошептала она. Очень хотелось помочь французу усесться поудобнее, но приходилось лишь наблюдать, как Дюран пытается сесть.
"Только бы не натворил ничего сгоряча", - мелькнула у неё мысль, когда по взгляду Мишеля она догадалась насколько он взбешен и рассержен.
- Как вы себя чувствуете? - спросила она француза надеясь, что разговор придаст ему хладнокровия и он не станет сгоряча бросаться на охранника. Тот, завидев, что француз открыл глаза, уже навел на них дуло автомата.
- Да, глупый вопрос, - поправила себя Сахи, пытаясь улыбнуться. - Как еще можно себя чувствовать после удара ножом, да и вообще после всего. Все-таки ответьте честно, - зашептала она ему так, чтобы охранник не расслышал, - как ваше самочувствие? Я волновалась.
Длинные темные волосы мешали ей хорошо рассмотреть лицо Дюрана, она тряхнула ими, пытаясь сбросить с лица непослушные локоны, но все без толку. Со связанными руками было трудно поправить непослушные длинные пряди. Платок её, изумрудный, со вшитыми золотыми нитями, валялся на брезентовом полу палатки, грубо растоптанный тяжелыми армейскими сапогами.
Сахара не успела расслышать ответ своего телохранителя. Снаружи послышался гулкий звук вертолетных лопастей. Наемник встрепенулся, шагнул ко входу палатки и откинул полог.
"Неужели уже рассвет? Так быстро?" - испуганно подумала молодая женщина, понимая, что участь их скоро должна решиться.
Наемник о чем-то громко спросил кого-то, Сахи не разобрала что именно, но к её удивлению, их надзиратель вдруг стремительно вышел из палатки.
Сахара и Дюран остались одни.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Давно у него было такого похмелья. Эта мысль была первой, которая пришла Дюрану в голову, когда к нему вернулась, наконец, способность мыслить.
Мишель с трудом приоткрыл глаза. Над ним нависал брезентовый потолок палатки… Отведя взгляд в сторону, он увидел Сахару. Девушка сидела к нему лицом, но ее руки были неестественно заведены за спину.
Дюран попытался приподняться, но попытки пошевелить собственными руками тоже не увенчались успехом. И вот тогда, вместе с воспоминаниями о последних событиях, пришло понимание случившегося.
- Твою мать, - прокомментировал бывший военный, запоздало понимая, какого дурака свалял, позволив себя оглушить. В душе закипела бессильная ярость. – Черт побери…
Сахара что-то спросила. Смысл ее вопроса Дюран уловил скорее инстинктивно.
- Я… я в по… порядке, - глухо произнес он. – А вы… вы как? Они вас… не трогали? – и при этом одарил дернувшегося охранника взглядом, полным ненависти. – Что… что они задумали?
Хотя, разве это не очевидно? От опасных свидетелей принято избавляться. Вопрос только, когда именно археологи решат это сделать.
Думать было тяжело, но план действий, минимально необходимый для того, чтобы выжить, уже формировался в голове. Подозвать к себе охранника… выбить у него из рук оружие…
Снаружи послышался звук приближающегося вертолета, охранник стремительно направился к выходу, выходя наружу и этим руша все планы Дюрана. Впрочем, все, что не случается, все к лучшему.
- Мы должны по… попытаться бежать, - прошептал Мишель, кое-как переворачиваясь на бок. Повернитесь… Я попробую развязать вас… зубами…
Наверно, со стороны подобные манипуляции могли показаться смешными. Но самому Дюрану было не до смеха. Ему было страшно, причем больше за девушку, чем за себя.
Это была его вина в том, что сейчас она находилась в смертельной опасности. С самого начала их поездки он совершал ошибку за ошибкой, и самой главной из них было то, что он вообще разрешил Сахаре куда-то ехать.
- Вы слишком красивы, чтобы… чтобы позволить этим мерзавцам причинить вам вред, - пошутил Мишель, стараясь подбодрить девушку.
Звук лопастей вертолет стих. Кажется, тот сел.
Бывший военный покосился на вход в палатку, опасаясь, что охранник вот-вот вернется.
- Быстрее…

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Шум вертолетного двигателя стал громче. Порыв ветра откинул полог палатки, и сквозь образовавшееся отверстие стала видна опускающаяся на площадку винтокрылая машина. Пятнистая песчаная окраска не вызывала сомнений о ее принадлежности.
Вертолет сел, винт несколько раз лениво провернувшись, остановился.
Полог опустился, но тут же поднялся снова. Стоящий за ним охранник посторонился, и в палатку просунулась курчавая голова Бапото.
Увидев, что Дюран пришел в себя, конголезец довольно улыбнулся и подошел к Сахаре.
- Идемте, мисс. Масса Вранеш вас звать… велеть привести, - негр взял девушку за плечо и, глядя ей прямо в глаза, едва заметно качнул головой, словно давая понять, что не стоит затевать скандал, - масса Вранеш не любить ждать.
Он развернул Сахару лицом к входу и слегка нагнулся. Небольшой, сантиметра два-три, обломок лезвия макетного ножа, выскользнув из черной ладони, упал совсем рядом с рукой Дюрана.
- Идите, идите, мисс…
Вошедший в палатку охранник остановился, пытаясь с ними разминуться - Бапото словно специально пошел ему прямо навстречу, потоптался на месте, и подошел к французу.
- Вставай, вертолет долго ждать не будет.
Ни помогать раненому подняться, ни срезать с его рук скотч он явно не собирался.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]"Вы слишком красивы, чтобы… чтобы позволить этим мерзавцам причинить вам вред"
Слова, словно вырезанные из сказки про дракона и принцессу, скорее напугали, а потом как ни странно рассмешили Сахару, чем подбодрили. Сейчас, когда предутренняя тьма словно сгустилась еще сильнее, испуганной молодой женщине было не до патетики и даже не до ласковых слов. Сахара ждала, что Дюран станет снова её отчитывать, однако француз попытался подбодрить, но она видела, - телохранитель её ранен и со связанными руками такой же беспомощный, как и она сама.
Сердце ее бешено колотилось и ей казалось, что его стук заглушает даже рокот вертолетных лопастей. Запястья свело судорогой, они болели, а мышцы, стянутых за спиной рук, совсем закоченели. Она пыталась высвободиться и хоть немного ослабить скотч, но запястья лишь заболели еще сильнее.
- Мишель, - вымолвила было она, пододвигаясь ближе к Дюрану. Француз так отчаянно хотел ей помочь, а она, глупая беспомощная кукла, не в меру любопытная, как оказалось, в который раз подвергла его жизнь опасности. "Если с ним что-нибудь случится - я буду корить себя всю свою жизнь", - мелькнула жгучая мысль и девушка побледнела еще сильнее.
Проделать свои манипуляции Дюран не успел. Бапото стремительно вошел в палатку.
"Я никуда не пойду", - хотела было заорать Сахара, но тут же поняла, что всё бессмысленно. Какой прок в её криках? Какой смысл в её упрямстве, гневе, бессильной злобе?
Молодая женщина подавила, чуть не сорвавшийся с губ, вхлип и поджала губы.
- Мистер Вранеш видимо очень боится беспомощных женщин, - усмехнулась она в лицо Бапото. О, боги пустыни, откуда-то взялись силы на насмешки... Ей было страшно, безумно страшно, но между тем всю ее сущность заполнила холодная, едкая злоба. Ну уж нет, мистер Вранеш, не дам я вам одержать победу. Пусть у вашей победу останется горькое послевкусие. Уж я -то постараюсь. Выражение лица Сахары стало жестким и упрямым.
Но все же, выходя из палатки, молодая женщина не удержалась и бросила на Дюрана короткий испуганный взгляд. Увидятся ли они снова? Сахара прикрыла на мгновение глаза и произнесла короткую молитву. Что еще оставалось, как не уповать на помощь высших сил? 
Снаружи палатки было зябко, даже холодно и начинало светать. Прошло минуты две и Сахара снова оказалась лицом к лицу с человеком, напоминавшего сейчас ей стервятника. Жесткий взгляд мужчины вцепился в молодую женщину и пытливо оглядел её от макушки до кончиков ботинок.
- Что вы задумали, Золтан? - Сахара впервые обратилась к боснийцу по имени. Вражда сближает людей не меньше дружбы. - Вы ведь понимаете, что меня непременно будут искать. Моего телохранителя тоже. Неужели вы настолько самонадеянны, что даже не постарались навести никаких справок ни обо мне, ни моей семье. Мистер Вахаби тут все перевернет, когда узнает, что я не вернулась в лагерь.
Странно, но у нее даже голос не дрожал, когда она так надменно и на удивление спокойно всё выговорила.
В вертолет между тем наемники поспешно грузили те самые ящики, которые стояли возле входа в пещеру.

