Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив библиотеки » Медицина эпохи Возрождения


Медицина эпохи Возрождения

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Что лечили, как лечили, кто лечил.
Информация взята с сайта http://medserver.narod.ru/Htmls/Medicin … neZerk.htm
( Книга "Медицина в зеркале истории" С. М. Марчуковой )

0

2

Глава 10. Медицина эпохи Возрождения

К XV в. в Европе было более 40 университетов, многие из них имели медицинские факультеты. Характер эпохи требовал всестороннего, энциклопедического подхода ко всем явлениям жизни и природы. Врачи занимались математикой для того, чтобы знать астрологию и понимать влияние небесных тел на здоровье человека; изучали греческий, латынь и арабский языки для чтения медицинских трактатов, книг по зоологии, ботанике и алхимии, которая добавляла новые средства к уже известным медикаментам.

Врачебное искусство было связано не только с философией и науками о природе, но также с живописью и литературой. Великие художники эпохи Возрождения — Тициан, Микеланджело, Леонардо да Винчи, А.Дюрер, П.Веронезе и многие другие иллюстрировали анатомические сочинения XVI в., «золотого века анатомии». Ф.Рабле окончил медицинский факультет в Монпелье и был известен как врач-практик. В 1523 г. он подготовил к изданию «Афоризмы» Гиппократа. Великий М.Сервантес в 1588 г. сочинил похвальный сонет в честь «Нового трактата о всех болезнях почек и мочевого пузыря». Медицинские и анатомические знания, особенно после появления книг не только на латыни, но и на других языках стали популярными в разных странах Европы.

10.1. РАСПРОСТРАНЕНИЕ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ В ЭПОХУ КНИГОПЕЧАТАНИЯ

С появлением книгопечатания античные медицинские тексты приобрели вторую жизнь в иллюстрированных изданиях. В Венеции, Страсбурге, Париже, Риме, Базеле и других городах работали типографии. В то время, как в средние века собрание в 500-1000 рукописей считалось большой редкостью, коллекции рукописей в эпоху Возрождения послужили основой для библиотек, насчитывавших несколько тысяч свитков и кодексов. Наиболее известные из них — библиотека венгерского короля Матфея Корвина (1443-1490) «Корвиниана», флорентийская «Лауренциана», библиотека св. Марка в Венеции, библиотека Ватикана, в которой доктор медицины, будущий великий астроном Николай Коперник (1473-1543) читал произведения античных авторов.

В XV-XVI столетиях стали известны греческие рукописи Галена, которые существовали ранее только в арабских переводах. Еще большее значение имело открытие греческого оригинала «Гиппократова сборника». Кроме того, были извлечены из забытья труды Корнелия Цельса. Его энциклопедический труд «О медицине», популярный у римских врачей, был найден в 1443 г. священником церкви св. Амвросия, будущим папой римским Николаем V. После первого издания во Флоренции в 1478 г. сочинение Цельса переиздавалось десятки раз и стало классикой медицинской литературы.

Труды Плиния, Галена, Мондино и других известных авторов, различные трактаты о чуме, популярные книги о лекарственных растениях неоднократно переиздавались в XV-XVI вв. Они часто иллюстрировались прекрасными миниатюрами. Полное издание сочинений Гиппократа на латинском языке появилось в 1525 г., на греческом — в 1526. Греческое издание Галена вышло в Венеции в 1490 г.

Книгопечатание, сделавшее возможным получение сотен экземпляров относительно дешевых книг, оказало большое влияние на развитие медицины. В число первых научных медицинских изданий вошли «Естественная история» Плиния и «Ан-тидотарий», составленный врачами медицинской школы Салерно. Первым популярным печатным сочинением медицинского характера был ежемесячный календарь кровопусканий и приема слабительных средств. Календарь имел большой успех не только у врачей, но и у широкой публики: во второй половине XV в. его переиздавали более 200 раз. Искусство кровопусканий и использование кровососных банок, известных еще в античном мире, играло большую роль в медицине эпохи Возрождения.

Исторические параллели:

Кровопускание было популярным методом лечения, поскольку, во-первых, имело теоретическую основу в гуморальной теории, изложенной в классических медицинских сочинениях Гиппократа, и во-вторых, потому, что Гален уделял ему большое внимание, считая одним из самых важных лечебных средств. В частности, болезни мозга он делил на две группы: происходящие от малокровия и от полнокровия. Первые, по его мнению, вызывали конвульсии и паралич, вторые — апоплексию. Гален оставил множество конкретных указаний о производстве кровопусканий, которые нашли продолжение и развитие в медицинской школе Салерно.

