Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Искусство требует жертв. Начало декабря 2011 г. М.Спенсер, Х.Рэддинг


Искусство требует жертв. Начало декабря 2011 г. М.Спенсер, Х.Рэддинг

Сообщений 31 страница 60 из 66

1

Искусство требует жертв

Время и место: начало декабря 2011 г., Сент-Луис, штат Иллинойс
Участники: Майк Спенсер, Хлоя Рэддинг
Краткое описание: расследование жестоких убийств приводит Майка к странным открытиям... может быть, не стоило брать в партнеры Хлою?

0

31

Хлоя задала тот же вопрос, что возник в голове у Спенсера. Вот только решение девушка предложила совсем другое. Решение, больше подходящее для обычного расследования, но не для дела с проклятой картиной… Это больше походило на издевку, хотя Майк был уверен, что охотница не издевается над ним. Просто, хочет отвлечь его от мыслей об охоте. За это ей нужно было быть благодарным, но в душе шевелились совсем другие чувства, справиться с которыми удалось не сразу.
- Камера? Можно установить, - выдавил бывший полицейский. – Только я ее с собой не взял, но съездить в Ист-Сент-Луис не проблема… Но если убийцы уже побывали здесь, зачем им возвращаться? Да и потом, думаю, эта та самая картина…
Откуда у него такая уверенность, Спенсер не знал. Очень хотелось все списать на профессионализм и природную интуицию, но на самом деле картина просто вызывала страх. В ней явно было что-то сверхъестественное.
И именно это понимание заставило Майка произнести:
- А вообще не надо камер, думаю, самым логичным будет сжечь ее. Так будет лучше для всех. Ты ведь тоже так считаешь… - это был не вопрос, утверждение. - А потом выясним историю сыновей Белла и, если они причастны, арестуем их.
Майк шагнул к картине. И на какое-то мгновение ему показалось, что глаза Райана Белла почернели… Точно так же, как у продавца в лавке подержанных вещей… И воспоминание об охоте, которая едва не стоило им с Хлоей жизни, заставили Спенсера шарахнуться назад.
- Ты видела?! – пробормотал он.
А в следующий миг снаружи послышался звук подъезжающих машин… Полицейских машин…

0

32

- Ну, может, у них не было возможности ее вынести, - предположила Хлоя, пытаясь представить, как бы мыслил преступник, убивший, возможно, троих человек. В голове не укладывалось. У нечисти хотя бы есть оправдание. Нечисть не является человеком и, по сути, не убивает себе подобных.
- Мне просто так спокойней, - возразила Хлоя, когда Майк попытался снова подловить ее на том, что она думает с точки зрения охоты. Отпираться было бы глупо. - Но это не значит, что я права...
"И как мы ее вынесем? Нас наверняка кто-нибудь да заметит".
Проще уж тогда вообще не выносить картину из дома, а сжечь ее прямо здесь. В подвале, чтобы никто не заметил. По крайней мере, не заметил бы сразу.
Майк внезапно подался назад, едва не налетев на Хлою.
- Что? - Хлоя взглянула на картину и ничего не заметила. Но Майк вряд ли испугался бы просто так...
Вот только обсудить случившееся не удалось. Кто-то вызвал полицейских. К дому подъехали сразу две машины, их было видно из окна. Вряд ли стоило пытаться сбежать.
- Вот черт, - выругалась Хлоя. В перспективе замаячили неприятности. Входная дверь открылась. Судя по всему ключом.

0

33

Бежать было поздно. Двое незаконно проникших в дом с плохой репутацией, а смерть семьи – весомый повод для создания такой репутации – это потенциальные преступники. И если эти преступники попытаются скрыться, полиция будет стрелять.
Майк это знал, потому что сам бы стрелял, окажись в подобной ситуации на месте прибывших патрульных. А потому он поспешно произнес:
- Стоим. Не бежим. Подними руки и просто делай, что они будут говорить.
Дверь распахнулась, впуская двух полицейских, один из которых сидел на корточках, второй стоял, но у обоих в руках было оружие, и это оружие было нацелено на детектива и охотницу.
- Ни с места! Руки за голову! Лицом к стене! – прозвучали приказы.
И, медленно отступив к стене, подальше от злополучной картины, Майк заложил руки за голову и произнес:
- Все в порядке. Я частный детектив, меня зовут Майк Спенсер, документы в левом кармане куртки… Это моя напарница Хлоя Рэддинг, она консультант по предметам искусства. Нас нанял мистер Ландес, владелец картинной галереи…
Черт, вспомнить бы еще название галереи. Кажется, «Парнас». Да, точно, «Парнас».
- Галерея «Парнас». Он хотел разобраться в смерти Барстонов, которые были его клиентами.
- Разберемся, - был ответ.
Один из полицейских направился к Спенсеру, заломил тому руки за спину и одел наручники. Процедура оказалась чертовски неприятной, кто бы мог подумать. А затем, засунув руку во внутренний карман, патрульный достал документы.
- Эй, Тэйт, - обратился он к напарнику. – Парень правду говорит. Частный детектив, из агентства в Ист-Сент-Луисе.
- Неважно, - ответил второй полицейский. – Разберемся в участке. Мисс, - это он обращался к Хлое, - вам придется проехать с нами и без глупостей, пожалуйста.

0

34

Что могло быть хуже, чем столкнуться с полицейскими. То, что Майк сам был полицейским, вряд ли могло помочь. Они незаконно вторглись на частную территорию. Конечно, все еще можно сказать, что они просто хотели осмотреть дом. Но Майк решил не усугублять и сразу выложил, что он - частный детектив. Его документы все равно проверили бы и выяснили, кто он. У Хлои даже удостоверения не было. Да и оправданием это было не особенно действенным. Их все равно могут задержать. Что и случилось. Майку, должно быть, очень не понравилось, что на него одели наручники. Это было видно по его лицу, а Хлоя не могла ничего сделать, кроме как сочувственно улыбнуться. Они ведь понимали, что рискованно забираться в дом без разрешения. Так и подмывало спросить: "Можно мне тоже наручники?" Но Майк просил не делать глупостей. Пришлось просто последовать за полицейскими к машинам.
Им с Майком нужно было обсудить немного тщательнее то, что они скажут, если их вдруг застанет полиция. Но они просто не подумали, что могут попасться. Как итог - оказались в разных машинах и обсудить уже ничего не могли. Пришлось говорить в участке правду, которая выглядела более, чем нелепо. Ну, конечно, владелец картинной галереи обратился в детективное агентство потому, что ему казалось, будто люди умирают потому, что в домах у них оказывается проклятая картина. Как ни крути, но оба - и Ландес, и Кромби - напирали именно на эту "проклятую" часть истории. Скрытое зло и все такое.
- Да мы просто хотели убедиться, что картина все еще в доме и ее не вынесли, - это Хлоя повторила, кажется, раз десять, потому что разговор неминуемо возвращался к одному и тому же, как заезжанная пластинка. В участке пришлось провести больше, чем пару часов. Хотя Ландесу в галерею наверняка позвонили и давным давно выяснили, что он действительно нанял детектива. И уж конечно, в фирму, где работал теперь Майк, позвонили тоже. Будут ли у него неприятности из-за этого? Хлоя подозревала, что будут. Она бы даже не удивилась, если бы Ландес отказался от заказа. Наверное, это было бы не так уж плохо... если бы они уже не убедились, что с картиной что-то не так. Осталось выяснить, что именно не так. Для этого нужно было поговорить с Майком.
К тому моменту, когда копам надоело задавать одни и те же вопросы и они решили избавиться от задержанных, Хлое осточертел и полицейский участок, и весь Сент-Луис до кучи. Она так и сказала Майку, когда их, наконец, выпустили, пообещав засадить за решетку до скончания дней, если будут еще шариться по чужим домам. Тем более, что дом, принадлежавший Барстонам, как выяснилось, уже был продан и хозяева должны были появиться со дня на день.
- У тебя будут неприятности? - спросила Хлоя, когда они с Майком, наконец, остались одни.