0

25

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Дюран протестующе дернулся, когда Сахаре велели выходить из палатки. Черт побери, если бы у него только были свободны руки… Еле слышимый звон, прозвучавший за спиной, дал понять, что на пол упало что-то металлическое. Монета? Нож?
Пальцы нащупали острый край неровного куска металла. И подтянув его к себе, Дюран попытался провести острой кромкой по стягивающему руки скотчу. Первая попытка увенчалась порезанной ладонью. Вторая была более успешна, но разрезала скотч лишь до половины.
И прежде чем бывший военный сумел повторить ее снова, над ним возникла фигура Бапото, требующего подниматься и выходить.
Подняться удалось опять же не с первой попытки. Самым страшным было выпустить кусок металла из пальцев. К счастью, свою находку удалось сохранить.
Дюран утвердился на коленях. Чтобы освободить руки до конца ему нужно секунд десять.
- Минуту… дайте мне минуту… - попросил он. – Голова кружится… Я сейчас.
Кусок металла прошелся по скотчу, разрезая его почти до основания. Теперь он держался на руках лишь благодаря клею. Одно усилие, лента лопнет, и руки будут свободны.
А дальше резкий удар в живот, развернуть противника спиной к себе, прикрыться им и приставить острие к горлу, используя пленника, как заложника. Вот только жизнь Бапото ничего не стоило. Был нужен кто-то поважнее.
Дюран медленно поднялся на ноги.
- Идем, - произнес он. И чуть пошатываясь, голова в самом деле кружилась, направился к выходу из палатки.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Взгляд у Вранеша действительно был жесткий, пристальный и чуть прищуренный. Таким обычно смотрят в прорезь прицела. Гневную тираду Сахары он выслушал молча. И только когда она назвала Вахаби, по лицу боснийца проскочило странное выражение.
- Я всего лишь забочусь о вашей безопасности, мисс, - он кивнул стоявшему рядом наемнику, и девушка почувствовала, как скотч на руках ослаб. – И я надеюсь на ваше благоразумие, прошу… - Золтан указал на дверь вертолета, винт которого начал медленно поворачиваться. Ящики были уже погружены, а руководивший погрузкой Ферретти устраивался на сиденье рядом с пилотом.
- Если вы беспокоитесь за судьбу своего охранника, - Варнеш посмотрел на появившегося в дверях палатки Дюрана. Стоявший у палатки охранник тут же поднял автомат. – То повторяю, будете благоразумны, тогда получите его живым и невредимым. Мы доставим вас на шахту, а затем в ваш лагерь, где вы сделаете все, чтобы ваша экспедиция убралась из этих мест как можно скорее. Тогда вы получите обратно вашего спутника и солидную сумму за услуги, если же нет... то вы взрослая женщина и не мне вам объяснять последствия.
И, посчитав, что разговор окончен, босниец подтолкнул девушку к вертолету.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]В запястья, казалось, врезались тысячи иголок, Сахара поморщилась от боли, но лишь сильнее стала растирать затекшие руки. Боль очень скоро ушла, оставив только терзания душевные.
- Да пошли вы, - чуть не вырвалось у молодой женщины. После спокойного, деловито-обыденного ответа Вранеша Сахаре и вовсе расхотелось спорить. От спокойствия этого по спине у неё побежали мурашки, а взгляд боснийца напугал её сильнее, чем недавняя стычка с наемниками в палатке.
Лопасти вертолета набирали скорость, заглушая своим ревом все звуки вокруг. Один из охранников что-то ей сказал, больно ткнув в спину, но девушка не разобрала, что именно.
Порывы воздуха взметнули её волосы, разметав их по плечам, спутывая и играя с ними, словно избалованный ребенок. Сахи попыталась их прибрать, но очень скоро поняла, что все без толку. Подвязать ей их было нечем, а тяжелая коса очень быстро расплеталась под упругими порывами ветра. От этого, от того что ей приходится стоять простоволосой под взглядами, под мужскими взглядами незнакомых, больше того неприятных ей мужчин, она чувствовала себя оскорбленной и голой. Самое большее, что она позволяла себя раньше - появиться на людях, если и не с покрытой головой, то просто с аккуратной прической. Право видеть её с распущенными волосами предназначалось лишь только одному человеку.
- Прикажите хоть вашим людям принести мои вещи. Они остались в палатке, - укорила она боснийца. - Я обронила свой платок. Как раз, когда ваши люди так поспешно меня скручивали.
На Золтана Сахара не смотрела, устремив взгляд на мужчину, которого только что вывели из палатки. Это было смешно, но именно от её благоразумия, а не от его отваги, зависела сейчас их жизнь. Его жизнь. Археолог еще раз убедилась насколько реальная жизнь не похожа на голливудский боевик.
Не удостоив боснийца больше взглядом Сахи забралась в вертолет и уселась на одно из сидений, усилием воли заставляя себя не выглянуть наружу. Она боялась, что едва вертолет оторвется от земли, судьба её телохранителя будет решена.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Платок?- Вранеш фыркнул и сделал быстрый знак рукой в сторону Бапото: «Принеси...» - Вещи вам вернут, не беспокойтесь, но чуть позже. Я арендую ваш защитный костюм… на некоторое время. Я думаю, - инженер бросил взгляд в сторону Дюрана, - вашему спутнику он пригодится.
Еще один знак, и ствол автомата уперся в бок Мишеля, направляя его в сторону пещеры.
Винт вертолета крутился все быстрее, Варенш, выхватив из рук подбежавшего Бапото платок, уселся рядом с Сахарой, с другой стороны вскочил один из охранников. Вертолет стал медленно отрываться от земли.




   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]К тому моменту, как Дюран вышел из палатки, Сахару уже успели посадить в вертолет. Их собирались куда-то везти? Бывший военный инстинктивно дернулся, готовый последовать за девушкой, но упершийся в бок автоматный ствол дал понять, что ему в другую сторону.
Куда-то везти собирались только Сахару.
- Куда они летят? - спросил Мишель у своего конвоира, не особо рассчитывая, впрочем, получить ответ.
"И что вы собираетесь делать со мной?" - ответ на последний вопрос казался Дюрану очевидным. Шахта - надежное место, чтобы избавиться от опасного свидетеля. Если его когда-нибудь и найдут, то к тому времени от него мало что останется.
Вертолет начал подниматься в воздух в тот самый момент, когда Мишель зашел в черный провал пещеры. Сердце отсчитывало шаги, а в голове уже зрел план действий, позволяющий пусть и не спасти Сахару, но хотя бы отстрочить собственную смерть.
Одно усилие, и скотч, связывающий руки, треснул, соскальзывая со одного из запястий.
Мишель резко обернулся, нанося удар локтем своему конвоиру в лицо.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Удар пришелся в щеку. Охранник отшатнулся, откидываясь
назад. Автоматная очередь, описывая дугу ударила в потолок отозвавшейся гулким эхом пещеры. Но, наемника из французского легиона не так-то просто было сбить с ног. Удержав равновесие, он кошкой отскочил назад и снова нажал на гашетку, пытаясь разглядеть в полумраке метнувшегося в сторону француза.
Загулом взлетающего вертолета выстрелов практически не было слышно, и только когда машина, оторвавшись от земли, развернулась на месте, чтобы лечь на нужный курс, на земле стали видны бегущие к пещере люди. Вранеш посмотрел вниз, прижал к уху наушник, вслушиваясь в доносившийся оттуда голос, и обернулся к Сахаре.
- Ваш охранник попытался бежать, - прокричал он, пытаясь перекрыть шум мотора. – Зря он это сделал…Вперед…
Последнее слово относилось уже к пилоту. Судя по всему, разбираться с происходящим на земле инженер не собирался.

Отредактировано Captain (2014-12-14 11:34:09)

0

26

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Удар достиг своей цели, но не результата. Дюран мысленно чертыхнулся, едва успевая броситься вперед, когда вслед ему ударила автоматная очередь.
Пули прошли мимо, просвистев буквально в нескольких дюймах и выбив сноп искр из каменной стены.
Рана в плече сковывала движения, лишая подвижности и мешая двигаться. А потому, отбежав чуть в сторону, Мишель прижался к стене, переводя дыхание. Его положение трудно было назвать завидным.
Сейчас охранник позовет подкрепление, в пещере укрыться негде, если только добровольно не прыгнуть в бездонный провал, а из оружия у него только кусок металла.
Впрочем, и автомат вряд ли бы смог сильно изменить ситуацию, но с ним бывший военный чувствовал бы себя увереннее.
А потому Дюран решился на отчаянный шаг.
Громко застонав, как человек, испытывающий нестерпимую боль, он бросился в сторону, укрываясь за одним из выступов в стене и надеясь подманить охранника поближе. Кто знает, может быть, удастся оглушить его и забрать его оружие.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Бежать? - невольно вырвалось у Сахары и она рванулась было к иллюминатору вертолета, чтобы убедиться - её охранник жив, невредим, а не пристрелен наемниками. Разглядеть в ночной мгле ей мало что удалось, да и Вранеш, снова смерив её пронзительно-змеиным, насмешливым взглядом грубо усадил её на место.
- Вы же обещали, что с ним ничего не случится, - урезонила боснийца молодая женщина, понимая про себя, что слова её напрасно сотрясают воздух. Обещание? Разве способны понять все эти люди, что это значит - пообещать и сдержать слово?
Сахара ругала себя за беспечность, за самоуверенность, за доверчивость.
"Пожалуйста, ну пожалуйста, оставьте его в живых. Помогите нам", - Сахара готова была молиться всем на свете богам. Прошлым и позабытым - древним как сама планета. Молиться Богам сущим, и как бы их сейчас не называли, она взывала к их всевышней силе.
Когда её втолкнули в уже знакомое ей помещение , то самое, где состоялся первоначальный разговор с мистером Вранешом, дом в лагере шахтеров, девушка перепугалась еще больше. Зачем её привели именно сюда? Что еще задумал этот босниец? Что взбрело в голову этому стервятнику, когда она находилась всецело в его власти?
Молодая женщина с ужасом ждала, что вот сейчас она останется наедине с Золтаном, но втолкнув её в кабинет, наемник запер дверь и Сахара осталась лишь наедине со своими страхами. Сахи почувствовала, что ноги ее не держат и в изнеможении опустилась на пол.
"Что же мне делать? - спрашивала себя археолог. Первый страх уже притупился и она пытливо стала оглядывать комнату.
Бежать... бежать ей вряд ли удалось бы, да и куда бы она смогла убежать? Кому как не ей было знать о том, как опасна пустыня. Сахи прошлась по кабинету Вранеша, она была так взволнована, что не сразу заметила открытый ноутбук на письменном столе. Но едва увидела -кинулась к нему и, поспешно щелкая мышкой, стала проверять доступ в сеть.
- Черт тебя подери! - Сахара рассержено захлопнула крышку ноутбука. Наивно было ожидать, что в этой дыре был бы доступ к интернету. Египтянка вышла из кабинета в коридор, снова попробовала открыть замок, но убедившись в безуспешности своих попыток прошла в гостиную.
Здесь было уютнее, свет был более мягким, потому что шел от настольного абажура, а не от дневной, то и дело мерцающей лампы дневного света, заставившую Сахару вспомнить сюжет книги Оруэла.
Время тянулось бесконечно долго, молодая женщина бросила взгляд на наручные часы и, к своей досаде, увидела, что стрелки продвинулись лишь на какие-то три минуты вперед с того момента, как дверь захлопнулась у нее за спиной.
Египтянка сняла и бросила ветровку на кресло, приготовившись к долгому ожиданию. И вдруг что-то звякнуло. Сахара обернулась на звук, шагнула ближе и обнаружила, что из куртки выпал телефон. Во всей это сумятице она и позабыла, что успела сунуть его во внутренний карман, еще там, в пещере, когда освобождала плененного мальчишку.
- Может на этот раз повезет? - сердце ее захолонуло, когда она включала телефон и нажала кнопку вызова. Телефон ответил ей длинным протяжным сигналом. Сахи в досаде плюнула, тихо выругалась на родном арабском, но потом тяжело вздохнув, собрав оставшуюся волю в кулак, застрочила смс-ку. Она прошлась по комнате, выискивая доступный для связи уголок, даже взобралась на стол, и усилия её, наконец, были вознаграждены.
Короткий рингтон сообщивший об отправленном сообщении нарушил вязкую тишину комнаты.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Сработала уловка Дюрана ли нет, узнать так и не удалось. Двинувшийся вперед охранник внезапно осел на землю. Еще один - из тех троих, что успели подбежать к пещере, с громким криком схватился за правое плечо. Откуда-то сверху посыпались камни, заставляя остальных отступить, и сразу вслед за этим, соскочив с уступа, в пещеру скользнула темная фигура, на мгновение замерла, прислушиваясь, и решительно двинулась в сторону француза.
- Какого дьявола? Что здесь происходит, мсье Дюран? И где Сахара? – тон, с которым Вахаби задал вопрос, не предвещал ничего хорошего не только нападавшим, но и самому Дюрану.
Убежать от пыльной бури в пустыне сложно, даже на машине. По скоростной асфальтированной трассе - может быть, но не по «урановому» шоссе № 25 между Арлитом и Агадесом.
Умар Вахаби гнал машину с максимально возможной скоростью, но пыльный вал неумолимо приближался.
Это издали он казался неповоротливым и неторопливым, но вблизи…
До поворота к месту раскопок оставалось километров сорок, когда пыльная стена наконец настигла машинку.
Умар остановился и заглушил мотор, слушая, как надсадно начинает завывать кондиционер.
Приехав утром в Арлит, он оставил машину в автомастерской, попросив довести ее до ума. Владелец мастерской, оценив не столько кошелек, сколько самого заказчика, постарался на славу. Вычистил пыль и везде установил новые фильтры, запасной комплект которых сейчас лежал на заднем сиденье. Минут тридцать кондиционер должен выдержать, а потом станет уже легче. Первая волна унесет пыль и останется только песок, острый, колкий, но уже не лезущий в легкие, как дым.
Вахаби откинулся на сиденье и включил рацию. Как и следовало ожидать, из нее послышался только треск. Пыльная буря несла с собой слишком много электрических зарядов. Умар раздраженно бросил рацию на сиденье. Связи с экспедицией нее было, телефон Сахары не отвечал.
Кондиционер продержался сорок минут и заглох. В машине стало душно, но все же терпимо. Прислушиваясь к шороху бьющегося о машину песка, Вахаби закрыл глаза и погрузился в свои мысли..
Он любил пустыню. Любил ее желтые как спелый абрикос барханы, любил ее золотистый песок, словно вода струящийся между пальцев, любил ее верблюдов, плывущих среди песчаных волн, как фантастические корабли, любил даже каменный такыр, по которому так звонко стучат копыта коней туарегов. Но, больше всего он любил в пустыне ночь, когда исчезает палящий зной и опустившаяся темнота поглощается все краски, оставляя лишь волшебное, полное звезд небо, которое не увидишь больше нигде в мире.
Ветер потихоньку утих, и песок перестал шуршать по капоту. Ученый открыл глаза. Бордовое солнце, мутным блюдцем просвечивающее сквозь несущуюся на запад бурю, уже зацепилось за горизонт. Еще несколько минут, и оно скроется за темной полосой дальних гор, и следом, словно скачком, наступит темнота. Но, как бы ни пусто было в пустыне, темнота не будет абсолютной. Постепенно в ней начнут прорезаться тени, словно напоенные светом звезд, заиграют тонами и полутонами, четким абрисом застынут на фоне звездного неба скалы, и любая фигура на них будет как на ладони. И если где-то одинокий путник разжег костер, то огонь, как маяк, непременно даст о себе знать желтым отблеском в небе.
Умар помнил, как больше двадцати лет назад, он, зажимая рукой рану, приполз к такому костру в скалах, и уже теряя сознание, почувствовал, как к губам подносят деревянную чашу с водой - напитком прекраснее которого он не пил никогда в жизни.
Странная встреча - случайный путник и раненый солдат. Он пролежал там несколько дней, в крошечной пещере, прячась от солнца днем и впитывая в себя прохладу пустыни ночью. Путник, оказавшийся местным шаманом, что-то колдовал над его раной и рассказывал местные истории и легенды.
Уммаа…
Умар тогда выслушал столько историй, сколько не слышал за всю последующую жизнь, и дал себе слово побывать в этом месте еще раз, чтобы подробнее узнать о странном племени тубу, живущем в долине каменных крокодилов. Но, все как-то не складывалось, и когда Вахаби узнал, что Лувр спонсирует экспедицию Беккререля, то ненавязчиво намекнул профессору, что «вот в этом самом квадрате» на плато Аир можно найти не мало интересного. Тогда Умар еще не знал, что поблизости построили шахту.
Смета была утверждена, и уже Вахаби был готов ехать, но его вызвали в Тимбукту, улаживать дела с местными старейшинами, а вместо него в экспедицию поехала Сахара. Умар не возражал, это была достойная замена. И вот теперь…
Он взял рацию. На этот раз откликнулись достаточно быстро. Дрожащий голос принадлежалФрансуа Перрену – помощнику Сахары.
- Да, мадемуазель Сахара с начальником охраны уехали еще утром, сразу после вас…Нет, еще не возвращались. Я сам волнуюсь, телефон у мадемуазель Эль- Тайиб не отвечает…уже давно не отвечает. Сказала? Сказала, что поедет с мсье Феррети и мсье Вранешем смотреть рисунки, которые они обнаружили в шахте…Что? Еще раз повторить? С мсье Вранешем и мсье Ферретти…
Умар побледнел, при свете дня такую бледность назвали бы смертельной. С мсье Вранешем… Это имя ему было знакомо. Слободан Вранеш в прошлом известный ученый, а теперь черный археолог, но он сейчас точнов Европе, значит… значит, это его брат.
Золтан Вранеш или «боснийский шакал», известный боснийский террорист. Приверженец идеи исламского джихада и использования «грязных» бомб, за которым, как и за его братом, гоняется пол Интерпола.
«Черт возьми, во что же ты вляпалась, девочка?»
Вахаби решительно распахнул дверь машины. Ноги утонули в песке по щиколотку. Дороги впереди не было, и только очертания гор на горизонте и звезды помогали сориентироваться, впрочем, бывшему сотруднику ОГ-777 было не привыкать. Шины были спущены за пару минут, и машина, сначала медленно, в потом все быстрее понеслась в сторону лагеря археологов.
Не обращая внимания на вскочившего навстречу Перрена, Умар прошел в центральную палатку. Так и есть, кейса не было. Вахаби негромко выругался. Куда только смотрел Дюран? Ничего, все, что может понадобиться – у него с собой, надо только найти что-нибудь альпинистское. Умар помнил, что интересовавшая его шахта находится в горах. При работе на скалах в оснащение экспедиции всегда должно входить альпинистское снаряжение. Значит, и здесь оно где-то есть.
Но, Беккерель уделял формальностям мало внимания, и не удивительно, что из всего снаряжения Вхаби далось разыскать только пару кошек и небольшой канат. Что ж и на том спасибо. Взгляд археолога упал на тагельмуст. Странно, почему Сахара выложила его из кейса?
Подхватив синюю ткань, Вахаби вышел из палатки и, отмахиваясь от вопросов испуганного Перрена, направился к автомобилю. Еще пара минут, и машина быстро покатилась по песку в сторону шахты.
Охранник у ворот шахты откровенно спал.Умару даже пришлось его окликнуть. Наемник тут же вскину автомат, но увидев безоружного успокоился. На вопрос где начальство, хлопая сонными глазами что-то нечленораздельно замычал, отказываясь отвечать. Однако развернутое перед его носом удостоверение инспектора МАГАТЭ, которым Вахаби предусмотрительно снабдили в Тимбукту, возымело свое действие.
- Мистер Феррети с главным инженером уехали и неизвестно когда будут.
На требование позвать своего начальника, наемник снова попытался упереться, но потом все-таки вызвал не менее сонного старшого. Тот долго, чуть ли не обнюхивая, вчитывался в удостоверение, а потом сообщил, что, да, все уехали и археологи тоже, смотреть какие-то картинки. Где это находится – отвечать отказался, но несколько слов, сказанных по-французски, сделали его сговорчивее, и он неопределенно махнул в сторону идущей в горы дороги. Большего было и не надо.
Через пару километров дорога уперлась в тупик, от которого шахтеры и археологи явно пошли пешком. Песок уже уничтожил все следы, и плутать в темноте среди коридоров и скал было бессмысленно, а вот посмотреть на это с горы…
Закинув все необходимое в сумку, Умар прикрепил кошки и медленно, стараясь не делать лишних движений, стал подниматься вверх. Подъем занял почти полчаса, но стоил затраченных усилий. В предутренних сумерках долина крокодилов была как на ладони.
В километрах полутора на площадке чуть ниже края ущелья виднелся свет. Пройти по верху оказалось не очень сложно. Трещины, изрезавшие края скал, были не слишком широкими, а уступы и карнизы вполне проходимыми. Недалеко от цели Умару пришлось выключить фонарь и вжаться в землю, почти над самой его головой пролетел вертолет. Понимая, что на фоне неба его отлично видно, он старался лишний раз не высовываться, и потому упустил момент, когда в вертолет посадили Сахару.
Ситуация с Дюраном заставила его действовать быстрее. Пистолет с глушителем был уже наготове, а неподалеку лежало несколько камней. Лавины они не вызовут, а неприятностей доставить могут. Расчет оказался верным, охранники, растерявшись, отступили, и Умару удалось проскочить в пещеру. Однако, там оказался только француз.
- Где сайида Эль Тайиб? - Умар схватил Мишеля за плечо, но почувствовав повязку, отдернул руку. – Куда ее увели? – он бросил быстрый взгляд вглубь проема. – Из пещеры есть другой выход?

0

27

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Что произошло дальше, Дюран понял не сразу. Глухой щелчок, похожий на звук, который выстрелу придает глушитель, смешался со сдавленным вскриком осевшего на землю охранника.
В тусклом свете, пробивавшемся в пещеру из проема, мелькнул чей-то силуэт.
Дюран был готов напасть, но знакомый голос, прозвучавший в темноте, удержал его от нападения.
- Какого черта вы здесь делаете? – спросил он одновременно с Вахаби, не ожидая увидеть здесь нового руководителя экспедиции.
Рука ВАхаби сжалась на его плече. И с трудом подавив в себе желание оттолкнуть ее от себя, Мишель неохотно признал.
- Я не знаю. Они посадили мадемуазель в вертолет и куда-то повезли, - бывший военный обернулся в темноту. – Другого выхода из пещеры нет, там дальше глубокий провал. Так придется пробиваться через вход.
Вот только, пробиваться – это слишком громко сказано. У них один пистолет против множества автоматов.
- Как я понял, эти добытчики ведут черную бухгалтерию и гонят уран налево, - добавил Дюран. – С ними следует быть осторожней.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]- Какого черта я здесь делаю?
Вахаби осторожно выглянул из-за выступа и тут же нырнул обратно - по камнями защелкали пули. – Спасаю вашу…вас из щекотливой ситуации. Знал бы, что Сахары здесь нет, ни за что бы не сунулся в эту мышеловку, – сердито процедил он сквозь зубы и снова выглянул из-за выступа. - Стрелять сможете? Этот без глушителя… – в руку Дюрана легла рукоять тяжелого пистолета. –– Я видел четверых - бежали к пещере, один был внутри. Пятеро. Один точно ранен, второй - Умар с сомнением посмотрел на лежащее неподалеку от входа тело, - будем считать, что без сознания. Надеюсь, надолго. Я в курсе, что эти деятели опасны. Золтан Вранеш – боснийский террорист, ваххабит, в 90-е воевал в Сербии, на его счету взрывы в Мадриде в 2004 и Лондоне в 2005. Голубая мечта - заполучить ядерную бомбу. А эти ребята наверняка служат под его началом. Вы-то чем им не угодили? Насколько я понимаю, они жаждут вас пристрелить.
Из пещеры внезапно потянуло теплым воздухом. Вахаби оглянулся.
- Это еще что? Вулкан? - он вытащил из кармана дозиметр и качнул головой, - фонит, не сильно, но неприятно.
Снаружи раздались громкие голоса, кто-то о чем-то спорил. В быстро светлеющим проеме выступила фигура с поднятыми руками.
- Масса Дюран, не стреляйте, это я Бапото, - донесся до осажденных испуганный голос.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Тяжесть пистолета в руке придала Дюрану пусть и излишнюю, но уверенность в том, что им таки удастся выбраться отсюда.
- Вам ничто не мешает оставить меня здесь и уйти, - съязвил бывший военный, осторожно выглядывая из-за уступа, чтобы понять, что происходит снаружи.
Выстрелы заставили его пригнуться.
- Они знают, что я знаю про уран, - добавил бывший военный. - И мадемуазель тоже знает. Мы случайно подслушали их разговоры через микрофон защитного костюма. А в пещере - да, пожалуй, вулкан. Вранеш говорил, что время от времени тут становится жарко. А еще, там дальше, есть залежи урана. Они и фонят. Местные считают, что тут спит эта мифическая змеюка... Уммаа.
Появление Бапото стало для Мишеля неожиданностью. Кажется стрелки слишком отвлеклись, раз позволили кому-то пробраться в пещеру. Или это была ловушка.
- Не стреляйте, - произнес Дюран, обращаясь к Вахаби, - но держите этого парня на мушке. Он может быть троянским конем, - а сам медленно выдвинулся навстречу негру.
- Остановись, - велел он, когда Бапото уже отошел от входа, - и прижмись к стене, чтобы тебя не подстрелили. Куда они повезли мадемуазель Сахару?

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]- Уйти? И лишить себя удовольствия уволить вас за профнепригодность? – не менее язвительно парировал Вахаби. – Разрази вас гром, Дюран, почему вы позволили ей ввязаться в эту авантюру? Почему не остановили, не дождались меня, просто не пустили, в конце концов? – в голосе Умара звучала неприкрытая тревога. – Говорите, подслушали их разговор? – ученый хмыкнул. – То, что на плато Аир незаконно торгуют ураном давно уже не секрет, но, быть может, вы узнали нечто другое, что вам вовсе не следовало знать...Уммаа? Вы сказали змей Уммаа? Никогда бы не подумал, что вот так…- в тоне Вахаби проскользнула странная задумчивость. Он поднял пистолет, следя за медленно приближающейся фигурой. - Это еще кто такой? Вы его знаете? – Умар повел дулом, беря Бапото на прицел. – Не волнуйтесь на троянского коня тоже узда найдется.
Услышав приказ Дюрана, Бапото с явным облегчением прижался к стене и удивленно воззрился на неизвестно откуда взявшегося незнакомца.
- Я не знать, куда повезти мисс. Масса Вранеш говорить про шахту, но ящики везти дальше, может и мисс Сахару тоже, - пробормотал он, не сводя глаз с Вахаби. - Меня послать сказать, чтобы вы сложить оружие и выходить. Они не хотеть вас убивать, масса Вранеш не велеть.
Показывая, что говорит от сердца, Бапото сложил ладони на груди крест-накрест.
Умар, пристально разглядывавший парламентера, придвинулся ближе.
- Конголезец? Учился горному делу?
Негр быстро закивал.
- Балуба? Барунда? Монгонкуду?
- Монгонкуду…
Вахаби удовлетворенно кивнул и произнес несколько слов на незнакомом Мишелю языке. Бапото на мгновение замер с изумленно открытым ртом, а потом быстро заговорил на том же языке.
- Он утверждает, что Вранеш не велел вас убивать, а только спустить в пещеру, но охрана очень зла, и он не уверен, что вас не пристрелят, если вы сдадитесь. Но, если не сдадитесь, то они выкурят нас отсюда, как - он точно не знает, - скептически покачав головой, перевел Умар и задал еще какой-то вопрос.
Бапото снова закивал.
Вахаби, очертив в воздухе спираль, уточняюще повторил: «Уммаа?»
В ответ конголезец, жестикулируя при каждом слове, разродился целой речью. Он приседал, хлопал себя по бедрам, чертил в воздухе спирали, изображал голову змеи и под конец, разведя руками, сокрушенно покачал головой.
- Он говорит, что внизу, по рассказам местных, не вулкан, а дом змея Уммаа, и там между дыханиями змея не очень опасно, - перевел рассказ Бапото археолог, - местные приносят там жертвоприношения. Спускаются в верхнее святилище, а потом, как змеи скользят по туннелям вниз. Но, как они выбираются обратно, и есть ли внизу выход, он не точно знает, правда, слухи, что есть, ходят. Интересно, что его связывает с Вранешем и почему он не сбежал, как остальные? Хотя, кажется, я могу предположить, - Умар пристально посмотрел на Бапото и произнес лишь одно слово, - Шинколобве?
Вряд ли можно описать словами тот испуг, который отразился на лице негра. Он, побледнев насколько это было возможно при его черной коже, стал медленно сползать по стене.
- Ты работаешь на Вранеша, потому что боишься, что он тебя выдаст? - видимо решив, что он достаточно поговорил на местном языке, Вахаби перешел на английский. Негр едва заметно кивнул.
- Я не стану тебя выдавать, я сотрудничаю с МАГАТЭ, ты же ведь знаешь, что это за организация, и могу организовать тебе защиту, но только при условии, что ты нам поможешь. Пойдешь к охране и скажешь, что мсье Дюран не намерен сдаваться, но он сильно ранен и потерял много крови, поэтому надо лишь подождать, пока он потеряет сознание. Ясно? А потом… Я не знаю, как ты это сделаешь, но ты свяжешься с господином Вранешем и передашь ему дословно: «Накшбандийя аль Ахрар. Я приду». Повтори!
Негр послушно пробормотал требуемые слова.
- А теперь иди, - Вахаби махнул пистолетом, - бегом!
- У меня была весьма бурная молодость, мсье Дюран - предваряя вопросы, Умар повернулся к Мишелю. – Я так и думал. Бапото работал на руднике в Шинколобве в Катанге, там добывают уран и теллур. Условия зверские, рабочие подписывают контракт на девять лет, и все девять лет их не выпускают за ворота. Выходят оттуда больными стариками. Прикрыть эту лавочку невозможно, потребовать улучшения условий тоже, у МАГАТЭ просто нет надежных свидетелей, чтобы взяться за это дело. Бапото оттуда сбежал, а это, по местным законам, уголовное преступление. Вранеш его шантажировал, угрожая выдать конголезским властям. Будем надеяться, что он все сделает как надо, потому что у нас с вами два выхода или прорываться с боем или прыгать в провал.
Вахаби посмотрел вглубь пещеры и усмехнулся:
- Честно говоря, последнее меня бы больше устроило. Уммаа…иногда жизнь очень странно раскладывает карты.
________________________
*) Балуба, барунда, монгонкуду – названия племен негров банту в Конго.

0

28

Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Желания прыгать в провал у Дюрана не было, как не было желания и спускаться вниз на веревках в поисках другого выхода, которого, кстати, вообще могло не быть.
- Что вы задумали? – спросил бывший военный. – Рассчитываете заманить автоматчиков внутрь пещеры и перестрелять? Или надеетесь, что Вранеш отзовет их?
«Накшбандийя аль Ахрар» - звучало как какое-то имя или место. Напоминание о прошлом Вранеша, которое должно его напугать?
- Что вы просили передать ему? И чем вас так впечатляет встреча с Уммаа? Считаете, что он существует?
Оправдываться в своем решении относительно поездки в лагерь шахтеров, Мишель не собирался.
- Охрану наняли организаторы экспедиции, а не ее руководитель, - огрызнулся он, - так что уволить меня вам будет не так просто.
И осторожно выглянул из-за уступа, пытаясь понять, что делают охранники.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Совместно с Сахарой.
Спрыгнуть со стола Сахара не успела. Дверь распахнулась. Остановившийся на пороге Вранеш смерил девушку взглядом.
- Мисс упражняется в акробатике, - его глаза буквально вцепились в телефон, - будьте любезны спуститесь.
Босниец протянул руку, но вовсе не для того, чтобы помочь девушке слезть со стола.
- Дайте сюда телефон.
- Вот еще, - невольно вырвалось у Сахары, когда, вздрогнув от неожиданности, а потом и испуга, она обернулась на голос.
- Не много ли вы хотите, а? - Голос молодой женщины прозвучал чуть надтреснуто. Она невольно бросила взгляд на дверь. Когда же он успел войти? Стала еще больше не по себе. Страшно стало, и в тоже время Сахи охватил гнев.
"Так бы и вмазала ногой в морду", - мелькнула отчаянная мысль. Она отступила назад, не спуская глаз с боснийца. Под подошвой ботинка что-то хрустнуло.
-Слезайте. И дайте сюда телефон, - требовательно повторил Вранеш, - или хотите, чтобы я позвал охрану? Они с вами церемониться не будут.
Инженер подошел ближе, но не настолько, чтобы Сахара могла до него дотянуться - желание девушки было слишком явно написано у нее на лице.
- Слезайте по-хорошему, мисс. Не заставляйте применять силу.
Взгляд Сахары, обычно такой теплый и бархатный, сейчас прожигал словно уголь.
- Или что? - Язвительно выплюнула она. В ней клокотала ярость, которая сейчас она уже и не собиралась скрывать.
- Ах, это же настолько в вашем духе, - делать грязную работу чужими руками.
Молодая женщина сунула телефон в карман брюк, сложила руки на груди.
- Ну, давайте же - зовите ваших подручных. То-то они посмеются потом вам в след. Их хозяин не смог справиться с хрупкой девушкой.
Сахара ехидно рассмеялась.
"Ну, подойди же ты ближе, скотина", - щекотала её мысль, а вслед за этой мыслью пришла другая:
"Ну, ударишь ты его. И что дальше?". "Да хоть на душе полегчает!" - Отмахнулась от голоса не то совести, не то благоразумия египтянка.
- И чего вы пытаетесь добиться этим глупым вызовом. Ведете себя как ребенок. Думаете, мне сложно снять вас с этого стола? - Вранеш усмехнулся и, взяв стул, уселся напротив. - Но, боюсь, что после этого вы не только стоять, но и говорить не сможете, - тон инженера до этого насмешливо-злой, стал предельно серьезен. - А мне надо чтобы вы ответили на несколько вопросов. Вахаби ... Вы упомянули эту фамилию. Кто это?
- Вахаби? - Усмехнувшись, переспросила девушка, - пожалуй, это тот, кого вам действительно следует бояться. И коли уж вы решили поиграть в вопросы. Ответьте. Что вы сделали с моим охранником и что, в конце концов, ждет меня? Не думаю, что после всего того, что я узнала, вы преспокойно меня отпустите.
- Бросьте эту глупую игру, мисс. Вопросы здесь задаю я. Кто такой Вахаби? И ... - босниец презрительно оттопырил нижнюю губу, - что столь важное вы узнали, что я должен вас бояться?
- Руководитель экспедиции, - коротко бросила Сахара, сунув кулаки в карманы брюк.
- О… руководитель экспедиции? – инженер явно не ожидал такого ответа. – Ну, что же тогда вам придется его убедить в необходимости свернуть экспедицию. А мсье Дюран пока побудет у нас в гостях.
Сахара как-то неопределенно хмыкнула, а потом спрыгнула со стола. Не возвышаться же на Вранешем статуей, в самом деле.
- Каким образом? Да и... странный вы человек, мистер Вранеш. Слишком самоуверенный. Мистера Дюрана может и в живых-то уже не, а вы настойчиво диктуете мне свои условия. Не я заварила эту кашу, позвольте вам напомнить. Это вы были грубы, - молодая женщина прикусила губы, - грубы и неосмотрительны.
- Вините собственную глупость и неосмотрительность, мисс. Вам не стоило лезть в чужие дела. И я не люблю, когда стреляют в моих людей,- отрезал Вранеш. – Поэтому, если хотите закончить дело мирно, вы добьетесь, чтобы экспедиция убралась отсюда.
Он хотел еще что-то сказать, но в кармане запищала рация. Босниец поднес аппарат к уху, несколько секунд слушал, а потом резко встал.
- Ничего не предпринимать, я буду через пару часов. Жив ваш француз, - с неожиданной злостью сообщил он, - пока жив…
Внезапный толчок заставил его пошатнуться. Пол под ногами заходил ходуном, на улице закричали.
- Какого?
На ходу засовывая рацию в карман Варнеш, бросился к двери. Пол вздрогнул еще раз. Босниец, с трудом удержавшись за косяк, выскочил наружу. Дверной замок щелкнул.
По стенам прошла странная дрожь и стихла. Только на улице взволнованно переговаривались люди.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Выстрелов не последовало, охранников тоже не было видно, но, вполне возможно, что они залегли с боков от входа в пещеру.
- Можно и перестрелять, если потребуется, - Вахаби, смотревший вглубь пещеры, пожал плечами. - Все зависит от того, насколько Бапото сказал правду, и что он расскажет им. Если Шакал действительно не приказывал вас убивать, то они будут выжидать. Если не так, то поверят они Бапото или нет, то все равно повременят, на всякий, мало ли вы действительно истекаете кровью. Значит, у нас есть какое-то время. Да и Бапото успеет связаться с Вранешем, тот или прикажет доставить нас к нему, или явится сам. В последнем я почти уверен, - Умар протянул Дюрану запасную обойму, - держите. Думаю, нам надо отойти подальше от входа, стоит высунуться, и мы, как на ладони. Когда солнце подымется выше, здесь будет светло, зато там, - он махнул рукой в глубину пещеры, - темно, как в желудке у негра.
Он прошел вдоль стены и присел на разбитый ящик.
- Армейский, они в них уран паковали? Да, вы, кажется, спрашивали, почему меня интересует Уммаа? Я когда-то был недалеко от этих мест и слышал легенду о змее почти из первых уст, - археолог усмехнулся, - от местного колдуна. Похожие легенды есть у многих народов в разных концах земли. Но, здесь она была очень конкретна. Встреча двух половинок, возникновение дарующего жизнь единого целого. Создание мира, в котором змей расселяет своих детей, а те, в свою очередь, создают на земле разнообразие жизни, а потом, по сути, запустив эволюцию, уходят обратно в космос. И местное племя не только знает эту легенду, считая, что неподалеку с ними обитает последний змей, но даже пользуется этим. Таинственная лечебная соль, которой приторговывает колдун, лечащая массу болезней и даже рак, на поверку оказалась радиоактивной. А выпаривают они ее где-то здесь - на скалах долины каменных крокодилов. Легенда, естественно, обросла разными ритуалами, фетишами, молитвами и прочими элементами поклонения, – в тоне Вахаби прорезались лекторские нотки. – Но, лично я в змея не верю, и больше склоняюсь к теории естественных ядерных реакторов. Правда, я не физик и вряд ли изложу ее корректно. Меня больше интересуют причины поклонения и это место, как его объект. Но, суть в том, что когда-то урана было много, очень много и то разнообразие элементов, что мы имеем, возникло именно в результате его распада. Эдакий большой ядерный взрыв. Там еще много разных нюансов. Есть и более изощренные теории. Что сплетенные змеи – это символическое изображение спирали ДНК, что реакторы были не естественными, а рукотворными, излучение структурированным и вызывало строго определенные мутации. Но, это уже из области фантастики. Все зависит от содержания 235 изотопа, его в природном уране слишком мало. Чтобы получить нужный процент Арлитский обогатительный комбинат перерабатывает сотни тон. Считают, что большинство естественных реакторов потухло после истощения 235-го. А тут есть руда, где этого изотопа - как в обогащенном концентрате. Почему бы не быть и реактору. Мне надо было выяснить, из какой шахты эта руда поступает, - ученый хмыкнул, - собственно этот вопрос решен, как и то, куда ее могут отправить. Вы ведь об этом что-то узнали, не так ли? - Умар вытянул ноги, потягиваясь. - Черт, я несколько часов провел под песком в машине, потом полночи прыгал по скалам, пытаясь вас разыскать, и не успел…- он встал, разглядывая яркое пятно входа. Наемников не было видно.
- Сидят тихо, похоже, Бапото удалось связаться с Шакалом…Боснийский шакал, весьма красноречивое прозвище. Он очень жестокий человек, фанатик, хотя по внешности этого не скажешь. Кстати, путь по верху каньона намного короче. Если бы нам удалось подняться наверх... - археолог порылся в кармане комбинезона. - Как ваше плечо, Дюран? У меня есть аптечка и пара тюбиков проме…
Внезапный толчок сбил его с ног. Стены покачнулись, пол дернулся, как в резко остановившемся вагоне. Из глубины пещеры донесся похожий на стон гул. Второй толчок, последовавший сразу за первым, был таким же сильным. Гора словно приподнялась и упала, задрожав, как желе, мелкой дрожью. По стенам пещеры пошли трещины.
---------------------
Теория предполагает, что естественные реакторы образовались из-за того, что вода, вымывая из земли уран с высоким содержанием 235-го изотопа, создала из него тонкие, похожие на линзы, слои. Сверху все это было прикрыто песком и другой породой. Образовался современный песчаник, которого на плато Аир в изобилии. Он хорошо собирает грунтовые воды, даже в пустыне. Вода, попадая в линзу, замедляет излучаемые 235-ым нейтроны, так, что они остаются в урановом слое, и запускает, тем самым, реакцию распада урана. Выделившееся тепло нагревает воду, она испаряется и реакция затухает. Пласт остывает, вода конденсируется и все начинается сначала.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Непонятная, внезапная озабоченность боснийца встревожила молодую женщину, пожалуй, даже сильнее, чем клейкий страх, который так и не покинул её. Комната задрожала, босниец что-то зло зашипел на неё, но Сахара успела лишь разобрать, что Дюран жив, причем этот факт похоже снова доставлял большие неприятности "шахтерам". Египтянка хотела было уже ответить что-то язвительное, но новый толчок, более мощный, чем предыдущий сбил её с ног и молодая женщина упала, больно ударившись головой и локтем о тот самый злополучный столик, на котором стояла всего несколько минут назад.
Мисс эль Тайиб невольно вскрикнула, схватившись ладонью за расшибленный лоб. Ладонь стала мокрой от крови. Сахара выругалась, поднимаясь на ноги, приложила салфетку к рассеченному лбу и только заметила, что боснийца в комнате уже не было. Исчез также, как и появился.
- Шакальи повадки, - метко охарактеризовала его молодая женщина, даже не предполагая, что это и есть его прозвище.
Она кинулась к двери, но та оказалась заперта. Не удивительно. Босниец был вовсе не из тех, кто в пылу паники и суеты, способен забыть запереть пленницу.
Правда, телефон так и остался при ней. Даже удивительно, что Золтан не кинулся отбирать его у неё силой. Или просто не сомневался, что Сахара от него все равно никуда не денется? Вполне вероятно.
Пальцы у Сахи немного дрожали, голова начинала болеть, когда она снова пыталась
набрать кнопку вызова. И когда на той стороне трубки раздался взволнованный голос её ассистента она не поверила. Не поверила и чуть не расплакалась:
- О, Франсуа, наконец-то. Тут ужасная связь. Вы звонили? Да... Ох, да не частите вы так. Я и половины не разобрала из того, что вы наболтали сейчас. У меня мало времени, - молодая женщина на несколько секунд замолчала, а потом не поверила своим ушам, - мсье Вахаби поехал к нам на встречу? Сюда? Нет, я его еще не видела...
Сахару и успокоила эта новость, но и напугала одновременно. Ей очень хотелось увидеть Умара, но едва она представила себе его разозленное и разгневанное лицо, ей стало не по себе. Уж кому как не ей было знать, каким суровым может быть руководитель экспедиции в приступе ярости.
Хотя сейчас она готова была вытерпеть все что угодно - ярость его пройдет, и он, конечно, снова простит и смириться с непокладистым нравом своей бывшей студентки. Только бы он успел вовремя. И только бы с ним ничего не случилось.
- Да, что же это... - воскликнула она в сердцах, - теперь еще и о тебе волноваться.
Сахаре еще никогда не приходились волноваться за друга своего дяди. Он всегда был таким... уверенным. И внушал только чувство непоколебимой надежности всякий раз, когда находился рядом. Но сейчас, когда молодой женщине пришлось столкнуться с настоящей, непродуманной угрозой. Угрозой такой же реальной, как тихие, незаметные пустынные змеи, которые могут жалить тогда, когда ты этого меньше всего ожидаешь, беспокойство за охранника и мужчину, который был для нее не просто штатным руководителем, стало просто невыносимым.
Просто сидеть и ждать, было выше ее сил, хотя это и было бы самым разумным поступком. Но Сахара снова кинулась к двери.
Может все-таки удастся справиться с замком?
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Рассказ Вахаби относительно змея Дюрна слушал в пол-уха, гораздо больше его занимала тишина, царящая снаружи. Нехорошая тишина. И эта уверенность Умара, что Вранеш придет…
- Можно подумать, нам и без него проблем не хватало, - процедил сквозь зубы Мишель. – Раз вы так хорошо его знаете, нужно было потребовать, чтобы он взял с собой мадемуазель.
Впрочем, едва прозвучало слово «реактор», как бывший военный насторожился.
- Хотите сказать, что мы сидим тут на настоящей ядерной бомбе? – уточнил он.
Ядерная бомба… Эти слова он уже сегодня слышал. В приемнике защитного костюма.
- Я не знаю, кому предназначается уран, - покачал головой Мишель, - но, думаю, об этом не трудно догадаться. Вранеш и его люди говорили о том, что сырье подходит для ядерной бомбы. Учитывая его прошлое, наверняка, речь идет о какой-то террористической организации. О тех же боснийских мусульманах.
Углубляться в пещеру не хотелось. Но Вахаби был прав, как только взойдёт солнце, у входа они будут как на ладони.
Или, возможно, стоит воспользоваться последними минутами темноты, и попытаться скрыться на склоне.
Дюран потер раненое плечо, пытаясь понять, что будет лучше, и мотнул головой.
- Никакого промедола… Не хочу быть, как пьяный.
Лучше немного потерпеть, но сохранить ясность рассудка.
А в следующий миг пещера содрогнулась от удара. По стенам поползли трещина. Пыль в сочетании с мелкими камушками обрушилась на голову.
В душе всколыхнулся страх. Быть погребенным под завалом Мишелю не хотелось. А потому решение созрело само собой.
- Уходим отсюда, - выдохнул Дюран, бросаясь к выходу.

0

29

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Совместно с Капитоном
Замок не поддавался, а может быть, после толчка заклинило и саму дверь - дверной косяк как-то подозрительно отклонился от вертикали. Маленькие окна вагончика позволяли разглядеть лишь небольшую территорию - кусок пространства перед шахтой, из которой уже не торчала рама с лентой транспортера, угол барака, в котором размещались рабочие и часть ворот с вышкой. Вышка немного покосилась, и несколько рабочих общими усилиями водружали ее на место.
Минут двадцать ничего особенного не происходило. Варнеш ушел и про Сахару, похоже, забыли.
Рабочие суетились возле шахты, пару раз вытащили кого-то на руках и занесли в барак. Мимо вагончика протащили лебедку и еще какие-то инструменты. Несколько человек в запыленной одежде – по виду, явно местные остановились неподалеку, что –то бурно обсуждая на своем языке.
Толчков больше не было, и охранник был готов забраться на вышку, когда в отдалении послышался конский топот и протяжный многоголосый гортанный крик.
- Алла! Ал-л-лаа! Алла –ла-ла-лллааа -лах! Ал-л-лаа!
Затрещали винтовочные выстрелы, сначала одиночные, потом залпом, в ответ раздалось сразу несколько автоматных очередей, а потом все слилось в непрерывную стрельбу, крики, конский топот, улюлюканье. Мимо окна пронеслись несколько всадников в черных бурнусах с винтовками в руках. Одна из лошадей вдруг споткнулась и упала, наездник тут же вскочил и, прижавшись к стене вагончика, начал стрелять. Было слышно, звенят вылетающие из винчестера гильзы.
Сахара в полном бессилии, с горькой тоской осознавая собственную беспомощность, сидела на потертом диване. Тишина комнаты подавляла. Едва слышное тиканье часов на стене казалось ей оглушающим. Двадцать минут после уходе боснийца будто растянулись на двадцать утомительных часов. Египтянка дернула дверной замок, несколько раз пнула дверь ногой, а потом выругалась уже не про себя, а вслух, - дверь заклинило намертво.
И снова этот звук - так-так, тик-так, тик...
Скрежет секундных стрелок снова засвербел у неё в висках, заставив её скривиться, как от зубной боли.
- Ох ты ж твою мать, - Сахара смерив невозмутимый циферблат колючим взглядом, схватила первое что попало под руку. Стеклянная пепельница со всхлипом врезавшись в цель рассыпалась на мелкие кусочки, усеяв пол острыми осколками. Панель часов треснула, покосилась, стрелки часов дрогнули.
Тик-так, тик-так, тик-так....
Секундная стрелка слегка погнутая, продолжила свое вечное дело - отсчитывать бег времени.
Сахи моргнула, опешив.
- Вас явно делали не в Китае, - заключила она, но тут подпрыгнула на месте, услышав выстрелы. Тишина, которая казалась ей утомительной, исчезла без следа.
Снаружи явно что-то творилось.
Сахара кинулась к маленькому оконцу уже не ужасом, она уже устала бояться, а скорее с удивлением взирая на разворачивающиеся в лагере события.
Кто-то атаковал лагерь? И не просто кто-то... судя внешнему виду всадников, это были не европейцы.
Молодая женщина отпрянула от окна, когда выстрелы стали слышны уже совсем близко, а всадник, прижавшийся к вагону, почему-то казался неуловимо знакомым.
Дверь с треском распахнулась и на пороге, заслоняя солнечный свет, появилась темная фигура. Человек помедлил, потом шагнул внутрь. Однако разглядеть его в первый момент было не проще, чем его силуэт на фоне яркого солнца. Одетый в черный балахон джуббы с черным тюрбаном – букаром, на голове, он был абсолютно черен. Понять, где кончается тюрбан и начинается лицо, можно было только по отблескам света на лоснящейся иссиня-черной коже и белкам глаз, казавшихся ослепительно белыми на черном лице.
Сахара на мгновение онемела, взирая на высокую фигуру, застывшую в дверях. А затем она попятилась, не спуская с мужчины шоколадных глаз, в которых горело уже не просто изумление, а безумная паника. Слишком уж много было впечатлений за последние сутки. Наткнувшись о стол, молодая женщина вцепилась пальцами в столешницу, словно надеялась, что чем сильнее она будет держаться за эту злополучную мебель, тем в большой безопасности она будет. Наивная...
Человек несколько секунд изумленно рассматривал Сахару, а потом выдохнув нечто вроде: «х…ин тх…анан…» как перышко подхватил ее и, взвалив на плечо, повернулся к выходу, с явным намерением вынести "добычу" из вагончика.
Сахи опомниться не успела, как оказалась на плече мужчины. И тут она, наконец, закричала. Закричала громко и пронзительно, а потом стала ругаться, драться, пытаясь высвободиться:
- Поставь меня на землю, чучело! Отпусти меня сейчас же! - Сахара сопротивлялась, тянула за черный балахон, пыталась сорвать букар, но попытки были тщетны. А невозмутимость всадника бесили Сахару еще сильнее. - Куда ты меня несешь? Я официальное лицо. Ты понимаешь, что такое официальное лицо, а? Да пусти ж ты меня, говорю!
Пытаться вырваться было все равно, что колотить кулаками по скале. Тяжелая рука, словно доской, прижимала Сахару к широкому плечу, соскользнуть с которого не было никакой возможности. На возмущенные крики девушки, всадник не обращал никакого внимания.
Снаружи бой переместился ближе к шахте и, похоже, что в нем принимали участие не только нападавшие и охрана, но и рабочие. Недалеко от барака несколько покрытых серой пылью фигур с остервенением избивали кого-то ногами и камнями.
Всадник молча перекинул пленницу через спину лошади, лицом в пропахший потом чапрак, и, в одно мгновение взлетев в седло, поднял коня в галоп.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Скачка продолжалась минут пятнадцать или двадцать. И, если бы Сахара могла следить за дорогой, то поняла, что всадники, сделав крюк, скачут по правому краю долины крокодилов, как раз с той ее стороны, где проводились раскопки. Но, действия археологов туарегов не интересовали, и они унеслись намного дальше того места, где еще вчера Франсуа Перрен расчищал наскальную живопись третьего тысячелетия до нашей эры.
Наконец лошади остановились, и Сахару, надо сказать, довольно бережно ссадили на землю. Какой-то человек, сидевший впереди всадника на остановившейся рядом лошади, тоже спрыгнул вниз и быстро подошел к Сахаре. В нем, покрытом серой пылью, взъерошенном и осунувшемся, с трудом можно было узнать переводчика экспедиции.
- Мисс, мисс Сахара, здравствуйте, - парнишка расплылся в счастливой улыбке, - извините меня, я не успел им сказать, что не надо вас так везти. Они сейчас приведут вам лошадь. Вы умеете ездить верхом?
Ответить Сахара не успела, с третьей лошади мешком свалился Ферретти.
- Масс эль Тайиб! – перепуганный американец, почти на четвереньках бросился к девушке, - мисс эль Тайиб, скажите им, что я заплачу, заплачу, сколько им надо. Они женщин уважают, вас они послушают, - забормотал он, судорожно хватаясь за ногу Сахары, как за спасательный круг.
- Не надо им ничего говорить, мисс, - переводчик зло посмотрел на американца, - они его не отпустят. В штольне, где я сидел, было шест человек, трое у мерли вчера. Они из местных и туареги очень злы, - он толкнул Ферретти ногой, стараясь отодвинуть его от ,Сахары. – Я не совсем понял, чего они хотят от вас, томашек отличается от местного наречия, но понял, что они собираются отвезти вас в деревню к местному колдуну.
Чтобы утро стало добрым, надо его проспать.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Второй толчок настиг Дюрана у самого выход из пещеры. Гора дернулась, словно от удара, а потом по ней прошла странная дрожь, волной, снизу вверх, так отряхиваются собаки от кончика носа до кончика хвоста. Сверху посыпался град камней и земли, а площадка перед пещерой вместе с людьми, палатками и оборудованиям стала быстро съезжать вниз.
Пласты породы, как сухая кожура, с треском лопались, открывая слой черного оплавленного базальта.
Камнепад прекратился так же внезапно, как и начался, оползень с которого раздавались отчаянные крики, быстро скользил вниз..
Рядом с Мишелем остановился Вахаби. Щека Умара была в крови, из ссадины на лбу тоже сочилась кровь.
-Не успел увернуться, - буркнул археолог, вытирая кровь тыльной стороной ладони, и, присев на корточки, потрогал обнажившуюся поверхность. – Интересно… очень интересно, неужели действительно вулкан?
Поднявшийся снизу столб пыли заставил его отскочить назад. Гигантский оползень, достигнув дня долины, тяжело ухнул, с грохотом рассыпаясь на валуны и обломки.
Вахаби, прикрывая лицо концом торчавшего из-под куртки тагельмуста,
с опаской высунулся из-под свода пещеры и посмотрел наверх.
- Интересно, такая же гладкая поверхность. Землетрясение словно стряхнуло накопившуюся с годами почву, - он лег на пол пещеры и, свесившись вниз, стал рассматривать уходившую под углом вниз черную поверхность, - метров тридцать пять будет, словно ножом срезало. Хотя нет, - ученый высунулся за край еще дальше, - есть какой-то уступ в метрах двадцати. Как вы себя чувствуете, мсье Дюран? – Вахаби поднялся и стал расстегивать куртку, - будем пытаться забраться вверх? Но честно скажу, шансов намного меньше, чем до землетрясения, или попытаемся съехать по этой скале вниз?
Из-под куртки сначала появился тагельмуст, который Мишель видел в лагере археологов, а потом перекинутая через плечо бухта тонкого альпинистского троса.

   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Вахаби продолжал радоваться. И это не могло не раздражать. Тем более, что тряска усилила ноющую боль в плече, заставляя Дюрана поморщиться.
- Я смотрю, вам не терпится спуститься вниз, - произнес он. Впрочем, не признать, что Умар прав, бывший военный тоже не мог.
После обвала внешняя стена пещеры стала слишком гладкой, чтобы по ней можно было подняться, тем более с поврежденной рукой. Да и вид снесенных оползнем палаток красноречиво намекал на то, что может случиться в любой момент. Быть погребенным под вторым оползнем Дюрану не хотелось.
- Спустимся вниз, - произнес он сквозь и без особого желания. – Только не съедем, а на веревке и первым спускаетесь вы.
Нет, встречи с легендарным Уммаа бывший военный не боялся, потому что не верил в его существование. Причины были более материальными.
- С моей рукой у меня больше шансов сорваться, а вы сможете меня поймать. Так что идите первым, а я подстрахую веревку.
Дюран указал жестом на один из торчащих из пола острых камней.
- Мы можем зацепить ее за него для лучшей опоры.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]- Я бы с удовольствием залез наверх, но у меня только одна пара кошек, и по этой поверхности они не очень помогут, - Вахаби провел ладонью по черному камню.
Время, вода и ветер вымыли из него случайно попавшие песчинки, и оплавленная поверхность стала шероховатой. Пальцы скользили по базальту, и Умар чувствовал, как внутри нарастает знакомое возбуждение - чувство, которое испытывает каждый археолог, когда из-под слоя земли или песка появляется нечто неисследованное, хранившееся там сотни, а может быть и тысячи лет. Он бы с удовольствием все обследовал немедленно, но времени не было.
Хотя, несколько минут ничего не изменят. Он посмотрел на Мишеля:
- Хорошо, я буду спускаться первым, но мне нужна пара минут, чтобы посмотреть, что там внутри, - он вытащил из кармана фонарик и, на вдаваясь в дальнейшие объяснения, быстро скрылся в темноте пещеры.
Вернулся он действительно через пару минут.
- Везде у стен такая же поверхность. Но, землетрясение обрушило накопившуюся землю и завалило проход. До туннеля, про который говорил Бапото, не добраться, - в голосе ученого звучало откровенное разочарование. – Давайте спускаться.
Он размотал трос и, бросив один конец вниз, второй привязал к острому выступу породы.
- Надеюсь, не отвалится, как все остальное, - Вахаби, словно проверяя на прочность, дернул выступ и, посмотрев вниз, мрачно усмехнулся, - никого не видно, похоже, мы отделались минимальными потерями. Тут наклон градусов тридцать. Будете спускаться, прижимайтесь как можно ближе к скале, чтобы, в случае чего, падение не было вертикальным, и закрепите на запястье вот это, - он отцепил от пояса альпинистскую кошку, – немного замедлит скольжение… в случае чего… Жду вас внизу.
Умар еще раз проверил узел и, подхватив трос, нырнул вниз.

0

30

Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]- Да что б ты провалился. Руки убери, - в сердцах выкрикнула Сахара, когда конь остановился, а ее на удивление бережно опустили на землю. Ее похититель высокий, черный словно обсидиан, проговорил что-то негромко, а потом его ладонь вдруг ласково погладила ее по голове. Что это? Молодая женщина отшатнулась, но не смогла скрыть изумления. Ей нечего бояться?
- Отвезите меня назад, - запальчиво повторила она снова всаднику, настойчиво дернув того за черный балахон. Мужчина ничего не ответил, лишь что-то снова поговорил. Сахара не знала языка, но в словах его явно читалась насмешка. Иначе, почему другие всадники неожиданно рассмеялись?
Сахара уже готова была или расплакаться, или снова начать ругаться, или и то и другое вместе, как услышала свое имя, а еще через мгновение перед ней предстал молодой человек.
- Аль Джибу? - египтянка шагнула к парню, схватив того за локоть. - Что? Что вы тут делаете?
Присутствие переводчика её успокоило, но ненадолго. - К колдуну? К какому колдуну? Р Расспросить молодого человека она не успела.
Феретти помятый, испуганный, жалкий, бросился вдруг к ее ногам. «Так значит туареги похитили не только меня, - и молодая женщина цепко оглядела лагерь, выискивая боснийца. Золтана не было. - Уж не убили ли они его».
Феретти тем не менее, схватил ее за руку, за колени, дрожа и заикаясь, моля о помощи.
- Отпустите меня, Феррети, - бросила Сахара, пытаясь отцепиться от хватки мужчины. - неужели вы думаете они меня послушают? Не передо мной вы должны на коленях стоять.
Плачущего Ферретти оттащили, египтянке стало не по себе и она старалась не смотреть в ту сторону, куда отвели пленного. Она никогда не видела как убивают людей. И не хотела видеть.
Тем временем Сахаре привели коня. Тот же могучий воин, перед которым египтянка ощущала себя просто песчинкой, одним неуловимым движением подхватил её и не успела она даже возмутиться, как уже сидела в седле. Всадник вложил ей в ладони удила. Конь было фыркнул, почувствовав незнакомого седока, забеспокоился.
- Наргун, - всадник погладил коня по черной шее, - Наргун, - снова повторил он и посмотрел на Сахару. - Наргун.
Наргун? Его так зовут? - отозвалась девушка и провела ладокью по холке скакуна. - Наргун.
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Конь всхрапнул, перебирая ногами и вздергивая голову на крутой шее… Черный гигант окинул всадницу одобрительным взглядом и, удовлетворенно поцокав языком, выдохнул все то же протяжное: «тхииин хи-и-инан…». Его окликнули, и он, дав девушке знак оставаться на месте, отошел к другим всадникам. Кто-то тронул Сахару за колено. Это снова был переводчик. Парень выглядел испуганным, на лбу мелким бисером проступали капли пота.
- Простите мисс, у вас случайно нет с собой дази… дози… - он запнулся, пытаясь вспомнить нужное слово, - прибора которым измеряют радиацию? Я хотел проследить, где они нашли рисунки, чтобы предупредить местных, а меня схватили и бросили в шахте в какую-то штольню. Там было еще пять человек, очень больные, в язвах, потом двое умерли. Они говорили, что где–то что-то доставали и это проклятие, - уголок рта парня нервно дернулся, - потом сбросили еще одного, он был очень слаб и сказал, что тоже умрет, но это не проклятие, а радиация. Я провел там почти два дня, мисс, вы думаете, я мог облучиться, как они? – аль Джибу умоляюще смотрел на Сахару, словно от нее зависела его надежда на спасение, – если у вас есть этот прибор, то, пожалуйста…
Гортанные возгласы заставили его обернуться. К ним приближалась еще одна группа. Всадники с закрытыми лицами, в черных абаи и синих тагельмустах. Если присмотреться к их полузакрытым тагельмустами лицам, то было видно, что это просто сильно загорелые люди с очень похожими пронзительно-синими глазами. Туареги.
Они ехали намного медленнее, чем первые, и Сахара скоро поняла почему. Впереди каждого всадника сидел еще один человек, это были рабочие с шахты, в которых Джибу сразу узнал своих «сокамерников», и раненые, у троих всадников были перекинуты через седло завернутые в абаи тела.
- Убитые, - прошептал переводчик.
Всадники, сгрудившись, насколько позволяли лошади, стали что-то оживленно обсуждать на непонятном Сахаре языке.
- Томашек, я не очень хорошо его знаю, - переводчик, не решаясь подойти ближе, тем не менее, старательно прислушивался, – боятся, что Уммаа проснулся, действия американцев потревожили его… а, этот…. черный, - Джибу осторожно кивнул в сторону великана, - говорит, что вы воплощение… - от удивления переводчик даже приоткрыл рот, - Тин Ханан… и хранители должны отвести вас в обитель Уммаа, чтобы успокоить его.
И, словно в подтверждение его слов, туареги разом обернулись к Сахаре.
- Но сначала они отведут вас и мистера Ферретти в поселок, к колдуну, - съежившись под их взглядами, упавшим голосом закончил Джибу.
Чтобы утро стало добрым, надо его проспать.
   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Дюран спускался с трудом, было видно, как ему тяжело. Несколько раз Умару казалось, что еще секунда, и француз сорвется, но тот все-таки благополучно достиг уступа. Следующий этап спуска был короче, но это не делало его проще. Вахби осмотрелся. Метров десять надо было спуститься по такой же стене до огромной, загородившей почти пол долины груды земли, песка и камней. Эта, сползшая с гор масса своей неустойчивой подвижностью была не менее опасна, чем сам оползень. Любое неловкое движение могло сдвинуть ее с места. Больше троса у Умара не было, а того, что был, хватило только до карниза. Вахаби взглянул наверх и вытащил пистолет, проверил глушитель и, тщательно прицелившись, нажал на курок. Тонкий трос змеей скользнул вниз.
На этот раз Дюрану пришлось спускаться первым. Он оказался тяжелее, чем казалось и едва не сорвал Вахаби вслед за собой. Убедившись, что француз благополучно спустился в долину и отошел от оползня на достаточное расстояние, Вахаби сам скользнул вниз. Надетые на ладони кошки, царапая камень, пронзительно заскрипели. Они замедлили скольжение, но недостаточно. Ударившись о груду земли, Умар провалился почти по колено и едва успел выдернуть застрявшую между камней ногу, как оползень зашевелился. Перескакивая с камня на камень, археолог почти кубарем скатился вниз. Отбежав от расползающейся груды на приличное расстояние, он поискал глазами своего спутника. Дюран, в метрах двадцати от него, что-то рассматривал среди камней.
Вахаби поднял взгляд на то место, откуда они только что спустились и застыл.
Это было невероятное зрелище. Из скалы торчал край черной трех ярусной пирамиды с плоской вершиной и темным отверстием пещеры на самом верху.
Протяжный стон вырвал Умара из созерцания этого чуда, заставив взглянуть в строну Дюрана. Француз что-то откапывал здоровой рукой. Вахби бросился на помощь.
Стонавшим оказался Бопото.
Поулзасыпанный землей негр был без сознания. Судя по всему, поломало его сильно - одна рука была неестественно вывернута, на правой ноге явно сломана щиколотка.
Пристроив раненого под чахлым фиником, Умар достал рацию и развернулся в сторону, где предположительно находился лагерь экспедиции. Через пару минут среди фонового треска наонец прорезался голос Перрена.
- Мсье Перрен, Франсуа…да помолчите же вы и слушайте меня, - рявкул Умар не выдержав потока взволнованных вопросов. – У нас все целы? Хорошо. Немедленно свяжитесь с Агадесом и Арлитом, да в оба города, и сообщите, что в Таттомасьях аль хожар, да-да каменных крокодилов произошел оползень, под который попало не меньше четырех белых и, возможно, несколько местных, да, шахтеры, вы меня поняли? Отлично, а теперь слушайте еще внимательнее… Здесь у меня нет телефонной связи. Поэтому, в Агадесе скажете, что вам нужно связаться с номером, - Вахиби назвал несколько цифр, - и как только вас свяжут, скажите дословно – код сто, красный, вертушка ушла на север, в Таттомасьях аль хожар, есть раненый, который может быть полезен. Все действуйте. От того, как быстро вы это сделаете, зависит жизнь людей. И мисс Сахары тоже. Мсье Дюран, - Умар развернулся к Мишелю, - как только Перрен свяжется с Агадесом, сюда прилетит вертолет. Заберет вас с Бапото, вас высадят там, где пожелаете, но я думаю, что вам стоит отправиться в Агадес в больницу, а заодно и дать показания относительно шахты и всего случившегося. Мне же надо найти Сахару.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахара невольно рассмеялся. Смех получился нервным и надрывным, коротко вырвавшись из груди, он также внезапно затих.
- Тин Хинан, - молодая женщина покачала головой, не в силах поверить услышанному. Так вот, что говорил ей великан. Тхииин хиинаааан. Тогда слова всадника показались ей бессмыслицей.
Она втянула голову в плечи, желая провалиться под землю, а не быть объектом пристального внимания синеглазых всадников.
Её длинные волосы теребил легкий ветер, принеся с собой обещание душного дня. Становилось все жарче. Сахара провела ладонью по растрепанной голове - платок свой она все-таки потеряла. Египтянка бросила взгляд на небо надеясь, что ветер принес хоть маленькое облачко, но небо сверкало ослепительной лазурью.
Она перекинула копну волос через плечо, очень надеясь, что деревня, куда, как утверждал Аль Джибу, туареги собирались их отвести была неподалеку. Хотелось пить. Когда же она пила в последний раз? В палатке шахтеров как только они вернулись из пещеры. Прошло уже несколько часов.
Всадники уже не все разом, но многие из них, продолжали держать Сахару под наблюдением. Молодая женщина нервничала, поэтому не сразу смысл слов Аль Джибу дошел до неё.
" - Простите, мисс, у вас случайно нет с собой дази… дози…", - слова переводчика, наконец, дошли до ее взбудораженного сознания и сердце ее так и ухнуло.
- О, Аллах, - воскликнула она, оборачиваясь к парню. Она не смогла сдержать испуга и волнения, которые как открытую книгу можно было прочесть на её лице.
- Вас нужно срочно госпитализировать. Вам нужно больше пить воды, - своим неприкрытым беспокойством Сахи и сама не осознавала, что лишь сильнее запугивает молодого человека.
"Сахара, ты бестолковая, самовлюбленная тетка, ты о черепках переживаешь больше, чем о человеке", - укорила она себя, что не сразу обратила внимание на беспокойство Аль Джибу. Она стала шарить по карманам, надеясь, да и не надеясь уже ничего выискать, но вдруг, заглянув во внутренний карман рубашки, нащупала что-то плоское.
- Вот ведь, а я никогда не верила в повороты судьбы, - удивленно побормотала она. На ладони лежал тот самый блистер с таблетками, которые вручил им Феррети, опасаясь заражения радиацией, после возвращения из недр пещеры.
Она схватила парня за плечо, словно тот мог сбежать о нее куда-то.
- Быстро выпейте! - приказала она. - Не обещаю, что это сильно поможет. В больницу вам все же нужно обязательно. И вам нужна вода. Много воды, - она торопливо огляделась и заметив знакомую черную фигуру крикнула, - Эй, ты, всадник! Обсидиан! Моему спутнику нужна вода. Ты слышишь меня?
Лишь выкрикнув это, она только после заметила, чем именно занят её черный всадник - он помогал рабочим, которых привезли туареги.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"