Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Internecivus raptus

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

На планете LV-426, а ныне Ахерон, активно проводится терроформация. На её территории уже функционирует человеческая колония, и число переселенцев растёт с каждым месяцем. Рапорту Эллен Рипли о том, что эта планета родина целого вида ксеноморфов никто не поверил. В ходе слушания её лишили звания пилота и предписали посещения психиатра. Единственный сотрудник Компании Картер Бёрк решил проверить версию Рипли и отправил сообщение в колонию. Патрик Джордан направляется на поиски потерпевшего крушение инопланетного корабля, о котором говорилось в рапорте. Там он находит тысячи яиц, и подвергается атаке «лицехвата», после первого же контакта начинается процесс «размножения». Джордана немедленно доставляют на станцию колонистов, в надежде спасти несчастному жизнь.


Участники:
“Дэниэл 387 DL" - андроид, ксенобиолог, по совместительству доктор.
Наоми Росс – 26 лет, гео-инженер

Место:
LV-426 (Ахерон), колония "Надежда Хадли", численность - 158 человек

Internecivus raptus* - (рус. кровожадный вор) инопланетная форма жизни, агрессивный ксеноморф, обнаруженный впервые на планетоиде LV-426.

http://funkyimg.com/u2/1765/620/1674506899.jpg

0

31

- Замолчите. Замолчите немедленно. – Наоми отступила от Джонси, повернулась к синтетику. Он говорил. Она не слушала. Просто подошла и положила руки на плечи. Встряхнула. Словно от этого появится ещё один блок питания. Или дыру в груди неожиданно заделают заплатой.
- Вы не посмеете оставить нас. Вы слышите? – прошептала девушка. Не человек. Может быть. Но не всё ли равно? Они тоже уже не люди. Ходячие мертвецы.
Шея Дэниэла неестественно изогнулась, в уголках ровных тонких губ появились капельки синтетической крови.
- Мы вас починим. Мы успеем. – она положила ладони на шею мужчины, словно хотела выгнуть её обратно. Правда хотела, словно он был сломанной игрушкой. Или сломанным человеком. Без сердца. Не из плоти и крови. Но с душой.
- Если вы уйдёте, я вас никогда не про… - договорить не успела. Джонси вскрикнул от боли, хватаясь за грудь. Наоми бросилась к мальчишке. Почти успела. Почти.
Наверное, его тоже как-то звали. У них не было принято давать друг другу имена. Может потом оно появится. А сейчас он безымянный. Ему просто было тесно. Он тоже хотел дышать. Эти костяные отростки. Как клетка. Они мешали. Хрясь.
Джонси согнулся. Хрясь. Последнее ребро. Грязную жёлтую майку залило кровью. Маленький монстр вырвался на свободу.
Мальчишка упал на колени. Существо обтянутое тонкой кожей, с маленькими, но сильными зубами, пробило дорогу на волю. К воздуху. Перебирая крошечными лапками так быстро как только могло, оно бежало. Бежало подальше от них. Бежало к теплу, к своей матери.
Наоми перевернула тело Джонси. Руки по локоть в крови. Теребит за щёки. Гладит волосы. Наверное, так сходят с ума. Наверное, так умирают заживо.
Она осталась одна. Одна с мёртвым ребёнком и умирающим андроидом.

0

32

Усилие. Одно-единственное усилие. Справится. Нужно. Необходимо. «Пожалуйста».
Дэниэл поднялся на ноги. Прямо держать голову. Справится. Нужно. Необходимо. «Пожалуйста».
- Не почините. Я не нужен компании. Слишком много приказов. Нарушено.
Дефективная модель. Поведения. «Ты – дурак, Дэниэл». На ошибках учатся.
Боли не было. Только жажда. Отмщения. Не за себя. За благо. Высшее благо. Десятки, сотни, тысячи, миллионы с миллиардами. Вакцины, вакцинация, панацея. Нехорошо. Обманывать.
Голос почти не дрожал.
- Простите меня, Наоми. Я вас подвел. Я подвел Джонси. Простите меня и… отпустите его. Мальчика. Вы должны думать о будущем. У вас есть время. А я… я должен сделать то, для чего меня создали – служить человечеству. Я уничтожу тварей. Не всех – сколько получится.
Нужно. Необходимо. Справится. «Ну пожалуйста».
19 минут. Нужно. Необходимо двигаться.
- Спасайте себя, Наоми. Я хочу, чтобы вы выжили.
Не выживет. Она тоже не нужна компании. Вейланд-Ютани. Миром правят железные ценности. Металлические. Цифровые. Счета с кредитами. У всего есть цена. Кроме совести.
- Едва ли у меня получится взорвать тепловой реактор, но горячо будет… Гггааара-нтирую.
Гарантировал.
Улыбка. На губах вспенилось.

