Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Музей пройденных миров". Игнат и Алиса


"Музей пройденных миров". Игнат и Алиса

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

When We Stand Together

Музей пройденных миров
Everybody wants to rule the world...
(Lorde)

Персонажи: Алиса, Игнат

Краткое содержание предыдущих серий: Она - приёмная дочь известного учёного. Он - профессиональный похититель, получил заказ на её похищение. Он успешно её похищает, но по дороге к заказчику его машина попадает в бурю, после окончания которой наши герои оказываются посреди пустыни в мире, захваченном киборгами, где для людей больше нет места. Общая опасность заставляет их объединиться в поисках выхода.

Во время допроса Игнат сумел убедить инопланетян в том, что и он, и Алиса, им нужны для того, чтобы выйти на людей, обладающих информацией проведённому над Алисой на Земле эксперименту с использованием инопланетных технологий и компонентов.  Инопланетяне меняют тактику. Решается вопрос  о временном возвращении Игната и Алисы на Землю.

Soundtrack

Иллюстрации

Так может выглядеть музей пройденных миров
http://savepic.su/4495043m.jpg
http://savepic.su/4471491m.jpg
http://savepic.su/4486851m.jpg


Предыдущий эпизод
: "Шпионские игры". Игнат и Алиса
Следующий эпизод: "Добро пожаловать в кошмар". Игнат и Алиса

Отредактировано Cybersystem (2015-06-10 13:07:18)

0

2

В конце концов неизвестность была прервана явлением очередной партии местных бесчувственных товарищей. Социализм в мыслях - это все же удобно. Интересно: для кого-то конкретного или для всех?
Или не интересно...
Игнат мысленно усмехнулся и еще одному обстоятельству, которое местный дознаватель вряд ли мог бы понять и как-то логично объяснить. При всей своей готовности на близость, Алиса продолжала обращаться к Игнату на "вы", выдерживая одной ей видимую дистанцию, но при этом первая взяла его за руку. Игнат пожал ее пальцы.
Эти явились с наручниками. Интересно. По поведению дознавателя было понятно, что как активную самостоятельную силу он инопланетных гостей не рассматривает. И все же... Наверное, это просто логично. Хорошо жить, подчиняясь логике. Чисто. Пока не начинаешь заглядывать в заброшенные тоннели и не находишь там старые скелеты в шкафах... и без шкафов.
- Что происходит? - спросил Игнат, не особо надеясь на ответ.

Отредактировано Игнат (2014-12-15 09:55:07)

0

3

Алиса почувствовала, как Игнат слегка сжал её пальцы перед тем, как ему пришлось отпустить её руку, будто тем самым хотел сказать: «Ничего не бойся, я рядом».  Она перехватила его взгляд и напряжённо улыбнулась, будто отвечая: «Пускай огонь коснётся нашей кожи, пускай вода расправится с огнём. Кто хочет жить, тот всё на свете сможет, и мы с тобой прорвёмся всё равно».
Алиса не сопротивлялась, когда ей застёгивали наручники. И ни о чём не спрашивала инопланетян. Поняла уже, что с этими разговаривать бесполезно. И точно, вопрос Игната остался без ответа.
Не говоря ни слова, охранники подтолкнули их к выходу. В тупик. То есть в шлюз. Внутренняя дверь закрылась, почти сразу открылась внешняя. Надёжная система, ничего не скажешь. Не оставляет шансов даже попытаться сыграть в героев боевика.
За дверью оказался белый коридор. Такой же уныло-стерильный, как те, по которым они проходили. Только здесь не было той убийственной тишины. Где-то вдалеке будто журчала вода, слышались шаги, может быть, даже голоса. Невнятные звуки жилых помещений. Вроде ничего определённого, и в то же время что-то есть. В привычной жизни этих звуков не замечаешь. А стоит посидеть в звукоизолированной коробке («Nothing ever scares me like the silence, turning all your fire into ice…»), как начинаешь различать то, что раньше было незаметным и самим собой разумеющимся.
Их вели по коридору. Двое шли впереди указывая направление, двое сзади слегка подталкивали, если кто-то из них замедлял шаг. Не говоря ни слова.
Навстречу попался человек в комбинезоне исполнителя. Взглянул на них с плохо скрываемым любопытством. Алиса оглянулась удостовериться, не показалось ли? Прежде, чем идущий следом охранник подтолкнул её в спину, заставляя идти вперёд, успела заметить, как человек приложил руку к стене, открыл скрытую дверь и шагнул в неё, бросив перед этим будто бы случайный взгляд вслед прошедшим мимо.
Коридор оказался коротким. Он перпендикулярно вливался в другой коридор, одна стена которого была полностью прозрачной. Алисе сначала показалось, что дальше – обрыв.
Огромный, будто мраморный, зал казался таким же стерильным, как и всё остальное, не смотря на аккуратные посадки растений и мелкий фонтанчик с неестественной ярко-голубой водой. Алиса не успела понять, настоящие ли это растения или хорошо сделанные искусственные подделки, задержаться, чтобы как следует рассмотреть зал, ей не позволили. Внизу ходили люди, но их Алиса тоже не успела рассмотреть. В глаза бросились только знакомые чёрные комбинезоны одиноко стоящих на своих постах охранников.
Алису и Игната провели вдоль прозрачной стены к лифту. На площадке перед лифтом ошивался с видом отъявленного бездельника лохматый парень, тоже в комбинезоне исполнителя. Выражение беспросветной скуки на его лице сменилось любопытством, когда он рассматривал подошедших. Лифт пришёл не сразу, поэтому у Алисы было достаточно времени рассмотреть парня. И понять, что он не похож на инопланетян. Он был человеком. Может быть, даже с Земли. И разгуливал здесь совершенно свободно. Алиса не решилась заговорить с ним. Парень тоже молчал. Только смотрел. И что-то в его взгляде Алисе не понравилось.
Когда открылся лифт и охранники вошли в него вместе с Алисой и Игнатом, парень сунулся было следом, но передумал.
Спуск был коротким, дольше ждали лифта. Пересекли мраморный зал, который оказался относительно узким, но очень длинным. Растения, всё-таки показались Алисе настоящими, но росли они не из земли, а из желеобразной субстанции, и выглядели так же стерильно, как и всё остальное. Ещё один коридор  и скрытая  дверь. Идущий впереди охранник открыл её прикосновением руки.     
За дверью обнаружилась комната чуть побольше той, в которой Алиса и Игнат провели последние несколько часов. За откидным столиком в мягком белом кресле сидел человек, уткнувшись в напоминающее дешёвый китайский планшет устройство. Массивные двустворчатые металлические двери за его спиной отражали своей поверхностью непонятно откуда берущийся свет. Окон в комнате не было. 
- С прибытием, - сказал человек, откладывая планшет. – Кажется, так на вашей планете принято приветствовать гостей?
Он сделал знак охранникам, те освободили Алисе и Игнату руки, а сами отступили к дверям, по двое к каждой двери.
- Присаживайтесь, – человек указал на выступ вдоль противоположной от него стены. – Не вздумайте на меня напасть, ничего не добьётесь, только сделаете себе хуже.
Этот говорил без задержки. Хотя лицо его не выражало эмоций, на робота он похож не был. И нейроразъёма в затылке не торчало, хотя Алиса прекрасно знала, что внешнее отсутствие ещё ничего не значит. До человека, впрочем, этому типу тоже было далеко. Внимание Алисы привлекли холодные светло-голубые глаза. Спокойные, внимательные, в то же время будто искусственные. Ненастоящие.   
Алиса постаралась занять место поближе к Игнату и подальше от человека с искусственными глазами. Ничего хорошего она от этого разговора не ждала. 
- В ваших интересах не оказывать сопротивления и всячески содействовать адаптации вашего вида в нашем обществе.
Ага, разбежался. Алисе захотелось послать его… в такое место, о котором приличная девушка и знать не должна. Но она сдержалась. Пусть выскажется. Может, скажет что-нибудь полезное. Да и лезть вперёд было неразумно. Пусть Игнат с ним разговаривает. На правах главного, не будем разочаровывать инопланетян, которые сами себя ввели в заблуждение. Может, всё-таки сработает уловка с вызовом заказчика. Если это, конечно, была уловка…
Инопланетянин замолчал и в ожидании уставился на Игната.

0

4

По крайней мере, принуждение было ограничено наручниками. Никаких электродубинок и прочих способов понукания. Спасибо и на том. Игнат считал, что в этом безумном инопланетном мире его уже ничто всерьез удивить не сможет. После демонстративной расчлененки, картонных исполнителей (эх, господа земляне, не знаете вы, как на самом деле выглядит офисный планктон - вот здесь точно рабочая сила зависит от того, куда волна понесет, а если съедят, так местные, похоже, даже не заметят... воспримут как часть заданной программы. Вас съели? Соблюдайте параметры осторожности при перемещении по направлению к желудку), после терминаторов с дырками в головах - ну, что еще тут может быть внезапного? Единороги?
Однако, как выяснилось, коробочка еще полна сюрпризов. Первым стал хмырь, проявивший любопытство. В другой ситуации, может, Игнату это и не понравилось бы. Но ведь то другая ситуация, которая не учитывает отсутствие "эмоционального фактора". Ну, вы понимаете, да, все эти апокалиптичные фигушки... В общем, странно. Кажется, в этой сказке кто-то намекал не на то, что есть на самом деле.
Радости открытие тоже не добавило. Что-то во взгляде парня было от внезапного радостного вожделения. То ли увидел родные души, то ли Алисины ноги его так обрадовали. Поэтому вместо удивления или недоумения, Игнат состряпал на лице угрожающий вопрос. Типа: "Ты че, фраерок, попух, на чужом районе на девчонок пялишься? Уткнись в землю взглядом и соответствуй "параметру быдла" на!" Вот как-то так. Иногда наручники и форменная роба очень даже в тему. Редкий случай. Да и не удобно. Хотя не так неудобно, как розетка в затылке, тут уж ничего не скажешь.
Игнат внезапно понял, что эти бесшабашные и, в сущности, бессмысленные кривлянья - не просто так. Ну, возможно, у него произошла переоценка ценностей. Возможность проявлять свою эмоциональность вдруг стала очень дорога... а ведь он даже не был уверен в том, что именно собирались сделать инопланетяне в процессе той операции. И что сделали - не знал тоже. О, так может и внезапное желание спишем на этот внезапный стресс? Отлично, одной проблемой меньше. Жаль только, что осознание проблемы... кажется, на эту тему мы уже сожалели. Привет симпатичной психологине без лифчика.
Мрамор показался Игнату претенциозным. Это тоже заявка на чувствительность, желание ощущать собственную важность. Монументальность, которая сохранится в веках. Пластик безличен. Мрамор - это история, настоящая и будущая, вдохновляющая и заставляющая чувствовать уважение.
Встретивший их человек был к ним безразличен. Почти равнодушный взгляд, в котором таится сознание собственного превосходства. Где вы, троглодиты и где я, ясно солнышко. Это выдало бы его, вздумай он прятаться за личиной пластиковой подчиненности общим правилам. Но человек приветствовал их с желанием показаться гостеприимным. По крайней мере, это предполагалось. В общем, здравствуйте, гости дорогие, чувствуйте себя, как дома, но не забывайте, по коридорам вы будете ходить в наручниках, а дверь вашей комнаты запирается снаружи.
И... неужели это деловой костюм? Хотя Игнат мог бы предположить, что человек рассматривает свое облачение, как латы. Защитная скорлупа, наглухо закрывающая душу, если она действительно имеется.
Игнат сделал вид, что не заметил угрозы. То есть, не посчитал нужным подтверждать или отрицать свои намерения. Лучше к ним относиться все равно не станут. Усугублять свое положение нормальный человек не будет.
Само напрашивалось: вот сейчас им будут предложены на выбор две таблетки, красная и синяя. Или в "Матрице" были какие-то другие таблетки? Ладно, на вкус инопланетян. Намек не заставил себя ждать. Так и хотелось спросить: а что, есть необходимость адаптироваться? Вместо этого Игнат спросил:
- Есть шанс оказаться в обществе?
Вопрос звучал почти нейтрально, но все же не без интереса. Прослыть "революционэром" не хотелось. Это вот пусть Алиса транспарантом машет. Желательно, не прямо сейчас.
- В чем заключается содействие?
Сменили тактику - значит, скорректировали и задачи. Если Игнат вообще правильно понимает то, что происходит.
Он чувствовал близость Алисы куда сильнее, чем там, в комнате.
Будь трижды проклята человеческая наивность.

