Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Le cœur a toulours ses raisons. - У сердца свои причины


Le cœur a toulours ses raisons. - У сердца свои причины

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время действия: 7 сентября - поздний вечер; 8 сентября - первая половина дня

Место действия: королевский дворец Монфлери, корлевские угодья предназначенные для соколиной охоты недалеко от столицы.
Действующие лица: король, мадемуазель де Лапланш, герцог Гастон (если пожелает) и другие, участвующие в охоте дамы и кавалеры.

0

2

Все было как всегда… У королевы, как обычно в таких случаях, тут же началось недомогание, мигрени, и неизменное присутствие личного лекаря мэтра Керуака, которого принцесса Изабелла, в свое время, привезла с собой, в качестве дополнения к приданому, и теперь при каждом удобном, и, особенно, неудобном для нее случае ссылалась на его мнение и рекомендации. Понимая, что вечер безнадежно испорчен, Анри скрипнул зубами и вышел из будуара, предоставив маркизе де Сюлли хлопотать вокруг занемогшего ее величества. Эта дама так быстро оказалась рядом с дверью, что у короля даже не возникло сомнений, в том, что до этого ее ухо наверняка было плотно прижато к замочной скважине.
Черт побери! Теперь фрейлины понесут по дворцу очередную сплетню.
Анри вдруг вспомнилось, как одна из французских королев почему-то сочла грехом получение удовольствия от супружеского долга и с тех пор стремилась отказывать своему супругу, вынуждая его обращать внимание на других женщин. Изабелла, слава богу, не была настолько набожной, но мало чем отличалась от той королевы. Так почему он не может поступать по примеру того короля, раз жена вынуждает его к этому? Рассуждая так, Анри старался заглушить в себе сомнения в собственной несостоятельности, ведь с другими женщинами он чувствовал себя вполне свободно, а наедине с королевой вдруг терялся и робел, и от того все было не так как ему хотелось. Он чувствовал, что Изабелла не удовлетворена , но ничего не мог с собой сделать. Вот если бы только она пошла ему навстречу, объяснила свои желания, помогла понять, но, увы, Изабелла не хотела этого делать….

В общем, королю было нужно оправдание, и когда в глубине соединяющего две галереи дворцового перехода Анри заметил знакомое платье мадемуазель де Лапланш, он его нашел.

0

3

Случившееся сегодняшним вечером можно было считать позором. Или успехом, это как посмотреть. Первое впечатление после колкостей королевы насчет коров было не самым приятным. Правду сказать - Бьетта почувствовала себя униженной, на глазах у придворных дам и короля! Но интерес, незаметно (незаметно ли?) для всех скользнувший в глазах Его Величества, в момент излечил готовую ятриться рану на уязвленном самолюбии новой фрейлины. Если ей, конечно, не показалось...

Вот что ей действительно было абсолютно очевидным, так это пресность и унылость двора с его изысканными манерами и обыденной размеренностью течения времени. Поживи она в этом затхлом склепе чуть подольше - наверняка покрылась бы плесенью или паутиной, как и большинство придворных дам. От них разило ханжеством и ненавистью ко всему живому. Бьетта уже начала сомневаться в собственных стремлениях, о которых она поведала герцогу при их первой встрече. Жить при дворе? Для этого надо иметь особый склад характера, а Бьетта всё явственней понимала, что она не из того теста слеплена. Как сказали бы у неё на родине, а при дворе это выражение высмеяли бы, и королева была бы в этом первой.

Сомнения рассеялись, как только она, заворачивая за угол галереи, увидела стремительно приближающегося к ней короля. Сердце дрогнуло, участилось дыхание, точеные пальчики подхватили юбки подаренного герцогом платья с весьма соблазнительным вырезом, и Бьетта присела в глубоком реверансе.

- Сир...

0

4

- Мадемуазель… - Анри остановился перед склонившейся в поклоне девушкой, стараясь успокоить внезапно участившееся дыхание - после ссоры с королевой встреча в полутемном переходе с такой красавицей не могла оставить его равнодушным. Глаза короля невольно скользнули по низко вырезанному корсажу, по едва прикрытой кружевами пышной груди. Час был поздний, в переходах никого не было, дежурные фрейлины суетились в покоях королевы.
Воображение тут же нарисовало Арни такие откровенные сцены, что он покраснел. Черт возьми! А если он захочет… Девушка, наверняка, не откажет… Кто отказывает королю? И, почему бы нет…Он же слышал, что придворные кавалеры часто развлекаются таким образом. А он - король…
Да, он король, а не лакей, зажимающий в углу горничную, и Бьетта не горничная. Он никогда, даже с горничными, себя так не вел.
Все эти мысли бешенным аллюром проносились в голове короля, пока Бьетта делала глубокий реверанс. Желание переполняло его, но страх, что опять все получится не так, что девушка потом возненавидит его или станет испытывать то же, что и Изабелла, заставлял держать себя в руках.
Чувствуя, как от с трудом сдерживаемого возбуждения, на лбу выступают капли пота, Анри протянул руку и, легко коснувшись подбородка склоненной перед ним очаровательной головки, пробормотал:
- Поднимитесь, мадмуазель, мы не на аудиенции. Вы уже обжились в Монфлери? Здесь столько переходов, что новому человеку первое время бывает трудно. Вы так мило говорили о сельской жизни. Я уверен, что вы прекрасная наездница, - стараясь прийти в себя, он говорил ерунду, - поэтому я хотел бы… нет, я хочу вас… видеть на завтрашней охоте. Да-да, я хочу, можете передать мадам де Бомон, что это мой приказ…
«Я хочу…» Черт побери, он сказал «я хочу». Анри вдруг почувствовал, как это прекрасно, говорить « я хочу». Просто – «я хочу, потому что я - король».
- Я прикажу приготовить вам лошадь, какое седло вы предпочитаете, мадмуазель? - ему стало неожиданно легко. Да он, несомненно, прикажет, и мадемуазель де Лапланш и другие дамы поедут на охоту, даже если королева опять не соблаговолит этого сделать. А еще он хочет….но, это хочу уже касалось совсем других вопросов.
Возбуждение прошло, король, ожидая ответа, смотрел на Бьетту уже спокойно, отмечая все ее прелести и достоинства. Очаровательная девушка, даже несмотря на то, что она дядина протеже. И, если королю нравится с ней беседовать, он будет это делать, не оглядываясь на то, о чем судачит двор.

