Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Столкновение с Системой". Игнат и Алиса


"Столкновение с Системой". Игнат и Алиса

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

When We Stand Together

Столкновение с Системой
Кровь свернулась в ртуть,
И нельзя уснуть,
Лампы светят ядерным огнём...
(Сети)

Персонажи: Алиса, Игнат

Краткое содержание предыдущих серий: Она - приёмная дочь известного учёного. Он - профессиональный похититель, получил заказ на её похищение. Заказчик предупредил: девушка не должна успеть оказать сопротивление, и выдал устройство, способное заблокировать её силу. Он успешно её похищает, но по дороге к заказчику его машина попадает в бурю, после окончания которой наши герои оказываются посреди пустыни, в мире, захваченном киборгами, где для людей больше нет места.

Игнат принимает решение идти в сторону города, очертания которого видны на горизонте. Только там можно узнать, куда их занесло и как отсюда выбраться. Алиса добровольно идёт с ним, потому что понимает: даже если ей удастся сбежать от похитителя, выжить в пустыне одна она не сможет. И вдвоём больше шансов вернуться на Землю. О том, что будет после возвращения, она старается пока не думать.

Алиса требует снять с неё ограничитель. Игнат требует объяснений. Алиса рассказывает: над ней провели эксперимент с использованием инопланетных технологий и биоэлектронных компонентов, извлечённых из тел пришельцев, явившихся, скорее всего, из этого мира. Ограничитель всё равно остаётся на Алисе, потому что ключа от него у Игната нет.

Обитатели города встречают путешественников враждебно. Игнату приходится оказаться "с противоположной стороны силы", почувствовать себя на месте тех, кого сам похищал.

Soundtrack

[audio]http://pleer.com/tracks/6844176j7bg[/audio]

Предыдущий эпизод: "Мёртвая зона". Игнат и Алиса
Следующий эпизод: "Шпионские игры". Игнат и Алиса

Отредактировано Cybersystem (2015-06-10 13:06:47)

0

2

Если бы Игнат все еще был в сознании, он, пожалуй, подумал бы что-нибудь едкое по поводу того, что шестеро вооруженных дартов вейдеров (явно имел место факт появления продвинутой модели местных, так сказать, переработанной и дополненной - по крайней мере, эти не медлили с применением оружия и были осторожней в своих действиях) на одну хрупкую девушку - это либо уважение к ее суперменским (хм... супервуменским?) способностям, либо паранойя... есть ведь какая-нибудь фобия, подразумевающая патологическую боязнь пришельцев? Альенофобия или что-то вроде того. Ксенофобия восьмидесятого левела, в общем. Едрен армагеддон.
Но, в общем, Игнат не был в сознании, а потому Алисе пришлось разбираться со всем самой. Наверняка ей было не очень приятно оказаться в компании не особо разговорчивых инопланетян. По крайней мере, нечто подобное было ее аргументом в пользу Игната еще минуту назад, до нападения.

0

3

Один из охранников-исполнителей подобрал игломет.
- Не оказывать сопротивления.
Двое остановились возле Игната как будто в задумчивости. Но те, кто не делают шага без приказа, вряд ли будут думать над тем, что предпринять. Отчет был обработан и приказ получен. Девушка не получила серьезного ранения: приказ подразумевал обезвреживание, но не убийство. Все действия соответствовали протоколу. Был применен сканер и считанные жизненные показатели были приравнены к удовлетворительным. Было изъято оружие и все, что могло считаться таковым. Были изъяты личные вещи - их необходимо было предоставить для исследования. Ничего нельзя было забирать. Но никто бы и не подумал присвоить то, что требовалось распорядителям. Поскольку приказ поступил только одному из охранников, он сказал остальным:
- Корпус изучения. Блок А.
Он недвусмысленно шевельнул рукой, указывая на девушку. Далее протокол предполагал лишить объект возможности воспринимать дополнительную информацию, которую можно было бы расценить как шпионаж. Поэтому после того, как девушку подняли на ноги и застегнули на руках наручники, на голову ей надели шлем с закрытым щитком. Видеть что-либо она уже не могла. Слуховой канал также был частично нейтрализован. Равно как никто не собирался вступать в контакт и отвечать на вопросы.
Просто движение вперед.

0

4

Алиса рада была бы оказать сопротивление, но движения получались слишком медленными, будто плотность воздуха вокруг неё внезапно увеличилась. Она попыталась достать скальпель из сумки, но сумку отобрали, а её саму бесцеремонно поставили на ноги.
- Мы пришли с миром, мы только защищались, - пыталась оправдываться Алиса, пока двое держали её, а третий сначала сканировал небольшим устройством, излучающим уже знакомый красный свет, потом обыскивал и надевал наручники. - У нас не было другого выхода. Мы вообще не хотели к вам заходить, но ваши роботы первыми на нас напали и сломали нашу машину, - она не собиралась уточнять, что ей в той машине всё равно не светило ничего хорошего, и по большому счёту, нет особой разницы, где будет находиться лаборатория, в которой она закончит жизнь - на Земле или на другой планете.
Никто её не слушал и не собирался ей отвечать. Двое других занялись Игнатом, но Алисе было плохо видно, что с ним делают, потому что Игнат лежал на полу, и киборгам пришлось склониться над ним, загородив Алисе видимость. Шестой, похоже, был командиром, и только отдавал приказы.
Корпус изучения, значит. Ну всё, конец. Разберут на запчасти, и всё, не будет больше единственного прототипа первого на Земле киборга. Возможно, после неё будет кто-то другой, Сальватов же не остановится, доведёт дело до конца... если успеет. Не успеет он, успеет кто-то другой. Прогресс не остановить. Но Алисы уже не будет...
От таких мыслей Алиса не выдержала и расплакалась. Со слезами пришла злость. Она попыталась из последних сил вырваться, её удержали, кого-нибудь укусить, не получилось. Прежде, чем на неё надели шлем, успела отметить, как спокойно стоят те, за стеклянной преградой. Продолжают заниматься своим делом, как будто не видят, что происходит здесь. Ну хоть бы голову повернули, посочувствовали или позлорадствовали, хоть бы какое-то проявление нормальной человеческой реакции. Ничего.
Шлем отрезал Алису от всего остального мира. Тишина и темнота. И страх! Алиса предпочла бы видеть опасность. Полная неизвестность страшила ещё больше. Алиса даже позавидовала Игнату, лежащему без сознания. Она бы тоже не отказалась потерять сознание, ничего не знать, ни о чём не думать, и тогда пусть убивают, пусть делают, что хотят, лишь бы она при этом ничего не чувствовала. Но инопланетяне не торопились лишать её сознания.
На месте стояли недолго. Потом Алису куда-то повели, она даже не поняла, в какую сторону. Идти было тяжело, будто в воде против течения. Притормозить не получилось, казалось, киборги даже не заметили её попыток помешать продвижению вперёд.
Пешком шли недолго. И лестниц Алиса не заметила. Значит, всё-таки была какая-то потайная дверь в этом коридоре. По пути Алиса только один раз споткнулась о какой-то невысокий порог, но упасть ей не дали, держали крепко. Потом её усадили в глубокое мягкое кресло, пристегнули ремнями, не снимая наручников и шлема. В полной тишине транспорт тронулся, Алисе показалось, что мчатся они на очень высокой скорости. Наверное, этот корпус изучения находится далеко. Алиса желала, чтобы в пути что-нибудь случилось, чтобы они не доехали до этого корпуса, чтобы у неё появилась возможность сбежать.
Усталость взяла вверх, как только Алиса оказалась в мягком кресле без необходимости куда-то идти. Скорость успокаивала, и Алиса быстро заснула, пользуясь тишиной, темнотой и возможностью оставаться на одном месте.

0

5

Небольшой охранный катер доставил отряд и оба образца в прицентральную зону Города. Во время движения девушка перестала подавать признаки жизненной активности, войдя в энергосберегающий режим. Это состояние было признано неопасным. Информация была передана в центр, но ответный распоряжений не поступило. Протокол не подвергся изменениям.
Оба образца были доставлены в корпус исследования. Девушка была приведена в режим готовности: командир убедился, что она в сознании, хотя реакция была снижена - благодаря препарату. Мужчина активации не подлежал: доза дестабилизатора не предполагала быстрого восстановления. Двое его тащили, не особо заботясь о том, чтобы делать это аккуратно. Особых распоряжений не было.
С девушки сняли шлем. Остановка произошла в дезинфекционном подблоке. Прямо перед девушкой была дезинфекционная капсула. Узкое пространство, по кругу ограниченное стеной, пористый пол. По другую сторону от капсулы уже показались охрана из блока А, а с ними - наблюдатели. Один из них принес серый типовой комбинезон исполнителя.
Командир отряда охраны, получив приказ, повернулся к девушке. Четко сказал:
- Одежду оставить внутри.
Одежда подлежала уничтожению.
Дезинфекция предполагала надежность. Ни один из охранников с этой стороны не переступит границу корпуса изучения, но раз образцы должны быть доставлены - их следует обеззаразить. Первичная обработка была проведена в корпусе исполнителей, но она была признана недостаточной.
Дверь капсулы открылась перед девушкой. Мужчину отправили во вторую капсулу. Его ждали двое исполнителей под надзором наблюдателя.
- Внутрь, - сказал девушке охранник.