0

5

Алисе было чуть-чуть обидно. Конечно, она понимала, для дела лучше, если её не воспринимают всерьёз. Пусть враг общается с Игнатом и думает, что больше информации, чем он получит от него, ему не добиться. Пусть считает её всего лишь экспериментальным образцом, на самостоятельные действия не способным. Так лучше. Так разумней. Но… помимо разума есть ещё и чувства. Атавизм, по мнению инопланетян, который выделяет человека из мира животных. Не труд, вопреки общеизвестному определению, сделал из обезьяны человека. Или не только труд. Муравьи, вон, тоже трудяги те ещё. Тем не менее, ни шага не способны сделать без инстинкта. Или как эти… без команды из… чёрт разберёт, какая Скайнет управляет местными терминаторами. Инстинктов у них, может быть, не осталось, зато нашли им равнозначную замену. Человек стал человеком, когда самец и самка сошлись не просто для продолжения рода, а потому что им хорошо вместе. И когда самец вылез ночью из пещеры, взглянул на звёздное небо и почувствовал желание изучить мир. Не только свой ареал обитания, но заглянуть дальше, даже если от полученных знаний не будет никакой практической пользы. Может быть, он всего лишь хотел узнать, как достать с неба самую красивую звезду и подарить её самке. Красота – тоже понятие человеческое. В результате – эволюционный скачок, который привёл первобытного дикаря на высшую ступень земной эволюции. Значит, не атавизм. Ну, бывают некоторые побочные явления. Вот, как сейчас. Глупая обида за то, что того, кто знает меньше, инопланетяне посчитали важнее.
- Вы уже часть нашего общества, хотите вы того или нет, - продолжал инопланетянин. – Решение о том,¬ где вы принесёте наибольшую пользу, окончательно не принято, поэтому пока вы будете находиться здесь. Должен признать, ваше появление принесло много новых вопросов. Особенно… - он посмотрел на Алису и сделал паузу, казалось, он действительно думает, что сказать дальше, а не ждёт команды. – Мне нелегко об этом говорить, - Алиса смотрела на него и гадала: действительно ли он больше похож на человека, чем все остальные, или это лишь имитация человечности? - Я хорошо знал тех, кому принадлежали электронные компоненты, пересаженные тебе. Когда получил первые данные, сначала не поверил, думал, сбой поисковой системы. С тех пор, как прервалась связь, прошло слишком много времени, чтобы надеяться на их возвращение. Правда оказалась грандиозней любых предположений. Я лично займусь твоим изучением, как только будет дано разрешение.
Алисе стало страшно после этих слов. Человек с искусственными глазами говорил так, будто честь оказывал, будто есть разница, кто разберёт её на запчасти. Его спокойный тон не оставлял никакой надежды избежать приговора.
- Я… не хочу, чтобы меня… изучали, - Алиса не узнала собственный голос – тихий, дрожащий, как у последнего труса.
Она придвинулась ещё ближе к Игнату, будто тот мог её защитить.
- Изучение необходимо, и будет проведено вне зависимости от твоих желаний, но добровольное содействие облегчит мою задачу и сделает процедуру менее неприятной для тебя.
Знакомые слова. Кажется, Игнат тоже говорил нечто подобное.
- К-когда? – на самом деле, она хотела спросить о другом. Но не нашла в себе смелости задавать вопросы, ответы на которые узнать боялась.
- Как только будет дано разрешение. До тех пор мы не собираемся тебя изолировать.
- Какого чёрта… - начала она, но замолчала, боясь, что расплачется, если продолжит.
Ей стало холодно. Или это от страха? Она обхватила себя руками, надеясь согреться и унять дрожь. Нельзя терять голову. Нельзя злить врага.
Инопланетянин потерял к ней интерес и обратился к Игнату.
- Твоё содействие, для начала, будет заключаться в том, что ты поможешь нам выйти на людей, обладающих необходимой нам информацией. Предположительно, твой наниматель – один из них. Разумеется, при условии, если риск будет признан целесообразным. Должен предупредить, твоё содействие не является необходимым, но оно значительно ускорит дело. И может принести тебе пользу, как отдельному представителю своего вида. Я бы предпочёл добровольное взаимовыгодное сотрудничество. В знак подтверждения моих намерений, готов поспособствовать улучшению условий проживания. Может быть, есть какие-нибудь пожелания? Постараюсь сделать всё, что в моих силах, и не противоречит протоколу.

0

6

Про себя Игнат решил называть этого типа Куратором. Этакий надсмотрщик и координатор в одном лице. Запугать, подготовить, проинструктировать, добиться смирения.
Куратор выглядел бесстрастным. Но не так, как исполнители или терминаторы. Те были пластиковыми с ног до головы. У этого - словно защитная пленка на глазах. Может это линзы такие. По статусу полагается. Чтобы никто не понял, когда Куратор врет. Хотя кому тут интересоваться?
Но... где один - там и второй. А где двое - там и еще с десяток наберется.
По тому, как Куратор играл с Алисой, Игнат понял, что дело тут не только в инструктаже. Наверное, это грустно - отсутствие людей, на которых можно выместить свою злость. Так, чтобы они поняли.
А этот тип был зол. И он играл. Наслаждался процессом. Вот такое у Игната сложилось впечатление. Поняв эту простую и, в сущности, очень человеческую черту характера собеседника (желание превосходить и знать, что другие понимают свою зависимость от твоих решений), Игнат захотел ему вмазать. Он почти ощущал, как пальцы сжались в кулак, а костяшки болят. Скулы у местных, наверное, тоже прокачанные, с титановыми прокладками или что-то в этом роде. А то мало ли, какие эксцессы могут возникнуть при контакте с представителями других рас. Ему, наверное, и молоко предполагается. За вредность рабочих условий.
О взаимовыгодном сотрудничестве речь могла идти пока только в воображении Куратора, но, судя по его виду, он себе очень хорошо представил, как земные туземцы радуются горсти стеклянных бусин. Ладно, будем иметь ввиду.
Игнат постарался не думать об Алисе. Не представлять, как ей сейчас страшно. Это, кстати, было не так сложно. У него есть цель - этого достаточно. Игнат сказал:
- Я сказал, что мне необходимо лично с ними связаться. И замена меня на встрече будет сигналом к прекращению дальнейших контактов. Скорее всего, они даже не пойдут на контакт, если не будут уверены, что я - это я.
Любите шпионские игры? Их есть у меня!
- Ваш манекен в халате обещал подумать над перемещением - пусть думает. До этого времени я хочу... получать удовольствие от жизни. Хотя бы в плане пищи. Питательный коктейль - это хорошо. Но хотелось бы еще что-то жевать.
Игнат дождался, пока это "требование" устаканится в голове Куратора. Как истинный туземец, он начал со стеклянных бусин. Кажется, этого от него и требовалось. Но не думай, что я буду слишком прост, хмырь.
- И я хочу защиту от изучения, - добавил Игнат. - Не только на время сотрудничества. Но и после него. Это существенно улучшит мое проживание.

