Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Мёртвая зона". Игнат и Алиса


"Мёртвая зона". Игнат и Алиса

Сообщений 91 страница 120 из 122

1

When We Stand Together

Мёртвая зона
Думать о будущем нет причин,
Прошлая жизнь под контролем машин...
(Ария)

Персонажи: Алиса, Игнат

Краткое содержание предыдущих серий: Она - приёмная дочь известного учёного. Он - профессиональный похититель, получил заказ на её похищение. Заказчик предупредил: девушка не должна успеть оказать сопротивление, и выдал устройство, способное заблокировать её силу. Он успешно её похищает, но по дороге к заказчику его машина попадает в бурю, после окончания которой наши герои оказываются в мире, захваченном киборгами, где для людей больше нет места. Чтобы выжить и вернуться домой (а может быть, даже остановить вторжение в их родной мир), им придётся объединиться и научиться доверять друг другу. Но как быть после возвращения? Она не хочет оказаться там, куда он должен её доставить, а он не может вернуться без неё, потому что тогда его ждут большие неприятности. Но об этом будем думать потом. Сейчас главное - остаться в живых.

После нападения дронов Игнат лишился машины. После пары неудачных попыток побега Алиса решила, что в сложившихся обстоятельствах для неё безопасней находиться с Игнатом, чем без него и без всякого снаряжения наедине с инопланетной пустыней и чудесами враждебной техники. Она понимает, что нужна Игнату живой, поэтому до возвращения на Землю он для неё не опасен. После возвращения она намерена совершить побег.
Игнат и Алиса направляются в город, надеясь узнать в нём, где они находятся, и обзавестись новым транспортом. Пройдя подземными туннелями, они натыкаются на запертую дверь.

Soundtrack

[audio]http://pleer.com/tracks/800767268bW[/audio]

Предыдущий эпизод: "Негостеприимный мир". Игнат и Алиса.
Следующий эпизод: "Столкновение с Системой". Игнат и Алиса

Отредактировано Cybersystem (2015-06-10 13:06:24)

0

91

- Это я понял, - пробормотал Игнат, настороженно оглядывая открывшийся периметр. Чувство аквариума все усиливалось. Напрягало ощущение, что кто-то где-то сидит перед экраном и наблюдает. Еще, может, шансы просчитывает. Или ставку увеличивает. Мол, пройдут до следующего поворота или дальше.
Алиса продолжала напирать на апокалипсис. Подбавляла драматизма. Ну, Игнат был не против. Пустыня и туннели теорию лишь подтверждали, но в этих зданиях был совсем вид... Тем более, после некоторых мыслей о возможностях местной транспланталогии. Одно дело "тарелки" и совсем другое - робокопы с приживленной кожей... или, может, наоборот... черт знает, лучше думать не об этом, а о том, что сулит подобная встреча в будущем. Не для наращивания панических настроений, а для просчета вариантов.
- Вопрос: зачем они их в функциональном режиме поддерживают, если не нужны. Это же масса энергии. И техника отвлекается.
Из чего можно сделать вывод: проблем с техникой и энергией в местном городе будущего нет. Есть проблема с нормальными разговорчивыми ребятами, которые узнают, как дела, откуда взялись и куда намылились. У высокотехнологичной расы, освоившей межпространственные переходы реакция должна быть поздоровей, чем у землян, которые только и ждут, когда инопланетяне их захватят или будут похищать на опыты. Вот, Алиса - прекрасный образчик ксенофобии. Или чего там фобии нужно в данном случае говорить? Сразу про лабораторию вспомнила. Вопрос только, про какую именно лабораторию она говорит: конкурирующей фирмы, которая организовала ее похищение или местной, как внизу, в подземельях. Да нет, те лаборатории уже явно закрыты и не действуют. А вот на Земле нужно было лучше думать. Перед тем, как давать согласие. Только вот... понятно: если тебе выпал шанс, ты все равно им воспользуешься, даже если будешь предполагать, что может случиться. "Может" - это вероятность. А вот, будучи прикованным к больничной койке навсегда, понимаешь, что здесь-то как раз никаких вероятностей, только данность. На чудо надеешься. Ну вот, не каждое чудо одинаково волшебно. Попользовалась - расплатись. Как говорится, в полночь сдай карету и туфельки.
Игнат думал отстраненно, как привык вскользь понимать чужие проблемы, никогда не делая их собственными.
- Не искали они помощи, - сообщил Игнат, игнорируя лабораторный пассаж. - Должны были видеть, куда пришли. У них в тоннелях - замаринованные пришельцы, вряд ли здесь было такое видовое разнообразие разумных форм жизни. Скорее уж, искали "материал".
Алиса еще и карту нашла. Отлично, теперь действительно стали понятны указатели.
- Главное, чтобы эти самые склады здесь были. А то вдруг они тут все на электричестве, - вновь припоминая "Отроков во вселенной", хмыкнул Игнат.

0

92

Алиса уже привыкла к тому, что Игнат отвечает не на все её вопросы. Настаивать на ответах не стала, всё равно не ответит, а только разозлится. Читать Игнату морали она тоже не собиралась, по себе знала, как это противно и как хочется сделать всё наоборот, когда тебе говорят, как правильно.
Скорее всего, Игнат был прав в том, что пришельцы явились не за помощью. Ну и хорошо, агрессора уничтожать куда проще. Совесть остаётся чиста.
- Здесь жизнь на основе углерода, как у нас, - Алиса тоже решила отвечать не на всё. Тем более, что всех ответов у неё всё равно не было. - Такой же или очень похожий состав атмосферы. Сила притяжения, по ощущениям, не отличается. И то, что их ткани приживаются в нас, говорит о том, что мы очень похожи, значит, и питаемся примерно одинаково. Органическому телу для функционирования недостаточно электричества, так что продуктовые склады тут должны быть. Другой вопрос, что они тут едят. Может, у них вместо нормальной еды сплошные таблетки, мы пройдём мимо и не заметим, что это еда.
Эта карта сводила с ума ещё больше. Она была огромной! Изображение заняло почти весь зал. Алиса догадалась, что это карта города, уже без пустыни. Разными оттенками зелёного были размечены участки карты: в центре яркое ядро, вокруг него почти весь город чуть темнее, а у самых краёв совсем тёмная, довольно широкая полоса. На этой полосе в центре купола, от которого в разные стороны ползли тощие трубы коридоров, горела красная точка.
- Жаль, что эту карту с собой не унести, - вздохнула Алиса. – Не слишком понятная, но хоть какая подсказка. Куда пойдём? К самому центру?

0

93

Игнат рассматривал карту, похожую на ту, что нашла Алиса, по технологии. Только теперь масштаб трагедии для ориентирования в пространстве оказался куда больше. Красный маркер, обозначающий их местонахождение, обнаружился на окраине циклопического города. Масштабирования не прилагалось, видимо, каждый нормальный местный планетянин должен был сразу сориентироваться… но Игнату все равно казалось, что до центра города, куда намылилась Алиса – еще топать и топать. И правда, хорошо бы найти местную кафешку или склад продовольствия. Он был согласен и на таблетки, и на косманавтскую пасту из тюбика. Лишь бы можно было обмануть желудок и унять зудящее чувство голода.
Ну вот, пожалуйста. Ведь работает же все. Какой смысл забрасывать технику, если даже и здание уже никому не нужно?
С одной стороны, Алиса, конечно, права. Если здесь и есть какой центр по переброске на Землю, то логично искать его там, где центр, где сосредоточены стратегически важные объекты, начальство и вообще… хотя если разработка секретная, энергоемкая и опасная (мало ли, кто с той стороны заявится), то наоборот…
- Думаешь, там центр управления… этим? – задумчиво, скорее у себя, чем у девушки, спросил Игнат. Ладно, если кто-то и в курсе, как отсюда убраться, то кто-то из главных. Хотя лично Игнат предпочел бы скромный указатель: «К межпространственному телепорту – налево, 200 метров». К сожалению, подобных указателей не замечалось.
- Такая крутая карта не может не быть интерактивной, - наконец, заключил Игнат. Присутствие Алисы вовсе не было причиной отказаться от совещаний с самим собой. Игнат огляделся. Хотелось бы понять, как в этой инопланетном дубль-гисе найти организацию по назначению.
- Тебе же удается договориться с местными технологиями, - сказал Игнат девушке. – Ну, так заставь его показать организации питания. Может, прикоснуться к чему-то надо. Или вопрос задать определенным образом.
В конце концов, среди них будущий ученый – это Алиса. Почему бы не понадеяться на ее смекалку. К тому же, если получится с едой, может получиться и с технологиями межпланетного путешествия.

