Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Благими намерениями... Ковенант. Эпизод 3


Благими намерениями... Ковенант. Эпизод 3

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время и место действия: июль 2022 года, Варшава, улицы городской окраины.

Действующие лица: Мартин Новацки, охотник на вампиров. Стивен Дорфф, вампир.

0

2

Стивен не жалел о том, что оставил девушку. Совершенно не жалел. Он знал, что сделал лучше для нее. И это было главное. Впервые за последние несколько лет он сделал лучше для кого-то, а не для себя. И это было самое большее, что он мог предложить журналистке. А остальное его уже не интересовало, как впрочем, и она сама.
И с этой мыслью вампир вышел на улицу, бросая взгляд на грязно-розовые от наступающего рассвета дома. Близился день… Не самое любимое время суток. Днем Стивен становился, чуть менее подвижным и сильным, чем ночью. Хотя, конечно, это не мешало ему вести активный образ жизни, если было необходимо.
Подняв воротник куртки, не потому что было холодно – холода он уже давно не ощущал, просто по привычке, вампир двинулся прочь от заведения, минуя автомобильную стоянку. И вот тогда его настиг запах, от которого внутри что-то мерзко екнуло, словно сжалась невидимая пружина.
Запах был не просто ему знаком… Он был запахом из прошлого Стефана… Прошлого, от которого Дорфф бежал последние несколько лет. Знакомое биение сердца раздалось почти сразу же. И уже понимая, что его, скорее всего, заметили, Стивен все равно ускорился, собираясь миновать стоянку как можно скорее. Встречаться с этим человеком ему не хотелось. Почему?
Потому что он был единственным, перед кем вампир чувствовал себя виноватым… Как бы парадоксально это ни звучало.

0

3

Найти вампира… Легко было сказать, но трудно сделать. Мартин старался не давать обещаний. Еще одно правило, не из списка охотника, но все-таки полезное. Но сейчас дело было не в его слове, на кону стояла жизнь сестры. И, возможно, что и тысяч больных вирусом САТ. Но о них охотник старался не думать, не его забота.
Мартин просмотрел список намеченных подозреваемых, безрезультатно. Обычно он прорабатывал каждого человека, но большая часть оказывалась пустышками. С появлением множества телепередач и книг на эту тему, вампиры оказались на пике популярности. Появилось множество подражателей, не совсем вменяемых людей, некоторые не только изображали вампиров, но и считали себя упырями. С такими управляться было сложнее всего: с одной стороны на них приходилось тратить много времени, с другой – эти безумцы часто бывали агрессивны. Наглядный пример, недавно объявившийся таинственный убийца. Пусть ими занимаются полиция и психиатры, проблема была в другом: настоящие неумершие пользовались шумихой, легко заметая следы. Каждый всплеск общественной паранойи им, как рождественский подарок. Последняя подобная вспышка была в десятых годах , теперь снова повторялась. А сколько их было за историю человечества?
Проверять каждого? Только зря терять время. Как назло, Мартин сейчас не вел ни одного упыря – последний погиб от его руки с неделю назад. Если бы доктор обратился раньше… Новацки попытался связаться с несколькими охотниками, но те не отвечали. Сменили область охоты или, что более вероятно, телефонные номера. Семья и работа для охотника были скорее исключением, чем правилом, поэтому с ним старались не вести дел. Они легко могли сорваться с привычного места и скрыться, Новацки - нет. Ему было что терять в случае разоблачения.
- Абонент недоступен, - Мартин в который раз отменил вызов. Фраза начинала раздражать. Хоть бы сменили… пся крев, о чем он думает? Вечер убил на ерунду. Мартин откинулся в кресле, спинка жалобно заскрипела, грозя сломаться в любой момент. Пожалуй, стоило одолжить у доктора пару доз кофеина.
- Новацки! – из дремы его выдернул резкий голос, Мартин вскинулся: неужели удалось дозвониться? – Пся крев, где тебя носит?
Некоторые люди ничем не отличались от упырей. И владелец бара, где работал Мартин, относился к этой категории. Впрочем, сегодня он злился вполне обоснованно – Новацки вот уже час как должен быть у стойки бара, поддерживать имидж обычного парня.
- Или мне пригласить на работу твоего придурковатого дружка, который просиживает здесь? – рявкнул динамик. Рука охотника замерла на полпути к переключателю. – Кого? Кого ты видел? – «дружком» могли назвать только одного человека. – Стивен был у вас? – в ответ раздалась неясная ругань, но Мартин уже не слушал.

Новацки окинул быстрым взглядом помещение бара: пара вдрызг пьяных завсегдатаев у стойки, больше никого. И неудивительно, под утро любое веселье заканчивалось.
- Вы не видели здесь моего друга? – хозяина не было видно, поэтому он обратился к тем двоим. – Светловолосый, коротко острижен, в кожаной куртке, - конечно, с момента их последней встречи он мог десять раз изменить внешность, но попытка не пытка. – Его зовут Стивен, - один из пьяниц вяло повернулся к нему, но не ответил. Мартину не хотелось применять силу, тем более, они могли ничего не знать. Он натянуто улыбнулся: – Весь вечер не могу с ним связаться, - как и последние три года.
Мужчина в ответ помотал головой, видимо, для него это было исчерпывающим ответом, и упал на стойку. Чудно. Стоило убраться отсюда до появления хозяина, если так пойдет и дальше, работа ему будет точно не нужна.
Своей машины у него не было, поэтому Новацки направился к связному автомату на стоянке. И зачем их только здесь ставили? Чтобы «безлошадные» могли лишний раз позавидовать автомобилистам?
Вблизи раздались чьи-то шаги. Мартин решил, что это кто-то из запоздалых посетителей бара, но одно обстоятельство его насторожило. Он не чувствовал запаха незнакомца: ни перегара, ни пота… ровным счетом ничего. Так замаскироваться не могло ни одно живое существо – ни человек, ни вампир. Интересно.
Новацки нырнул за одну из машин, прислушиваясь к шагам незнакомца, летать-то тот не умел. Охотник пригнулся, выглянув из-за бампера машины, и успел заметить куртку мужчины. Тот направлялся к выходу с автостоянки, шел быстро, почти бежал. Почему?
Мартин ударил дверцу машины, несильно, ему нужно было, чтобы сработала сигнализация, чтобы отвлечь незнакомца. Тем временем охотник метнулся в другую сторону, наперерез мужчине.
- Стив? – одно дело желать, другое получить все в полном объеме. Новацки черте сколько готовился к этой встрече, и сценарий менялся от «врезать» до более миролюбивых вариантов. Сейчас же он замер, и смог только выдавить непривычно растерянное: - Стой, Стив.

0

4

То, что этот запах и сердцебиение никак не могут быть связаны друг с другом до Стивена дошло несколькими мгновениями позже, уже когда он успел сделать десяток шагов. И Дорфф невольно сбавил ход, понимая, что это невозможно… У вампира сердце не бьется… А не быть вампиром Мартин не мог. Стивен слишком хорошо помнил, как дал ему выпить своей крови, считая, что делится бесценным даром…

После той злополучной охоты, когда умирающий вампир рухнул на Дорффа, а вернее, на Стефана Мацкевича, и кровь кровопийцы, какая ирония, попала охотнику в рот, Стефан не сразу понял, какую подлянку уготовила ему судьба. Сперва, в первый день, все было как в тумане, словно с перепоя. Но потом… потом он обнаружил у себя неожиданные способности. Он стал сильнее и мог ударом кулака выбить дверной замок. Он стал быстрее и мог пробежать несколько десятков километров, даже не сбив дыхание. Он стал лучше видеть и слышать… Но самое главное, он стал чувствовать вампиров, улавливать их, как кошка чувствует крыс в темноте подвала.
И это был настоящий дар, посланный охотнику свыше, не поделиться которым со своим учеником и другом Стивен просто не мог. И он поделился… И лишь спустя несколько дней понял, что натворил… В то самое утро, когда у него впервые прорезались клыки и жажда крови вывела его на охоту… Он так и не смог убить свою первую жертву, просто укусил ее. Больше напугал, чем причинил вред, и совсем не насытился… Но это было неважно, потому что не имело значения. Значение имело лишь то, что он сам стал вампиром, стал тем, на кого охотился. А еще он превратил в подобного монстра того, кто ему доверял. И Стивен сбежал не найдя в себе сил открыть другу правду ни о себе, ни о нем. Да и что он мог сказать?! Прости, я сделал тебя упырем?! Но получалось не сделал… Как?! Почему?!

Бывший друг шел за ним, вернее, даже бежал, прикрываясь машинами. Его шаги гулко отдавались в голове вампира, где билась только одна мысль:
«Как?! Как это возможно?! От крови вампира нет спасения!» - это Дорфф узнал уже позже. Но в этом случае сейчас, на этой стоянке, его нагонял бы еще один кровосос, но никак не живой человек. Может быть, не совсем обычный, кое-что в его запахе было непривычным, несвойственным для людей, но все же человек…
Или Мартин нашел спасение? Может быть, есть способ снять это… проклятье? И от этой мысли Стивен остановился.
Положа руку на сердце, раньше он даже мечтать не мог о таком. Да и понятно, что прошедшие три года из жизни не выкинуть, как и не вернуть того, что было в прошлом. Но если бы это удалось… Если бы только удалось…
И когда за спиной раздался голос, назвавший его по имени, вампир уже не спешил уходить. Он лишь ухмыльнулся. Да, Стив – он сам придумал это имя, чтобы избавиться от ненавистного Стефанека, которым его звали в детстве и юности. Вот отличие от него, Стив звучало мужество, по-охотничьи.
- Стою, - глухо, словно не своим, а чужим голосом, отозвался Дорфф. И обернулся, глядя на друга. – Привет, Марциш.
Ситуация словно из дешевой мелодрамы. Наверно, нужно было добавить что-то едкое, колкое. Раньше Стивен не был саркастичен. Теперь же он стал таким. И с губ сорвалось:
- Ты совсем не изменился за последние три года. Точно, как вампир.
А в голове все была одна мысль: «почему он все еще человек?!».