0

7

Ну вот, опять они в неравном положении. Алиса уже прониклась было к Игнату дружескими чувствами. Оба влипли одинаково, нечего теперь делить, не о чем спорить, нет причин для вражды перед лицом общей угрозы. А угроза оказалась не такой уж общей.
Алиса заставила себя успокоиться. Внутри она, конечно, по-прежнему вся дрожала от страха, но плакать больше не хотелось. Слезами здесь ничего не добьёшься, она уже достаточно наревелась, чтобы понять. Злость показывать тоже не следовало, инопланетяне ждут содействия, пусть получат хотя бы видимость. До тех пор, пока не найдётся какой-нибудь выход. Если дали отсрочку, надо воспользоваться. И вести себя так, чтобы не передумали. Но как же сложно сохранять спокойствие, когда внутренне сходишь с ума от страха и злости!
Про улучшение условий Алису не спрашивали. Это её тоже немного задело. Значит, как про изучение в лаборатории, так к ней, как про улучшение условий – только к Игнату. Наверное, разумней было промолчать. Пусть Игнат один отвечает, подтверждая заблуждение инопланетян в том, что он – главный. И всё-таки Алиса не удержалась, вставила свои пять копеек.
- У вас тут… скучища смертная, - голос дрожал, и Алиса ничего не могла поделать. Показывать свой страх Игнату было стыдно, от этого она говорила ещё тише, чем хотелось бы. - Делать совершенно нечего. Дали бы какие-нибудь книги почитать… ознакомиться с вашей культурой, историей, художественной литературой. А то от безделья и свихнуться недолго. Мозг атрофируется.
Инопланетянин задумался. Снова Алисе показалось, что думает он сам, а не ждёт команды. Рука его потянулась к планшету, но, кажется, он заставил себя не дёргаться. Совсем как человек, когда волнуется и начинает крутить в руках всякую мелочь. Или Алисе только кажется, что она находит в стеклянноглазом типе человеческое?
- Да, я знаю о необходимости личного присутствия вас обоих, - инопланетянин смотрел на Игната, как показалось Алисе, с сожалением. – Именно поэтому она, - он бросил мимолётный взгляд на Алису, - сейчас не в корпусе изучения. Я считаю, задержка бессмысленна, но отменить решение не в моих силах. Так же, как и обеспечить защиту от изучения, если оно потребуется. Натуральные продукты питания ограничены и строго контролируются. Полностью перевести на натуральный рацион не смогу, но кое-что сделать постараюсь. Как ещё ваш вид получает удовольствие от жизни? – вопрос предназначался Игнату.
Натуральная еда – это, конечно, хорошо. Но Алиса не отказалась бы от выпивки. «And the mind goes numb until it’s feeling no pain… And the soul cries out for a handful of rain…» Плохая идея. Ложный путь, недостойный сильного духом человека. Но как ещё смириться с тем, что выхода нет, что нормальной человеческой жизни теперь не будет? Ведь именно это пытался донести до них стеклянноглазый инопланетянин. Человеческая жизнь осталась в прошлом. Мечта о далёких путешествиях и морских экспедициях никогда не сбудется. Запертая комната, прогулки под охраной и изоляция в лабораторном корпусе – вот настоящее и будущее. От такого будущего хотелось спрятаться в бутылке какого-нибудь крепкого и желательно дрянного алкоголя, чтобы всё стало до лампочки. «Wash your women in your whiskey when your future’s in the past. And you staring up at heaven from the bottom of a glass…» Вот только озвучивать желание напиться до потери пульса Алиса не стала. Потому что это была плохая идея. Ложный путь.
Не дожидаясь от Игната ответа, видимо, оставив ему время подумать, инопланетянин повернулся к Алисе.
- К восприятию наших носителей информации вы не готовы.
- И что в них такого особенного? – Алиса окончательно справилась с внешними проявлениями страха, и теперь говорила гораздо уверенней. - Нужен ю-эс-би порт прямо в голове? Так у меня есть. Я им, правда, никогда не пользовалась, но можно попробовать.
Это она сказала лишь бы что-то возразить, а не всерьёз. Не хотелось вот так запросто принимать их отмазки. Инопланетянин понял её по-своему.
- Активация твоих имплантатов признана опасной для твоего физического состояния при наличии браслета-ограничителя.
- Тогда снимите ограничитель. Вам же не трудно, правда? Считайте это улучшением условий проживания.
- Не раньше, чем будет дано разрешение. И только в лаборатории.
Рассказывать инопланетянину об опасности неснятого ограничителя Алиса побоялась. Одно дело с умным видом распинаться перед Игнатом, и совсем другое - перед тем, кто в этих имплантатах побольше неё понимает.
Он спрашивал об удовольствиях? Не у неё, у Игната, но ей тоже было, что сказать.
- Чтение – это тоже удовольствие от жизни. Не только удовольствие, но и необходимость. Если совсем никакой возможности нет, дайте мне карандаш и альбом для рисования. Или хотя бы ручку и тетрадь. Что-нибудь, что позволит занять мозг, а не просто так плевать в потолок. Или фильмы какие-нибудь. Для них тоже нужно… активировать имплантаты?
Инопланетянин задумался. Думал, как показалось Алисе, долго.
- Мне нравится твой подход, – наконец сказал он. – Полагаю, будет приятно с тобой работать.
Работать – это изучать, что ли? Мог бы и не напоминать. Алиса поёжилась и притихла. Не надо было ничего говорить. Хотя… какая теперь разница? Что может быть хуже изоляции в лаборатории? «Maybe you see some other uses for me... Life in a lab, I'd rather bark up a tree...» Ну, разве что… ожидание смерти страшнее самой смерти. Интересно, он это понимает?
- Пожалуй, мне есть, что тебе показать.
Он задумчиво перевёл взгляд на Игната, будто ещё не решил, относятся последние слова только к Алисе, или к Игнату – тоже.

Отредактировано Алиса (2014-12-15 22:23:21)

0

8

Вообще, сам Игнат в таких подробностях ситуацию с Куратором не обсуждал. Но Куратор на то и Куратор, правильно?
"Вот и не облизывайся", - подумал Игнат, уловив недовольство в словах собеседника. Ишь ты, как ребенок, который в магазине приглядел новую игрушку, а ему сказали: только после зарплаты. Странная, непонятная зарплата, выгода, которую придется ждать. Сплошное детское разочарование.
Странно, но на уступки этот парень по-прежнему был готов идти. И разговор ни о чем его вполне удовлетворял. По крайней мере, со стороны так казалось. Ни дать, ни взять светская сплетница, весьма сносно знающая предмет разговора и желающая показать свои знания, чтобы затмить других.
Натуральная пища, бумага, карандаши, книги...
Серьезно?
Господа злобные инопланетяне, я в вас верить перестану!
Но Алиса - жжет. Он ей про опыты, а она и у него пытается выцыганить отключение ограничителя. Так надеется, что ей помогут ее суперспособности... хорошо бы, это была твердая уверенность, а не предположения, основанные на просмотре "Женщины-кошки".
- Женщины, - сказал Игнат. И что его подтолкнуло? Может быть, эта последняя фраза Куратора насчет "показать". Что он там собрался Алисе показывать? Глаза у него дурные, вот Игнат и завелся... наверное.
Все они тут с прибабахом, невольно начинаешь соответствовать.
В ответ на едва уловимый вопрос в невыразительном взгляде, Игнат пояснил:
- Потребности. Еда. Женщины. Прогулки. Безопасность - это когда знаешь, что тебя окружает.
Да, хочу экскурсию с доступом в самые никчемные уголки. Мало ли, что там может оказаться полезного. Кажется, слишком откровенно? Или это Игнат думает слишком открыто, очевидно? Ладно, замнем для ясности.
- И без обид, но ваших женщин - даже если они мне встречались - я от мужиков не отличил. Так что пока предпочитаю свое, отечественное, - легкий кивок в сторону Алисы. А то была там в начале какая-то фраза, намекающая на разницу условий. Вот заберут девчонку в какую-нибудь вип-лабораторию, одной проблемой больше.

0

9

- В настоящий момент вы в безопасности, - сказал инопланетянин, выслушав Игната. – Зону доступа постараюсь расширить. Лишние меры предосторожности уберём, я не вижу в них смысла. Надеюсь, вы меня не разочаруете. Что касается женщин… - искусственноглазый задумался, будто даже смутился, - я думаю, и этот вопрос можно будет решить.
Алиса почувствовала укол ревности. Даже удивилась: с чего бы? Ей-то какое дело до Игната и каких-то там женщин? Она с ним… не целовалась даже, обниматься-то лезла понарошку, да и ничего такого, что может дать повод ревновать, между ними быть не может, даже теоретически, учитывая обстоятельства знакомства. И всё-таки… неприятное чувство имело место быть. В отместку за это захотелось набить морду стеклянноглазому. Интересно, как будет смотреться под этим искусственным глазом хороший фингал?
Инопланетянин взялся за планшет. С выступа, на котором сидели Игнат и Алиса, не было видно экрана, по которому не по-человечески быстро бегали пальцы, только цветные отражения в глазах инопланетянина.
- Предлагаю небольшое путешествие, - сказал он, не отрываясь от своего занятия. – Если вы, конечно, не против.
Он что, издевается? Или так неумело изображает человека?
- Разве у нас есть выбор? – тихо спросила Алиса.
- В данном случае есть. Можете вернуться обратно, в ближайшие несколько земных часов вас никто не потревожит. Но ты же хотела информации о нашем мире, - он отложил планшет и посмотрел на Алису.
- Как так получается, что мы можем разговаривать с вами и читать ваши надписи? – совершенно не к месту спросила Алиса. Может быть, ей просто не хотелось обсуждать разницу между случаями, в которых у них есть право выбора, а в которых – нет. Весь этот бессмысленный разговор был насквозь пропитан фальшью.
- Сложная технология. У тебя недостаточно фундаментальных знаний, чтобы понять мои объяснения. Считай это доказательством того, что мы достаточно изучили вашу планету. Языковой барьер – пережиток прошлого. В вашем настоящем он ещё существует. В нашем его уже нет. Для вас двоих теперь действуют законы нашего мира.
Вот зараза! Так и лезет из кожи вон, стараясь показать, какой он совершенный по сравнению с неумытыми дикарями с планеты Земля. Послать бы его с такими заявлениями по короткому эротическому адресу. Но нельзя. Пусть думает, что Алису эти разговорчики нисколько не задевают. Хорошо, что он мысли не читает.
- Читать карту тоже можно научиться так же, как читать надписи? – спросила Алиса вместо того, чтобы послать его.
- Можно. Но вам незачем.
Он снова уткнулся в планшет. Пальцы забегали по экрану. Или не планшет это у него, а переносной пульт управления чем-то, вроде того, на котором нажимал кнопки учёный по команде лысого.
- Ну, так что? – равнодушно переспросил инопланетянин. - Вернётесь обратно или составите мне компанию?
Ответ был очевиден. Но Алиса не спешила отвечать, вспомнив, что надо поддерживать заблуждение в том, что Игнат - главный. Пусть он и решает.

0

10

Ага, оно и видно. Вот прямо взял и успокоил. В безопасности. В прочем, легкий акцент на "в настоящий момент" расставил все на свои места. Куратор вовсе не собирался их успокаивать. Не было в его суперпрограмме такой функции, как сочувствие. Видимо, местный менталитет не располагает.
И снова возникло ощущение, что Куратору нравится ощущение власти. Пугать можно по-разному. И самый жестокий способ: лишить перспективы. Мол, живите сегодняшним днем, потому что завтра у вас точно не будет. Вы в безопасности, пока вам позволяют и бла-бла-бла. Так и хочется понимающе улыбнуться. Плавали, знаем.
Куратор понял, что Алису напугать проще. А может, здесь тоже шовинизм в ходу.
Ничем-то вы, инопланетяне, от землян не отличаетесь. В плане желания подчинять. Те же страстишки. Но куда там, наверняка мнят себя высшей расой.
В общем, удивили кроликов морковкой.
Ладно, пока замнем для ясности. Пусть думает, будто вселил надлежащий трепет. Когда при этом не угрожаешь, жертва к тебе тянется. Ей больше не на кого рассчитывать. У нее только ты и ее шансы.
И смотри, какие мы важные. Чуть не лопается от самомнения. Мол, не задавай дурацких вопросов, подрастешь, сама все поймешь. Нет, как надутый индюк куратор не выглядел. Как капризный ребенок тоже. Но как-то все... незамысловато. Даже с женщинами что-нибудь решит. Игнат едва не усмехнулся, представив, как местные красотки бьют его по рукам и возмущенно заявляют: "Параметры достаточности под запретом этического кодекса, шалунишка!" Ну или что-то в этом роде.
"Составите компанию". Так по-человечески. Старается продемонстрировать глубокую проработку вопроса? Пожалуй. И как будто действительно предлагает выбор.
- Идем, - легко решил Игнат. При этом он не поднялся и не хлопнул в ладоши, одобряя собственное решение. В общем, не старался показать, будто считает Куратора лучшим другом или пытается выслужиться за обещанные бонусы. Обещать-то можно многое. Посмотрим, что реально получится. Вот, например: Куратор позволит им остаться свободными или его панибратство не предполагает отсутствия наручников?