Отредактировано Cybersystem (2014-12-23 18:00:32)

0

6

Выспаться не дали. Растолкали грубо. 
- Куда в такую рань? Темно же! – пробурчала Алиса, собираясь повернуться на другой бок и с головой зарыться в одеяло. 
Не получилось. Острая кромка больно врезалась в порез на запястье,  заставляя проснуться. И вспомнить события последних двух дней. 
  Алису подняли на ноги. Снова куда-то повели. В темноте и тишине. И всё  так же – как в воде, против течения. Сколько же будет действовать эта  штука, которой в неё выстрелили?
Очень хотелось задействовать  имплантаты. Разорвать темноту, выстроить отсутствующую картинку, как она  не раз делала в лаборатории. Полностью привычное зрение не заменить, но  хотя бы по очертаниям предметов ориентироваться будет легче. Земные  инструкции потеряли смысл, значит, всё можно. Она сдержала это желание,  зная, что будет. Хотя, может оно и к лучшему. Отключиться и ничего не  чувствовать. Пусть делают, что хотят. Но боль… такую боль вызвать   осознанно у Алисы не хватило духа. Она даже запретила себе думать об  имплантатах, как бы случайно не сработали. 
На этот раз шли долго.  Наконец остановились. С Алисы сняли наручники, потом шлем. Она  зажмурилась от яркого света, и некоторое время стояла, хлопая глазами и  стараясь понять, куда её привели. 
Какой-то шлюз. Дырявый пол, всё  та же чистоплюйская стерильность вокруг, от которой уже противно.  Очередная дезинфекция, что ли? Сколько же можно?! Входить было страшно.  Как будто с этой стороны ещё есть дорога назад, а с той её уже не будет.  С той стороны уже ждали. Слишком много вооружённых людей на одну  беззащитную девушку. Эти что, тоже её боятся,  как те психи, которые  пытались отключить жизнеобеспечивающее оборудование в лаборатории? Или  они всегда так гостей встречают?
Алиса огляделась по сторонам в  поисках Игната. Рядом его не увидела. Испугалась. За него, за себя, за  родную планету, которой грозит вторжение вот этих…
Командир отдал  приказ. Алиса обернулась к нему. Посмотреть бы в глаза. Но глаза скрыты  зеркально-чёрным шлемом, в котором Алиса увидела только своё испуганное  отражение. 
Это конец. "К чёрту зонт, теперь уже всё равно. Танец и дождь никогда не отпустят тебя. В их мокром объятии не видно родное окно"
- И не подумаю, - с обидой и злостью ответила она. – Я у вас надолго  задерживаться не собираюсь. Меня дома ждут. И уйду отсюда в той одежде, в  которой пришла.
Протест, кажется, никого не удивил. Вообще не  произвёл никакого впечатления. Командир собственноручно втолкнул Алису в  открывшуюся дверь, когда она проигнорировала второй приказ. Она даже  выругаться не успела, как дверь захлопнулась. 
- Хам, - пробурчала Алиса, усаживаясь на пол. – Что б вы все провалились с вашими пауками, дезинфекциями, приказами...
Из щелей на полу и потолке вырвались тонкие струи воды. Не газ, а вода,  настоящая вода! Взлетая вверх, струи распылялись на мельчайшие капли.  Тёплые, живые, настоящие. Алиса не знала, можно ли пить эту воду. Она  уже давно хотела пить, а воду в бутылке Игната они экономили... зря.  Плевать теперь на все предосторожности. Алиса набрала воды в ладони и  начала жадно пить. Вода имела солоноватый привкус какого-то антисептика.  Пахла грозой, радугой после дождя, чем-то неуловимо-знакомым. Если  закрыть глаза и забыть об окружающей обстановке, можно представить, что  находишься где-нибудь на природе, рядом с настоящим водоёмом, в тихий  летний вечер. Алиса немного взбодрилась. Хоть что-то приятное в этом  стерильном городе. Хоть бы такая дезинфекция продолжалась подольше!
Она не собиралась снимать ни одежду, ни обувь, ни фенечки и кожаные  ремешки с рук. Некоторые из них даже не снимались вовсе, другие – только  с мылом. Некоторые были памятью о людях, которые оставили в жизни Алисы  короткий, но яркий след, и с которыми её пути вряд ли ещё пересекутся.  Оставить всё это здесь символически означало порвать последние связи с  Землёй и теми, кто на ней остался, смириться с обстоятельствами,  признать поражение.
Выходить из капсулы она тоже не собиралась. Им  надо - пусть сами её достают. Ей и здесь неплохо.  Да и не смогла бы она  сейчас подняться с пола без посторонней помощи. 
Как странно  история повторяется. Кажется, вчера, сидя возле машины Игната, она  думала точно так же. А сейчас Игнат уже не кажется таким враждебным.  Может, и с этими можно договориться? Не такие уж они плохие, как  кажутся, вот сейчас они выяснят, что произошла ошибка, и Алису с Игнатом  отпустят на Землю. Ага, размечталась. Прав Игнат, те, с кем можно мирно  договориться, не устроили бы такого безобразия, которое они видели в  туннелях. 
При мысли об Игнате стало совсем тоскливо. Где он  сейчас? Что они с ним сделали? Сможет ли он её найти? И будет ли искать?  Чтобы искать или не искать, надо сначала сбежать. А как тут сбежишь?  Все пути перекрыты. Игнат всё-таки не сверхчеловек, что бы она о нём ни  думала, сквозь стены ходить не умеет. Помощи ждать не  откуда. Думать о  будущем страшно.
Алиса прислонилась к стене, сырая футболка налипла  на спину. Ссадины слегка щипало, как от перекиси водорода. Алиса  вытянула ноги, насколько это было возможно в узкой капсуле. Закрыла  глаза и постаралась ни о чём не думать хотя бы эти несколько минут, пока  от неё все отстали. Просто сидела и наслаждалась водой. Может быть,  последний раз в жизни.

Отредактировано Алиса (2014-12-18 18:26:39)

0

7

Сопротивление было бессмысленно своей неперспективностью, но не вызвало ни удивления, ни возмущения, ни каких-либо других заметных откликов. Охрана внешнего блока, которая доставила образцы, осталась бесстрастна, молчание длилось достаточно долго, чтобы понять - запрашивается добавочный протокол. Охрана из блока исследования также запросила протокол и получила приказ ждать.
Возможно, седативный эффект дестабилизатора дал нежелательный эффект: вместо безоговорочного подчинения полная апатия. В таком случае следовало заменить одежду на образце самостоятельно. И конечно, сделать это должен был отряд из внешнего корпуса: нарушать стерительность прицентрального корпуса исследования протокол запретил. Охрана и наблюдатели с той стороны остались на месте. Ожидание не сопровождалось недовольством. Это было просто ожидание.
Вода в дезинфекционной капсуле заметно попрохладнела, а затем заметно усилившиеся струи и вовсе стали ледяными.
- Одежду оставить внутри, - без недовольства или нетерпения, а равно и без проявлений каких-либо садистских наклонностей повторил командир охраны.
Будь свидетелем Игнат, он бы наверняка подумал что-нибудь к месту. Например, что люди без эмоций - это машины и лишние дырки у них в головах весьма красноречивое тому свидетельство. Но Игнат процедуру дезинфекции неосмотрительно пропустил.
Поток воды иссяк.
- Будет применена сила, - предупредил охранник. Это также было следование протоколу. Согласно ему, для сопровождения дальнейших процедур должен был прибыть распорядитель. До его прибытия образцы должны были быть приведены в подчинение, дезинфицированы и чипированы.
Командир кивнул двум исполнителям из отряда, выбрав наугад. Добавочный протокол подразумевал сохранение индикатора на ноге образца.

0

8

Удовольствие длилось недолго. Прям как в душе общежития - стоит в соседней кабинке открыть кран, как того, кто пришёл мыться раньше, поливает холодной или горячей водой, обратнопропорционально тому, какой кран открыли.
Алиса стиснула зубы, сжалась в комок, но приказ выполнять не торопилась. Того, кто с детства привык бродить по горным речкам, ледяной водой не напугаешь. Она решила терпеть до последнего. Понимала, что сопротивление бесполезно, сколько ни тяни время, все равно заставят сделать так, как им надо, иногда лучше отступить, чем получить по шее. Но упрямство оказалось сильнее здравого смысла.
Превращать её в ледяную скульптуру в планы инопланетян, вероятно, не входило. Первыми сдались, отключили воду.
На угрозу применить силу Алиса никак не отреагировала. Так и продолжала сидеть на полу, дрожа от холода. Только когда снова открылась дверь, процедила сквозь зубы:
- Да пошли вы все... туда, где Солнце не светит!
Ругаться она могла. А вот активно сопротивляться - нет. Препарат по-прежнему действовал, замедлял движения. Алиса лишь отодвинулась подальше, когда двое киборгов направились к ней. По своей воле она с последними напоминаниями о Земле всё равно не собиралась расставаться.

0

9

Реакции снова не последовало. Образец демонстрировал апатию и непонимание приказов. Поэтому предупреждение нашло свое воплощение в действиях. Добавочный протокол был исполнен согласно требованию. С поправкой на то, что удаление лишних элементов, могущих содержать чужеродные бактерии, осуществлялось силами двух исполнителей охранников из внешнего корпуса. Большого ущерба от добавочного контакта не предвиделось: все, что было можно вдохнуть или перенять при физическом контакте, было воспринято и, возможно, уже вступало в химические реакции, порождая новые, неизвестные на этой планете, вирусы.
Вся команда в любом случае должна была пройти тщательную санобработку после завершения контакта.
Действия охранников не сопровождались проявлением физического влечения или злорадства.
Действие осуществлялось.
Согласно протоколу и без лишних слов. Собственно, вообще без слов.
И кстати, соответствующую процедуру Игнат также пропустил, хотя, кажется, контрастный душ (не имевший целью взбодрить образец, если смотреть с точки зрения протокола) вызвал пробуждение слабой активности организма. Что стало основанием для внесение поправок в ранее полученные опытные данные. Доза дестабилизатор, предполагавшая, согласно первичным экспериментам, выведение организма человека из строя не менее, чем на десять часов, оказалась неудовлетворительной. Расчеты требовали дополнительной проверки. И дополнительных тестов.

0

10

Алиса пыталась сопротивляться, но под действием препарата охранники этого даже не заметили. Ругаться тоже было бесполезно. Хоть бы кто что ответил, хоть бы разозлился. Никакой реакции. Очевидно, от машины в них было больше, чем от человека. Алиса подумала бы, что это роботы, если бы не тёплые руки, вполне человеческие. Хотя кто их, этих инопланетян, разберёт? Может, для них отсутствие эмоций нормально. Атрофировались они у них в процессе эволюции как бесполезный признак.
Похоже, она неожиданно оказалась права, когда сказала Игнату, что сойдёт с ума, если останется одна. В такой компании за этим дело не станет. Ну и хорошо, хотя бы не будет осознавать, что с ней делают. И так страшно не будет.
Одежду и обувь с неё сняли быстро. С фенечками пришлось повозиться. Что смогли, сняли, остальное срезали. Алиса не успела заметить, как один из охранников достал нож. Или лезвие было встроено прямо в руку? Алиса надеялась, что браслет с ноги тоже снимут. Но нет, даже не попытались.
Когда охранники вышли, дезинфекция повторилась. И точно так же, как в первый раз, окончилась понижением температуры воды. Это Алису расстроило ещё больше. То, что она посчитала своей маленькой победой, оказалось совпадением.
Всё это время инопланетяне с обеих сторон шлюза молча ждали. Это машинное спокойствие было одновременно раздражающим и пугающим. Плюс факт того, что Алиса стоит совсем без одежды, заставлял чувствовать себя совсем несчастной и беззащитной.
Открылась вторая дверь шлюза. Алиса так и не нашла в себе сил самостоятельно выйти из капсулы. Её трясло уже не только от холода, но и от перспектив на ближайшее будущее. Возможно, она была даже на грани истерики. Единственным, что её ещё сдерживало от того, чтобы окончательно потерять голову, было ожидание провокации, с которым она жила на Земле. Тем, кто боялся новых технологий, бесполезно было убивать прототип. Этим они могли бы только отсрочить завершение эксперимента. Совсем другое дело - дискредитировать саму идею создания киборга. Если бы Алиса завалила тесты или натворила бы дел, пользуясь новыми возможностями, проект оказался бы под угрозой закрытия. Именно об этом предупреждал её Сальватов и именно поэтому ей было категорически запрещено использовать имплантаты вне лаборатории или полигона. Кто ж мог подумать, что вместо провокации будет похищение? Хотя, вполне вероятно, что за похищением могла последовать провокация или какая-нибудь ещё подстава, мало ли способов убедительно обвинить человека в том, чего он не совершал, а вовсе не изучение в конкурирующей лаборатории. Хотя тот тип, который предлагал ей денег, прямым текстом сказал, что от неё требуется. Не был он похож на технофоба.
Поразмышлять над расширившимся списком мотивов преступления Алисе не дали. После нескольких однотипных приказов и предупреждения применить силу, охранники корпуса изучения сами вывели её из капсулы. Настойчиво помогли одеться, не обращая внимания на жалкие попытки сопротивления. В этот момент Алиса, как ей показалось, была готова лишиться сознания от волнения и страха. К сожалению, спасительное беспамятство так и не наступило.
На Алису снова надели наручники, хотя, по её мнению, смысла в этом не было никакого, всё равно сопротивляться она не могла. И на некоторое время будто забыли про неё. То ли ждали чего-то, то ли связывались со своим "центром управления полётами", или откуда им там поступают приказы, без которых они и шага ступить не могут. Что ж, если они все такие тормозные, у землян есть шанс отразить вторжение. Если, конечно, предположение Сальватова насчёт того, зачем инопланетяне явились на Землю, верно. Только Алису это всё равно не спасёт.
Алиса снова расплакалась. В полную силу, совершенно бесконтрольно. Какой толк сдерживать слёзы, если Игнат всё равно её не видит, а этим бесчувственным истуканам наплевать?