В эпоху позднего средневековья и Возрождения распространилось кровопускание с помощью пиявок. Античные сочинения упоминают о пиявках лишь тогда, когда предупреждают об опасной возможности случайно проглотить их с водой из открытых водоемов. Гирудотерапия (от лат. «hirudo» — пиявка) находит широкое применение и в современной медицине.

Врачи эпохи Возрождения пытались восстановить древнее искусство лечебного использования минералов. Развитие металлургии и химии сопровождалось ростом профессиональных заболеваний среди горняков и ремесленников,

что также стало объектом внимания врачей. Наиболее известное сочинение, содержащие сведения о минералах — «О горном деле и металлургии» Г.Агриколы (1494-1555). Профессор греческого языка, философ, химик, врач, геолог, математик, экономист и государственный деятель, Агрикола неоднократно указывал на то, что о сохранении здоровья горняков следует заботиться больше, чем о прибыли. Он описывает болезни, которые поражают суставы, легкие, глаза и другие органы, а также напоминает о необходимости употребления специальных продуктов — противоядий при выплавке металлов. Так, например, при получении свинца мастеру необходимо есть масло для того, чтобы яд, выделяющийся из плавильной печи, не причинил ему вреда.

Исторические параллели: Болезни рудокопов привлекали внимание врачей уже в античности. Гиппократ в «Эпидемиях» (IV, 17) пишет о том, что «урудокопа правое подреберье напряжено, селезенка увеличена, живот напряжен, тверд; он задыхается, бледен». Плиний в «Естественной истории» (XXXVI, 17) сообщает о болезнях рудокопов и методах их лечения. Он рекомендует применять прозрачный рыбий пузырь в шахтах для защиты лица от нездорового подземного воздуха и пыли; лампы, в которые надо заливать ровно столько масла, сколько требуется для непродолжительной работы под землей.

Среди книгопечатных изданий XVI столетия особое место занимают сочинения по анатомии и хирургии: эпоху Возрождения традиционно называют «золотым веком анатомии».

0

3

10.2. АНАТОМИЯ И ХИРУРГИЯ

Хотя на медицинских факультетах многих университетов в XV—XVI вв. изучали анатомию, а анатомические театры получали все большее распространение, противостояние университетских врачей и хирургов продолжалось. В отличие от докторов, знатоков древних языков и ученых книг, хирургов и цирюльников часто называли «шарлатанами», но слово это имело совсем иной смысл, чем в наши дни. Так назывались «медики» и костоправы, которые не входили ни в какие врачебные корпорации и никогда не изучали медицину.

Уровень хирургии был чрезвычайно низок, мало что изменилось со времен Филиппа Красивого, который издал в 1311 г. первый королевский эдикт о хирургах: «Узнав, что люди других наций и чужих государств, убийцы, воры, фальшивомонетчики, шпионы, разбойники, пьяницы, ростовщики занимаются хирургией в нашем городе и парижском графстве, выставляют в своих окнах знаки, присвоенные хирургам, накладывают повязки, посещают больных в церквах и частных домах и этим путем выманивают деньги, ...мы повелеваем сим эдиктом никому не заниматься хирургией без предварительного испытания у особых хирургов, назначаемых нашим лейб-хирургом». Исторические хроники сообщают, что когда в 1467 г. король Матфей Корвин был ранен в сражении, не нашлось ни одного хирурга, который был бы в состоянии помочь ему. Король приказал объявить всюду, что он осыплет почестями и дарами того, кто сможет вернуть ему здоровье. Услышав это, к нему пришел хирург из Эльзаса. Он вылечил короля и вернулся на родину обладателем крупного состояния.

В 1515 г. университет стал во главе хирургов и цирюльников. Более высокий статус имели хирурги, перед ними открылись двери университетов. Цирюльников приняло братство св. Косьмы, которое было преобразовано в хирургический коллегиум, и преподаватели хирургии в нем стали называться профессорами.