0

94

- Если бы это была земная карта, я бы подумала, что там, - ответила Алиса, задумчиво глядя на ярко-зелёное ядро. - Как у этих, понятия не имею. Но мы должны выбрать какую-то цель. Если будем блуждать наугад, только заплутаем и выбьемся из сил. До сих пор мы шли от окраин по направлению к центру, думаю, надо продолжать. По крайней мере, на этом пути хоть что-то меняется. Или у вас есть предложение получше?
Она искренне надеялась, что Игнат что-нибудь придумает. Он производил впечатление человека, способного выпутаться из любой передряги. Жаль, что такой человек оказался врагом.
- Не договариваюсь я с ними, - Алиса опустила глаза, будто Игнат упрекнул её в том, что она способна открывать местные двери. – Честное слово, я не знаю никаких местных секретов.
Она положила руку на прохладную, будто каменную, поверхность цилиндра. Ничего не произошло.
- Где здесь можно поесть? – спросила она, чувствуя себя идиоткой, разговаривающей с компьютером, который воспринимает только заданные с клавиатуры команды.
Никакой реакции не последовало.
- Покажи выход на планету Земля.
Бесполезно.
- Покажи остановки общественного транспорта.
Снова ничего. То ли карта ждала других команд, то ли вовсе не обладала функцией распознавания речи.
Может, тут уместен нейроинтерфейс? Стоит подключиться к этой штуке напрямую, сразу всё станет понятно. Алиса нервно почесала затылок. Игнату о своём предположении говорить не стала, всё равно никакого толка от этой информации ему не будет. Рассмотрела цилиндр со всех сторон, но никаких разъёмов для подключения не нашла.
Алиса виновато посмотрела на Игната. Даже сказать было нечего. Он на неё понадеялся, а она ничего не смогла сделать.
- У вас бумаги и ручки не найдётся? – спросила она, думая о том, как не хочется снова идти по прозрачным переходам, лучше уж в единственный лифт, понять бы ещё, куда он ведёт. – Можно попробовать хотя бы зарисовать часть карты, если мы не можем взять её с собой.
Какой толк от карты, на которой всё равно нельзя наметить никаких целей? Алиса сама сомневалась в полезности своего предложения.
Чем дольше они находились в круглом зале с картой, тем тревожней становилось Алисе. Она старалась отгонять от себя мысли о том, что им с Игнатом никогда не выбраться из этого города. Какое бы они ни выбрали направление, результат будет одинаковым.

0

95

Игнат промолчал с видом "Ладно, ладно, я просто сказал!" Но потом не удержался и усмехнулся. Алиса с таким пылом бросилась опровергать мысль о том, что ей удается договориться с местными дверями и картами лучше, чем самому Игнату, будто ей обвинение выдвинули.
Попыхтев по этому поводу, Алиса все же попыталась найти общий язык с суперкартой, но никаких дополнительных обозначений так и не добилась.
- Спрашивать нужно на местном языке, - сказал Игнат. Нет, серьезно, если их научили понимать чужое наречие, могли бы научить и говорить на нем. Хотя бы разговорник какой подкинули. А может, все в комплекте, просто Игнат с Алисой пока не догадались, как этим бонусным пакетом услуг "Добро пожаловать" пользоваться?
- Ладно, не получилось и не получилось, - сказал Игнат. Алиса тут же вознамерилась зарисовать дорогу. Она поди хорошо рисует.
- Я запомнил, - сказал Игнат, не уточняя, какую именно часть карты он "сохранил в памяти". Алиса, конечно, тут разливалась по поводу того, что с Игнатом в инопланетных землях надежнее, но кто ее знает, возьмет и передумает, тем более, если у нее под рукой будет схема. Отпускать Алису в самостоятельное путешествие по весьма недружелюбному городу было слишком опасно.
- ЛАдно, слушай, самый надежный способ - найти кого-то из местных. Где жизнь - там и еда, - предложил Игнат. На заброшенном складе они уже были. Не особенно им это помогло: может, припасы в тех многочисленных ящиках имелись, да толку от этого.
Игнат ткнул в скопление небольших зданий, не похожих на промышленные, предлагая наведаться в местный "спальный район". Все равно он на пути в центр. Слегка напрягала полоса, отграничивающая здания от остального города. Но, похоже, такое зонирование здесь было нормой. По крайней мере, Игнат отметил еще несколько подобных "загонов" на карте.

0

96

- Найдёте вы этих местных, а они вам лазерным лучом в глаз. Хотя вы правы. Надо было подождать, пока те двое в себя придут и поговорить с ними. Я об этом не подумала.
Алиса не могла точно сказать, почему не обратила внимание Игната на то, что те двое остались живы. Может быть, из обыкновенной вредности, а может быть, потому, что не хотела бы стать свидетелем допроса, который Игнат наверняка устроил бы киборгам.
- Может, не все здесь такие воинственные? У нас же тоже, есть идиотские правительства, которые никак между собой договориться не могут, а есть простые люди, которые хотят жить, путешествовать и не обращать внимания на границы. Может быть, если доберёмся до жилых кварталов, сможем найти союзников?
Алиса сама не верила в то, что говорит. Но лучше уж настроить иллюзий, которые дадут силы идти вперёд, чем признать положение безвыходным и остановиться в ожидании смерти.
Как Игнат сумел что-то запомнить в этой карте, Алиса не представляла. Она даже не могла понять, где тут что, а он, видите ли, запомнил. Врёт.
- Ну, раз у вас такая хорошая память, вам и дорогу выбирать, - сказала Алиса, всем своим видом показывая, что ей уже надоело торчать под этим дурацким куполом и пялиться на непонятную карту.

0

97

Игнат хмыкнул. Алиса заговорила, как заправский партизан из движения сопротивления. Будто правительство лично ей что-то сделало. Комментировать не стал, хотя может, Алиса ждала, что он раскроет свои политические взгляды. Лично он никаких союзников искать не собирался, достаточно просто увидеть, где местные берут еду. А то как бы не получилось, что на возвращение в нормальную реальность сил не хватит.
- Как-то быстро ты от ученой перешла к революционерке, - поддел Игнат. - В твоем возрасте уже неплохо иметь устойчивые взгляды на жизнь, а не бросаться из крайности в крайность.
Он еще раз взглянул на карту, чтобы прикинуть, сколько может быть до ближайшего "загона". Вот вроде и несколько перекрестков, да только кто знает. Они ведь еще не вышли, может, все только кажется не слишком сложным.
- Ну, пошли.
Очень хотелось добавить "при одном условии". Неплохо быть уверенным, что в экстренной ситуации Алиса будет выполнять его приказы, желательно, без предварительного тщательного анализа и взвешивания вариантов. Пока будешь взвешивать, как бы кто не прибил ненароком. Но сказать такое вслух было бы ошибкой. Демонстрировать свою заботу бесполезно - все равно Алиса не поверит. А просто ставить условие - значит, продемонстрировать свою неуверенность.
В экстренной ситуации и разберемся. Тем более, что плавали - знаем. Да и какой смысл просить о предсказуемости, если Алиса сама не знает, что будет делать в следующую секунду?
Игнат пошел вперед. Обратно Алиса не побежит - делать ей там нечего. Ну, так и зачем время тратить на внушения?

0

98

- Какое вам дело до моего возраста и моих взглядов? – огрызнулась Алиса. - Что вы вообще о моей настоящей жизни знаете?
Ругаться с Игнатом она не хотела, но как-то так… само сорвалось. Подобное построение фраз с детства выводило её из себя. Вот и сейчас… не сдержалась. Ей даже стало чуть-чуть стыдно за это. Самую малость, почти не в счёт.
Игнат уверенно двинулся вперёд. Алиса снова подивилась такому самообладанию. У него же информации столько же, сколько у неё, если не меньше, да он ещё больше переживает о том, что будет после возвращения, чем она, вон как мрачнеет, стоит упомянуть заказчиков. Вероятно, серьёзные люди, страшные. Алиса хоть может быть уверена в том, что закон не нарушала… ну, почти, мелкое воровство и детские шалости с приводами в тогда ещё милицию не в счёт. А для Игната во всех направлениях тупик.
Алиса неожиданно для себя поняла, что сочувствует ему. И не хочет, чтобы с ним сделали что-нибудь противоестественное эти его… нехорошие люди. Тьфу! Нашла, кого жалеть! Самой надо спасаться, о себе думать, а не о том, кто её похитил и всё ещё собирается доставить этим самым… нехорошим. И всё-таки, Игнат был не таким уж плохим человеком. Алиса вспомнила, как он делился с ней водой и орешками, отдал ветровку, защищал от пауков. Не всякий поступил бы так на его месте. Одно только то, что он на свой риск снял с неё верёвки и даже оружие не стал отбирать, заслуживает уважения, поступив так, он ведь понимал, что она может попытаться его убить. Смелый человек. А то, что у него работа такая… ну, с кем не бывает?
На счастье Алисы, путь к выбранной Игнатом цели лежал не через наводящие ассоциации с лабораторными крысами стеклянные переходы, а через нормальный лифт. Алиса не стала дожидаться, когда Игнат заставит её открыть дверь, открыла сама. Молча вошла в кабину первая, остановилась в ожидании Игната. Тот не заставил себя долго ждать, и вообще, производил впечатление абсолютно уверенного в себе человека, будто и впрямь знает, куда идти. Алисе бы такую уверенность, или хотя бы умение создать видимость.
Открывшиеся с другой стороны лифта двери вывели их в очередной пустынный коридор с огромными окнами, соединяющий два здания. Создавалось впечатление, что выходы на улицу в этом городе вообще не предусмотрены, хочешь войти в соседний дом, найди коридор, который в него приведёт.
Алиса замедлила шаг, заметив за окном очередной летающий объект. Он был слишком далеко, чтобы можно было судить о его размерах.
- Похоже, они тут довольно часто летают, - сказала Алиса, провожая взглядом НЛО, пока тот не скрылся за далёкой высоткой.
В коридоре они так никого и не встретили, но дойдя почти до конца, Алиса остановилась.
- Смотрите, что это там, впереди?
Выход загораживала сетка из тонких полупрозрачных лучей, мерцающих красными искорками. Не будь этого мерцания, сетку можно было бы легко не заметить.