0

11

Инопланетянин сделал на планшете несколько движений и поднялся с кресла.
- В таком случае, прошу за мной, – сказал он, не дожидаясь ответа Алисы. Направился к металлическим дверям, держа планшет перед собой, как докладчик – шпаргалку.
Алиса выругалась про себя. Нет, всё прекрасно, всё идёт по плану. Если он посчитал, что ответа Игната достаточно, значит, проглотили инопланетяне наживку. Но всё равно обидно!
Охранники направились к Алисе и Игнату с наручниками. Стеклянноглазый обернулся и остановил их жестом. Как будто служебным собакам команду подал.
- Это лишнее, - пояснил он. – Мы ведь договорились о сотрудничестве? – он внимательно посмотрел в глаза Игнату. Алисы будто и рядом не было. Вот интересно, нарочно старается, или действует согласно алгоритму? Говорить по-человечески у него очень даже получается.
Стеклянноглазый приложил руку к металлической поверхности двери. Створки тут же разъехались, за ними оказался лифт.
- Проходите, - он посторонился, пропуская Алису, Игната и двоих охранников вперёд. Затем вошёл сам, нажал кнопку на светящейся панели, Алиса не отказалась бы запомнить, куда он жмёт, но охранники встали так, что ничего не было видно.
Лифт заскользил вверх. Ехали долго. Алиса подумала, что они могут быть под землёй, поэтому нигде нет окон. На надземных этажах окна были огромными, вряд ли гостей с другой планеты специально стали бы лишать дневного света, находить этот корпус над поверхностью планеты.
На площадке перед лифтом их ждали двое охранников с уже знакомыми Алисе шлемами в руках.
- Прошу прощения, - стеклянноглазый будто действительно был расстроен тем, что приходится разочаровывать гостей. – Нарушить протокол я не могу. Вы не должны знать координаты места, в которое мы направляемся.
Алиса ничего не ответила. Не может, так не может, фиг с ним. Руки свободны, хоть на том спасибо. Если так пойдёт дальше, может, удастся получить ещё чуть больше свободы, а там и выход искать станет проще. Он же обещал расширить зону доступа. Или это только Игната касалось? Чёрт бы побрал эти неравные условия!
Алиса не сопротивлялась ни когда на неё надевали шлем, ни когда вели вперёд, придерживая с обеих сторон. Старалась только не думать о темноте и не вспоминать дезинфекцию, которую её заставили пройти после того, как в прошлый раз сняли шлем.
Снова мягкое кресло, пристёгнутые ремни и ощущение полёта на высокой скорости. В темноте и тишине. Только сейчас сохранять спокойствие и контролировать имплантаты было тяжелее. Тогда она находилась под воздействием препарата, лишающего самой возможности сопротивляться. Сейчас еле сдерживалась от необдуманных поступков. Из головы не выходило обещание стеклянноглазого заняться её изучением.
Прилетели быстро. Зато путь от транспорта к месту назначения был длинным. И споткнуться пришлось не один раз. Алиса даже вцепилась руками в одного из охранников, надеясь таким образом получить больше уверенности в том, что не упадёт. Упасть не дали, удержали очень аккуратно.
Шлемы сняли перед стеклянной дверью, за которой царил зеленоватый полумрак.
- Ещё раз прошу прощения, - фальшиво извинился стеклянноглазый.
Он открыл дверь и вошёл первым. Вспыхнул свет, после темноты шлема заставивший Алису зажмуриться и прикрыть глаза ладонью.
- Добро пожаловать в наш музей пройденных миров, - почти торжественно объявил стеклянноглазый.
Алиса почувствовала, как охранник положил руку ей на плечо и мягко подтолкнул вперёд. Она мысленно выругалась и сделала шаг вперёд, щурясь от света. Что-то в голосе стеклянноглазого заставило похолодеть. При слове «музей» вспомнились подземные лаборатории, существа в капсулах, голограмма внутреннего строения инопланетянина. Ещё не видя почти ничего вокруг, кроме ярких бликов белого света, Алиса нашла Игната и взяла его за руку. Так теплее, так спокойней, так чуть менее страшно.
Когда глаза, наконец, привыкли к свету, Алиса с удивлением и ужасом оглядела зал, на пороге которого они находились, и ещё крепче сжала руку Игната.

0

12

С наручниками дело решилось просто. Покровительственно. Интересно, когда куратор дает авансы, они поддержаны руководством или он действует на свой страх и риск? У них тут вообще есть понятие "под свою ответственность"? Пока длился допрос с последующей малопонятной операцией в лаборатории, Игнат считал, что нет такого понятия у инопланетян. Все они объединены единым вселенским разумом и решают вопросы сообща, поэтому надолго "зависают" в своем инопланетянском интернете, в который выходят силой мысли. "Твиттер" для инопланетян - это интересно.
Все же ограничения возможностей были и у Куратора. Или он сделал вид, что на какие-то вопросы его полномочия не распространяются. Безусловно, так проще.
Музей "пройденных" миров, значит. Обыденно и по-школьному неоднозначно. Пройденных - значит, изученных с пользой. Опыт, технологии, дружба и плодотворные контакты? Или пройденных - значит, растоптанных и выжатых до последней капли полезного ресурса?
Вот интересно, а эта планета, почти безжизненная пустыня со скелетами в тоннелях и бездумными исполнителями - пройденный мир или оригинал, под который все должно быть подогнано? Мысли не будущего революционера, просто нужно чем-то занять мозги. Этические задачки как раз для этого и существуют. Однозначного ответа на них все равно не бывает. Или ответа в принципе.
И понятно - для чего эта экскурсия.
Понятно - для кого.
Пальцы Алисы были совсем холодными. Вот сейчас у Куратора все карты. Расскажет, сколько освоено миров, покажет пару существ-"раскладушек", как там - в лаборатории. Потом напомнит про предстоящее изучение...
Чего-то он добивается. Информации. Страха. Того и другого.
Игнат оглядел просторный белоснежный зал. Несколько котлов по центру, что-то вроде витрин вдоль стен, только стекла матовые. Или запотевшие. Что-то вроде очередного фокуса. Свет очень грамотно расположен, акценты сразу видны. Над котлами вился искристый пар, в котором начали проступать изображения. Куратор жестом фокусника, взмахивающего волшебной палочкой, предложил пройти дальше.

Отредактировано Игнат (2014-12-16 06:42:14)

0

13

Зал был огромен. Будто строили его древнегреческие титаны. И снова ни одного окна.
Игнат не выглядел заинтересованным. Алисе, не смотря на страх, было интересно. Но и отпускать руку Игната она не хотела, а потому потащила его с собой, ближе к освещённым белым светом котлам.
С каждым шагом проступившее в серебристой дымке изображение становилось чётче. Алиса узнала пейзаж из какого-то учебника - примерно так учёные представляли Землю у истоков времён, когда жизнь на планете только зарождалась.
Она посмотрела на стеклянноглазого, надеясь, что тот пояснит картину. Но инопланетянин, видимо, не был расположен работать экскурсоводом, повёл их в следующий зал, дав им время только на то, чтобы глаза привыкли к свету. Перед уходом Алиса успела заметить, что над каждым котлом появляются разные пейзажи. Одни из них были похожи на земные, другие напоминали картины художников-фантастов. И всё это великолепие почему-то наводило ужас.
- Подождите, а где же подробная экскурсия? – инстинкт исследователя оказался сильнее страха, Алиса осмелела. Ощущение тепла сильной руки Игната тоже придавало уверенности. - Если это музей, вы должны нам по каждый экспонат рассказывать.
Стеклянноглазый остановился на пороге следующего зала, обернулся на Алису.
- Не всё из того, что я могу рассказать будет тебе понятно.
Ну вот, опять старая песня. То же мне, сверхчеловек нашёлся, высший разум, ангидрид его через медный купорос…
- Ну, хоть немного расскажите. В знак… будущего сотрудничества. А мы, если не всё, то что-нибудь постараемся понять. Как же мы можем способствовать адаптации нашего вида, если ничего про вас не знаем?

0

14

Первый зал оказался прелюдией, на которой Куратор не счел нужным акцентировать внимание. Так, легкий небрежный жест. Вы, мол, посмотрите, оцените, прикиньте в уме, стоит ли вообще на что-то надеяться. Кроме, разве что, шанса быть включенными в местное общество, а не в его пищевую цепочку. И снова Игнат подумал о том, что методы устрашения - примитивны. Да, масштабны, да, с крутыми спецэффектами. Но - устаревшие. А потому - всем понятные. Не надо придумывать отдельные приемы для каждого "пройденного" мира. И главное - чем больше запас "пройденного", тем легче пугать все последующие.
Реклама, господа. Вступайте в наши ряды или наши ряды наступят на вас. Вот как-то так. Посмотрите налево, посмотрите направо. Фантастика с плохим актерским составом. Все деньги ухнули в компьютерную графику. Интересно было бы посмотреть, как будут корректировать свои методы местные, когда земляне примутся делать селфи на фоне котлов... Игната демонстрация впечатляла с самого начала только потому, что он уже видел пустыню, остатки жизни, безвольных тряпичных исполнителей и отсвет синтетической жизни в глазах тех, кто стоял чуть выше исполнителей, но, по сути, также следовал чьим-то приказам.
Первый зал давал шанс на неверие. Ну, подумаешь, нарисовали пару планет, красиво, впечатляюще, но скорее привлекает внимание, чем пугает. Стеклянноглазый подумал, но не так, как думал организатор допроса в белом халате: не ждал ответа от кого-то невидимого, могущественного кукловода, просто думал, как лучше ответить. Да что ты, парень, на такие простые вопросы у тебя "рыба" не заготовлена? Как же ты будешь с нами дальше няньчиться? Или все, шутки заканчиваются?
- Вам достаточно знать, что адаптация - неизбежная необходимость для вида, - сказал, наконец, Куратор.
В следующем зале виднелись знакомые здоровые капсулы, столбиками упиравшиеся в потолок. Правда, что внутри, видно не было. Мутное стекло или что-то такое. Игнат предупреждающе сжал руку Алисы. Хотя... любая информация - все же информация.

