Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Une tête est bonne, deux, c'est mieux


Une tête est bonne, deux, c'est mieux

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Une tête est bonne, deux, c'est mieux - одна голова хорошо, а две лучше
Время действия: 13 сентября, утро, ближе к полудню.
Место действия:таверна «Пестрый кобчик» недалеко от королевского дворца, далее, возможно, предместье Ленфер.

Действующие лица: Аннибал де Буасси, Жестер.

0

2

Несмотря на то, что за сегодняшний день Жестеру удалось узнать много нового, от этого планы Бланшара и, возможно, герцога яснее не стали. Скорее наоборот, чем больше шут пытался распутать загадочный клубок последних событий, тем более запутанным тот становился, будто молодой человек уже имел дело и не с людьми вовсе, а с плетущими паутину пауками.
Одно Жестер мог сказать с уверенностью – ничего хорошего не кроется за подобной суетливостью герцогского секретаря, и, возможно, от этого предчувствия скорых неприятностей, ему и хотелось с кем-то поделиться своими сомнениями. С кем-то, кому можно доверять, а значит, не наделённому властью.
И бог услышал мысли шута, послав ему навстречу знакомую фигуру, быть обладателями которой не постыдились бы даже легендарные Геракл и Самсон.
- Кого я вижу, - пробормотал себе под нос Жестер, понимая, что нашел достойного слушателя для высказывания собственных предположений. И, ускорив шаг, нагнал сержанта королевских мушкетеров, приветственно хлопая того по плечу.
- Приветствую потомка стоокого Аргуса, - гаркнул он при этом почти в самое ухо де Буасси, намекая на бдительного стража древних мифов, хотя для подобного гарканья шуту и пришлось подпрыгнуть. – Надеюсь, крошка Ивет была мила с вами, сержант? Но если нет, я готов искупить ее грубость прогулкой в ближайшую таверну… К тому же, наша с вами история о можжевельнике получила неожиданное продолжение. Уверен, вам будет интересно узнать подробности.

0

3

Утро добрым не бывает, зато к полудню, когда борьба с зевотой и дурное настроение от раннего подъема проходят, время суток разгуливается до приличного. Сержант де Буасси как раз пребывал в состоянии, переходным от первого ко второму, и прямо всей душой и телом чувствовал, что для скорейшего его осуществления необходим какой-то последний, небольшой, но очень важный штрих, а для штриха, соответственно, подходящая компания, так что появление шута было как нельзя более своевременным.
- А, это ты? - "Аргус" обладал, в отличие от своего мифического предшественника, только двумя глазами, и поэтому был вынужден повернуться на звук. - И опять на том же месте? Ждешь, не пройдет ли здесь Мари, чтобы выведать у нее секрет, как пропасть, завернув за гобелен? Полезное свойство, любому пригодится.
Про крошку Ивет с ее воистину дионисийскими возможностями одаривать вином, Аннибал уже забыл. Про можжевельник, конечно, помнил дольше, но со своей стороны, в отличие от подозрительного и ушлого Жестера, пока не заметил ничего, что намекало бы на продолжение вчерашней истории.
- У тебя есть пара отличных шуток или свежих баек, подозрительно похожих на правду? Только смотри, чтобы они были дельными, на пустое времени нет.
Для приличия де Буасси посмотрел подозрительным взглядом направо, в открывающиеся перспективы уходящей вдаль анфилады, потом налево, в широкий проем, ведущий в другое крыло, потом пошевелил бровями, что, вероятно, обозначало напряженную работы проницательности, и направился не в сторону ни первого своего взгляда, ни второго, а совсем в другую - то есть к лестнице.
Подробности де Буасси всегда интересовали.

Народу в "Пестром кобчике" было предостаточно, но де Буасси, свернув на своем пути пару табуретов и так же случайно качнув скамью, на которой сидела пара набравшихся и поэтому плохо закрепленных на своих местах завсегдатаев, пробрался в самый угол, который и занял полностью. Затем заказал хозяину кувшинчик вина (для начала) и пяток голубей (или семь, если хорошо пойдет), заверил Жестера, что весь обратился вслух.

0

4

Жестер не спешил, позволив сержанту двинуться первым, прокладывая путь сквозь полный народа зал, сам же двинулся следом, пользуясь высвобожденным пространством.
Пристроившись за столиком, рядом с Буасси, шут заказал кувшин вина и себе, а затем, втянув носом ароматные запахи, доносившиеся из кухни, и уловив в них тушеную зайчатину под травами, потребовал себе порцию, да пожирнее. А затем, дождавшись, пока хозяин удалится, начал свой рассказ:
- Так вот, мой дорогой Аргус, - шут говорил негромко, не хотел, чтобы его повествование слышали уши, для которых оно не предназначалось, - как вы знаете, вчера наша дворцовая галка щебетала вместе с прелестной иволгой Мари за дворцовыми гобеленами. Но чего вы не знаете, так это того, что после щебетания галка вылетела из дворца и полетела не куда-нибудь, а в «Веселую вдову» - есть такая таверна в предместье Ленфер. И в этой самой таверне наша галка имела достаточно долгую беседу с одним уличным циркачом. Причем беседа оказалась столь странной, что после ее завершения, стоило бедолаге-циркачу выйти из таверны, как его схватили местные душегубы, оглушили и засунули в уже поджидавшую карету, увезшую любимца Мельпомены и Полигимнии в неизвестном направлении.
Жестер налил себе стакан вина, залпом выпил его, чтобы промочить слегка пересохшее от приглушаемого голоса горло, и продолжил.
- Ну, как вам мой анекдот, дорогой Буасси. Смешно? Подождите, дальше будет еще смешнее, когда я скажу, что эти самые душегубы незадолго до этого тоже имели беседу с нашей дворцовой галкой. А один из них, возможно, сунувший свой нос, куда не следовало, закончил свою жизнь в выгребной яме в луже собственной крови.
Шут снова пригубил вино и при этом бросил на сержанта мушкетеров вопросительный взгляд, ожидая него реакции.

0

5

- Ого, какая прыткая галка, - подытожил рассказ шута де Буасси.
Во все время крайне занимательной речи он с особенным тщанием смотрел за перемещениями хозяина, ушедшего за вином и мясом. По лицу сержанта можно было подумать, что более всего он озабочен, чтобы траектория владельца "Пестрого кобчика" наименее отклонялась от минимальной необходимой для того, чтобы тот уставил стол тем, что вернее всего порадует душу и живот.
- Этот вот не так прыгает, - кивнул он в сторону трактирщика, и, дождавшись, когда тот все-таки появится, добавил, - не очень быстро прыгаешь, говорю. С голоду опухну и в дверь не выйду. Что делать будешь?
Тот что-то промычал в ответ, но де Буасси уже потерял к трактирщику всякий интерес. Он налил себе и Жестеру вина, осушил кружку. Немного подумал и осушил вторую. После чего, по всей видимости, решил, что пришло время продемонстрировать хороший слух, неплохое соображение и выше среднего внимательность.
- У нашей птички очень разнообразные знакомства. И камеристки, и уличные циркачи, и мастера на все руки, и даже... - Аннибал выразительно приподнял брови, указывая куда-то вверх. - Больших талантов человек.
Он нахмурился. Говорили, что Бланшар происхождения самого невысокого, а по убежденности сержанта, кто где родился, того туда и тянет. Так что с секретаря его высочества вполне станется иметь собственные делишки, о которых его патрон ни сном ни духом. А если и сном и духом? В карету, видите ли, затолкали, не пинками погнали. Де Буасси срочно понадобилось осушить очередную порцию вина. Выпитое никак на нем не сказалось, если не считать того, что его вид стал благодушным и ленивым, что было совершенно обманчиво.
- Ты их, конечно, никого не знаешь? Знакомые циркача в твоих не водятся? И куда направились тоже непонятно? А ведь, пожалуй, если какую-нибудь тайну этого господина узнать, - Буасси задумчиво покручивал усы, - особенно если такую, после которой и самому... - очередное движение бровями намекнуло на высокое положение поминаемого, - придется от помощника открещиваться...