0

5

- О, вы так добры, сир, - Бьетта поднялась, и теперь смотрела прямо в глаза королю. Разве у неё был выбор? Король сам сделал так, что их глаза встретились. Он сам облегчает ей поставленную герцогом задачу. Не отводя взгляда, Бьетта улыбнулась, стараясь, чтобы улыбка была эта самой искренней из всех возможных. Искренность – вот чего не хватает этому месту. И вряд ли она здесь когда-то будет, ведь сама Бьетта действовала по заданию, а не от чистого сердца.

Его величество так мило смущался, приказывая ей явиться на охоту. Он снова напомнил Бьетте грустного большого ребёнка, которого слишком рано толкнули во взрослую жизнь, наградив теми полномочиями и обязанностями, которые ему даром не были нужны. Или же он ещё не понял, что нужны.

- Я предпочитаю обычное седло, сир. Знаю, это звучит немного… провинциально, и местные дамы поднимут меня на смех, однако в дамском мне ездить не доводилось, и я буду выглядеть на нём, как оно само – на упомянутой Её Величеством корове, - без тени лукавства сказала Бьетта. Говорить правду всегда легче, чем лгать – так она, по крайней мене, думала. – А вот в обычном седле я чувствую себя уверенно. Может, даже дам фору кому-то из ваших егерей, - и в этом она была уверена, так как никто не мешал ей практиковаться в верховой езде по лесам и полям фамильных владений сызмальства. – Правда, боюсь, что после этого я наживу врагов, а в Монфлери у меня и друзей ещё нет. У вас прекрасный дворец, Ваше Величество, но вы правы, мне пока трудно запомнить все переходы. Вынуждена признаться – я заблудилась. Мадам де Бомон послала меня с поручением, и вот теперь я ищу покои Её Величества, - Бьетта растерянно огляделась по сторона.

А это была ложь. Но оказалось, что произнести неправду было очень просто, если того требовали обстоятельства.

0

6

Король любовался.
Бьетта была мила и искренна, без малейшего кокетства или жеманства. Она смотрела ему в глаза, ничуть не смущаясь признаваться в своей провинциальности и неумении ездить в дамском седле. Королю стало стыдно за свои недавние мысли и желания. Если бы не королева, он бы никогда…В груди шевельнулось чувство вины перед Изабеллой, но ведь если бы не она, он бы не стоял сейчас здесь. И, найдя себе оправдание, Анри успокоился.
- Хорошо, мадемуазель, я узнаю, возможно ли это, но боюсь, что во всем дворце не найдется платья для обычного седла. И не беспокойтесь о врагах, даже если они появятся, то в этом дворце у вас уже есть друг, который, надеюсь, стоит всех остальных, - он с немного детской гордостью вздернул подбородок, - и вы без колебаний можете рассчитывать на мою дружбу.
Мысль о том, что он непременно должен оказать покровительство этой девушке добавляла к его внезапно обретенному ощущению собственной значимости дополнительный вес. Как на это будет реагировать королева, Анри пока не задумывался, она была сама виновата, что своей холодностью заставляет его обращать внимание на других женщин.
Однако, слова мадемуазель де Лапланш о поручении маркизы де Бомон заставили его нахмуриться, галантность требовала проводить даму, но возвращаться к покоям королевы, да еще в обществе Бьетты королю не хотелось.
- Вы почти не сбились с пути, мадемуазель, я покажу вам дорогу, - он взял Бьетту за руку чуть выше локтя и, слегка пожав к себе, развернул девушку к галерее, откуда только что пришел сам. – В конце этой галереи есть дверь, за которой начинаются покои королевы. Мне сейчас не хочется туда возвращаться.
От близости Бьетты у Анри снова застучало в висках, но он мужественно подавил в себе желание коснуться губами завитка лежащего на ее шее.
- Идите, мадемуазель, идите, и завтра я жду вас на охоте, - почти подтолкнув девушку в нужном направлении, король с сожалением отпустил ее локоть и направился в свои покои.

0

7

Этикет предписывал снова склониться в реверансе, даже если августейшая особа обратилась к визави спиной – что Бьетта и сделала. Когда король скрылся за поворотом в другой коридор, она выпрямилась, оправила складки, образовавшиеся от приседания, и пошла к покоям королевы, дорогу к которым она и так прекрасно знала. То, с какой поспешностью Его Величество, по сути, сбежал, как только возникла необходимость проводить Бьетту, слегка расстроило новую фрейлину, но ненадолго. Ведь нельзя получить всё и сразу, тем более, с человеком, у которого такая мятущаяся душа. Это было видно невооруженным глазом, и Бьетте снова стало жаль юного короля. «. Мне сейчас не хочется туда возвращаться», - эта фраза из уст Его Величества прозвучала, словно дивная музыка, журчание прохладного ручья в жаркий летний день, и какие там ещё эпитеты мог бы подобрать придворный бумагомаратель? Это значило, что после того, как из покоев королевы удалили всех фрейлин, между супругами не произошло ничего хорошего, иначе король либо цвёл бы, что твой майский сад, либо вообще оттуда не вышел бы. Обнадеживающе, весьма.