0

5

Мартин преградил выход, хоть и понимал, что это смешно – тренированному человеку перепрыгнуть невысокий забор не составит труда. Это скорее было психологическим действом: задержать Стива, не дать дорогому другу и учителю снова смотаться.
У Новацки было много тем для разговора. Например, почему три года назад Дорфф растворился, словно призрак, бросил квартиру и оборвал все связи? Сначала Мартин решил, что Стив погиб на охоте, но это не вязалось с тем, что знал о нем Новацки. Во-первых, он всегда держал ученика в курсе своих дел. Мартин проверил – все цели либо были устранены, либо пребывали в блаженном неведенье о судьбе его учителя и ничего не могли сказать, сколько бы охотник их не тряс. Обстоятельства исчезновения Дорффа были более чем загадочны: все документы сохранились, именно благодаря записям Стива Новацки убил своего первого монстра самостоятельно. Во-вторых, до этого они почти всегда работали в паре. К чему рисковать в одиночку, если было кому прикрывать спину?
Стива не убили, это было ясно, как божий день. Напарник ушел сам, и, судя по всему, по-английски, не попрощавшись. О причинах Мартин старался не задумываться, но не понимал, почему Стив ничего не объяснил, ни записки, ни письма. Как будто не было долгих лет дружбы. Из этого Новацки сделал важный вывод: человеческие отношения – штука хрупкая, в любой момент может подвести. Но у него осталась сестра, за которой нужно было присматривать, и мать, о которой нужно было заботиться. Полный ворох проблем.
- Марциш, - он не любил эту странную привычку коверкать имена. И Стивен прекрасно знал об этом. Позлить хотел? К чему?
- Уместное сравнение, - кивнул Мартин, подходя ближе к бывшему напарнику. Раньше он не замечал тягу Стива к ерничанью, но время меняло людей. Особенно таких, как Дорфф. И все-таки, с чего его повело на упырей? Охотники старались лишний раз не упоминать их в разговорах, суеверно боясь накликать беду. – Три года – не срок.
Ударил резкий порыв ветра, и Мартин невольно поежился. Автостоянка – не лучшее место для беседы, а разговор предстоял долгий.
- Спрашивать, с чего ты исчез, - правильнее было бы сказать «меня кинул», но Мартин предпочитал не сгущать краски, - не буду. Дело твое, - по-хорошему, если не считать не обиды, засевшей в нем занозой, то это была правда. В конце концов, они оба были взрослыми людьми.
- Я не стал бы тебя искать, - а вот это было ложью. Искал, да еще как. Но, в любом случае, это было в прошлом. – Но мне нужна твоя помощь, Стив. Дело важное, один не справлюсь, - он взглянул на часы. Шесть утра, значит, скоро появятся владельцы машин. – Поговорим в более удобном месте? У меня или на твой выбор, - Новацки сознательно оставил решение за Дорффом. Тот, похоже, не горел желанием раскрывать бывшему напарнику детали своей новой жизни.

0

6

Мартин был рад, обижен и растерян. Нет, по лицу этого было не понять. Внешне бывший друг казался равнодушным, но Стивен чувствовал, как его сердце меняет свой ритм в зависимости от сказанного. Эмоции. Чувства… Это все свойственно людям, но не вампирам.
Впрочем, Дорфф кривил душой. Сейчас его тоже раздирали эмоции… Зависть и ощущение несправедливости.
Мартин выпил крови вампира. Он должен был стать вампиром. Должен был, как и сам Стивен. Но не стал. Может быть, дело было в том, что в момент «дележа кровью» Дорфф еще не сам не трансформировался до конца. В любом случае, это было неважно. Значение имело лишь то, что Новацки до сих пор человек… Пусть, не совсем обычный, но человек. И ему не нужно регулярно убивать и пить кровь, чтобы жить…
«За что мне все это?! Господи, за что?!»
И от слов охотника, которые резко контрастировали с его собственными переживаниями, на губах вампира появилась кривая, саркастичная ухмылка.
- Я и не собираюсь с тобой делиться, - ответил он, давая понять, что не будет обсуждать с бывшим другом причины своего внезапного исчезновения. – А что касается помощи…
«Ты до сих пор человек, и тебе что-то еще нужно от меня?!»
- Я не знаю, чем могу тебе помочь… - в душе шевельнулась горечь, которая лишь подогрела зависть, злую и черную. Но вряд ли Мартин отступился бы так просто. Это было не в его характере. Да и потом, Стивену хотелось понять, как все-таки бывшему другу удалось избежать участи стать кровососом. – Но если хочешь – давай поговорим… У меня. Я живу здесь, недалеко.
Наверно, вести к себе в логово охотника было безумием. Но ведь теперь ему, Стивену, все равно придется уехать. Не может же он оставаться здесь и дальше. Рано или поздно им с Мартином придется столкнуться. И тогда один из них умрет… Например, охотник…
И почему-то эта мысль не вызвала у Стивена протеста. Обуреваемый чувством несправедливости по отношению к себе, он, в глубине души, видел в гибели бывшего друга чуть ли не возмездие. Новацки должен был умереть три года назад, умереть и стать чудовищем. Но не стал… И это упущение никогда не поздно исправить…
Мотнув головой, Стивен отогнал дурацкую мысль. Нет, он не убьет Новацки. Не убьет, потому что не считает нужным. Хотя зависть и ощущение несправедливости в душе сменившие давнее чувство вины требовали обратного.
- Пошли, - и с этими словами вампир двинулся прочь со стоянки. Благо до его дома идти действительно было недалеко.