0

6

Только дурак отказывается, когда умный предлагает выпить. А потому отказываться от налитого мушкетером вина шут не стал, ополовинив еще один стакан. Вот только в отличие от де Буасси, выпитое не повергло Жестера в благодушное состояние легкой нетрезвости. Напротив, мозг его оставался ясным, позволяя обдумывать все случившееся за последний день вновь и вновь.
Было ли похищение циркача приказом его светлости? Ни опровергнуть, ни подтвердить это предположение шут не мог, как не мог и понять, какой прок королевскому родственнику от жалкого паяца?
- Смотрю, мой анекдот заинтересовал вас, дорогой Аргус, - улыбнулся Жестер, - и пробудил в вас любопытство Пандоры… Как думаете, может ли наша галка летать по приказу…? - и повторив за мушкетером движение бровями вверх, шут намекнул на герцога, – или же ее полеты – плод ее собственных желаний?
Зайчатина оказалась жесткой и пересоленой, но после похлебок, которые шуту довелось отведать в «Веселой вдове», она могла показаться настоящей манной небесной. А потому, отправив в рот целый кусок и лишь время от времени сплевывая мелкие косточки, Жестер добавил.
- Никого из участников анекдота я раньше не видел, но лица их хорошо запомнил… всех, кроме циркача. А потому, если ваш интерес, мой дорогой Буасси, не ограничится одним только любопытством, я могу предложить вам открыть пандорин ящик – наведаться в Ленфёр, разыскать тех, кто так неучтиво повел себя со служителем Мельпомены и поговорить с ними.
Подобное желание не было внезапным. Оно приходило к Жестеру и раньше. Но теперь, в компании воплощения Самсона, воплотить его в жизнь стало намного проще.

0

7

- Я не имею ничего против того, чтобы открыть пандорин ящик, но как бы сделать так, чтобы его содержимое не улетело с концами? Вот в чем вопрос.
Буасси погрузился в не очень характерную для него задумчивость, последствием которой стал опустевший кувшинчик и стремительно же пустеющая тарелка. Пять голубиных тушек нашли свое упокоение в тучной фактуре Аннибала, и знаком их бренного некогда существования была груда костей, живописно возвышающаяся посередине подноса. Буасси взирал на нее почти влюбленным и грустным взглядом, впрочем, лишенным всякой скорби.
- Отправиться в Ленфёр просто, а вот найти сложно. Для обитателя тамошнего я чужак побольше, чем любой из местных, пусть он трижды жаждет перерезать ему горло. Да и ты тоже. Добровольных рассказчиков-то не будет, еще и скажут, кому не надо, что приходили по их душу. Спугнем осиное гнездо. А может, эти похитители и вообще не из Ленфёра, и неизвестно, появятся ли они там.
Сержант в задумчивости забарабанил пальцами по столешнице.
- Зато я точно знаю, где кто-нибудь из них появятся рано или поздно. Там, где галка порхает, туда и голуби устремятся, - Буасси покосился на груду костей и кивнул на них хозяину, - давай еще двоих. Отправим их к приятелям, скучают поди.

0

8

Пытливый ум Жестера не был согласен с задумчивостью и медлительностью Буасси. Шуту хотелось не выжидать, а действовать. Хотелось шаг за шагом, час за часом распутывать клубок, который волей судьбы оказался в его руках.
Но все же, несмотря на нетерпеливость, Жестер понимал – иногда лучше подождать, чтобы потом иметь возможность пойти вперед быстрым шагом, чем долгое плестись маленькими шажками, теряя силы и оставаясь все так же далеко от разгадки.
И, скрепя сердце, шут согласился с доводами сержанта. Тем более что природная интуиция подсказывала, что вряд ли нанятые Бланшаром головорезы знают хоть что-то неизвестное ему самому.
Однако рассиживаться в таверне и дальше ему претило. А потому, бросив на возникшую на столе очередную пару нежных, с золотисто-коричневой корочкой птичек, Жестер не смог удержатся от шутки:
- Не боитесь, что пока вы, Аргус, будете общаться с голубями, наша галка вновь покинет свою золотую клетку?
Впрочем, шутки шутками, но оставлять еду, за которую уже уплачено – признак расточительства и небольшого ума, а потому, только шуткой Жестер и ограничился, воздав должное кулинарным талантам, увы, не таким уж большим, местного повара и приговорив тарелку с зайчатиной, а затем допив и вино.
И лишь покончив со своей трапезой, и опасаясь, что к голубям в скором времени присоединятся другие представители пернатых, поспешил добавить:
- Раз уж мы собрались наблюдать за порханием нашей галки, лучше сделать это как можно раньше, чтобы не пропустить чего-нибудь важного. А потому, мой дорогой Буасси, предлагаю не предаваться более одному из смертных грехов, а вернуться обратно к своим пенатам, туда где по коридорам висят гобелены, скрывающие тайны прованских нимф.

0

9

- Да, пропускать нельзя. И упускать - тоже, - согласился Буасси, меланхолично дожевывая птичье мясо и обгладывая косточки. - А последние два голубка были даже лучше предыдущих, - задумчиво резюмировал он и спохватился, - я про тех, что были на вертеле, разумеется. А те голубки... не знаю, вряд ли Бланшар пускает их во дворец. Даже почти уверен, что не пускает. Но где-то они встречаются, это точно.
Расчет был хрупким и ненадежным, как идти за радугой. Легко ли сказать - следить, а как уследить за Бланшаром везде? Прикажете ходить за ним по пятам? Так на это ни у самого де Буасси, ни у Жестера возможности нет - не вольные пташки ведь. Да и тот не глупец, чтобы темные делишки обделывать так, чтобы у желающих была возможность с ними ознакомиться да придти к месту их свершений.
Да... ненадежный расчет. Только и надежды, что на удачу. А только попытаться все же стоило. Похватать голубков да пощипать галке перья... да еще и хвост прищемить... Заманчиво, что и говорить. Можно ради такого и расстараться.
- И раз уже у нашего радушного хозяина уже все закончилось, а что ни закончилось - мы того все равно уже не съедим, - Аннибал довольно погладил благодарно урчащий живот, - то нам и в самом деле пора переместиться обратно. И подумать о том, кому передать праведное и, без сомнения, важное дело наблюдения. Кто не подведет и одновременно не задаст слишком много вопросов. Сначала-то таким человеком придется побыть тебе, шут.

0

10

Побыть таким человеком Жестер был готов, хотя и не располагал собой в достаточной степени, чтобы денно и нощно дежурить на герцогской половине дворца, в ожидании, когда галка покинет свои покои.
Де Буасси тоже не принадлежал себе в достаточной степени. А значит, сержант был прав - нужен третий, тот, который сможет наблюдать за Бланшаром, не вызывая подозрений. Но кто это мог быть – шут пока не предполагал. Впрочем, аппетит приходит во время еды, а хорошие наблюдатели появляются во время наблюдения.
- Уверен, что такой человек найдется, дорогой мой Аргус. Ну, а пока эту нелегкую участь я взвалю на свои хрупкие плечи.
Позволив Аннибалу проложить обратный путь к выходу из таверны, шут последовал за ним. Его ждала галерея и, кто знает, возможно, еще одна встреча с красоткой Мари. Время покажет.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Une tête est bonne, deux, c'est mieux