Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Фатальная ошибка экзобиологов: 2Y+X=?


Фатальная ошибка экзобиологов: 2Y+X=?

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Туалет был... Самым обычным общественным туалетом. Он встретил борцов с инопланетной нечистью стойкой смесью характерных "ароматов" с запахом хлорки. И, разумеется, с полным отсутствием туалетной бумаги и даже какой-нибудь захудалой газетки. Иными словами, не было ничего, что можно было бы использовать в качестве "растопки", чтобы поддержать слабенький огонек зажигалки до того, как займутся деревянные стены.
Михалыч взглянул на зажигалку, которую сжимал в руке, аки олимпийский факел, и тяжело вздохнул. Амбразуры, на которую стоило героически броситься грудью, в туалете не наблюдалось. Все было куда прозаичнее.
- Едрить твою налево с присвистом! - вслух высказал свое недовольство рабочий машиностроительного завода. Отсутствие врагов в непосредственной близости, на расстоянии "дать в морду" или хотя бы "добежать и дать в морду", негативно сказывалось на боевом духе. Мужик был человеком действия, он привык делать, а не думать.
К счастью, сзади нарисовался подоспевший Эмик, который, собственно, думать умел куда лучше. Во всяком случае, Михалыч был в этом уверен. И потому, повернувшись к очкарику, первым делом поинтересовался, оглядывая его с головы до ног:
- Есть че поджечь?
Но от дел насущных отвлек странный звук, отчего-то напомнивший заводскую сирену. То ли пришельцы с ними таким образом связаться решили, то ли еще что, но работяга на всякий случай ухватил Эмика за шкирку, как кутенка, и притянул поближе к себе, здраво рассудив, что так будет легче защитить высоколобого от возможной напасти. Пронзительный женский визг, раздавшийся снаружи, только упрочил подозрения в том, что напасти очень скоро последуют.
- Наших бьют! - Михалыч ломанулся к выходу из туалета, потащив за собой и очкарика. Нинку нужно было спасать, пока ее не утащили на опыты и не превратили в робота!

+2

32

- Спасать! – вдохновенно выпалил Эмик, забывая за прикосновением твердой пролетарской длани и о хлорке, и о социалистической стойкости.
Думать было некогда. Следом за Михалычем Эмик высунулся из-за дверцы мужской половины уличного клозета и (пока гегемон с помощью арматуры, изъятой у скульптурной девушки, отбивался от  засланца) ухватил Нину Николаевну   за подол ускользающего трикатинового великолепия. В случае  непосредственной угрозы для жизни  включается мощный инстинкт – инстинкт самосохранения. Эммануил Генрихович мог гордиться собой. Сила духа и альтруистический порыв победили в нем животные инстинкты.
- Бегом отсюда! Щас аннигилируют! – прошипел в спину Нинке Эмик, чувствуя небывалый подъем оттого, что впервые  за многие годы (подобного героизма он не наблюдал в себе с детсадовского возраста) проявил себя молодцом.
Поврежденный Гвоздь плевался короткими лазерными очередями. Одна из них с шипением располовинила пустую банку из-под кильки в томате. Дюралевые щупальца-зонды угрожающе шевелились.
Эмик осмелел,  выдернул Нинку из лап инопланетного киборга-убийцы, втаскивая в кабинку «М»,  и передал из рук в руки Михалычу. Трикатин угрожающе затрещал, но устоял. Спина и то, что пониже, ощущали присутствие рядом неизменно прекрасного гегемона, прикрывающего худосочные Эмиковы тылы.   
Дверь сортира с чмоканьем, словно дверца холодильника, захлопнулась, и на мгновение установилась тишина, сквозь которую, как сквозь вату, пытались пробиться  вопли поврежденной Системы.
Заискрило, завыло надсадно, с повизгиванием, на грани ультразвука. Прямо под ногами, как раз в том месте, где минуту назад находилось  несложно обустроенная система  отхожих мест стандарта «дырка в полу», разверзлась «бездна, звезд полна». В эту самую бездонную черную воронку с вкраплениями серебряных гвоздиков затянуло всех троих. Последнее,  что видел Эмик – бронзовую скулу Михалыча, в которую он с размаху ткнулся губами … а потом пучина сия поглотила его в один момент.

… Эмик открыл  глаза и  с трудом отлепился от фонарного столба – на щеке остался багровый отпечаток с вкраплениями бетонной крошки.
- Привидится же, - испуганно икнул Эмик, - это от жары, видать.
Главное, не рассказывать о странных галлюцинациях маме. Мама будет переживать и снова потащит Эмика пить чай к дяде Есе, двоюродному брату покойного родителя и  известному мушаринскому психиатру.
Нетвердо ступая, Эммануил Генрихович подвинулся в спасительную тень хлипкого остановочного козырька. Стоящий рядом пролетарий качнулся навстречу.  Он увидел твердую бронзовую скулу и почувствовал едва слышный аромат. Лучший аромат в мире. Запах стирального порошка «Лотос» и морских водорослей.
- П-послушайте, товарищ, - неожиданно громким голосом произнес Эмик, - вы пивка холодного не хотите? Я знаю, где подают с десяти.
Справа колыхнулись трикатиновые соцветия.
- И вы, гражданочка… Я приглашаю, - стыдливо завершил Эмик.
«Выпью для храбрости, а там будь, что будет. А Нинка…  Нинка не сдаст, она – своя. Пусть советская. Но – своя».

...

+2


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Фатальная ошибка экзобиологов: 2Y+X=?