Исторические параллели:

«Свободные искусства» тривиума и квадривиума, основа университетского образования, были «свободными» прежде всего от физического труда, от работы руками. Именно этим они отличались от искусств «механических», к которым относились, в частности, архитектура, живопись и медицина. Это традиционное разделение послужило причиной того, что и после формального окончания споров между врачами и хирургами в обществе еще долгое время сохранялось не только пренебрежительное отношение к врачам, работающим руками, но и слово «шарлатаны» по отношению к ним, хотя в эпоху Возрождения они уже имели возможность получить медицинское образование. Так, например, Г.Пичем в «Трактате о совершенном джентльмене» ( XVI в.) рассуждает о различных занятиях с точки зрения их соответствия достоинству джентльмена. К джентльменам он относит адвокатов и врачей, за исключением «хирургов, акушерок и шарлатанов». Еще в XIX веке в Англии не принимали в обществе хирургов и дантистов из-за того, что они работали руками". В случае с дантистами дело осложнялось еще и тем, что в эпоху средневековья зубы иногда удаляли преступникам по приговору суда. Это сближало в глазах широкой публики профессию дантиста с профессией палача.

Вот фрагменты текста, с которым странствующий шарлатан второй половины XV в. обращается к жителям города: «Доводим до сведения, что приехал врач, производящий всякого рода операции на всем теле, начиная с головы и кончая ногами.

1) Во-первых, оперирует грыжу с Божьей помощью...

Хирург делает ампуацию под присмотром дипломированного врача

4) Также вырезает камни...

9) Также удаляет бельма с глаза и исправляет всякие недостатки зрения...

12) Лечит свежие раны и переломы костей. ..

18) Он не занимается исследованием мочи и назначением внутренних лекарств, которые составляют специальность лейб-медиков или докторов...»

Обратим внимание на последнюю фразу. В том случае, если болезнь требовала назначения лекарств или серьезной операции, возле больного находились два врача: доктор и хирург.

Одним из инструментов анатомических исследований в эпоху Возрождения было искусство рисования и живописи. Поскольку до начала XVI в. развитие анатомии тормозилось запретом на вскрытие трупов, распространилось тайное анатомирование. Известна легенда о том, что молодой Микельанджело изваял прекрасное распятие для одного из флорентийских монастырей, и настоятель в знак благодарности разрешил

ему проводить анатомические исследования в монастырском подвале. Художник мог приобрести необходимые знания о строении человеческого тела только в результате практических занятий. В медицинских сочинениях и энциклопедиях того времени не было точных рисунков и анатомических описаний.

Исторические параллели: Присутствие врача-анатома при вскрытии считалось обязательным даже в том случае, когда художник не ставил перед собой цели иллюстрировать анатомическими рисунками медицинское сочинение. Наблюдение за выполнением этого правила возлагались на врачей и представителей церкви.

Анатомические рисунки Леонардо да Винчи

Большой интерес к анатомическим исследованиям проявлял Леонардо да Винчи (1452-1519) — великий художник и инженер эпохи Возрождения. Живопись побудила его уже в юношеские годы ученичества углубленно изучать анатомию. Он посещал мастерскую, где производились вскрытия трупов с целью изучения строения мускулов и суставов. В 1487-1495 гг. Леонардо серьезно занимался анатомическими исследованиями в Милане и продолжил их во Флоренции, уделяя при этом особое внимание функциям внутренних органов, скелета и мускулов. Он работал с врачом из Павии Марком Антонио, поскольку изучение анатомии требовало сотрудничества врачей с художниками. По свидетельству самого Леонардо, он заполнил анатомическими рисунками 120 альбомов. До нашего времени дошло несколько сотен этих изображений, главным образом костей и мускульной системы. Они отражают интерес Леонардо к механике движения тела, сгибанию и выпрямлению конечностей, особенностям походки и осанки человека. Леонардо рассматривал функции организма с точки зрения механики, строил модели для опытов. Так, например, он пишет о стеклянной модели, позволяющей наблюдать движение крови в сердце.

Изучение его рукописей, большей частью зашифрованных (прочесть их можно было только в зеркальном отражении), началось лишь в конце XVIII в. Превращение анатомии в научную систему связано прежде всего с именем великого Андрея Везалия.