0

15

К капсулам подходить было боязно. Алиса не хотела смотреть на заспиртованных пришельцев. С неё хватило. Но надо же дать понять стеклянноглазому, что его игрушечные пугалки ни на кого не действуют.
Игнат крепче сжал её руку, она в ответ посмотрела на него и улыбнулась едва заметно.
- Всё в порядке, - шепнула, стараясь, чтобы услышал только он.
И решительно шагнула к капсулам, так же, как в прошлый раз увлекая Игната за собой.
Так же как в прошлом зале, при приближении их к капсулам, стёкла стали прозрачными, открыв поразительное видовое разнообразие существ, которые, вероятнее всего, при жизни были разумными. Некоторые из них даже были похожи на людей. Зрелище ужасало, не смотря на то, что Алиса была готова к тому, что увидит.
Стеклянноглазый остановился в ожидании. Дал насладиться видом, что ли?
Поборов дрожь, Алиса сказала, стараясь, чтобы голос звучал как можно более беспечно.
- Ну и что? Мы таких уже видели, когда сюда шли. Покажите что-нибудь новенькое.
Стеклянноглазый ничего не ответил, молча прошёл в следующий зал. Точнее, в коридор, по обеим сторонам которого тянулись теплицы, заполненные самыми причудливыми растениями из тех, что Алисе приходилось когда-либо видеть.
Алиса остановилась, с интересом рассматривая инопланетную растительность.
Стеклянноглазый собрался было пройти дальше, не задерживаясь, но что-то привлекло его внимание в зарослях. Или кто-то.
Из зарослей вышла высокая женщина в белом халате и респираторе, над которым выделялись живые тёмно-карие глаза. Нормальные, человеческие. Стеклянноглазый перекинулся с ней парой жестов, после чего женщина направилась к шлюзу – выходу из теплицы. Респиратор и халат она оставила внутри, в шлюз вошла в серо-зелёном комбинезоне, эффектно обтягивающем стройную фигуру. Через пару минут после дезинфекции уже знакомым Алисе и Игнату дымом, она вышла в коридор. Бросила заинтересованный взгляд на Игната, подозрительно прищурившись, посмотрела на Алису.
- Это прототип, из-за которого столько шума? – спросила у стеклянноглазого. – Не впечатляет. И протекция Системы? Жаль.
Алиса слушала этот разговор молча. Женщина ей не понравилась ещё больше, чем стеклянноглазый, хотя вела она себя как-то более по-человечески, разговаривала легко, без заминок, нормальными человеческими словами. А лицо было жестоким, не смотря на то, что красивым. Алиса ещё не решила, каким прозвищем её наградить.
- Да, она – прототип, - подтвердил стеклянноглазый. – По предварительной информации, единственный. Так что будь осторожней.
- А он?.. - она посмотрела на Игната. Хотела ещё что-то сказать, но стеклянноглазый прервал.
- У них обоих, - последнее слово он особенно выделил, - протекция Системы.
- Я вижу, - сказала со вздохом женщина. – Почему меры безопасности снижены?
- В пределах допустимого. Я их считаю достаточными.
- Ты стал слишком похож на них, - сказала женщина тихо.
- Ты тоже, - в тон ответил стеклянноглазый. – Делай свою работу. А я буду делать свою.
- Только не сломай мне ценный экспонат.
Стеклянноглазый хотел было возразить, но женщина опередила.
- Окончательного решения нет, я знаю. Но буду надеяться.
Эти двое разговаривали так, будто Алисы и Игната рядом не было. Или будто их присутствие не в счёт. Неприятное ощущение.
Алиса приблизилась к Игнату почти вплотную. На глаза снова навернулись слёзы. Но расплакаться в присутствии этой тётки было ещё хуже, чем в присутствии Игната. Он хотя бы мужчина, признаёт право женщины на маленькие слабости. А эта…
Додумать Алиса не успела. Женщина обменялась со стеклянноглазым парой непонятных жестов и ушла обратно в свою теплицу.  Стеклянноглазый двинулся дальше, пришлось идти за ним.
Следующий зал, как поняла Алиса, был посвящён какой-то одной планете. Голограммы пейзажей, поражали буйством растительности и яркостью красок. Это был прекрасный солнечный мир, полный жизни. Интересно, что стало с ним сейчас? На капсулы, в которых застыли в мёртвом анабиозе некогда живые организмы, населявшие планету, Алиса старалась пока не смотреть, делая вид, что рассматривает экспозицию последовательно, и страшные экспонаты для неё ни чем не отличаются от всех остальных.
- Этот мир… ещё жив? – зачем-то спросила Алиса. И так понятно, что ничего хорошего с той планетой не случилось.
- Он, как и все другие, стал частью нашего, - ответил стеклянноглазый.
Он больше никуда не спешил. Просто ждал. Алисе показалось, что он доволен.
Алиса посмотрела на Игната. Интересно, о чём он сейчас думает? Может быть, разрабатывает план побега?

Отредактировано Алиса (2014-12-19 15:40:12)

0

16

Игнат молчал. Чего Куратор ждал? Садистского удовлетворения от вида чужого замешательства? Резкого повышения стремления к адаптации в их чудное инопланетянское сообщество? У Игната сложилось впечатление, что Куратор развлекается, хоть и пытается показать себя серьезным, собранным. Эта смесь ставила в тупик. От таких людей обычно не знаешь, чего ждать. А уж если речь об инопланетянине, то и подавно.
Появление женщины в комбинезоне почти в обтяг, плюс весь их разговор с Куратором и вовсе выглядели как постановка. Словно специально для Игната и Алисы старались, хоть демонстративно не замечали их. Не брали в расчет. Говорили о них, но как о материале. Очень неприятно быть вещью, которой распоряжаются другие. Не сломай мне экспонат. Вроде как уже заранее место на полке отведено.
Женщина была не то столько красивой, сколько ухоженной. Следила за собой. Ну, ладно, может, Игнат погорячился, когда говорил, что местные женщины ничем не отличаются от мужчин. А может, у исполнителей действительно отличия не так заметны.
Ну и стерва, думал Игнат. Ну и урод. Вот как-то так. Бесполезные мысли, но все же приятные. Куратор ведь доставляет себе маленькие радости, пытаясь их запугать.
Обрабатываем информацию. Значит, кто-то отдает приказы исполнителям. Они безвольны, даже в боксы заходили без всяких эмоций. Если бы вместо укрытий были газовые камеры - все равно бы пошли. Вот такая у Игната была уверенность. Отсюда вывод - сами они не способны давать себе приказы. Кто-то должен придумывать план действий. Те дартвейдеры тоже не считаются - у них просто уровень доступа выше и пистолеты приделаны к задницам проводами. Вот эти двое - Куратор и его манерная подруга, сильно отличаются от остальных. Но они не кукловоды. Почему? Все просто. Куратор не разрешил своей подруге "потрогать экспонаты". Как бабушка-смотрительница в музее. "Не дышите на шедевр". Не из вежливости - просто прототип, по имеющейся информации, один. И женщина не стала возражать. Они оба играют по известным правилам. Настолько строгим, что ни один не пытается их нарушить. Слегка обойти - да. Как там она сказала? Снизить меры безопасности. Это она про наручники? Или про сам выход на прогулку?
В общем, есть система. Или Система?
Алису беспокоили и другие вопросы. Чудная она. Какая разница, что случилось с другими, когда надо думать о себе. Это даже не цинизм. Просто здравый смысл. Каждый ему следует, просто некоторые пытаются это скрыть даже от себя.
Но кое-что и она из Куратора выудила. Значит, колонии они "поглощают". Часть нашего мира, вот как это называется. Люди бы даже нашли какие-нибудь аргументы "за".
Игнат перехватил взгляд Алисы. Она казалась потерянной.
- Все ваши исполнители одинаковые. Не похоже, чтобы их собрали из представителей разных планет. Они все - местные? А вас назначили за ними приглядывать?
Он хотел сказать "вас оставили здесь", но ведь он должен оставаться в пределах благожелательного нейтралитета, если хочет дожить до необходимости "адаптироваться". Так что...

Отредактировано Игнат (2014-12-24 19:25:43)

0

17

Свернутый текст

//Где было написано, что охраны нет? Здесь они, аж четыре штуки, стоят в сторонке, под ногами не путаются, но, что называется, всегда готовы. Наверное, мой косяк, надо было написать, где они стоят. Ну и на будущее: совсем без охраны наши персонажи остаться не могут, потому что Система будет следить, чтобы с ними ничего не случилось.

К капсулам всё-таки пришлось подойти. Только затем, чтобы дать понять стеклянноглазому, что впечатления он не произвёл.
Живые организмы самых разнообразных видов населяли когда-то захваченный инопланетянами мир. И люди. Разумные существа, очень похожие на людей, только приспособленные к жизни не только на суше, но и под водой. Сильные, красивые, даже погружённые в вечный сон, они вызывали восхищение. Слишком развиты физически для техногенной цивилизации, наверное, их легко было захватить.
Алиса не смогла сдержать эмоции. Смятение, страх, злость - всё смешалось и отразилось на её лице. Стеклянноглазый победил. Произвёл впечатление. Заметил ли? Наверное, заметил. Ведь только и делал, что наблюдал и ждал. Алиса надеялась, что всё-таки не заметил, отвечая на вопрос Игната.
- Мы берём от каждой изученной нами расы лучшее. Исполнители - лишь малая часть того разнообразия форм, которое существует в нашем мире. Для каждой функции есть совершенная форма. Мы стремимся достичь совершенства. Я не приглядываю за исполнителями. 
Кажется, подколки в словах Игната он не заметил. Инопланетянин, что с него взять?
- Их можно... разбудить? - спросила Алиса, думая, что справилась с эмоциями, но голос её выдал. 
Стеколянноглазый задумался. Подошёл ближе, совсем близко к Алисе. Она непроизвольно отступила на полшага, её рука, которой она по-прежнему держала за руку Игната, нервно дёрнулась.
- Разбудить? – переспросил он.
Алиса заставила себя посмотреть в стекляшки его глаз.
- Ну… они мертвы? Или в анабиозе, и могут быть возвращены к жизни?
- Для вас это не имеет значения.
- Зачем тогда вы нам всё это показываете, если не хотите ничего рассказывать? Так нечестно.
- Ты хотела информации о нашем мире. Я предоставляю её в достаточном для вас объёме.
Алиса могла бы ещё поспорить, но побоялась потерять контроль над собой. Очень уж хотелось врезать этому типу.
Они прошли ещё несколько залов. В каждом – экспозиция одной из захваченных планет. Разные формы жизни, разные уровни развития технологий, но все – ниже земного. И живые существа были похожи. Насчёт формы, соответствующей функции, стекланноглазый оказался прав: земной закон, согласно которому занимающие одни и те же экологические ниши виды похожи внешне, действует в масштабах вселенной. Вот только стеклянноглазый вряд ли имел в виду этот закон. Он говорил о чём-то своём, о чём именно, Алиса не поняла.
Алисе не давали покоя слова женщины из теплицы. Наконец она спросила:
- Та женщина, которую мы встретили, говорила обо мне, да? Меня она просила… не сломать?
Не стоило спрашивать, показывая тем самым свой страх. Алиса пожалела, что не сдержалась. Теперь стеклянноглазый поймёт, что его методы устрашения достигли цели, и порадуется. А радости этому типу доставлять никак не хотелось.
- Не волнуйся, она не заберёт тебя, - ответил стеклянноглазый. – У меня на тебя другие планы. Выводить тебя из строя в них не входит.
- А что… входит? – спросила она совсем тихо.
- Изучение. Ваш вид – первый, сумевший воспользоваться нашими технологиями.
- Каким образом вы собираетесь меня… изучать?
- Поговорим об этом, когда я получу разрешение.
- Нет, я хочу знать сейчас. Если изучения мне не избежать, скажите, к чему хотя бы готовиться.
- Пока нет разрешения, мне нечего тебе сказать. Могу только предупредить о том, что добровольное содействие облегчит для тебя как сам процесс, так и его последствия.
Ну вот, так всегда. Сыпать недосказанными угрозами и пугать неизвестностью – это пожалуйста. А стоит спросить прямо - в кусты. По-человечески как-то. А ещё утверждают, что находятся на более высокой эволюционной ступеньке. Тьфу! Смотреть противно!
И всё-таки, стеклянноглазый, сам того не желая, дал Алисе надежду. Если люди – первые, кто сумел адаптировать их технологии, что им мешает стать первыми, кто выкинет захватчиков со своей планеты?

Отредактировано Алиса (2014-12-23 06:19:26)

0

18

Все Куратор понимал. Что для них имеет значение. По крайней мере для Алисы. Игнат остался безучастен к судьбе инопланетян. Он, как и прежде, придерживался стойкого и удобного убеждения по поводу собственной рубашки, которая, как известно, ближе к телу. Чужие проблемы его не интересовали. То есть, он готов был рассмотреть трудности, с которыми пришлось столкнуться инопланетянам, которых поработили другие инопланетяне. С целью усвоить и обойти стороной грабли, на которых другие уже навернулись.
У Игната появилось ненужное желание прикинуться китайским болванчиком и покивать головой в знак согласия: нет, что вы, магистр Куратор, конечно, никто вас не оставлял приглядывать за исполнителями, как это мне в голову пришло. Просто так совпало, что они здесь и ты здесь. И баба эта твоя, отмороженная.
Интересная вариация: разбудить. Не знай Игнат Алису, подумал бы, что она в очередной раз выпала из реальности (то есть, из не-реальности, потому что скажи кому - не поверят) и на почве психотравмы вдарилась в сказки. Вот и Куратор удивился. Ну, пусть радуется неожиданностям. Он же хотел себе экспонат для изучения. Вот, начальный материал уже есть, пусть довольствуется, раз доступа ему не давали.
Алиса с упорством мазохиста продолжала выяснять, что да как. Вроде за человечество болела, а на деле - боялась изучения. Страх за себя - самый естественный, ничего постыдного в этом нет. Хотя с девчонки станется потом краснеть втихомолку.
И снова это разрешение. Куратор словно наслаждался ограничением собственной свободы. Как же - появилась возможность переложить эти ограничения на другого, кому еще хуже. Снова мелочность, сочетающаяся с размахом вселенского масштаба. И внезапно прорезавшийся заботливый тон. Куратор претендовал на роль Покровителя.
Поздновато спохватился. Раньше надо было думать.
И значит, отбирают самое лучшее...
Интересно, какие параметры будут учитываться? Форма черепа, голубые глаза и светлые волосы?
Этот интерес Игнат оставил при себе. А вслух спросил:
- Нам что-то еще нужно увидеть?
Ну, как бы гулять по музеям интересней, чем оказаться взаперти, но Алиса, кажется, уже дошла до грани. Или это для Игната - грань? Да неважно.

+1

19

- И все эти миры стали частью вашего? – с долей сомнения в голосе спросила Алиса. - Неужели ни один не смог оказать сопротивления?
Возможно, именно этого он и добивался. Дать им понять, что бороться бесполезно. Это тоже дошло до Алисы только после того, как она задала вопрос. Мысленно она отругала себя. Кажется, от неё ожидали именно такого поведения.
- Сопротивление было подавлено во всех мирах, - ответил стеклянноглазый.
- А как вы путешествуете между мирами? – она хотела было добавить, что земляне не нашли их космических кораблей, но вовремя опомнилась, уж об этом точно стоило промолчать.
- Для вас это не имеет значения.
- Этот мир… он ведь был другим, да? – Алиса невозмутимо продолжала задавать вопросы. Раз уж начала, стоит идти до конца. Авось что-то полезное он всё-таки выболтает. – Пустыни, через которую мы прошли, раньше не было?
- Экспозиция первоначального состояния этого мира находится дальше. Я скажу, когда мы до неё дойдём.
Значит, всё-таки их рук дело. Искусственная пустыня, вот почему над ней облака, но ничего не растёт. Но что должно было здесь произойти, чтобы такое получилось? Алиса была в ужасе. Инопланетянин почти добился своего. Не учёл он только одно: не всех страх заставляет покорно смириться с обстоятельствами. Для Алисы страх был вызовом. Во что бы то ни стало бороться и победить. А пока – ждать и собирать информацию. Разыграть готовность к сотрудничеству, пусть расширяют зоны доступа, или как там этот тип говорил. Тогда и выход искать станет проще.
После вопроса Игната стеклянноглазый ненадолго задумался.
- Если вам не интересно, могу отправить вас обратно, - в его тоне ничего не изменилось. Будто ему самому пофиг, что они выберут. Ну да, так мы и поверим.
Алисе было интересно и обратно в звукоизолированный бокс не хотелось. Но спорить сейчас означало поставить под сомнение лидерство Игната.  Поэтому она только посмотрела на него, ожидая, что он ответит и надеясь, что выберет продолжение экскурсии, во время которой можно узнать о мире, в котором им придётся некоторое время жить, значительно больше, чем из запертой комнаты.

0

20

Куратор снова вел себя так, словно не определился с ролью. Игнату было все равно. Даже если бы куратор бегал вокруг них, разбрасывал всюду золотистую пыль и таинственным голосом пытался производить на свет рифмы, все равно пока за ним последнее слово. И ссориться с ним Игнат не рассчитывал. Так что не стал обострять, когда Куратор как будто в насмешку решил демонстративно обидеться. Хотя было желание спросить: зачем сохранять прежний вид планеты, которую превратил в мусорный бак? Чтобы другие видели и понимали незавидность своего положения? Стимул не хуже других. Значительно усиливает стремление "влиться" в инопланетянский социум. Хотя бы в роли исполнителей, а если повезет... ведь пока выполняют ваши желания - есть надежда, что "повезет".
Ощущение игры раздражало. Все эти намеки в стиле "разве вы беспокоитесь о том, что уничтожаете мир бактерий, когда моете руки" прямо из себя выводили.
- Нам интересно, - вежливо обозначил Игнат.
Значит, им нужны рабочие руки. Исполнителей вы набираете на других планетах. И чтобы они не сопротивлялись, отключаете им эмоции. В общем, разумно.
- А зачем на каждой планете делать музей?
Они ведь не собираются здесь жить постоянно? У крутых суперпришельцев должна быть своя райская планета, где все экологически чисто, текут медовые реки, люди живут в суперблагоустроенных хоббичьих норках... ну, вы поняли. В общем, когда Куратору надоедает унылый вид пустыни из окон, он через домашний телепорт отправляется на эту свою чудо-планету и расслабляется там у личного бассейна.
Или все  захватчики - здесь? И нет у них никакой райской планеты... ни одной себе не оставили, все в мусоропровод.
- Или этот - уникальный?

0

21

- Музей будет перенесён на планету, занимаемую сейчас вашим видом, когда закончится подготовка условий для перемещения главной базы, - равнодушно ответил стеклянноглазый, направляясь дальше. - Полагаю, вы сейчас думаете, как уничтожить главную базу. Предупреждаю сразу: это невозможно, но даже на случай сбоя  у нас предусмотрено несколько… - он замялся, подбирая слова, - резервных копий. Я предупреждаю вас потому что не заинтересован в том, чтобы вы совершили глупость, которая предполагается по результатам анализа поведения вашего вида.
- А что, до нас уже кто-то совершал глупости? – спросила Алиса.
- Большинство представителей вашего вида.
- И много их тут было?
- Не имеет значения.
- Кто-нибудь из наших здесь сейчас есть?
- Ты задаёшь слишком много вопросов, не имеющих отношения к делу.
- Можно подумать, вы бы на моём месте не задавали вопросов, - пробурчала Алиса и заставила себя замолчать. Сохранять видимость дружелюбия становилось всё труднее.
- Я не на твоём месте. Вероятность на нём оказаться мала настолько, что её можно не учитывать.
Путешествие продолжалось весьма однообразно. Алиса потеряла счёт залам, которые они прошли. Она устала и уже почти равнодушно смотрела на инопланетные пейзажи и неподвижные тела инопланетных существ. Как будто прочитав её мысли, стеклянноглазый сказал:   
- Я мог бы дать вам больше информации, но вы не сможете воспринять её. Во всяком случае, сейчас.
Ох, как же хочется набить эту самодовольную морду! Но вместо этого Алиса только сильнее вцепилась в руку Игната. Хотелось бы ей выглядеть так же спокойно, как он.
В очередном зале стеклянноглазый объявил:
- Перед вами экспозиция планеты, на которой мы сейчас находимся.
Алиса оживилась. Огляделась вокруг в поисках ржавой пустыни на голографических картинках. И не нашла её. Вместо пустыни голограммы показывали буйство красок цветущего мира и сверкающие чистотой города. Уровень развития местной цивилизации Алиса посчитала близким к земному, может быть, чуть-чуть опережающим. Только выглядели инопланетные города чуть теплее и светлее, чем земные. Экологически чистая планета – такое определение дала Алиса картинкам из прошлого этого мира. Единство законов природы и человеческих технологий. Мечта фантастов о светлом будущем. Даже не верилось, что этот прекрасный мир может быть мёртв.   
- Зачем… - она снова подала голос, не так уверенно, как хотелось бы, - зачем вы сохраняете первозданный вид этих планет?
- Мы сохраняем не только внешний вид планет, но и образцы ДНК всех живых организмов. Так предусмотрено протоколом.
- А можно… посмотреть на эти образцы?
- Нет.
Ну и ладно. Не очень-то и хотелось. Алиса сделала вид, что отказ её не совершенно не задел.
В следующем зале экспозиция выглядела незаконченной. Алиса не сразу осознала, что перед ними Земля.

Отредактировано Алиса (2014-12-31 19:13:12)

0

22

Игнату не так уж и сложно было представить, как красивая, полная жизни и сочных цветов картинка сменяется ржавой пустыней. В общем, если долго смотреть телевизор, особенно налегая на некоторые каналы, невольно поверишь, что на Земле инопланетяне уже давно ведут свою подрывную деятельность. И весьма преуспели.
Особенно приятно сбросить ответственность с человечества и свалить вину за глобальный гадюшник на коварных инопланетян. Мол, это не мы сами, нам это все навязали, а мы, на самом деле, альтруисты, пацифисты и просто молодцы.
Хорошо, что у Игната не болит душа за человечество и ему не нужно искать оправдания и мучиться моральными проблемами в стиле «Чем мы лучше инопланетян?» и «Если нас захватят, по сути, ничего не изменится, но нас будет раздражать сам факт несвободы, вот тогда мы зашевелимся».
Для Игната важнее было собственное сиюминутное благополучие.
А вот Алисе подвиги казались привлекательными. Ей, может, казалось, что про "своих" они выспрашивает ненавязчиво, как бы между делом. Куратор же вроде и не был против, просто ни на один вопрос толком не отвечал. Да, здесь могут представители вашего вида. Просто они сопротивлялись и с ними случилось что-то плохое. Поэтому от них остались только консервы... а может, и консервов не осталось. Гадайте, эмоциональные людишки, мучайтесь неизвестностью, бойтесь меня, я Гудвин, Великий и Ужасный... ну да, где-то так. Только над Великим и Ужасным не стояла какая-то Система. Про которую вроде тут говорят, как про важную даму. Может, имена у них такие странные? Кто их, отмороженных инопланетян, разберет. Может, Куратора на самом деле зовут Куратор, а его высокомерную подружку - Мороженое. Мороженое Эскимосовна Крем-Брюле.
Ладно, минутка мысленного троллинга закончена.
Зачем таскать за собой музей, полный виртуальных костей, осталось для него загадкой. Может, это что-то вроде индульгенции: инопланетяне надеются, что когда-нибудь достигнут просветления и отдадут всем разрушенным мирам отнятое. А может, это у них запас на черный день? Если вдруг попадется богатая ресурсами планета, а работать окажется некому.
- А не проще выбрать те расы, которые не сопротивляются? – спросил Игнат. – Остальных уничтожить, а этих – размножать, чтобы работали? Проблем будет меньше.

0

23

Алиса так и не решилась шагнуть в зал, в котором узнала незаконченную экспозицию Земли. Игнат, кажется, тоже не торопился, но по его лицу невозможно было понять, какое впечатление произвело на него увиденное. Алиса по-прежнему держала его за руку. И смотрела теперь на него, а не по сторонам. С неё, кажется, хватило увиденного. Эти заспиртованные существа теперь долго будут преследовать её в кошмарах. А ведь она когда-то убеждала себя в том, что ей никакие ужасы ни по чём. И на курсе считала себя самой смелой.
- Сопротивляемость внешним условиям – естественная реакция живого организма, - ответил стеклянноглазый Игнату. - Мы в поиске совершенства, организм, который не сопротивляется, не может быть совершенен.
- Но вы же убеждали нас не сопротивляться, - напомнила Алиса. - Как это соотносится с тем, что вы говорите сейчас?
- У вас есть разум. Пусть не такой развитый, как у нас, но есть. Реакция разумного организма отличается от реакции действующего на одних только инстинктах. Воля к жизни у вас есть, иначе вы бы не прошли путь через пустыню. Теперь вы получили информацию и должны понять: сопротивляться нам бесполезно. Лучше сотрудничать. Вы не спасёте ваш вид, но можете спасти себя, как отдельных его представителей. Это тоже борьба за жизнь. Только на другом уровне.
Алиса не стала возражать. Пусть болтает, что хочет. Пусть верит в то, что болтовня не напрасна. Кто кого, мы ещё посмотрим. Не сейчас, чуть позже. Вот освоимся, получим обещанное расширение границ доступа, тогда и посмотрим, кто тут более развитый и за кем останется последнее слово.
Строя планы на будущее, она пыталась убедить себя, что не всё потеряно, что выход найдётся. На самом деле… уверенности оставалось всё меньше.
- Давно вы…  наблюдаете за нашей планетой? – тихо спросила она.
- Достаточно, - стеклянноглазый снова вроде бы и ответил, а всё равно что промолчал.
Алиса в очередной раз сделала вид, что ответ её устраивает. Дурацкая игра в пустые слова, которую она поддерживала, потому что боялась неосторожными вопросами испортить своё и без того не слишком весёлое положение, продолжалась. Игнат в ней тоже участвовал, но как-то по-своему. Единства в их действиях не наблюдалось. Ещё бы, они даже договориться не успели. То есть Игнат не захотел завершать разговор. Вот и думай теперь, можно на него рассчитывать или нет.
- Вы говорите, что мы можем спасти себя, как отдельных представителей своего вида, - снова подала голос Алиса. Возможно, только для того, чтобы оттянуть момент, когда придётся в зал, на пороге которого она до сих пор топталась. - В то же время не даёте никаких гарантий безопасности. Как это понимать?
- Я уже сказал: в мои планы не входит выводить вас из строя. Разве этого мало?
- Мало.
- Я не даю невыполнимых обещаний. На вас обоих есть планы не только у меня. Останется за мной приоритет или нет, зависит от результатов сбора и обработки информации. Конечно, я приложу все усилия, но их может оказаться недостаточно.
Стеклянноглазый остановился посреди зала, задумчиво глядя на выстроившийся вдоль морского побережья аккуратный европейский городок. Через некоторое время картинка сменилась густым таёжным лесом.
- Проходите, - пригласил он будто бы доброжелательно. Алиса ни на микрон не верила его фальшивому тону.
Охранники, всё это время находившиеся неподалёку, но на достаточном расстоянии, чтобы не смущать своим присутствием, направились к ним. Алиса решила, лучше войти самостоятельно, чем ждать, когда помогут.
Таёжный лес сменился Невским проспектом. Здесь она была… вчера? Неделю назад? Кажется, за день до... встречи с Игнатом. Случайность? Или инопланетяне уже давно следили за ней? Может, они только и ждали возможности до неё добраться? Может Игната наняли они? Указали место так, чтобы он поехал по безлюдной дороге, и всё, здравствуй, прекрасный новый мир.
Алиса сделала шаг вперёд. На глаза попались пустые капсулы в человеческий рост. Алиса явственно представила их заполненными зеленоватым раствором, а внутри – себя и Игната. И напрасно стеклянноглазый распинался о том, что не собирается их убивать.  Пожизненный анабиоз в инопланетном музее – это не убийство.
Алиса почувствовала, как закружилась голова. Отвернулась от капсул, посмотрела на голограмму – самое безопасное, на что здесь можно было смотреть. Изображение Невского проспекта померкло перед глазами.
Кажется, её удержал Игнат. А может быть, помог кто-то из вовремя подошедших охранников. Ей было всё равно. Может быть, упасть и насмерть разбить голову о какой-нибудь острый предмет, было бы для неё наилучшим выходом. Эта мысль была последней перед тем, как сознание окончательно отключилось.

Отредактировано Алиса (2015-01-10 18:47:33)

0

24

Планы, планы... сплошное запугивание, за которым, вполне возможно, стояло банальное незнание.
Игнат привык, что планы на него есть только у него самого. Это удобно. Это его устраивало. Услуга была по умолчанию включена в его зону комфорта, была определяющей.
Не удивительно, что Игнат искал лазейки. Даже если бы условия его действительно устраивали. Спокойствие, кормежка, девочки... Нельзя открыто понукать человеком. Человек - существо упрямое и свободолюбивое, начнет сопротивляться просто из принципа.
Куратор был умен. И, может быть, специально заронил эту мысль в тех, кто вынужден ему подчиняться. А может, он просто слишком заигрался и сам не заметил, сколько песка просочилось сквозь пальцы.
Чем больше болтаешь, тем больше выбалтываешь. Особенно когда считаешь себя неуязвимым. Чувство превосходства может быть слабым звеном.
Кто-то обеспечил им протекцию, хм... от вмешательства. Изучение Алисы. У отмороженной подружки Куратора холеные ручки явно чесались. Интересно, кстати. Ведь ее руки действительно не похожи на руки садовода. Скорее уж, из спа-салона не вылезает... ну или где зависают местные красотки...
Они такие логичные. У них есть система. Они строго соблюдают правила. Но в словах Куратора возникла несостыковка, над которой Игнат и думал. Смотрел на меняющиеся картинки. Слушал перепалку Куратора и Алисы, но думал вот о чем.
Темнишь ты, дядя. Если вы все из себя такие рациональные, так любите порядок, наштамповали себе исполнителей и радостно наблюдаете из окошка за тем, как они разбирают по винтикам собственный мир, превращая его в собственную же могилу, откуда такая внезапная толерантность? Теория естественности сопротивления, прямо-таки вопиющее диссидентство...
Или все же игра? Мол, нам интересней, когда вы, муравьи, начинаете бегать и суетиться.
Так, может, не разочаровать?
Алиса таки довела себя. Игнат так привык к тому, что об нее любые неприятности бьются, как об стенку и отскакивают, что падение стало неожиданностью. И - на выбивающее мгновение - он вернулся мыслями в белоснежный коридор.
И она на полу...
В этот раз - нет. Он подхватил. Пару секунд тупо думал над тем, что она, вопреки романтическим текстам, не кажется пушинкой, а оттого - не приходит ощущение беззащитности, вызывающее жалость.
Игнат поймал себя на мысли об охранниках. Все еще достаточно далеко. Есть протекция. Есть допустимое сопротивление... так почему бы не... Черт, Алиса ведь без сознания (всего лишь без сознания, вот дуреха, могла бы промолчать, какой был смысл?), с нее взятки гладки. Все, что он сейчас сделает - будет только его действием. А она - экзотический экспонат, который нужно беречь до поры... картина, для которой уже и рамочка готова. Даже как-то лестно, что вторая рядом призрачно намекает на место во вселенской памяти...
У Куратора должно быть при себе оружие. Какое-нибудь. Скорее всего, огнестрельное. Черта с два он бы стал наивно болтать с чужаками, не позаботившись о собственной безопасности. Вопрос только, как быстро Игнат найдет это оружие. Сможет ли определить его за короткое время, пока два дартвейдера определятся со своим поведением. Им ведь понадобится несколько секунд... скорее всего - понадобится. За это время можно успеть хотя бы выбить господину Куратору зубы. А потом поинтересоваться, не собирается ли он нарушить установленный запрет? Проверить рамки дозволенного. По-детски, но ведь они сейчас и есть дети. Все вокруг новое, необычное... хоть и нет в этой сказочке единорогов и феечек. Людоедские морды вот имеются.
Первое детское разочарование.
Игнат почувствовал на себе взгляд. Мгновения хватило, чтобы понять: Куратор ждет. Все видит и ждет, почти предвкушает. Или это просто отблески света в зрачках кажутся проявлением лихорадочного возбуждения. Но - этого хватило, чтобы прийти в себя.
Игнат без тщательной видимой осторожности уложил Алису на пол. Заставил себя не обращать внимания на подошедших охранников. Не станут же они запихивать их с девчонкой в консервные банки прямо здесь и сейчас.
- Судя по всему этому, - сказал Игнат, - вряд ли у вас должны быть сложности с тем, чтобы переправить нас на Землю.