Перед охотой стоило бы хорошенько выспаться, но вредная мадам де Бомон назначила новой фрейлине дежурство в покоях королевы. Значит, ей придется не спать, либо разбудить её могут в любой момент – Бьетта совершенно не знала, какого характера запросы бывают у королевы, а поинтересоваться было не у кого.

В дверях Бьетта, погруженная в свои мысли, столкнулась с хорошенькой девушкой, выносившей таз с водой. Это была камеристка королевы, только имени её Бьетта ещё не знала.

- О, прошу прощения, мадемуазель, - Бьетта отошла в сторону, давая белокурой красотке возможность пройти первой.

0

8

В душной спальне вода для примочек быстро нагревалась, и мэтр Керуак потребовал заменить ее. Мари торопилась и не заметила, что в дверях кто-то появился. Водя выплеснулась прямо под ноги, столкнувшейся с камеристкой фрейлины.
- О, прошу прощения, мадемуазель, - ожидая немедленной выволочки за неуклюжесть, Мари присела с поклоне, и тут же с изумлением уставилась на Бьетту, услышав встречное извинение.
Если бы на ее месте были мадам да Бомон или де Сюлли, то кроме выговора камеристка получила бы еще и звонкую пощечину, а мадемуазель де Лапланш не только извинилась, но и посторонилась, чтобы уступить дорогу. Это было так необычно.
Мари слышала, как говорили, что новая фрейлина – невоспитанная провинциалка, и болтает глупости, но это было явное злословие, и камеристка тут же прониклась к Бьетте симпатией. И не только симпатией, но и сочувствием. Их величества поссорились. Мари о причине ссоры догадывалась, мадам де Бомон тем более. И статс-дама не даром поставила новенькую на дежурство. Если причина ссоры будет мелькать перед глазами рассерженной королевы, то отставки не миновать и звезда мадемуазель де Лапланш закатится, так и не взойдя.
- Извините мадемуазель, ее величеству нездоровится, и мне… - Мари аккуратно пронесла тазик в дверь, - приказано принести свежую воду. А когда королеве нездоровится, то… - последние слова были сказаны тихо и с таким многозначительным выражением лица, что только самый непонятливый человек не догадался бы об их истинном содержании.

0

9

- Как жаль, что Её Величество плохо себя чувствует, - огорченно посетовала Бьетта. Она и правда сожалела, только не здоровье королевы заботило её в данный момент, а перспектива встретиться с озлобленной женщиной, только что поссорившейся с мужем. Ничего хорошего это самой Бьетте не сулило. Значит, мадам де Бомон всё просчитала, когда вдруг назначила Бьетту дежурной сегодня, ведь это было совсем странно. Бьетта толком не знала порядков, привычек и так далее по списку. Поначалу ей полагалось бы пройти обучение, наставления, посмотреть, как за королевой ухаживают другие, но отказываться она не смела, иначе это повлекло бы за собой немедленную отставку. Стоит Бьетте оступиться, и всё – крах. – Наверное, это не только с королевой так. Я имею в виду, когда нездоровится, любой человек становится раздражительным. Это объяснимо. Вот что мне непонятно, так это почему меня, совсем нового человека, назначили сегодня прислуживать Её Величеству. Ей же плохо, а я могу сделать что-то не так, и это повлечёт за собой ухудшение состояния королевы. Меня, кстати, зовут Бьетта. Бьетта де Лапланш, я – новая фрейлина. Хотя думаю, вы уже знаете. Мари, не так ли? Я слышала, как вас звала мадам де Сюлли. Мари… Вы не поможете мне? Ради спокойствия и хорошего самочувствия Её Величества. Что мне нужно делать? А чего нельзя? – Бьетта ухватилась за эту спасительную соломинку, так вовремя появившуюся у края пропасти.

0

10

- Да, мадемуазель, вы правы, меня зовут Мари и я слышала о вас, - прижав к груди тазик, Мари сделала маленький книксен. Ей было приятно, что новая фрейлина знает ее имя, и, вспомнив, как ей самой на первых порах было трудно, заговорила быстрым шепотом:
- Я не знаю мадемуазель, почему вас назначили, но вы не волнуйтесь, вы там будете не одна, к тому же мэтр Керуак все сделает, и он не допустит к ее величеству необученного человека. Ее величество после успокоительного будет спать, а если попросит воды или освежающего напитка то, просто принесете и все, но я думаю, этого не понадобится, там сегодня будет маркиза де Сюлли. Расспросите ее, вы протеже герцога, она не посмеет вам отказать, скажите, что обратились к ней, потому что она самая опытная из фрейлин.
Камеристка знала, что между маркизами де Бомон и де Сюлли есть скрытое соперничество. Де Бомон сделали статс-дамой благодаря заслугам мужа, обойдя де Сюлли, которая дольше всех служила еще при королеве-матери.
- А утром снова придет мэтр Керуак , и вас сменят.
Мари вспомнила, в каком расстройстве вышел из будуара королевы король, и вздохнула:
- Ах, бедный его величество, у ее величества так часто болит голова…бедная ее величество. Но, простите, мне надо принести воду, - она снова сделала книксен и, оставив Бьетту, умчалась куда-то вглубь дворца.

0

11

Голова, значит, у Её Величества болит. Бедный, значит, Его Величество. Бьетта смотрела вслед удаляющейся Мари с благодарностью, и постановила, что как бы там не сложилось далее, камеристку стоит отблагодарить за дельные советы о поведении в покоях королевы, и за оброненные невзначай слова-ниточки, придающие Бьетте уверенности в собственных силах и в выполнимости поставленной цели. Даже в её забытой богом провинции всем было известно, что значила головная боль у жены на ночь глядя, особенно когда в районе спальни появлялся муж. Королева, судя по всему, страдала той же хворью, и рисковала, как и другие, жалующиеся на головную боль, жены, вскорости потерять из виду мужа, который начнет искать утешение у других. Более здоровых. А ведь бытует мнение, что как раз в провинции произрастают самые сочные и сладкие плоды. Усадив короля на жесткую диету, королева может обнаружить через некоторое время, что он не выдержал и перелез через забор в чужой сад. Такой, чуть попроще. Где даже могут на земле валяться коровьи лепешки, от которых, к слову, только улучшается урожай.

Как и предвидела Мари, ночь прошла спокойно. Королева даже не заметила Бьетту, быстро уснув после эликсира, который ей налил высокомерный мэтр, и новой фрейлине удалось поспать, а это было немаловажно перед предстоящей охотой. Красоваться перед королем с синяками под глазами совсем не хотелось. Воспользовавшись советом Мари, Бьетта успела сделать комплимент мадам де Сюлли о её недюжинных способностях и всяческих умениях. Старая крыса сначала насторожилась, вытянув губы и сложив их трубочкой, высокомерно попыхтела, но потом на лице её появилось выражение самодовольной важности, хоть она и считала, что виду не подала. У Бьетты не появился союзник, но и одним врагом стало меньше. Это была уже маленькая победа.

Утром мадам де Сюлли отпустила Бьетту, которая сообщила ей на ушко, что она, конечно, ни за что бы не оставила Её Величество, однако король пожелал видеть новую фрейлину на охоте, и ей немного боязно сообщать об этом мадам де Бомон… Глаза мадам де Сюлли блеснули от восторга и загорелись хищным блеском, как у гадюки – она первой узнала важную новость, которую можно и нужно срочно разнести по дворцу. За это Бьетта получила приз:
- Не волнуйтесь, мадемуазель де Лапланш, я сама сообщу мадам де Бомон. Идите, нельзя задерживать Его Величество. Чем раньше он вернется с охоты, тем быстрее Её Величеству полегчает, - мадам де Сюлли, казалось, смаковала эту откровенную ложь.

В комнате, выделенной Бьетте, её ждало роскошное платье для охоты цвета бледной фиалки. При взгляде на него невольно казалось, будто чувствуешь нежный запах. Чистоты, невинности и загадки. Бьетта закрыла глаза и представила себя дома, на опушке леса, покрытой ковром из первых весенних цветов… Где-то хлопнула дверь, Бьетта вздрогнула и вспомнила разговор с герцогом. Фиалки, это, конечно, очень хорошо, но власть – много лучше. Удерживая её в руках, можно возжелать всё, что угодно.

В назначенное время Бьетта выехала на своей лошади со двора, гордо восседая и не удостаивая своих спутников даже мимолётным взглядом. Пожелание дамы выехать в обычном седле поставило бедного портного в тупик - он не был готов к таким революционным решениям, и Бьетте предоставили дамское седло. Впрочем, это не повялияло на её намерения поймать на охоте свою собственну дичь.

0

12

Утро было прохладным, но солнечным, что было особенно приятно в осеннюю пору. Когда король вышел из своих покоев, сокольничий уже ждал за дверью. Сообщение о том, что королева не сможет принять участие в охоте, Анри выслушал несколько рассеянно. Он знал, что, скорее всего, так и будет.
Во дворе звонко цокая подковами, нетерпеливо перебирали ногами кони собравшихся всадников. При виде герцога с отменным кречетом на перчатке, король, вспомнив свои ночные размышления, помрачнел.
После ссоры с королевой и встречи с Бьеттой, ночь у Анри выдалась беспокойной. То подушки казались жесткими, то простыни горячими. Крик ночной птицы, полночный колокол на башне, а главное, мысли долго не дававшие уснуть. Мысли были разные – от романтических сцен с Бьеттой и планов, как завоевать ее сердце, а не просто согласие уступить прихотям короля, до планов государственных.
Вечер оказался насыщенным эмоциями, внезапно вспыхнувшее страстное желание было ново для Арни, и он жаждал испытать его вновь и не только испытать … Ворочаясь в постели, король раз разом заново переживал воспоминания о Бьетте.
Но, были другие мысли. Казалось бы, совершенно случайно брошенное в порыве чувств слово, сделало то, чего так долго и почти безуспешно добивались королева и первый министр. Король вдруг осознал, что до сих пор практически все делает по указке дяди.
Принимает подсказанные им решения, подписывает составленные им указы, следует во всем его советам и даже в мелочах вместо того, чтобы просто пожелать, вынужден обращаться к дяде. словно за разрешением. Осознание этого так больно резануло самолюбие короля, что даже отодвинуло на задний план мысли о Бьетте.
Результатом его размышлений стало внезапно пришедшее в голову решение - ввести первого министра в Малый королевский совет. Приказав разбудить секретаря, король отдал нужные распоряжения и, с чувством выполненного долга, заснул, предвкушая завтрашнюю охоту.
И вот сейчас при виде герцога Гастона, Анри засомневался в правильности принятого решения, но появление Бьетты направило его мысли в другом направлении. Уже без всяких сомнений, поприветствовав дядю, король, не обращая внимания на косые взгляды присутствующих дам, улыбаясь поспешил к юной фрейлине.
Бьетта, обворожительная, как весенний цветок, улыбалась, глядя только на него, и Анри был в восторге.
Охотники выстроились, егеря привели собак, главный ловчий дал сигнал, и кавалькада быстрой рысью направилась к месту проведения охоты.

0

13

Внимание короля к новой фрейлине, только вчера появившейся при дворе, не осталось незамеченным. Отношения их величеств не были радужными, и все это знали, однако Его Величество никогда не попадал в щекотливые ситуации, и об этом даже ходили анекдоты, ставящие под сомнение его способность пойти дальше спальни королевы, хоть там он лишь подает своей супруге пилюли от головной боли. Сплетня со щедрой руки мадам де Сюлли быстро разлетелась по дворцу, и выехавшие на охоту были уже в курсе того, что сам король пригласил Бьетту де Лапланш на охоту, и в том, что замарашка из провинции, рассуждающая о коровах и навозе, появилась в ослепительно дорогом платье, все тоже узрели некую закономерность. Одни утверждали, что это – дело рук Гастона, а другие высмеивали первых, напоминая о ставшей притчей во языцех скупости дяди короля, что исключало возможность предоставления им такого подарка, как фиалковый наряд фаворитки.

Бьетта не знала, что думает сейчас её покровитель, но не сомневалась, что следит за ней в оба. Как и все, исключая, разве что, гончих. Она ответила на приветствие короля и во всеуслышание сообщила, что Её Величество провела ночь спокойно, посокрушавшись по поводу того, что недомогание не позволило ей присутствовать на охоте и радоваться успехам Его Величества, которые, несомненно, не заставят себя ждать.

- Но, если позволите, Ваше Величество, охота с гончими… в этом есть какой-то элемент лени. Человек предоставляет животным загонять друг друга, и подоспевает уже в решающий момент. А вот коррида… - мечтательно улыбнулась она. – Там кабальеро на лошади один противостоит свирепому быку. Смотрит противнику в глаза, и разит, смертельно рискуя. В этом есть что-то первобытное, что-то естественное. Поединок двух почти равных существ. Я слышала, будто корриду хотят сделать пешей. Тогда человек будет ещё более беззащитен перед быком. Это… захватывает, - щёки Бьетты покрыл легкий румянец, и она была диво как хороша, с чувством рассуждая о корриде. Несколько локонов выбились из прически, и ветер играл ими, будто легкомысленный юнец.

0

14

Король не мог не любоваться красотой юной фрейлины, но ее рассуждения о корриде покоробили его. Анри не любил кровь и поговаривали, что боялся ее. Бьетта этого не знала. Если бы она в тот момент обернулась, то увидела бы целую гамму чувств на лицах слышавших ее слова придворных от недовольства и сожаления, до откровенного торжества. Но, король заговорил, и Бьетте некогда было оборачиваться.
- А вы оказывается кровожадны, мадемуазель. Я не люблю подобных развлечений, особенно, если в них гибнут люди.- Анри через силу улыбнулся. – Но, ваша любознательность делает вам честь, я не знал, что в провинции так интересуются корридой, - последующие слова королю уже дались легко, возникший перед глазами образ воздетого быком рога тореадора исчез под действием очарования девушки. В конце концов, она оправдывая мнение о своей непосредственности, говорила то, что думала, за это на нее нельзя было гневаться.– А по поводу охоты вы не правы, в ней есть своя прелесть. Азарт погони, красота полета птицы, я уверен, что что вы это оцените.
Анри перевел взгляд на рвущихся с поводков в предвкушении охоты собак. Крупные, но легкого склада, с удлиненной мордой, с блестящей на солнце коричневой шелковистой, шерстью, они были великолепны.
- Вы ошиблись, мадемуазель, это не гончие, но это и не мудрено, таких собак не очень много. Это не гончие, это легавые, а точнее сеттеры. Говорят, что начало породе было положено во владениях герцога Нортумберлендского, который сам занимался дрессировкой испанских спаниелей, которые стали прародителями этой породы. Затем было несколько скрещиваний, но вот такие красавцы появились совсем недавно. Результат помеси и длинношерстного испанского спаниеля и легкой французской гончей. Доктор Джон Каюс называет их Indexis, указатели, они показывают охотнику, где находится птица. Эти приучены вспугивать птиц в соколиной охоте, но могут и подкрадываться к ним совсем незаметно. Однако, поторопимся, мадемуазель, мы задерживаем остальных.
Разговаривая, король невольно придерживал лошадь, от чего кавалькада охотников вот-вот грозила смешаться, заметив это, Анри снова пустил коня быстрой рысью.

0

15

- Да, сир, прошу простить моё невежество, поспешим же, я хочу посмотреть на то, что вы так красочно описали, - по части охоты Бьетта была чистой воды теоретиком. В их маленьком, но гордом родовом гнезде всё было устроено так, как было много веков назад. Женщины сидели дома и занимались хозяйством – музицировать было не на чем, потому что долгов на шато висело приблизительно столько же, сколько деревьев было в старом заброшенном яблочном саду. А охота – это привилегия мужчин, мужеподобных женщин вроде жены соседа-маркиза, старого богатого скряги, который вовлек жену в этом занятие только лишь для того, чтобы она помогала заготавливать мясо диких животных. И удел челяди – разбираться в том, что нужно для охоты определённого типа.
Но король умчался вперёд, и она не успела ему рассказать об этом, равно как и о том, что коррида интересовала её не из-за кровавости, а из-за описываемой зрелищности – ведь воочию Бьетта её не имела удовольствия лицезреть. К тому же, чаще всего погибал именно бык, а не торреро. У быка имелись для боя только рога, а человек был снабжен целым арсеналом холодного оружия. Пожалуй, и здесь состязание было не на равных – эта мысль пришла только сейчас, раньше Бьетта над подобной трактовкой не задумывалась. Она обязательно скажет об этом Его Величеству, как только у неё появится возможность, ведь таким образом она признает, что король прав. Мужчины это любят – надо чередовать смелость суждений с робкой покорностью трепетной лани.

0

16

Погода, для сентября, несмотря на собирающиеся на горизонте тучи, была отличной. Место для охоты было выбрано удачное - обширная, с пологими холмами между которым кое-где встречались подсохшие за лето болотины, пустошь, по левому краю которой раскинулась буковая роща. Поросшая травой, вереском и мелким березовым подлеском пустошь была отличным местом для кормежки нагуливающих осенний жир куропаток, а поэтому дичи на пустоши было много, и, при каждом пуске собак, в воздух понималось сразу несколько птиц.
Король был в восторге от своего сокола, который по широкой дуге поднимался вверх, застывал в ожидании, когда собака вспугнет дичь, а потом, с огромной скоростью, стремительно падал вниз, настигая свою жертву. Это было поистине завораживающее зрелище. И нередко поверженная куропатка, окруженная облаком перьев, падала прямо к ногам зрителей, которых было не мало.
Но, не меньший восторг его величества вызывал восторженный взгляд, которым смотрела на него Бьетта. Помня о правилах приличия, Анри старался не слишком явно выделять мадемуазель де Лапланш среди остальных, успев, так или иначе, сказать несколько слов почти всем участникам охоты, но, помимо воли, глаза его постоянно обращались в сторону новой фрейлины королевы.
К середине дня птицы стало меньше, всадники разъехались по всей пустоши, но, несмотря на усилия егерей, куропатки взлетали все реже. По знаку герцога Гастона слуги раскинули палатки, чтобы охотники могли отдохнуть и подкрепиться.

0

17

Увлеченный охотой мужчина - будто женщина на примерке новых нарядов, отвлечь практически невозможно, а в каждом жесте, в каждом взгляде почти детский восторг. Его Величеству сопутствовал успех, сокол не знал усталости и поражал зрителей своей меткостью.
Бьетта осталась одна. Никого из придворных она ещё не знала, а подходить к герцогу не хотелось, да и вряд ли бы он пришел в восторг от подобного поступка Бьетты, ведь показывать связь с ним было не в их обоюдных интересах.
У одной из палаток она остановила лошадь, чтобы получше рассмотреть, как сокол короля взмывает ввысь, и за пологом её не было заметно. Изнутри раздался приглушенный смех.
- А вы видели? О, мсье, это же будет сплетней дня во дворце. Эта глупышка не знает, что король боится крови, и её рассказ о корриде вызвал у него отвращение. Да, бедная королева, подобная фрейлина может вызвать не только головную боль!
Слушать дальше Бьетта не стала. Дёрнув за поводья, она направила свою лошадь в противоположную от палатки сторону, с трудом сдерживая гнев и желание умчаться отсюда сию же минуту. Почему герцог не предупредил её о маленьких слабостях короля? Как ей завоевать монарха, если она наступает на невидимые ловушки, которых вполне можно было бы избежать, знай она об их существовании. Похоже на то, что герцог решил позабавиться, бросив её в воду, словно новорождённого котёнка. Не выплывет - в королевстве полно красавиц, способных увлечь Его Величество. А надеяться на чью-либо помощь тоже глупо. Подставить подножку ближнему своему, чтобы посмотреть, как он расшибёт лоб - милая придворная шалость.
Нет уж! Она этого не позволит!
Пришпорив лошадь, Бьетта помчалась к королю, резко дернула за поводья и остановилась рядом с ним.
- Сир! Вы были совершенно правы, соколиная охота - это прекрасное зрелище! Вы такой искусный охотник. Если вы позволите, я была бы счастлива понаблюдать за вами ещё раз. Надеюсь, я прошу не слишком многого? - голос Бьетты великолепно имитировал неподдельное восхищение, а глаза блестели. Она игриво улыбнулась королю.

0

18

Охота заканчивалась. Король обрадованный интересом Бьетты, в последний раз выпустил сокола, чтобы показать мадемуазель де Лапланш насколько высоко тот может подняться. Сокол взмыл в небо, раскинув крылья, сделал широкий круг, но, вместо того, чтобы вернуться, внезапно повернул, устремившись в погоню за выпорхнувшей из подлеска цаплей. Несколько охотников развернули лошадей, чтобы броситься в следом, но Анри крикнув – « я сам», устремился за улетающей птицей.
Улетевший сокол беда для охотника. Птицу потом почти невозможно найти, и Анри старался не потерять ее из виду. Стремительная погоня закончилась у края буковой рощи. Сокол настиг добычу, в воздухе закружились перья и обе птицы рухнули в высокую траву. Король натянул удила, останавливая лошадь, и слегка запыхавшись от быстрой скачки, махнул рукой подоспевшему сокольничему, приказывая забрать яростно цокающую птицу...

0

19

Лучшей возможности фортуна, небо или кто там ещё отвечал за счастливую звезду Бьетты, предоставить просто не могли. Не оглядываясь по сторонам, она пришпорила лошадь, пуская животное вскачь вслед за королем, хотя он и запретил сопровождающим его охотникам следовать за ним. И пусть сплетники наблюдают за поведением Бьетты из своих удобных палаток, смакуя королевское угощение с привкусом крови.
Удача улыбается дерзким за то, что они смеют.
Догнав Его Величество у буковой рощи, Бьетта остановила лошадь, наблюдая за тем, как сокольничий пытается забрать сокола. Это оказалось непростым занятием - птица перевозбудилась и явно не хотела сделовать командам.
- Кажется, вашему соколу тоже настолько понравилось то представление, которое он разыграл перед благодарными зрителями, что он никак не хочет его заканчивать? Чудная птица, сколько силы и благородства. Сразу видно, что это ваш питомец, сир, - и снова взгляд Бьетты был полон восхищения. До краёв. - Сколько в среднем живёт такая птица? - изобразить заинтересованность тем, что близко и дорого королю, она сообразила на ходу.

0

20

- Вы прекрасно держитесь в дамском седле, мадемуазель, - Анри, уже пару минут наблюдавший за девушкой, подъехал совсем близко. То, что она последовала за ним, было очень кстати. Он с самого начала охоты придумывал повод, чтобы остаться с ней наедине, и вдруг такой случай. Поэтому ее своеволие скорее обрадовало короля, чем рассердило, как это случилось бы, будь на ее месте кто-то другой.
Слова Бьетты по поводу питомца отдавали некоторой лестью. Сокол был получен недавно, и король не успел, как следует, с ним поработать, но девушка этого не знала и Анри, которому льстил ее восторг, предпочел записать похвалу на свой счет.
- Да, птица, несомненно, прекрасна. Но, сейчас она не слишком послушна.
С ловчими птицами это довольно часто случается, особенно, когда они не облетаны на месте охоты. Живут они остаточно долго, лет двадцать пять – тридцать, но охотятся, обычно, не более десяти лет.
Отъехав чуть в сторону, Анри спешился и, бросив поводья на куст, подошел к лошади Бьетты, протягивая руку.
- Вы позволите королю быть вашим стремянным, мадемуазель? - он обернулся к поймавшему птицу сокольничему, - отвези птицу на место и пришли сюда моего пажа, пусть он побудет с лошадьми, пока мы будем прогуливаться.
- Я надеюсь, вы составите мне компанию в прогулке по этой буковой роще, - в тоне короля был не только вопрос, сколько утверждение.

0

21

- О, Ваше Величество, разве кто-то в здравом уме посмеет ответить вам отрицательно? – после откровенной лести последовала маленькая дерзость, Бьетте лишь оставалось уповать на то, что король поймёт её правильно – как комплимент. Она соскользнула из седла легко и непринужденно, и это стоило ей немало невидимых усилий. Сползи она, как слизень со ствола яблони, это испортило бы начало многообещающей прогулки. Тонкий расчет позволил Бьетте оказаться почти в объятиях Его Величества, настолько близко от него, что она ощутила его теплое дыхание на своей щеке. Оно даже показалось Бьетте обжигающим, но это вполне объяснялось тем волнением, которое испытывала юная фрейлина.
Соколиная охота оказалась очень благодатной темой для разговора, поскольку Бьетта ничего о ней не знала, а король был весьма сведущ, и это позволяло его спутнице задавать любые вопросы.
- А те птицы, которые своё отлетали, по истечении десятилетнего срока – какая судьба их ожидает? Если вы говорите, что живут они до тридцати лет. – Бьетта вздохнула. – Должно быть, гордому охотнику непросто смириться с тем, что больше нет возможности взмыть в небо…

0

22

- Тем более, что я не позволил бы вам отказаться, - Анри поднял руки, и Бьетта соскользнула с лошади, оказавшись настолько близко, что он невольно полуобнял ее. Душистый локон игриво скользнул по лицу, словно предлагая поймать его губами. Так и не убрав руку, которая придерживала девушку за талию, король отвел девушку в сторону, бросив поводья ее коня на ветку.
- Птицы редко живут так долго у одного хозяина, года три-четыре, они не редко улетают и теряются. Но если и доживают, то потом их просто отпускают, для охоты они не годятся, но прокормить себя смогут, - король так и не убрал руку с талии мадемуазель де Лапланш, - но, сегодня моя добыча вы, мадемуазель, - плечо Бьетты с тем самым завитком, была так близко, что он готов был уже прильнуть у нему губами, но вспомнив о сокольничем, резко обернулся, взглядом приказав тому убираться как можно быстрее. – И настолько очаровательная, что охотник готов сам сдаться.
Странно, но слова на этот раз не застревали в горле, не казались глупыми или неуместными, как то желание, которое он испытывал. Прозрачный воздух, шелест листьев на легком ветру, солнечные блики, рассыпавшиеся по траве золотистыми пятнами, пряный запах начинающейся осени, все это способствовало признаниям. Больше не в силах сдерживаться, Анри притянул к себе девушку, и, чувствуя, как от аромата ее волос у него начинает кружиться голова, прижался губами к ее шее.

0

23

Слухи, обрывки которых доходили до Бьетты, злословили о том, что король в отношении женщин – совершеннейший профан. Ухаживать не умеет, да и не стремится, и хоть с королевой у них не то, что страсти нет – простое партнерство, имеющее место быть в подобного рода отношениях, практически отсутствует в последнее время, Его Величество не был замечен в попытках как-то компенсировать себе недостачу женской ласки определенного толка.
Досужие сплетники проглотили бы языки, если бы имели возможность наблюдать сцену, разыгрывающуюся в буковой роще. Сокольничий, успевший краем глаза заметить, как крепко обнял король Бьетту, и услышать, что он ей говорил, удивлённо приподнял бровь, но был таков, повиновавшись монаршему взгляду. Его дело – птицы, с настоящими перьями и клювом, а кто там из людей угодил в чьи силки, старик не особо интересовался.
- Ваша добыча жаждет быть пойманной, сир, - выдохнула Бьетта на ухо королю, когда его губы прикоснулись к её шее. Она не ожидала от него такого внезапного напора, воображая, что ей придётся ходить вокруг да около, стрелять глазами, томно вздыхать, используя весь необходимый набор для соблазнения особи мужского пола. Король сам значительно облегчил её задачу, но даже при головокружении от стремительного успеха она старалась сохранять остатки здравого смысла.
А это было нелегко.
Шляпа короля полетела на землю, поддетая тонкими пальчиками Бьетты, которые она запустила в его волосы, как будто приглашая Его Величество продолжать.
- Быть вашей добычей, сир… - прошептала Бьетта, оборвав на этом предложение. Губы короля поднялись чуть выше, и встретились с губами Бьетты. Поцелуй был страстным, горячим, и совсем не похожим на те, которые Бьетта изредка дарила сыновьям соседа-маркиза.
- Ваше Величество, если нас увидят… - Бьетта отстранилась от короля, но ровно настолько, чтобы тот не мог продолжать её целовать. Руки Анри остались на её талии, она прижалась лбом к его плечу и продолжила негромким, отрывистым шепотом: - Ах, сир, людская молва жестока, она может превратить жизнь в ад…- И тут же, противореча самой себе, Бьетта подняла голову, поцеловала короля, на этот раз – нежно и ласково, и сказала, улыбнувшись: - Успех охоты зачастую состоит в том, чтобы обмануть остальных охотников, не так ли, сир? Тайная охота, как вам такая мысль? – она лукаво подмигнула королю, давая ему понять, что уже стала его добычей.

Спасибо: 0

0

24

Бьетта смеялась. У нее было нежное, порозовевшее от волнения лицо, ямочки на щеках и блестящие задорные глаза. От нее веяло свежестью, запахом цветов, родниковой воды и какой-то особой простотой провинции, что сродни кувшину парного молока ранним утром. Сомнения, так терзавшие короля вчера, мгновенно улетучились. Она была рядом, в его объятиях, она пьянила так, что кружилась голова. Анри отыскал ее улыбающиеся губы, которые лишь на мгновение показались твердыми, но тут же призывно полураскрылись, наполнились теплом и почти обожгли, заставив задохнуться. Глаза Бьетты сияли каким-то особенным блеском, ее пальцы нежно перебирали его волосы. Слушая ее жаркий шепот, Анри почувствовал, что теряет голову. Желание, путавшее мысли, волной поднялось по телу и ударило жаром в лицо.
«Ваше Величество, если нас увидят…» Девушка отстранилась, и Анри невольно сжал руки на ее талии, словно боясь отпустить. Она уткнулась лбом в его плечо… «Ах, сир, людская молва жестока, она может превратить жизнь в ад…»
От этих слов Анри очнулся. Она права, при дворе столько злых языков, а он дал такой прекрасный повод для сплетен. Теперь он захотел отстраниться, но Бьетта сама поцеловала его, и этот поцелуй подарил еще больше новых ощущений. Но, все же надо быть осторожнее.
-Вы правы мадемуазель, - он поднял шляпу и взял Бьетту под руку, – но, если я устрою такую охоту, вы согласитесь принять в ней участие?
Сквозь деревья было видно, как скачет по пустоши посланный сокольничим паж.
Ветки ближайших кустов внезапно закачались, за плотной листвой с легким шорохом быстро метнулась чья-то тень. Король нахмурился. Косуля? Или кто-то осмелился их подслушивать? Он уже было направился в ту сторону, когда паж вылетел на опушку и резко остановил коня. Решив, что гоняться за тенью бессмысленно, Анри вскочил на свою лошадь и, приказав пажу помочь Бьетте сесть в седло, направился в сторону палаток, около которых собрались уже все участвующие в охоте, старательно пытаясь придать лицу серьезное выражение.

0

25

Вопрос короля о том, согласится ли Бьетта на тайную охоту, которую сама же и предложила, не предполагал ответа. Его Величество опровергал все стереотипы о себе, как о мягкотелом и нерешительном человеке, циркулирубщие по двору и стране с завидным постоянством. Бьетта даже поймала себя на мысли о том, что такого короля грех не полюбить по-настоящему, как мужчину и как правителя. Но эти мысли не должны были помешать ей осуществить задуманное. Или наполовину осуществить задуманное не ею.
Убедиться в том, что ей никто особо не поможет, она уже имела счастье, и теперь собиралсь ступать с оглядкой на свою собственную выгоду там, где это представлялось возможным. Короля удалось увлечь, его окрылённость и Бьетте придавала уверенности в её силах. Теперь как бы в суп ей не подсыпали слабительное, а то и вовсе - отраву. С этой минуты предельная осторожность и осмотрительность требовались во всём.
С видом кротким и как можно более глуповатым Бьетта въехала вслед за королём на поляну с палатками. Естественно, слухи уже поползли, как живучий сорняк по особо удачной грядке - Бьетта не могла избавиться от провинциально-земледельческих сравнений, столь близких её сердцу, - и встретить их надо было так, чтобы сплетники терзались догадками, почему новая фрейлина не улыбается, словно победительница, если предположения о том, что король уединился с ней не просто так, верны.
Заметив издалека герцога, Бьетта остановилась у палатки придворных дам, с помощью одного из пажей слезла с лошади и, как ни в чём не бывало, принялась вкушать дары осенней припроды, коими изобиловал стол.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Le cœur a toulours ses raisons. - У сердца свои причины