Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » A good name is better than riches


A good name is better than riches

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

* Доброе имя лучше богатства.

Время и место действия:
18 октября 1811 года. Утро. Блэкберн-холл.

Действующие лица: Элинор Грей, Оливия Норрис.

0

2

Вернувшись в свою комнату, Элинор немножко поплакала, но только до того, как в дверях появилась Оливия Норрис. Она рассказала тетушке все, что случилось в музыкальной гостиной, ровно в тех же словах, в которых описывала происшествие Самуэлю Кавендишу и Дженкинсу. И ни разу не обмолвилась о том, что считает увиденное плодом своего разыгравшегося воображения, с которым сыграли дурную шутку ветер, тени и темнота. Было уже около четырех, и мисс Норрис не стала устраивать племяннице долгих разбирательств, видимо, оставив их до утра, так что дамы быстро разошлись по своим комнатам спать.
Элинор долго не могла заснуть, а когда наконец ей это удалось, то проспала не долее двух с половиной часов. Голова наотрез отказывалась от отдыха, зато любую мысль о случившемся подхватывала с неизменным удовольствием. Провертевшись в постели почти час, Элинор обдумала все.
Во-первых, она не сумасшедшая и не экзальтированная дама, и никогда не думала и не мечтала о встречах с призраками, к тому же вовсе не боится темноты.
Во-вторых, темнота, конечно, иногда заставляет принять угол шкафа за причудливую фигуру, а развевающуюся шаль за руку невидимого зверя, но обман этот никогда долго не длится, и уж точно не бывает таким причудливым, похожим на целый спектакль.
В-третьих, что с сегодняшнего утра все только и будут говорить, что о ее скандальном ночном появлении недалеко от спальни хозяина, а уж как объяснять и что додумывать - предсказать никак нельзя. И будет это длиться до следующего неожиданного и яркого происшествия в округе, что в небогатой на события местной жизни случится очень нескоро. и если мистер Нэш узнает, а он узнает, то... Дальше лучше было не думать.
Наконец, в-четвертых, что она не знает точно, существую ли призраки и привидения, но с ними поделать она точно ничего не может. А если это не они...

Почувствовав легкое головокружение от открывающихся перспектив, Элинор поднялась с постели, прошла в комнату тетки, как была, в одной рубашке и босиком, откинула полог у ее постели и, старательно заглушив угрызения совести, принялась ее будить.
- Тетушка, тетя Оливия... - она легонько потрепала мисс Норрис по плечу. - Ну проснитесь же. У меня к вам важный разговор. Ну пожалуйста, это важно.

0

3

С возрастом усугубляются не только недостатки; к пятидесяти годам Оливия приобрела репутацию особы язвительной, но не лишенной логики и здравого смысла даже в глазах собственного кузена, и почитала эти черты основным своим достоинством. Поэтому она не спешила делать скоропалительные выводы относительно поведения бедняжки Элинор, чью уже не сбивчивую и путаную, а вполне последовательную речь прослушала в четвертом часу ночи. Ночные бдения не способствуют принятию верных решений. Мисс Норрис рассудила, что разговоры о случившемся потерпят до утра - поскольку никаких полезных действий в столь неподходящий час она предпринять не сможет.
Отправив Элинор в постель, сама Оливия некоторое время не спала, ворочалась и вздыхала – услышанное произвело на нее достаточное впечатление, давшее пищу для размышлений, важнейшим из которых стал вопрос: «Верить или не верить?»

Рассказанное Элинор казалось слишком невероятным, чтобы быть правдой, и девять человек из десяти списали бы все на чрезмерную экзальтированность и нервозность юной особы. Кого удивит впечатлительная девица, падающая в обморок при виде тени?
Но «тетушка Норрис» знала племянницу лучше, чем кто бы то ни был. Элинор не падала в обмороки. Элинор не была склонна к глупейшим девичьим фантазиям.
Поэтому она… поверила, и, поверив, вознамерилась увезти мисс Грей домой сразу же после завтрака. Чтобы это ни было – бесплотный призрак или чья-то злая шутка (мисс Норрис вспомнила странный взгляд баронета и нахмурилась), приличной девушке в этом доме не место.
Еще неизвестно, чем все закончится!
На молчание миссис Филлипс рассчитывать не приходится, а попытаться убедить ее быть молчаливой – добавить дров в костер подозрений… Мисс Норрис завозилась под одеялом. Придется объясняться перед мистером Греем…
Ах, как это все не вовремя!
Надо написать мистеру Нэшу! Пусть приедет, женихам должно хотя бы изредка навещать своих невест. Период помолвки, так любимый всеми девицами, у Элинор выходил совсем уж невеселым.
С этой мыслью мисс Норрис закрыла глаза, а когда снова открыла, было утро, в щель между занавесками вползал серый рассвет, а над ней стояла мисс Грэй.
- О, господи, что снова случилось, девочка моя? – мисс Норрис стремительно села на кровати.

0

4

- Я думала почти весь остаток ночи и еще утро, - ответила Элинор, усаживаясь на постель и не замечая, как забавно ее ответ сочетается с вопросом мисс Норрис.
Она наморщила лоб, собираясь с мыслями. Сказать надо было много, и так, чтобы тетушка поняла, что ее намерение не является блажью или порывом, прихотью, за которым не стоит ничего более существенного.
- И я совершенно уверена, что у меня не было видений, и я не перепутала тень на стене с силуэтом монахини. Нет, я правда видела то, что видела. Пожалуйста, только не перебивай меня, - она сделала вздох поглубже и продолжила. - Это все было по-настоящему. Я не знаю, как, но по-настоящему. Я не верю в призраков и привидения, но это происходило на самом деле.
Оставшись сама с собой и собственными мыслями, Элинор поняла, что в привидение поверить не может. Вероятно, сказалось общение с родным дядей, который высмеял бы любого, кому вздумалось заикнуться о потустороннем. Возможно, причиной была и вся жизнь Элинор, в детстве и ранней юности узнавшей, что жизнь не всегда улыбается, что прививает иногда трезвый и реалистичный взгляд на мир получше любого другого воспитания.
А теперь предстояло перейти к самому главному.
- И я думаю, что мы должны остаться в Блэкберн-холле и все выяснить, тетушка.

0

5

- Ни в коем случае! - запальчиво проговорила мисс Норрис, втайне ожидавшая от племянницы подобной просьбы, - ты слишком юна и неопытна, Элинор, чтобы осознавать последствия огласки. Лучшее, что мы можем сделать – уехать сразу после завтрака, по-возможности, не давая пищу для новой порции слухов и домыслов.

Мисс Норрис беспокойно завозилась на постели, потом вскочила, и забегала из угла в угол с неожиданной для женщины ее возраста прытью.
- Ты не понимаешь, - Оливия совершила круг и остановилась у кровати, ткнув пальцем куда-то в пол, - для них случившееся – достаточная причина для осуждения и подозрений. Тебя ославят неуравновешенной фантазеркой, и это еще не самый худший вариант развития событий. Судя по выражению лица миссис Филлипс… В нем было слишком много патоки. Надо написать мистеру Нэшу, раньше, чем эта история обрастет такими подробностями, которые тебе и не снились, девочка. Я сегодня же скажу кузену, что стоит поторопиться со свадьбой. Ах, этот сэр Самэуль!.. Я была о нем лучшего мнения. Порядочный человек не позволил бы разгуливать по собственному дому призракам, ни реальным, ни выдуманным! Если мы задержимся до обеда… это станет поводом для догадок не самого приличного толка. Нет-нет-нет, и не проси, душа моя!

0

6

- Нет, я все понимаю, - упрямо настаивала на своем Элинор, с некоторым удивлением следя за бодрыми передвижениями тетушки, которая как будто не была разбужена не дольше пяти минут назад. - Ведь если мы уедем сразу, то все домыслы сэра Самуэля, его гостя, миссис Филлипс и всех, кому она расскажет о ночном происшествии, будет некому развеять. Они будут обрастать подробностями!
Тетушка озвучила именно то желание, которое первым пришло и к самой Элинор. Уехать как можно скорее, не разговаривая ни с кем и не давая новых поводов для сплетен. Но хорошенько все обдумав, она поняла, что не давая никаких новых поводов, она как раз даст возможность всем сплетникам и любителям слухов и разговоров поупражняться в домыслах. Уезд будет бегством, которое развяжет всем руки.
- Если мы уедем, то никогда-никогда уже не сможем вернуться сюда. И никто, тетушка, совершенно никто ничего не сделает, чтобы все выяснить. Что это за призрак. И, тетушка, - Элинор поднялась с постели и, бросившись наперерез мечущейся Оливии, схватила ее за руку, - ты ведь тоже об этом думала, правда? Ты поэтому так сказала: призрак реальный или выдуманный? Ты ведь тоже сомневаешься и думаешь, что это может быть чья-то шутка? Или глупая и дурная выходка? И... неужели ты подозреваешь в таких играх сэра Самуэля?
Элинор и так чувствовала себя неважно, но после слов о хозяине, позволяющем разгуливать призракам, ей стало еще более неприятно. Неужели сам владелец Блэкберна - виновник всего, что ей пришлось пережить? Вполне разумное объяснение, от которого Элинор остолбенела. Почему ей раньше не пришло это в голову?
- В таком случае я точно никуда не поеду, пока хотя бы не постараюсь все выяснить, - твердо сказала она. - И не пытайся меня отговорить. Я притворюсь больной. И чтобы заставить меня уехать, вам с мистером Греем придется пойти на скандал.

0

7

Пока племянница говорила, «тетушка Норрис» слушала, не пытаясь перебить, и заметно мрачнела. Несмотря на очевидную невозможность пойти у Элинор на поводу, Оливия не могла отрицать, что в словах племянницы содержится рациональное зерно. Говорить все равно будут – уж кто-кто, а миссис Филлипс своего не упустит. Возможно, сам Кавендиш окажется джентльменом и попытается пресечь попытки сплетничать о случившемся, по крайней мере, со слов Элинор выходило, что он вступился за нее, однако… на чужой роток не накинешь платок.
Если же предположить, что Элинор говорит правду (а Оливия справедливо предполагала, что племянница говорит правду) – это чей-то розыгрыш. В таком случае хозяин Блэкберн-холла первый попадал под подозрение. К тому же, туманное прошлое баронета и полная неизвестность относительно статуса его приятеля… Вдруг девочка права?
- Но зачем ему это нужно? – пробормотала Оливия про себя, и тут же подскочила, как ужаленная , остолбенело взирая на племянницу немного снизу вверх, - притворишься больной? Девочка моя, да ты и вправду нездорова! Как тебе в голову пришло…
Мисс Норрис прикусила губу и смолкла.
То, что собиралась сделать Элинор, было за гранью приличий.
И она это сделает.
Оливия слишком хорошо знала мисс Грей. Упрямства той было не занимать. Вся в покойную матушку.
- Ты понимаешь, девочка моя, чем тебе это грозит? – обреченность в голосе тетушки свидетельствовала о том, что она почти готова уступить, - если об этом узнает мистер Грей, он запрет нас дома обеих, до самой твоей свадьбы, если об этом узнает общество, твоя репутация будет безнадежно испорчена, и мистер Нэш расторгнет помолвку. Доктор Добсон разоблачит тебя мгновенно. Или припишет твою болезнь расстроенным нервам.

0

8

- Откуда я знаю, зачем сэру Самуэлю это нужно? - хмуро спросила Элинор.
И про себя добавила неутешительную новость: "Значит, тетушка и правда думала, что это, возможно, он".
- Мы не знаем, какие развлечения предпочитает сэр Самуэль. Может быть, насмехаться над гостями - это новая мода из Лондона? Пригласить, очаровать обходительностью, а потом поставить в неловкое положение? Посмеяться? Это дико, но ты же помнишь, что говорят о его прошлом.
Теперь мисс Грей заметно погрустнела. Весь прошедший вечер сразу представал в другом свете. Очарование приема, непринужденный, приятный и интересный разговор, танец, комплименты и все прочее оказывались не ценными воспоминаниями, а всего лишь прелюдией к... шутке? Упрямство в Элинор стремительно возросло, пропорционально желанию разобраться. Если Самуэлю Кавендишу нравятся подобные развлечения, то она просто обязана все выяснить и сказать ему об этом прямо, чтобы не выглядеть в его глазах наивной дурочкой. А если это не он... если все-таки не он... тогда, уехав, он не будет думать, что у него на приеме побывала фантазерка с больными нервами и не очень уместным воображением. И никогда не будет рассказывать забавную историю о видениях, чтобы посмешить компанию друзей и знакомых. А для нее вечер в Блэкберне останется приятным воспоминанием, от которого не придется краснеть...
И еще, разумеется, это спасет ее репутацию...

- Мистер Грей ни о чем не узнает. И мистер Добсон тоже, - твердо заявила Элинор. - Я не буду говорить, что меня лихорадит или рисовать себе сыпь. Я скажу, что у меня безумная головная боль. Да, я очень хорошо помню, как это было у моей матушки. Сильная боль в виске, - в выражении лица Элинор появилось что-то мечтательное и даже вдохновенное, - пронзающая насквозь голову и отдающаяся в затылке. Когда невозможно даже пошевелиться. И пусть мистер Добсон докажет, что у меня ничего подобного нет.

0

9

- Ох!.. – только и смогла выдавить из себя тетушка, обреченно взирая на решимость, написанную на хорошеньком личике племянницы.
К счастью для Элинор, дух авантюризма, свойственный мисс Норрис в молодости, с возрастом не оставил ее окончательно, а склонность мыслить аналитически вкупе с опытом и любознательностью лишь подталкивали к согласию… и Оливия согласилась.
Все еще сомневаясь – не только и не столько в успехе предприятия, сколько в том, разумно ли это, она уложила Элинор в постель, взбила подушки, смочила лоб и виски племянницы водой из кувшина, и открыла флакончик с нюхательными солями.
Критически оглядев мизансцену и не найдя в ней явных изъянов, мисс Норрис немедленно призвала горничную.
Дебют прошел как по маслу. Прибежавшая на звон колокольчика и вопли гостьи девушка оказалась в меру смышленой, сбегала на кухню за уксусом, чтобы растереть виски болящей, помогла одеться Оливии и немедленно сообщила о проблеме дворецкому.
С ним мисс Норрис и столкнулась в дверях комнаты для завтрака, где за столом уже восседала чета Филлипс, мистер Грей, мистер Роуз (дамы еще не спустились) и сэр Самюэль с приятелем.
Вероятно, присутствие хозяина удерживало миссис Филлипс от желания немедленно живописать детали ночного происшествия. Что, впрочем, не помешало ей наисладчайшим голосом поинтересоваться причиной отсутствия мисс Грей.
- Элинор не смогла подняться… она плохо себя чувствует, - умение лгать вдохновенно не входило в перечень достоинств мисс Норрис, но видимое волнение легко было списать на естественную обеспокоенность болезнью племянницы.
- Вероятно, необходимо послать за доктором, сэр, - дворецкий вытянул шею из-за плеча гостьи, взирая на хозяина выжидательно и подобострастно.

0

10

Утро для миссис Филлипс вышло деятельным. Сначала она в подробностях поведала о странной сцене в музыкальной гостиной своему мужу, мистеру Филлипсу и, разумеется, очень скоро ей пришлось все повторить слово в слово мистеру Грею, во время утренней прогулки, которую предприняли до завтрака те, кто привык подниматься раньше. Мистер Грей помрачнел и замкнулся, и миссис Филлипс постаралась его ободрить, но, кажется, у нее это получилось не очень хорошо.
Никому не пришло в голову просить ее молчании. Вероятно, это было следствием того, что все понадеялись на очевидную деликатность, необходимую в таких обстоятельствах. Но у миссис Филлипс представления о деликатности были свои, которые она и выразила в последующем разговоре с миссис Роуз.
- Не кажется ли вам, что с нашей стороны будет некрасиво не сделать ничего, чтобы предупредить мистера Нэша? Когда у невесты такие фантазии... - миссис Филлипс покачала головой.
О своей второй версии - тайном свидании Самуэля Кавендиша и мисс Грей - она предпочла не распространяться, справедливо полагая, что хозяин к слухам о себе может отнестись очень неблагосклонно, а его миссис Филлипс чуточку побаивалась.

За завтраком все явно ожидали появления родственниц мистера Грея. Появление одной мисс Норрис, взволнованной, растерянной и с плохими новостями, кажется, никого не оставило равнодушным. И если мистер Грей нахмурился еще больше, мистер Филлипс вздохнул и угрожающе посмотрел на жену, то сама миссис Филлипс еле сдерживала торжество.
Сонное существование провинции было потревожено наступлением События.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » A good name is better than riches