0

35

Будут ли у него неприятности, Майк не знал. С одной стороны, вряд ли в агентстве поощрялись сотрудники, попадающие в поле зрения полиции. С другой, ничего лишнего Спенсер не совершил, он просто действовал в интересах клиентах.
А потому, на вопрос Хлои детектив лишь пожал плечами и ответил:
- Не знаю, хочется верить, что нет.
В любом случае, неприятности были в будущем, а в настоящем пока оставалась картина. Проклятая картина. Бывший полицейский отчетливо помнил, как почернели глаза у Райана Белла. Помнил и был уверен, что это не игра воображения.
Именно поэтому он и произнес:
- Мы должны вернуться в тот дом. Нужно уничтожить картину, пока кто-то еще не пострадал. В ней точно что-то есть. Когда я шагнул к ней, я видел, как глаза мужчины стали черными. Точно такими же черными, как и у торговца в Вандалии, помнишь?
Впрочем, вернуться было легче сказать, чем сделать. Машину детектива полицейские либо отогнали на штрафную стоянку, и сегодня, в связи с вечернем временем ее уже не вернули бы, либо оставили у дома. Как бы там ни было, добираться им предстояло на такси.
- Ты помнишь адрес? – уточнил Спенсер у девушки, бросая взгляд на проезжую часть и высматривая в потоке машин автомобили службы извоза.

0

36

- Подожди... что?!
Хлоя едва удержалась от вопроса: "Ты серьезно?" Конечно, Майк говорил серьезно. Вряд ли ему пришло бы в голову насмехаться над Хлоей. А Хлое не пришло в голову, что Майку могло показаться. Игра света и тени, неудачная обстановка, напоминающая о том, что в доме случилось нечто ужасное... Но нет, Майку не показалось.
Хлоя нахмурилась.
- Майк, стой... подожди! Правда, нам нужно поговорить... - мысли в голове роились, Хлоя злилась почему-то именно на Кромби - за то, что старик оказался не таким уж психом, каким казался.
- Прикасаться к картине может быть опасно. И приближаться к ней - тоже. Помнишь, Ландес говорил, что смерть Барстонов выглядела как несчастный случай, потому что все окна и двери были заперты изнутри. Если был убийца, он оставался в доме. И тут два варианта. Либо в картине живет призрак Райана Белла и делает все сам... Либо картина заставляет людей совершать эти убийства. Подумай, куда могла деться дочь Ройсов. Если бы это был призрак, он бы не выпустил ее из дому. А если бы она сбежала, то рано или поздно нашлась бы, даже если бы у нее память отшибло, ее ведь искали.
Хлоя помолчала, собираясь с мыслями. Нужно было объяснить, что она имела ввиду, но она слишком мало знала.
- Черт! Почему у нас нет материалов дела? Нужно было узнать, где нашли Барстонов, был ли кто-то из них рядом с кухней... Я хочу сказать, что... только не злись, сначала выслушай. Ты знаешь что-нибудь про картину? Джек и Джейд уже жили в Ист-Сент-Луисе и их как раз прихватил Питер Тернер, тот прокурор, из-за которого Джек оказался в тюрьме. Он думал, они собираются своровать картину, а они собирались ее уничтожить, потому что она странно влияла на людей. Заставляла их убивать себя. Рядом с ней нельзя было находиться.
Хлоя знала эту историю от Лэрри, а он - частично от Питера Тернера, а частично - от гадалки Розалинды... пацан неплохо использовал поминки, чтобы собрать информацию о родителях. Вроде бы даже - картина была какая-то известная, но почему-то после уничтожения ее не хватились. То ли это была одна из нескольких копий, которые нарисовал сам художник, то ли что-то еще...
- К той картине нельзя было приближаться без защиты.

0

37

- И что может служить защитой? – спросил Майк, которому после воспоминаний об одной из охот, неизвестных охот, Джека и Джейд стало не по себе. – Обольем себя святой водой? Или обольем картину? Или просто польем дом бензином, не заходя внутрь?
В душе снова всколыхнулось раздражение. Черт побери, ну почему, почему у них не может обычных дел?!
Но на этот раз Спенсеру удалось взять себя в руки и не сорваться на Хлою, которая была ни в чем невиновата, она просто хотела помочь.
В потоке машин мелькнуло такси. Майк махнул рукой, и автомобиль медленно вырулил к обочине.
- В любом случае, предлагаю сперва добраться до дома Барстонов, а потом уже решим, что делать дальше.
Бывший полицейский забрался в такси, называя примерный адрес – точного он так и не вспомнил.
- И как Джек и Джейд разобрались с тем делом? – спросил он. – Мы могли бы использовать их метод.
Такси петляло по улицами города. Один раз, чуть не свернуло не туда, но, наконец, привезло их куда нужно.
И в тот самый момент, когда они сворачивали на улицу, откуда сегодня днем их забрала полиция, Майк понял, что они опоздали.
У дома Барстонов стояла машина, не полицейская, обычная, а в окнах горел свет…

0

38

- Не знаю, - ответила Хлоя, она как раз думала над этим. Вопросы Майка были приправлены язвительностью, но он и сам уже понимал, что от охоты никуда не денешься. Он ведь сам видел, что с картиной что-то не так. Жаль, Хлоя не видела. Хотя она все равно не смогла бы определить, что происходит. Ей нужен был бы датчик электромагнитного поля, чтобы понять - имеют они дело с призраком или картина сама по себе "неправильная", как та, которую уничтожили Джек и Джейд.
- Хорошо, но пока не решим - не будем заходить внутрь. Если нас прихватят там еще раз, уже не выпустят, - заметила Хлоя. - Ну... судя по всему, картину они все же уничтожили. Но после этого Тернер взъелся на Джека... - "Хотя Джек и спас ему жизнь, похоже, такие мелочи люди легко забывают". - А как - точно не знаю. Им помогала Розалинда...
Не нужно было пояснять Майку, кто это такая. После гибели Шериданов, странная женщина, похожая на ходячую картину - столько на ее теле было татуировок - явилась, чтобы "посмотреть на Лэрри". Она приезжала и потом, перед тем, как Брайан забрал Лэрри в Англию, может быть, приезжала и на поминки, откуда Хлое знать, она ведь ни разу не бывала на этих унылых сборищах.
- Возможно, она сделала для них амулеты. Я позвоню Лэрри, возможно, он знает больше, чем мне рассказал.
Дергать брата не хотелось. Ему и так досталось, зачем лишний раз напоминать об охоте... и о погибших родителях.
- Я не уверена, что святая вода будет эффективным средством, - пояснила охотница, чтобы подтвердить необходимость звонка.
К этому моменту они уже подъехали к дому Барстонов... Табличка о том, что дом выставлен на продажу, чудесным образом успела пропасть за то время, которое Майк и Хлоя провели в участке. Зато во дворе появилась машина, белый мини-вэн, явно намекающий на то, что новые жильцы могли приехать с детьми.
- Вот черт, - пробормотала Хлоя. - Что будем делать? Дождемся, пока они уснут и стащим картину?