0

7

Мартин машинально отступил в сторону, пропуская Дорффа вперед. Почти привычка, он верил, что она выветрилась, ушла из него за последние три года. Кого он обманывал? Могло пройти пять, десять лет, но Новацки все равно шел бы чуть позади, словно они снова были на совместной охоте, и он прикрывал спину напарника. Он не думал, что на них могли напасть сейчас, хотя ни один охотник от этого не застрахован. Действовал на автомате, понимая, что так безопаснее.
- Я не бросил, - Мартин попытался немного разрядить обстановку, про себя удивляясь молчанию друга. Раньше тот был разговорчивее, если не сказать, жизнерадостнее. С Кристиной он бы точно поладил, - от мыслей о сестре становилось лишь хуже, и охотник решил больше не думать о ней. Дня два. – Хоть хотел, ты помнишь.
Действительно, после исчезновения учителя у Новацки возникло жгучее желание послать все и вернуться к нормальной жизни. Тем более, возраст позволял. Как вам начать вести обычную жизнь в двадцать три года? Это немного сложнее, чем закончить её двадцать один. Мартин не любил принимать радикальные решения - те всегда влекли за собой резкие изменения в его упорядоченной жизни. В какой институт пойти после школы? В тот, который ты сможешь оплатить, отец. Куда устроишься подрабатывать летом? Куда объявят набор, мама.
Встреча со Стивеном встряхнула его, заставила выбраться из привычной скорлупы. Нет, неправильно. С заботливо проторенной родителями дороги он свернул гораздо раньше. Может, когда слишком много выпил с недавно переведенным в их группу парнем, чего раньше себе не позволял. И новый друг потащил его домой, только почему-то не к нему, а к себе. И наутро дело могло закончиться еще одним неопознанным трупом, если бы из подворотни не вынырнул белобрысый типчик с ножом.
В тот вечер Мартин умудрился напрочь испортить Стивену охоту, накинувшись на него первым. Похоже, подобной прыти от вдрызг пьяного юноши не ожидал ни охотник, ни однокурсник Новацки, оказавшийся немертвым. Дорфф, конечно, легко скрутил неудавшуюся жертву упыря, но вампир успел скрыться. В общем, знакомство вышло многообещающим. На месте Стива Мартин прибил бы сам себя, но новый знакомый обладал завидным чувством юмора.
- Ты изменился, - он не утверждал очевидное, просто старался проявить внимание. Не от хорошей жизни бывший напарник стал таким дерганным. – Сильно, - закончил он вместо стандартного «я могу помочь?». Забавно звучало бы от того, кому самому необходима поддержка. – Мы пришли?

0

8

Не бросил он, какое счастье. Слова бывшего друга вызвали у Стивена еще одну саркастическую ухмылку.
- Повесь себе орден за это! – ответил вампир, бросая на Мартина косой взгляд и убеждаясь лишний раз, что тот понятия не имеет, с кем разговаривает. А значит, что у него признаки вампиризма так и не проявились. Почему?!
От каждого подобного вопроса зависть лишь усиливалась. Так и хотелось броситься на парня, открыть ему рот и влить туда несколько капель крови, чтобы Мартин в полной мере ощутил все то, что довелось пережить Стивену, и не приставал сейчас с дурацкими просьбами о помощи и не говорил о том, что его бывший друг изменился. Конечно, изменился. Такое кого угодно изменит…
«Ладно, хватит!» - мысленно одернул себя Дорфф. И добавил уже без сарказма, для того, чтобы поддержать разговор.
- У меня были проблемы… - это касалось перемен. – А ты как? Много тварей извел за это время?
Они действительно пришли. Серый дом, который давно обветшал, но который еще не расселили, возвышался впереди.
- Нам сюда. На пятый этаж. Лифт не работает… - впрочем, для охотника это вряд ли было проблемой. Новацки по-прежнему оставался в хорошей форме. Ну, а вампиру было даже смешно жаловаться.
Дверь в однокомнатную квартиру привычно скрипнула, впуская гостей.
- Проходи… - в голове непонятно почему мелькнула мысль о том, откуда могло взяться дурацкое поверье, что вампир не зайдет в чужой дом без приглашения. Еще как зайдет… Как например, в свое время зашел сам Дорфф, лишив прежнего хозяина, какого-то одинокого старика, и жилья, и жизни. - Извини, с продуктами у меня не очень. Есть кофе… без сахара… Я отвык от гостей.
И это было правдой. После того, как Стивен уехал из Варшавы, пытаясь убежать от того, кем он стал, увы, безуспешно, в его жилище не было ни одного гостя. Почему? Наверно, потому что именно так и попадались другие вампиры, предпочитая зазывать свои жертвы к себе домой, и наводя на свои логова охотников. Сам Дорфф такой ошибки не совершал, предпочитая питаться на стороне. Лучше быть спугнутым случайным прохожим, чем дождаться, когда в дом к тебе нагрянут незваные гости с ножами, мачете, арбалетами… Возможно, поэтому он до сих пор и был жив… Ну, или по крайней мере, не мертв.
И снова по губам Стивена проскользнула саркастическая ухмылка, которая совершенно не вязалась с озвученным вопросом.
- Так чем я могу помочь?

