Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули


Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули

Сообщений 91 страница 111 из 111

1

Фандом:  сериал «Сверхъестественное», канон мира, канон характеров, вариации на тему того, что могло остаться за кадром первоисточника.
Время действия: Конец пятого сезона, когда Кроули искал Смерть.
Место действия: Калифорния, Мелоди-Спрингс - небольшой городок, через который раньше проходила единственная дорога между Фэрфилдом и Элк-Гроув, но после постройки прямой скоростной трассы оказавшийся на отшибе.
Участники: Кроули, Рина Суэнк + кто пожелает присоединиться.

Отредактировано Rina Swank (2015-02-05 23:35:22)

0

91

- У меня рука не дрогнет, - как-то нехорошо усмехнулся Кроули. – Так что не хорони нас раньше времени. И постарайся не отключиться: тебе ещё придётся объяснить мне, как вести машину, потому что мне кажется, что я этого делать не умею.
То, что полиция и в самом деле была наверняка куплена, было очень паршиво. Если они заявятся сюда и найдут кучу трупов, то наверняка устроят погоню. И как он, не знающий, куда и как ехать, будет от них удирать?..
«Будем решать проблемы по мере их поступления», - решил, наконец, Кроули, поднялся, подобрал выпавший из поверженного противника пистолет и направился к дому. Автомат был бы, конечно, надёжнее, но уж слишком много от него было шуму, а привлекать ненужное внимание не хотелось.
…Ещё недавно он предлагал Рине попытаться схватить её преследователей, попытаться узнать, кто их послал, распутать этот чёртов клубок. Но это было до того, как в него всадили десяток пуль, и он узнал, что он не человек. Теперь его волновало только это, да ещё пожалуй, хотелось как можно скорее забиться в какой-нибудь тихий, безопасный угол, зализать раны и просто подумать. Возможно, когда тот, кто послал за Риной этих ребят, найдёт их трупы в разгромленном доме, он предпочтёт оставить её в покое. А если нет – что ж… Пока между ней и её преследователями стоит тот, кого не берут пули, шансов у них немного.
У тех четверых, что засели в доме, их и вовсе не было. Один ещё пытался отстреливаться, но Кроули даже не дал себе труда уклоняться от пуль, и одна, кажется даже задела его. Ещё двое в панике попытались выбежать из дома к машине. Но кончили все одинаково, получив пулю в голову. Четыре выстрела – четыре трупа. И словно повисшие в воздухе слова одного из теперешних мертвецов: «Что ты за тварь?»
Можно было бы поспорить, кого следовало считать тварью: того, кто стрелял в упор в безоружных людей, или того, кто после этого не сдох, но сейчас Кроули было наплевать. Он чувствовал только мрачное удовлетворение от учинённой им расправы.
Ключи от машины нашлись у одного из тех двоих, что пытались выбежать в дверь. На улице возле дома было пусто: создавалось странное ощущение, будто весь город вымер… или все знали о том, что происходит, и затаились в своих норах. Снова появилось желание уехать как можно дальше и как можно скорее. Кроули открыл дверцу со стороны пассажирского сидения и пошёл обратно к Рине.
- Самое время убираться отсюда, - объявил он и огляделся по сторонам. Никакой видимой опасности не было; из всех нападавших в живых остался только тот, которого он отправил в нокаут, но пристрелить его прямо на глазах у молодой женщины он не решился. Всё равно придётся возвращаться за её сумкой, а тогда уж…
- Вот, держи, - Кроули вручил Рине пистолет, - если что-то будет двигаться – стреляй. Вещи пока оставь, я за ними вернусь, когда отнесу тебя в машину.

0

92

- Подожди, - хрипло прорычала Рина скорее как зверь, чем как человек. - Пусть мои братья сделают своё дело.
В ногах у Рины копошился маленький пушистый койот, почти волчонок. Разрывал зубами джинсовую ткань и старательно слизывал кровь. Зашуршали кусты, из них выскочили ещё два зверя, взрослых и сильных. И тоже принялись рвать штанину. Постепенно вокруг Рины собралась целая стая койотов, пришедшая на её зов о помощь. Некоторые из них с опаской поглядывали на Кроули.
- Иди на кухню. Там есть сушёные травы, они нам пригодятся. Найди бинты, нам нельзя появляться в городской аптеке, а крови будет много. Разыщи походный котелок и охотничьи спички. И бутылку абсента прихвати, сегодня мне захочется напиться до потери чувствительности.
Она взяла пистолет и попыталась улыбнуться, как бы давая Кроули понять, что беспокоиться за неё не стоит.
- Иди же! - рявкнула, чтобы придать ускорение.
Пистолет она положила рядом с собой. Сгребла руками землю вместе с травой и по-звериному взвыла от боли, когда острые зубы койотов вонзились в раны, разрывая плоть и выгрызая застрявшие пули.
Когда братья закончили, Рина находилась на грани потери сознания. Окровавленные койотские морды выглядели устрашающе. Теперь звери зализывали раны, от которых обычный человек запросто мог умереть, потеряв слишком много крови.
Рина взялась за рукоятку пистолета и закрыла глаза.

Отредактировано Rina Swank (2015-06-20 14:25:32)

0

93

Каждый раз, когда Кроули казалось, что его уже ничего не увидит, происходило то, что его всё-таки удивляло. На стаю подоспевших к Рине зверей он взирал со смешным чувством изумления и брезгливости, совершенно не понимая, какого чёрта здесь происходит. «Братья» - значит, койоты? Он как-то забыл уже тот нечеловеческий вой, который издала молодая женщина, когда на них напали. Его самого тогда «немножко застрелили», поэтому он как-то не задумался о том, что таким образом она могла звать на помощь. Но… к чёрту всё. Если эти животные могут ей помочь – тем лучше. В конце концов, Кроули не горел желанием сам выковыривать из неё пули – да и делать этого он явно не умел.
От яростного окрика Рины он даже вздрогнул, но ничего не сказал и вернулся в дом. Нашёл в разгромленной кухне какую-то сушёную траву, вывалил в пакет всё содержимое аптечки и взял со стола бутылку. Как выглядят охотничьи спички, он понятия не имел, поэтому нашёл их только после долгих и упорных поисков, в процессе которых разворотил и то, до чего не добрались незваные гости. К счастью, котелок нашёлся быстрее, и Кроули отнёс всё в машину.
- Теперь мы можем уйти? – спросил он, вернувшись к Рине. Выглядела она не очень и, может быть, даже была без сознания, но подходить к ней, пока рядом были эти перемазанные в крови койоты, ему не хотелось.

0

94

- Я могу истечь кровью по дороге, - тихо ответила Рина. - Тбе придётся перевязать меня прежде, чем нести в машину. Кроме того, мне не хотелось бы оставлять кровавый след. По нему любой, даже не обладающий специальными навыками, сможет нас найти. Сама я не справлюсь, у меня ушло слишком много сил. Если всё сделаешь правильно, я скоро встану на ноги. Пока моя родная земля даёт мне силы, у меня есть кое-какие преимущества перед ставшими обыкновенными людьми.
Она повернулась к братьям. Между ней и койотами состоялся короткий диалог, состоящий из звуков на границе человеческой слышимости. Так самец уговаривает самку, так самка собирает волчат...
Койоты отступили в заросли, освобождая Кроули дорогу. Но совсем не ушли, их окровавленные морды всё равно маячили где-то поблизости.
- Если я буду выть, не обращай внимания. И не бойся моих братьев, они тебя не тронут. Потеряю сознание - доделывай и уноси в машину. Мы и так много времени потеряли. Надо спешить.

0

95

Кроули только скептически хмыкнул и ограничился коротким: «Как скажешь». Не в его положении было бояться этих животных, как бы зловеще они ни выглядели. Что они сделают? Покусают? В нём и так уже достаточно дыр наделали, так что наплевать. Лишь безотчётная брезгливость заставляла его желать держаться от них подальше. Да ещё, пожалуй, трудно было поверить в их разумность, даже несмотря на то, что Рине каким-то образом удавалось с ними общаться. Но всё происходящее давно уже напоминало театр абсурда, поэтому не стоило тратить время и силы на то, чтобы пытаться что-нибудь понять.
Он снова отправился к машине за бинтами и заодно отнёс туда сумку Рины, чтобы не вынашиваться лишний раз туда-обратно. Вернулся, принялся за перевязку, чертыхаясь и раздражённо косясь на маячившие среди кустов звериные морды. Краем сознания он отметил, что из его ран кровь больше не сочится, но подумал только язвительно: «Верно, уже вытекла вся» - и тут же об этом забыл. Может, для него это как раз в порядке вещей.
Сунув пистолет и оставшиеся неиспользованными бинты в карман, Кроули быстро поднял молодую женщину на руки и отнёс в машину. Потом уселся за руль, со вздохом окинул взглядом приборную панель и включил зажигание.
Первой жертвой его водительских талантов пал забор – пал в прямом смысле слова, когда машина врезалась в него, едва двинувшись с места. Кроули всё больше приходил к выводу, что с управлением этими жестяными вёдрами на колёсах он знаком, в лучшем случае, по фильмам, но отступать было некуда.
- Так куда нам ехать? – спросил он, с трудом выруливая обратно на дорогу.

0

96

Рина терпела, иногда только тихонько поскуливала. Ей бы хоть немного передохнуть, прийти в себя, и если Кроули ничего не напутал с травами, которые она просила его взять, всё будет хорошо. Родная земля обязательно поделится силой. Только убраться отсюда надо подальше.
Рина подумала было о том, что дом вместе с трупами следует сжечь. Но не стала озвучивать эту мысль. Всё из-за боли. пожар - неверный путь. Только привлечёт к дому внимание раньше времени. А им надо ещё успеть убраться достаточно далеко от бандитов и продажных копов.
Мысли её вернулись к Хоррору. Почему-то казалось, этот тип может помочь. Рине пару раз приходило в голову, что главарь байкерской банды может быть не совсем человеком. Но уверенности, как всегда, не было. И она не представляла, как просить этого типа о помощи. Женщине он-то ещё и помог бы, байкер слыл изрядным дамским угодником, не смотря на грозный вид и соответствующее ему прозвище. Но Кроули... вряд ли.

На вопрос о том, куда ехать, Кроули ответа не получил. Едва оказавшись в машине, Рина потеряла сознание. На её счастье, потому что продемонстрированный посланцем духов "высший пилотаж" выздоровлению раненых точно не способствовал. Последним, что запомнила Рина, был падающий забор. И с мвслтю о том, как будет больно от такой встряски, она врубилась окончательно. Кроули ничего не оставалось, как выбирать направление самому.

0

97

Кроули прекрасно понимал, что, управляя машиной практически на интуитивном уровне и не имея ни карты, ни представления о том, где они вообще находятся, далеко он не уедет. Всё, на что его хватило по первоначалу – это добраться до выезда из города и, проехав около мили по шоссе, свернуть на просёлочную дорогу. Здесь им вряд ли бы встретились сообщники убитых бандитов или полицейские – тем более, что последние были опасны вдвойне. Даже если они никому ещё не продались, такого горе-водителя, как он, точно остановят и развернут обратно. Уходить от погони? Помилуйте, какое там, когда он по прямой дороге с трудом едет, гадая, почему в кино герои всё время крутят туда-сюда руль и при этом не съезжают в кювет.
Ещё через несколько миль ему, наконец, попался указатель с полустёршейся надписью «Либерти-фарм», а минут через десять он и в самом деле увидел ферму. Лучшие деньки её, видимо, остались далеко позади: небольшое поле было чем-то засажено, но выглядело не слишком ухоженным, за невысокой изгородью паслось несколько лошадей, лениво повернувших головы в сторону загрохотавшей по разбитой дороге машины, а людей было и вовсе не наблюдалось. Сквозь распахнутые двери амбара был виден старый облезлый трактор; возле него лежала большая чёрная собака и лениво наблюдала за сновавшими по двору курами. Напротив амбара был двухэтажный дом, к которому сзади подступала густая роща – а может, и небольшой лес. Дом тоже выглядел не слишком ухоженным, но на окнах висели чистые занавески, а надрывно орущий телевизор перекрывал даже звук работающего мотора.
Бензин почти закончился, куда ехать дальше, Кроули понятия не имел, а потому сделал единственную разумную, с его точки зрения, вещь: вылез из машины, надел и застегнул пальто, довольно пристойно закрывавшее оставленные автоматными пулями дыры, и направился к дому.
Дверь открыла добродушного вида женщина лет шестидесяти, со светлыми волосами с заметной проседью и голубыми, чуть поблекшими глазами. Где-то за её спиной по-прежнему надрывался телевизор: судя по возгласам, общий смысл которых сводился к «о, донья Мария, я ваш навеки!», можно было предположить, что она смотрела какой-нибудь душещипательный мексиканский сериал. И прежде, чем Кроули сам успел понять, что делает, он выложил ошеломлённо уставившейся на него женщине невероятно драматическую историю. Видимо, у него был просто несказанный талант импровизировать, потому что получилось всё очень складно: вот там, в машине, его подруга, которой очень нездоровится, и с которой они вынуждены скрываться от её властного и коварного мужа, не дающего ей развода и всячески преследующего её – он ищет их повсюду и грозит кровавой расправой, и потому им просто жизненно необходимо ненадолго укрыться где-нибудь.
Весьма экзотический для этих мест британский акцент довершил дело, и хозяйка, уверившись, что ей выпал шанс сыграть роль – и немаловажную! – в истории, вполне достойной если не сериала, то, по крайней мере, фильма, гостеприимно распахнула двери своего дома перед «несчастными». Кроули попросил у неё одеяло и, прежде чем отнести Рину наверх, завернул её так, чтобы не видно было бинтов: неизвестно ещё, не убавит ли зрелище кровавых ран энтузиазма у этой любительницы мелодрам.
Потом он отогнал машину за дом, едва не снеся очередной забор и чудом не задавив ни одной курицы, которые так и лезли под колёса. Решил проверить багажник и – вот удача! – нашёл там небольшой арсенал, а потому прихватил из машины не только вещи Рины и то, что он собрал по её настойчивым указаниям, но и запасную обойму для пистолета и приглянувшийся ему револьвер.
Хозяйка, назвавшаяся Амелией Марш, лишних вопросов, по счастью, не задавала, только сообщила, что ферма принадлежит её сыну, который уехал на какую-то там ярмарку скота в соседний округ и вернётся не раньше, чем через три дня, но, конечно, не будет возражать против их присутствия. Кроули понятия не имел, насколько вообще им стоит здесь задерживаться и не доберётся ли до них кто-нибудь, поэтому только поблагодарил её за гостеприимство и поднялся наверх, к Рине.
Он мог только предполагать, насколько значительный ущерб ей нанесла его неумелая езда по разбитой дороге, но, по крайней мере, она была жива. И здесь, в небольшой довольно чистенькой комнате с кучей самодельных подушек и лоскутных покрывал, ей, казалось бы, ничего не угрожало. Тяжело вздохнув, Кроули почти рухнул в ближайшее кресло, закрыл глаза и прислушался: телевизор затих, но, судя по грохоту и запаху, неугомонная хозяйка пекла пироги.

+1

98

Сознание возвращалось к Рине медленно, будто включались осколки реальности не сразу, а по частям. Сначала появился звук. Мужской голос, произносивший какие-то немужские слова, плачущий голос какого-то слабака, просящего прощения и умоляющего не лишать его наследства. Звяканье кухонной утвари, будто тот, у кого просили прощения, спокойно занимался своими делами, и прерывать  священнодейство приготовления пищи не собирался. Нытьё внезапно сменилось наигранно-страстным признанием в любви, и это казалось совсем странным. Потом появился запах. Тянуло какой-то домашней выпечкой. Видимо, ритуал удался не смотря на помехи. И наконец появилось изображение. Сначала нечётное, серо-туманное, потом дымное марево расползлось по углам, и Рина увидела белоснежный потолок и стены незнакомой комнаты. За стеной громко вещал телевизор, теперь стало понятно, откуда взялись странные разговоры. Но что это за место и как она попала сюда?
Рина попыталась встать, но не смогла даже пошевелиться без боли. Ноги болели, как будто из каждой выгрызли по изрядному куску мяса.
Стоп! А ведь и правда выгрызли… Рина внезапно чётко и ясно вспомнила все последние события. Огляделась вокруг, нашла Кроули в кресле, кажется спящим. Снова закрыла глаза и погрузилась в тяжёлый тревожный сон.
Проснулась уже в тишине. Телевизор выключили, но запах пирогов усилился. Кроме того, из окна тянуло свежестью, сочной травой, скотом и домашней птицей. Значит, они где-то за городом. Ну и хорошо. Мягкая постель всё-таки лучше, чем бетонные развалины. С другой стороны, в развалинах можно было развести костёр, а здесь хозяйка могла и не уступить кухню.
- Кроули, - позвала Рина. – Где мы находимся? Мне нужно приготовить лекарство.
Судя по звону посуды, даже речи не могло быть о том, чтобы попросить хозяйку уступить кухню. А уж подумать о том, как обыкновенная женщина будет смотреть на гостью, которая не может стоять на ногах, но при этом варит на её кухне какие-то странно пахнущие травы, Рине и вовсе было страшно.  Она рада была бы переложить все переговоры с хозяйкой на Кроули, но посланник духов и так слишком много для неё сделал. Это она должна была помогать ему, а не он ей.
Пока Рина размышляла, под каким предлогом заняит кухню так, чтобы хозяйка не стояла над душой и не путалась под ногами, женщина явилась в их комнату сама – с подносом, на котором дымились две чашки куриного бульона с домашней лапшой и большая тарелка с пирогами. Лицо дамы так и светилось гостеприимством, за которое она ожидала получить нечто такое, что невозможно измерить материальными благами. Светлые глаза сияли ожиданием чего-то значительного, к чему она непременно станет причастна. Рина даже посочувствовала хозяйке. Знала бы она, какие тайны существуют рядом с ней, какие твари могут жить под личиной её соседей, энтузиазма, вероятно, поубавилось бы.

+1

99

Пока Рина то ли спала, то ли пребывала в забытьи, Кроули снова попытался вспомнить о себе что-нибудь, надеясь, что всё произошедшее с ним за последние несколько часов хотя бы отчасти вернёт ему память. Ничего хорошего из этой попытки не вышло: только возникло на мгновение перед мысленным взором видение какой-то женщины с молочно-белыми глазами. Получалось чёрти что: сначала он вспомнил каких-то черноглазых, теперь, оказывается, ещё и белоглазая какая-то была. А что он сам? Там, возле дома Рины, когда в него стреляли, а он просто встал и пошёл на них, почему ему виделось всё в какой-то кровавой пелене? Уж не был ли он сам одной из этих тварей?
Спросить Рину, не заметила ли она чего-нибудь странного в его облике – помимо кровавых ран от автоматных пуль, разумеется, - он не успел: в комнате появилась гостеприимная хозяйка. Кроули поспешно, но с подобающей случаю любезностью представил своей спутнице миссис Марш, на что та ответила: «Зовите меня просто Амелия», и снова выразил свою благодарность, надеясь, что Рина не скажет невзначай что-нибудь, могущее разрушить его сымпровизированную «историю побега».
Хозяйка с самым искренним сочувствием повздыхала, глядя на молодую женщину, а потом повернулась к Кроули.
- Вам не жарко? – удивилась она, увидев, что он и не думает расставаться со своим пальто.
- Нисколько, - быстро ответил Кроули, запахнувшись в него ещё плотнее. Шрамы, может, и украшают мужчину, а вот дыры от автоматной очереди в груди – вряд ли. – Я вообще всегда мёрзну. Даже летом. Это… наследственная болезнь. Довольно распространённая в северной Шотландии.
В голове только и успело пронестись: «Господи Боже, какая, к чёрту, Шотландия, что я несу?», но то ли язык у него был от природы хорошо подвешен, то ли способность складно врать, ещё и выдумывая на ходу какие-то подробности, была частью его натуры, а только выходило весьма убедительно. И очень к месту. Далёкая страна, загадочная болезнь… в точности сериал в режиме реальной жизни. Главное – не перестараться.
Впрочем, пока всё шло прекрасно: миссис Марш с чуточку неуместным восхищением округлила глаза и, должно быть, непременно задала бы Кроули какой-нибудь каверзный или провокационный вопрос, но тут на кухне засвистел чайник, и она, рассыпавшись в извинениях, довольно быстро для своих лет выбежала из комнаты.
- Если совсем коротко, - подал голос Кроули, когда за хозяйкой закрылась дверь, и он, облегчённо вздохнув, снова уселся в кресло, - то это Либерти-фарм, кажется, в нескольких милях от города. И… не суди меня строго, но я сказал этой милой даме, что мы сбежали от твоего мужа – изверга рода человеческого и теперь вынуждены скрываться. А что? У неё так надрывался какой-то дурацкий мексиканский сериал, что это было первым, что пришло мне в голову!

Отредактировано Crowley (2015-07-21 02:12:33)

0

100

- Спасибо, - с приветливой улыбкой поблагодарила хозяйку Рина. – Вы так добры к нам.
Так и подмывало спросить, не боится ли она… если не сверхъестественных тварей, то хотя бы обыкновенных человеческих бандитов. Так просто пустить в дом чужаков… Рине показалось подозрительным. Хотя, если дама повёрнута на сериалах… это многое объясняло.
Хозяйка что-то отвечала – вежливо, заботливо. Интересовалась, не нужно ли чего. Рина автоматически поддерживала ничего не значащий разговор, даже не задумываясь о смысле. Вот только…
- Мне бы хотелось занять вашу кухню. Ненадолго. Дело в том, что мне… врач прописал заваривать травы…
- Травы? – неожиданно всполошилась хозяйка. – Это не такие ли, которыми балуется сын Дональда Дюка? – Амелмя нахмурилась. – Нет-нет-нет, никаких таких чужих трав я на кухне не потерплю, если надо, могу заварить шалфей и ромашку, мне больше не надо проблем с полицией…
- Нет-нет, что вы, ничего запрещённого! – поспешила заверить хозяйку Рина. – Всё исключительно по рецепту!
-  Послушайте, мне очень неловко, - видно было, как в женщине страх оказаться причастной к преступлению борется с желанием быть полезной и поучаствовать в истории, подобной любимым сериалам. – Я очень сочувствую вам, и рада помочь, очень хорошо, что вы постучались именно в мой дом. Но… позвольте мне самой заварить вам травы.
-  Там… особый способ заварки, - оправдывалась Рина, чувствуя себя абсолютной дурой. – Позвольте мне…
- Нет такого способа, с которым я не смогла бы справиться, - упрямо сказала женщина тоном,  не терпящим возражений.
Рина в отчаянии посмотрела на Кроули, ожидая поддержки. Но хозяйка уже сама переключилась на него, будто бы совершенно позабыв о просьбе Рины.
Рина не решилась настаивать, боясь, что страх перед нарушением закона перевесит, и любительница сериалов выставит подозрительных гостей на улицу.
Она вздохнула и закрыла глаза, стараясь не обращать внимания на бессмысленное щебетание Амелии. И открыла только после того, как услышала хлопок двери.
Выслушала объяснение Кроули.
- Понятно, - ответила она. – Ну я как-то сама догадалась. Слышала сквозь… сон.
Рина задумалась над их дальнейшими действиями. Долго молчала, глядя в окно. Наконец сказала:
- Попробуй её усыпить. В аптечке наверняка должно храниться снотворное. Потом возьми травы и отнеси их на кухню... и меня тоже. Иначе… мне не встать на ноги без участия медиков. А в больницу нам обращаться нельзя.

Отредактировано Rina Swank (2015-07-28 12:08:33)

0

101

Кроули так толком и не понял, почему миссис Марш вдруг заартачилась, когда речь зашла о травах, но причём тут полиция и кто такой Дональд Дюк, спрашивать не стал. Запрещённые травы, серьёзно? Если что-то когда-то он об этом и знал, то сейчас ничего подобного не помнил. А вот проблемы… Что ж, проблемы у гостеприимной хозяйки точно могут быть. И не только с полицией, но ещё и с купившими её бандитами. А то и теми «счастливыми обладателями» страшных рож и чёрных глаз, которые обещали его, Кроули, достать и на ленточки порезать. Собственная неуязвимость перед пулями, конечно, внушала ему оптимизм, но вот насчёт устойчивости к более… нетрадиционным воздействиям он совсем не был уверен. Рину, впрочем, кажется, ничуть не удивляло, что его не убило автоматной очередью, и даже не беспокоило то, что он, вроде как, не совсем человек. Или совсем не человек?
«Знала бы эта сериаломанка, кого к себе в дом впустила», - усмехнулся про себя Кроули. Наверное, с точки зрения обычных людей, вернее всего было назвать их обоих «тварями».
Хуже этого было только то, что, несмотря ни на какие потрясения, память не торопилась к нему возвращаться. И ещё, пожалуй, появившееся совсем внезапно чувство, будто он должен был сделать что-то очень, очень важное, от чего зависит… Что именно от этого «чего-то» зависит, он не знал, но чувство это было препаршивое.
План Рины его не слишком вдохновил: учитывая его познания в медицине (или, вернее, их отсутствие), он скорее был способен отравить миссис Марш, а не усыпить. Но другого выхода, по всей видимости, не было, и, тяжко вздохнув, Кроули отправился хозяйку.
Проблема номер один – получить снотворное – решилась на удивление просто. Найдя женщину на кухне, он попросил у неё что-нибудь, что поможет его спутнице уснуть, попутно прибавив что-то про разбивший её нервный паралич. Надавить на жалость оказалось более, чем достаточно, чтобы получить желаемое: с самым искренним сочувствием на лице Амелия вручила ему какие-то капли. Да, конечно, потом, когда она проснётся, это наверняка заставит её заподозрить неладное, но Кроули решил, что тогда уже и придумает какое-нибудь пристойное объяснение для такого странного совпадения. Зато теперь можно было быть уверенным в том, что она действительно проснётся.
Для вида он после этого ненадолго ушёл – якобы для того, чтобы дать Рине лекарство; на самом же деле он только поднялся по лестнице и минут пять пристально разглядывал в окно окрестности фермы, пытаясь определить или – чем чёрт не шутит? – почувствовать, не приближается ли какая-нибудь опасность. Но на улице было тихо – так тихо, что это напоминало затишье перед бурей. Да и в самом деле небо потемнело, словно собиралась гроза.
Кроули снова вернулся на кухню, где миссис Марш заваривала чай, а телевизор громко вещал про охватившую восточное побережье жуткую грозу и про разгулявшееся в Аризоне торнадо.
- Просто конец света какой-то! – сокрушённо вздохнула Амелия. – Хотите чаю?
- Да… спасибо, - рассеянно ответил Кроули, почти забыв о том, зачем он, собственно, сюда пришёл. Слова «конец света» звучали сегодня уже не впервые, но на этот раз почему-то болезненно кольнули его.
«Я должен было сделать что-то важное, должен! Найти что-то… или кого-то?» - Он напряжённо пытался вспомнить хоть что-то – хотя бы одну деталь, одну ниточку, потянув за которую, можно распутать весь этот чёртов клубок.
- Пятьдесят человек оказались запертыми в городской ратуше, - продолжал вещать ведущий новостей, - где их и настигла смерть.
Рука Кроули дёрнулась, словно его ударило током, и чашка вместе с блюдцем полетела на пол. Вид у него самого при этом был, видимо, такой, что даже напугал Амелию.
- Вам плохо? – нерешительно спросила она. – Это всё ваша…
Не договорив, она замолчала, смущённо поджав губы. Кроули не сразу сообразил, что она имела в виду его мифическую болезнь, которую он придумал на ходу, и только молча покачал головой. Миссис Марш тоже больше ничего не сказала и принялась собирать с пола осколки, и только тогда он увидел стоявшую совсем рядом с ним чашку хозяйки и быстро, пока она не могла ничего видеть, подлил туда снотворное – ровно столько, сколько она советовала дать Рине.
Потом она налила ему новую чашку, и пила из своей, и он даже поддерживал ничего не значащий разговор, на ходу сочиняя что-то про проведённое в Шотландии детство, про переезд в Нью-Йорк, про то, что он писатель… и Бог знает, что ещё, чего он и сам потом не вспомнил бы. Мысли его всё равно была заняты другим.
«Смерть… Смерть с большой буквы… Что за чушь?» - не переставал думать он, глядя, как миссис Марш начинает клевать носом. Почему его так взбудоражило упоминание конца света и смерти? Или… Смерти? Он не понимал, что такое эта «смерть с большой буквы», но почему-то чувствовал, что это важно.
- Я, пожалуй, пойду, прилягу, - сонно сказала, наконец, Амелия и встала, покачиваясь, из-за стола. Кроули машинально предложил проводить её до комнаты, и ей пришлось согласиться – то ли доза оказалась такой «сногсшибательно», то ли именно для неё она была слишком велика, но только на ногах она стояла с трудом.
Так же машинально выполняя распоряжения Рины, он отнёс её травы на кухню, а потом вернулся и за ней самой.
- Она заснула, - рассеянно сообщил он, оглядывая комнату так, словно надеялся где-нибудь на стене прочитать ответы на мучившие его вопросы. Сейчас он выглядел ещё более потерянным, чем раньше, начиная подозревать, что «потерю памяти» ему организовали именно потому, что он должен был сделать что-то, что, очевидно, мешало планам тех, «других».

+1

102

Оставшись одна, Рина закрыла глаза и постаралась зафиксировать состояние между сном и бодрствованием. Получалось плохо, боль отвлекала, а усталость грозила провалить её в неконтролируемый кошмар. Почему-то привиделось лицо старого индейца – владельца бара. А потом она увидела индейскую девочку, кажется, шошонку, склонившуюся над постелью больной женщины. Девочка шептала на ухо больной что-то ласковое, похоже, та была её матерью, а потом поднялась, и в глазах её Рина отчётлива увидела ту безысходную решимость, с которой идут на смерть ради любимых, ради своей земли, руководствуясь долгом и честью. И лицо Кроули с чёрными глазами, внезапно полыхнувшими адским пламенем. Да-да, именно адским, о котором твердят христианские проповедники. Что за бред? Рина списала мутное видение на усталость и боль. Но больше ничего она не увидела. Только себя на Звёдной Тропе, ожидающую ответов от духов. Так странно было смотреть на себя со стороны, как будто...
Рина с криком села на кровати. Крик смешался со звоном разбитого стекла. Свет резанул по глазам, будто последние месяцы жизни Рин провела в полумраке. На полу сведи осколков стоял огромный чёрный ворон. Крылья отливали тёмной радугой, глаза блестели человеческой мудростью и нечеловеческим знанием. Посланник духов держал в клюве кольцо.
Вместо того, чтобы первым делом поприветствовать ворона, Рина мелочно подумала о том, как расстроится хозяйка, и без того, похоже, успевшая пожалеть о том, что впустила их в дом.
Ворон подлетел к Рине, пронзительно каркнул и выплюнул кольцо на подставленные женщиной ладони. Эту картину и застал вошедший в комнату Кроули.
Рина мысленно поблагодарила посланника духов, не понимая ещё смысла его появления. Ворон повернулся к Кроули, каркнул пару раз, будто пытаясб о чём-то сказать, захлопал чёрной радугой крыльев, поднялся с кровати, сделал круг по комнате и вылетел в разбитое окно.
- Смотри! – Рина протянула Кроули ладони, на которых уже теряло чёткие очертания загадочной формы кольцо. – Тебе знакома эта вещица?
Кольцо не было настоящим. Искусно созданная иллюзия, точная копия, ощущаемая вполне материально, но долго не могущая существовать. Кольцо пребывало в твёрдом состоянии ровно столько, чтобы Кроули смог как следует разглядеть его и запомнить. А потом растворилось, подобно туману, оставив на коже лишь леденящее ощущение прикосновения к потустороннему миру.
- Смерть близко, - сказала Рина. - Я стояла на Звёздной Тропе и смотрела на себя со стороны. Я была... кажется, я была готова вернуться домой. Но духи вернули меня обратно. Что-то не сделано в этом мире. Мне кажется, мы должны предотвратить какую-то страшную беду. То есть... ты должен предотвратить. А я... я должна тебе помочь любой ценой. Понимаю, это звучит странно.

Отредактировано Rina Swank (2015-08-05 10:22:59)

+1

103

Кроули проводил ворона растерянным и немного обиженным взглядом, словно тот мог объяснить ему, наконец, что, чёрт возьми происходит, но не захотел. Только каркнул и улетел. Нет, говорящий ворон – это, конечно, сильно, но вряд ли так уж удивительно. После всего-то? Да и посмотрел он на него так, словно знал…
- Мне сейчас уже мало что кажется странным, - глухо отозвался Кроули. Растворившееся в воздухе кольцо? Почему бы и нет.
«Всё нормально», - ехидно сообщил внутренний голос. – «Просто кто-то сходит с ума – или ты сам, или мир вокруг».
- По телевизору говорили про конец света, и я… не знаю… Такое чувство, что это как-то касается меня.
Он продолжал смотреть на руки Рины, хотя от кольца не осталось и следа. Как она сказала? «Предотвратить страшную беду»?
- Понятия не имею, кому грозит эта беда, но я им не завидую, - устало выдохнул Кроули и рассеянно потёр лоб. – Я ничего не помню, кроме того, что должен сделать что-то важное… и быстро. Учитывая обстоятельства, при которых я, очевидно, и потерял память, кто-то очень хочет этому помешать. И, коли уж им известно, что я всё ещё жив, они вряд ли остановятся.
Рина, по крайней мере, знала своих врагов. Их можно было убить – в этом он удостоверился сам. А те твари? Что он будет делать, когда они придут за ним? А они придут – сомнения понемногу начинали отпадать. Он словно чувствовал, как вокруг него сжимается кольцо...
- Подожди… Кольцо! – На один краткий миг он просиял, но тут же пришёл в прежнее замешательство. – Нет, не помню…
Кроули опустился в кресло со страдальческим выражением лица.
- Кольцо… ключ… Кольцо – это ключ… от чего-то, - рассеянно бормотал он, уставившись в пол. Потом он взглянул куда-то сквозь выбитое вороном окно и вдруг спросил: - Что такое может быть «смерть с большой буквы»?

0

104

- Конец света? – устало переспросила Рина. - Ну да, очень похоже… - пробормотала она скорее лишь бы что-нибудь ответить. – Для меня он точно скоро наступит, если я не приготовлю себе травы.
Она попыталась сесть на кровати, но скорчилась от боли.
- Я не смогу дойти до кухни. Тебе придётся отнести туда сначала мои запасы, а потом меня. Я сомневаюсь, что даже сидеть смогу. Возможно, тепе придётся делать всё самому. Ну, почти всё. Под моим руководством. Где хозяйка? Спит?
Рина прикрыла глаза, набираясь мужества перед походом на кухню.
- Я, возможно, буду орать. Или рычать. Не обращай внимания. Тот, кто помнит о своей земле, сильнее и выносливее забывших. Духи на нашей стороне.
Она говорила уверенно, но у самой не было уверенности в том, что всё закончится хорошо.
Смерть с большой буквы? Рина задумалась.
- Может быть, это послание духов. Если оно адресовано тебе, только ты сможешь его разгадать. Прислушайся к себе. Где-то внутри тебя скрыт ответ. Может быть, ты сам от себя скрыл свою память. Пребыванию здесь полная информация о сути этого мира может помешать, поэтому ты ничего не помнишь. Это лишь моё предположение, но в детстве я слышала историю о человеке, пришедшем со звёзд, который тоже ничего не помнил, пока не достиг своей цели. В этих историях никогда не знаешь, где заканчиваются факты и начинаются образы, призванные донести мудрость до человека из любого времени, поэтому нам, растерявшим большую часть нашей истинной памяти, тяжело читать старые легенды. Но я почему-то чувствую, что память к тебе вернётся, когда придёт время. Не уверена, что это передали мне духи, скорее всего, это тоже мои домыслы. Но я чувствую, что направление мы взяли верное.
Она ободряюще улыбнулась.
- А теперь помоги мне приготовить лекарство.

0

105

По правде говоря, от всех этих упоминаний о людях со звёзд и посланиях духов у Кроули уже голова шла кругом. Сам от себя скрыл свою память? Тогда вдвойне обидно быть не в состоянии вернуть её себе, особенно теперь, когда он не мог избавиться от назойливого желания куда-то бежать и что-то делать - что-то важное, от чего зависит так много. Вот только куда? И что? Вопросов становилось всё больше, а ответы не желали находиться. И где-то словно тикали гигантские часы, в такт ударам сердца отсчитывая время до... Чего? Конца света? Рина, по всей видимости, весьма скептически относилась к этой идее, а вот Кроули был почти уверен, что его это как-то касается. Во всяком случае, это, равно как и загадочная "смерть с большой буквы", казалось ему гораздо ближе, чем все разговоры о духах и людях со звёзд.
- Надеюсь, ты права, - не слишком уверенно ответил он, наконец, - и моя память вернётся ко мне прежде, чем будет слишком поздно делать то, что я должен.
Почему бы, интересно, этим самым духам было не сказать ему прямо, кто он, и чего от него ждут? Если уж это и в самом деле так важно, неужели нельзя отступиться от манеры говорить загадками? Собственные домыслы - не слишком надёжный фундамент для того, чтобы выстраивать на нём какие бы то ни было умозаключения.
- Амелия спит, а вещи твои уже на кухне, - устало вздохнув, прибавил он. Снова посмотрел на разбитое окно и, поморщившись, потёр висок. Интересно, что там за рецепт такой у Рины, что хозяйке она доверить его не может, а ему - выходит, вполне. - Ладно, давай...
Он легко поднял на руки молодую женщину, точно весила она не больше хорошо откормленной кошки. На кухне, под одним из распахнутых в сад окон стояла застеленная лоскутным покрывало скамья, на которую он опустил Рину.
- Так тебе удобно будет? - спросил Кроули, мимоходом выглянув в окно. На улице никого не было, а в доме по-прежнему царила тишина. Оставалось только надеяться, что это не было затишьем перед бурей.

Отредактировано Crowley (2015-08-16 00:17:54)

0

106

Рина взвыла от боли, когда Кроули поднял её. Лежать неподвижно было ещё терпимо, но движение обрушилось болью, от которой темнело в глазах и внутри будто всё рвалось на тоненькие ниточки. Вой, настоящий звериный вой, так странно и невозможно вырвавшийся из нормальной человеческой глотки, перешёл в жалобное щенячье скуление, затихшее, когда Кроули опустил Рину на кухонную скамью.
На какое-то время женщина застыла неподвижно, приходя в себя после движения. Потом подняла голову, осмотрелась.
- Хорошо, - сказала она. - Теперь... - дальше последовали инструкции для Кроули - что взять, как смешать... механическую работу делал Кроули, Рина только в конце взяла миску с отваром и начала перемешивать медленно, сосредоточенно глядя на подозрительного цвета душистое зелье. - Теперь поставь на огонь и доведи до кипения. Минут пять, и будет готово.
Рина устало улыбнулась этому странному мужчине, так удивительно вошедшему в её жизнь.
- Ты молодец. Мне кажется, ты знаешь толк в травах, хотя и не помнишь этого. Я бы,если бы наблюдала за тобой со стороны, подумала, ты сын шамана. Между нами и впрямь есть что-то общее, не смотря на то, что твоя земля далеко.
Когда зелье сварилось, Рина выпила стакан, потом объяснила Кроули, как сделать повязки, пропитанные её варевом.
- Теперь всё будет хорошо. Боль скоро стихнет, раны затянутся, но мне понадобится около недели, чтобы прийти в себя окончательно. Когда я смогу хотя бы стоять на ногах, займусь перевязками сама. А пока тебе придётся помогать мне.
Лицо Рины уже не было таким немощно-бледным. Душистое зелье начинало действовать.
- Как твои раны? Нужна... обработка?
Рине стало немного не по себе от осознания того, как она эгоистично поступила с Кроули, заставив его помогать ей, хотя самому ему досталось больше. Успокаивало только то, что мужчину раны, видимо, не беспокоили. Ну, точно дух в человеческом облике. Скажи ей кто раньше, что она встретит настоящего духа, не поверила бы!

0

107

Снотворное, видимо, оказалось весьма действенным, раз уж гостеприимная миссис Марш не проснулась от устроенного Риной «концерта», переполошившего всех кур во дворе. Сам же Кроули то ли просто уже привык, то ли слишком устал, чтобы бурно реагировать на вырывающийся из груди молодой женщины звериный вой, но только внешне относился к этому, как к чему-то должному. Возможно, впрочем, что способность удивляться отключилась после того, как его не убила автоматная очередь – всё остальное на этом фоне казалось просто милыми причудами судьбы. Включая «смерть с большой буквы» и конец света, да-да.
Распоряжения Рины он выполнял совершенно механически, а мысли витали где-то далеко. «Сын шамана»? Ну, уж это вряд ли – на индейца он точно не похож. Да и, по правде говоря, все эти духи и иже с ними по-прежнему оставались для него какими-то… чуждыми. Наверное, «его земля» и в самом деле очень, очень далеко.
- Может, я… Как там называют ведьм мужского пола? Ведьмак? Колдун? – усмехнулся он, хотя на слове «ведьма» его отчего-то ощутимо передёрнуло. Закоренелая неприязнь? Интересно, могла ли ведьма с ним такое сотворить? – Или… не знаю… может, у меня была жена-ведьма? – Вот с чего он сказал это, Кроули и сам не понял. Причуды помутившегося рассудка? Или проблески повреждённой чьим-то злонамеренным воздействием памяти? Быть может, самые глубинные воспоминания оно и не затронуло?
За всеми этими заботами и треволнениями, про свои раны он, конечно, уже благополучно забыл. Вспомнил только, когда пришлось прикрывать дыра перед Амелией, ссылаясь на какую-то дурацкую, на ходу придуманную, болезнь – да и то так, мимоходом. И только сейчас, поморщившись, рассмотрел их получше. Выглядело, конечно, паршиво – и сами дырки (калибр-то у автоматов немаленький), и засохшая в больших количествах кровь вокруг них. Уж каким чудом она сама остановилось – оставалось только гадать, но в данном случае Кроули был только рад ещё одной… нестандартной особенности своего нечеловеческого организма.
- Полагаю, что, если уж я до сих пор не откинул копыта, ничего страшного со мной не произойдёт, - криво усмехнулся он. – Я же, очевидно, какая-нибудь тварь, которую обычные пули не берут, да? Оборотень какой-нибудь? Или на тех сразу всё затягивается? – Попытка пошутить вышла вялой и неубедительной, да и ничто к веселью не располагало.
- И что мы будем теперь делать? – устало поинтересовался Кроули, присаживаясь за кухонный стол. – Останемся здесь или поедем дальше? – «Поехать дальше» в его исполнении, конечно, выглядело довольно сомнительным мероприятием, но рассчитывать-то им по-прежнему было не на кого.

0

108

- Мне нужно время на восстановление, - ответила Рина. - Я не смогу сейчас ехать. Не забывай, я всё-таки человек, пусть и не совсем... обыкновенный для этого странного мира. - она улыбнулась. - В слове "тварь" нет ничего плохого. Не важно, кто ты, важно, какой ты. Но не всем людям вокруг тебя следует знать о твоей истинной сущности. Люди в большинстве своём боятся сверхъестественного, как они это называют. Не поймут.
Отвар действовал, проясняя разум и растворяя боль.
И вдруг Рина вспомнила про окно.
- Ой! А что мы со стеклом будем делать? Хозяйка нас не выгонит?
О ведьмах и колдунах Рине сказать было совершенно нечего.

0

109

- Не волнуйся, я не собираюсь рассказывать всем подряд о том, что я какая-то "неведомая зверушка", - криво усмехнулся Кроули. - Сдадут ещё куда-нибудь... на опыты.
Ему бы самому хоть что-нибудь толковое узнать об этой самой "своей истинной сущности", не то что делиться какими-то наблюдениями или выводами с окружающими. И, пожалуй, будь он обычным человеком, ему бы тоже было не по себе, окажись рядом с такими, как они. В конце концов, это попросту ненормально. А всё ненормальное и неестественное всегда пугает. Знала бы их гостеприимная хозяйка, каких нелюдей впустила к себе...
- Скажем ей, что стекло птица разбила, - пожал плечами Кроули. - Не обязательно же рассказывать, что она прилетала... по делу. - Прозвучало это так забавно, что он не удержался от улыбки. - Или предложим далёкий от истины, но более драматичный вариант - что стекло вышиб я во время приступа своей странной болезни. - Пожалуй, эту самую болезнь он придумал весьма кстати: при желании на неё можно было списать значительную часть тех странностей, которые сопровождают - и будут сопровождать - их пребывание здесь.
- Она ведь и пустила нас к себе ради того, чтобы принять участие в наших... приключениях. Мне кажется, выбитое окно прекрасно вписывается в общую концепцию.

0

110

Рина удивлённо посмотрела на Кроули.
- Что за... болезнь? Извини, мне было очень плохо, я могла что-то упустить. Птица... скорее сама разобьётся о стекло. Пусть будет болезнь. Только расскажи, как это выглядело, чтобы показания совпадали.
Она оглядела кухню.
- Тебе придётся замести следы. И поторопиться. Сколько она ещё проспит, мы не знаем. Не хотелось, чтобы нас выставили за дверь за то, что вторглись на священную территорию. Мне уже лучше, но я пока не в состоянии заниматься хозяйством. Надеюсь, запах ей не покажется подозрительным.
Рин оживала на глазах. Травяное зелье действовало. Лицо её уже не было таким бледным, взгляд прояснился.
- Отнеси меня назад, - попросила Рина. - Мне надо поспать. И... мы не забыли ноутбук?

0

111

- А... пришлось придумать на ходу какое-нибудь пристойное объяснение того, почему я даже в доме не снимаю пальто, хотя сейчас даже не осень. - Кроули распахнул все окна, надеясь, что запах выветрится раньше, чем бдительная хозяйка заподозрит неладное. - Не могу же я перед ней свои боевые ранения демонстрировать? А так... вроде, она поверила. Да ведь и правда есть какая-то такая болезнь... пойкилотермия, что ли? Когда мёрзнут даже летом.
О, да, просто обхохочешься - про себя самого он, значит, ничего не помнит, зато умные слова всплывают сами собой! Можно ли было считать это обнадёживающим знаком того, что память начинает постепенно восстанавливаться, Кроули не знал, но очень хотел на это надеяться. Если прибавить к собственным неприятностям ещё и оказавшуюся, фактически, у него на руках раненую женщину, которую преследуют бандиты - а может, и полиция, которая с ними заодно, - выходило совсем уж грустно. Впрочем, полиция с равным успехом могла теперь предъявить претензии и ему самому: ведь это он самым хладнокровным образом пристрелил четверых нападавших на них преступников... и заработал себе совершенно бесподобное украшение в виде ряда дыр на груди и на спине. Интересно, его бы в тюрьму посадили, или отправили бы куда-нибудь в секретную лабораторию?
- Скажем, что мне стало плохо, и я чуть не выпал из окна, - отмахнувшись от назойливых, точно мухи, мыслей, прибавил Кроули, машинально продолжая уничтожать все следы их пребывания не кухне. - Надо только осколки выкинуть на улицу.
Несмотря на то, что склонности к занятию домашним хозяйством он в себе не ощущал, порядок ему удалось восстановить вполне пристойный. Может, врождённая любовь к этому самому порядку? Странное качество для того, кто являет собой некую "тварь" - но кто знает, кто знает...
- Ноутбук твой наверху. Кажется, он каким-то чудом уцелел во всей этой суматохе. - Слава Богу, Рина выглядела уже намного лучше, и Кроули ощутил явное облегчение. Счастье, что она знала, как помочь самой себе. И, пожалуй, счастье, что ему помощь такого рода и вовсе была не нужна. Уже совсем привычно он поднял её на руки и отнёс обратно в комнату, по пути услышав доносившийся из спальни миссис Марш шум: кажется, действие снотворного прошло, так что с кухни они убрались, определённо, очень вовремя.

Отредактировано Crowley (2015-08-31 02:32:17)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив устаревших тем » Сверхъестественное: неизвестные приключения Кроули