Свернутый текст

//До чипирования (т.е. в условиях отсутствия возможности быстро пресечь нежелательные действия) Игнат и Алиса считаются потенциально опасными, поэтому будут повышенные меры предосторожности.

0

11

Процедура дезинфекции была завершена. Охрана внешнего корпуса исполнения осталась снаружи. Ей еще предстояло пройти санитарную обработку. Алису повели по светлому коридору. Несмотря на скованные руки, ее все еще считали потенциально опасной. Охрана корпуса исследования окружала ее. Наблюдатели шли впереди. Собственно, их функции заключались в том, чтобы убедиться в целостности доставленных образцов. Слезы повреждением признаны не были.
И снова - движение в полном молчании, пока вся процессия не остановилась у дверей, один из наблюдателей приложил ладонь к панели прямо на створке.

0

12

Первый раз Игнат начал приходить в сознание, когда его вздумали поливать водой. Правда, вода не вымыла туман, обосновавшийся в голове. Все происходящее казалось нереальным. Игнат вяло подумал, что, вероятно, Алиса все же дождалась своего звездного часа и вломила ему по первое число. Ни раздражения, ни одобрения к этой мысли не прикладывалось. Видимо, эмоции потерялись в тумане. Равно как и сомнения, которые должны были бы возникнуть, потому что поблизости Алисы не было. Зато были два мужика, один из которых расстегивал на Игнате рубашку, а второй настойчиво тянул с него джинсы. Все это было настолько надуманно, что Игнат не воспринял происходящее серьезно. Даже, кажется, пробормотал:
- Не все сразу, девочки.
На этом сознание дало сбой и в следующий раз Игнат очнулся в просторной комнате с высоким потолком, ярким светом и людьми, отличавшимися друг от друга больше по манере одеваться, чем по выражениям лиц. У Игната возникло отчетливое ощущение, что он находится в музее восковых фигур. И все, кто его окружают - всего лишь куклы, пластичные и податливые огню. Наверное, поэтому в помещении было более, чем прохладно. Хотя, возможно, ощущение холода было проявлением шока. Игнат чувствовал боль в груди, но не помнил серьезных травм. Оглядеть себя он не догадался. До него не сразу дошло, что он пытается найти среди присутствующих Алису. Но ее не было. Игнат не решил, как к этому относиться. Пока не относился никак. Переключился на себя и обнаружил, что кресло, в котором он, оказывается, сидит, металлическое, холодное и жесткое. И руки зафиксированы. Запястья, локти, предплечья - перехвачены то ли металлом, то ли пластиком. И ноги - видимо, тоже. Двигать ими Игнат не мог. Но наклониться, чтобы посмотреть, не хотел. Голова не была зафиксирована, просто шевелиться было лень. Навалившаяся апатия в другое время Игната насторожила бы, но сейчас он просто зафиксировал свое безразличие, прикинул на ситуацию и нашел несоответствие.
Значит, инопланетяне. Четверо в черных комбинезонах, как те, которые напали на них и стреляли в Игната, только без шлемов с зеркальными щитками. Лица видно. Еще трое - в светлой одежде. Кажется, тоже халаты. И комбинезоны. В глаза бросились перчатки на руках. Отчего-то именно эта деталь стала причиной переживаний. Эти люди были похожи на врачей.
Игнат явно сидел не у стены, так что за спиной могли быть еще люди, он не видел. Вяло реагирующее сознание не оценило степени угрозы.
Раздался механический сигнал. Открылись двери, которых Игнат не заметил раньше, и вошли еще несколько человек в темных одеждах. Они привели Алису. Игнат не сразу понял, что это именно Алиса, сначала пришла мысль, что юбка ей шла больше, но, по крайней мере, теперь никто не будет пялиться на ее ноги. Теперь на Алисе был серо-белый комбинезон, не слишком мешковатый, но и не облегающий. Она ничем не отличалась от местных, кроме бледности, покрасневших глаз и мокрых дорожек на лице. А у остальных в глазах читалось только слепое пластиковое безразличие.
Должно быть, сам Игнат тоже был в таком комбинезоне. Ты смотри, переодели. Только почему-то ощущение, что рукавов нет. Или их закатали, чтобы... наверное, есть какая-то цель. Игнат остался безучастен к этой мысли.
Один из охранников взял Алису за локоть, давая понять, что нужно остановиться. Двери закрылись.
Игнату так и не пришло в голову сказать что-нибудь.

0

13

Помещение, в которое привели Алису, было большим и светлым, но без единого окна. Зато заполнено всяческим оборудованием. Напоминало нечто среднее между операционной и сборочным цехом какого-нибудь секретного завода. Здесь работали люди в зеленовато-белых, халатах и такого же цвета перчатках. Трое близко от входа возились с какими-то приборами, назначение которых угадывать было бесполезно, ещё четверо сидели за длинным столом вдоль дальней стены, Алисе не было видно, чем они там занимаются. Четверо или пятеро охранников (Алиса точно не могла сказать, кто из них уже был в помещении, а кто вошёл вместе с ней) стояли и ничего не делали. Пахло кварцевой лампой и чем-то ещё стерильно-неприятным.
Игната Алиса увидела не сразу. Его закрывала широкая спина охранника, который шел впереди неё. Как только дверь закрылась, охранник отошёл и занял пост перед дверью.
Игнат был пристёгнут к металлическому креслу, и выглядел, мягко говоря, не важно. Как будто беспросветно квасил всю неделю. Он был в сознании, смотрел на Алису, но будто не видел её. Или не узнавал. Наверное, находился под действием какого-то препарата. На нём был комбинезон такой же, как на Алисе. А неподалёку стояло такое же кресло. Алиса с ужасом поняла, что это приготовлено для неё.
Алиса сразу перестала плакать (незачем Игнату видеть её зарёванное лицо) и шагнула в сторону Игната, сама не зная, зачем. Может быть, ей хотелось, чтобы он её заметил, чтобы хоть как-то отреагировал на её присутствие, доказал, что он - всё ещё он. Точнее, собралась шагнуть. Охранник тут же взял её за локоть и заставил остановиться.
- Что вы с ним сделали? – громко спросила она, обращаясь ко всем присутствующим.
Ответа не последовало, хотя некоторые в халатах оторвались от работы и посмотрели в её сторону. Никаких эмоций на их лицах не отразилось, но привлечь внимание она всё-таки смогла. Решила, что для начала неплохо.
- Отвечайте немедленно! Сколько можно молчать? Что вам, чёрт возьми, от нас нужно? Какого лешего вы нас сюда притащили?
Она говорила так, будто вовсе не у неё сейчас были скованы руки и не её окружали вооружённые охранники. Наверное, присутствие Игната придало ей уверенности и нахальства. Рядом с ним хотелось выглядеть сильнее.
Внезапно шею обожгло болью. Кто-то из охранников, видимо, решил, что Алиса ведёт себя несоответственно своему положению и решил это исправить. В глазах потемнело, голова закружилась. Алиса решила, что теперь-то она наконец потеряет сознание. Она предпочла бы сейчас ничего не видеть, не знать, не чувствовать, не думать. А то Игнат слишком хорошо устроился, если его инертное состояние объясняется непониманием сути происходящего.
С Алисы сняли наручники, потом её усадили в кресло. Так же, как Игнату, закатали правый рукав. И так же пристегнули, лишив возможности даже чуть-чуть шевельнуть рукой или ногой. Голова оставалась свободна, пальцы на руках - тоже. Можно было даже сжать ладонь в кулак. Правда, толка от этого всё равно никакого.
Кричать на инопланетян Алиса перестала, потому что на глаза снова навернулись слёзы, а она не хотела, чтобы Игнат видел её слабость.
Кресло оказалось жутко холодным. Или ей это показалось от страха? Ремни (или чем там её пристегнули?) – чуть теплее. По ощущениям и внешнему виду похожи на металлические. То ли подогнаны точно под её тело, то ли принимают форму любого тела, при этом оставаясь жёсткими. Размышление над техническими особенностями конструкции всё равно не давало ничего полезного, Алиса не видела ни малейшей возможности освободиться, особенно когда вокруг столько народа. В машине Игната у неё была хоть какая-то надежда на успешный побег, здесь не осталось ничего.
Алиса не могла точно сказать, сколько она так просидела, пока темнота перед глазами не рассеялась и головокружение не прошло.
Что-то тихо звякнуло позади. Алиса испугалась этого звука. Так звенят медицинские инструменты, если, например, их складывают в ванночку с антисептиком.
Алиса попыталась оглянуться, но только сморщилась от боли в шее. Происходящее за спиной внушало страх, какого Алиса, пожалуй, ещё ни разу в жизни не испытывала.
Алиса посмотрела на Игната. Подумала, что когда он сможет осознать ситуацию, ему будет ещё хуже, чем ей. Для Алисы, в общем-то, ничего существенно не изменилось, что здесь, что на Земле, всё равно пропадать в руках бесчеловечных учёных. А Игнат сам охотился на людей, привык диктовать условия, потому что сила на его стороне. И вдруг оказался на месте жертвы. На месте тех, кого сам похищал. Такое пережить, наверное, непросто. Но ему полезно. Может, сделает выводы. Может, теперь даже отпустит Алису, если они всё-таки вернутся на Землю. Только они не вернутся. Никогда. Алиса уже не верила в возможность возвращения.
Переживать в одиночестве под молчаливым наблюдением инопланетян было невыносимо.
- Игнат! - не слишком громко, но так, чтобы он обязательно услышал, позвала она. Впервые за всё время путешествия по чужой планете обратилась к нему по имени.
Она опасалась того, что инопланетяне потребуют прекратить разговоры. Как ни странно, никто не был против. Во всяком случае, никакой реакции со стороны киборгов не последовало. Похоже, на разговоры Алисы и Игната им было плевать. Странно, конечно, как минимум, подозрительно. Но Алисе сейчас было не до поиска подводных камней. Пока разрешают, надо пользоваться.