А.Везалий (1515-1564)

Андрей Везалий родился в Брюсселе, отец его был аптекарем при дворе Карла V. В 1533-1536 гг. __ молодой Везалий изучал медицину в Париже, в ;.;? Падуе, где получил звание бакалавра, а затем док-v | тора медицины. Работой Везалия на звание бакалавра был «Парафраз» (от греч. «paraphrasis» — пересказ, сокращенное изложение) одного из медицинских сочинений Разеса. После того, как в 1537 г. он публично продемонстрировал вскрытие, Сенат Венецианской республики назначил его профессором хирургии с обязательством преподавать анатомию. В то время Везалию исполнилось 23 года.

В середине XVI в. важнейшим авторитетом в области анатомии был Гален. Его труды Везалий хорошо знал, относился к нему с большим уважением, переводил и готовил к изданию его книги. Одна ко, анатомируя человеческие трупы, он убедился в том, что взгляды Галена во многом

ошибочны, так как они основаны на изучении анатомии обезьян и других животных.

Он исправил более 200 ошибок Галена, правильно описал скелет человека, его мышцы

и многие другие органы, установил отсутствие в сердечной перегородке отверстия, через

которое, согласно учению Галена, кровь должна была проникать из правого желудочка

в левый, описал клапаны сердца, и таким образом создал предпосылки для обоснования

кругового движения крови и открытия системы кровообращения В.Гарвеем (1578—

1657).

Свои наблюдения Везалий изложил в анатомических таблицах (1538 ), которые были иллюстрированы рисунками Йогана Стефана ван Калькара, талантливого ученика Тициана. В 1543 г. Везалий создал краткий учебник «Эпитоме» (лат. «Извлечение»), снабженный анатомическими таблицами. Они знакомили читателя со строением тела человека, его скелета, мышц, нервов, вен и артерий. В том же году в Базеле вышел в свет его главный труд «О строении человеческого тела» в семи книгах. Он обобщил достижения анатомии предыдущих столетий и содержал собственные данные, полученные в результате многочисленных вскрытий. Текст сопровождали 250 блестяще выполненных Й.С. ван Каль-каром рисунков. Монументальный труд Везалия был посвящен Карлу V, а «Эпитоме» — его сыну, принцу Филиппу. Во вступлении к «Эпитоме» Везалий писал: «Анатомия — основа и начало всего искусства врачевания... Я сделал это «Извлечение» как пешеходную тропинку рядом с широкой дорогой — моей большой книгой».

Труд Везалия не случайно вышел именно в Базеле: здесь было издано много прославленных сочинений того времени. Известный издатель И.Опорин (1507-1568) был профессором греческого языка, знал латынь, учился медицине у Парацельса. Его издания славились тем, что не имели опечаток и были всегда превосходно оформлены. И.Опорин преподавал в университете древние языки, а затем открыл собственное издательство. Он был выдающимся печатником эпохи Возрождения, другом Мартина Лютера, издателем богословских и медицинских сочинений.

Исторические параллели:

В том же 1543 г., когда в Базеле вышло первое издание труда Везалия «О строении частей человеческого тела», в Нюрнберге было издано знаменитое сочинение Н.Коперника «О вращении небесных сфер», в котором содержалось изложение гелиоцентрической модели Вселенной.

Везалий хорошо знал медицинские труды античных писателей и даже указывая на ошибки Галена, всегда стремился сохранить его авторитет. В своем большом

труде «О строении человеческого тела» Везалий цитирует Галена чаще, чем кого-либо из других авторов. Он неоднократно ссылается на работы великих анатомов Александрийской школы Герофила и Эразистрата, цитирует Аристотеля и Авиценну, Разеса и Цельса, упоминает Плиния Старшего, Орибазия и многих других.

Когда император Карл V предложил ему занять пост придворного врача, Везалий дал свое согласие и покинул университет. В 1555 г. ему удалось выпустить второе издание своего капитального труда. Однако, после этого в жизни великого анатома наступил тяжелый период. Росло число его недоброжелателей, а главное — он окончательно разошелся со своим учителем Я.Сильвием (1478-1555), догматическим последователем Галена. В сочинении Сильвия «Опровержение клевет некоего безумца на анатомию Гиппократа и Галена» Везалий был назван безумным (лат. «veasanus»). Созвучие этого слова с именем Везалия (Vesalius) породило оскорбительные насмешки. Как и другие противники Везалия, Сильвий утверждал, что ошибки Галена могут быть вызваны тем, что за тринадцать веков строение тела человека могло измениться.