0

9

- Непременно, - машинально огрызнулся он. И с чего он думал, что Дорффа новость обрадует? Только удивился про себя ярости, с которой Стив отреагировал на невинную, казалось бы, фразу. Когда это он успел возненавидеть их общее дело?
Проблемы… Мартин не сомневался, что у бывшего напарника возникли неприятности. Но если Стивен промолчал тогда, то сейчас тем более ничего не скажет. То же мне, конспиратор, - Мартин почувствовал прилив злости и резко ответил: - Убил, сколько смог.
Квартира выглядела старой и обветшалой, словно бы в ней жил не молодой… ну, сравнительно молодой мужчина, а глубокий старик. В прихожей кое-где сохранились обои, пожелтевшие от времени, клей иссох, и они кое-где отклеились – сегодня охотнику везло на реликты. Соседняя комната была уставлена шкафами с книгами, сотнями книг, которые, наверное, стоили целое состояние. Не комната – настоящая библиотека, которая с наступлением эры технологий отошла в прошлое вместе с книгопечатаньем.
- Повезло тебе на жертву, - не без зависти отметил Новацки. По правде говоря, ему было наплевать, какого вампира он убивает, ни раса, ни пол, ни возраст значения не имели. Забавно было осознавать, что в этом охотники схожи с упырями, со временем перенимая привычки добычи. Как правило, охотники нигде не работали, и их финансовое благополучие зависело от того, насколько обеспеченные жертвы им будут попадаться. Некоторые их них использовали квартиры убитых вампиров в качестве временного пристанища, но это было чревато: могли забеспокоиться соседи, полиция… и другие упыри. Вампиры часто были одиночками, но никто не мог гарантировать, что у конкретного немертвого не окажется «семьи». Вот тогда начинались настоящие проблемы.
- Не надо, - отмахнулся он от угощения. Что за привычка? Как будто без кофе невозможно нормально поговорить. От кухни тянуло холодом и нежилым запахом, создавалось впечатление, что хозяин не заглядывал туда с момента переезда. Мартин прошел в залу, где, судя по небольшому беспорядку, обитал Стивен. Никакого оружия в комнате не было, тайников на первый взгляд, тоже не наблюдалось. А если потребуется быстро разобраться с непрошенным гостем? Хотя, если учитывать силу Дорффа, справиться с вампиром голыми руками не ему составит труда. Об этом Новацки хотел поговорить.
- Ты можешь помочь, - начал он, устроившись на стуле и скрестив пальцы. – Во-первых, мне нужна цель, срочно, счет идет на, - он помедлил, - теперь уже на часы. Я хотел спросить, есть ли у тебя что-нибудь? И… - нерешительно, - помнишь, что ты сделал перед тем, как… уйти? – он тщательно подбирал слова. В тот вечер Дорфф показался ему странным, словно был не в себе. История о приобретенной силе показалась Новацки сущим бредом, но результаты были налицо. Да и согласился он по большей части только для того, чтобы успокоить товарища. Сила оказалась более чем реальной, хотя Мартин не мог, как Стив, выбивать двери с полпинка, но его физические возможности значительно превышали норму. Через несколько месяцев все вернулось на круги своя, осталась только способность чувствовать немертвых, но и она со временем ослабла.
- Ты можешь дать мне свою кровь еще раз? – сам вопрос не нравился ему, даже звучал неприятно. Было в этой галиматье с кровью что-то, до боли напоминавшее ему тех, чье убийство он поставил целью своей жизни.

0

10

Кажется, жилище Стивена произвело на бывшего друга удручающее впечатление. По крайней мере, так показалось вампиру. Впрочем, возможно, оно и в самом деле было жутковатым. После того, как душа прежнего хозяина переселилась в мир иной, а его тело на ближайшую помойку, Дорфф не особенно заботился о квартире. Ему это было ненужно. Даже будучи человеком, он не отличался особой прихотливостью и аккуратностью, теперь же мирские заботы вроде мягкой постели и вкусной еды вовсе перестали его беспокоить.
- Как скажешь, - пожал плечами вампир в ответ на отказ от кофе, проходя следом за Мартином в гостиную и присаживаясь на старый покосившийся диван. Несколько недель назад одна из его ножек подломилась, а Стивен и не спешил ее ремонтировать. Да и сейчас на жалобный скрип дивана он не обратил ни малейшего внимания. Его интересовали лишь слова бывшего друга.
Итак, Марциш искал упыря… Причем искал очень спешно. И это было странно. Обычно охота занимала не день и не два. Сперва нужно было понять, что орудует именно вампир, потом определить его «территорию» и повадки, после выследить. Иногда на это уходили недели.
- Ты что, борешься за звание лучшего охотника года? И одного кровососа тебе не хватает до круглой сотни? – саркастически хмыкнул Стивен. Однако следующие слова Мартина стерли ухмылку с его лица. И в душе шевельнулась тревога, заставившая вампира резко выпрямиться, глядя на бывшего друга. Диван снова жалобно заскрипел, но его скрип так и остался не услышанным.
«Знает?!» - пронеслось в голове. И внутри снова щелкнула невидимая пружина, от которой сердце неприятно сжалось, обрываясь вниз. – «Но тогда зачем говорит о цели?!»
И вампир нервно облизнул губы, пытаясь уловить биение сердца бывшего друга. Было видно, что этот разговор для Мартина него не из легких. И все же… он не врал. Когда человек волнуется от вранья его запах становится более мерзким, это вампир знал прекрасно. А потому, либо Новацки слишком хорошо владел собой, либо его просьба не несла в себе скрытого подтекста… Он действительно искал помощи.
И вот тогда в голове мелькнула отчаянная мысль, которую тут же подхватило недавнее чувство несправедливости.
«Ты хочешь крови – ты ее получишь!» - и будь его воля, вампир напоил бы бывшего друга ей прямо сейчас.
Но сперва нужно было все выяснить. А потому, скривив губы в ухмылке, Стивен пошутил:
- Двести грамм твои, - а затем, делая лицо серьезным, добавил, вставая с дивана. – Странные вопросы… Ты же знаешь, что я не брошу тебя в беде. Цели у меня пока нет, я пытаюсь выследить «пражского вампира», но пока безуспешно, - и эта шутка показалась вампиру такой забавной, что он опять ухмыльнулся. В самом деле, не может же он охотиться и убивать сам себя. - И кровь… Если она тебе нужна, я ее дам. Только сперва объясни мне, что происходит… Зачем тебе все это и так срочно?
А потом в голове мелькнуло смутное предположение. Мартин знает лишь один аспект вампирской крови – усиление сил и чувств. Может быть, она ему нужна для какого-то дела…
И опять вампир не удержался от шутки. Подобное не было ему свойственно уже давно. Наверно, это Новацки так действовал на него… А вернее, отведенная ему Стивеном роль…
- Только не говори, что задумал покушение на нашего президента.
«Кстати, кто у нас там сейчас президент?»