0

39

С тем, что сторонняя помощь им не помешает, Майк спорить не собирался. С его точки зрения звонить стоило не только Лэрри, но и старом профессору, который был специалистом по всякого рода чертовщине. Уж он бы точно сумел подсказать что-то дельное.
- Звони, - согласился Спенсер, рассматривая светящиеся окна дома, в котором, судя по теням на кухне, мирно ужинала счастливая семья, даже не подозревавшая, что в ее доме затаилась смерть. – Предлагаю сперва решить, как уничтожить картину, а потом уже придумаем, как ее вынести.
Проникать в дом ночью под видом воров – не самая удачная идея. Такое не удастся оправдать даже удостоверением детектива.
Лучше было забрать картину официально. Например, представившись сотрудниками галереи и показав какой-нибудь фальшивый договор, по которому, после семьи Барстонов их коллекция художеств возвращается обратно.
Свет в окне мигнул, будто барахлила проводка.
Сердце екнуло. Кажется, мигающий свет был плохим знаком… Мигание усилилось.
- Хлоя, - произнес Майк, чтобы привлечь внимание девушки к тому, что происходило в доме.
И вот тогда прозвучал первый крик.

0

40

Хлоя кивнула. Майк не спорил и не был против помощи - значит, не сомневался в том, что видел. И увиденное его порядком напугало.
- Главное, чтобы раньше никто не вызвал копов, - заметила она. Двое слоняющихся вокруг дома незнакомцев наверняка привлекли бы внимание бдительных соседей. А кто-то из соседей определенно бдителен, раз уж заметил Майка и Хлою днем. Хотя они не слишком-то скрывались. Кстати, машины Майка возле дома не было - значит, бдительные стражи правопорядка прихватили ее... ну вот, и как теперь воровать картину, интересно? Бежать с ней прямо по улице?
Охотница достала телефон. Хорошо бы, Лэрри ответил. Иметь дело с Брайаном она не хотела. Пусть уж лучше братец с ним потолкует, если это понадобится. Может быть, они там вдвоем даже найдут телефон Розалинды...
Два голоса произнесли ее имя одновременно. Майк смотрел на дом. Хлоя взглянула вперед и увидела мигающий в окнах свет.
- Не ходи туда, - быстро сказал Лэрри. Словно в ответ ему в доме кто-то закричал.
- Майк! - выдохнула Хлоя, делая шаг вперед. Свет в доме погас.
- Хлоя, нет! - донеслось из трубки. Похоже, Лэрри в своей Англии соображал быстрее охотницы.

0

41

Одновременно с криком свет в доме погас окончательно, будто лампочка не выдержала скачков напряжения и просто перегорела. Но Майк понимал, что дело вовсе не в несчастной нити накаливания. Дело в призраке… или даже в демоне.
И трудно было сказать, какая из перспектив пугала бывшего полицейского больше. Воспоминания о встрече с демоном были еще свежи в памяти, но и одержимый призраком дядя Джек также стоял перед глазами. Дядя Джек, готовый убивать всех, кого любит.
Из трубки телефона, который держала в руках Хлоя, донесся протестующий крик Лэрри. Кажется, сын Шериданов не хотел, чтобы они с охотницей шли в этот дом.
Спенсер и сам этого не хотел. Им даже не с чем было идти: ни соли, ни святой воды, только пистолет, да и тот заряженный обычными пулями, бесполезными против любой нечисти.
Но стоять и ничего не делать, слушая крики о помощи было намного страшнее, чем сцепиться с демоном в рукопашную.
И Майк бросился вперед, обгоняя Хлою. Входная дверь опять была заперта, но на этот раз Спенсер не доставал отмычки. Он просто навалился на дверь плечом. Один удар… второй… третий… И детектив буквально ввалился в дом, бросаясь на кухню.
Он достаточно хорошо помнил планировку, чтобы не врезаться в какой-нибудь столик.
Свет зажегся уже тогда, когда Майк преодолел коридор.
На кухонном полу лежал человек – это первое, чтобы бросилось Спенсеру в глаза… мужчина лет тридцати пяти, из груди которого торчал разделочный нож. Серые глаза удивленно смотрели в потолок. Кажется, покойный даже не успел понять, что умирает.
В углу раздались сдавленные рыдания. И когда детектив обернулся на звук, он увидел женщину, прижимающую к себе маленького ребенка. А прямо перед ней стоял еще один ребенок, постарше, лет десяти. В руках у него тоже был нож…
Затравленный взгляд женщины метнулся к Майку.
- Помогите, - одними губами прошептала она. И вот тогда ребенок обернулся. На его губах была кровь и… радостная, безоблачная улыбка, а глаза были черны, как адская бездна…

0

42

Кто бы ни заселился в дом, картине не понадобилось много времени. Первый день! Неужели это - защитная реакция и Хлоя с Майком виноваты в том, что проклятье перешло в наступление или скорость совершения убийств увеличивалась сама по себе, независимо от них?
В том, что в доме сейчас кого-то убивают, сомневаться не приходилось. Так кричат только тогда, когда понимают, что ничего уже не исправить, когда боятся за свою жизнь...
Хлоя бросилась следом за Майком, позабыв, что они еще минуту назад не собирались проникать в дом без плана. Дверь поддалась напору Спенсера довольно быстро. В отличие от Майка, у Хлои не было даже пистолета, но дожидаться снаружи она не собиралась.
События разворачивались на кухне. Свет снова зажегся, погас и зажегся. На кухне уже был труп. И мальчик с нелепо большим ножом. Глаза ребенка заволокла черная дымка. Хлоя вскрикнула. Кто-то где-то рядом тоже вскрикнул.
Как выстрелить в одержимого ребенка? Как вообще бороться с ребенком, в котором спрятался демон?
- Pater noster, qui es in caelis, - выдохнула Хлоя одними губами, практически на автомате. Мальчик шагнул к ним с Майком. Окровавленные губы искривились. Хлоя почувствовала, как у нее перехватывает дыхание, будто невидимые пальцы сжимаются на горле. Еще мгновение ей понадобилось, чтобы убедиться - она не может дышать. А значит - не может и говорить. Но слова молитвы, обычной для экзорцизма, все равно продолжали звучать, как будто работало невидимое радио. Уверенный, звучный голос Брайана Норбриджа, привыкшего читать лекции многочисленной аудитории, лился из телефонной трубки. Хлоя совсем забыла, что до сих пор не отключила связь.
Ребенок дернулся, как будто его дернули за невидимую веревку. Улыбка погасла, лицо болезненно искривилось. Он как будто задымился сразу весь. И дым этот не поднимался столбом вверх, он стелился по полу, огибая оказавшихся на пути Майка и Хлою, и устремился куда-то по коридору. Несложно было догадаться, что его цель - картина, висевшая в гостиной.

0

43

Глаза демона буквально парализовали. Ноги в один миг стали ватными, а потом и вовсе одеревенели, будто полицейский врос ими в пол. Руки пока двигались, а значит, можно было стрелять. Можно, но не результата это не принесло бы. Демона нельзя было даже напугать обычными пулями, не то, что убить. Погиб бы только ребенок, в чьем теле засела адская тварь.
А затем зазвучал экзорцизм. И демон вытек из детского тела, растекаясь дымом по полу и спеша убраться обратно в картину.
Мальчик выронил нож и рухнул на пол сам. В первую секунду Спенсеру показалось, что ребенок мертв. Но бросившись к нему и попытавшись нащупать пульс, бывший полицейский понял, что ошибся. Сердце ребенка билось, хотя и слабо.
- Забирайте ваших детей и уходите, - велел детектив перепуганной женщине. Та нерешительно поднялась, прижимая к себе младшего сына, и осторожно двинулась в обход, стараясь не приближаться к сыну старшему. Мать боялась собственного ребенка.
- Не бойтесь, - попросил ее Майк, неуверенный в том, что его просьбы подействуют. – Не бойтесь, все уже закончилось. Теперь это снова ваш сын…
И в этот самый момент в трубке послышался сердитый голос старого профессора.
- Хватит болтать, болваны! Экзорцизм его ослабил, но это не надолго. Нужно поместить картину в пентаграмму, сжечь ее, а затем, когда демон лишится своего убежища – изгнать его. И не прикасайтесь к картине без защиты. Этот гад специализируется на детях, но это не значит, что он не способен одержать вас…

0

44

Голос Брайана отрезвлял получше холодного душа. Вместо растерянности Хлоя чувствовала ишь раздражение. Хотелось верить, чтобы и без Норбриджа она реагировала бы также.
- Вам нужно увести детей, - поддержала она Майка; при этом она всучила Спенсеру телефон, как будто хотела оказаться от старика еще дальше, чем теперь. Женщина не реагировала. Хлоя хлопнула в ладоши.
- Эй! Слушайте! Она приблизилась почти вплотную, чтобы говорить не так громко, хотя мальчишка все равно мог услышать. - Это был не ваш сын. Он не хотел этого делать. Но теперь, если вы оставите его с этим, он будет думать об этом и постепенно убедит себя, что сам, без посторонней помощи, сделал то, что сделал. Вы понимаете? Ему нужна ваша помощь.
- Что это было? - прошептала женщина, губы ее дрожали, по щекам текли слезы.
- Демон, - ответила Хлоя. - Живет в картине. Вы не знали, что семья, которой принадлежал дом до вас, погибла?
- Но...
Хлоя услышала отголосок недовольства Брайана, но не смогла разобрать, чего там еще хочет склочный старик.
- Вы должны увести детей. Мы разберемся с картиной. Потом вы вызовете полицию, - сказала Хлоя. Она схватила мальчишку за плечо, подталкивая к женщина и едва ли не силком заставила ее взять сына за руку.
"Да уберетесь вы, наконец?!"
- Подумайте, что им сказать.
Хлоя оглянулась на Майка. Взгляд сам собой зацепился за оставшееся лежать на полу тело.
- Возьми полотенце, - посоветовала она; хотя сомнительно, что одним полотенцем можно обезопасить себя от нападения демона.
- Он что-нибудь еще сказал? - Хлоя кивнула на телефон, подразумевая Брайана. Как старик вообще узнал, что происходит?.. Лэрри так много узнал всего лишь потому, что она позвонила? Или он знал еще до ее звонка?!

0

45

Хлоя пыталась убедить женщину не бояться собственного ребенка. Трудно было сказать, насколько успешно у нее это получалось. Страх в глазах хозяйки дома, которая только что стала вдовой, был виден слишком отчетливо. И не понятно было, сможет ли она справиться с ним?
Майк отвернулся, возвращаясь к разговору с Брайаном, который говорил о картине так уверенно, как будто уже знал все, что происходит в Сент-Луисе.
Вот только окуда он мог знать?!
«Лэрри» - шепнул внутренний голос. – «Лэрри ему все рассказал»
У сына Шериданов снова было видение.
- Ты знаешь, что это за демон? – спросил Спенсер.
Норбридж снова заворчал.
- Не понимаю, кто из нас охотится на него: вы или я? Вам стоило побольше разузнать об этом деле… Учитывая эту странную любовь к детям – рискну предположить, что это Молох.
Название было каким-то знакомым, и в то же время непонятным.
- Молох?! – переспросил Майк.
- Да, Молох, он же Молех, он же Мильком, тот самый языческий бог, которому приносили в жертву детей, сжигая их в огненной печи. Потом стал князем преисподней. Считается, что Молох упивается слезами матерей, чьих детей он забирает, а его лицо обычно вымазано кровью.
Перед глазами всплыли окровавленные губы ребенка, и Спенсер невольно передернул плечами. А Брайан продолжал вещать.
- Если рассматривать сущность Молоха более детально, он не демон в прямом понимании этого слова, отсюда и обитание в картине. Молох, скорее, антисефирот.
- Кто?! – снова переспросил Майк. На этот раз слово было не только непонятным, но и незнакомым.
Норбридж шумно засопел.
- И как только таких необразованных берут в полицию, - произнес он.
И эта фраза задела Спенсера за живое.
- Я уже не в полиции, - огрызнулся бывший полицейский, но Брайан был непробиваем.
- Потом расскажешь мне подробности своей биографии, а пока разбирайтесь с Молохом. Так вот, он антисефирот. Для недалеких – злой элементаль. Уничтожите его картину – лишите его дома, лишите его дома – и он ослабнет.
Сзади прозвучал голос Хлои, и детектив понял, что разговор нужно заканчивать.
- Мы тебе перезвоним, - пообещал он, сбрасывая вызов, и повернулся к девушке. – Брайан сказал, что это Молох. Злой антисирот… Нет, антисефот… Короче, он засел в картине и связан с ней, уничтожим картину, и это его ослабит. Нам понадобится пентаграмма. Нужно нарисовать ее на полу, положить туда картину и сжечь…
Впрочем, это не было проблемой. Проблемой было снять картину со стены. Где гарантия, что демон не попытается вселиться в тех, кто держит картину в руках?
Взгляд скользнул по кухне, натыкаясь на полку, на которой стояли баночки с приправами. «Соль» было написано на одной из них. И вот тогда в голову пришел план. Дурацкий план, но другого у них не было.
- Наберем соли в рот и натрем ей руки – так он не сможет вселиться в нас, - предложил Спенсер, в глубине души понимая, что его предложение звучит уже слишком глупо. – А затем засыплем картину солью.

0

46

Молох? Черт, и откуда у Лэрри такие подробности, которых сама Хлоя еще не поняла.
- Дети, - пробормотала она. - Везде были дети...
Молох - тот страшный монстр, которому приносили в жертву детей, пока Моисей не запретил, если Хлоя ничего не путала в библейских текстах.
И теперь она нисколько не сомневалась, что если были и другие семьи, пострадавшие от картины, точнее, от вселившегося в нее "несирота", там наверняка должны были быть дети...
- Чертов умник, - проворчала Хлоя ни то в адрес Норбриджа, ни то в адрес вездесущего братца.
Пока она просто злилась, Майк пытался что-то придумать. Хлоя проследила за его взглядом и увидела солонку.
- Этого не хватит.
"И не хочу я жрать соль только потому, что какой-то древний демоняка мне угрожает!" - мрачно подумала она.
- Давай поищем еще или я могу освятить воду. И мне нужен мел или нож... или чем можно будет нарисовать пентаграмму.
"Желательно все же мел, потому что если копы увидят печать Соломона и выяснят, кто его нарисовал - нам достанется".
Хотя им и так достанется. Оставалось надеяться, что бдительные соседи еще не пронюхали о происходящем в доме и не вызвали полицейских. Третьей возможности избавиться от картины может не представиться в ближайшее время.
Хлоя один за другим открывала кухонные шкафчики. А ведь в первый раз придя сюда, они уже могли знать, что кто-то вселился в дом. Оставленная мебель и продукты в шкафах - это две большие разницы.
- Если он вселяется в детей, нас не должен тронуть, - заметила Хлоя.

0

47

- Брайан сказал, что он может вселяться не только в детей, - возразил Майк, помогая Хлое с поисками. Хотелось верить, что запасы соли на кухне не ограничиваются. И их усилия были вознаграждены небольшим контейнером с белыми кристалликами.
– Есть, - обрадованно произнес Спенсер аккуратно вытаскивая контейнер из шкафа. Этого уж точно должно было хватить.
Но если вопрос с солью был решен, мела на кухне не наблюдалось. Да и откуда он мог тут взяться?
В детской комнате могли быть мелки, но комната, скорее всего, была на втором этаже, и чтобы попасть туда – нужно было пройти через гостиную, мимо картины с демоном.
Взгляд скользнул по нескольким сухим обмылкам, лежащими под тряпками для мытья посуды.
- Может быть, мыло подойдет? Им тоже можно рисовать.
Пригоршня соли отправилась в рот. Язык и небо сразу же запекло, а от горько-соленого вкуса детектива даже передернуло. Но страх оказаться одержимым заставлял терпеть подобные неудобства.
Намочив руки в воде, Спенсер засунул их в соль, стараясь, чтобы как можно больше белых кристалликов прилипло к коже. И эти ощущения тоже нельзя было назвать приятными, сразу становилось понятно, где у тебя на руках мелкие царапинки и порезы.
«Пошли?» - мысленно поинтересовался Майк у охотницы, кивая в сторону гостиной. И первым двинулся вперед.
Картина висела на месте, хотя, кажется с прошлого их визита, немного покосилась. Может быть, демон слишком спешил убраться в свое жилище.
И снова повернувшись к Хлое, бывший полицейский жестами предложил ей заняться ловушкой, а сам указал на картину, давая понять, что снимет ее.
Делать этого ему не хотелось. Совершенно не хотелось, и он бы с огромным удовольствием переложил бы эту задачу на плечи кого-нибудь другого. Кого угодно, но только не Хлои. Легче было рисковать самому, чем подвергать опасности тех, кого любишь.

0

48

- Они что, знакомы? - проворчала Хлоя, когда Майк сообщил о том, что профессор сообщил ему слишком уж много подробностей о Молохе. Как будто заранее готовился. А если и так - сложно было предупредить?!
"И что бы вы делали, если заранее знали, что дело будет связано с охотой? Не поехали? Поругались?"
Хлоя молча загребла соль ладонью. Есть соль горстями - удовольствие не из приятных. То есть, глотать соль Хлоя не хотела бы, но при всем своем желании избавиться от глотательного рефлекса и предотвратить таяние соли не смогла бы. Хорошо, что против демонов не используется сода. Или мышьяк.
Хлоя все же прихватила полотенце. Мало ли что, даже если на ладони налипла соль... как будто картина была заразной, а не грозила тем, что живущий в ней демон способен одержать того, кто ему угрожает. Полотенце она молча протянула Майку, когда тот без слов дал понять, что займется картиной, пока охотница будет осуществлять "художественные работы".
"Будь осторожен", - подумала Хлоя, стараясь передать эту мысль если не телепатически, то хотя бы взглядом.
Майк неплохо придумал с мылом. Правда, линии, нарисованные им не всегда было хорошо видно, но след все равно оставался. Надо будет запомнить на будущее - невидимая ловушка всегда пригодится. Хлоя не раз чертила печать Соломона, но работа была трудоемкой, так что заняла не так уж мало времени. Она успела наглотаться соли до тошноты. Пожалуй, пора переходить на безсолевую диету. По крайней мере, Хлое казалось, что солоноватый привкус теперь всегда будет вызывать рвотный рефлекс. Когда пентаграмма была готова, Хлоя отступила, дав Майку возможность переместить картину в центр пентаграммы. Сама охотница потянулась за банкой с солью. До сих пор ничего страшного не произошло, но это вовсе не успокаивало.

0

49

Рот пекло так, будто соль превратилась в кислоту, горькую и разъедающую плоть. Майк изо всех сил старался не сглатывать, но эта кислота мимо его воли просачивалась в пищевод и желудок. И в скором времени, внутренний органы начали гореть огнем, который, казалось, не способна погасить никакая вода.
Хотелось верить, что все эти мучения оправданы, и действительно не позволят демону вселиться в них.
Райан Белл на картине пока не подавал никаких признаков жизни. Даже его глаза не чернели. Похоже, демон затаился… может быть, в самом деле ослаб?
Ситуация не изменилась, когда Майк в первый раз притронулся к раме и тут же отдернул руку, будто картина была горячей. Никаких признаков демонической активности.
Второй раз притронуться к раме было легче, а затем Спенсер и вовсе осмелел настолько, чтобы взять картину в руки, снимая с гвоздя.
Несколько мгновений, которые потребовались, чтобы перенести полотно в нарисованную Хлоей пентаграмму, показались бывшему полицейскому вечностью. И эту вечность усугубляло жжение во рту.
Лишь когда картина оказалась в дьявольской ловушке, Спенсер рискнул выплюнуть соль, понимая, что еще минута, и он продаст душу за глоток холодной воды.
- Поджигаем? - произнес он хриплым, словно не своим голосом, вытаскивая из кармана зажигалку. И, присев на корточки, поднес огонь к полотну.
То долго не хотело загораться, но, наконец, темное пятно медленно расползлось по холсту, и первые язычки пламени принялись пожирать «произведение искусства».
- Может быть, поискать виски или что-то горючее? – спросил бывший полицейский.
И в этот самый момент глаза Райана снова почернели… И виноват в этом был вовсе не огонь.

0

50

- Никаких больше чипсов и соленых орешков к пиву, - выдохнула Хлоя с отвращением. Сейчас она была полностью согласна с тем, что соль называют "белой смертью". Вот уж точно...
Картина оказалась в пентаграмме и, в конце концов, им удалось ее поджечь. Правда, горела она не так быстро, как хотелось бы. Скорее, плавилась, краски искажались, превращая лица нарисованных на портрете людей в устрашающие маски. Вдобавок ко всему, глаза Райана Белла почернели, а еще через мгновение - из картины начал сочиться лоснящийся жиром черный дым, не имеющий ничего общего с устроенным пожаром. Молох покидал испорченное жилище.
- Майк, - напряженно попросила Хлоя. - Отойди.
Она была уверена, что Молох не вырвется из соломоновой печати. Но все равно... какой смысл рисковать?
Дым натекал, собираясь у самого пола, сквозь него просверкивали языки пламени. Дым от картины выбивался за пределы пентаграммы, дым-Молох - нет, он он был ограничен невидимой преградой и как будто заполнял колбу, поднимаясь все выше и выше... Зрелище не ахти.
"Будем надеяться, обычного экзорцизма хватит", - подумала Хлоя и перешла к латыни. Для верности она прочла несколько молитв, использующихся при изгнании демонов. Дым продолжал клубиться, раздражая своим присутствием, но, в конце концов, молох начал сдаваться и впитываться в пол.
Холст почти сгорел, рама продержалась чуть дольше.

0

51

Едва видневшаяся на полу пентаграмма не казалась Спенсеру слишком уж надежной защитой, а потому, когда черный дым вырвался из картины и принялся стелиться по полу, бывший полицейский невольно попятился.
Ему казалось, что еще чуть-чуть, одно мгновение, и Молох вырвется. Но опасения Майка оказались напрасными.
Картина медленно, но догорала, превращаясь в пепел. Вместе с ней сгорала и рама. И по мере того, как огонь уничтожал полотно, и как звучал экзорцизм, дыма в пределах пентаграммы становилось все меньше. А затем он вовсе исчез, впитавшись в пол, как в губку.
- Кажется, все? – осторожно поинтересовался Спенсер, глядя на догорающую раму. – Думаю, теперь мы можем вернуться к Ландесу и сообщить, что убийца найден. Вот только что мы ему скажем? Правду?
Где-то вдалеке послышались полицейские сирены. Возможно, машины ехали и не сюда, но проверять это Майк не собирался, как не собирался вновь встречаться с бывшими коллегами. Вряд ли они с Хлоей смогли бы объяснить сожжение картины, пентаграмму на полу и труп на кухне.
- Уходим, - произнес Спенсер, торопливо хватая девушку за руку.
Протирать ручки на кухне не имело смысла, как и уничтожать прочие следы их пребывания в доме. Если у полиции возникнут вопросы, всегда можно сказать, что они оставили свои отпечатки и следы в прошлый раз.
- Через черный ход. Выйдем на соседнюю улицу и поймаем такси.
Для того, чтобы выбраться из дома, им снова пришлось пройти через кухню, мимо лежащего на полу его нового владельца. Удивленное выражение на его лице сохранилось до сих пор, будто он никак не мог поверить, что его убийцей стал его собственный сын…

0

52

На полу осталось жирное черное пятно, которое - по крайней мере, Хлое так казалось - уже никогда не удастся ни затереть, ни скрыть. Пятно имело какую-то странную форму, как будто недавно на полу лежала гигантская амеба. Хлоя никак не могла отвести взгляд. Губы ее кривились. Демон, вселяющийся в детей и заставляющий их убивать своих родителей.
Она-то думала, никто не может сравниться с Гекатой по жестокости и мерзости. Оказывается, есть конкуренты.
- Все, - подтвердила Хлоя. - Ландес, может, и поверит... А вот что ты скажешь своему боссу?
Действительно, слегка свихнувшийся владелец галереи внутренне уже был готов к какой-нибудь жуткой истории про картину, в которую вселился демон. А вот как Майк собирается объяснить начальству, что дело закрыто, и уж тем более - звонок из полицейского участка Сент-Луиса... Если скажет, что за картиной охотились родственники Белла, вот только на каком основании тогда дело можно закрывать? А если сказать, что Ландес ошибся - как объяснить наличие трупа в доме, куда забрались Майк и Хлоя?..
Появление полиции заставило их поспешить. Нужно было убраться до того, как их застукают на месте преступления. Несмотря на то, что ни Майк, ни Хлоя не оставляли отпечатков на ноже.
"Это будет необычный несчастный случай, достойный учебников", - мрачно подумала Хлоя, следуя за Спенсером.
Они сделали так, как и сказал Майк, выбрались через черный ход и поспешили дать деру. А еще через какое-то время оказались в такси. Ехать в галерею было поздно, но ничто не мешало позвонить Ландесу и сообщить, что картина больше не опасна.
Хлоя взглянула на Майка. Ее собственный мобильный телефон сработал. На экране высветилось: "Мелкий". Но Хлоя не спешила отвечать - что, если вместо брата звонит Норбридж? Вот уж с кем пообщаться точно не хотелось бы.

0

53

О своем в отчете в агентстве Майк еще не думал, а потому, словно Хлои заставили его нахмуриться.
- Не знаю, - честно признался он. – Может, все списать не картину. Например, сказать, что в ней были какие-то ядовитые испарения, которые нехорошо влияли на людей и заставляли их совершать странные поступки…
Звучало глупо, но в любом случае более правдоподобно, чем рассказ о демоне, засевшем в картине и вселяющемся в детей, чтобы убивать их руками.
- Может быть, и Ландесу это сказать?
Телефонный звонок прервал их разговор.
Хлоя не спешила отвечать, но Спенсер считал, что нужно ответить. Тем более, что он обещал перезвонить.
- Я поговорю, - произнес детектив, беря телефон девушки и отвечая на звонок.
В трубке послышался встревоженный голос Лэрри.
- Вы его изгнали?! – выпалил Шеридан. – Я до сих пор его чувствую.
И это было странно. Майк отчетвливо помнил, что дым впитался в пол, а значит, демон отправился в ад… Наверно.
- Мы его изгнали, - немного неуверенно произнес Спенсер, одновременно бросая на Хлою вопросительный взгляд. Точно, ведь, изгнали? – Может быть, тебе кажется…
В трубке послышалась возня, а затем голос Лэрри сменился голосом Брайана.
- Болваны, надеюсь, вы проверили все картины? – спросил он. И это было настолько неожиданно, что Майк даже икнул от неожиданности.
- За… зачем? – выдавил он.
Норбридж засопел и констатировал:
- Да, идиотизм не лечится… Дай мне Хлою, боюсь проблемы у вас только начинаются.
- Проблемы? – переспросил Майк.
- Дай мне Хлою! – рявкнул Брайан.
И поспешно протянув трубку охотнице, Майк произнес:
- Это тебя.

0

54

Наверное, не стило скидывать разговор с Норбриджем на Спенсера... да и Лэрри имел право узнать результаты изгнания от сестры. А то еще подумает - что-то случилось... Хотя нет, Лэрри точно ничего не подумает, он будет знать наверняка.
Хлоя разжала пальцы и Майк завладел телефоном. Разговор определенно не заладился с самого начала. На лице Майка отразилось замешательство. Что-то было не так.
- Можно не орать? - проворчала она, услышав, что старикан уже успел нарычать на Майка. И спрашивается, за что?
- Еще поговори мне! - не сбавляя тона, отозвался Норбридж. Хлоя скривилась. Ведь правильно же не хотела брать трубку.
- Что за проблемы?
- Проблемы с тем, что некоторые лезут в колодец, не проверив, крепка ли веревка! Тебя не учили сначала выяснять, с чем ты имеешь дело, а потом уже соваться в капкан и затягивать туда других?
Хлоя сжала кулак. Она не обязана выслушивать это. Несмотря на то, что в словах Брайана была изрядная доля правды. Сейчас это не имело никакого значения. С какой стати он ей выговаривает?
- Свои педагогические способности можешь проверять на Лэрри, - прошипела Хлоя. - Говори, что хотел или отдай ему трубку!
- Кто тебе сказал, что он вообще хочет с тобой говорить? От тебя ему одни неприятности.
- Брайан! - послышался на заднем плане возмущенный голос Лэрри. - Дай мне...
Хлоя представила, как брат и старик устраивают потасовку из-за телефона. Воображение представило весьма забавную картинку. Хлоя почувствовала себя хоть немного, но отомщенной.
- Кто-нибудь скажет мне, что происходит? - спросила она требовательно, бросив взгляд на Майка и пожимая плечами, чтобы показать: они так и не продвинулись в разговоре.
- Молох - скользкий тип, - отозвался Брайан. - Уверена, что изгнание произошло?
- Я видела то мокрое место, которое осталось от твоего скользкого типа!
- А картина к тому времени сгорела полностью?
Хлоя нахмурилась.
- Что это значит?
- Это значит: у него долгое время могли быть другие картины в доступе.
- И? - спросила Хлоя, уже подозревая, что услышит. Норбридж и не думал быть снисходительным.
- И он мог обеспечить себе пути отступления. Так что если вы не начертили пентаграмму на самой картине...
- Ты не говорил!
- Мне тебе каждый раз пошаговые инструкции выдавать?!
- Брайан, прекрати! - снова послышался голос Лэрри. И на этот раз старик не огрызнулся. Неужто чувствовал свою вину?
Хлоя прикрыла телефон ладонью, чтобы сказать Майку:
- Нужно поговорить с Ландесом. Брайан думает, Молох мог уйти.

0

55

Майку отчаянно не хотелось верить, что они упустили демона. Но не верить таким «экспертам», как Брайан и Лэрри, было сложно.
- Каким образом он мог уйти?! – спросил Спенсер. – Мы ведь сделали все, как говорил старик.
«А если не все?»
И при чем тут был Ландес?
- Думаешь, демон был не один? – спросил бывший полицейский, и тут же сам понял, как глупо звучит его вопрос. Демоны не живут в картинах, это только Молох такой уникальный… Антизефир.
А может быть, благодаря своей уникальности демон мог путешествовать через картины. Дядя Джек когда-то рассказывал историю о призраке, который устраивал поджоги в номерах гостиницы. Тот призрак мог путешествовать по зеркалам…
- Слушай, я тут вспомнил одно дело, которое расследовали Джек и Джейд, - выдал детектив, - дело о призраке, который перемещался по зеркалам. Может быть, и наш демон может перемещаться по картинам? Мы изгнали его из одной, и он ушел в другую?
Вопрос только, в какие именно картины он мог переходить? В те, что из одной галереи?
- Поедем к Ландесу и выясним, какие еще картины из его галереи были в том доме.
Такси они поймали быстро, и до картинного салона добрались без проблем – на ночных улицах пробок было мало.
С другой стороны, в такое позднее время Ландеса уже могло и не быть на работе. Но когда они с Хлоей вышли из машины, свет в окнах на третьем этаже, там, где должен был находиться кабинет владельца галереи, еще горел.
- Вот сейчас все и выясним, - произнес Майк, глядя на окна, свет в который неожиданно мигнул… Раз… второй… третий… А затем прозвучал выстрел.

0

56

- Он кое-что упустил, - сказала Хлоя, отключая телефон. Если Норбриджу придет в голову еще какая-нибудь гениальная идея, он наверняка не постесняется перезвонить. Лэрри попал под раздачу, но он уже привык и переживет. Хлоя собиралась перезвонить ему уже после того, как они с Майком разберутся с картинами.
- Возможно, Молох сумел приспособить под себя другие картины в галерее.
Майк вспомнил о деле с зеркалами. Хлоя тоже знала о нем: тот призрак устраивал пожары в гостиничном номере. Громкое было дело. И старое... Джек и Джейд тогда, наверное, только познакомились. Об этом деле они не рассказывали, хотя кое-что превращалось в "сказки на ночь". Например, то, как Шериданы повстречались на дороге, где орудовал какой-то злобный призрак... Как было здорово, когда они занимались призраками и не переходили дорогу разным языческим божествам. Хлоя поморщилась.
Майк думал рационально, как полицейский. И предположил, что в доме Барстонов могли быть другие картины из галереи Ландеса. Скорее всего, Молох мог перемещаться не между любыми картинами вообще, иначе почему не ушел сразу, как только сообразил, что охотники знают, как от него избавиться... или он вообще не засиживался бы в одной-единственной картине. Нет, что-то его там определенно держало. Вряд ли природный консерватизм.
Необходимость каждый раз искать такси раздражала. Без машины было жутко неудобно. В конце концов, они все же добрались до галереи. Удивительно, что кто-то там еще был. Может быть, Ландес жил в своем кабинете? Вряд ли у владельца картинной галереи так уж много работы, что нужно задерживаться до полуночи.
Выстрелы зазвучали настолько неожиданно, что Хлоя по первости даже не поняла, что это за звук. Но память тут же подсказала.
- Черт! - выругалась охотница, понимая, что они опоздали. Вряд ли это совпавшее с их уничтожением демонического портрета ограбление и вряд ли Ландес решил застрелиться и пару раз промахнулся, так что стрелял снова и снова. Это мог быть вообще не Ландес. Но вряд ли кто-то, кроме него, мог сидеть в его кабинете - а свет горел именно там.
Дверь в галерею уже была заперта, пришлось бить стекло. Хлоя ожидала, что сработает сигнал тревоги, но если сигнализация и была включена, в самой галерее этого не было слышно.
И что там Брайан говорил о том, что нужно сначала узнать, с чем придется столкнуться, а потом уже прыгать в колодец? Или соваться в капкан? Старикан был слишком красноречив.

0

57

Галерея была пуста, а потому остановить охотников, которые, презирая все законы собственности, ворвались внутрь, разбивая дверь, было некому.
Они поднялись на третий этаж. Свет продолжал мигать, будто проводка в здании грозила закоротить в любую секунду.
Дверь в кабинет Ландеса не была заперта. И дернув ручку, Майк первый распахнул дверь, врываясь внутрь.
Мелькнул лежащий на пол человеческий силуэт, лежащий в луже крови… Это был Ландес. А над ним стояла женщина-полицейский с оружием в руках.
Вид полицейской формы в первую секунду заставил Спенсера опешить. Ему даже показалось, что они с Хлоей ошиблись, и за убийствами на самом деле стоит именно Ландес, а эта женщина каким-то образом раскрыла его.
Но затем незнакомца обернулась. И ее глаза все расставили на свои места.
Офицер была одержима…
Майк невольно попятился назад, едва не налетая на Хлою, но демон уже сконцентрировался на нем, разворачиваясь и мерзко улыбаясь.
- Так и думала, что найду вас здесь, - сообщил он… или она? – Думаете, избавились от моего мужа? Пока у него есть я – он не победим!
И пистолет взметнулся вверх…
Майк даже не успел испугаться, он только успел подумать о том, как глупо звучат слова том, то демон может быть кому-то мужем.

0

58

В кабинете их ждало нечто большее, чем просто неожиданность. Хлоя готова была увидеть все, что угодно, но только не полицейского, который стрелял во владельца галереи.
Непроизнесенное имя замерло на губах. Хлоя видела пистолет и этот пистолет был направлен на Майка. Глаза женщины-полицейского заволакивала тьма. Женщина была одержима, как недавно был одержим мальчик, убивший собственного отца.
Это только в фильмах герои успевают оттолкнуть своих друзей с пути пули или отвлечь врага разговором. Хлоя выдохнула только:
- Нет!
Выстрела не последовало, хотя пистолет по-прежнему был направлен на Майка и сомневаться в решимости демона не приходилось. То есть, не демона. Демоницы.
Это был не Молох. Они с Майком все же отправили его в преисподнюю. Но тогда кто...
Жена?
Бред какой-то.
- Остался один вопрос, - сообщила женщина. - Кто вам помог, неудачники?

0

59

Свернутый текст

Марти Сью нервно курит в сторонке

Полицейским приходится рисковать собой – работа такая, так говорили Майку в академии. А потому, работая в полиции, Спенсер в глубине души был готов – насколько вообще можно к такому подготовиться – что рано или поздно на него нацелят оружие и будут угрожать его подстрелить.
Но он никогда даже представить себе не мог, что в него будет целиться демон. Или демоница, рассерженная тем, что ее мужа изгнали в ад.
При виде черных глаз жены Молоха детективу было не по себе. С человеком можно попытаться договориться, а с демоном? Вряд ли.
Взгляд переместился на лежащего на полу в луже крови Ландеса. И их с Хлоей ждала подобная судьба, как только демон получит желаемое… А желает он знать, кто отправил в ад его подельника.
- Этот человек далеко отсюда, - произнес Майк, осторожно касаясь телефона в руках охотницы. – Тебе его не достать, но ты можешь поговорить с ним… Я позвоню…
Демон, говорящий по телефону, был так же смешон, как и демон женатый.
В душе на мгновение появилась надежда, что удастся повторить тот самый трюк, который ослабил Молоха и загнал его в картину. Главное, чтобы Лэрри и Брайан не подвели.
Но один взгляд на экран мобильного дал понять – позвонить не удастся, телефон был мертв.
- Собирается обмануть меня? - улыбнулась демоница. В сообразительности ей отказать было трудно.
- Да нет, даже не думали… - соврал Спенсер, испытывая острое желание оказаться где-нибудь подальше отсюда, например, в Ист-Сент-Луисе или даже в замке Брайана. – Если не веришь, можешь перезвонить сама.
А в следующий миг лежащий на полу Ландес шевельнулся. Кажется, Майк слишком поспешил, записав владельца галереи в покойники. Мужчина был лишь ранен, и, несмотря на это, не утратил желание сражаться.
Рука Ландеса сжалась у демона на ноге, дергая ее. Это не заставило полицейскую упасть, сил у владельца галереи было слишком мало. Но это заставило ее отвлечься.
Пистолет резко отклонился в сторону, перестав смотреть на Майка черным взглядом. И вот тогда Спенсер толкнул Хлою назад, выпихивая ее из кабинета, и бросился к демону…
Это было глупо, но вдруг получится отнять оружие…

0

60

Свернутый текст

Майк Спенсер пишет:

цитата:
Марти Сью нервно курит в сторонке

Рак легких его еще не одолел?  http://tudorengland.forum24.ru/gif/smk/sm106.gif

Вопрос: "Что происходит и как с этим бороться?" был куда актуальней, но вопрос "Почему я такая дура?!" оказался куда более интересным. По крайней мере, из головы он упорно не шел. Вопреки здравому смыслу, который подсказывал, что Майк прав и нужно сделать так, как он хочет, потому что больше им пока противопоставить очередной нечисти просто нечего, Хлоя все же не отдавала телефон. Хотя все равно попытка была бесполезной - телефон отключился, видимо, не выдержав присутствия инфернальной гостьи. От демоницы легкая потасовка наверняка не укрылась.
Зато она не сразу заметила, как зашевелился Ландес. Майк сделал какой-то стремительный поворот - как будто собирался смотреть сразу в обе стороны, и на Хлою, и на демоницу. Охотница сообразила, что он пытается сделать, только когда его рука ударила ей в грудь. Хлоя вылетела в коридор, едва не рухнув на пол... Телефон выпал из ее руки, ударившись об пол. И в этот же момент дверь захлопнулась, разделяя Хлою и Майка.
Это было уже слишком. Хлоя почувствовала злость, смешивающуюся со страхом в совершенно неприглядное месиво. Она бросилась вперед, но дверь была закрыта. Из кабинета доносился грохот, на пол упало что-то тяжелое. А потом что-то не менее тяжелое ударило в дверь с той стороны. Кажется, демоница попросту заблокировала выход. От неожиданности Хлоя отступила. Под ногу попалось что-то, оказавшееся телефон. Экран светился, показывая, что ожил. На экране значилось "Мелкий". Хлоя схватила телефон. Хотя сейчас ее совершенно не интересовало, что скажет Норбридж. Он не мог помочь Майку. А вот Хлоя - может. Может припугнуть демоницу, даже если не успеет дочитать экзорцизм...
- Не смей привлекать к себе внимание! - крикнул Лэрри. Неожиданный тон на мгновение привел Хлою в чувство. Хотя останавливаться она не собиралась...
- Найди картину! - сказал Лэрри. - Быстрее! Я ею займусь...
Из-за запертой двери раздался звонок. Где-то в кабинете звонил телефон.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив сюжетов по мотивам фильмов и сериалов » Искусство требует жертв. Начало декабря 2011 г. М.Спенсер, Х.Рэддинг