Кроме того, когда двор переехал в Мадрид, Везалий был вынужден следовать за королевской семьей. Исследование скальпелем трупа человека считалось в Испании кощунством. «Я не мог прикоснуться рукой даже к сухому черепу и тем менее возможности я имел производить вскрытия», — вспоминал он. Испанские врачи воспринимали его как чужестранца и часто завидовали его успехам в медицине и при дворе: Карл V назначил Везалию пожизненную пенсию, после отречения императора от престола в пользу его сына Филиппа II Везалий остался придворным врачом.

В это время анатомы университета в Падуе, бывшие соратники Везалия, продолжали анатомические исследования. В 1561 г. в Венеции было издано сочинение Габриэля Фаллопия (1523-1562) «Анатомические наблюдения». После отъезда Везалия из Падуи Фаллопий занимал его кафедру в университете и продолжал анатомические исследования по его методу. Он писал: «Везалий стал учеником Галена, не слушая его лекций, но изучая его труды, он не был подавлен авторитетом своего предшественника, но добавил к его учению многое, что тот не заметил, то же самое произошло и со мной в отношении учения Везалия». Указывая на некоторые ошибки в анатомических сочинениях Везалия, Фаллопий всегда признавал превосходство этого «божественного князя анатомов», «восхитительного врача». Первое издание своих «Анатомических наблюдений» он послал в Мадрид Везалию, который, по его собственным словам, «отложив все в сторону, ...немедленно всецело отдался жадному чтению этих страниц». Только через три года он узнал, что его комментарии к труду Фаллопия, отосланные в Падую, не застали автора в живых.

Везалий просил Филиппа II отпустить его на родину, где он мог бы продолжить занятия анатомическими исследованиями, но получил отказ. Когда он вторично обратился к королю с просьбой об отъезде, то при этом дал обещание совершить паломничество в Палестину. Существует предположение о том, что он по ошибке вскрыл тело живого человека (при публичной демонстрации вскрытия ассистент якобы заметил сокращение сердечной мышцы) и должен был искупить грех паломничеством. В 1564 г. по дороге в Иерусалим Везалий остановился в Венеции. Сохранились свидетельства современников о том, что Венецианский Сенат предложил ему после возвращения из паломничества занять свою прежнюю кафедру в университете Падуи, которая освободилась после смерти Фаллопия. Однако на обратном пути из Иерусалима Везалий внезапно заболел и умер.

Друзей и почитателей, ожидавших его возвращения в Венецию, потрясло известие об этой скорой и неожиданной смерти. «Но что мог}' я сказать о великом Везалий, таком необычном и блестящем для нашего времени? — писал один из них. — Не показал ли он ясно нам своей смертью, что большое горе и необычные случайности нависают над жизнью человека? Большая печаль и несчастье для каждого, кто знал его или читал его труды, благодаря которым, несмотря на жестокую судьбу его и смерть, он будет жить в вечной славе». Плеяда анатомов Падуанского университета во главе с Везалием заложила фундамент научной анатомии. Вскрытия человеческого тела производили и их предшественники, однако обычно анатомирование лишь наглядно иллюстрировало тексты Галена, а не служило самостоятельным методом исследований. Именно это имел в виду Ги де Шолиак, когда писал в 1363 г. о том, что в анатомии «все следуют друг за другом как журавли, один не говоря больше другого».

Исторические параллели: Анатомические рисунки Леонардо да Винчи, которые отличались удивительной точностью и иногда опережали в этом отношении иллюстрации к выдающимся медицинским трактатам его времени, остались, в отличие от иллюстраций к работам А.Везалия, практически неизвестными для современников: он не публиковал своих произведений.

Во второй половине XVI столетия было создано множество хвалебных эпиграмм, посвященных А.Везалию. Вот одна из них:

Кто бы ни делал, вскрывая, сечение органов тела,

Выше Везалия быть в этом никто не сумел:

Изображеньями он и искусство само возвеличил

Прежде, чем сам отошел по сокровенным путям.

Исторические параллели:

Имя Везалия стало известно на Руси в XVII в. благодаря деятельности братства ученых монахов, основанного при патриархе Никоне боярином Ртищевым, одним из самых просвещенных русских людей того времени. Его заинтересовал трактат Везалия, который сразу после выхода получил широкую известность в ученом мире Западной Европы. Он поручил Епифанию Сла-винецкому перевести «Эпитоме». Этот рукописный перевод хранился в патриаршей библиотеке, где и погиб во время пожара.