0

99

Алиса неожиданно надулась, как будто Игнат ее подловил на чем-то неприличном. Ему, в общем, было все равно, пусть попыхтит, если другого объекта для недовольства поблизости нет. Не понравилось, что повоспитывали? Да больно надо, Игнат в папы не записывался. Просто к слову пришлось. Для поддержания, так сказать, тонуса...
В общем, лучше посмотрим по сторонам. Странно, но глядя на карту, Игнат полагал, что "тоннели" на ней - это просто схематическое изображение дорог. Оказалось - фиг с маслом. Тоннели действительно имели место быть, переходили от одного здания к другому на разных уровнях. Город будущего, чтоб его. Смертный кошмар клаустрофоба.
Мимо пролетел еще один летательный аппарат. Игнат взглянул на него мельком. Летают, значит. Мимо - и ладно. Главное, чтобы стрелять не пытались и больше не подкидывали робокопов для теплых встреч.
Кстати, о робокопах.
- Те "пришельцы", которых нашли у нас, тоже были роботами? - поинтересовался Игнат, пользуясь тем, что тараканы в алисиной голове, похоже, пошебуршались и успокоились. Если подумать, тот скелет, нашедшийся в тоннеле под пустыней - неизвестно как при жизни выглядел. Может, тоже был таким робокопом. Но отчего-то Игнату казалось, что это было все же больше человек. Со скидкой на привод в черепушке, конечно. Значит, все же есть, кого искать. Наверное. Если только людей на этой планете не осталось так мало, что всю работу за них делают работы, а сами они сидят где-нибудь в центре мегаполиса на верхушке главного небоскреба, в номерах класса суперлюкс и никакие межпланетные контакты их не интересуют... тогда до еды далековато будет. И как Алиса узнала, что эти пришельцы были именно "отсюда"?
Тут они добрались до очередной преграды, для разнообразия выглядевшей как искристая решетка. Вывод: разный цвет перегородок на карте тоже имеет значение. Жаль, Игнат не слишком приглядывался, хотя его и посетила мысль...
- Руками не лезь, - посоветовал он Алисе. Мало ли, вдруг сигнализация сработает. А то и пальцы отрежет к робокоповой бабушке.
Игнат осмотрел стены по бокам от решетки. По традиции, никаких швов и намеков на переключатели. Нужно подумать.
- У эксперта есть мысли? - поинтересовался он, чтобы заполнить возникшую паузу. Пока пауза не превратилась в плавный переход к упадническим настроениям.

0

100

- Они не были роботами, - ответила Алиса на вопрос о пришельцах. - Они были киборгами. Живыми организмами, содержащими электронные компоненты, подключённые к живой нервной системе посредством переходника, который наши назвали искусственным нейроном. Этот искусственный нейрон, в отличие от самих электронных компонентов, так и не удалось воспроизвести. На данный момент, его можно только вынуть из одного организма и пересадить в другой. Есть ещё одна невоспроизводимая деталь – нейропроцессор. Эта штука отвечает за работу сложных систем имплантатов и взаимодействие с биологической нервной системой.
Алиса замолчала, предоставив Игнату самому делать выводы. Скрывать от него то, что известно ей, она теперь не собиралась. Чем больше у него информации, тем больше вероятности, что он встанет на её сторону. По крайней мере, ему будет из чего делать выводы и принимать решения. Иллюзия непричастности, которую он так старательно вокруг себя построил, рухнет.

Алиса и без предупреждения Игната не собиралась совать руки под красные лучи. Но и пялиться на них, как кролики на удава, было бессмысленно.
- Нет у меня никаких мыслей, - поспешила она ответить. – Разве что кинуть туда что-нибудь ненужное и понаблюдать за последствиями. И то не факт, что на живом организме сработает так же. Или вернуться в здание с картой и искать другой путь.

0

101

- Все другие выходы - дальше, - задумчиво сообщил Игнат, вовсе без мысли подколоть. Просто возвращаться не было смысла. Во всяком случае, пока они не попробовали... сделать что-нибудь. Бросить? Можно, конечно, и бросить. Игнат оглянулся в поисках какого-нибудь подходящего предмета. Да уж, если мебель тут и была, ее давно вынесли. Чего зря добру пропадать. Странно, что карту оставили. Спасибо наблюдателям, конечно, но мышки в лабиринте не будут дважды пробегать по одному тоннелю.
В любом лабиринте есть выход. И хорошо бы, у мышек была возможность прогрызть стену, чтобы вообще не получать представления о действии этой сетки. Слишком уж отсвет похож на обездвиживающий луч дронов. Спасибо, из этой кастрюльки мы уже хлебали...
Где-то на заднем плане все еще мешались мысли по поводу роботов и киборгов. В чем разница? Положим, киборг более близок к человеку. В смысле, частично сделан из человека? Пффф, ну и терминология у тебя, приятель, хорошо, что ты не доктор и в лабораторию тебя не пустят. Ладно, допустим, у этих робокопов куда больше человеческого, чем кажется на первый взгляд. Что там говорила Алиса? Электронные компоненты и искусственный нейрон? Игнат представил себе огромного паука, сидящего где-то в башке у робокопа и дергающего за ниточки нервной системы. Король синапсов, властитель нервных реакций. Не удивительно, что они даже не моргают без приказа. Идеальные солдаты. Только тупые. Видать, управляющий механизм не слишком замысловатый. Жирный, ленивый паук, не привыкший к активному сопротивлению извне. Значит, браслет... Игнат передернул плечами. Да уж. Что-то он расфантазировался. Может, Алиса потому и примолкла. Сама себя испугалась?
- Ты на них не похожа, - сказал Игнат. Не утешал, просто констатировал факт. В отличие от всех тех, кого они до сих пор встречали, Алиса - человек. Даже если сама себе уже надумала обратное. А может, и не надумала. Тогда хорошо, обойдется без лишних истерик на пустом месте.
Игнат открыл сумку. Можно, конечно, ее всю в решетку кинуть. Но вот так запросто лишиться всего небогатого запаса... В разрезе открывшейся молнии что-то мигнуло. Игнат вытащил цилиндр, один из тех, что прихватил со склада под землей. Эта гадость еще и едва ощутимо вибрировала, как будто почуяла цель.
- Отойди-ка в сторону. Подальше, - сказал Игнат. Мало ли. Это только в науке негативный результат - тоже результат.

0

102

- Смотря с какой стороны посмотреть, - Алиса так и не поняла, обращался ли Игнат к ней или себя старался убедить в том, что она – человек. – Внутри меня электронные компоненты, извлечённые из таких, как они. Я – первый настоящий киборг на планете Земля. За этими технологиями будущее, которое уже не остановить. Вопрос только в том, куда эти технологии будут направлены. Сальватов мечтал о прорыве в медицине. Но с таким же успехом можно, наверное, делать таких вот, безмозглых, каких мы с вами видели. Или… - Алиса задумалась, - вот вам, например, предложили бы изменить какие-нибудь свойства вашего тела, которые помогут в вашей работе и дадут вам преимущество перед большинством обыкновенных людей, вы бы согласились? Ведь если можно восстановить вышедшие из строя функции организма, можно добавить и новые.
Алиса послушно отошла подальше. Она уже сама задумалась над тем, что можно кинуть в красные лучи. Почти от всего бесполезного она уже избавилась, когда заталкивала в сумку запасные иглы. С зелёным шариком карты расставаться не хотелось. А вещь, которую Алиса считала по-настоящему лишней, нужно было сначала ухитриться снять с ноги.
Игнат чем-то запустил в решётку. Алиса не успела заметить, чем именно. Только подумала о том, что если красные лучи разрежут то, что бросил Игнат, ими можно будет разрезать и браслет на ноге. И плевать на маячок от взлома, или как там его Игнат назвал. Может, и нет там ничего, он её просто пугает, как маленького ребёнка, чтобы не пробовала снимать.
Надежды Алисы не оправдались. Блестящая штуковина звякнула об пол и откатилась к стене по ту сторону светящейся решётки. Лишь красное мерцание в момент соприкосновения с брошенным Игнатом снарядом вспыхнуло ярче, и тут же померкло, когда предмет пролетел дальше.
Алиса не торопилась лезть вперёд. Ждала разрешения Игната. Раз уж отдала ему привилегию выбора пути, пусть командует.

0

103

Стержень глухо стукнулся об пол, отлетев почти к самой стене и замер, едва заметно помигивая желтой лампочкой. Результат вышел подозрительно положительный. Игнат прищурился, пытаясь понять - исчезновение свечения свидетельствует о ликвидации решетки или просто о смене цвета?
Теперь уже пришлось рискнуть сумкой. Игнат поставил ее на пол и ногой подтолкнул перед собой. С сумкой ничего не случилось. В прочем, стопроцентной уверенности у Игната не появилось. Он жестом предупредил Алису, чтобы не спешила вперед, хотя она вроде и так не рвалась провести опыт на себе.
Невольно задержав дыхание, Игнат вытянул вперед руку. Ничего не произошло и это обнадеживало.
- Ну, и как ты думаешь: здесь сигнализация просто бесшумная или она не сработала? - поинтересовался Игнат, проходя мимо отключившегося заслона. За его спиной решетка тоже не включилась. Хотя было опасение.
Игнат подобрал стержень. Так и не понятно, что это. То ли оружие, то ли просто мастер-ключ такой. Может, его к любой двери сразу можно было применить? Хотя раньше Алиса сама справлялась. Обзавелась, так сказать, дополнительной полезной функцией.
Игнат взглянул на девушку.
- Я себя вполне устраиваю, - сообщил он, хотя вопрос был задан достаточно давно. Он тут же подумал, что лет через тридцать он, вполне возможно, переменит свое решение. Но тридцать лет еще нужно прожить, чтобы разочароваться в собственном стареющем организме.
Он указал на браслет.
- Есть и обратная сторона. Отключи твои суперспособности - и ты не знаешь, как воспользоваться теми силами, которые у тебя остались.

0

104

Светящаяся решётка, похоже, не была существенной преградой. Вспыхивала чуть ярче в момент прохождения через неё и снова становилась практически незаметной. С близкого расстояния вообще не разглядишь. Как свежая паутина в лесу между деревьями, видна только когда на неё попадает солнечный луч, а с близкого расстояния незаметна, пока не вляпаешься в неё лицом. Алиса поёжилась, вспомнив, как бывает противно влипать лицом в паутину... и какая жуткая паутина была внизу.
- Сомневаюсь, что здесь что-то может просто так не сработать, - ответила Алиса, наблюдая, как Игнат изучает пропускающую способность светящейся решётки. - Если мы не видим результатов, не значит, что их нет.
С Игнатом ничего не случилось, и Алиса пошла за ним.
- Ай! - вскрикнула от неожиданности, почувствовав, как по телу будто пробежал очень слабый разряд тока, когда она проходила сквозь лучи. В момент прохождения никакой красной вспышки вокруг себя Алиса не заметила. Наверное, вспышка тоже была видна только с расстояния.
Алиса обернулась и ничего не увидела за спиной. Но стоило отойти подальше, и красное мерцание возобновилось. Интересно, так специально задумано, или это случайно получившийся эффект?
Алиса уже пожалела, что задала Игнату вопрос о возможности модификации человеческого тела с помощью инопланетных технологий. Ещё чуть-чуть, и он догадается, что браслет она хочет снять не только для того, чтобы случайно не отключиться в самый ответственный момент. Если уже не догадался. И чего он ждёт? Что она так сразу подтвердит: да, я на самом деле боевой киборг, но эта штука мешает мне вас убить быстро и без угрызений совести, а после этого телепортироваться на Землю, как ни в чём ни бывало? Алисе самой стало противно от того, какой бред ей в голову лезет.
- Мои имплантаты не отключены полностью. Были бы они отключены, мы бы с вами сейчас не разговаривали. Похоже, эта штука блокирует только переключение режимов работы. У вас переключение режимов происходит естественно, вы даже не замечаете, как работают созданные природой механизмы, у вас просто учащается пульс или сужаются зрачки, и вам нет дела до того, какие химические процессы происходят в этот момент внутри вашего тела. У меня за некоторые подобные изменения отвечает машина, вот и все "суперспособности". Тот, кто сделал эту блокировку, хорошо знал особенности работы моего организма. Возможно, этот человек всегда был рядом со мной, я с ним каждый день здоровалась, и не знала, что он предатель. Получается, совсем никому нельзя доверять, да? И как так жить дальше? Вот вы, например, как живёте? Неужели совсем не боитесь, что кто-нибудь где-нибудь вас случайно узнает? Не вздрагиваете от неожиданных звонков в дверь или когда дорожный патруль останавливает вашу машину? Вы работаете один или у вас есть... помощники?
Может быть, не стоило спрашивать Игната о его работе, вон он как раньше злился при упоминании заказчика. Но Алисе хотелось увести разговор от опасной для неё темы. Даже если он сейчас огрызнётся или замолчит, будет лучше.

0

105

Ну, конечно, в мире будущего не нужно пинать заклинивший агрегат, чтобы завелся. Все предназначено для чего-то и работает в строгом соответствии с протоколом, даже если надобность в агрегате уже отпала. Не удивительно, что людей не видно - какой нормальный человек захочет жить в полном порядке, без неожиданностей и потрясений. Поди пойми этих инопланетян, если все так хорошо, чего на незнакомцев с пушками бросаются?
Игнат пытался понять, что произошло с Алисой. То ли решетка так быстро восстановилась, то ли просто на девушку местные устройства действуют по-другому? И что это - доказательство ее "киборговости"? Ну-ну, подумаем над этим по дороге.
Алиса продолжала гнуть свое. Игнат уже запутался: то ли она гордится своими сверхспособностями, то ли они особого значения не имеют, так, с боку припека, можно и без них, только неприятно.
Разговор как-то сам собой продолжился, будто они на прогулке. А вот пусть инопланетяне боятся: пришельцы явились, разгуливают, как ни в чем не бывало, еще и отношения выясняют, будто они не в гостях, а в своей квартире третий год семейной жизни отмечают. В прочем, Игнат все же проверил периметр прежде, чем отвечать на неудобные вопросы. Ну, вот чего она от него ждет? Что он ей начнет травить "профессиональные байки"? Или ответит по существу? Или хочет, чтобы он ей гадость какою-нибудь сказал, чтобы был новый повод подуться... Так вроде и без того поводов - хоть отбавляй, зачем еще новые. Женская душа - потемки. Смотри, как внезапно тему сменила.
- Я просто об этом не думаю, - сообщил Игнат, хотя ответ его и был не совсем верен. Он каждый раз предвидел все возможные последствия: и если поймают, и если не выполнит условия соглашения, и если вдруг заказчик поменяет планы. В жизни - не в кино, всякое бывает, ответственность внезапно начинает пугать, пересиливая желание обладать. Другое дело, что Игнат не ставит эти последствия во главу угла и не изводит себя страшными перспективами. Просто живет.
И не такое у него значительное предприятие, чтобы офис открывать. В лиге убийц он тоже не состоит. Тут главное - не светиться, но при этом - знать нужных людей. Не так уж сложно.
- Вот ты что, постоянно ждешь, что твои имплантанты отключатся и ты свалишься прямо посреди улицы?
И так понятно - нет. Если бы Алиса постоянно думала о том, что ей угрожает опасность, не пошла бы загорать, сидела бы под кроватью в обнимку с охотничьим ружьем... ну или чем там киборги обороняются, когда приспичит?
Издалека раздался гул, который постепенно нарастал. Как будто где-то включилась сирена. Несколько секунд протяжных звуков - и скрежет, как будто где-то заработал старый, но надежный, механизм.

0

106

Пока их продвижению вперёд никто не мешал, Алиса рассматривала город за  окнами коридора. Её внимание привлёк далёкий прозрачный купол, внутри  которого как будто зеленел лес. Конечно, с такого расстояния могло  показаться что угодно, но Алисе почему-то захотелось дойти до того  купола и заглянуть в него. Желание необоснованное, как в детстве, когда  ставишь себе цель доплыть до каких-нибудь дальних камней или забраться  на самое высокое дерево. Может, и не было под тем куполом никакого леса,  они же не встретили ни одного растения с тех пор, как прошли через  шлюз. Просто где-то внутри Алисы проснулся маленький ребёнок, который  отчаянно желал верить в чудо. В голове знакомым с детства ритмом стучали  строчки из песенки «Зимовья зверей», которую Алиса вместе с теми, кого  когда-то считала друзьями, пела под фальшивое бренчание старой  расстроенной гитары на лавочке под окнами какого-нибудь недовольного  гражданина: "Я никогда не ездил в скорых поездах, не убегал, не  догонял, лишь иногда бежал по кругу. Во мне однажды ночью поселился  страх, осел внутри меня смолой, и на безрыбье стал мне другом. Он  рисовал мне небо в уголке окна и в карту мира превращал обойные разводы.  Но я-то знал, что та волшебная страна лежала рядом, за стеной, на  расстоянии свободы…"  
- Я не исключаю вероятность сбоя,  технология ведь ещё не отработана, - спокойно, ответила Алиса Игнату  после некоторых раздумий. – На этот случай предусмотрена резервная  система поддержания жизненно важных функций, и Сальватову сразу поступит  сигнал, - она посмотрела на свой неработающий смартфон. – Это в теории.  На практике ни разу не приходилось использовать. И я не знала, что  можно вот так запросто ограничить функции моих имплантатов, как это  сделали вы. Какой там уже счёт, три - ноль? Или все четыре? Теперь,  наверное, и резервная система может не включиться. Очень жаль, что у вас  нет ключа. 
Она немного помолчала, обдумывая, как быть дальше.  Признание отсутствия ключа не решало проблему. От блокиратора всё равно  надо избавляться, даже если есть риск, что сработает эта самая защита от  взлома. Дело было не только в заблокированном скрытом оружии, которое и  оружием-то назвать можно было только с большой натяжкой, так,  экспериментальная игрушка, предназначенная только для того, чтобы  показать перспективы использования инопланетных технологий. Алиса  действительно боялась, что имплантаты могут отключиться во время смены  режима работы, как, похоже, и случилось в последний раз. Стоило,  конечно, проверить границы возможностей, но Алиса не могла себя  заставить сознательно вызвать ту жуткую боль, которой сопровождается  блокировка. В подземке ещё был шанс натолкнуться на какой-нибудь  полезный инструмент в заброшенных комнатах, здесь же роботы позаботились  о том, чтобы ничего лишнего не валялось. Да и позволит ли Игнат ей  спокойно сесть в уголок и заняться распиливанием браслета? Конечно же,  не позволит. Сейчас он такой доброжелательный только потому, что знает:  деваться ей некуда, а ему куда проще управляться с ней без конфронтации.  Она тоже это знает, потому и ведёт себя тихо, оправдываясь перед собой  тем, что усыпляет его бдительность.  Необъявленное перемирие, обманчивое  равновесие.
Тревожный звук впереди заставил Алису отвлечься от  размышлений и покрепче сжать игломёт, боеприпасов к которому в её сумке  осталось не так уж много. Она подошла к Игнату настолько близко, что  сама испугалась сократившегося расстояния. Она заметила, как он  напрягся, предчувствуя очередную опасность, но никакого намёка на страх  или неуверенность. "Мы так сроднились, что не разделить на два, а  страх пытался стать сильней, заткнуть меня за пояс. Но этой ночью  обошлось без волшебства, и страх, шагнув вперёд меня, попал под самый  скорый поезд..."
- Вы очень смелый человек, - теперь Алиса шла с  Игнатом почти рядом, отставая лишь на полшага, хотя раньше старалась  держаться от него как можно дальше. – Мне жаль, что мы с вами  познакомились вот так… неправильно. Мне бы хотелось быть на вашей  стороне.

0

107

Игнат покосился на Алису. Ну, в том, что она не запаникует от резкого шума, он был почти уверен. Не ожидал только, что она сразу начнет рассуждать о стороне. Хотя, какое-никакое, а отвлечение.
Можно подумать, сейчас у нее есть возможность оказаться на какой-то другой стороне. Может, стокгольмский синдром уже в развитии? Да нет, на "ты" не переходит, значит, все еще не путает Игната с другом.
Кажется, Алиса вообще плохо умела оценивать окружающих. Взять хотя бы этот ее браслет. Если и правда блокирует способности... она же сама говорит - даже не представляла, что ее вообще можно вот так вот запросто ограничить в возможностях. Оно, конечно, люди вообще не без фантазии. Но ведь это надо было знать не просто об эксперименте, а подноготную знать. Иметь доступ к тем имплантантам, которые вживили Алисе, причем достаточное для изобретения ограничителя количество времени. Да, промышленный шпионаж никто не отменял. Будь Игнат чуть более усидчив, сам бы занялся подобным: воровать секреты куда спокойней, чем людей. Не в плане доступности. Просто вопрос морали не встает.
Стоило бы придумать какой-нибудь ответ - для поддержания беседы, но Игнат слишком сосредоточился на том, что впереди ждет если не опасность, то какая-то смена обстановки. Хотя здесь любую смену обстановки следует воспринимать как опасность по умолчанию. И все равно Игнат невольно подумал: ну а вдруг? Вот просто так взял бы встретил ее... поди и внимания бы не обратил.
Коридор сделал еще один поворот и за стеклом - почти рукой подать - оказалось здание, уже привычно привычно полностью стеклянное, причем стекла были такие чистые, что лестничные пролеты казались зависшими прямо в воздухе.
- Глянь-ка, - сказал Игнат, хотя, в общем, мог бы и не комментировать. По лестницам неспешной вереницей спускались люди.

0

108

Алиса прилипла к стеклу, глядя на спускающихся людей. Рабочей одеждой и туповатыми выражениями лиц они были похожи на тех, которые встретились возле лифта. И у каждого в затылке нейроразъём. Только оружия, как у тех, не видно. Некоторые несли в руках небольшие ящики, Алиса предположила, что с какими-нибудь инструментами, у других в руках ничего не было.
- Думаете, они за нами? - шёпотом спросила Алиса, как будто из соседнего здания можно было её услышать. - Как муравьи. Каждый тащит свою травинку, повинуясь инстинкту, со стороны кажется, будто осмысленно. А глаза пустые. Мне страшно.
Услышать её, конечно, никто из них не мог. Зато могли увидеть. Алисе даже показалось, что чей-то неосмысленный взгляд скользнул по ней.
- От такого количества мы не отобьёмся, - задумчиво произнесла она. - Что будем делать? - она посмотрела на Игната, впрочем, не надеясь на то, что у него найдётся ответ.
Монотонный гул действовал на нервы. Алиса понятия не имела, что за механизм может так шуметь, и сквозь стеклянные стены не просматривалось ничего подходящего на роль источника звука. А чем меньше информации, тем тревожней.

0

109

Люди двигались без спешки, словно по какому-то заведенному графику. Когда они поворачивали на лестничном пролете, становилось видно металлические разъемы над воротниками однообразных роб. Не похоже, чтобы это нашествие было авральным, хотя недавний сигнал мог бы сойти за сирену. Люди смотрели в их сторону, но ничего не происходило. Никаких тычков пальцами или остановок. Игнат отчего-то заинтересовался, не шевелятся ли у идущих губы. Но, кажется, разговоры здесь не в чести.
- Они не вооружены, - сказал он на вопрос Алисы. Точнее, и на вопрос, и на ее признание. Зачем бояться, если люди не проявляют в твою сторону агрессии. Пусть себе идут.
- По крайней мере, мы знаем, что они есть. Мы же шли искать местных. Ну вот, нашли. Может, они на обед идут.
Очень удачно. Как раз совпадает с программой минимум в рамках поиска. Осталось только понять, до какого предела местные могут терпеть вторжение в свои дела? Раньше что-то они такого безразличия не проявляли. Разве что сейчас приняли Игната и Алису за "своих". Да ну, на фиг! Они даже по внешнему виду выделяются, а у этих, в соседнем здании, все было так нарочито однообразно, словно у них тут культ серости какой-то. Или социализм: все равны и всего поровну.
- Светлое будущее, - пробормотал Игнат. - Ладно, пошли. Наверняка есть какой-то переход.
Главное, чтобы там не оказалось очередной решетки. Хотя... с предыдущей они вроде не так уж плохо справились. То есть, он-то справился. Насчет Алисы теперь сомнения.
Там разберемся. Если будет - с чем.

0

110

- Мне страшно потому, что это будущее может стать нашим, - пояснила Алиса. - Инопланетян я, конечно, тоже боюсь, но это другой страх. И ваших заказчиков я боюсь, но они пока что не в счёт. И с теми и с другими можно бороться. А будущее... оно зависит не только от нас.
Она промолчала о том, что если оружия не видно, не значит, что его нет. Нечего наводить Игната на мысли о её собственных скрытых способностях. И про светлое будущее не стала комментировать. В политике Алиса мало что понимала, её взгляды сложились скорее под влиянием фантастических книг, чем учебников истории и собственного опыта.
- Сходить на обед я бы не отказалась. Сколько мы уже здесь болтаемся? День? Два? Кажется, будто целую вечность.
Местное солнце было почти в зените. А прибыли они сюда, скорее всего, вечером. Конечно, небо было напрочь затянуто облаками, но Алисе показалось, что всё-таки были вечерние сумерки, а не пасмурный день. Неизвестно ещё, сколько здесь длятся сутки.
Перехода в стеклянное здание из окна видно не было. Но здание было огромным, в отличии от тех, в которых они уже были. Алисе хотелось рассмотреть получше, что там внутри, но Игнат позвал идти дальше, и она не стала спорить.
Пока Игнат выбирал дорогу, проверяя, не затаился ли кто впереди, Алиса думала о том, как всё переменилось. Когда она пришла в себя в машине и впервые услышала голос Игната, ещё не до конца понимая, что произошло, никак не могла представить, что они через несколько часов будут вот так запросто идти рядом и беседовать, будто хорошие знакомые. Разумом она, конечно, понимала, что это необъявленное перемирие ничего не значит, но маленький ребёнок внутри неё отчаянно хотел забыть о том, что рядом находится враг, безотчётно довериться сильному и смелому человеку, способному найти выход и защитить в случае необходимости. Как это, наверное, замечательно, когда можно рассчитывать не только на себя.
Тем временем, погода за окнами начала портиться. На горизонте появилась тёмная туча, которая довольно быстро приближалась. Тонкий острый угол протянулся от тучи к земле. Алиса подумала, что Игнат был прав, когда решил, что в пустыне им делать нечего, и надо идти в город. Если бы она принимала решение самостоятельно, наверняка осталась бы там.

0

111

Странно, сколько человек ждет от будущего. И при этом ему всегда страшно. Мало ли что. Игнат не стал ничего говорить. Хотя - гиблое направление мыслей. Как только человек начинает думать, что от него слишком мало зависит, он теряет стимул действовать. В словах Алисы еще не было полной безнадеги, но сомнения уже прорезались. И конечно, спасибо парню с краю за то, что испортил впечатление от мира.
Сколько они уже без еды? Желудок упрекал: мол, непростительно давно. Часы ничего не говорили по этому поводу, по-прежнему стояли. И удивительно, что Алиса держалась чуть ли не лучше самого Игната. Но, в общем, раз никто не против обеда...
Переход между знаниями обнаружился не так быстро, как хотелось бы. За это время погода внезапно испортилась. Странно, при таком уровне развития... хм, всего, можно было бы поддерживать над городом вечное солнышко. С другой стороны - зачем утруждаться, если все равно никто на улицу не выходит. Может, радиация там или что-то типа?
Тоннель на этот раз был впечатляюще широким. На танке можно было бы прокатиться. Может, потому, что людей слишком много. Куда-то ведь они потом расходятся из этого здания напротив? Или никуда? На первом этаже столовка, со второго по двадцатый - офисы, дальше - квартиры. Удобно, все под рукой, не нужно тратиться на общественный транспорт. Проблема пробок решена радикально.
Хотя, судя по карте - этот участок Игнат запомнил, раз уж выбрал целью - здание было одним из комплекса подобных. В целом они образовывали не совсем ровный прямоугольник, центром которого была обширная площадка, пересеченная несколькими крытыми переходами. По крайней мере, Игнат так предполагал. Вокруг всего этого на карте была ограничительная полоса. Но пока они столкнулись только с одной решеткой и дальше шли без проблем. Поток людей уже почти иссяк, когда они все же перебрались в здание. Оставалось только следовать за припозднившимися.
- Видишь, они на нас внимания не обращают, - подбодрил Игнат Алису. По правде сказать, ему казалось, что эти люди вообще никого не замечают вокруг себя. Ну, то есть инопланетяне, но слишком уж похожи на людей. Опять же - со скидкой на разъемы, ввинченные прямо в головы. Они все были одеты почти одинаково и логика подсказывала, что среди идущих - есть как мужчины, так и женщины. Хотя логика земная, могла и подвести. А местная мода, похоже, признавала только унисекс.
Несмотря на заявление, Игнат не спешил нагонять хоть кого-то из идущих. Выглядят аморфными, но вдруг все же разорутся и начнут привлекать ненужное внимание? Камер в просторном коридоре без дверей, в который они вышли, не замечалось, но они и раньше в глаза не бросались. Не верь глазам своим, тем более, если не уверен в том, что вообще должен увидеть.

0

112

- Вижу, - тихо отозвалась Алиса, с тревогой поглядывая то на людей, то на приближающуюся бурю. - Как будто от человека у них только внешняя оболочка. А внутри засел паразит, как трематода в улитке или токсоплазма в крысе, - Алиса поёжилась. Богатое воображение на лекциях по паразитологии всегда подсказывало ей ужасающие варианты развития того, что она изучала. Тогда размышлять обо всяких фантастических вероятностях было своеобразным развлечением. Вот одни любят пугаться при просмотре фильмов ужасов, а Алиса предпочитала сама додумывать ужасы, основываясь на фактах, о которых большинство людей не задумывается. Скрытый мир микроскопических существ привлекал её не меньше, чем морские глубины. И вот теперь появилась возможность всерьёз поразмышлять над причудами эволюции. Что если паразиты на этой планете одержали вверх, и теперь контролируют людей подобно тому, как токсоплазма заставляет инфицированную крысу не бояться кошки и идти на запах кошачьих меток? Вслух она, конечно, не стала высказывать такое предположение, а то Игнат, чего доброго, решит, что она спятила. Но люди действительно вели себя неестественно, и какое-то объяснение должно существовать. Как и объяснение тому, как они здесь оказались. Можно не задумываться о причинах. Иногда даже лучше принять факт таким, какой он есть, чем тратить время на раздумья и сомнения. Но причина всё равно должна быть! И, учитывая необычность места, в котором они оказались, причина тоже должна соответствовать. Так почему бы не пойти дальше и не допустить, что какая-нибудь местная токсоплазма, на Земле надёжно блокируемая человеческой иммунной системой, нашла способ обойти защиту и подчинить себе всё человечество?
Всё-таки в мыслях о паразитах тоже был плюс. Они отвлекали от чувства голода и пусть совсем немного, но притупляли аппетит. Но от усталости отвлечься было нечем. Спускаясь по лестнице следом за Игнатом, Алиса несколько раз была готова навернуться. Конечно, ходить по городу было значительно легче, чем по пустыне, но время, проведённое на ногах и практически без сна, давало о себе знать. Алиса терпела молча, знала, что останавливаться сейчас нельзя. Нытьё имеет смысл только в том случае, когда с его помощью можно добиться желаемого. Здесь же ныть было бесполезно, всё равно ничего не изменится.
Они прошли три или четыре лестничных пролёта, следуя за толпой. Впереди был слышен только топот ног, и ни одного слова не прозвучало. Ни ворчания, ни ругательства, ни шутки. Разве так идут на обед рабочие? Наверное, так должна идти выбравшаяся из могил нежить на призыв мрачного некроманта. Фэнтези Алиса никогда не увлекалась, считала книжки про магию антинаучными и бесполезными для развития мозга, но сравнение с нежитью показалось наиболее подходящим.
- Как у них тут всё уныло и однообразно, - вполголоса сказала Алиса. – С тоски повеситься можно. Не хотелось бы мне так жить.
А тут ещё и солнце окончательно закрыли тучи. За окнами потемнело. Казавшийся издалека безобидным острый отросток облака уже превратился в маленький смерч, в вихре которого крутился ржавый песок пустыни.

0

113

Паразитами Игнат не слишком интересовался. Алисе виднее. Только, по его прикидкам, ни один паразит вроде не способен был подчинить себе человеческий мозг. А здесь - как будто и правда не люди, а машины. Или куклы. И эти клятые разъемы, о которых Игнат не мог не думать. Ну, неприятны они ему были. Будущее, как говорит Алиса. Вот не хотелось бы дожить. Хотя, наверное, многим понравится.
И потом - они ведь не у себя "дома", может, местные паразиты куда круче. Тогда, наверное, никто не обрадуется, если они попытаются вернуться. Своей дряни хватает, а тут еще инопланетную всякие тащат...
- Для подавления есть разные средства. Им могут просто что-то впаривать под видом витаминов.
"Или отправлять приказы прямо в головы... интересно, сколько раз за день они пользуются этими своими разъемами?"
Вслух Игнат, конечно, нагнетать не стал. И так уже... нагнали.
- Паразиты не заставляли бы их работать.
Хотя... можно, конечно, придумать какой-нибудь фантастический ход. Паразитам нужно потомство местных жителей, чтобы продолжать успешно существовать. Значит, нужно местных кормить, поить и создавать условия для размножения... Тьфу, кажется, желание есть поутихло. Все на этой планете наперекосяк.
Внезапно резкий завывающий звук сирены повторился.
- Тревога! Всем исполнителям, находящимся в блоке пять, проследовать в безопасную зону, - бесстрастно порекомендовал голос; на слове "пять" у него возникла еле заметная заминка, которую Игнат списал на трудности перевода - вряд ли ощутимо механический голос действительно забыл, о каком блоке сейчас беспокоится. Игнат на этот раз уже не удивился, что понял. Снаружи, за пределами здания, погода стремительно портилась, подкладывая городу маленькую циклонную свинью.
Хорошо, что они уже не в пустыне.
Жаль, что все идут не в столовую.

0

114

Алиса не успела ничего ответить. Сигнал тревоги! Уж не из-за них ли он включился? Вот и всё, конец мирного путешествия. Они, конечно, будут сопротивляться, но надолго ли их хватит?
Плохо соображая, что делает, она схватила Игната за руку. Как будто он мог защитить, как будто только от его смелости зависело, останутся они живы или нет.
- Это из-за нас, да? - испуганно спросила она.
Потом шёпотом добавила:
- Вы тоже... понимаете, что они говорят?
Пока кроме сирены и голоса ничего страшного не случилось. Алиса немного успокоилась. Отпустила Игната и даже немного отошла от него. Было стыдно за проявленную слабость. Нашла защитника. Как будто забыла, кто с ней рядом.
Люди тем временем продолжали спускаться по лестнице. Никто не вздрогнул от звука сирены, никто не остановился, прислушиваясь к голосу. Как шли, так и продолжают.
Алиса не спешила их догонять. Ждала, что скажет Игнат. Может, она зря вообразила, что у него больше опыта, но уверенности в себе точно больше, пусть даже видимой. Лучше уж верить в то, что он знает, что делает. И ему, наверное, проще будет принимать решения, если он будет чувствовать, что она ему верит... во всяком случае до тех пор, пока они не выбрались отсюда. Конечно, признаваться ему в том, что он был прав, когда выбрал направление к городу, и когда принял решение идти вперёд вместо того, чтобы вернуться и пробовать другой путь, Алисе не хотелось.

0

115

- Нет... да, - коротко ответил Игнат сразу на оба вопроса Алисы. Потом, когда она отпустила его руку и шагнула в сторону, как будто опасалась, что он ее дурит, все же решил развернуть: - За нами - так бы и сказали. Буря.
Наверное, потому и переходы между зданиями закрытые. Разгул стихии слишком опасен. Хотя... слабо верилось, что стеклянный коридор способен защитить, скажем, от внезапно налетевшего торнадо. С другой стороны - они ведь уже проверяли, материал прочный. Может, местные окна и взрывом не возьмешь.
Но зачем-то всех все же собирали в безопасном месте. Хм, исполнители. Рабочие? Или это общее название для тех, кто бездумно выполняет приказы? Значит что? Правильно, значит, есть те, кто эти приказы отдает.
- Пошли за ними, - сказал Игнат. Раз предупреждают - лучше прислушаться. Местным виднее, они здесь дольше, чем Алиса с Игнатом. - Не спеши. Похоже, им на нас начхать с высокой колокольни.
Действительно, даже сигнал тревоги не заставил местных срываться с места и нестись в убежище со всех ног. Как будто и не случилось ничего. С тем же успехом голос мог сказать что-нибудь типа: "На выходе раздают бесплатные пирожные".
Спуск завершался очередным коридором, идущим под уклоном вниз. Он отделялся от стеклянного коридора заметной круглой рамкой, за которой начинался новый участок - на этот раз без прозрачных стен; просто коридор с боксами, белыми и светлыми, стерильными, чем-то похожими на тот, в котором Игнат оставил Алису, когда решил, что она мертва.
Когда бокс заполнялся, звучал сигнал и поток людей направлялся в следующий. По прежнему без спешки, как будто на учениях. И в полной тишине. Без шуточек, вопросов, недовольства. Ну и народец здесь...
Можно было ожидать, что боксов ровно столько, чтобы вместить "исполнителей". Но когда подошла очередь Игната и Алисы, никакого сигнала не раздалось. И на них никто не смотрел. То есть, не смотрел специально, как будто всем было все равно. Скорее всего, так оно и было.
В боксе не обнаружилось ни диванов, ни даже лавок. Никто явно не собирался остаться здесь надолго. Люди просто выстраивались вдоль стен или где придется. Хотя бы не стройными рядами. Хаотично, но при этом умудряясь не толкаться, кажется, даже не задевая друг друга плечами. Завидная координация. И по-прежнему - молчание. Полное отсутствие интереса к происходящему. А может, смерч сейчас к чертям полгорода разнесет... кому какое дело, главное, они в безопасной зоне.
Игнат взглянул на Алису, раздумывая, стоит ли рисковать и говорить вслух. В этот момент послышался шум. Игнат невольно оглянулся. Упал один из стоявших у противоположной стены. За ним упал другой, третий... и в общем, все это у них выходило очень дружно, по-товарищески. По-прежнему, без единой жалобы. Так что у Игната возникли некоторые сомнения, что дым, который начал подниматься с пола, постепенно скрывая под собой тела, пустили именно для местных.

0

116

Алиса сомневалась, что можно вот так запросто доверять тому, что они тут слышат. Определённо, их поведение изучают. А значит, могут подсунуть любую дезинформацию, если она соответствует условиям эксперимента. Но спорить она не стала. Приступ страха прошёл. Пусть Игнат думает, что это он её успокоил, ей не жалко.
Дальше шли так же медленно и стараясь не приближаться. Буря за окнами усиливалась, Алисе даже казалось, что она слышит вой ветра. На самом деле, с улицы не доносилось ни звука.
Кажется, они опустились ниже уровня земли. Наверху было как-то… приятнее, что ли, если тут такое определение уместно. На синее небо, даже на песчаную бурю, смотреть куда веселее, чем на стерильно-белые стены. Как они живут в такой чистоте? Плюнуть некуда. Алисе захотелось непременно испортить эту белоснежную стерильность. Желательно, не своей кровью. Нацарапать на стене что-нибудь непристойное. Так, чтобы местным уборщикам пришлось основательно повозиться, стирая надпись… или рисунок. Рисовать она любила с детства. Сначала срисовывала зверей и птиц с картинок познавательных книг, потом часами просиживала в траве, рисуя цветы и насекомых. Потом были хулиганские рисунки на стенах и заборах – иллюстрации к скверным выражениям со всеми анатомическими подробностями. Вот нечто подобное ей и захотелось изобразить на здешней стене. И пусть инопланетяне голову ломают, что сия "наскальная живопись" означает.
- Может, не пойдём? – Алиса притормозила перед боксом. Ей было неприятно в компании этих… "муравьёв", и поступать так же, как они. Будто войдя в бокс, она подпишет бумагу о согласии стать такой же.
Игнат уверенно шагнул вперёд, и она последовала за ним. До сих пор он оказывался прав, выбирая дорогу. Хорошо бы и в этот раз так было!
Последний сигнал прозвучал, когда Игнат и Алиса вошли в бокс. Неприятно. Как будто их тоже посчитали за таких же… исполнителей. И что теперь? Выбор сделан, подпись поставлена, обратной дороги нет? Алиса с трудом пересилила желание броситься назад. Нельзя поддаваться панике. Если она сейчас побежит, может наделать глупостей. Что там Сальватов говорил? Самоконтроль – это единственный её пропуск обратно в нормальную жизнь. Если она провалит тесты, если эксперимент посчитают неудачным… он прямо не говорил, что с ней будет, а она боялась спрашивать. И так было понятно, что ничего хорошего. Потом она даже думать об этом перестала, потому что у неё всё шло хорошо. А теперь вспомнила, потому и заставила себя остаться на месте.
Поднимающемуся с пола дыму Алиса сначала не придала значения. Что мы, дезинфекции не видели, что ли? Но когда местные стали падать, она испугалась.
- Это… не похоже на дезинфекцию… - она растерянно посмотрела на Игната, стараясь понять, испуган он так же, как она или нет.
Местные падали, но на них двоих дым, кажется, не действовал. Или действовал медленнее? В любом случае, задерживаться здесь Алиса больше не собиралась. Она решительным шагом направилась к выходу из бокса. И больно ударилась о невидимую преграду.
- Зараза!
Алиса потёрла будущую шишку на лбу и приложила руку к преграде.
- Разблокировка невозможна, - произнёс неживой голос. - Дождитесь окончания процесса.
- Чего-чего? – возмутилась Алиса. – Открывай, давай!
Ответа не последовало.
Тогда Алиса изо всех сил ударила кулаком по преграде и полезла за лупой. Если не выпускают, делать всё равно нечего. Хоть к шишке холодный предмет приложить, и то польза.
Роясь в карманах, едва не рассыпала документы, среди которых затесалась металлическая карточка из серой сумки. Она была тёплой, нагрелась в кармане, прикладывать к шишке такую бесполезно. С лупой произошло то же самое. Надпись на карточке так и осталась непонятной. Алиса попробовала приложить эту карточку к преграде, ничего не произошло. Провела по преграде острым краем, нулевой результат. Перед тем, как затолкать свои сокровища обратно в карман, Алиса подержала в руках пропуск в НПО "Прогресс", на котором красовалась эмблема, нарисованная в каком-то ретро-фантастическом стиле, такая могла бы стать символом какого-нибудь сборника старой добротной фантастики, когда писатели ещё верили в светлое будущее и в возможность мирных контактов с инопланетными цивилизациями. Понадобится ли ей ещё этот пропуск? Почему-то казалось, что если она его потеряет, с ним пропадёт и шанс на возвращение домой. Будто пропуск каким-то мистическим образом мог открыть дорогу на Землю. Бред, конечно. Какая-то первобытная защитная реакция.
Алиса огляделась вокруг. На ногах не осталось никого, кроме них с Игнатом. Бесчувственные тела были скрыты дымом, но выше дым не поднимался. Алиса не чувствовала себя готовой потерять сознание, и Игнат, вероятно, тоже. Не так уж плохо. Оставалось ждать окончания этого самого процесса. Но как же страшно просто ждать!
Алиса прислонилась спиной к стене, поближе к выходу, и закрыла глаза. Если бы не подозрительный дым, она бы села на пол.

//Игнат уже видел эту эмблему на внутренней стороне браслета, который выдал ему заказчик. Вроде как штамп места производства или типа того.

0

117

Может, они бы и не пошли. Сомнения Алисы были понятны. Игнату вообще не слишком хотелось оказаться запертым с местными как в клетке. Мало ли - взбесятся и нападут. Все предыдущие контакты заканчивались не ахти как дружелюбно. Но вряд ли весь этот маневр с тревогой и торнадо затевался лишь для того, чтобы "гости" почувствовали себя в опасности и побежали прятаться вместе со всеми. Опасность, вероятно, была вполне реальной. Иначе такого вот протокола безопасности не существовало. И люди не шли стройной толпой, без вопросов и возражений в стиле "ой, а у меня файл не сохранен" и тому подобное. И наличие специальных камер-укрытий говорило за наличие угрозы. Если, конечно, местные не привыкли жить, как куклы в коробках: на ночь их убирают, а утром достают на работу.
Когда местные начали падать, Игнат еще раз отчетливо понял, что зря сближает их с людьми. Внешнее сходство, не более. Эти - как машины. Захотел - включил, захотел, выключил. Мечта политика - послушная паства.
Стадо.
Игнат успел мысленно себя обругать, что затащил девчонку в этот клятый бокс. Но сознание не спешило отойти в сторонку, как бы не при чем. Алиса тоже сообразила, что вот прям щас они не отключатся, что бы там в этой газовой камере с пола не подпускали. Вполне возможно, проблема все та же: их приняли за местных, но местные газы действуют на инопланетные организмы медленнее, не действуют, впишите свой ответ...
Или это все же банальная дезинфекция? Мало ли, чем грозит местным контакт с инопланетянами.
Алиса попробовала вскрыть замок изнутри, воспользовавшись карточкой. Прямо как заправский взломщик - с целым набором отмычек. Внимание Игната на мгновение привлек значок на одной из карточек, в мозгу тут же образовалась причинно-следственная цепочка и пара-тройка занятных вопросов. Но время было неподходящее, да и, в сущности, не Игната это дело - разбираться в хитросплетениях отношений заказчиков и жертвы. Во всяком случае - не сейчас...
- Процесс завершен. Во избежание возможных травм отойдите от двери, - посоветовал голос. У Игната зародилось подозрение, что не такой уж он бездушный и механический... если, конечно, это предупреждение - тоже не часть протокола. Кто его знает, может, местные бросаются к выходу и калечат друг друга.

0

118

Стоя у стены с закрытыми глазами, Алиса поняла, насколько сильно устала. И хочет есть. Пакетик орешков всё ещё лежал в сумке. Может, достать? Может, у них сейчас последняя возможность съесть эти орешки, и больше земной еды они не увидят никогда...
Остановка равносильна смерти. Стоило застрять в этом дурацком боксе, как в голову полезли совсем мрачные мысли, никак не способствующие сохранению боевого духа. Нет. Нельзя сдаваться. Игнат же не сдаётся. Разве она хуже него?
Алиса вздрогнула от неожиданности, услышав объявление о завершении процесса. Открыла глаза, осмотрелась. Дым рассеялся, будто его и не было. Но никто из лежащих на полу не собирался подниматься на ноги.
Алиса протянула руку в ту сторону, где только что была преграда. Ничего нет. Выход открыт.
Вышла молча. Оглянулась на Игната, будто спрашивая: ну и куда теперь? Возвращаться назад не хотелось. Сколько они уже прошли, а ничего похожего на столовую не встретили. Значит, вперёд. Дальше по коридору, мимо таких же, но пустых боксов. Как будто строились они в расчёте на большее количество народа.
Коридор закончился широкой лестницей и стеклянной перегородкой перед ней. Лестница вела в зал, по стенам которого стояли таинственно мерцающие в полумраке приборы. Может быть, из-за полумрака, зал не выглядел таким унылым, как оставшиеся позади коридоры. Здесь было так же чисто, но как-то по-другому, необъяснимо, непонятно, чуть-чуть тревожно. Далеко впереди виднелись лифты. И, кажется, один из них только что закрылся. Перед входом на площадку с лифтами как будто даже стоял кофейный автомат, или что-то на него похожее.
Стеклянная перегородка внешне ни чем не отличалась от многих других, оставшихся позади. Алиса уверенно приложила к ней руку, надеясь открыть.
- Ошибка идентификации, - последовал ответ. - Попробуйте ещё раз. Проходите по одному.
Алиса посмотрела на Игната, но он, кажется, не прикасался к стеклу.
Алиса повторила попытку. Медленно, осторожно.
- Ошибка идентификации. Попробуйте ещё раз. Проходите по одному.
- Чёрт! - Алиса пнула стекло ногой, забыв, что не в ботинках. - Чтоб тебе... пусто было.
Никакой реакции. Вероятно, пинки и ругательства попыткой идентификации не считались.
Огоньки приборов и подсвеченная спокойным зеленоватым светом далёкая площадка с лифтами теперь показались Алисе ещё заманчивее. Не случайно же к ним нет доступа. И что значит это "проходите по одному"? Игнат же к стеклу не прикасался.
Алиса отошла подальше, предоставляя Игнату возможность попробовать самому открыть стеклянную дверь. Может, у него получится? Хотя вряд ли, до сих пор же не получалось. Или кто-то изменил настройки, и теперь все двери будут открываться перед Игнатом, а не перед Алисой?

//Игната эта штука тоже не пропустит, но с другой ошибкой: доступ запрещён.

0

119

Чувствуя себя весьма неуютно, Игнат вышел следом за Алисой. Можно сколько угодно рассуждать о свободе и рациональности власти, пока сам не оказываешься в роли мыши, бегущей по лабиринту. Если ты особенно умная мышь и понимаешь, что тот, кто построил лабиринт, будет выбирать, где тебя треснет током, а где оставлен сыр - тебе повезло еще меньше. Считай, совсем не повезло. Чем меньше думаешь о своей свободе, тем легче подчиняться.
Игнату уже порядком надоели эти блуждания. И если раньше он мог уверенно сказать, что идет туда, куда сам решает, то теперь сомнений все больше. Может, в пустыне так оно и было. Может, в тоннелях - тоже. Но здесь, в этом городе марионеток совсем неуютно. Такое ощущение, что некуда идти: вокруг одни машины. Живые и неживые - не важно. Препротивное ощущение заведомой решенности. Есть только один верный путь и если свернул не туда - ударит током. Или придут злющие робокопы и погонят, куда нужно.
Нужно было остановиться и подумать, но внутренний голос настойчиво подсказывал, что остановиться опять не дадут. Игнат и не думал, что слова Алисы про слежку застрянут в его голове и прорастут оправданной паранойей.
Нет, Игнат вовсе не был против играть по правилам. Правила есть всегда. Их устанавливает заказчик, но он тоже вынужден ориентироваться на те правила, которые устанавливаешь ты сам. А здесь... черт его знает, чего нужно этим инопланетянам и чего они, в итоге, добиваются. А правила придется соблюсти, похоже. Чтобы вообще куда-то добраться.
Странно, что раньше ему эти мысли не слишком мешали. Да и если бы мешали... что дальше? Всевозможные двери, засовы и тупики останавливали их, лишая вариантов. Обидно. Игнат уже привык к демократичной свободе выбора.
- Не спеши, - предостерег Игнат, но и так было понятно, что кто-то невидимый поменял условия. Эта дверь не спешила впустить Алису. И еще это "проходите по одному". А то что? Робокопы в дверях застревают и дорогостоящие конечности отламывают в тупом усердии?
Он хотел отстранить девушку, но Алиса уже и сама отошла. Игнат дотронулся до прохладной поверхности.
- Доступ запрещен. Нарушение допустимых границ активности, - безучастно сообщил бесплотный голос. Игнат взглянул на свою ладонь. Значит, к какой-то группе "допустимой активности" его все же причисляют. Даже не пытаясь идентифицировать.
Игнат развернулся к Алисе. Хмуро взглянул на причину своих неприятностей. Да уж. Лакомый кусочек, ничего не скажешь.
- Если останешься одна... - начал он, пытаясь нащупать в мыслях самую подходящую рекомендацию. Ну, и что ей посоветовать? Не злить инопланетян? Не дрыгать лишний раз длинными ногами, чтобы не вызвать нездоровый интерес? Или сказать что-нибудь пафосное? Типа: "Не дергайся, я тебя сам найду?" Ага, и эдак эффектно затвор передернуть, раз уж подходящего музыкального сопровождения нет.
- На твоей карточке та же эмблема, что и на этой штуке.
Пожалуй, если девчонка выкарабкается, это ей пригодится больше. Чувство самосохранения за пять минут не воспитаешь.

0

120

Ничего у Игната не получилось. Только добился другой ошибки. Вероятно, ошибки могли послужить подсказкой, не случайно же они озвучивались. Только думать над словами автомата Алиса уже не могла. Слишком устала.
- У меня нет сил возвращаться назад, опять идти мимо этих... - тихо сказала она. - Давайте отдохнём.
Алиса села на пол рядом со стеклянной дверью. Достала орешки, протянула пакетик Игнату. Прислонилась щекой к прозрачной поверхности, стараясь сообразить, что здесь не так. Что-то нарушало привычное восприятие. Вдруг она поняла: стекло ничего не отражает. Никакое это не стекло, конечно, просто Алисе привычнее было называть прозрачную преграду стеклом. Они находились в светлом помещении, по другую сторону преграды царил полумрак, но никаких отражений, мешающих смотреть вперёд.
Алиса заметила движение. Будто чья-то тень заслонила какой-то прибор. Потом открылся лифт. Из него вышли двое и остановились друг напротив друга. Будто разговаривали или ждали кого-то. Оба внушительного телосложения, в тёмной одежде. Или одежда только казалась тёмной из-за света на площадке.
Может быть, стоило убраться отсюда. Но Алиса уже не могла сдвинуться с места, так и смотрела на этих двоих бездумно, почти что равнодушно. Плевать уже на всё. Выхода нет. Только иллюзия свободы. Может, прав был тот, который предлагал сдаться без сопротивления. По крайней мере, что-то уже решилось бы. Какой смысл слепо бродить в лабиринте, если всё равно нет шансов выйти из него? Всё равно что судорожно пытаться что-то выучить перед дверью, за которой проходил экзамен, после того, как весь семестр провалял дурака, и пропускать вперёд всех, оттягивая свой неизбежный позор.
На Игната, похоже, закрытая дверь тоже подействовала не лучшим образом.
- Не оставляйте меня больше одну, пожалуйста, - тихо ответила она. - Я тогда... свихнусь, наверное. Конечно, я предпочла бы никогда с вами не познакомиться, во всяком случае, не так, и мне бы хотелось вернуться на Землю через разные выходы, вы же понимаете, мне с вами не по пути, моя жизнь мне дороже, чем ваше успешное выполнение задания. Но здесь... кроме вас, у меня никого нет.
Конечно, она поняла, что он имеет в виду. Но говорить вслух о том, что их путешествие непременно закончится вовсе не возвращением на Землю, не хотелось.
- На какой карточке? - Алиса почему-то подумала о металлической карточке из серой сумки.
Достала её, ещё раз посмотрела на непонятную надпись. Потом огляделась вокруг, стараясь найти то, где Игнат увидел такую же.
- Вы понимаете, что это означает? - спросила она.
Убедившись, что Игнату тоже ни о чём не говорят вырезанные на металлическом листе символы, она сказала:
- По-моему, это не они сделали. Как и тот пистолет. Он ещё у вас? Я сначала думала, что сумка принадлежала тому убитому технику. А теперь мне кажется, что её оставил тот, кто его убил и разнёс оборудование. Эти ведь зачем-то переводят нам надписи. А здесь перевода нет. Может, если мы найдём тех, кто это сделал, у нас появятся союзники? Если они, конечно, ещё живы. Тому скелету, небось, не один год уже...
От рассуждений Алису отвлёк тихий, на грани слышимости, звук. Будто где-то далеко сдвинулась бетонная плита или открылся очень тяжёлый люк. Она замерла и прислушалась, не показалось ли? Посмотрела на тех двоих, у лифта. К ним присоединился третий. Теперь все трое стояли перед одним из приборов. Со стороны выглядело, будто один из них проводит экскурсию в музее, а двое других внимательно слушают.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Мёртвая зона". Игнат и Алиса