0

11

- Догада, - Стивен был слишком весел для человека с проблемами. Впрочем, это была его обычная реакция – высмеивать все, что настораживало и смущало. Мартин реагировал иначе. Как объяснить ему сейчас все? Да и стоит ли? Прошло столько времени, внезапное исчезновение, насмешливо-агрессивный настрой бывшего товарища… Нечисто дело.
- Есть один доктор, - пространно начал он. – Он работает с больными САТ, - Новацки не стал подробно останавливаться на вирусе. Дорфф, каким бы затворником не жил в последнее время – по окружающему запустению чувствовалось – должен быть в курсе дел в стране. В мире. – Пока безуспешно. Но он уверен, что с помощью вампира в качестве подопытного кролика можно создать лекарство, - Мартин был далек от мира науки так же, как и его собеседник, поэтому не стол вдаваться в подробности. Передал только общий смысл долгой и богатой на термины лекции ученого. – Во времени я ограничен, - о Кристине говорить не хотелось. Муторно, больно, долго и слишком лично. Тем паче, Дорфф её совсем не знал.
- Я думал, что «пражский убийца» - пустышка, - так могли действовать лишь молодые упыри, те, кто еще не вполне осознавали последствия открытых убийств. Нормальный вампир не допустит, чтобы о нем день и ночь вещало телевиденье и газеты. Если он не самоубийца, конечно. – Тела обескровлены, но слишком аккуратно, на показ. Похоже, подражатель, - он неопределенно пожал плечами. Мало ли сумасшедших. – Тебя что-то зацепило? – он доверял чутью Стивена и, работай они еще вместе, скорее всего, послушал бы его. Но вопросы следовало решать по мере возможности.
- Президент и его администрация, конечно, те еще упыри, но это не по моей части, - он встал и оглянулся, разыскивая хотя бы относительную чистую посуду и шприц. Или Дорфф предпочел бы нож? – Я удовлетворил твоё любопытство? Перейдем к делу? Раз ты согласен, - он никогда не был суетлив, но сейчас, словно подросток, не мог справиться с нахлынувшей нервозностью. Как ни крути, кровь была необычным средством для обретения силы. Почему именно Дорффу так повезло? Или это передается по рождению? Тогда почему Стивен не поделился с ним сразу? Ладно, все равно действие допинга не вечно и с этими вопросами, в конце концов, Новацки сможет разобраться позже.

0

12

Мартин заговорил о каких-то больных. Причем, говорил он скупо, видимо, был уверен, что Дорфф и так все знает из новостей. Вот только какое дело вампиру до происшествий из мира смертных? Никакого… Но кое-что в словах бывшего друга Стивена все же привлекло.
«Лекарство из крови вампира?!» - это звучало нелепо и… пугающе. Хорошо, если у медика ничего не получится. А если получится?! И он поведает миру свое открытие?! Поведает миру о существовании потенциального лекарства в виде группы кровососов?!
Что случится в этом случае, догадаться было не трудно. На вампиров откроют охоту. Не ту, что велась сейчас. В данный момент силы были примерно равны. Немногочисленным и достаточно разрозненным вампирам противостояла горстка людей, знающих об их существовании. Охотники убивали вампиров, но вместо них появлялись новые обращенные. Вампиры убивали охотников, но те пополняли свои ряды за счет рядовых обывателей, раскрывая им страшную тайную. Такой себе паритет…
Но если к делу подключатся спецслужбы разных стран, и силы секретных подразделений будут брошены на поиски потенциальных «носителей лекарства» перевес сил окажется не на стороне вампиров.
Нет, Стивену было плевать на судьбу других кровососов. Пусть хоть все выздохнут или сгниют в лабораториях. Проблема заключалась в том, что и ему выжить в том, новом мире, будет невозможно. Либо вечно сходить с ума от голода, боясь раскрыть себя, либо закончить жизнь, как подопытная крыса… Нет уж, заразу нужно уничтожать в зародыше. А говоря конкретнее, нельзя было позволить доктору получить желаемое…
И решение было принято. Доктор должен умереть…
- Звучит нелепо, - выдавил из себя ухмылку Стивен. – Кровь вампира – лекарство… Интересно, от кого этот доктор узнал о вампирах. Надеюсь, не ты ему разболтал? - а затем добавил уже серьезнее, отвечая на слова о зацепке. – А на счет пражского кровопийцы… Думаю, это все же упырь, никаких доказательств, скорее интуиция. Только матерый, который знает о существовании охотников и косит под маньяка, чтобы все подумали, что это какой-то псих. Ведь труднее всего поверить в самое очевидное. Сам знаешь… - и вампир снова усмехнулся, намекая на то, как непросто было уверить Мартина в существовании вампиров, хотя один из них его едва и не убил. Впрочем, сам Дорфф в свое время тоже поверил с огромным трудом.
А потому сейчас он и раскрыл Новацки тайну о пражском вампире. Ведь кто поверит, что кровосос обличает сам себя? Никто.
Отвечать на вопрос о том, кому предназначена кровь, Мартин не стал. Но судя по тому, что он не просил напоить ею прямо здесь и сейчас, хотя времени у него, если верить ему, не было, а оглядывался по сторонам, словно ища что-то, кровь была нужна не ему. Кому-то, кто ему дорог?…
И снова по губам вампира скользнула мрачная ухмылка. Если это предположение верно, то охотник своими руками превратит дорогого человека в чудовище. Это было даже лучше, чем просто обратить его…Это было бы полным отмщением.
И, поднявшись с дивана, Стивен направился на кухню, находя какую-то баночку из-под майонеза, она осталась еще от прежнего владельца. Тот зачем-то собирал их…
Баночка была пыльная, пришлось открыть водопроводный кран, который жалобно заскрипел, чтобы сполоснуть емкость ржавой водой. Ничего, крови вампира все это не страшно.
И вернувшись обратно в комнату, Дорфф нагнулся, поднимая брючину и вытаскивая охотничий нож из ножен на ноге. Такая манера носить оружие сохранилась у него еще с прошлой жизни. И нож этот был особенным, сперва резал шеи кровососов, теперь тела людей…
Одно движение по запястью, и кровь тонкой струйкой потекла в баночку, наполняя его. Порез – это не страшно, заживет меньше чем за пару часов.
И едва емкость наполнилась, Дорфф аккуратно закрыл ее, протягивая бывшему другу.
- Этого хватит?
«Чтобы обратить пол-Варшавы» - пронеслось в голове. И вампир, едва сдержав очередную ухмылку, добавил.
- Я хочу встретиться с этим доктором… познакомь меня с ним.
Услуга за услугу, как говорится.

0

13

Мартин не понял, зачем Стиву понадобилась баночка. Какой толк ему в свернувшейся крови? Мартин сорвал крышку - почему-то пришла на ум реклама продуктов быстрого приготовления - и подавил подступившую к горлу тошноту.
- Не я, - Новацки не любил оправдываться, но следовало признать, что он оплошал с доктором. – Не волнуйся, прямых доказательств у него нет, - иногда он думал, почему охотники держат существование вампиров в строгой тайне. Этим они только потакают кровососам, не так ли? Мартин не пришел ни к каким выводам, но не решился прерывать старую традицию.
- Нет, Стив, слишком запутанно, - он нарочито тянул время, ему не хотелось пробовать содержимое баночки. Может быть, тоже интуиция, может, банальное отвращение. – Но не лишено логики, - на краях банки кое-где виднелась грязные разводы, да и сама емкость пожелтела. На подоконнике теснились несколько десяток её товарок. Как можно жить в таком бардаке? Или эту квартиру он держит вот для таких вот встреч? Насколько часто к нему заявляются бывшие ученики?- последняя мысль словно подтолкнула его, и Новацки в несколько глотков опустошил баночку.
В детстве ему доводилось резать руки, он машинально, как любой ребенок, тянул пальцы в рот. Вкус собственной крови - сладко-солёный - знал хорошо, приятным его сложно было назвать, но и отвращения он не вызывал. Но то своя кровь, совсем другое дело – чужая. Если закрыть глаза и не думать, что глотаешь, то можно представить, что пьешь томатный сок. Да, точно, томатный сок с солью. И тогда есть неплохой шанс, что содержимое твоего желудка не окажется на ковре.
Кровь быта тягучей и холодной, как она сумела остыть так быстро, оставалось для Мартина загадкой. По телу шли волны не тепла, как в прошлый раз, но холода, руки и ноги стыли и деревенели. Будь на месте Стивена другой человек, Новацки подумал бы, что его угостили ядом.
- Доктор? - Мартин смутно осознавал, что от него чего-то добиваются. Перед глазами, как при высокой температуре, хотя его скорее морозило, стояла дымка, а в голове туман. Охотник рассчитывал на прилив сил, сейчас же ему смертельно хотелось спать. Кислевский сказал бы, что это индивидуальная реакция. – Кислевский, - он не хотел упоминать имя доктора, тем более знакомить Дорффа с ним. Но сейчас он напоминал пациента под гипнозом из старых американских фильмов: доктор показывает тебе картинку и называет слово, а ты говоришь все, что приходит в голову.
Он выплюнул остатки в банку, которую все ещё сжимал в руках: - За… зачем тебе…, - слова плохо клеились, как будто он пил не кровь, а алкоголь. – Такси вызови… кровь… кровь не та.

0

14

Кажется, он все же ошибся. Ошибся в предназначении крови. И когда Мартин открыл банку, явно намереваясь выпить ее содержимое, Стивен даже испытал легкое разочарование. Все получалось слишком просто. И из-за этого планируемая месть казалась какой-то неполноценной.
Вот если бы Маршиц знал, что он собирается выпить… И в душе появилось злорадное желание «осчастливить» бывшего друга, едва тот выпьет содержимое, правдой.
Но Дорфф задавил его. Какой смысл так рано раскрывать себя? Все равно правда откроется охотнику рано или поздно, так почему не помучить того неведением. Ведь что может быть более невыносимым, чем мысль о том, мог ли он избежать подобного обращения, если бы узнал о нем с самого начала?! Стивен по себе знал, что ничего… Эта мысль изводила его в первые месяцы его новой жизни, заставляя жалеть о собственной беспечности.
Когда бывший друг приложился к баночке, Дорфф с трудом смог сдержать злой смешок. Наблюдать за тем, как охотнику на глазах становится плохо, было почти удовольствием, таким же самым, как и тянуть кровь из жертвы, наслаждаясь ее медленным угасанием.
А затем, перехватив баночку из руки друга, вампир заботливо произнес:
- Да, конечно… Только у меня нет телефона, - старик – прежний владелец квартиры, почему-то не обзавелся им. – Можно с твоего?… - и, не дожидаясь разрешения, нащупал в кармане бывшего друга мобильный, вытаскивая его. Еще вопрос, какое такси вызвать, ни одного номера Стивен не помнил... Хотя, можно попробовать что-то из старых, вряд ли они изменились. И едва в трубке прозвучал девичий голос, Дорфф тут же назвал свой адрес, а на вопрос о том, куда они собираются ехать, ответил – Секундочку, - и перевел взгляд на охотника. – Не скажешь, в какую больницу нам поедем?
Пожалуй, все получалось более, чем складно. И месть, и удобная возможность разобраться с профессором… Воистину, сегодня был удачный день, хотя начал он и паршиво.
- Пять минут, выходите, - ответила девушка в трубке. И возвращая телефон в карман Мартина, Стивен подумал о том, что можно оставить бывшего друга здесь, на этой квартире, пока он не придумает, что с ним делать дальше: сдать охотникам или отпустить.
- Может быть, приляжешь и отдохнешь? Я могу и сам съездить
«Мне так будет даже сподручнее».

0

15

- Сам так сам, - Мартин не без неприязни глянул на бывшего друга, словно тот был виноват во всем, что с ним происходило. Состояние его напоминало сильное отравление: звенящая боль в висках, потеря координации движений и подкатывающая к горлу тошнота.
- Зачем? – по правде говоря, его не интересовало, почему Дорфф решил помочь ему. Были проблемы понасущнее. – Ладно, я… я не в форме. Оставь ключи. Я присоединюсь к тебе, как приду в себя, - он махнул в направлении стола. В конце концов, Дорфф находился в свей квартире, сам догадается, куда кинуть связку. Новацки судорожно вдохнул и медленно выпустил воздух сквозь зубы.
По правде говоря, он сам бы не отказался от медицинской помощи – встреча с доктором пришлась бы очень кстати, но Мартин не умел и не хотел болеть. Он воспринимал болезнь как живого противника, которого можно победить не столько лекарствами, сколько личной волей, «кто кого переупрямит». Далеко не самая разумная позиция, сказывалось то, что в своей жизни охотник не болел ничем серьезнее ветрянки.
Мартин дернулся, когда Дорфф по-хозяйски залез в его куртку, он ненавидел, когда трогали его вещи без спроса. Складывалось впечатление, будто его не брали в расчет.
– Брось на стул, - он смягчил приказной тон, - Стив, - хотел добавить про телефон доктора в книжке памяти, но его отвлек длинный гудок такси за окном. Не маленький, найдет и сообразит.
- Назовешь Кислевскому моё имя, - «иначе он не будет с тобой разговаривать» - Мартин проглотил логичный конец фразы. Еще как будет, и как он только умудрился дожить до седин? – Если сумеешь помочь доктору раньше, я – твой должник.

0

16

«Присоединишься, как придешь?!» - по губам вампира скользнула очередная мрачная ухмылка. Марциш еще не понимал, во что вляпался. И его неведение забавляло, хотя в глубине души Стивен хотел бы увидеть, как вытянется лицо бывшего друга, когда он, наконец, осознает правду.
Черт побери, ради такого зрелища стоило оказаться рядом!
Но это все потом… А сейчас нужно найти это светило медицины и разобраться с ним. И предупреждать о своем визит врача Дорфф не собирался.
Ключи легли на тумбочку… Все равно они ему не нужны. Если понадобится – в дом он войдет и так.
- Дождись меня, - и снова мрачная ухмылка.
В голове мелькнула мысль, что, если бы он, Стивен, хотел – то запросто смог бы сдать профессору вампира… Мартина. Но он не хотел.
И с этой мыслью Дорфф вышел из квартиры, спуская вниз, где у выхода из подъезда его ждало такси.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Благими намерениями... Ковенант. Эпизод 3