0

14

Вялая реакция образовалась только тогда, когда Алиса начала наезжать на местных с вопросами. Вот... глупая девчонка. Сидела бы себе тихо и не высовывалась. Хотя о чем это он? Алиса явно имела собственное представление о том, как следует себя вести, оказавшись в заложниках у кучки дебиловатых инопланетян, намеренных поставить на тебе какой-то опыт. Хотя... если все равно уверен, что не выкарабкаешься, почему бы не пошевелить лапками напоследок? Одну лягушку такой образ мысли точно спас. Правда, в сказке. А сказка, как известно - ложь, всего лишь намекающая на что-то, что при определенных обстоятельствах может стать уроком.
Надо было сказать, чтобы не выпендривалась. Но Игнат так и не собрался. Охрана подтолкнула Алису в сторону и вся компания исчезла из поля зрения. Игнат счел это весомым основанием для того, чтобы повернуть голову. Алиса продолжала говорить. Да, следовало признать: молчание местных пугало до чертиков. Неживые они какие-то.
Никто не попытался помешать и Игнат отозвался:
- А?
Не стоило ей тут быть. Хотя кто знает, где бы она оказалась, пойди все по плану.
И до чего же она должна испугаться, если в кои-то веки зовет его по имени. Даже неожиданно как-то, как будто он никогда не слышал, как его зовут. Такое странное ощущение.
Игнат все равно не смог бы придумать ничего, что ее бы успокоило. Поэтому сказал:
- Марь Иванна на уроке говорит: запомните, дети, кто будет учиться на четыре и пять - попадет в рай, а кто на тройки и двойки - в ад. Тут Вовочка: Марь Иванна, а живым школу закончить никак нельзя?
Один из типов в светлых халатах подошел к нему. Выглядел тип деловито. В руке у него было нечто, больше всего напоминающее ручку. Этой ручкой он даже не коснулся рук Игната, но Игнат почувствовал жжение, а затем кровь. Это было именно ощущение, не осознание. Как будто происходило где-то в другом времени. Оказалось, ручка - это скальпель. На коже обозначилась красная полоса. Тип в халате двумя пальцами развел края раны, как будто хотел полюбоваться на содеянное. Игнат к собственному телу относился трепетно и повреждений не любил. Хотя сейчас его больше возмущало, что тип в халате рассматривает его руку как нечто уже неживое, типа опытного материала в анатомке. Ну, и зачем было резать, если все равно не выглядит заинтересованным или удовлетворенным? Оказалось, это только начало процедуры. Спустя мгновение в рану запихнули какую-то продолговатую металлическую штуку. Тип в халате еще повернул эту хрень, как будто намереваясь услышать щелчок, подтверждающий, что делать встала на свое место в механизме.
Щелчка не последовало. Игнат по доброте душевной компенсировал это упущение коротким матерком. Мог расщедриться и на длинный, но отчего-то мысль об Алисе ему помешала.
Тип в халате потерял к нему интерес и развернулся к Алисе. К Игнату подошел другой тип - клон первого. Видимо, тоже чего-то хотел.

0

15

Алиса даже улыбнулась, почти что засмеялась, но заставила себя  остановиться, боясь, что смех перейдёт в истерику. За состояние Игната  она уже не беспокоилась. Если он в таком положении анекдоты  рассказывает, значит, с ним всё хорошо. 
Ей тоже стало легче. Если  Игнат не впадает в депресняк, значит, и она не будет. В конце концов,  может, не так уж всё плохо. Надо только немного потерпеть, а потом они  найдут способ выбраться. 
Она хотела ответить в тему. Но анекдота  подходящего в памяти не нашлось, зато нашлись строчки из очередной  песни. Не такие уж жизнерадостные, но с определённой долей юмора:
- Выпадая из окна, оглядись по сторонам. Если кто-нибудь внизу, есть опасность, что спасут,-  ответила она с грустной улыбкой. –  Никак не думала, что когда-нибудь  такое скажу, но я рада вас видеть! И рада, что с вами ничего не  случилось. 
Тут стоило добавить «Пока ещё не случилось», но Алиса не хотела думать о плохом. Оптимизм Игната внезапно передался ей.   
Инопланетяне тут же постарались всё испортить. Алиса притихла, наблюдая  за тем, что делают с Игнатом и понимая: она следующая. Игнат терпел  героически, только тихо выругался. Значит, и Алиса должна постараться. 
Когда до неё дошла очередь, она сначала закрыла глаза. Потом открыла  один, потому что ничего не видеть было ещё страшнее. Страшно было  наблюдать, как кожа сама разрезается под невидимым (скорее всего, для  Алисы, а не для хирурга) лучом. Как будто сфокусированным через лупу  светом по лавочке выжигают. Боль была соответствующая. Алиса изо всех  сил вцепилась пальцами в подлокотники, чтобы не заорать.   
Разрез  получился глубоким, но крови было не так уж много. Похоже, бесконтактный  скальпель, помимо своей основной функции, останавливал кровь. Ещё бы в  нём было встроенное обезболивающее, было бы совсем замечательно.   
-  А можно… посмотреть поближе, что это такое? – дрожащим голосом спросила  Алиса инопланетянина, увидев в его руке нечто похожее на шприц с  толстой иглой, на конце которой блестела металлическая капсула. – А то  меня беспокоит вопрос... совместимости компонентов. 
Инопланетянин,  уже собравшийся установить капсулу, остановился, посмотрел на Алису,  вроде как обрабатывал информацию. Алиса подумала, было бы неплохо, чтобы  у него от её вопроса в голове что-нибудь закоротило, как у роботов в  «Москве - Кассиопее». Не вышло. 
- Не предусмотрено протоколом. Совместимость гарантируется. 
Инопланетянин последовательно ответил на оба вопроса и, прежде чем  Алиса успела сказать всё, что она думает об этой "гарантированной  совместимости", ввёл капсулу, зачем-то придерживая пальцами края раны.  Вряд ли только за тем, чтобы доставить Алисе линшие неприятности, эти,  похоже, действуют исключительно исходя из целесообразности. 
Алиса вскрикнула от боли и заскребла ногтями о металлический подлокотник кресла. 
Инопланетянин повернул иглу и вытащил уже без капсулы. После чего отошёл от Алисы. 
Его напарник ещё был занят Игнатом, и у Алисы появилось время перевести дух и морально подготовиться к следующей процедуре.
Надо было как-то отвлечься. На Земле во время всяких неприятных  процедур Алиса отвлекалась плеером с тяжёлой музыкой. Здесь плеер не  работал, поэтому Алиса запела сама:
 
Я прошу одного: дай мне шанс, чтобы выйти из клетки. 
Я малого стою, я знаю, но крылья зовут. 
Незнакомые странные земли мне снятся не редко, 
И твердит в моём сердце звезда: «Там давно тебя ждут».
 
Севера синие льды, звёзды востока, 
На унтах шаманских – сакуры цвет да полынь. 
Перевернутся полюса, от ока до ока
Поднимутся в воздух крылатые кошки пустынь. 
 
Не маши мне рукой. Было время, ты нужен был рядом. 
Небо видит те слёзы, что ночью пролиты тайком. 
Кто делил со мной радость и боль, остаются со мною. 
Мы уйдём, изнутри открывая двери огнём.

 
Пела Алиса не так уж плохо для человека, которому музыкальное  образование заменило уличное горлодёрство под расстроенную гитару. Песня  отвлекала от боли и страха ожидания. Инопланетяне по-прежнему не  высказывали недовольства. 
 

Свернутый текст

//Использован текст песни «Сфинксы» группы «Пилот».

0

16

Наверное, слегка загробная тематика анекдотов, которыми они обменялись, была выбрана неспроста. Хотя Игнат так точно ляпнул первое, что в голову пришло. А то мог бы и про Штирлица.
Хотя, если подумать: убивать их не собирались. Иначе зачем столько предосторожностей, чтобы доставить сюда. И эта фиготень, которую засунул Игнату в руку один кибер-манекен, а второй теперь аккуратно скреплял края раны скобками. Прозрачными, пластиковыми, что ли.
И на пение Алисы он не обратил внимания. Ну ладно, а то Игнат подумал: чудится. Если бы местные начали подпевать, точно следовало бы признать происходящее глюком. А так: ничего, порядок. После анекдотов и спеть можно. Кому какая разница, как человек со стрессом справляется. Все равно нет поблизости других землян, чтобы оценить степень адекватности.
Ну, дает...
Про совместимость компонентов, кстати, Игнат услышал. Интересно, кем это гарантируется? Кто тут может утверждать, что человеческий организм не отреагирует аллергией или еще как-нибудь? Просто так, для красного словца сказал? Да вроде раньше ни робокопы, ни дартвейдеры не демонстрировали склонности к стеснению или стремлению успокоить, запугать... вообще не демонстрировали эмоций. Наплевать им тут всем.
Значит, можно принять за факт.
Игнату отчего-то вспомнилась кунсткамера в тоннелях. Разобранное на пласты для наглядности тело Чужого в подсвеченном аквариуме... ох, некстати эти мысли. Но людей Игнат там точно не заметил. Может, не удостоились чести.
"Что вам нужно?" - хотел спросить Игнат. Но не спросил, потому что было лень и вообще, он ведь в курсе, как сильная сторона относится к подобным проявлениям слабости и потерянности. Никого не интересует, сколько ты знаешь и каково тебе от этого.
Плевать. Все скажут сами.
Если действительно что-то нужно.
Иначе, опять же, зачем столько усилий?

0

17

Эти хотя бы отвечали на вопросы. Толка от таких ответов никакого, но не полный игнор – это уже хорошо. Такими темпами и до переговоров за круглым столом доберёмся.
Второй киборг в халате отошёл от Игната и переключился на Алису. Глядя на то, как аккуратно он накладывал швы (процедура была достаточно болезненной, но по сравнению с установкой микрочипа - ничто), Алиса решила, что разбирать на запчасти их с Игнатом никто не собирается, иначе бы не возились так. Впрочем, перспектива пополнить ряды тех, безмозглых, равносильна смерти.
- Игнат, - снова позвала Алиса. – Я хочу, чтобы вы знали: я на вас не в обиде за… сами знаете, за что. Я понимаю, у вас… работа такая. Если бы не вы, на вашем месте был бы кто-то другой, мне с вами ещё повезло. Вы же не обязаны были отдавать мне ветровку, делиться водой и орешками, потом защищать от пауков, да? Спасибо за это. И простите, что втянула вас… в историю. Без меня вы бы тут, наверное, не оказались.
Она сама удивилась, что вот так запросто всё ему выложила. Просто хотела, чтобы он знал... на случай, если больше не будет возможности поговорить. В других обстоятельствах ни за что бы не призналась.
Закончив своё дело, киборг отошёл от Алисы. Занялся приборами. Позади пришёл в движение какой-то механизм. Алиса почувствовала, как отъехала куда-то вниз средняя часть спинки её кресла, взамен защёлкнулись дополнительные крепления вокруг тела. Комбинезон на спине расстегнули.
Алисе было уже не до песен. Слишком страшно. Что делают с её рукой, она хотя бы видела. О том, что готовится за спиной, можно было только догадываться. Пустое пространство, образованное недостатком информации, всегда заполняется страхом.
Что-то холодное металлическое коснулось её спины в нескольких точках симметрично с обеих сторон вдоль позвоночника. Затем была боль. Алиса вскрикнула, почувствовав, как острые иглы вонзились ей в спину одновременно во всех точках соприкосновения с металлом. Она снова вцепилась в подлокотники, запрещая себе плакать. Пусть Игнат знает: она сильная, она умеет терпеть боль не хуже него. И самое главное: она не будет обузой, если они решатся на побег.
Металлическую штуку с иглами убрали через полминуты. Залепили пластырем места уколов, застегнули комбинезон, вернули спинку кресла на место.
И снова Алису с Игнатом на какое-то время оставили в покое. То ли инопланетяне готовили для них очередные неприятности, то ли просто ждали приказа.
Воспользовавшись передышкой, Алиса снова обратилась к Игнату:
- А знаете, мне кажется, я вас уже видела. В Москве, недели две назад, в кафе "Стратосфера". Я по старой дружбе заменяла заболевшую официантку, а вы у окна сидели, пили то ли чай, то ли кофе, и читали книгу. Если я вижу человека с книгой, я всегда стараюсь прочесть заголовок, не знаю, почему, мне интересно, читают люди. Заголовок вашей книги мне так и не удалось увидеть.

0

18

Игнат не испытывал моральной потребности извиняться за свою "работу".
Просто тихо удивлялся женской логике. Вот ведь... всю дорогу тыкала его носом в то, что его светлое будущее нисколько не похоже на ее, темное и беспросветное, ставшее таким при его деятельном участии. А теперь - прощает за что-то. Все-то она не так осмыслила и выводы сделала неверные. Ученая... Сама нашла повод считать себя виноватой. Может, это такой способ отыскать смысл в собственной приближающейся смерти? Уж лучше бы пела.
Игнат так и не нашелся с ответом, лишь промычал нечто невразумительное, чтобы показать, что он слышал Алису. Сам он пока не убедился в приближении этой самой смерти. Хотя ничего приятного продолжение контакта с местными киберзомби не принесло.
Игнат очень трепетно относился к целостности собственного организма. Один порез он еще мог как-то терпеть, но попытку сделать вскрытие по линии позвоночника не оценил вообще.
Находить положительные моменты в происходящем становилось все сложнее, хотя мысль: "По крайней мере, не пытаются вставить розетку в башку" слегка приободрила.
Молчание Алисы по какой-то причине вынуждало его молчать тоже. Попытался повернуть голову, чтобы увидеть, как там у девчонки вообще дела. У него так болела спина. Обезболивающее тут, видимо, давали по талонам. Или вообще не давали. Может, у них тут нервные окончания не предусмотрены природой.
Наконец, люди в халатах отступились, предоставив место некоему бесполому лысому существу в мешковатом халате, легко скрадывающем нюансы. Существо оповестило:
- Любой вопрос требует обязательного ответа. Отвечать ясно и развернуто. Если детали не уточняются - значит, они не важны для составления общей картины.
Игнат отстраненно подумал: этому недоразумению еще бы руками знаки подавать в качестве иллюстрации... как делают стюардессы в самолетах.

0

19

В ответ на её извинения Игнат пробурчал что-то непонятное. Ну и ладно, главное, он её услышал. Ответа она в общем-то не требовала. Да и что тут ответишь? Какая теперь разница? Всё равно оба завязли в одной трясине. Алиса, может, и перестала злиться на Игната из-за того, что он теперь был в таком же положении, как она, да ещё и лишился привилегии сильного, это ещё обидней. Впрочем, это её признание вовсе не означало, что она не собиралась бороться за свою свободу, если они всё-таки выберутся отсюда. А вот на вопрос о кафе ей хотелось услышать ответ. Зачем? Всё равно ничего не поменяется. А вот хотелось, и всё тут. Как будто от того, был ли тем человеком с книгой Игнат, зависело их общее спасение. Бред, конечно.
Ответить Игнат не успел, потому что инопланетяне снова проявили к ним интерес. Лысый тип, показался Алисе неприятным. Другие инопланетяне не вызывали каких-то особенных чувств. Исполнителей с их серым однообразием было жалко, сами они не наводили ужас, ужас наводила перспектива пополнить их ряды. Охранники в чёрных комбинезонах... им бы шипов и заклёпок на костюмы добавить, даже приятно было бы смотреть, Алиса всегда испытывала слабость к брутальным байкерам и хэви-металлистам. Врачи пугали лишь тем, что могли причинить боль или сделать что-нибудь противоестественное, но сами по себе не вызывали никаких эмоций. Этот тип Алисе явно не нравился. Она не могла точно сказать, что именно в нём не так. От него хотелось спрятаться, удрать как можно дальше. Алиса даже попробовала вжаться в кресло, чтобы хоть на микрон увеличить расстояние между собой и лысым. Не добилась ничего, кроме пронзительной боли в спине, будто иглы там ещё остались. Поморщилась, но стерпела, помня о том, что Игнат рядом.
Лысый толкнул короткую речь, из которой стало ясно, что сейчас начнётся допрос. Вот только этого не хватало.
Алисе скрывать, в общем-то, было нечего. Подписка о неразглашении утратила актуальность, едва Игнат увидел своими глазами то, о чём Алисе было запрещено рассказывать, да и на инопланетян, которые и так о себе всё знают, она не распространялась. Никаких военных тайн ей не доверяли, а о работе Сальватова она знала лишь то, что касалось лично её эксперимента, и то не всё. Оставалось только убедить этого типа в том, что ей не так много известно. Почему-то казалось, что задача окажется не такой уж простой.
Алиса с трудом оторвала взгляд от неприятного типа и посмотрела на Игната в поисках моральной поддержки. Поворот головы отозвался болью в спине, Алиса её стерпела. Разговаривать с Игнатом в присутствии лысого она не решилась, но какое-то подтверждение тому, что всё пока складывается не так уж плохо, как могло быть, получить хотела. Что именно могло стать таким подтверждением, она сама не знала.

0

20

Лысый выдержал пузу. Возможно, ждал дальнейших указаний, но со стороны казалось - дает время на осмысление жестких, но слегка противоречивых инструкций.
Вообще-то, предполагается, что смотреть захватчику в глаза не рекомендуется - расценит как угрозу. Но это же правило, которое действует на людей. Лысому, похоже, было плевать, смотрят на него или нет. Сам он, кажется, даже не моргал. Что, глаза не требуют увлажнения? Может, они у этого типа и правда пластиковые. Как в той рекламе зубной пасты: "У моей бабушки крепкие зубы. И это единственное, что у нее осталось своего".
Игнат почувствовал на себе живой взгляд. Вряд ли кто-то, кроме Алисы, здесь всерьез мог испытывать эмоции. Игнат отвлекся от размышлений на тему "мальчик или девочка?" и отвернулся от лысого, чтобы взглянуть, как там у девчонки дела. Хотя - смысла большого в этом не было, он все равно ничем не поможет. Разве что еще один анекдот расскажет. Но среди кукол одолевает какое-то странно чувство: начинаешь сомневаться в собственной непластмассовости. Вдруг, пока ты отвлекся, тебе уже заменили ручки-ножки, осталось только новую голову прикрутить.
Лысый, наконец, отмер расщедрился на новую инструкцию:
- Допускается незнание ответа на вопрос. Каждый ответ оценивается. Сокрытие информации преследуется...
"...манекенским уголовным кодексом", - мысленно продолжил Игнат. Хотя на самом-то деле он вовсе не воспринимал происходящее пренебрежительно. К сожалению, время, когда он еще мог допустить, что все вокруг - результат бреда и последствия ушиба головы, безвозвратно ушло.
- Цели вашего прибытия. Способ перехода. Инструкции, полученные вами при переходе, - зачастил было лысый. Игнат никак не мог отделаться от ощущения, что он старательно повторяет за кем-то невидимым. И вообще-то, это были не совсем вопросы. По крайней мере, лысый не удосуживался выдерживать вопросительные интонации. У Игната возникло ощущение, что он общается смс-ками с не слишком старательным собеседником. Сейчас ведь популярно не ставить знаки препинания в сообщениях. Мол, сам догадайся - вопрос это или констатация факта.
- Количество моделей и классификация.
Лысый поднял руку и ткнул пальцем в сторону Алисы. Весьма неожиданно. Считай, взрыв эмоций. Как истерику устроил, столько телодвижений сразу.
И самое главное: ведь даже не подумал спросить, откуда Игнат и Алиса взялись.

0

21

Алиса встретилась взглядом с Игнатом. Легче от этого стало не намного, но какая-то уверенность в себе появилась. Она без слов поняла: Игнат сдаваться не собирается. Значит, и она не будет. Даже если кажется, что всё совсем плохо. Она вытерпит всё и дождётся шанса удрать отсюда. Может быть, даже Игната вытащит, и тогда у него точно рука не поднимется её сдать. А здорово было бы спасти ему жизнь.
- Всё будет хорошо, - шепнула она Игнату, не смотря на страх перед лысым.
Тьфу! Размечталась. В её положении следовало тихо сидеть и бояться. Но Алиса слишком долго боялась. Сначала Игната, потом его заказчиков, потом пришельцев и вероятности отключения имплантатов. Она устала бояться.
По крайней мере, за ними оставляли право не знать ответа на вопрос. Это немного успокоило. Напрягала угроза преследования за сокрытие информации, но Алиса решила об этом не думать. Она снова посмотрела на лысого. Тот уже начал задавать вопросы, да так, что Алиса не то что отвечать, осмыслить не успевала. Слишком быстро он говорил. А потом вдруг замолчал, ткнув пальцем в её сторону. И что это значит? Что отвечать следует ей? Или что к ней относятся слова только про количество моделей и классификацию? Её что, человеком не считают? Ну да, экспериментальный образец, единственный прототип. Плавали, знаем. Только всё равно тяжело к такому привыкнуть.
Возникла пауза. Игнат, видимо, тоже был ошарашен выданной порцией вопросов. Во всяком случае, отвечать не спешил.
Алиса решила начать первой, почему-то не хотелось дожидаться, когда спросят повторно. Мало ли, сочтут молчание за сокрытие информации. Алиса после всех процедур и так чувствовала себя паршиво, не хватало ещё дать дополнительный повод проверять её организм на прочность.
- Попасть к вам не было нашей целью, - начала она спокойным голосом, надеясь, что не перепутала последовательность вопросов и ничего не пропустила. – Способ перехода мне не известен, потому что я не видела момент перехода. Так как переход не был нашей целью, никаких инструкций не было.
Или всё-таки были? Она так уверенно начала говорить за них обоих. А ведь она точно не знает, для чего её похитил Игнат. Про конкурентов Сальватова она же сама додумала. Он ей ничего про заказчиков не говорил, кроме... кажется, сказал, что это не его дело. Может, у него как раз были инструкции. И момент перехода... почему она поверила в то, что он тоже ничего не видел? Не может же такого быть! Он был за рулём, значит, должен был что-то видеть.
Алиса задумалась, как ответить на последний вопрос. Можно было, конечно, признаться в том, что она – единственная. Только Алисе было мало послушно сидеть и отвечать на вопросы. Раз уж она столкнулась с захватчиками, надо было сделать всё возможное, чтобы они передумали нападать на Землю. Ведь не в том ли была одна из целей её эксперимента? Мало адаптировать инопланетные технологии. Если пришельцы задумали захват Земли, так они и дадут спокойно использовать свои технологии. Сальватов должен был доказать, что инопланетянам можно дать отпор. Обратить против них их же оружие. На конференции в Питере Алиса должна была показать всё, что она умеет. И доказать, что при этом она не перестала быть человеком. Значит, нельзя признаваться в том, что она – единственная. Пусть знают: на Земле их готовы встретить и вышвырнуть туда, откуда они явились. Что там было в условиях? Каждый вопрос требует ответа, можно не знать, нельзя скрывать, кажется так? О том, что нельзя приврать, ни слова. Алгоритм задан – алгоритм выполнен. Условия соблюдены, ход выполнения выбран наиболее оптимально с точки зрения выполняющего. Успокоив себя таким образом, Алиса начала врать.
- Нас много, - Алиса почувствовала, как сердце забилось чаще, как всегда бывает, когда приходится говорить неправду. - Сотни, может быть, тысячи, я точно не знаю. Я – прототип, - от пальмы первенства она отказаться не смогла, да и надо было разбавить враньё правдой. – После меня были собраны более мощные и более совершенные модели. Целая армия боевых киборгов готова отразить любую угрозу нашей планете, - название планеты она специально не сказала. Если не спрашивают, значит знают. Если не знают, пусть думают, что хотят. - «Мы – мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути», - она так увлеклась, что снова заговорила строчками из песен. Она ещё долго могла бы сочинять ужасы, которые ждут инопланетных захватчиков, вспоминая все прочитанные книги и просмотренные фильмы, но её остановили.

0

22

Имя нам - легион. Бойтесь и страшитесь, завалим ваши пляжи фантиками от "сникерсов" и семечковой шелухой... Игнат воспринял боевое заявление Алисы философски. Что ни скажи - все равно будут свои плюсы и свои минусы. Подчеркнутое "момент перехода я не видела" определенно отсылало к Игнату. Который, к своему неудовольствию, тоже ничего не видел при сравнительно больших шансах...
Ладно, по крайней явно стрелки Алиса не переводила. Даже заявила, будто у нее уже полно братьев и сестриц. Стали бы ее похищать, если б так. Но инопланетянам об этом знать не обязательно, наверное, она тоже так подумала. Знать бы еще, к чему приведут ее научно-фантастические потуги. Ей бы сценарии для боевиков писать, а не в ученые готовиться.
- Уточнения не существенны, - сообщил лысый в ответ на последнюю попытку устрашения. Она бы еще про "Кто с мечом к нам придет..." вспомнила!
Лысый повторил:
- Цели прибытия. Способ перехода. Установочные инструкции.
Он посмотрел на Игната, как будто намекая: вот, мол, девушка перехода не зафиксировала, тебе и отдуваться.
- Нет данных, - отозвался Игнат, размышляя, а не поспешил ли он с подобным заявлением. И вообще - самое удобное в сложившейся ситуации: молчать и ждать, что будет дальше. Пока на него самого не слишком обращают внимание, можно обдумать сложившееся положение и оценить возможности противника. Насколько местным нужна информация и как далеко они собираются зайти, чтобы получить ответы.
Игнат по-прежнему все оценивал с точки зрения человеческого общества. Хотя, можно подумать, люди были бы исключительно вежливы, обходительны и, пожав плечами, сказали бы в ответ: "Ну, не знаете - до свидания. Раз вас много - не смеем вас больше задерживать".
- Сокрытие информации недопустимо, - безразлично сообщил лысый. Остальные стояли и просто ждали. Как декорации. Вешалки для национальных костюмов. Лысый напомнил:
- Нарушение установления преследуется.
Мальчик или девочка, не к месту подумал Игнат.
- Переход не предполагался, - сказал он, снова влезая в разговор во время возникшей паузы. Дознаватель задумался, но, кажется, не над его словами.
- Ответ не соответствует параметру достаточности.
Он все же за кем-то повторяет, этот лысый, подумал Игнат. Кто-то ему диктует, кто-то дергает за веревочки. Если это человек, а не машина. Уж слишком странный. Даже на фоне остальных. Дознаватель - вполне подходящая ему кличка. Пока Игнат думал о всяких глупостях, Лысый получил какой-то внутренний приказ и, повернувшись, сделал знак ученым. Или медикам. В общем, тем, кто был в белых халатах. Один из них опустил тонкие пальцы на идеально гладкую панель и под пальцами вспыхнули огоньки.
Лысый посмотрел мимо Игната - на Алису.

0

23

Алиса испугалась за Игната. Он отвечал односложно, ясно давая понять, что не намерен сотрудничать. Неужели не догадался схитрить? Или у него всё-таки были инструкции, и он не может их нарушить? Кстати, интересно, как они отличат незнание ответа на вопрос от сокрытия информации? Уж не эти ли огоньки, вспыхнувшие под пальцами учёных, им подскажут?
Боль была неожиданной. Возникла в позвоночнике, в местах недавних уколов, распространилась по нервам по всему телу и стихла быстро, оставив после себя неприятное ощущение, будто проходит действие местного наркоза, а операцию завершить ещё не успели. Чем-то похоже на действие блокиратора, который нацепил на неё Игнат, только сбоя в работе имплантатов не было. Алиса не успела подготовиться и вскрикнула. Из глаз брызнули слёзы. На Игната она не смотрела, и не сразу поняла, что он испытал то же самое. Последствия ошибки одного распространялись на обоих.
- Искажение информации приравнивается к сокрытию, - с неизменным безразличием сказал лысый, глядя на Алису. Будто предупреждал, что в случае следующего нарушения может быть больнее и длиться дольше.
- Я… поняла, - тихо ответила Алиса. – Больше не буду. Теперь… только правда и ничего кроме правды, - вставила она какую-то киношную фразу. - Только… отпустите его, - она посмотрела на Игната. – Он не виноват, он здесь из-за меня.
Зачем она это сказала? Ну, допустим, сможет Игнат отсюда уйти, ей-то это как поможет? Неужели она надеется на то, что он, получив свободу, вернётся за ней? Да, надеется. Потому что… «но должны же коты, пёс возьми, во что-нибудь верить».
Лысый её выслушал, но не ответил. Снова повернулся к Игнату.
- Цели прибытия. Способ перехода. Установочные инструкции. Количество моделей и классификация, - повторил он. Выходит, односложные ответы Игната его не удовлетворили так же, как и сочинение Алисы.

0

24

Пока лысый общался с Игнатом, у Алисы появилось время обдумать, как быть дальше. Если враньё они каким-то образом определяют, значит врать бессмысленно. Вариант героического молчания Алиса даже не рассматривала. Знала: не выйдет из неё героя. И какой смысл? Она не так уж много знает, вряд ли то, что она способна рассказать, может изменить ход войны. Значит, надо выкладывать всё, как есть. А потом что? Что с ними сделают, когда получат информацию? Убивать не будут, иначе не зашивали бы так аккуратно оставшуюся после установки микрочипа рану. Сделают одними из тех, серых? Одна только мысль об этом сводила с ума. Узнать бы, откуда эти серые берутся. Может, зря она боится, может, чтобы стать таким, надо здесь родиться, а взрослого человека с другой планеты сделать таким не получится? Хорошо, если так. Но опыт фантастических книг и фильмов говорил об обратном. Алиса постаралась отбросить эти мысли, рано нагонять панику. Другой вероятный вариант - эксперименты. Это тоже страшно, особенно с учётом того, что с обезболивающим тут туго. Но мысль об экспериментах почему-то не сводила с ума. Покушение на физическую целостность тела воспринималось легче, чем угроза вмешательства в разум - в то, что делает человека человеком. Пусть лучше эксперименты.
Алиса решила, что будет выполнять то, что они скажут, а потом, когда они ослабят бдительность, обязательно найдёт способ сбежать. Так бы она поступила, имея дело с людьми. С инопланетянами, больше похожими на машины в биологических телах, такая уловка могла не сработать, но ничего другого Алиса не придумала.
Мысль о том, что не всё ещё потеряно и есть смысл жить дальше, немного успокоила. Ощущение безысходности отступило, вместо него пришло сожаление о том, что не удалось воспользоваться новыми функциями по-настоящему, не на полигоне или в лаборатории, а для себя, просто так.
А ещё она жалела о том, что не успела толком поговорить с Игнатом. Ведь ясно было, что рано или поздно контакт состоится. Надо было заранее обсудить как себя вести. И взять друг с друга обещание, что тот, кому, может быть, удастся уйти, обязательно вернётся за вторым. Только Игнат всё равно бы не поверил в то, что она вернётся за ним. Так же, как она ему не поверила бы, пообещай он отпустить её домой после возвращения.
Алисе этот допрос уже начал надоедать. Раздражала невозможность сменить положение тела. Раздражало повторение одних и тех же вопросов. Раздражало отношение к ней, как к какой-то типовой модели, будто то, что она пока ещё остаётся человеком, не в счёт. Даже статус экспериментального образца был не так обиден, как намёк на конвейерную сборку множества таких же, однотипных, ни чем друг от друга не отличающихся, как… местные исполнители, которые никак не шли у Алисы из головы. Она понимала, что Игнат старается говорить с инопланетянами на их языке, в тех же терминах, которые используют они, но ей стало неприятно. Наверное, он и с заказчиком так же холодно и спокойно обсуждал детали её похищения.
- Суть работы, - продолжал лысый, обращаясь к Игнату, будто Алисы тут вовсе не было. - Технические характеристики модели. Меры предосторожности.

0

25

- Перевозка и охрана, - обтекаемо сообщил Игнат, не видя смысла сообщать вообще все, если уж достаточно было предыдущего варианта. Очень полезный навык. Не врать, но говорить ровно ту часть правды, которая удовлетворит благодарных слушателей. Насчет благодарности, конечно, большой вопрос. Игнат отчего-то захотел посмотреть на Алису. Что-то она там притихла. И почему-то он сомневался, что это последствия шока от столкновения с жестокими инопланетянами, бессовестно провалившими первый контакт. А также второй, третий и все последующие.
Перевозка имела место быть. Они двигались на машине, какие могут быть сомнения. Охрана. Ну, пока Игнат не доставил объект, он за него в ответе. Объект, модель... а ведь он не слишком противился предложенной терминологии потому, что она позволяла отрешиться от понимания, что говорят они о живом человеке. В детстве Игната, кстати, учили, что за глаза говорить неприятные вещи о ком-то неприлично. Наверное, потому на нее и хотелось посмотреть. Выяснить, что она обо всем этом думает. Когда она сама рассказывала о своих кибер-достоинствах, у нее выходило гордо. Смотри, какая я. Если бы не твой браслет, еще и не такое смогла бы. Но это когда она была одна на миллион. А теперь, выходит - есть и покруче яйца в этом курятнике.
Полные отморозки. Или отжелезки. Интересно, они и при жизни такие были или это их прогресс так подкосил? А что? Очень удобно отключить все эмоции. Ни страха, ни сомнений, ни зависти, ни ненависти, только здоровая рабочая атмосфера, никаких провалов. Полюбовные разводы... да о чем он, какие разводы? Нет чувств - нет собственничества. Спарились из чистой необходимости, может быть, даже по расписанию... вдруг их тут по селектору вызывают: исполнитель такой-то пройдите в сектор такой-то для продолжения рода. А потом: ваше время истекло, господа исполнители, возвращайтесь на свои рабочие места. И никаких шуточек, подколок...
К чему это он? Да просто "технические характеристики модели" привели в ступор. В голове крутилась мысль про длинные ноги и выдающуюся грудь, но это, скорее всего, были не столь интересные лысому характеристики. Меры предосторожности...
- Сигнальный маячок. Браслет на ноге.
Игнат не стал думать о том, что если инопланетяне не смогут открыть браслет без ключа, отрежут девчонке лодыжку. А вот если снимут... она же так этого хотела. Всю дорогу. Убить его была готова за ключ. Ну так?

0

26

Как у Игната безобидно всё выходило! Всего лишь перевозка и охрана. И ведь ни капли лжи, просто другие слова. Виден опыт ухода от ответов. Небось, часто ему приходится отвечать на неудобные вопросы так, чтобы никто ничего не заподозрил. Профессионал.
Алиса вспомнила, как сама подбирала нейтральные слова, расспрашивая Игната. Он тогда так ничего о себе и не рассказал, а она не особо настаивала. Тогда её не очень интересовали подробности его биографии, спрашивала скорее чтобы не молчать и не думать о страшном. Теперь она действительно хотела узнать Игната лучше, может быть, даже попытаться понять, как он стал таким… подходящего слова Алиса так и не сумела найти.
- Пункт назначения, - продолжал лысый. - Технические характеристики модели. Меры предосторожности, - повторил он уже заданные вопросы, по-прежнему обращаясь к Игнату.
Перед лысым отшутиться или отмолчаться не получится. Алиса внимательно слушала ответы Игната. Ей они тоже были интересны.
Выслушав Игната, лысый снова повернулся к Алисе.
- Количество моделей и классификация. Технические характеристики. Искажение и сокрытие информации преследуется.
Мог бы и не напоминать. Алиса недовольно вздохнула. Ну вот, всё-таки придётся отвечать. Врать она больше не собиралась, хватило с неё последствий.
- Я действительно прототип, - призналась она не без доли гордости. Всё-таки положение если не первопроходца, то, по крайней мере, результата труда первопроходцев, ей льстило. Может, от части потому она и согласилась на эксперимент - хотелось оставить в науке след, пусть даже такой. - Насколько мне известно, единственный, а потому и классифицировать тут нечего.
Над техническими характеристиками она задумалась. При Игнате озвучивать список имплантатов с описанием их функций не хотелось. Игнат всё равно оставался врагом, а значит, чем меньше он знает об её способностях, тем лучше.
- Я не совсем понимаю значение словосочетания «технические характеристики» в данном контексте, - сказала она, чтобы выиграть время подумать над ответом. – Поясните.

0

27

- Пункт назначения находится... в нашем мире.
Он уже так много видел, но все равно пауза сама собой появилась. Как-то странно произносить научно-фантастическую ерунду как будто это - обычное дело.
- Технические характеристики не оговаривались. У нас это не обязательное условие. Единственная мера предосторожности - маячок, - терпеливо пояснил Игнат. Ну, скажет он, что вырубил ее, связал и посадил в кузов, что дальше-то? Все эти меры предосторожности были успешно нарушены. За исключением того самого браслета. Местные явно приверженцы строгих правил и точного исполнения приказов. Лучше про нарушения не говорить. Мало ли. Хотя: применим ли здесь вообще термин "лучше"? Если не убили сразу - вполне вероятно, что применим. Уже хотя бы к этому. Ладно, прорвемся.
Ну и лысый переключился на Алису с теми же вопросами. Видимо, достаточность все еще не была достигнута. А он-то рассчитывал, что они начнут болтать без умолку по случаю первого контакта? Иначе зачем предупреждать о незначительности деталей, о которых не спрашивают дополнительно? Или он тоже знает анекдот про студента, который сдает экзамен по ботанике, но подготовился только по одному вопросу? Ну-ну.
Алиса выбрала ту же тактику. Надо же, не слишком-то ее напугали местные. А сама говорила, что лучше Игнат, чем эти куклы, наводящие на нее жуть. От браслета во имя инопланетянской науки ее избавлять не бросились. В общем, не было и больших ожиданий. Прости, детка, сделал все, что мог, хоть и фиг знает, какой от этого был бы прок.
- Функциональное назначение модели, - расщедрился лысый на пояснение после паузы. - Превосходящая функция.
Он опять с кем-то советовался. Или спрашивал разрешения...
Или у него солнечная батарейка в башке разряжается, вот он и притормаживает, с неожиданно нахлынувшим раздражением, подумал Игнат. На Алису больше смотреть не хотелось.
Похоже, из них двоих теперь интерес представляла только она.

0

28

Полезно всё-таки было попросить уточнения. Раз полного списка имплантатов лысый не потребовал, Алиса тоже понадеялась было ограничиться общими определениями. В конце концов, чем она хуже Игната? Пусть не думает, что он один такой умный. Лысый тут же всё испортил со своей "превосходящей функцией". Всё-таки описание требовалось.
- Зачем вы спрашиваете? – она смотрела лысому прямо в глаза. Ей было неприятно на него смотреть, но она заставила себя. Нельзя показывать страх и неуверенность. - Ваши роботы испортили нашу машину, значит, узнали, как она устроена. Меня они тоже сканировали, никогда не поверю, что не разобрались в моих функциях. Давайте ближе к делу. Говорите, что вам от нас нужно? От нас двоих и от всей нашей планеты. Если вам нужна помощь, почему сразу не сказали? Две разумные цивилизации всегда могут договориться. Поверьте, мы не хотим войны. Но мы готовимся к ней, потому что вы не оставляете нам выбора. Отпустите нас домой. Это станет доказательством вашей готовности к переговорам. Тогда мы сможем вам помочь наладить контакт с нашим правительством. Вы спрашивали об инструкциях при переходе. В этот раз переход не предполагался, поэтому никаких инструкций именно у нас не было, никто же не знал, что мы с вами встретимся. Но наши учёные давно ищут контакта с другими цивилизациями. Нас интересует обмен опытом, знаниями, технологиями, культурными ценностями. Да просто знать, что мы не одни во Вселенной – это прекрасно!
Лысый слушал её. Никакого проявления интереса Алиса от него, конечно, не ждала. Но, по крайней мере, он не прерывал её, как тогда, когда она врала про армию киборгов. Алиса посчитала это положительным знаком, поэтому смело продолжала:
- Если бы мы явились к вам целенаправленно, наши инструкции были бы просты: сбор проб воздуха и грунта, возможно, простейших образцов флоры и фауны, потом поиск вашего правительства, передача вам нашего приветствия и предложения дружбы между нашими цивилизациями. К сожалению, мы не учёные и в наших руках нет власти, поэтому мы не можем предоставить вам необходимую информацию о нашей планете и какие-либо гарантии дальнейшего развития отношений. Но мы можем передать ваше послание правительству и учёным. Мы обязательно это сделаем, если вы поможете нам вернуться домой. Нам неизвестен способ перехода, а значит, вернуться назад самостоятельно мы не сможем. Нам нужна ваша помощь. Взамен предлагаем вам нашу.
Она замолчала, ожидая реакции. Лысый стоял неподвижно. Думал? Передавал информацию и ждал ответа?
Алиса посмотрела на Игната. Искала поддержки, подтверждения тому, что она всё сказала правильно, разрешения говорить за них обоих. Ну, или наоборот – указания на то, что она – романтическая дура, начитавшаяся детских книжек про мир во всём мире. Игнат был одновременно врагом, товарищем по несчастью, представителем одного с ней биологического вида, просто привлекательным, сильным мужчиной, на которого хотелось произвести впечатление. Наверное, по какой-то из этих причин, ей было важно знать его мнение.
Лысый наконец обработал информацию. Краем глаза Алиса заметила, как он подал знак учёным. В этот момент Алиса смотрела на Игната, поэтому поняла: наказание за неправильные ответы одного действует на обоих. Её ответ был признан неправильным.
В этот раз боль была сильнее. Или Алиса просто слишком много вытерпела за последние несколько часов и слишком устала. Терпеть больше не могла. Закричала, уже не думая, как это оценит Игнат.
Лысый выждал некоторое время и ещё раз повторил инструкцию, кажется, дополнил её новыми пунктам, Алиса уже плохо соображала.
- Любой вопрос требует обязательного ответа. Отвечать только на задаваемые вопросы, чётко и развёрнуто. Если детали не уточняются, значит, они не важны для составления общей картины. Искажение и сокрытие информации преследуются.
- Что б ты провалился, - сквозь зубы процедила Алиса, надеясь, что лысый её не услышит или не сочтёт нужным реагировать.
- Функциональное назначение, - как ни в чём ни бывало, повторял лысый. - Превосходящая функция.
- Назначение: исследование труднодоступных немодифицированному человеку областей,- Алиса отвечала медленно, голос дрожал, из глаз катились слёзы, и она с ними уже не боролась. – Превосходящие функции: при погружении под воду - получение необходимого для дыхания кислорода из состава воды и устойчивость к колебаниям внешнего давления, при ухудшении видимости - имитация зрительной функции посредством эхолокации, при необходимости защиты – генерация электрических разрядов и устойчивость к ударам электрическим током.
Алиса перечислила функции, но не имплантаты, ведь лысый спрашивал именно про функции. Ей уже было всё равно, как о ней говорят – как о живом человеке или как о какой-то абстрактной модели, не обладающей ни чем, кроме набора технических характеристик. Пусть говорят, если им так нравится. Пусть Игнат поддерживает их терминологию так естественно, будто сам её придумал. Плевать. Она даже согласна поддержать игру. Лишь бы скорее закончился допрос, лишь бы её отстегнули от этого кресла и оставили в покое, лишь бы больше не было боли.
- Ответ не соответствует параметру достаточности.
Сколько раз он это повторил? Всё ему не так. Значит, всё-таки знают они о ней всё. Зачем тогда спрашивают?
- Чёрт! – вырвалось у Алисы. - Других используемых функций нет, - она поспешно постаралась поправиться. - Есть скрытый нейроразъём. Я не знаю целей его установки, мне не приходилось его использовать, в открытой документации он не обозначен. Есть экстренный режим поддержания жизненно-важных функций, его использовать мне тоже не приходилось, но я знаю, что он есть. Включить его осознанно я не могу. Есть замена повреждённой естественной функции дыхания.
Лысый, кажется, наконец удовлетворился ответом. Во всяком случае, больше ничего не сказал. Повернулся к Игнату. Алиса решила, что Игната он считает в их команде главным.
- Цели, возникшие после перехода. Предполагаемые способы их достижения. Факторы, повлиявшие на выбор маршрута.

0

29

Игнат встрепенулся. Вот интересно, у девчонки тормоза сбились еще когда она в аварию попала, это результат операции с применением инопланетных технологий или она всегда такая оторва была?
В очередной раз возникло сомнение: а вдруг у нее шок? Ну, это ведь свойственно женщинам. Сначала напялить на себя платье и ждать от тебя одобрения, а потом, когда одобришь, кричать: да оно меня полнит, тебе все равно! Ну и всякие прочие странности. Противоречия - вот суть женской логики.
Итак, она обещает больше не врать, делает вид, что беспокоится не столько за себя, сколько за безвинно пострадавшего по ее вине похитителя и тут же заводит очередную научно-фантастическую байку. Ребята, это точно шок. У Игната шок. От этого безумного, безумного мира.
Он слегка удивился тому, что лысый дал Алисе выговориться. Потом понял, что парень, может, даже не слушает. Просто получает очередной неслышный приказ. Ну, что же. К чему готовиться, уже известно. Когда знаешь, чего ждать, как ни странно, не так страшно. Даже если речь идет о том, что заранее знаешь о неприятностях.
Успокоить бы ее надо. А то начнет сейчас рыдать. Но, кажется, Игнат слишком плохо думал об Алисе. Рыдать она уж точно не собиралась. Боль была с Игнатом, в общем, на протяжении всего не слишком увлекательного общения. Просто после мини-операции она нашла новые точки приложения усилий. Новый удар не стал неожиданностью. Фигово, когда ничего не можешь поделать с тем, что за тебя кто-то решает, когда и что ты будешь не только делать, но даже чувствовать. Кажется, его слегка оглушило, поэтому, возможно, крик ему почудился.
Алиса выложила насчет "функций". Значит, она под водой дышит, электричеством питается и... что там еще? Что-то насчет эхолокации. Досадно, но соображал Игнат туговато. Вот интересно, что бы он подумал, если бы ему рассказали об объекте подробно до похищения. Заказчики - они, конечно, бывают со странностями. Но это... нет, он бы не поверил. А лысый воспринимает все, как должное.
Ладно. Примем к сведению. Пригодится.
- Оценить окружающее пространство. Найти поселение. Выяснить... параметры поселения.
А хорошо звучит, да? Вместо: "да блин, я вообще офигел, а спросить, что творится, не у кого!"
- Исходя из целей был выбран путь. В поле видимости было одно поселение. Поселение предполагало возможность получить пищу, воду, информацию. Ваши дроны пытались нас атаковать несколько раз. Поэтому мы искали путь проникнуть в город в обход радаров. Или что там у вас по периметру установлено.

0

30

По крайней мере, Алиса сделала всё возможное, чтобы наладить мирный контакт. Теперь было ясно: никакой ошибки недопонимания нет. Инопланетянам не нужен мир. В её словах на этот раз не было ни капли лжи. Во всяком случае, сама она искренне верила в то, о чём говорила. Значит, инопланетяне не оценили предложения. Отрицательный результат – тоже результат. Теперь известно наверняка: вернуться домой никто не поможет, придётся рассчитывать только друг на друга. Получить бы ещё подтверждение того, что Игнат готов к сотрудничеству. Только как? При лысом не поговоришь.
Всё-таки Алиса была благодарна Игнату за то, что не стал рассказывать инопланетянам подробности их знакомства. Во-первых, незачем им об этом знать. Во-вторых, ей, наверное (раньше она об этом не задумывалась), было бы неприятно слышать, как он последовательно и хладнокровно описывает детали похищения. Чем руководствовался Игнат, решив не упоминать подробностей, для неё значения не имело, не рассказал, и хорошо.
Лысый снова «завис», обрабатывая ответы Игната. Как же раздражает! Скорее бы уж спросил всё, что его интересует, и покончили бы с допросом. Нет, надо тянуть время.
Алиса старалась не думать о том, что последующие за допросом события ей могут понравиться ещё меньше. Была бы хоть какая-то определённость, было бы легче. Но, похоже, на то, что инопланетяне посвятят их в свои планы, рассчитывать не приходилось.
- Достигнутые цели, - продолжал лысый, глядя на Игната. Алисе стало чуть-чуть обидно. Ну, точно, её воспринимают, как подопытное животное, даже не как источник информации более сложной, чем собственные технические характеристики. И ведь не докажешь ничего! - Способы получения пищи и воды. Способы получения препаратов и оружия. Способы получения доступа. Способы получения информации. Выводы, сделанные на основе полученной информации. Причины неподчинения при контакте.
Пока лысый слушал Игната, двое учёных подошли к Алисе. Сзади снова зашумел механизм. Алиса собралась обернуться на звук, но вокруг её головы сомкнулся холодный металлический обруч. Теперь даже голову повернуть было невозможно.
Что они ещё придумали? Алиса почувствовала, как поднимается тёмная волна паники. С каждым разом становилось всё страшнее, и перед каждым новым приступом страха Алиса думала, что так страшно ей ещё никогда в жизни не было.
Кресло медленно трансформировали в ровную горизонтальную поверхность. Алиса по-прежнему оставалась пристёгнутой к нему.
- Что вы собираетесь делать? – не удержалась она, спросила.
Ответа не последовало. Учёные настраивали аппаратуру, которой вокруг Алисы неожиданно оказалось много.
Игната Алиса теперь могла видеть только краем глаза. Слушала его ответы и удивлялась, как он может оставаться таким спокойным. Можно было, конечно, списать его спокойствие на действие какого-нибудь препарата, ведь явно ему что-то вкололи. Но Алиса наблюдала за ним и раньше, успела отметить его самообладание на протяжении всего пути. В который раз она пожалела, что такой человек стал её врагом. И, чёрт побери, почему она тогда отказалась от секса? Всё равно умирать, никто их живыми домой не отпустит, если сразу не убили, значит, убьют позже или придумают что-нибудь похуже смерти. Так хоть узнала бы, что значит быть с настоящим мужчиной. И плевать на то, что он – враг. Так даже интересней.
Вокруг Алисы выстроили конструкцию, из того, что она видела на Земле, больше всего напоминающую томограф, только с поправкой на научно-фантастический антураж. Если бы действие происходило на киноэкране, Алисе было бы интересно наблюдать за ним. Находиться внутри замкнувшегося вокруг неё цилиндра, приглушившего внешние звуки, было жутко. Алиса приготовилась к очередным неприятностям.
Яркий свет на мгновение резанул по глазам, оставив после себя тёмные пятна. Потом раздалось тихое жужжание, будто шла настройка механического объектива старой фотокамеры, и пространство внутри цилиндра осветилось зеленовато-голубым светом – приятным для восприятия, даже как-то подозрительно успокаивающим. Алисе показалось, что даже боль, оставшаяся после предыдущих процедур, немного утихла, будто свет обладал обезболивающим действием.
Спокойствие длилось недолго. Знакомые красные лучи сканера замелькали вокруг, раздражая глаза яркостью и контрастностью с зеленовато-голубым фоном. Тело прошибла лёгкая дрожь, как будто по нервам прошёл слабый разряд электрического тока, как тогда, во время прохождения светящейся решётки. Алиса поняла: её изучают.
Минут через пятнадцать красные лучи погасли. Под головой что-то щёлкнуло и сдвинулось. Холодная металлическая поверхность неприятно соприкоснулась с затылком. Через полминуты сработал браслет.
Алиса, наконец, потеряла сознание от боли, нехватки воздуха и страха. Кто только придумал эту штуку? На себе бы испытал…
Пришла в себя в том же положении. Аппарат, похожий на томограф, убрали. Вокруг неё столпились учёные, их было пятеро или даже шестеро. Лица не выражали эмоций, но по количеству столпившихся Алиса сделала вывод, что за неё испугались. За спинами инопланетян она не могла видеть Игната. Что-то ещё мешало видимости, Алиса не сразу поняла, что это кислородная маска. Где-то, как будто вдалеке, монотонно звучал голос лысого. Тот повторял всё те же инструкции. Значит, Игнат тоже здесь, иначе к кому он обращается? Не к Алисе же, которую только что привели в чувства.
Интересно, сколько прошло времени? Алиса хотела было спросить, но вспомнила, что на вопросы здесь отвечать не принято, и промолчала.
Резкая боль обожгла руку: вкатили какой-то особо колючий укол. Алиса тихо чертыхнулась. Сопротивляться она всё равно не могла, поэтому постаралась расслабиться, чтобы было не так больно.
После укола в голове прояснилось. Алиса уже отчётливо слышала лысого.
- Назначение прибора. Полный список свойств. Способ снятия без повреждения прибора и образца.
Лысый обращался к Игнату. Алисе тоже было интересно, что Игнат ответит. Вдруг он всё-таки соврал ей? Или умолчал подробности. Алиса спрашивала про ключ. Может, ключа у него действительно нет, но браслет открывается каким-то другим способом?
Алисе не понравилось уточнение про повреждения. Очень не хотелось, чтобы её «повредили», чтобы сохранить какой-то дурацкий прибор, если инопланетяне сочтут, что прибор важнее.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Столкновение с Системой". Игнат и Алиса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC