Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули


Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули

Сообщений 31 страница 60 из 111

1

Фандом:  сериал «Сверхъестественное», канон мира, канон характеров, вариации на тему того, что могло остаться за кадром первоисточника.
Время действия: Конец пятого сезона, когда Кроули искал Смерть.
Место действия: Калифорния, Мелоди-Спрингс - небольшой городок, через который раньше проходила единственная дорога между Фэрфилдом и Элк-Гроув, но после постройки прямой скоростной трассы оказавшийся на отшибе.
Участники: Кроули, Рина Суэнк + кто пожелает присоединиться.

Отредактировано Rina Swank (2015-02-05 23:35:22)

0

31

Кроули ел из одного только нежелания обидеть гостеприимную хозяйку. Ел, испытывая стойкое чувство, что мясо слегка полили слабеньким раствором соляной кислоты. С соком, впрочем, оно было терпимо, так что, мужественно съев всё, что предлагали, он поблагодарил и даже заверил, что было очень вкусно.
- Документов нет, - со вздохом сообщил Кроули. – Иначе я бы не гадал, кто я и откуда. – Потом подумал и прибавил: - А ведь надо бы завтра проверить то место, где я в себя пришёл! Тогда-то я ведь даже не догадался проверить, не выпало ли у меня что-нибудь…
Про койотов он слушал не без интереса – кажется, до этого он о них ничего не знал, или, во всяком случае, не помнил. И уж, конечно, не мог бы ответить на вопрос, видел ли он когда-нибудь хоть одного живого койота.
- Наверное, здесь они водятся? – предположил Кроули после рассказа Рины и почему-то прибавил: - А я, кажется, люблю собак. Таких, знаешь… больших… - И он изобразил руками собаку, по величине явно превышавшую даже ирландского волкодава.
Вообще, он сильно сомневался в том, что попытки что-либо узнать о нём увенчаются успехом. Нью-Йорк? Да он ведь и сам не знал, почем назвал этот город, а не Сан-Франциско или Чикаго! А если он и жил там, почему ему всё время вспоминается эта чёртова коза? В пригороде он её, что ли, держал? Может, конечно, и так, да вот только тот домик, что помнился ему рядом с ней, выглядел так, словно его построили пару столетий тому назад…
От попыток хоть что-нибудь вспомнить у него уже начинало гудеть в голове, поэтому он даже обрадовался возможности, наконец, отдохнуть. Спать, правда, не хотелось, но возможность побыть в тишине и одиночестве казалась благословением свыше.
- Если хочешь, я могу устроиться на веранде, - из вежливости предложил Кроули и прибавил шутливо: – Не съедят же меня там койоты?

+1

32

- Койоты распространены по всему континенту, - ответила Рина с загадочной улыбкой. – В леса заходят редко, но равнины – их владения.
Когда Кроули сказал про собак, Рина будто бы немного удивилась.  Понимающе проследила за движениями его рук.
- Я тоже люблю собак. Всех собачьих. Может, потому ты мне и понравился, - задумалась и добавила шутливо: - Собачник собачника издалека видит.
Она достала из шкафа спальный мешок и стопку постельного белья.
- Спи здесь, - решительно возразила. – Я люблю свежий воздух. А завтра навестим место твоего… падения, человек со звезды, - она как-то странно улыбнулась, будто уже выяснила, кто такой Кроули, но не спешила делиться информацией. – Тихой ночи, - сказала и скрылась за дверью.
Застеклённую веранду, увитую снаружи плющом и декоративным виноградом, ремонт, казалось, обошёл стороной. Но от внимательного взгляда не укрылись бы современные раздвижные окна-двери с блестящими электронными замками, спрятанными с внутренней стороны так, чтобы не бросались в глаза тому, кто находится снаружи.
Прежде, чем лечь спать, Рина приготовила душистый чай из трав. Аромат кружил голову и напоминал о чём-то  знакомом, далёком и полузабытом. Медленно сделала несколько небольших глотков, оставшееся разлила по четырём ароматическим лампам, зажгла свечи, поставила по четырём сторонам вокруг спального мешка, без компаса точно определив четыре стороны света. Раздвинула окна-двери, впуская на веранду свежий воздух, и только после этого легла на расстеленный на полу спальный мешок и закрыла глаза. Дыхание стало ровным, но Рина не спала. Не смотря на валящую с ног усталость, она немалым усилием воли удерживала себя в пограничном между сном и бодрствованием состоянии, сосредоточившись на ярко горящих перед её мысленным взором трёх звёздах пояса Ориона.

+1

33

...И всё-таки, всё это было странно. То есть, вообще было слишком много странностей для одного дня… да что там, для одного вечера - даже если отбросить необъяснимую потерю памяти. И сам этот старый дом с новыми замками, и хозяйка, которая привела к себе незнакомого человека и не побоялась оставить его на ночь, хотя явно жила одна… Кроули до сих пор ещё не представилась возможность оценить размеры своего природного обаяния (если таковое имелось), но ему почему-то казалось, что и сам он, и его появление в городе должно было вызывать… ну, хотя бы подозрение. И не принимать же всерьёз её слова о любителях собачек? Да и вообще… одна улыбка, которой она его одарила перед уходом, чего стоит. Не так проста эта Рина, как хочет казаться. А впрочем… может, это он слишком мнителен?..
Попытка заснуть вполне ожидаемо не увенчалась успехом: спать не хотелось совершенно. И столь же ожидаемо мысли его вернулись к вспышке и звону. Что ж, если предположить, что именно они стали причиной того, что он потерял память, он не должен помнить ничего, что было «до». А вот «после»? Слышал же он тот жуткий голос! Может, и видел хоть что-нибудь? Закрыв глаза, он попытался вспомнить. Сначала ничего не выходило, и он видел одну только черноту, но потом…
Какое-то огромное мрачное помещение. Повсюду лестницы, наверху – галереи и переходы. С высокого потолка свисают цепи. Завод? Склад? Ничего больше он вспомнить не мог – даже и это он видел, скорее всего, какие-то доли секунды в свете потухающей вспышки, едва не ослепившей его. И снова пришла мысль, которая начинала беспокоить его даже больше, чем сама потеря памяти: как, как, чёрт возьми, он смог выбраться оттуда? Как оказался в кустах у старой дороги? Ведь если он был рядом с тем заводом – или складом – его бы сразу нашли! А если он далеко от того места, почему не помнит, как попал сюда? Стёрлось ведь только то, что было до вспышки, но не после… во всяком случае, ему хотелось верить, что он сможет это вспомнить.
А впрочем… было что-то ещё. Там, в том помещении были какие-то люди. Кажется, их было немного: ему виделись тёмные фигуры, окружавшие его. Вероятно, среди них были и мужчины, и женщины, но их лица… Это были не лица даже, а жуткие, омерзительные морды чудовищ, чудовищ с чёрными, как ночь, глазами…
Кроули подскочил на кровати, едва сдержав крик. Приснилось это ему, привиделось или… вспомнилось? Этого он не знал – и уже не был уверен в том, что хочет знать. Во всяком случае, о сне теперь можно было забыть окончательно…

0

34

Рина проснулась за полчаса до рассвета. Ощущение было таким, будто она всю ночь охотилась на кого-то в прериях, выслеживала, вынюхивала, но так и не смогла напасть на след. Предрассветная прохлада вызывала лёгкую дрожь. Веранда ещё хранила головокружительный аромат трав.
Рина поворочалась в спальном мешке, стараясь не обращать внимания на холод и заснуть снова, но едва она закрывала глаза, три звезды, висящие над самым горизонтом, вспыхивали перед её мысленным взором кроваво-красным, заставляя сбросить дремотное состояние и широко распахнуть глаза. Поворочившись минут двадцать, Рина не выдержала. Выползла из тёплого спальника, завернулась в приготовленный с вечера плед и прокралась на кухню. Зажгла лампу под уютно-жёлтым абажютом, поставила чайник и включила ноутбук. Может быть, интернет расскажет что-нибудь о её странном госте, если даже духи бессильны. Или… считают нужным отмолчаться. С них станется. Информацию, полученную этой ночью, следовало хорошенько обдумать прежде, чем делать выводы, но сначала Рина должна была согреться.
Так, завёрнутая в мягкий плед, с большой кружкой ароматного чая и ноутбуком, на крышке которого одновременно грозно и забавно скалился ушастый койот, она встретила рассвет.

Отредактировано Rina Swank (2015-03-21 00:18:16)

0

35

Кроули поднялся, как только хозяйка дома начала подавать явные признаки жизни. Он бы и раньше это сделал, но боялся её разбудить или напугать, хотя просто лежать без сна и думать ему до невозможности надоело.
После того, как он увидел то, что предпочитал считать кошмаром, в голову снова полезли всякие мысли. Про кусты, про Нью-Йорк, про козу… Потом вдруг вспомнился браслет Рины с латинской надписью. Выходит, он латынь знает? Интересно, откуда? Учёным или медиком он себя не ощущал – впрочем, это, конечно, ещё ничего не значило. Вообще, он не мог даже представить, чем он занимался до того, как всё забыл. От нечего делать он пытался примерить на себя самые разные занятия, но ни с чем не чувствовал связи. Потом и это ему надоело, и, вспомнив разговор про собак, он попробовал представить, какая бы у него была собака – если бы была. Большая, чёрная… Но тут он вдруг подумал: а что, если у него и впрямь есть собачка? И теперь она где-то там, может быть, совсем одна, и её даже некому покормить?
Но – увы, представлять себе он мог всё, что угодно, но вспомнить ничего не мог. Он только словно ходил по длинному тёмному коридору с множеством запертых дверей, от которых у него не было ключей. Кое-что можно было подглядеть в замочную скважину, но даже эти кусочки не желали складываться в одну целую картину.
Встал он со странным ощущением физической готовности свернуть Кордильеры и полнейшей душевной апатией. Его настолько утомили пустые попытки вернуть себе память, что почти уже не осталось желания узнать о себе хоть что-нибудь. Странно, но, решив больше не пытаться этого делать, Кроули почувствовал облегчение. В конце концов, может быть, будет лучше, если он просто позволит себе быть собой и не думать о том, кем он должен быть.
На кухню он заявился слегка помятый и без галстука, зато без следов тяжких раздумий на лице. В конце концов, светило солнышко, пели птички, убивать его пока никто не собирался, так что можно было и расслабиться.
- Доброе утро! – Голос Кроули прозвучал почти жизнерадостно. – Ты всегда так рано встаёшь?

+1

36

- Доброе, - отозвалась Рина, не отрываясь от монитора. – Конечно же нет, обычно я дрыхну до обеда. Особенно если в мою смену выпадает драка, - она кисло усмехнулась. – А вот сегодня что-то не спится. Снилась всякая муть, хотя свежий воздух должен способствовать хорошим снам.
Рина говорила так, будто вовсе не к Кроули обращалась, а размышляла про себя.
- А про тебя в сети ничего нет. Я нашла кучу всяких Кроули, но ни один из них на фото на тебя не похож. Есть несколько без фотографий, но эти явно какие-то школьники. Ты крут – в наш безумный век не засветиться в интернете!
О том, что имя может быть не настоящим, Рина решила не говорить. Зачем лишний раз ставить под сомнения слова человека? Если, конечно, перед ней был человек в привычном смысле слова. Но если её догадка верна, почему он до сих пор играет роль потерявшего память человека? И почему спрашивал про койотов, как будто сам не знает? Проверяет её, что ли? Вот уж чего не хватало в довесок к исключительно земным проблемам.
Догадки свои Рина высказывать тоже не решилась. Если она ошиблась, добьётся только того, что её посчитают психом. Потерять память – это нормально. Помнить при этом какую-то вспышку – тоже нормально. Но на полном серьёзе говорить о людях-звёздах – это уже клиника в привычном человеческом обществе. Нет уж, человек-звезда, проявляй-ка ты себя первым так, чтобы сомнений не осталось. А пока мы, так и быть, подыграем тебе. Если духи хотят поиграть, почему бы и нет? По крайней мере, это будет интересно!
- Садись завтракать, - Рина поднялась из-за стола,  запихнула в тостер два ломтя хлеба, нарезала бекон и сыр, налила душистый травяной чай, тот самый, который пила вчера вечером и наливала в ароматические лампы. – И пойдём исследовать место твоего падения.

+1

37

«А уж мне-то какая муть привиделась – словами не описать», - подумал Кроули, но рассказывать про людей с «мордами» не стал. Если она всё ещё считает его психом, ни к чему давать ей лишний повод в этом убедиться.
- Я ценю твои усилия, - сказал он вместо этого, покосившись на койотскую морду на крышке ноутбука, - но не думаю, что от этого будет какой-то толк. Я ведь даже не уверен в том, что меня так зовут. Это просто единственное имя, которое я помню.
Оставалась ещё, правда, небольшая надежда на то, что на «месте падения», как назвала его Рина, они смогут найти хоть что-нибудь полезное, но… Даже если там что-то валялось, это уже могли прибрать к рукам местные, особенно если это было что-то более-менее ценное.
- Я, кажется, вспомнил ещё, что был на каком-то складе, или, может быть, заводе, перед тем, как… всё это случилось, - подумав, проговорил Кроули и не очень уверенно прибавил: - Там, вроде, какие-то люди были. У вас тут поблизости ничего такого нет?

0

38

- Ну, сходить-то мы можем, ничего не потеряем, - сказала Рина, с аппетитом уплетая бутерброд с сыром и беконом и запивая душистым травяным настоем. - прогуляемся, тоже плюс.
Она отложила ноутбук и задумалась.
- Я тут не так давно живу. Может и есть чего, о чём я не знаю. Из самых знаменитых достопримечательностей - заброшенный скаутский лагерь в лесу. Туда иногда страйкболисты пострелять приезжают. Не знаю, насколько законно, но, вероятнее всего, договариваются с шерифом. Есть ещё какие-то подземные кооммунмкации, то ли старая канализация, то ли чего ещё заброшенное. Сама не знала, но видела диггерские фотки в сети. Ну и всё, больше ничего не могу вспомнить. Можно в баре у кого-нибудь из местных поспрашивать.
Рина хотела было уточнить, что снилось, но не стала. Потом как-нибудь. Если сон вещий, не забудется.
- Так что? Идём к месту твоей "посадки"? Других зацепок я пока не вижу. А завод можно после завтрака в сети поискать.

0

39

- Нет, это точно не канализация была, - покачал головой Кроули. – Я помню… кажется, помню, какое-то большое помещение. Там, вроде, было много лестниц, и какие-то цепи сверху свисали. Но, может быть, мне это просто приснилось, - прибавил он, снова вспомнив тех людей… или нелюдей?
Ему почему-то только сейчас пришло в голову, что то, что с ним случилось, могло быть необратимо. Неизвестно ведь, как и при каких обстоятельствах он потерял память. И… она могла и не вернуться. Никогда. Разумеется, если он проживёт так долго, и за ним не придут те, кто, вполне возможно, мечтал порезать его ленточки.
- Пойдём, конечно, - вздохнул Кроули, безо всяких признаков аппетита доедая свой бутерброд. – Я тоже не знаю, что ещё можно сделать. Я теперь даже позвонить никому не могу – и мне, соответственно, тоже. Если уж я имени своего не помню, куда уж тут вспомнить пароль от телефона. Только… ты хочешь зайти в бар? А тех милых ребят, которые вчера чуть не проломили мою беспамятную голову, ещё не выпустили?

0

40

- Чего я там забыла не в свою смену? - усмехнулась Рина. - Я отчёт оставила, пусть читают. Не первая это драка с погромом и не последняя.
После завтрака Рина достала небольшой рюкзак с отделением для ноутбука и начала собираться.
- Раз так, других зацепок у нас нет. Пойдём по твоим следам, - сказала она, отправляя в рюкзак ноутбук,  USB-модем, ручку, блокнот и термос с чаем. - Когда выпустят эту компанию, я не знаю. Но не думаю, что к тебе остались претензии. Для них драка - нормальное развлечение. Какие у них там тёрки между собой - не наше дело. Хотя... - она Хитро прищурилась, - с Хоррором есть смысл поговорить. Может, он знает, о каком месте ты говоришь. Только надо придумать, как вывести его на разговор, не вызывая подозрений. И пока он не свалил из города со своей бандой.

0

41

Кроули живо представился давешний байкер, высказавший недвусмысленное намерение оторвать ему голову. Положа руку на сердце, желания беседовать с ним по душам он не испытывал, ибо вовсе не хотел помирать в этом чёртовом захолустье. Претензий не осталось? Найдутся новые, было бы желание. Так что Кроули искренне надеялся, что этот Хоррор уберётся отсюда как можно скорей и как можно дальше.
- Мне кажется, что в таких городках новые люди всегда и у всех вызывают подозрение, - рассеянно заметил он. – Так что с этим могут быть… проблемы.
«Пойдём по твоим следам…» Это, конечно, единственное разумное предложение, но только много ли следов они найдут? Вряд ли он оставлял за собой по пути хлебные крошки.
- А собаки, которая могла бы след взять, у вас тут, случаем, нет? – без особой надежды поинтересовался Кроули. – Тогда можно было бы узнать хотя бы, откуда я пришёл – сам-то я ничего дальше тех кустов не помню.

0

42

- Собаки нет, к сожалению, - ответила Рина. - Но следы всё равно будем искать.
Она быстро оделась и вышла на крыльцо. Подождала Кроули и захлопнула дверь.
Воздух ещё не успел как следует прогреться, но солнечные лучи, падающие на кожу, радовали теплом. По небу  весело бежали лёгкие пушистые облака.
- Идём, - Рина бодро зашагала по грунтовой дорожке. -  Показывай дорогу.

Отредактировано Rina Swank (2015-03-28 12:44:06)

0

43

Видимо, на память, как таковую, Кроули жаловаться не приходилось: дорогу от дома Рины до бара и от бара до искомых кустов он нашёл без труда. Сразу узнал и засиженную мухами витрину закрытого магазинчика, глядя в которую, «знакомился» вчера с самим собой, и даже догадался по сломанным и помятым веткам, откуда именно он вылез.
- Ну, вот. Где-то тут я и… приземлился, как ты выражаешься, - проговорил Кроули.
Подобрав с земли длинную палку, он принялся ворошить высокую траву в надежде найти хоть что-нибудь, что могло из него выпасть. Палка обо что-то стукнулась, и он поднял простенькую фляжку, показавшуюся ему знакомой: явно старую, с вмятиной на боку.
- А вот это, кажется, моё, - заметил он, открутил крышку, отпил глоток. – Виски… тогда точно моё. И, кстати… без обид, но то, что подают у вас в баре, с этим не сравнится.
Кроули ещё повертел в руках фляжку, но никаких опознавательных знаков на ней было. Сунув её в карман, он огляделся по сторонам.
- Ну, и как мы поймём, откуда меня черти принесли?

Отредактировано Crowley (2015-03-31 14:29:52)

+1

44

Глядя на Кроули, Рина отхлебнула душистого чая из термоса.
- Не сомневаюсь, - ответила она на замечание о качестве виски.
Она опустилась на колени, склонила голову над примятой травой и закрыла глаза. Некоторое время стояла неподвижно, потом сделала глубокий вдох и выпрямилась.
- Идём, - сказала тихо и медленно направилась по следу, периодически останавливаясь, внимательно глядя под ноги, прислушиваясь и принюхиваясь.
Из травы выскочила шустрая зелёная ящерка. Забралась на нос сапога Рины, будто на камень, огляделась по сторонам и соскользнула обратно в траву. Рина проводила её взглядом и, неслышно ступая, пошла дальше.
Так медленно, останавливаясь, рассматривая траву под ногами и стараясь не упустить ни один шорох и ни один запах, Рина прошла несколько метров. После последней остановки на лице её отразилось недоумение.
- Смотри, - она указала Кроули на припудренные жёлтым травинки. Будто нерадивая хозяйка несла из магазина горчичный порошок и просыпала. Здесь, в кустах, где и магазина-то по пути нет.
Рина осторожно коснулась порошка, обнюхала пальцы, недоумённо сморщила нос.
- Здесь твой след обрывается. А это похоже на серу.
Она осторожно коснулась пальцев кончиком языка и как-то совсем по-собачьи фыркнула.
- Точно, сера. Ничего не понимаю.

+1

45

Когда Рина ни с того, ни с сего опустилась на колени, Кроули подумал сначала, что ей стало плохо. Потом, увидев, как она замерла над примятой травой, подумал, что плохо стало ему. Или что у него крыша едет. Или у неё?.. Последняя мысль так… озадачила Кроули, что, когда Рина вдруг выпрямилась и встала, он даже чуть отпрянул назад, словно боялся, что она на него набросится.
И всё-таки, послушно пошёл за ней, когда она позвала. Несколько раз чуть не натыкался на неё, когда она зачем-то останавливалась. Тоже начал смотреть под ноги, но никаких следов не видел – даже трава здесь не была примята – и всерьёз недоумевал, на что так внимательно смотрит его странная спутница.
Ящерицу он проводил таким полным подозрения взглядом, словно ожидал, что она превратится в дракона, как только он перестанет на неё смотреть, и так увлёкся этим, что даже отстал от Рины. А когда догнал, она уже обнаружила вполне себе материальные, хотя и непонятные следы.
Запах серы почему-то показался Кроули до боли знакомым, но никаких воспоминаний не пробудил. Впрочем, возможно, дело было в том, что сейчас его гораздо больше занимало более чем странное поведение Рины. Нет, серьёзно: пробовать на вкус какой-то странный порошок, рассыпанный на траве? Да мало ли, на что он похож? Может, это новомодная отрава для крыс?
- Да, я тоже ничего не понимаю, - осторожно заметил Кроули, на всякий случай отступая на шаг назад. Почти собачье фырканье очаровательной молодой женщины произвело на него… странное впечатление, и он уже всерьёз раздумывал над тем, насколько разумно было оставаться с ней наедине в такой глуши. – Может, объяснишь, что это сейчас было? Ты что… след взяла? Как… койот? – Он как-то нервно усмехнулся и даже почти пожалел, что спросил, но… Не хотел он больше странностей, а они его точно преследуют!

+1

46

- Откуда здесь сера? На учителя химии ты, как мне кажется, не похож, - сказала Рина, будто обращаясь не к Кроули, а рассуждая сама с собой. - На ветеринара - тоже. Латынь знаешь, но систематику видов - нет...
Она умолкла, думая о своём. О том, что могла и ошибиться. Надо было разведать это место одной, ночью, а сейчас сделать вид, что ничего не нашла. Но что бы дала такая уловка? След всё равно оборвался.
Кроули требовал объяснений. Надо было как-то выходить из положения. Врать не хотелось. Да и нельзя было, если духи её всё ещё проверяют. Правда может выйти ей совсем нежелательными последствиями, если она ошиблась, и Кроули - обыкновенный человек. Ну, память потерял, это ещё не повод считать человека посланником духов. А внезапно оборвавшийся след? Повод? Возможно. Не на парашюте же он спустился. Хотя... может, и на парашюте. Тогда дело плохо. 
Рина выпрямилась во весь рост, внимательно посмотрела в глаза Кроули.
- Это выглядит странным для неподготовленного человека, но... да. Я взяла твой след. Койот - мой тотем, как сказали бы современные учёные, - она сделала паузу, наблюдая за реакцией Кроули, которая позволит понять, стоит ли продолжать.

Отредактировано Rina Swank (2015-04-01 01:06:32)

+1

47

«Странно – это мягко сказано», - подумал Кроули, но вслух только протянул неопределённо:
- А-а… - и хлебнул виски из фляжки. Вообще-то, с той минуты, как он вылез из этих самых кустов, ему казалось, что ничего уже не сможет удивить его так, как то, что с ним случилось – что бы это ни было. А теперь вдруг выясняется, что эта чудесная молодая женщина, которая вызывала у него безотчётную симпатию, либо спятила, либо… Либо что? Немножко койот? И вправду взяла след?
В голове тоскливо загудело, как будто где-то рядом зазвонили в колокол. А что, если правда как раз то, что она говорит? Может ли он поручиться, что прежде никогда с такими «странностями» не сталкивался? Не странно ли уже то, что он просто появился вот здесь, на этом самом месте, почему-то засыпанном серой?
- То есть, ты… обладешь качествами койота? – после долгой паузы спросил Кроули. Поручиться за собственный рассудок он не мог, поэтому решил, что не имеет права навешивать ярлык сумасшествия кому-то другому. – Но ты ведь не превращаешься в зверя, как в том фильме про людей-кошек? – неуверенно улыбнувшись, спросил он. Потом вдруг представил себе, как бы это выглядело, и улыбка мгновенно сползла с его лица. – Или превращаешься?

+1

48

Кроули воспринял информацию спокойно. Или сделал вид. Рину это устраивало. Если она ошиблась, пусть считает её немного психованной, лишь бы не привлекал постороннего внимания. Почему-то казалось, что на этот счёт можно не беспокоиться.
- Да, я обладаю некоторыми качествами койота, - подтвердила она. - Пока я помню о своей земле, духи предков дают мне эту силу.
Так кто же ты - дух или человек? Рина смотрела на Кроули и знала, что всё равно не получит ответа, если дух сам того не захочет. Всё-таки слишком он спокоен. Значит, она не ошиблась.
Но почему именно её избрали духи? Или не только её? Если правдивы её видения... значит, должны быть и другие. Но сколько их осталось, помнящих о своей земле? Хватил ли сил сохранить равновесие? Рина ничего не знала наверняка, даже те видения, которые у неё были, могли трактоваться десятком разных способов. И не было рядом никого, у кого можно было бы спросить совета. А может, она и правда сходит с ума? От тоски и одиночества всякое может показаться спасением, мозг вполне мог выстроить несуществующую реальность, в которой Рина сейчас и живёт, не осознавая иллюзорности происходящего. Как бы узнать наверняка?
Никак. Невозможно. Рациональная часть Рины не желала смириться с тем, что не у всех вещей на свете есть однозначные определения. Но с духами однозначно не бывает. И эта глубинная сторона постепенно брала вверх над рациональностью. Но и рациональность не желала сдавать позиции. И когда Рина начинала об этом думать, будто подходила к невидимому барьеру, за которым - ничто. Серое, бесполезное ничто, безликая пустота.
- Я не превращаюсь в зверя, я же не оборотень или перевёртыш, - улыбнулась Рина, будто предположение Кроули показалось ей забавным. - Я и есть - зверь. И одновременно - человек.

+1

49

Надо же. Какое облегчение. Не превращается, потому что она и так зверь. Ну, и человек тоже. И говорит об оборотнях и перевёртышах так, словно они существуют. Или всё же существуют? Кроули на мгновение прикрыл глаза, словно надеясь, что, когда откроет их, окажется в мире, где всё просто и понятно, и где он помнит самого себя.
Но – нет. Всё осталось на своих местах. Он по-прежнему не знает, чему можно верить, и кто из них двоих спятил. Женщина-койот и мужчина, возникший из ниоткуда в облаке серы. Просто чудесно.
Впрочем, опасаться, наверное, всё-таки нечего. Если она собиралась убить его, или… съесть, или в жертву принести, она бы, конечно, уже сделала это и не стала бы говорить то, что сказала сейчас. И тут же ему в голову пришёл вопрос: а почему, собственно, она сказала это именно ему? Неужели он тоже какой-нибудь зверь? Или ещё что похуже?
- Прости, что спрашиваю, - осторожно начал Кроули, - но почему ты рассказала мне об этом? Я имею в виду… это ведь не такие вещи, в которых можно признаться первому встречному. Те, с кем ты работаешь в баре… они ведь не знают? Так почему я? Почему ты вообще помогаешь мне? Или ты знаешь обо мне и о том, что со мной случилось, больше, чем хочешь показать? – На мгновение ему припомнились те люди с жуткими лицами, что привиделись ему ночью. Да только привиделись ли? – Если знаешь, прошу тебя – скажи, - прибавил Кроули. – Я… уже видел вещи, которые не могу объяснить, и твои слова заставляют меня задуматься о том, что они могут быть… реальны. Не знаю, хорошо это или плохо, но я точно предпочту правду, какой бы она ни была.

+1

50

- В баре не знают. Хозяин, может быть, догадывается. Он мудрый человек. Но мы с ним никогда не разговаривали об этом. Да, ты прав, первому встречному о таком не рассказывают. И второму – тоже. Идём, - Рина взяла Кроули за руку и потянула в небольшую хилую рощу неподалёку. – Садись, - почти приказала она и сама уселась под деревом прямо на траву. – Сначала я расскажу тебе сказку, которую рассказывал мне дед, когда я была маленькой. Не ручаюсь за точность изложения, но смысл тебе, я думаю, будет понятен.
Она дождалась, пока Кроули устроится поудобнее и будет готов слушать.
- Волк и Койот спустились со звёзд на заре нашего мира. То были странные времена, не было ни привычных нам животных, ни людей, а были только духи, и они были частью этого мира, и сами были миром. Волк и Койот тоже были духами, братьями, которые всегда были вместе, но не всегда в согласии. Волк был старше и мудрее, и умел видеть так далеко, как не дано никому другому. Койот был его помощником, но он был молод и неопытен, а потому не всегда у него получалось помогать брату правильно, и последствий своих поступков он не мог предвидеть так же, как Волк. Однажды дух Реки Ветров попросил Койота предать Волку готовые прорасти семена жизни, потому что Волк был мудр и знал, как правильно их растить. Койот взял семена и понёс их брату, но по дороге часть из них случайно рассыпал. Из принесённых Койотом семян Волк вырастил людей и целый мир таким, каким мы его знаем. Волк передал семенам частичку себя самого, и сделал мир гармоничным и правильным. Не идеальным, не добрым и безопасным, но находящимся в строгом равновесии. А рассыпанные Койотом семена проросли сами, и появились из них сущности, враждебные всему человеческому миру и стремящиеся нарушить равновесие. Долго духи приводили мир в порядок. Многие из них изменились, слившись с новым миром, став животными, растениями и людьми, некоторые животные превратились в людей, а люди – в животных, и наконец мир достиг задуманного Волком равновесия. Мир до сих пор удерживается в равновесии духами, только люди этого не замечают. Встретив в лесу зверя, ты не поймёшь, дух перед тобой или обыкновенный зверь. А встретив человека, не разгадаешь а нём зверя или враждебную сущность, появившуюся из-за неосторожности Койота.
Рина посмотрела на небо, залитое солнечным светом, на весело бегущие по нему пушистые облака.
- Закончив свои дела, Волк и Койот ушли домой, к звёздам. Мы тоже уходим туда, когда заканчиваем наш земной путь, потому что истинный наш дом там, среди звёзд. Это тоже – часть мирового равновесия.
Она посмотрела на Кроули, стараясь понять, дошёл до него смысл сказки или нет.
- Теперь о том, почему я тебе всё это рассказываю, - тон её стал неожиданно серьёзным. -  Духи говорили со мной. Равновесие мира нарушено. Волк и Койот вернулись, чтобы его восстановить. Братья, стоявшие у истоков мира, снова начали земное путешествие, но не помнят своей истинной сущности, и этим стараются воспользоваться враждебные нашему миру силы. Я не знаю, какую роль должен сыграть ты, но о твоём появлении в Мелоди-Спрингс тоже сказали мне духи. Досадная сложность в том, что духи никогда не говорят прямо. Они посылают зашифрованные видения, и, надеюсь, я не ошиблась, решив, что тот, о ком меня предупреждали - ты. Если ошиблась, - она невесело усмехнулась, -  можешь сразу отправить меня в дурдом. Но учти, я буду сопротивляться.

+1

51

Кроули слушал и пытался вникнуть в странный – по меньшей мере, странный – рассказ Рины, но удавалось ему это с трудом. Лишившись памяти, он лишился и привилегии здраво судить обо всём на свете, с ходу решая, чему можно верить, а чему – нет. Если он не помнит об оборотнях, духах и перевёртышах – значит ли это, что их не существует? Ведь сам он вполне реален, хотя и не помнит о себе ничего.
- Ты хочешь сказать, - очень медленно начал он после долгой паузы, - что я могу оказаться одним из этих… духов? – Он растерянно взглянул на Рину. – Но как я могу быть духом, если у меня есть тело? Вчера, в драке, меня ведь ранили, и я чувствовал боль. Да, она прошла быстро – может быть, слишком быстро, - но она была! Или… если я дух, значит, я… ну… вселился в тело какого-то человека? – При мысли об этом он почувствовал подступающую к горлу тошноту. Ему хотелось воскликнуть: «Но так не бывает!», но он промолчал. Откуда ему знать – бывает или нет?
- Ты же понимаешь, что я сейчас всему верю, - как-то поникнув, продолжал Кроули. – Я действительно ничего не помню, и если ты мне скажешь, что я дух, или даже тот самый Волк или Койот, мне даже возразить тебе будет нечего. И если уж отправляться в психушку, то вместе. – Он помедлил и, понизив голос, прибавил: - Ночью, когда я вспомнил то место, где был перед той странной вспышкой… в общем, там были какие-то люди. Я раньше не сказал, потому что думал, что мне это приснилось, а если и не приснилось, то ты решишь, что я псих и отправишь меня в лечебницу. Но теперь… не знаю. Мне кажется, что я вообще не спал этой ночью. А у тех людей… у них были нечеловеческие лица. То есть, человеческие, но поверх них я как будто видел другие – жуткие морды, как у чудовищ. Я даже описать не могу, какие, - тяжело вздохнул Кроули. – Ты думаешь, это могли быть те… враждебные силы? Могли они лишить меня памяти?

0

52

- Я не знаю, кто ты. Я просто знала, что ты придёшь и тебе потребуется помощь. Я даже не видела твоего лица. Я помню черноту вокруг. Какое-то вещество, будто поглощающее любое излучение. Духи говорят с нами при помощи знакомых нам образов, поэтому точной картинки никогда не получается. Чернота вокруг, чернота внутри, чернота в глазах – как чёрная дыра, притягивающая к себе даже свет. Ты стоял на одной тропе с Волком и Койотом. Тропа двоилась, троилась, была готова раствориться в черноте, но она была одна.
Рина помолчала немного.
- Больше мне пока нечего сказать. Мой отец всю жизнь пытался понять, кто мы такие. Изучал людей, животных, нас с научной точки зрения. И ничего. Современная наука пока бессильна. Он верит, что наука даст ответы на все вопросы… когда-нибудь. Наверное, мы пока не доросли до ответов..
Рина грустно улыбнулась, вспоминая отца.
- У духов тоже может быть тело, как оно есть у меня, хотя я не дух, а зверь. Духи не вселяются в человека. Это всё россказни христианских проповедников, - она поморщилась. – Я никогда не встречала подтверждений этим сказкам.
Над ответом на последний вопрос Рина размышляла долго. Наконец ответила:
- Я ничего не думаю. Чтобы делать предположения, у нас недостаточно данных. Надо собирать информацию.  Ты сможешь… нарисовать их?

+1

53

Какое-то время Кроули молчал, прикрыв глаза и обхватив руками голову. Всё это было… как-то уж слишком. Ещё час назад он просто не знал, кто он и откуда – и это казалось ему ужасным, а теперь он не мог быть уверен даже в том, что он – человек. Почему он явился в видении совершенно незнакомой женщине – да и не женщине вовсе! – как… чернота? Может быть, именно так выглядела его истинная сущность, которую ей показали эти… духи? «Как чёрная дыра»… Что же он такое? Зло? Но ведь если бы он был злом, враждебной силой, эта странная женщина не стала бы ему помогать.
«Я не дух, а зверь»… Как будто от этих слов становится легче! Кроули чувствовал себя заблудившейся на шахматной доске пешкой, которая в разгаре решающей партии позабыла даже, какого она цвета и на чьей стороне воюет.
- А… что ты говорила про нарушенное равновесие? – Кроули усилием воли отогнал от себя мысли, от которых уже раскалывалась голова. Ему понадобится ещё много времени, чтобы всё это осознать. В конце концов, как бы это ни было дико, слова Рины многое объясняли. Например, почему она стала помогать незнакомому человеку, почему привела его к себе… Чего ей бояться? Женщина-зверь… Подумав об этом, Кроули взглянул на неё с невольным восхищением.
- Я имею в виду, что этот мир всё время сотрясают войны, катастрофы, бедствия - так что особенного происходит сейчас? Что-то вроде… конца света? Прости, если это звучит… ну… слишком по-христиански, но я, наверное, был христианином, пока мне не отшибло память. Хотя, нет. Теперь уже не уверен, - понуро прибавил он. – И я попробую, конечно, нарисовать те… лица, или что у них там было. Только я даже не знаю, умею ли рисовать.

0

54

- Я не знаю, что сейчас происходит. Я слышала музыку. AC/DC, «Небеса в огне». Я не знаю, почему именно эта песня. Обычно я такое даже не слушаю, мне ближе что-то в стиле Энии или «Blackmore’s Night». А тут… в общем, нашла в интернете по тексту, узнала музыку, сопровождавшую видение, которое передали мне духи. Разгадки у меня пока нет.
Она снова немного помолчала, обдумывая, что сказать дальше.
- Войны, катаклизмы, эпидемии – это часть природного равновесия. Естественный отбор,  борьба за ареалы обитания, сейсмические процессы, ураганы – это нормально. О таком духи не стали бы предупреждать. В конец света я лично не верю, хотя чуть ли каждая религия им пугает. По мне, это только страшилки, чтобы овечки в стаде лучше слушались. Ты извини. Я знаю многих христиан, они неплохие люди. Но проповедников не люблю. У меня с ними, можно сказать, личные счёты, - она недобро усмехнулась, и глаза её сверкнули тем таинственным жёлтым огнём, который Кроули уже видел и мог принять за отсвет лампы. – Ты не похож на проповедника, - поспешила уточнить она. – Их я издалека чую.
Она поднялась на ноги.
- Умеешь ты рисовать или нет, не узнаешь, пока не возьмёшься за карандаш. Пойдём домой? Или ещё куда-нибудь прогуляемся?

0

55

«Небеса в огне»… Кроули и сам не мог объяснить, почему название услышанной Риной песни так зацепило его. Возможно, он просто слышал когда-то эту песню. А может, эти слова значили для него гораздо больше.
Ещё несколько часов назад ему казалось случайностью и то, что он потерял память, и то, что он встретился с Риной, и то, что она вдруг решила ему помочь. А что теперь? Выходит, никакой «случайностью» эта встреча не была? Конечно, это ещё могло быть совпадением… если бы его собственный след не обрывался где-то в засыпанной серой траве. Значит, не было ни случайностей, ни совпадений. Во всей этой непонятной игре высших сил ему отведена какая-то неведомая роль. Увы, сейчас он чувствовал себя всего лишь потерянной, сломанной, бесполезной игрушкой, и потому готов был верить всему, что говорила его новая знакомая, и идти за ней туда, куда она скажет.
Кроули уловил звериный огонёк в её глазах и не стал спрашивать, какие такие «личные счёты» она имела в виду. Впрочем, любой проповедник наверняка счёл бы таких, как она, дьявольскими отродьями.
- Пойдём домой, - покорно согласился он, тоже поднимаясь на ноги. – Я бы тоже хотел послушать ту песню, о которой ты говорила: может быть, она мне знакома. И, может, тебе удастся разузнать, какое отношение ко всему этому имеет сера. А я попробую нарисовать те… существа, которые я видел.

0

56

- Пойдём, - согласилась Рина.
Она бесшумно поднялась, подхватила рюкзак, хлебнула из термоса душистого чая, предложила Кроули, а после убрала термос в рюкзак.
- Хотя, может, есть смысл наплевать на всех, взять снаряжение и уйти на природу, подальше, в самую глушь. Так мои предки делали, когда им нужна была помощь духов. Так с давних времён поступали юноши перед тем, как стать мужчинами. Духи указывали им верный путь во взрослую жизнь. Или они пропадали, не справившись с испытанием.
Рин посмотрела на Кроули, будто оценивая, справится он с испытанием или умрёт.
- Кое-то задолжал мне отпуск. Я, в общем-то сама виновата, упустила свою очередь, потому что тогда... - она запнулась, на ходу меняя фразу, - было так нужно. Но сейчас могу попробовать вернуть долг. Только сначала... надо бы навестить Фрэнка в больнице. Хотя бы узнать, как он.

0

57

Кроули хотел было возразить, что он вовсе не горит желанием забираться в какую-то там глушь, чтобы общаться с духами, но промолчал. В четырёх стенах дома Рины он чувствовал себя в большей безопасности, но, раз она предлагает «уйти на природу», зная, что за ним могут придти те, «с мордами», значит, опасаться нечего. Или есть, чего? Это она – наполовину зверь, а он-то что делать будет? В прошлый раз они его памяти лишили, а в следующий, может, вовсе на части порвут.
- Ну, если ты считаешь, что так надо, - неуверенно проговорил Кроули, - тогда, конечно, можно и в глушь. – Он помолчал немного и прибавил: - А что, нет никакого способа узнать, человек я или нет? Духи же, наверное, умеют делать что-то, на что обычные люди не способны?
От самой этой мысли ему делалось не по себе, но, раз уж он решил, что правда всё-таки предпочтительнее, лучше было бы знать наверняка, что он такое: просто игрушка каких-то неведомых сил, или… или их часть.
- Можем навестить твоего друга сейчас, если хочешь, - предложил Кроули. Он не отказался бы ненадолго отвлечься от всех этих странностей и непонятностей и оказаться среди обычных людей, ни о чём таком не ведающих.

0

58

- Я не знаю, что делать и как интерпретировать знаки, - ответила Рина. - Когда одолевают сомнения, духи могут помочь. Но я никогда не слышала, чтобы в испытание уходили двое. Так что это лишь предполагаемый путь.
Они вышли на дорогу, но Рина не торопилась идти домой. Всё всматривалась то в листву, то в небо, то под ноги. Будто ждала чего-то.
- Я не знаю, как отличить духа от человека. Мне рассказывали, это невозможно, если дух сам не проявит себя. Как непосвящённый вряд ли разглядит во мне зверя, если я сама этого не захочу. Но однажды я встретила человека, который сумел увидеть мою истинную сущность, при том, что он не был одним из нас.
Рина помрачнела и замолчала. Взгляд потемнел, в глубине зрачков шевельнулось что-то недоброе и хищное.
- Да, пожалуй, пойдём к Фрэнку сейчас, - неуверенно согласилась Рина. - У меня... дурное предчувствие.

0

59

Да уж, забраться в глушь в гордом одиночестве и ждать помощи от духов – это как раз то, чего не хватало Кроули для полного счастья. И если уж Рина не может разобраться в явленных ей откровениях, куда ему с этим справиться?
То, что духа от человека никак нельзя было отличить, его озадачивало. И, пожалуй, печалило. Теперь его уже мало волновало, как его зовут, и где он живёт: разобраться бы для начала, что он из себя представляет…
Кроули заметил, как переменилась в лице его спутница, когда упомянула о каком-то человеке, который распознал в ней зверя… может, это был как раз один из тех проповедников, в нелюбви к которым она призналась во время их разговора в лесу?.. Как бы то ни было, расспрашивать об этом он пока не стал: на него и так уже вылилось достаточно новой – и странной – информации. Если уж спрашивать, то о чём-нибудь полезном.
- А если мы вдруг встретим эти… враждебные силы, - нерешительно проговорил Кроули, - что мы тогда будем делать? С ними можно как-то бороться? – Учитывая слова Рины о «дурном предчувствии», ему казалось, что об этом стоит подумать.

0

60

- Вот когда встретимся, тогда и разберёмся, - Рина немного повеселела. - Их много, этих сил. И не все они, откровенно говоря, враждебны. В мире нет ничего однозначного. Всё взаимосвязано настолько, что отделить чёрное от белого невозможно. Мир существует только в контрастах и взаимодействиях. И у всякого явления есть как минимум две стороны. Жаль, что не все это понимают. Встретим - поговорим. Узнаем, что хотят и к какому виду относятся. Тогда и будем решать, как бороться. И надо ли бороться.
Она внимательно посмотрела на Кроули, как старшая сестра на ввязавшегося в бессмысленную драку брата.
- Никогда не спеши с выводами. Принимай решение, когда у тебя будет достаточно информации. У нас сейчас её нет совсем. И где её достать, мы не знаем. Значит, будем жить и внимательно смотреть по сторонам. Мой дом можешь считать своим домом.

Когда до дома Рины оставалось всего ничего, она вдруг остановилась. Потянула носом воздух. Насторожилась, разве что уши торчком не подняла. И молча, но решительно потянула Кроули к обочине, в кусты. Её смуглое лицо побледнело.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули