Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"


Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Мишель Дюран [float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]
- Я в порядке, - вымолвил Дюран, раздраженно дернув плечом.
Это было далеко не так, но, черт возьми, он выбирался и не из таких передряг. Сейчас его больше беспокоила жизнь его спутницы, а не собственное благополучие. Неужели этот Вахаби полагал, что он с радостью примет его предложение и отправиться отлеживать бока в больничке, пока эта кареглазая девчонка в опасности?
Мишелю очень хотел выругаться, но он сдержался. Отношения между мужчинами итак были натянутыми. Дюран опасался, что если услышит хоть одну насмешку в ответ на свои слова, то прост даст этому археологу в морду.
- Да, я виноват, что мисс эль-Тайиб в опасности, но вам ли не знать какой упрямой она может быть. Запрети я ей - она бы сбежала, - сердито проговорил он. - Это только со своими мужчинами восточные женщины послушны и покладисты, - проронил он, бросив на Умара косой взгляд.
- Вертолет увезет этого бедолагу в больницу. Мне тоже нужно найти Сахару. И я полагаю, что вдвоем мы справимся быстрее, чем поодиночке.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Умар с сомнением посмотрел на француза и пожал плечами.
- Если считаете, что сможете, то у меня нет возражений. Но, если вам станет хуже, мне придется вас оставить, - тон Вахаби невольно стал резким. Хочется французу погеройствовать, пусть. Вольному – воля… «Спасенному рай… жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое». Умар тряхнул головой, с чего вдруг в голову пришло это библейское изречение.
Он снова осмотрел на открывшуюся после оползня «пирамиду». Это не просто находка, это мировая сенсация. Но, сейчас было не до нее. Самое важное сейчас, важнее открытия и «пирамиды» было отыскать Сахару. Вахаби даже в глубине души боялся признаться, что для него значит эта девушка. Жизнь, отнюдь не кабинетного ученого и бывшего сотрудника ОГ-777, а такие сотрудники, как известно никогда не бывают «бывшими», а потому Умару нередко приходилось участвовать в разного рода операциях, как по линии Интрепола, так и по линии ЮНЕСКО, не оставляла места ни для семьи, ни для личных привязанностей. Сахара в этом плане была исключением, бывшая ученица, племянница близкого друга, она была ему очень дорога. И при мысли, что с ней может что-то случится, Умар начинал терять хладнокровие. Он, не задумываясь, бросился в пещеру, и не важно, что, по сути, это была ловушка. Он заставил Бапото позвонить Вранешу, это был блеф, но «Шакал» наверняка явится, а значит, какое-то время Сахара будет безопасности. То, что Золтан собирается использовать ее в качестве заложника для каких-то своих целей, Вахаби не сомневался.
Он хотел расспросить Бапото, но негр так и не пришел в себя. Перетащив его подальше от оползня в тень, Умар снова достал рацию. Перрен ответил почти сразу.
- В Агадесе сказали, что помощь могут прислать только через несколько часов и посоветовали привлечь на помощь местных. В Арлите какая-то авария на обогатительном комбинате, все спасатели заняты, а вот по тому телефону, что дали вы откликнулись сразу, спросили координаты и сказали, что вертолет будет минут через двадцать, - в голосе Франсуа слышалось уважительное удивление.
- Отлично минут двадцать мы можем подождать, - Умар уселся в тени рядом с Бапото, - потом доберемся до моей машины, там решим, как будем действовать. А пока расскажите поподробнее, что у вас тут произошло.
Дюран едва успел рассказать историю их приключений. Вахаби то и дело прерывал его вопросами, заставляя до мельчайших подробностей рассказывать про путешествие по пещере, как из-за гребня скалы появился вертолет. Это был вертолет, на котором улетел Вранеш. Археолог витиевато выругался по-арабски. Это было совсем некстати. Час назад появление боснийца могло переломить ситуацию, а сейчас надобность в нем исчезла, зато проблем могло появиться намного больше.
- Надо уходить, быстро… - Вахаби резко поднялся.
В этот момент из-за противоположного гребня, гудя моторами, выполз тяжелый военный транспортник, на хвостовой балке были отчетливо видны красно-бело-голубые концентрические круги.
- Ваши соотечественники, - Умар кивнул в трону транспортника, который, словно удивившись открывшемуся виду, завис напротив черной пирамиды. Вертолет Вранеша, быстро развернувшись, стал уходить в сторону, транспортник, поднявшись повыше, с неожиданной резвостью двинулся следом.
- Уходим, они тут без нас разберутся, - Вахаби протянул Мишелю руку, помогая подняться.

   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Рабочие выглядели ужасно. Черная кожа выглядела посеревшей, глаза поблекшими, словно выцветшими, руки и ноги в лохмотьях облезающей кожи. На голове среди когда-то густой шевелюры зияли проплешины выпавших волос. Туареги, наскоро мастеря носилки для двух особенно ослабевших, о чем-то тихо переговаривались, изредка бросая взгляды на Сахару.
Переводчик куда-то исчез, но быстро появился уже с фляжкой воды и, подойдя к туарегам, стал им что-то втолковывать, показывая таблетки.
Черный гигант, закончив укладывать одного из рабочих на носилки, подошел к Сахаре.
- Нам надо ехать. Мисс, что-то хотеть? – он с трудом подбирал слова. – Остальные идти медленно, люди очень больны, нельзя ехать быстро. Джибу говорить, что у мисс есть лекарство, которое помогать. Мисс может дать еще для них?
Гигант спрашивал, но смотрел на Сахару со странной убежденностью, словно она, даже если лекарства нет, способна немедленно сотворить его тут же на месте.
Чтобы утро стало добрым, надо его проспать.
   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Сахаре пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть великану в глаза. Такой большой, просто огромный, он напоминал ей неприступную скалу, но при всей своей силе смотрел он на неё так, слово это в ней заключалась вся сила и мощь пустыни, всего мира. А она ведь была всего лишь слабой, беззащитной женщиной.... И захоти это гордое племя подчинить её, наказать её, убить её - они бы сделали это. Сахара не смогла бы себя защитить. Это внушало страх. Но оттого, что синеглазые всадники считали, будто в ней живет душа царицы становилось почему-то еще страшнее.
- Это все, что у меня было, - она махнула рукой в сторону переводчика. Она старалась говорить медленно, так, чтобы великан понял. - Вам нужно не в вашу деревню ехать. В больницу вам нужно. Вы понимаете?
Молодой женщине очень хотелось, чтобы этот человек понял её. Услышал её.
- Лекарства тут уже не помогут. Эти люди серьезно больны. Они же облучились, как вы не понимаете! Всем остальным тоже опасно находиться рядом с ними, - она коснулась ладони всадника. - Пожалуйста, прошу вас, отвезите меня в лагерь. К археологам. Тогда я обещаю, что позабочусь обо всех этих людях.
Египтянка смотрела на великана с мольбой. Затем оглянулась на всадников. Нет, не разубедить ей этих мужчин в тагельмусах. Город? Больница? Ох, да для них это было пустым звуком.
Если бы только здесь был Дюран. Она бы отправила его в лагерь за подмогой. Француз, конечно, ужасно упрямый, но человек надежный. Только бы добраться до лагеря. К своим. Там Перрен, коллеги.
Мелькнула отчаянная мысль пустить коня галопом и попытаться добраться до лагеря археологов самостоятельно, но Сахи тут же отбросила её. Она и сидеть-то в седле толком не умела. Далеко бы она ускакала, когда бы за ней кинулись вслед все эти всадники.
- Скажите вашему, - она прикусила губу, вспоминая как туареги называют своего вождя, - амеенокалю, - Сахаре все-таки удалось вспомнить, - скажите ему, что нужно непременно к археологам. Это очень важно.
"Аменокаль", - повторила она про себя. Когда-то Умар рассказывал ей о туарегах. Вскользь и почему-то очень уклончиво.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Француз поднялся, подавив стон. Да, чувствовал он себя не самым лучшим образом, но голова была пока ясной. Для Дюрана этого было более чем достаточно. Сейчас нужно было думать не о себе, могло статься так, что этой несносной девчонке, археологу, гораздо хуже. Он корил себя, что не остановил её в свое время. Если бы можно было повернуть время вспять, то француз бы просто запер ее в палатке. И даже этот бархатный взгляд не поколебал бы его решимости.
Теперь приходилось расхлебывать. И ведь знал ведь, еще тогда уже знал, когда увидел этих "шахтеров" впервые, когда они только наведывались в гости в лагерь археологов, что их визиты добром не закончатся. Так и вышло.
Он в прищур наблюдал за удаляющимися вертолетами.
- Да, не будем медлить. Отыщем эту вашу подопечную, чтоб её, - чертыхнулся Дюран.

0

32

Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]Негр внимательно вслушивался в слова Сахары, но, то и дело отрицательно качал головой, то ли не понимая, то ли не соглашаясь.
Когда Сахара упомянула аменокаля, он обернулся на туарегов, выискивая кого-то глазами. Один из неспешившихся всадников, словно поняв этот молчаливый вопрос, подъехал к Сахаре.
- Больница не поможет, мисс, они уже мертвы, - из-под тагельмуста на девушку смотрели внимательные синие глаза. Всадник очень неплохо говорил по-английски. - Наша задача помочь им достойно встретиться с Аллахом, - он дал знак поднимать носилки и трогаться в путь. – Твой брат тоже умрет, Томбо, лекарство давать уже поздно, - слова были адресованы негру, и в глазах туарега мелькнуло сочувствие. Черный гигант, опустив голову, тяжело вздохнул и молча направился к носилкам.
- Его брат показал американцу и второму, который приехал недавно, где святилище. Деньги, она сейчас значат слишком много, даже в пустыне…– всадник взял коня Саха за подвод и тронулся вперед. - Держитесь крепче, мисс. Они думают, что их покарал Уммаа. Быть может и так. Уммаа или радиация, уже не важно, им уже не помочь. Но, вас мы отпустить не можем, Хранители, Томбо один их них, - он кивнул в сторону группы в черных тюрбанах, - хотят доставить вас в поселок. Здесь очень странные поверья, но в них есть доля истины.
Гул вертолета заставил всех поднять головы. Это был вертолет Вранеша. Туареги тут же схватились за оружие. Защелкали выстрелы. Вертолет заложив вираж стал уходить в сторону шахты.
- Он улетел, когда мы ворвались на шахту, - спутник Сахара проводил вертолет взглядом, - на нем был тот человек, что интересовался святилищем Вы его знаете? Что это за человек? Зачем он летал в долину?
Вертолет скрылся за краем скал, и всадники опустили оружие, спутник Сахары взмахнул рукой и тронул лошадь.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Идти пришлось долго, Умар то и дело оборачивался на Дюрана. Француз держался неплохо, это было хорошо, по крайней мере, не будет обузой.
Если судить по карте выходов из долины в этом районе было два. Один – к которому они сейчас направлялись – узкая, вьющаяся между скалами тропа. Второй в километрах пятнадцати от того места, где они находились, там идущая с севера дорога близко подходила к долине и вниз шел относительно пологий спуск ведущий к расположенному внизу поселению туба.
Выходило, что шахтеры обнаружили третий проход, который привел их сразу пещере. Судя по рассказу Дюрана, как они добирались, просто так обнаружить проход было невозможно, значит, кто-то показал его американцам, и этот кто-то был наверняка из местных.
Если верить Бапото Святилище, было очень древним и весьма почитаемым, а значит, расплата за его осквернение могла быть очень жестокой. Вахаби это серьезно беспокоило. А еще он отчаянно жалел, что сам не смог его осмотреть. А теперь на это место наложат лапу военные. Шутка ли почти чистый 235-й. Правда, можно надавить через ЮНЕСКО, но шансов не очень много. Правда француз сказал, что Сахи успела написать какое-то заключение, может быть оно хоть как-то поможет.
- Вы спрашивали, что такое Накшбандийя? – Вахаби протянул руку, помогая Дюрану взобраться на очередной уступ, - это суфийское братство, нечто вроде ордена дервишей, одно из 12 материнских братств суннитского толка. Вам знаком термин Мюридизм? В обычном смысле, это послушничество. Есть учитель или, как сейчас говорят, гуру, обычно шейх, есть ученики мюриды, есть учение и разного рода духовные практики. Но, в отличие от других братств, проповедовавших отшельничество и аскетизм, Накшбанди считали, что могут и должны иметь контакты с властями, что в результате трансформировалось сначала в политическое влияния, а потом и во власть. В средние века их власть распространялась почти на всю Среднюю Азию, Казахстан, Башкирию, Татарию, Северный Кавказ, Индию, Индонезию, Западный Китай, Афганистане, Турцию, Иран, даже Албанию и Мадагаскар, не говоря о Египте . В 15 веке знаменитый ходжа аль Ахрар имел в своем подчинении до ста тысяч мюридов. В Новое время Накшбанди активно боролись против европейских колонизаторов. Но, постепенно влияние братства сошло на нет, не было ярких лидеров, а в 20-м веке, орден и вовсе был запрещен и распущен, а храмы разрушены или закрыты. Сейчас идет повторное возрождение братства, в первую очередь, как боевой единицы ислама. Подготовка у них сродни японским ниндзя, со своими восточным нюансами. Там очень многие проходят тренировки, в первую очередь ваххабиты. Вранеш был одним их них. Да, давайте же руку Дюран, что вы молча карабкаетесь, тут не место глупой гордости, - Вахаби перелез через последний уступ и выпрямился, гладя на открывшуюся панораму.
Вдалеке был виден оползень над которым, собираясь садится, кружил вертолет. Судя по всему, транспортник решил не гоняться за Вранешем.
Что ж, значит Бапото может рассчитывать на помощь. Свидетели, способные дать показания, Интерполу всегда нужны. Бросая раненого, по сути, на произвол судьбы, угрызений совести Вахаби не испытывал, конголезец знал на кого работает. Хотя надо отдать должное, помочь Дюрану он пытался. Что ж теперь у него есть шанс остаться в живых.
- Но, если честно, - признался Умар вставшему рядом Мишелю, - я блефовал. Фраза: «Я приду». Это обращение учителя к своему мюриду, как знак, что ученик где-то поступил неправильно. Я рассчитывал, что это заинтригует Вранеша, и он прилетит. Это давало фору Сахаре и возможно спасло бы вам жизнь, но Уммаа, - археолог усмехнулся, - внес свои коррективы,
В кармане внезапно пикнул телефон. Это была дошедшая, наконец, СМС-ка от Сахары. Вахаби быстро набрал номер, но внезапно оживший телефон опять не отвечал.
– Связь в пустыне это отдельная песня.
Вахаби достал рацию. На этот раз связь установилась быстро.
- Да, Перрен , это я… мсье Дюран тоже со мной. От мисс эль Тайб так и не было сообщений? Что?!! Какая стрельба?!! - Умар едва не сорвался на крик. - похоже, что на шахте? Работавшие на раскопках местные говорят, что видели отряд туарегов? Черт возьми, похоже, что предположения шахтеров сбылись, туареги напали на шахту. Идемте, Дюран, до машины еще с полкилометра - последняя фраза была брошена уже через плечо, Вахаби решительно развернувшись быстрыми шагами направился туда, где по его расчетам остался автомобиль.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Когда предводитель туарегов подъехал к ним, Сахара снова забралась в седло. Не хотелось смотреть и на этого всадника снизу вверх. В седле молодая женщина чувствовала себя увереннее. Закутанный в синий тагельмуст мужчина, к удивлению египтянки, на очень хорошем английском сообщил ей страшную новость - рабочие мертвы, в больницу обращаться бессмысленно, они везут в поселок тела для погребения. Ах да, и Сахару отпускать они не собираются.
Сахи подавила тяжелый вздох, бросив удрученный взгляд на аменкаля. Как же она устала....
Солнце немилосердно напекало голову, отчего виски уже сжало словно железным обручем.
"Как там Дюран, - вспомнила она своего охранника. Сердце ее сжалось от плохого предчувствия. - О, Аллах, помоги ему, - выдохнула она про себя. Она потерла ноющие от боли виски, но даже боль физическая не смогла заглушить терзаний душевных.
Молодая женщина места себе не находила от неведения того, что стало с французом. Её терзало и то, что Вахаби со слов Франсуа, кинулся к ним на помощь. Если от ее беспечности пострадают эти двое мужчин, один из которых ей был очень дорог, а перед другим она чувствовала ответственность, она не знала сможет ли простить себя.
Слова синеглазого туарега, доносились до неё словно из вязкого тумана. Сахара попыталась сосредоточиться на том, что спрашивал её всадник, но мысли её путалис, а голова начинала болеть все сильнее.
Она прикрыла глаза, прежде чем ответить мужчине:
- Человек о котором вы спрашиваете - Золтан Вранеш. Он казался мне вполне приличным человеком, пока мы не узнали слишком многое. То, что делается на шахте - незаконно. Уран нужен ем для изготовления бомбы. А там, где замешано оружие - всегда крутятся большие деньги. Ну и он хотел осквернить ваше святилище. Рисунки, что изображены на стене пещеры тоже стоят немалых денег.
Сахара замолчала.
- Вы говорили о каком-то предании, поверье. Это как-то связано с моим визитом в вашу деревню?
   
Captain
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/QFtBN.jpg[/float]- Предание? – туарег внимательно посмотрел на Сахару и, достав из седельной сумки кусок синей ткани, не такой, как тагельмуст, а скорее похожей на платок, протянул его девушке. – Накиньте на голову, мисс. И вот… выпейте, - он отстегнул от пояса флягу, - это травяной настой, вам станет легче. А предание… это предание тубу. Когда-то мы жили вместе, потом наши пути разошлись. Туареги ушли в пески на северо-запад, а тубу остались на плоскогорьях. Это не мешает им кочевать, но Хранители всегда живут в одном месте. Сейчас мы снова живем рядом, но легенды у нас разнятся. Для туарегов царица Тин-Хинан – прародительница нашего племени, а для тубу – богиня, умеющая говорить с Уммаа. Хранители считают, что именно она показала места, где спят дети Уммаа и научила поклоняться им. Здесь осталось последнее гнездо. Его охраняют уже много сотен лет, еще с тех пор как тубу жили в тех пещерах, которые изучает ваша экспедиция.
Судя по взгляду, брошенному аменокалем на Сахару, туареги были в курсе, чем занимаются археологи.
- За это Уммаа дает тубу волшебную соль, - туарег понял руку, приказывая отряду свернуть ближе к ущелью. - Хранители считают, что американцы, украв чешую, потревожили его, а после того, как в святилище побывали вы, он и вовсе проснулся. Они думают, что в вас есть кровь Тин-Хинан и хотят, чтобы вы успокоили его.
Не успели всадники подъехать к спуску, как по ущелью пронесся гул и земля снова содрогнулась. Конь Сахары испуганно шарахнулся и хотел встать на дыбы , но крепкая рука туарега схватила его за повод.
Отряд остановился, туареги, тревожно переговариваясь, смотрели за край ущелья. Если толчки повторятся, то спускаться вниз будет опасно.  Но, земля снова замерла, гул утих и только медленно оседающая пыль и шорох осыпающегося по склонам песка напоминали о недавнем землетрясении.
Аменокаль дал знак, и отряд стал медленно спускаться в долину, где вдалеке среди финиковых деревьев уже были видны покрытые травяными циновками хижины и шатры туарегов.

Отредактировано Captain (2014-12-20 21:13:51)

0

33

Мишель Дюран [float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]
Совместно с Captain
Добираться до машины пришлось еще минут двадцать, но она, слава богу, оказалась на месте и даже не пострадала от падавших со скал камней. До шахты было километров двадцать пять, и Вахаби резко рванул с места, хотя дорога совсем не способствовала быстрой езде.
-Как самочувствие? – объезжая очередной камень, Умар краем глаза взглянул на Дюрана.
- Терпимо, - Мишель решил не строить из себя супергероя, чувствовал он себя и в самом деле неважно, а рисоваться перед Вахаби не имело смысла. Тот был человеком военным и попытки Дюрана погеройствовать только бы насмешили. Сейчас его волновало другое.
- Что стряслось?- спросил он прямо. - Что с Сахарой?
В голосе его слышалось неподдельное беспокойство, даже больше, впервые в голосе появились нотки страха.
- Какая еще перестрелка? Надеюсь, вашей мадемуазель хватит ума не соваться в самую ее гущу, - процедил он в сердцах.
- Перрен сказал, что со стороны шахты была слышна серьезная перестрелка, а рабочие на раскопках видели, как мимо пронесся отряд туарегов. Похоже, Ферретти с Вранешем серьезно их рассердили, и я очень надеюсь, что Сахары это не коснется. Другое дело, если Вранеш забрал ее с собой в вертолет, если так придется немедленно связаться с военными, чтобы они не вздумали его сбивать. С полицией Перрен уже связался, - Вахаби говорил сквозь зубы, не отрывая глаз от дороги. Ему не хотелось, чтобы Дюран видел тревогу на его лице. Но, сердце археолога сжималось от мысли, что Сахара могла попасть под случайную пулю.
- Только бы до нее добраться, - едка бросил француз. Он всегда начинал злиться на тех, о ком беспокоился. За египтянку ему было страшно. Он допустил, что она попала в руки бандитов, в руки таких, как Вранеш, людей беспринципных и жестоких. Бывший военный знал, что этих не разжалобят женские слезы. Острое чувство вины с каждой минутой ранило его все сильнее.
- Она сумеет постоять за себя? - вдруг спросил Дюран, кинув взгляд на серьезное лицо Умара. - Главное, не начать паниковать. Она мне казалась женщиной разумной, правда, упрямой и немного взбалмошной.
Дорога была плохой и каждый раз, когда машину встряхивало, Дюран ощущал это саднящей болью в ране.
Машина, наконец, выехала на основную дорогу, и вдалеке показались строения шахты. Одна из вышек была повалена, рядом с воротами суетились люди, а поодаль стояли целых два вертолета - полицейский и , о чудо, санитарный. Судя по всему, Интерполу были очень нужны живые свидетели. Вахаби мысленно поблагодарил Перрена за оперативность и прибавил газу.
Машина сбавила скорость и, наконец, остановилась. Француз вышел из машины и хмуро огляделся. Было шумно и суетливо. Мелькнула женская фигура, Дюран кинулся к ней, схватив за руку.
- Простите, я обознался, - Дюран с трудом сдержал разочарование. Девушка понимающе улыбнулась и также внезапно растворилась в толпе.
- Чертова девчонка, - выругался он. Недолго думая, бывший военный направился к одному из вертолетов.
- Здесь должна быть молодая женщина, - после быстрого знакомства начал он расспросы, едва подошел к санитарному вертолету. Если Сахара была ранена или, что еще хуже, - убита (Дюран запретил себе даже думать о самом плохом исходе), то египтянку нужно было искать в первую очередь именно здесь. И, когда медики заверили француза, что при их прибытии на шахту женщин в лагере не было, то обрадовался, как мальчишка. Правда, радость эта быстро прошла, сменившись новой волной беспокойства.

   
Умар Вахаби
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/AIv9U.jpg[/float]Пока Дюран расспрашивал медиков, Вахаби, оценивая обстановку, огляделся.
Медики грузили в вертолет тяжело раненых, а рабочие по присмотром полиции складывали у стены барака тела убитых.
Вахаби насчитал пятерых. Четверо белых - охранники и один местный. Еще трое охранников сидели в тени бытовки, из которой полицейские вытаскивали патронные ящики. Суда по выражению лица, стоявшего рядом с дверью человека в гражданском, количество боеприпасов впечатляло. Его лио Вахаби было знакомо. Умар видел его неделю назад в Тимбукту, когда получал инструктаж. Агент Интерпола Джозеф Боно.
Судя по ответам медиков Дюрану, Сахары среди раненых не было, и Вахаби направился Боно, рассчитывая узнать подробности.
- О, мьсе, Вахаби! Стоит вам где-нибудь появиться, как тут же начинают стрелять, - лицо агента скривилось в подобие улыбки.
- Зато, там, где появляетесь вы, стрелять уже перестали, - парировал Умар. Он прекрасно понимал недовольство агента. Неделю назад, когда конфликт между двумя родами, привел к серьезной перестрелке, он успел к «шапочному» разбору, когда все нужные свидетели были мертвы. Вот и сейчас, в наличии, в основном раненные и трупы, а Вранеш с Ферретти ускользнули.
- Да будет вам, Боно, - предваряя ответную колкость агента, Вахаби протянул ему руку, - сегодня у вас неплохой улов. Я уверен, что эти, - Умар кивнул в сторону сидящих охранников, - с удовольствием дадут показания, а в долине, был еще один, конголезец, он тоже может рассказать много интересно, если конечно, ваши люди поторопились. У него была явная контузия и несколько переломов. Меня интересует женщина, археолог из экспедиции, моя аспирантка. Ее пригласили дать заключение по найденному шахтерами рисунку. Где она?
Боно сморщился, но руку подал, а вот на вопрос Умара только пожал плечами. Никаких женщин на шахте они не застали.
Это было плохо. Шансы, что Вранеш забрал Скахару с собой резко взрастали.
- Если не возражаете, я переговорю с рабочими и … - Вахаби кивнул в сторону охранников, оценивая их готовность пообщаться, - и с ними тоже…возможно, кто-то что-то видел.
Решив считать неопределенный кивок Боно за знак согласия, археолог направился к сидящим на песке наемникам.
Один из них, тот самый старший, с которым Вахаби разговаривал ночью, недобро зыркнул газами на склонившегося к нему человека, а узнав, посмотрел еще злее, однако на вопросы ответил.
Да, они видели, как прилетел вертолет, женщину отвели в бытовку начальства, а дальше он не знает, во время перестрелки было не до этого. Но, вертолет улетел еще до того, как напали туаргеи, сразу после толчков, когда стала рушиться шахта и все бросились туда.
Рабочий, выдернутый Умаром из сгрудившейся поодаль испуганной толпы, рассказал, немного больше. Вранеш улетел один, не взял даже Ферретти. Американца забрали с собой туареги, эти дьяволы в синих тюрбанах, а еще они забрали своих и несколько рабочих. Они наверняка разозлились, что на шахту силой пригнали нескольких оставшихся в деревне туарегов. Была ли с ними женщина, никто не видел, но дверь в вагончик хозяина была сломана.
Судьба Сахары так и не прояснилась, но то, что ее не засунули в штольню, как это делали со строптивыми рабочими, уже радовало. Значит, она не осталась под завалом.
То, что ее могли забрать туареги, было не так страшно, женщины пользовались у них почетом. Другое дело, местный колдун, как он отнесется к тому, что египтянка были в святилище.
Надо было, не особенно привлекая внимание к ране, перевязать Дюрана и поторопиться. Деревня была не слишком далеко.

   
Сахара эль-Тайиб
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/kIuwr.jpg[/float]Травяной настой из фляги утолила жажду, которая уже давно мучила Сахару, головная боль чуть ослабла, но молодая женщина все равно чувствовала себя разбитой. Спрятав волосы под синим покрывалом, она облегченно вздохнула. Тяжело и опасно было находиться под жестокими лучами дневного светила с непокрытой головой. Солнце не щадило никого, по праву считая себя единственной царицей этих земель.
Слова предводителя туарегов не казались молодой женщине ни глупыми, ни странными. Даже суеверия о которых говорил этот человек были произнесены с таким достоинством, что нельзя было усомниться в его правоте. Голос мужчины, чуть приглушенный из-за тагельмуста, обернутого вокруг лица, звучал с таким суровым спокойствием, что сама Сахара, ученый до мозга костей, невольно подумала: "А что, если в словах туарега есть доля правды? А что, если в преданиях спрятана истина и сама судьба привела её сюда?".
Сахара вздрогнула от такого внезапного поворота мыслей, как вдруг, словно в подтверждении ее дум, земля чуть содрогнулась и по равнине прошелся едва слышный утробный гул.
"Тхин-Хинаан"- прошелестело у Сахары за спиной. Девушка невольно обернулась, но за спиной была только бескрайняя пустыня и безмолвные всадники.
- Что? - вырвалось у неё. Она бросила растерянный взгляд на аменокаля, а потом быстро отвернулась. Разумеется, ей просто послышалось. Она слишком долго находилось под палящим солнцем, устала и утомилась, - вот и мерещиться всякое, попыталась Сахара себя убедить, но почему-то стало жутко.
Спуск в долину был недолгим и прошел в полном молчании. Египтянка перестала задавать вопросы, а предводитель туарегов не спешил задавать свои.
Очень скоро они въехали в оазис. Тревожные мысли, которые гложили Сахи сменились интересом и удивлением. Оазис было небольшой, но тут были и финиковые деревья, и высокие стройные пальмы, и даже несколько водоемов с колодцами. По всему оазису были разбросаны шатры, хаймы и хижины из которых уже стали выбираться люди, чтобы встретить вернувшихся.
Сахара то и дело ловила на себе долгие, любопытные взгляды. И в который раз почувствовала себя нелепо и чужеродно в окружении всех этих людей, которые были также далеки от цивилизации, как и она от этого древнего, затерянного мирка, сосредоточившегося на маленьком кусочке бескрайней пустыни.
Наконец, всадники стали спешиваться. Вокруг загудела незнакомая речь, Сахаре помогли слезть с лошади и на какое-то время девушка осталась совершенно одна. Казалось, никому не было до нее никакого дела, но она видела, что за каждым её шагом наблюдают.
Молодая женщина, воспользовавшись тем, что на время о ней позабыли, умылась у водоема, смыв с себя пыль и песок, а вместе с пылью смывая и все неприятности.
   
Мишель Дюран
[float=left]http://sa.uploads.ru/t/WUgHk.jpg[/float]Долго возиться с раной не пришлось. Прямо у вертолета французу её обработали и перевязали, сделали укрепляющий укол, а молоденькая, симпатичная врач успела даже пококетничать с военным. Впрочем, Мишель на флирт молодой женщины отвечал хмуро и неохотно, словно и не замечая милых улыбок и легковерных шуток. Ответив пару раз совсем невпопад, он добился того, что обиженная невниманием женщина, наложив швы и перевязав рану, сухо с ним попрощалась и спровадила прочь.
Машинально выдав короткое "mersi", Дюран огляделся, выискивая глазами археолога.
- И куда он провалился? - чертыхнулся француз. Не то, чтобы общество араба ему было поперек горла, хотя зачем кривить душой перед самим собой, так и было, однако, этот араб был единственным, кто мог помочь в поисках мадемуазель эль-Тайиб. Вахаби знал пустыню. Дюран знал её недостаточно хорошо. Это был весомый аргумент, чтобы Мишель скрутил гордость и подавил личную неприязнь.
Мужчина чувствовал себя значительно лучше. Не было уже той изнурительной слабости от которой подкашивались ноги, а в глазах темнело. А после того, как французу удалось раздобыть стакан горячего кофе и бутерброд, мир и вовсе перестал казаться ему угрюмым, а проблемы - неразрешимыми.
Раздобыв еще одну кружку кофе, Дюран вернулся к машине, верно решив, что Вахаби вернется к автомобилю, как только все разузнает.

Отредактировано Captain (2014-12-20 01:12:35)

0

34

Прибывший отряд встретили громкими приветственными  криками, вслед за которыми, при виде привезенных тел, раздались причитания и  женский плач. Но, тела унесли, раненых и больных увели, и все вновь занялись своими делав
Караван прибыл совсем недавно и еще не все шатры и палатки были поставлены.   Недалеко от бассейна несколько человек обшивали тростниковыми циновками деревянный каркас шатра, другие - растягивали сделанный из верблюжьей кожи купол. Рядом стояла пара  больших брезентовых баулов с немудреным скарбом бедуинов. На фоне серовато-желтого песка  покрытые крашеной кожей жилища туарегов смотрелись особенно ярко. 
Большинство хижин  поселка было построено из таких же тростниковых циновок, которые  хорошо защищали и от пустынного зноя и от песка. Было несколько деревянных построек, стены которых, сделанные из веток, больше похоже на плетень, были обмазаны чем-то вроде глины. Напротив бассейна , в котором умывалась Сахара стояло три  круглых  хижины, сложенных из камня. Старый выветрившийся песчаник был серым, отчего здания казались очень древними.
Бассейн,  судя по виду, был такой же древний. Верхняя облицовка из песчаника выветрилась и потрескалась, вырезанный на ней узор почти стерся, но  в местах, где песчаник откололся проглядывали плотно притертые друг к другу плиты черного базальта. Все это покрывал  зеленовато- коричневый мох, ярко зеленый в тех местах, где его языки спускались к самой воде, плавая на ней как зеленое покрывало.
О Сахаре, казалось, совсем забыли, люди сновали   по своим делам лишь несколько ребятишек , собравшихся неподалеку, с  любопытством глазели на необычную гостью. 
Но, деловая суета продолжалась недолго,  совсем рядом раздался удар барабана. Не успел низкий глубокий звук  рассыпаться на гармоники и растаять, как ему на смену пришел другой -  выше, затем третий, и, наконец все три зазвучали вместе, сплетаясь с какой-то необычный ритм.  Люди, оставив дела,  стали выходить из хижин, и рассаживаться полукругом
на площадке около каменных зданий.
Бой барабанов то ускорялся, то почти останавливался,  рассыпался  на части, и вновь соединялся воедино. В круг цепочкой стали выходить женщины. Начался странный танец-спекталь.
В такт ритму цепочка то двигалась по кругу , то начинала извиваться, то замирала, словно на полушаге, и вновь устремляясь вперед.  Вслед за первой в круг вошла вторая цепочка. Бой барабанов стал быстрее и цепочки стремительно двигаясь навстречу друг другу спелись в едином вращении и разлетелись в разные стороны, совсем как нарисованный на стене в пещере человечки.
Кто-то тронул Сахару за рукав. Это был переводчик.
- Ритуальный танец  местных тубу. Путь человека от рождения до смерти. Прощание с умершими и погибшими, судьбу которых теперь вручают Уммаа.  А уже потом их будут хоронить по исламским обычаям.
Ритм барабанов изменился, и в круге начался другой танец, оставалось только догадываться, какие сцены из жизни умерших изображали танцующие.
Незаметно для Сахары за спинами зрителей со стороны каменных хижин появились люди в черных плащах и тюрбанах. Судя по цвету кожи, они все  были африканцами.
Танец подходил к концу -  в круге, постепенно вбирая в себя одинокие фигуры, вновь сплеталась спираль.  Несколько громких ударов, спираль замерла, а потом под все ускоряющуюся дробь, стремительно разделилась на две цепочки и исчезла, словно растворившись в толпе зрителей.
Круг опустел, зрители встали и, сделав круг шире, пропустили вперед человека в коричневой гандуре  и черном тагельмусте.  Снова ударили барабаны и начался новый танец. Ритмичное притопывание сопровождалось едва заметными перемещениями корпуса рук и ног, так, что создавалось в впечатление, что танцор просто перетекает из одного положения в другое.
[float=right]http://sf.uploads.ru/t/QY3bh.jpg[/float]

- Похоже на смесь тэгуа и ильвэа, но я не совсем понимаю, о чем это, - смущенно пробормотал переводчик. 
Танцующий двигался по кругу, и вдруг остановился, как раз напротив того места, где за бассейном стояла Сахара.
- Мисс... - раздался сзади голос неслышно подошедшего Томбо. Гигант, на этот раз  уже с открытым лицом, показывал рукой в сторону   круга, предлагая ей  подойти туда. Судя по всему, отказ не предусматривался.

-----------------
Гандура - наци ональная одежда - свободное длинное одеяние с рукавами и воротом, странах Персидского залива  -  белое,  в странах Северное, Алжире и Марокко - цветная.
Тэгуа (Tergui)  и Ильвэа (Allaoui)  - танцы туарегов и воинов-арабов.

Отредактировано Captain (2014-12-22 01:06:58)

0

35

Прохладная вода, казалось, смыла не только пыль и песок с лица, но и наполнила новыми силами. Сахара чувствовала, что страх отступил, - ведь никто больше не угрожал её убить.
Как же она была напугана в поселке шахтеров! Когда в лагере началась стрельба, молодая женщина стала уже подумывать, что не выберется живой, как пустыня неожиданно прислала ей помощь, словно услышала ее мольбы.
А здесь.... Египтянка не знала чего ожидать, не знала знает ли Мишель, что с  ней стряслось и способен ли он отыскать её. Сахи знала, как глубоки могут быть предрассудки и понимала, что просто так, по своей воле ей не удастся покинуть деревню. Что она могла сделать против отряда воинов?
Барабанные ритм прервал ее невеселые мысли и молодая женщина с тревогой стала всматриваться в завораживающий танец. Было в этой дробной музыке что-то первородное, словно исходила она со дня сотворения земли, пустыни.
Сахара не заметила, как за спиной выросла фигура Томбо и невольно негромко вскрикнула, когда услышала его голос.
- Что? Зачем это еще? - девушка напряглась и попятилась, но ладонь великана мягко, но решительно легла на её плечо.
Египтянка поняла, что успокоение было временным. Аменокаль говорил о каком-то местном колдуне и при мысли о том, что может наговорить полоумный старик ей стало дурно. Колдуны пользовались большой властью в поселениях. А если он потребует её крови?
- Пожалуйста, пожалуйста, помоги мне, - взмолилась она про себя, на мгновение зажмурившись.
И почему-то вспомнила не о Дюране, а о руководителе экспедиции.
- Зачем это нужно, - прошипела она переводчику, но тот ничего не успел ответить, лишь недоуменно пожал плечами.
Сахара глубоко вздохнула, выпрямила плечи и смело шагнула в очерченный круг, пристально вглядываясь в человека в черном тагельмусте. Видимо, это и был колун. Египтянка не сводила с него взгляда, словно надеялась прочитать его мысли и угадать, что тот будет делать дальше.

0

36

[float=left]http://sf.uploads.ru/t/Q4uDd.jpg[/float]
Сахара сделала шаг, и кто-то из женщин хлопнул в ладоши, потом еще и еще, с каждым хлопком участников становилось больше. Сахара шла, и уже весь круг сопровождал каждый ее шаг звучащими в едином ритме хлопками. По мере того, как она подходила к стоящему в круге мужчине, становилось ясно, что меньше всего он походил на колдуна. Он явно был молод, на Сахару смотрели  странно знакомые глаза и, судя по их выражению, под тагельмустом танцор улыбался. На не закрытом тканью виске виднелась  длинная ссадина. Мужчина убрал с лица черную ткань и склонился перед девушкой в низком поклоне - это был тот человек, которого она освободила в пещере. Туарег  выпрямился и, сверкнув  белозубой улыбкой, разразился весьма экспрессивной речью, размахивая руками и то и дело, оборачиваясь к зрителям которые встречали его слова одобрительными возгласами и хлопками.  Из всего того, что он сказал, были понятны всего несколько слов,  вернее, то и дело упоминавшиеся имена - Уммаа, Тин-Хинан и тенехельт. Последнее слово было сказано с особой почтительностью и туарег, разведя в стороны руки, снова склонился перед Сахарой.  Женщины восторженно закричали и захлопали в ладоши.

-  Это  томашек, - раздался за спиной Сахары голос аменокаля, - он рассказывает, как его захватили проникшие в пещеру Уммаа враги, как он  обратился к великому змею с просьбой о помощи и тот послал ему воплощение великой правительницы Тин-Хинан, которая освободила его,  и он в благодарность отдал ей подаренный матерью тенехельт. И теперь он с почтением просит разрешения, если мисс решит выбрать себе мужа, быть  одним из претендентов на ее руку.  Вы спасли моего сына, мисс, - аменокаль, быстро поднеся правую руку ко лбу, губам и груди, тоже склонился перед Сахарой, -  и я присоединяюсь к его просьбе, он будет  достоин.

Отредактировано Captain (2015-01-13 16:07:03)

0

37

Идущая вдоль края долины тропа, была пригодна для всадников, но не для автомобилей, и  Вахаби с Дюраном поневоле пришлось сделать большой крюк, по грунтовке, проходящей мимо лагеря  экспедиции.   Заметив стоящий около палаток военный джип, Умар, несмотря на возражения француза, свернул к нему. Испуганный Перрен, что-то объяснявший  офицеру в форме, заметив машину, со всех ног бросился к ней.
- Мсье Вахаби, мсье Вахаби, офицер сказал, что она будут вызывать войска, чтобы усмирить  туарегов! Приказывают немедленно свернуть лагерь...
- Усмирять туарегов? - по лицу Умара  прошла внезапная судорога.   Сжав зубы так, что на щеках заиграли желваки, он вылез из машины и решительно направился в сторону военных.- Что здесь происходит, офицер?  Почему мы должны сворачивать лагерь?
Офицер что-то ответил вполголоса, но Вахаби, судя по всему, понижать голос не собирался.
- Хорошо... лейтенант... Я?  Начальник экспедиции. Что за операцию вы собираетесь проводить, лейтенант? Сообщили, что туареги напали на шахту? Они освобождали своих соплеменников, которых там удерживали насильно. Вы в курсе, что на шахте обнаружили целый склад оружия?  Что Ферретти - владелец шахты незаконно торговал обогащенным ураном? Что на шахте в качестве инженера находился известный террорист  Золтан Вранеш, по кличке Боснийский шакал? Поинтересуйтесь у Интерпола, его сотрудники сейчас на шахте. Вы в курсе, что Вранеш, не далее чем пару часов назад, на неопознанном вертолете вывез  несколько ящиков суперобогащенного урана, которого хватит не на одну грязную бомбу?  - Вахаби говорил зло и быстро, словно выплевывая вопросы, на которые растерявшийся офицер лишь успевал отрицательно качать головой. - Что они ранили моего начальника охраны и похитили мою сотрудницу Сахару Эль-Тайиб?  Помолчите, Франсуа! - рявкнул он на пытающегося что-то сказать  Перрена. - Военная операция! Вы хотите, чтобы запылал весь район?  Ищите вертолет, заложницу, ищите уран, пока он не попал к "Боко харам" *)... и прежде чем "усмирять" туарегов, проведите расследование, свидетелей у вас будет достаточно. Сейчас одного из них забирает в долине французский военный вертолет, а остальных - полиция  на шахте... Свяжитесь с   ними по рации и поторопитесь.  Я больше вас не задерживаю, - это было сказано таким тоном, что лейтенант машинально козырнув, бросился к джипу.
- Успокойтесь, Перрен, -   Умар  похлопал  испуганного француза по плечу, - мисс Сахара не у террористов,   насколько я понял, она у туарегов.
Перрен в ужасе охнул.
- Это не так страшно, как кажется. Вы остаетесь здесь за главного. Успокойте рабочих, соберите всех в лагере,  раскопки сегодня вести не надо, но день будет оплачен. Я не хочу, чтобы кого-нибудь из них случайно арестовали. А мы с мсье Дюраном поедем за Сахарой.
Немного успокоившийся Перрен немедленно поспешил выполнять указания, а Вахаби, взяв из багажника машины сумку,  вошел в  центральную палатку, из которой  через несколько минут появился в совершенно неузнаваемом виде. Задрапированный в длинную черную рубаху, стянутую тканым полосатым поясом, повязанным  поверх перекрещивающейся на груди кожаной портупеи, в накинутой сверху распахнутой джуббе с капюшоном  и синим  тагельмустом на голове, он выглядел почти так же, как те "дьяволы на конях" с которыми в свое время пришлось воевать Дюрану.  Одеяние и висевший на груди Умара крупный агадесский крест замысловатой формы, придавали ему некоторую таинственность, и даже  величественность.
При воспоминании о "дьяволах" Дюрана невольно  передернуло, дав новую пищу его инстинктивной неприязни к начальнику экспедиции.
-  Хотите пить, Дюран, - Вахиби протянул  Мишелю бутылку и пачку галет. - Я туарег по матери, -  бросив на заднее сиденье аптечку, он сел в машину, - мы едем к туарегам, значит, мне имеет смысл выглядеть как туарег.
Тон, которым он это сказал,   был совершенно обыденным, что, до некоторой степени, примирило француза  с внешним видом своего спутника.
- Да поможет нам Аллах и Уммаа, - махнув рукой удивленно взиравшему на них Перрену, Вахаби нажал на газ, и машина рванулась по такыру, оставляя за собой шлейф пыли.

*)"Боко харам" - радикальная нигерийская исламистская организация.

0

38

При первой встрече спасенный показался ей юношей, совсем мальчишкой, но сейчас Сахара видела перед собой  молодого мужчину, высокого воина.  Вероятно тогда, ночью, всему виной были страх, спешка и темнота. Египтянка помнила лишь темные глаза, глянувшие на нее с благодарностью, а потом пленник растворился во тьме пустыни.
И сейчас Сахара поняла, что спасла вовсе не мальчика-бедуина, а взрослого воина племени туарегов. Неожиданное открытие поселило в сердце молодой женщину досаду и тревогу.
Куда проще было бы, если б пленник оказался и правда бедным бедуином-скотоводом, который в благодарность помог бы ей добраться до города, а не гордым имохагом, который ждал, что она окажет ему великую честь, - станет его женой.
По спине пробежал холодок. Сахара стояла посреди торжественного, ритуального круга и все вокруг стихли в ожидании ее ответа. Как же много хотелось ей высказать, но торопливые слова замерли на губах и лишь короткое, острое, как взмах клинка, слово, разорвало тишину оазиса:
- Нет, - она покачала головой и повторила снова, - нет. Я не могу. Простите.
Сахара обернулась к аменокалю:
- Меня ищут. Мне нужно вернуться в лагерь. Я не могу остаться. Я не могу стать его женой. Ни чьем бы то еще женой. Ведь у меня уже есть нареченный, - не моргнув глазом солгала молодая женщина.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Альтернатива - игра в стиле приключений "Индианы Джонса"