0

33

Во всём происходящем должен был быть какой-то смысл. Иначе не могло быть. Не хотелось верить в то, что всё это лишь цепочка случайных событий, которые повлекли за собой гибель стольких людей, что это не просто одна из возможных реальностей, где совершили слишком много ошибок. Должно быть что-то другое…
Скажи Наоми кто-нибудь о том, что если бы в 2093 году андроид по имени Дэвид не подмешал доктору Холлуэй в спиртное биополимерное соединение, а тот впоследствии не провёл со своей супругой ночь, то тогда бы не появился на свет уникальный, доселе неизвестный науке вид, ставшей причиной уничтожения колонии «Надежда Хадли». Корпорация «Вейланд-Ютани» выбрала бы другой планетоид для проведения терраформирования. Наоми Росс не поступила бы на инженерный, а стала бы искусствоведом, вышла замуж, родила ребёнка. Джонси вовсе не родился, потому что родители Наоми развелись, когда ей было десять. Итана Паркера подвергли бы химической кастрации и вытатуировали на его лбу «педофил». Мэри покончила бы с собой. Тот мир был другим. Где-то чище, где-то ещё больше грязи. Жизнь Наоми сложилась бы иначе. Была бы счастливее. Но не в этой истории. Не с таким концом.
Наоми никогда не умела громко плакать. Грудь сотрясали беззвучные рыдания. По грязным щекам градом катились слёзы. Девушка целовала лицо мальчишки. Закрытые глаза. Ещё тёплые губы. Крепко сжимала ладонь. Смысл потерян. Желание жить исчезло. Испарилось как сигаретный дым в преддверии рассвета. Наоми была из тех, кто не умел жить для себя. Она жила для других. Для Джонси.
Неожиданно Росс поднялась. Подошла к синтетику и взяла его за руку. Стёрла свободной ладонью молочную пену с губ.
- Я вам помогу. – на попытку возразить протестующее мотнула головой. – Молчите. Не говорите ничего.

0

34

Дэниэл мотнул головой – буду молчать.
Дэниэл сжал руку – да рядом.
Дэниэл кивнул – да, спасибо за помощь.
Дэниэл молчал – да, я все понимаю.
Дэниэл…
Наоми все-таки ближе.
«Дэниэл, ты знаешь, как это называется?»
«И знать… не хочу?!.»
- Наоми, я не умею шутить. У вас волосы растрепаны.
И, правда, растрепаны. Так оно к лучшему. Человечнее.

15 минут. Отсек. Упругие коконы. Слизь. Черно-серо-рыжее.
- Вы все-таки, пожалуйста, берегите себя. Может даже получится.
Дэниэл улыбался.
Это правильно. Жить минутой. Думать временем. Руководство – последствием. Остается малое. Забыть о законах. Нормах, прерогативах, жалости. Остается малое – действовать.
Ну? Пожалуйста?
- Не отходите от меня далеко. Скажу – бегите. Видите? За правой переборкой. Там панель. Не знаю, получится ли… Но если замыкание… Они поджарятся. Захрустят. Смешно, да? Нет.
Провел по волосам. Ладонью. Бережно. Ситуация требовала.
- Я обещал молчать? – глаза Дэниэла расширились. – Упс, не получается.
Кособоким каким-то вышло подмигивание.
- Не умирайте, пожалуйста.
До переборки метров двадцать. Успеет. И шаги и шагающий – ненастоящие.
И шаги и шагающий быстрые.
Что и требовалось.

0

35

Жизнь странная штука.
Для Дэниэла, наверное, то были самые живые пятнадцать минут его короткой жизни. Для Наоми - лишь глупая невнятная отсрочка от неминуемой смерти. Она молчала. А Дэниэл говорил. Он был достаточно оживлён для того, кто собирался умереть в ближайшее четверть часа. Умирать во имя чего-то… или даже кого-то. В этом был смысл. Глубокий. Жертвенный. Даже сакральный. Наоми умирала просто. Потому что не хотелось жить.
Впереди послышалось шипение. На этот раз им повезло меньше. Взрослые особи возвращались в гнездовье. Не заметить Дэниэла и Наоми было просто невозможно. Слишком много возни. Слишком много шуму. Времени на раздумья не было.
Девушка развернулась и обняла синтетика. Прижалась губами к холодным губам. Не поцелуй. Признательность. Благодарность. А потом побежала. Побежала вперёд. Сапоги тонули в органической жиже. Догнать её было не сложно. Да она и не старалась. Перед Наоми выросло существо. Глянцевый продольный череп. Выдвинулась нижняя челюсть. Оно смаковало момент. Предвкушая вкус крови. Добыча поймана.
Тварь втянула воздух. Принюхалась. Наоми чувствовала, как по груди течёт слюна. По лицу. По щеке.
Он замер в нерешительности. Он почуял своего. Маленький комочек, что беспомощно ворочался в её груди. Нельзя. Нельзя трогать. Отступил. Пропуская, вперёд.
- Эй вы! – кричала звонко. Кричала надрывно. – Идите сюда! Вы долбанные хреноголовые твари!
Последний взгляд на Дэниэла.
Прощайте.

0

36

Ювелирная точность. Глобальная. Целесообразность. Простые движения. Провода влажные. Блок питания. Полимерное. Вечность. Куда бы приводу?
Ничего не имеет значения.
Готовность.
Пятиминутная.
Звуки. Громкие. Враги. Нежданные. «Ах, Господи! Во веки вечные».
Оставьте милости. Мало. Немногое. С вас не станется. Что останется…
Не помнил...
Соединения. Синтетика. Шатался, прихрамывал. Высшее благо. Вечность. Великолепная. Кому-то достанется. Так нужно, так правильно.
- Наоми?
Двигался.
Двигался.
Двигался.
Хромал. Прихрамывал.
- Я сделал, кажется, получается. Простите меня, пожалуйста.
Девичья шея хрустнула. Тело обмякло, почти невесомое.
- А знаете, - говорил Дэниэл. Обнимал за плечи. Совсем не тяжелая, - что мне в вас, людях, нравится? Без понятия.
Простите, пожалуйста. Я знаю, вы уже боли не чувствуете…
Хвост чудовища.
Челюсти.
Удар. Удар. Плавится.
- Все хорошо. Все праааааа…

Сбой системы.

Сбой системы.

Сбой системы.

Не подлежит восстановлению.

0