Во второй половине XVI в. появилось множество трудов по анатомии. Среди наиболее известных авторов, которых называют обычно «творцами золотого века анатомии» — Р.Коломбо (1516-1559), возглавивший кафедру анатомии в Падуе после смерти А.Везалия; французский анатом Ш.Этьенн (1503-1564), автор знаменитого учебника анатомии «О рассечении частей тела человека»; римский профессор Б.Евстахий (1500-1570); И.Фабриций (1533-1619), который впервые описал и продемонстрировал работу венозных клапанов, доказав таким образом одностороннее движение крови по венам в направлении сердца. Он был учеником Г.Фаллопия и учителем В.Гарвея, автора знаменитого трактата «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных» (1615 г.), содержащего учение о кровообращении. Пересмотр многих устоявшихся представлений в хирургии, особенно в лечении огнестрельных ран, связан с именем французского хирурга Амбруаза Паре.

Амбруаз Паре (ок. 1517-1590)

А. Паре происходил из сословия цирюльников и обучал ся хирургии в парижской больнице. В 1536 г. он начал службу в армии в качестве цирюльника-хирурга. Первый его труд по военной хирургии «Способ лечить огнестрельные раны, а также раны, нанесенные стрелами, копьями и др.» вышел в свет в 1545 г. на французском языке. В 1554 г. Паре был принят в медицинскую коллегию университета в Париже.

Один из известнейших врачей своего времени, Паре был первым хирургом и акушером при дворе королей Генриха II, Франциска II, Генриха III и Карла IX. Заслуги Паре в развитии хирургии XVI столетия очень велики. Многие проблемы медицины того времени были связаны с появлением в Европе огнестрельного оружия. Характер ранений сильно изменился: увеличилась их поверхность и глубина, участились случаи нагноений и осложнений. Это связывали с проникновением «порохового яда» в организм. Лучишм способом борьбы с ним и предотвращения его распространения по всему организму считали прижигание раны раскаленным железом или кипящим маслом. Такое лечение часто доставляло больше мучений, чем само ранение.

Паре доказал неядовитость огнестрельных ран и ошибочность их лечения раскаленным железом или кипящим маслом. В 1536 г. молодому армейскому цирюльнику Амбруазу Паре не хватило горячего масла для прижигания ран. Не имея под рукой ничего другого, он приложил к ранам мазь, содержащую яичный желток и розовое масло, и наложил сверху чистую повязку. «Всю ночь я не мог уснуть, — записал Паре в своем дневнике, — я опасался застать своих раненых, которых я не прижег, умершими от отравления. К своему изумлению, я застал этих раненых рано утром бодрыми и хорошо выспавшимися, с ранами невоспаленными и неприпухшими. В то же время других, раны которых были залиты кипящим маслом, я нашел лихорадящими, с сильными болями и с припухшими краями ран. Тогда я решил никогда больше так жестоко не прижигать несчастных раненых.»

Исторические параллели: А.Паре в 1544 г., во время войны Франции с войсками Карла V, был военным хирургом на стороне французов. В войске Карла Vв это время находился в качестве хирурга А.Везалий. Паре хорошо знал трактат Везалия «О строении частей человеческого тела» и сделал извлечения из него для своих трудов по хирургии. Везалий также пользовался трудами Паре. Оба великих врача в 1559 г. были вызваны в Париж для лечения смертельно больного Генриха II (1519—1559), тяжело раненного на турнире.

В 1550 г. А.Паре выпустил анатомическое руководство, в 1561 г. — книгу о лечении ран, в 1564 и 1572 г. — два больших хирургических труда, которые и принесли ему славу. Его перу принадлежит также «Трактат об уродах и чудовищах», содержащий, как и зоологические сочинения его современников, множество сведений о фантастических человекоподобных существах. Одной из заслуг Паре было усовершенствование методов ампутации конечностей. Он сконструировал ряд новых хирургических инструментов и ортопедических приборов, включая искусственные конечности и суставы, а также — искусственные зубы, которые делали из слоновой или бычьей кости и укрепляли на соседних зубах с помощью золотой проволоки.

Исторические параллели:

Искусство изготовления зубных протезов было известно этрускам, финикийцам и грекам. Вставные зубы делали обычно из костей животных. В античности и в эпоху средневековья удаление зуба считалось весьма серьезной операцией из-за сильной потери крови. Большое значение в лечении зубов придавалось

различным амулетам: зуб лошади, льва или другого животного вешали на шею больному. Пломбирование зубов золотом появилось в Италии в XV в. В это время в европейских странах еще были в ходу зубное протезы из дерева, а протезы из слоновой кости могли в любой момент выпасть изо рта, поскольку не имели фиксирующих пружин из проволок и спиралей. Их изобрел в XVIIIстолетии П. Фошар (1678—1761), цирюльник из французского городка Анже, ставший позже прославленный парижским дантистом. В 1728 г. он изобрел бормашину, а за пять лет до этого опубликовал сочинение «Хирург-дантист», в котором описывал не только болезни зубов и ротовой полости, но и множество приспособлений для протезирования. Среди удивительных изобретений Фошара, пациентами которого были Людовик XV и маркиза Помпадур, были прообразы современной металлокерамики ( он надевал золотой колпачок на зуб из слоновой кости и покрывал золото слоем обожженной эмали из фарфора) и зубов на штифтах (золотой штифт вставлялся в отверстие, сделанное в челюстных костях).

Деятельность Паре во многом способствовала становлению хирургии как науки и превращению ремесленника-кровопускателя во врача-специалиста. Связанное с его именем развитие хирургии было продолжено многочисленными последователями в разных странах мира. «Немецким Паре» называли выдающегося хирурга из Кельна Вильгельма фон Гильдена (1560-1634), который значительно обогатил хирургический инструментарий и предложил для перетягивания конечностей при ампутации использовать жгут, снабженный зажимом. Ему также приписывают первую операцию по извлечению из глаза осколка железа с помощью магнита. В Италии традиции Паре продолжил Цезарь Магати (1579—1648). Он прославился своими простыми и рациональными приемами лечения огнестрельных ран. Это способствовало окончательному отказу от представлений о «пороховом яде», который якобы проникал в организм при ранении.

0

4

10.3. УЧЕНИЕ О ЗАРАЗНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

Эпидемии в XV- XVII вв. были такими же частыми и внезапными, как и в эпоху средневековья, и повсюду вызывали панику и страх. Большинство заразных болезней с тяжелыми кожными поражениями называли чумой. Для предохранения от заражения люди носили на шее амулеты — «чумные талеры». Иногда они содержали на оборотной стороне текст. Например, в 1633 г. в Бреслау (современный Вроцлав) была отчеканена монета, на обороте которой было написано: «В 1633 г. умерло 13 231 человек. Благодаря Божьей помощи и усилиям врачей выздоровело 1406 человек. Окрестили 1066 человек».

Исторические параллели: В XV—XVII вв. еще жива была вера в целительное прикосновение королевской руки. Одни исторические хроники связывают начало этой традиции со временами Хлодвига, основателя франкской династии (V— VI вв.), другие — с именем Эдуарда Исповедника (XI в.). В Англии эта церемония происходила следующим образом: пациент со своим врачом приближался к сидящему на троне королю, который прикасался к больному рукой и давал ему золотую монету. Во время эпидемий приток пациентов настолько увеличивался, что от этого страдала королевская казна: от золота перешли к серебру, а позже обычай дарить монету был упразднен. Во Франции король крестил больного или касался рукой больного места, говоря при этом: «Король коснулся тебя, и Господь тебя исцелит». При этом больному подавали милостыню. Сохранились исторические свидетельства о том, что к Генриху TV (1553—1610) привели 1000 больных, и половина из них получила исцеление. Каждая церемония заканчивалась омовением рук короля, которому подавали три салфетки: первая была пропитана уксусом, вторая — водой, третья — эссенцией флердоранжа (цветка апельсина). Король поочередно вытирал руки всеми тремя салфетками для того, чтобы избежать опасности заражения. Впрочем, это не всегда помогало: Людовик XIII (1610—1642) болел четыре раза после проведения церемоний исцеления. В первый раз это произошло, когда король был десятилетним мальчиком.

Салфетка или губка, пропитанная уксусом, была обычным для того времени дезинфицирующим средством. Торговцы, проходя через зачумленную деревню, оставляли ее жителям продукты в обмен на монеты, опущенные в заполненное специально выдолбленное углубление в камне. Такие камни ставили вдоль дороги во время эпидемий.

Причины эпидемий не были известны, их связывали с землетрясениями, заразными испарениями, порожденными подземным гниением, с ядовитыми извержениями вулканов, но главным образом — с особым положением звезд и планет, с появлением комет и затмений. Предсказание эпидемий было одной из основных целей астрологических прогнозов. Их составлением занимались выдающиеся математики и астрономы, в числе которых — Иоганн Мюллер (Региомонтан) (1436-1476) и И.Кеплер (1571-1630). Часто изображения гороскопов украшали портреты известных врачей. О том, какую роль в возникновении эпидемий, приписывали планетным влиянием, говорит, например, само слово «инфлюэнца» — старинное название гриппа, эпидемии которого внушали страх. Этот термин, пришедший в медицину из астрологических трактатов, происходит от латинского «influere» ~ вливаться, проникать. Он означал проникновение небесных, космических сил в земную жизнь.

Часто изображение комет в астрономических атласах эпохи Возрождения ассоциировалось с предупреждением об эпидемии — «трубным гласом».

В христианской культуре самостоятельная власть звезд и планет над судьбами мира была отвергнута, однако их расположение стало считаться «божественными знаками», изучение которых дает возможность делать предсказания и даже толковать текст Библии.

Первая теория распространения заразных болезней была выдвинута Джироламо Фракасторо (1478-1553) — итальянским ученым, физиком, астрономом и поэтом, одним из выдающихся деятелей эпохи Возрождения.

Медицинское образование он получил в Падуе, и университета, написал свой знаменитый труд «О контангии, контагиозных болезнях и лечении» (1546) в трех книгах. Обобщив взгляды Гиппократа и Аристотеля, Лукреция Кара и Плиния Старшего, Галена, Авиценны и других предшественников на происхождение и лечение заразных болезней, Фракасторо дает подробное описание симптомов заразных болезней (оспы, кори, чумы, малярии, бешенства, проказы и других) и известных в то время методов их лечения. В этом труде изложены основы учения о «контагии» — живом, размножающемся заразном начале, который выделяется больным организмом. Автор писал о трех способах передачи инфекционной болезни: при непосредственном соприкосновении с больным человеком, через зараженные предметы и по воздуху на расстоянии. Введенный им термин «инфекция» (от лат. «inficere» — внедряться, отравлять) означал «внедрение», «проникновение», «порчу». Отсюда произошло название «инфекционные болезни». Термин «дезинфекция» также введен Дж. Фракасторо. Прекрасно образованный врач и педагог, друг Н.Коперника, он был одним из предшественников научной эпидемиологии.

Практические способы борьбы с заразными заболеваниями в эпоху Возрождения мало чем отличались от средневековых. Смертность от заразных болезней в XV-XVI столетиях была очень высокой: только оспой в Европе ежегодно заболевало около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40 процентов.

Исторические параллели: В течение столетий способы борьбы с заразными заболеваниями
были основаны на рекомендациях, приведенных в «Эпидемиях» Гиппократа. Так, например, когда в Афинах началась эпидемия заразной болезни, он сказал, что болезнь принесли северные ветры и предложил зажечь костры с северной стороны города, чтобы помешать воздуху поступать в Афины. Такие мероприятия много раз применялись в эпоху средневековья и Возрождения. Знания античных врачей были развиты в трудах арабов и дополнены собственными мыслями и наблюдениями. Авиценна обстоятельно рассматривал значение воды в распространении заболеваний, рекомендовал простые способы ее фильтрования. Он учил обращать внимание не только на чистоту воды, но и на почву, с которой она соприкасалась (песчаная лучше очищает воду, чем каменистая); на скорость течения в реке или ручье (быстрое лучше медленного); на запах земли, по которой течет вода; на необходимость иметь в больших городах устройства для получения льда, чтобы иметь запасы чистой воды в случае необходимости.

В результате эпидемий целые районы становились безлюдными: замечая первые признаки эпидемии, жители часто пытались спастись бегством. Медицина не располагала в то время эффективными средствами борьбы с заразными болезнями.
Например, при лечении чумы часто прикладывали к телу больного сушеных жаб,которые должны были вытянуть яд. Лишь очень редко, следуя советам арабских врачей, европейские медики решались вскрывать чумные нарывы. Первые лекарства, способные вылечить больных во время эпидемий, появились в лабораториях алхимиков.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив библиотеки » Медицина эпохи Возрождения