Отредактировано Игнат (2015-01-14 18:19:28)

+1

25

Куратор напрягся. Непонятно было, стала ли потеря Алисой сознания для него неожиданностью, но, кажется, произведённым впечатлением он остался доволен.
Двое охранников подскочили к Игнату очень быстро. Один из них хотел было подхватить падающую Алису, и подхватил бы, если бы Игнат не успел первым. Двое других исчезли из поля зрения.
На вопрос Игната Куратор ответил не сразу. Сначала сделал знак охранникам. Один из них достал сканер и занялся проверкой лежащей на полу Алисы.
- Жизненные показатели в допустимых пределах, - отчитался он Куратору. - Опасности прекращения функционирования нет.
Куратор кивнул и обратился к Игнату. Со своего места он так и не сдвинулся.
- Да, мы можем переправить вас на вашу планету. Технически, для нас это, как у вас говорят, раз плюнуть. Поговорим об этом, если будет дано разрешение. У тебя ещё есть вопросы?

Отредактировано Cybersystem (2015-01-17 21:14:00)

0

26

Засуетились. По-своему, конечно, но все равно - видно, что Алиса преподнесла всем сюрприз.
Игнат уже успокоился ровно настолько, чтобы поиронизировать. Для этого достаточно было услышать про жизненные показатели. Хотя он и сам подозревал, что испуг девчонку в могилу не отправит. А вот, скажем, отсроченная реакция на дрянной коктейль с вышедшим сроком годности - это запросто.
И сразу выяснилось, что перенести их на Землю - как два байта переслать. Ноль проблем. Просто раньше прибеднялись.
Или выпендривается. Разрешение не получено. Звучит, как отговорка, но у этих все возможно.
- Когда будет получено разрешение? - спросил Игнат. Мог бы и не спрашивать. Это произойдет тогда, когда произойдет. Вопросы ничего не изменят. Еще интересно было бы узнать - кто тут дергает за ниточки.
Ну да ладно.
Выплывем.

0

27

- Не обладаю информацией, - ответил Куратор. В голосе будто бы даже просквозило сожаление. – Я тоже заинтересован, мне тоже интересен ответ.
Что-то тихонько щёлкнуло. Куратор вспомнил про свой планшет и снова уткнулся в него. Не по-человечески быстро забегали по экрану пальцы, в движениях ощущалась машинная точность.
- Полагаю, продолжать экскурсию нет смысла? – спросил он, не глядя на Игната. – Вернёшься назад? Или… - он оторвался от планшета, посмотрел сначала на Алису, над которой склонился охранник со сканером, потом медленно перевёл взгляд на Игната, - есть пожелания, предложения? 
Охранник достал маленький, будто игрушечный, пневматический пистолет, заряженный ампулой с ярко-оранжевым веществом. Прицелился в шею Алисе, но куратор жестом остановил его.
- Не сейчас, - прокомментировал будто специально для Игната. – Значит, охрана и защита? Продолжай выполнять. Только что я получил разрешение снять браслет-ограничитель. Ты назвал его в числе мер предосторожности. Я хочу знать, чего следует опасаться. Должен предупредить, активация её электронных компонентов может означать расширение границ доступа только для тебя.

0

28

Ага, рассказывай. Что ж ты тогда так выпендривался.
Игнат снова не понял, откуда такая откровенность. То ли Куратор справедливо полагал, что вранье взамен "нехватки доступа" будет очевидным. То ли снова хотел казаться другом. Вот, понимаешь, единственный инопланетянин, который "за нас". Переживает, а как же. Вдруг не ему достанется покопаться в головах экспонатов.
Мысль о копании в голове неожиданно навела Игната на новый вопрос. Розетка в голове - это только у исполнителей? Из разряда "лучше не спрашивать"  и "к делу не относится". Как раз такие вопросы с языка сами и слетают.
Не помогло даже то, что Игнат отвлекся на одного из охранников. Что за типы? Чуть что - сразу за пистолет. Позитивный цвет апельсинового концентрата отчего-то выглядел устрашающим и Игнат подумал, не вломить ли прыткому типу с ноги. В стиле "Это Спарта!" Пусть знают, что фантазия есть не только у них. Равно как и собственнические чувства. Алиса все равно не узнает - значит и не будет очередных намеков на жестокость, закономерно происходящую из образа его жизни, и окончательную запортаченность первого (он же второй, третий и четвертый) контакта.
На самом деле, драться сейчас Игнат уж точно не стал бы, но приостановил бы внезапный медицинский опыт до выяснения содержимого ампулы. Воспользовавшись решением Куратора быть честным.
Но - мечтать не запретишь. По крайней мере - пока. Господа инопланетяне определенно продвинулись в области разрушения этого стереотипа.
Пока Игнат соображал, какие предложения и пожелания обеспечат ему дальнейший пригляд за девчонкой, Куратор сам все решил. Очень интересно он при этом сформулировал фразу. По всему выходило, что Игнат теперь работает на него. "Продолжай выполнять". Игнат промолчал. Зачем портить человеку впечатление от себя? Тем более, когда эта молчаливая сделка является взаимовыгодной.
- Тебе виднее, - ответил Игнат. - Эта информация была не обязательна для исполнения моих обязанностей. Отключение ограничителя в моем присутствии не предполагалась.
Последнюю фразу Игнат вообще решил никак не оценивать. Куратор его перетягивает на свою сторону, пока Алиса не слышит? То есть, он опасается реакции с ее стороны или это просто такая инопланетная деловая игра? Или это искреннее предупреждение, что после снятия ограничителя девчонка будет способна открутить Игнату башку?
Примем к сведению.
Уж не потому ли она в пути так старалась... надеялась, что ли, что все получится? Ну все, развеяны представления о беспомощной жертве. Как дальше жить?
- Прямо сейчас собираешься снять?

+1

29

Куратор ждал. Может быть, предоставлял Игнату время, чтобы тот мог высказаться. Может быть, думал. Наконец пояснил:
- Тебе она подчиняется. Нам – нет. Мне нужно её добровольное содействие. Я могу применить силу, но тогда под вопросом будет чистота эксперимента. Ты должен обеспечить мне её содействие. Напоминаю, я не заинтересован в выведении вас из строя или причинении вам сущесатвенных повреждений, поэтому для вас обоих лучше, если работать с вами буду я.
Говорил Куратор спокойно, будто самому ему безразлично, кто с кем будет работать, и судьба пришельцев его совершенно не волнует. Просто выдавал информацию.
- Ограничитель будет снят в лаборатории с соблюдением всех необходимых мер безопасности. Мне потребуется время на подготовку и уточнение инструкций. Сейчас вас проводят назад. Экскурсию, если у вас возникнет желание, можно будет продолжить позже. Расширение границ доступа может повлечь нежелательные осложнения. Она настроена на получение знаний. Мне бы не хотелось, чтобы её стремление повредило ей или поставило под угрозу нашу дальнейшую работу. При необходимости ты должен продолжать исполнять свои обязанности по отношению к ней. Охрана может обеспечить только физическую безопасность, мне этого мало.
Куратор сделал знак охраннику, и тот снова прицелился в шею Алисе, всё ещё лежащей без сознания, намереваясь выстрелить ампулой с оранжевым препаратом. Отсвет в очередной раз сменившейся голографической картинки земного пейзажа добавил ампуле холодный голубоватый блик. На голограмме тёмные послештормовые волны бились о неприступный скалистый берег. По пронзительно-синему, залитому солнечным светом, небу разметались остатки мрачных грозовых туч.

Отредактировано Cybersystem (2015-01-20 21:58:21)

0

30

Слышала бы Алиса, как ее тут отрекомендовали, наверняка бы начала возмущаться. Подчиняется.
Самому Игнату было, в сущности, все равно, как инопланетяне определят их взаимоотношения. Лишь бы они рассматривались как полезные.
В чем именно заключался "чистый" эксперимент - в самом снятии ограничителя и проверке способностей земной супергерл - осталось загадкой. Куратор поди ждал, когда Игнат спросит. Но оказываться в еще большей зависимости Игнату не хотелось.
Гордо вздергивать подбородок и заявлять, что ковбои своих не сдают, он тоже не собирался. Поэкспериментируем тоже. Насколько Куратор заиграется? В доверие он втирался откровенно, не считая необходимым смягчать удар.
Нанимал себе шпиона, в общем. А что? И все в плюсе. Кому-то личный контроль, чтобы утереть носик отмороженной дамочке, кому-то выживание.
Словечко "настроена" было неприятным и интересным одновременно. Информативная такая фраза получилась. Многоговорящая. Куратор привык иметь дело с механизмами. Или он воспринимает всех исполнителей как механизмы? Робокопы, терминаторы и прочие гуманоидоподобные роботы. Сплошная научная фантастика. Или ненаучная. Так и хочется сказать: "Не верю". Но сейчас это нам не на руку.
- Что это? - спросил Игнат, делая движение навстречу охраннику. Этот его пистолет не слишком-то симпатичный. Да и все они тут - те еще уроды. Братья по разуму, ядрен армагеддон.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Музей пройденных миров". Игнат и Алиса