Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Парадокс убитого дедушки. Эпизод 3.


Парадокс убитого дедушки. Эпизод 3.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время и место действия: Плезантвиль, штат Коннектикут, сентябрь 2017 года.
Действующие лица: Генри Финч, Ричард Харрингтон, мистер Сэндмэн, прочие жители Плезантвиля в ассортименте.
Дополнительно:  завершающая часть истории  Парадокс убитого дедушки. Эпизод 3.

0

2

Заснуть Генри в ту ночь так и не удалось. Он до утра проворочался в неуютной постели в мотеле, прислушиваясь у звукам доносящегося откуда-то успевшего навязнуть в зубах  кантри. Уснуть не давала не музыка, а собственные мрачные мысли и угрызения совести, наличие которой  у себя Финч до этого момента даже не предполагал. Этот неведомый ему зверь делал свое дело так методично и жестоко, заставляя память в мельчайших подробностях воспроизводить их посиделки с дедушкой Томом, что  в какой-то момент Генри не выдержал. Он встал с кровати и начал одеваться. При этом Финч сам толком  не понимал, куда надо ехать искать Харрингтона, и что ему говорить, если вдруг удастся случайно где-то наткнуться на него. Внезапно возобладавший над всем здравый смысл все-таки заставил его остаться в мотеле. Выехал он из него уже ближе к назначенному времени встречи.
В закусочной  Джек Кросс присел за столик у окна. Ни есть, ни пить ему не хотелось. Однако он заказал кофе с донатсом, и бездумно уставился на запорошенную снегом дорогу, по  которой вскоре проехал эвакуатор. На его  платформе громоздилась груда  искореженного металла, еще недавно бывшая вишневым фордом Томаса Харрингтона. Финч поспешно  закрыл глаза и отвернулся от окна.
В таких авариях не выживают.
Его план сработал. Дик Харрингтон, лучший враг и  заклятый друг, больше не существовал в родном времени  Генри. Однако ни малейшего намека на удовлетворение или радость от осознания этого он не ощутил. Скорее, наоборот. И без того препаршивейшее настроение стало совершенно омерзительным. Захотелось уйти в сортир и там тихо повеситься.

Забравший его из закусочной сотрудник "Фантастических миров" участливо поинтересовался, все ли с ним в порядке. Кросс отговорился головной болью - мол, частенько "накрывает" после недавней аварии - и был оставлен в покое. Наедине с видениями разбитой машины и улыбающегося Тома с картами в руках. Генри никак не ожидал, что имея за плечами армейское прошлое, лишившее его, казалось бы, даже возможных зачатков сентиментальности, он так остро отреагирует на воплощение в жизнь задуманного. Видимо, виной  было мощное обаяние дедушки Тома, некая его харизма, устоять перед которой Финч не смог.
Они благополучно добрались до двери, из которой Джек Кросс шагнул в прошлое. Сотрудник тепло распрощался с клиентом, проделал какие-то манипуляции  с дверным замком, и впустил путешественника внутрь уже знакомого длинного коридора. Там его "с рук на руки" принял другой такой же дежурно-доброжелательный  служащий. Рассыпавшись в извинениях, он попросил показать, что находилось в пакете с сувенирами, и отвел в гардеробную, где  Генри переоделся в свою одежду. Отошел на некоторое расстояние от здания и позвонил Дорин. Об этом они договорились заранее, и по звонку подруга должна была приехать и забрать его к себе домой. Там Джек Кросс  снова стал бы Генри Финчем, избавившись, наконец-то, от надоевшей трости, ненавистного шрама на щеке и вернув глазам их привычный цвет. После этого можно было отправиться в Плезантвиль -  в новую жизнь, в которой уже не было Дика Харрингтона.
Однако Дорин отреагировала на  звонок Финча весьма странным образом. Она не узнала его - ни по номеру телефона, ни по голосу. И даже не захотела выслушать краткий пересказ истории, в которую они совместно вляпались буквально во вторую встречу, который точно должен был убедить ее в том, что она все-таки знакома с Генри.
Финч откровенно растерялся. Он стоял посреди улицы чужого городка, под взглядами горожан, таращившихся на шрам незнакомца, и пытался сообразить, как ему быть в этой  ситуации. Их тщательно проработанный план оказался нарушенным самой придумавшей его соучастницей, и это выбило его из колеи. А потом Финча осенила простая догадка, за которую он ухватился, как утопающий за соломинку.
Черт, да она просто не могла разговаривать со мной! Наверное, рядом был кто-то чужой, вот Дорри и ломала комедию.
Немного воодушевившись, он отправился на остановку рейсового автобуса и взял билет до Флитвуда. Ехать было недалеко - Генри даже не успел нормально задремать, хотя бессонная ночь давала о себе знать и  глаза закрывались сами собой.
От автостанции до дома Кроссов он дошел пешком. И буквально носом к носу столкнулся с Дорин, перетаскивавшей покупки в дом. Ее синяя "хонда" стояла у крыльца, а вот машины Финча, оставленной им в их дворе, нигде не было видно. По спине пробежал противный холодок, но Генри взял себя в руки (мало ли что - может, Джек уехал, и она мою тачку в гараж загнала?), и окликнул подругу:
- Привет, Дорри,  я вернулся. Давай помогу.
Но та в ужасе отшатнулась от него.
- Вы кто? Уходите отсюда немедленно  или я позову мужа и соседей! Позвоню в полицию!
Земля практически ушла  из-под ног Финча. Упавшим голосом он начал упрашивать женщину не поднимать шум. Он преграждал ей путь в дом, тыкал пальцем в шрам на щеке, напоминая, как она гримировала его, приводил примеры из  их общего прошлого. Но в глазах Дорин читались только полное непонимание происходящего, недоверие и страх. Она действительно не узнавала его и опасливо косилась на трость в руке странного незнакомца. В заключении короткого, но очень выразительного монолога, Финч  полез в пакет за предназначенными  ей и Джеку презентами. Чертов зонтик-брелок закатился куда-то - ему пришлось долго шарить по углам пакета и между пластинками Элвиса, пока, наконец-то, удалось нащупать его. Когда Генри поднял голову от пакета, протягивая Дорри подарки, оказалось, что ее и след простыл. Воспользовавшись тем, что он не смотрел на нее, миссис Кросс успела сбежать от него. Сквозь стеклянную дверь было видно, как она разговаривала по телефону, отчаянно жестикулируя. То ли рассказывала мужу о вторжении странного незнакомца, то ли вызывала полицию.
Ломиться в дом Финч не стал. В сердцах выругался, зашвырнул на крыльцо злосчастные очки, календарь и брелок, прислонил ненужную больше трость к колесу машины Дорин, и направился назад на автостанцию. Там он зашел в туалет, где первым делом вынул и отправил в унитаз линзы, а потом долго скреб щеку, избавляясь от осточертевшего шрама.
Всю дорогу до Плезантвиля Генри пытался разобраться в  этой идиотской истории. Очевидным было то, что Дорин действительно впервые увидела его. Так сыграть реакцию на появление какого-то чокнутого незнакомца - возможно, маньяка, несущего полную околесицу, по силам было разве что оскароносной звезде кино, но никак не Дорри. Даже при имевшемся у нее некотором актерском таланте. И ни одной версии, мало-мальски объясняющей причину такого поведения подруги, Финч так и не смог придумать. От этих мыслей у него вскоре появилось ощущение, будто мозг кипит в черепной коробке, как рагу в плотно закрытой кастрюле, пытаясь приподнять ее крышку.
Тащиться пешком через весь город к себе домой с пакетом в руках ему не хотелось. Тем более, что в нем лежали пластинки, которые все равно надо было отдать сестре. Да и по времени все складывалось очень удачно. Мать обычно возвращалась из магазина гораздо позже, а Мэнди как раз должна была заскочить домой - поесть и переодеться, прежде чем убежать на очередную репетицию своей группы. Поэтому выйдя из автобуса, Генри прямиком направился к дому матери, до которого было совсем недалеко. Всего каких-то пару кварталов. Это был старый дом родителей Барбары, куда она  перебралась после смерти супруга. "Семейное гнездышко " Финчей осталось в распоряжении Генри. Матери было тяжело оставаться  там, где она прожила с мужем довольно долго и вполне счастливо.
Дверь, как обычно, оказалась не заперта. Генри вошел внутрь, мимоходом удивившись бросившейся в глаза мужской кожаной куртке большого размера, висевшей на вешалке. Со второго этажа доносился звук гитары: сестра что-то  наигрывала у себя в комнате.
- Мэнди, иди сюда! У меня для тебя кое-что есть! - позвал ее Финч.

Отредактировано Генри Финч (2015-08-31 19:11:54)

+1

3

По лестнице скатился квадратного вида молодой человек, в сером джемпере и джинсах, с гитарой в руках. Он смерил вошедшего вежливо-равнодушным взглядом, и так же вежливо-отстраненно поздоровался. Дробно застучали каблучки, и на лестнице появилась девушка.  Прямые светлые  волосы были забраны в конский хвост. Широко расставленные желто-карие  глаза мазнули по лицу вошедшего с откровенным любопытством.
- Ты завтра придешь ко мне пораньше, Майки? Ой, простите… я не слышала, как вы вошли.
- Он звал Мэнди, - невозмутимо проговорил «квадратный», облачаясь в куртку,  - ты была слишком увлечена… музыкой. До завтра. Да, я буду пораньше, дарлинг.
Дарлинг сказано было голосом собственника, интонационно «пометившего» территорию.  Специально для визитера.
Девушка слегка порозовела.
-  Вы  - знакомый Мэнди? Она уже ушла на репетицию. Ей что-то передать?
Она  грациозно обогнула столбом стоящего незнакомца, мазнула губами по скуле приятеля, помахала ему вслед рукой, и принялась перекладывать с полочки на пуфик вещи – вчерашнюю «Таймс», шелковый шарф цвета терракоты, кожаные женские перчатки…
-  Простите, мне пора уходить… Я планировала пообедать  у Ленца.  Ключи… Я точно уверена, что оставила ключи на полке,  - она дернула головой  (конский хвост ритмично подпрыгнул) и,  нетерпеливо постукивая каблучком, снова уставилась на Генри странными, «кошачьими» глазами.
Незнакомец не спешил попрощаться и уйти, однако и объясниться не торопился. И вид у него был несколько ошарашенный. Словно человек увидел то, что увидеть ожидал меньше всего. Ох, уж эта Мэнди!
Как-то неловко просто  выставить   его на улицу... Тем более…  определенно, он не из Плезантвиля.
Взгляд спустился ниже, на пакет в руках молодого человека.
- Мы незнакомы, а я не представилась, - она говорила медленно, растягивая гласные и слегка грассируя, - меня зовут Джессика Финч, я сестра Мэнди. Старшая сестра, разумеется. Похоже, она не рассказывала вам обо мне, а мне – о вас, а вы ведь явно не местный. Так что ей передать?

+1

4

В доме происходило что-то странное. Какие-то незнакомые люди оккупировали его, и вели себя при этом совершенно по-хозяйски. Некий крупный, широкий в кости молодой человек, спустившийся сверху, оттуда, где была комната Мэнди,  едва  удостоил  Генри равнодушным взглядом, и принялся спокойно надевать куртку. Ту самую, которую Финч не опознал. А следом за ним появилась светловолосая женщина, с виду примерно ровесница Генри. Уж она -то осмотрела его с нескрываемым любопытством. Финч не остался в долгу - смерил ее таким взглядом, под которым она должна была как минимум перестать перекладывать с места на место какие-то дамские шмотки и красить губы, нисколько не смущаясь его присутствием.
Как у себя дома.
От этой мысли Генри стало холодно.
Мэнди ушла на репетицию. Это понятно. Но вот кто они такие  и что делают в фактически моем доме?
В горле почему-то пересохло, пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем спросить у незнакомки, кто она такая. Но та опередила его. Назвала себя - и Генри в самом прямом смысле почувствовал, как сердце ухнуло куда-то вниз, в область пяточного  нерва.
Вот это номер! Она  - сестра Мэнди! А кто тогда я? Она  -  Джессика Финч. Ничего себе! Неужели какая-то побочная дочка моего отца? Искала его много лет, нашла в итоге вдову - как раз тогда, когда я отсутствовал. Да она наверняка аферистка! Точно! Втерлась в доверие к матери, к Мэнди... а этот здоровяк - ее сообщник! А может... может, они  вообще убийцы? И  Мэнди сейчас вовсе не на репетиции, а...
Мысли лихорадочно мельтешили в голове. Пауза, во время которой Финч пытался сообразить, как ему вести себя с этой... самозванкой... затягивалась. Надо было что-то сказать в ответ, и  он не придумал ничего умнее, как ляпнуть:
- Я-то местный как раз. А вот вас что-то не припомню.
Хотя манера говорить у нее очень похожа... Черт! Так говорила бабушка Финч. Наверное, Мэнди переняла бы у нее эти растягивание гласных в словах и характерное произношение буквы "р", если бы росла под ее присмотром.
Как любой мальчишка, Генри в детстве охотнее общался  с дедом, чем с бабушкой. Тем более, что она была с ним слишком строгой: требовала сидеть за  едой "как положено, а не как тебе хочется", спрашивать разрешения, прежде чем выйти из-за стола, не перебивать старших, не таскать куски с кухни, не есть на бегу, не... Много, очень много  вариантов "не" было в репертуаре бабушки Финч. С дедом было проще, спокойнее и интереснее. Он не пытался муштровать внука, прививая ему хорошие манеры. Зато охотно  брал его с собой на рыбалку. Они могли часами сидеть вдвоем на берегу озера, молча глядя на поплавки. Дед курил и иногда развлекал Генри, пуская дым колечками. При этом он забавно вытягивал губы трубочкой, подставлял лицо солнцу и жмурил  глаза. Необычного цвета - "кошачьего", как называл его сам дед.
Стоп! Да у нее точно такой же цвет и разрез глаз, как был у деда! Что же получается.... сводная сестра?  Неужели отец все-таки шастал налево и прижил ее где-то на стороне?
- И зовут меня Генри Финч. А Мэнди - моя, - это было выделено интонацией, -  родная младшая сестра.
На этом он вдруг осекся. Потому что в глаза у неожиданно бросилось то, чего Финч, разглядывая то Майки, то Джессику, не замечал раньше. Дом был обставлен иначе. Не стояли привычные кресла по обеим сторонам дивана - зато напротив него красовался камин, которого никогда раньше здесь не было. И даже обивка пуфика, на который Джессика перекладывала с полки вещи в процессе поиска ключей (которых у нее, скорее всего, вообще не было - их ей наверняка заменяли отмычки), выглядела неправильно.
- Что за чертовщина?  - растеряно пробормотал он.
И даже протер глаза.
- Меня не было дома  две недели. Что тут произошло за это время? Откуда вы взялись и что здесь делаете? Где моя мать? Кто такой этот ваш Майки? И куда вы дели Мэнди? Говорите правду или я вызову полицию!
Он без труда  справился бы с этой Джессикой  и сам. Но полицию в любом случае следовало хотя бы просто упомянуть, чтобы отследить, как самозванка-аферистка или кто-то еще похлеще отреагирует на угрозу.

Отредактировано Генри Финч (2015-02-20 15:04:28)

+1

5

- Майки – мой жених.
Джессика осторожно попятилась назад, прижавшись обеими лопатками к стене. Во-первых, есть от чего оттолкнуться. Во-вторых, этот псих не сумеет ударить сзади. А то, что визитер, - псих, стало понятно сразу.
«Родной брат Мэнди», надо же!
В одно мгновение симпатичный незнакомец превратился в сумасшедшего. А если он опасен? Или маньяк?
Джессика почувствовала, как похолодел затылок. Он загораживает дверь, просто выйти не получится. Закричать? Не услышат, она не успеет.

Зачем она отпустила Майкла? Нужно было избавиться от нежданного гостя, а потом…
Джесс смерила «братца» взглядом и сделала вывод, что против Майкла он, пожалуй, не продержался бы и трех раундов.  Эта мысль заставила ее улыбнуться, впрочем, спохватившись, она тут же улыбку спрятала и посмотрела на «родственника» серьезно и строго.
Пауза становилась ощутимо вязкой, словно студень.
Генри Финч (так он представился) не спешил открывать темные стороны  своей внезапной и противоречивой натуры. Однако и уходить он не собирался.
Он вел себя… нормально. И выглядел нормальным, когда молчал. Хотя… насколько в принципе может считаться нормальным человек, заявивший, что его зовут Генри Финч, что он местный,  и что Мэнди Финч – его родная сестра?
Ни резких движений, ни узких зрачков (это Джессика проверила – из распахнутой двери к кухню в прихожую сочился прозрачный свет, и лицо «мистера Финча» было освещено достаточно. Обыкновенное лицо, разве что раздражение после бритья. Почему-то только с одной стороны.
Может, он не псих, а мошенник, грабитель… или все-таки маньяк?
Она решила не делиться с ним своими умозаключениями. Психи и маньяки – существа обидчивые и нежные.
- Знаете что, мистер Финч, - осторожно начала Джессика, - ситуация действительно странная. Пожалуй, вы совершенно правы. Стоит вызвать полицию. Вы же знаете, где у нас … у вас в доме телефон? Или позвоните с мобильного?
Она рассчитывала на небольшую заминку, минутное замешательство. Ей хватило бы нескольких секунд. В складках терракотового шарфа торчал брелок от связки ключей.
- А вот и ключи, - преувеличенно радостно сообщила Джессика, хватаясь за связку, и молниеносным движением швырнула ее в лицо «родственничку».
Она успеет выбежать через заднюю дверь на кухне и позвать на помощь. В конце концов, бегать она еще не разучилась. Ну… хотелось бы верить.
- Помогите! - вопль заметался в узкой прихожей, отталкиваясь от стен.
Не успевая оценить степень поражения цели, Джессика пулей влетела на кухню и принялась бестолково дергать дверную защелку.

+1

6

- Конечно, я з...
Язык он прикусил вовремя. Буквально в последнюю секунду сообразил, что телефон может находиться где угодно. Если он вообще есть в этом доме, где даже мебель стоит иначе. И откуда-то взялся этот дурацкий уродливый камин.
- ... позвоню с мобильного. 
Генри полез в карман за телефоном, а Джессика продолжила поиск ключей. Они нашлись одновременно с мобильным. Финч невольно поднял голову  на радостное восклицание девушки - и едва успел уклониться от полетевшей ему в лицо находки. Ключи врезались в дверной косяк и упали на пол.
Да она ненормальная! Психопатка! В живого человека  ключами швыряется.
"Ненормальная" отчаянно заверещала и бросилась бежать. Не раздумывая, Генри погнался за ней. Джессика влетела в кухню и попыталась закрыться там. Финч вцепился в дверную ручку со своей стороны.  Преимущество в силе было за ним, но девушка явно превосходила его по выдаваемым децибелам.
- Мисс... Джессика... черт,  да заткнись ты хоть на минуту! Можешь запереться в кухне, я останусь с этой стороны. Прекрати орать, давай поговорим!
Финч отпустил дверную ручку, давая Джессике возможность закрыть дверь.
- Я не псих и не какой-нибудь грабитель или серийный убийца. Меня действительно зовут Генри Финч, и Мэнди на самом деле  моя младшая сестра. Играет на басухе в группе "Сейлор Мун" и обожает Элвиса.  Мать зовут Барбара, отца звали Пол, он умер от лейкоза.  Так ведь?  Давай попробуем разобраться, что  здесь произошло, пока я путешествовал в прошлое.  От фирмы" Фантастические миры". В 1963 году побывал, только вернулся.  А тут чертовщина какая-то... Кстати... я оттуда малой пластинки Элвиса привез. Вот они, в пакете. Можешь сама посмотреть. Я его на пол положу и отойду в сторону.
Генри старался говорить как можно более спокойно и убедительно. Из-за  все сильнее охватывавшего его смятения удавалось ему это не очень хорошо, но он все-таки рассчитывал, что сможет уговорить Джессику хоть немного успокоиться. И попытаться выяснить, кто есть кто, не прибегая к помощи полиции.
- Вот, пакет на полу у двери. А я отошел.
Он действительно положил пластинки на пол. Отступил на шаг, открыл номер телефона Бобби Эймса - нынешнего сержанта полиции Плезантвиля, бывшего одноклассника, но не нажал на вызов, а замер, сжимая мобильный в руке.

Отредактировано Генри Финч (2015-03-05 01:44:42)

+1

7

- Группа называется «Муди блю», - проговорила Джессика, отступая к кухонным шкафчикам. Защелку  предусмотрительно закрыла, но убегать передумала. Что-то в голосе маньяка и грабителя показалось… знакомым. Да и двери выносить, судя по всему, он не собирался.
- О том, как зовут мою мать, знают все в Плезантвиле, - неуверенно протянула она, оглядываясь в поисках оружия. Ничего, кроме ножей для разделки мяса, на глаза не попалось.
«Вот он тебя ими и разделает», - коварно подсказал бесенок за левым плечом. Или  то был голос рассудка? Впрочем, особенным свойством Джессики Финч являлось полное неумение слушать голос рассудка в … скажем  так, нештатных ситуациях. А ситуация была действительно не рядовая.
Конечно, грабитель и убийца может заливать и не такое. Подумаешь, знает имена родителей! И то, что Мэнди фанатеет по Элвису и плешь проела ей, маме и друзьям по поводу покупки его старых синглов по каким-то совершенно бешеным ценам – да об этом половине города известно! Правда, маньяк не местный. Но он мог узнать об этом в разговоре с кем-то… да с хозяином мотеля хотя бы!
«Ага, предусмотрительный! – проклюнулся бесенок, - узнал все  о предполагаемой жертве у свидетелей. Чтобы запомнили. И отправился убивать, теоретически подготовленный».
«Маньяки не обязаны отличаться последовательностью и логикой!» - возразил бесенку затоптанный в пыль глаз разума.
Джессика выслушала обоих и засомневалась еще больше.
Но «Фантастические миры»… Офис компании появился в городе неделю назад, а слухи о том, что они могут, достигали ушей Джессики и раньше.
Мысли беспомощно метались в черепной коробке. От радикального – «сбежать и позвонить в полицию»,  до безумного  - «а если он не врет?»
- Послушай…те. Вы, пожалуйста, отойдите подальше, - сквозь радужные  разводы на стекле  была видна тень визитера;  он действительно что-то положил у двери и отошел. Джессика молниеносно открыла дверь, схватила пакет и снова  «захлопнулась», показательно щелкнув замком.
В пакете лежали пластинки. Старые синглы Элвиса, бородатого 63-го года издания, с пахнущими типографской краской обложками.
Девушка икнула и медленно опустилась на пол.
Нет, конечно, маньяк может быть чрезвычайно изобретателен, но за каким чертом ему нужно было  тащить в дом жертвы пластинки Элвиса, только что с полки музыкального магазина?!
- Вы… Ты… правда Генри Финч? – она судорожно пыталась вспомнить, что ей известно о временных парадоксах. Кажется, Ида Кроули что-то говорила о правилах «Фантастических миров».
Раздался щелчок. Дверь кухни  приоткрылась ровно настолько, чтобы явить визитеру Джессику Финч,  стоящую с пустым пакетом в одной руке, и разделочным ножом в другой.  Пластинки лежали на полу.
-  Это значит, ты наступил в шестьдесят третьем году на бабочку? – беззлобно поинтересовалась она.

+1

8

Несколько минут, в течение которых Генри ждал, пока девушка отреагирует на его предложение, показались ему вечностью. Он даже приготовился  уносить ноги  от каких-нибудь ее друзей, которых она могла позвать на помощь СМСкой. Но  Джессика ничего такого не сделала. Невольно напрашивался вывод, что любопытство, похоже, пересилило в ней страх. И окончательно Финч убедился в этом, когда  девушка все-таки решилась взять пакет. Проделано все было стремительно, но почему-то вызвало у Генри усмешку. К его собственному удивлению, не злорадную. Он вдруг поймал себя на том, что так и не смог даже разозлиться на нее как следует. Мешали  ее кошачьи глаза, так похожие на глаза дедушки Финча. 
Громко щелкнул замок. Наступила тишина. После издаваемых Джессикой воплей она казалась густой и липкой, будто бы залепившей уши и не пропускавшей в них ни звука. А потом из-за кухонной двери послышался голос Джессики. Уже совсем иной - тихий и растерянный.
- Конечно, правда, - устало отозвался Генри.
- Ну сама посуди: какой смысл мне врать? Если бы я хотел тебя убить и ограбить дом, разве был бы смысл сочинять какую-то историю и рассказывать ее жертве? Проще было молча сделать свое дело и свалить по-быстрому. А я ведь еще и пластинки приволок, и  тут торчу уже черт знает сколько времени...
Он не договорил, потому что дверь отворилась. Не до конца, но так, что можно было разглядеть девушку, вооружившуюся ножом для разделки мяса. И несмотря на серьезность ситуации, Генри не удержался от нервного смешка. Джессика сейчас  до чертиков была похожа на Алису из компьютерной игры "American McGee’s Alice". Выражение ее лица было в точности как у этого персонажа, и для совсем уж полного сходства мисс Финч не хватало только белого  фартучка, забрызганного кровью, и кровавых потеков на лезвии ножа.
Однако заданный ею вопрос огорошил Генри. От этого он слегка ощетинился:
- Не наступал я там ни на кого.
И сразу же спохватился, сообразив, что слишком напряженная и настороженная девушка в ответ на  такой тон может снова захлопнуть дверь. А после этого, даже если она не вызовет полицию, разговор все равно не получится. Значит, ему так и не удастся понять, что же тут творится.
- И про бабочку что-то не понял.
Финч сменил тон на более мягкий.
- Побывал я в декабре 1963 года. Никаких бабочек там в это время  и в помине не было. Сама понимаешь, зима же...
Последняя фраза прозвучала почему-то жалко. Как будто Генри пытался в чем-то оправдаться перед Джессикой. Он помолчал немного, собираясь с мыслями. И попросил:
- Может, объяснишь, что ты имела  в виду?

Отредактировано Генри Финч (2015-03-09 22:51:57)

+1

9

- Ну… надеюсь, в твоем измерении существует Брэдбери, - у него был настолько несчастный вид, что Джессика поверила, причем поверила безоговорочно. В конце концов, для маньяка он не настолько мил, - я пошутила. Про бабочку. Есть такой рассказ у Брэдбери, «И грянул гром». Там один из путешественников во времени наступил на бабочку, а, когда они вернулись обратно, у власти диктатор,  и вообще вся жизнь пошла наперекосяк. Этому есть какое-то заумное объяснение. Хотя я в это не верю. В смысле,  не верила, - Джессика осторожно положила нож на кухонную полочку, собрала с  пола диски и вышла в комнату, теперь рассматривая визитера с новым интересом.
Итак, Генри Финч.
Прогулялся во времени.
Хорошо прогулялся. Ничего не скажешь.
- Меня зовут Джессика Финч, мне двадцать шесть лет, у меня есть младшая сестра Мэнди.  Мою мать зовут Барбара Финч…а отца звали Пол,  мы живем в Плезантвиле всю жизнь, если не считать того, что я шесть лет училась в Принстоне, и сейчас занимаюсь семейным бизнесом… Отец всегда хотел сына, чтобы передать ему дело, но… вот, не получилось, - она смущенно развела руками, - и у меня никогда… понимаешь, никогда не было брата. Никакого. Даже кузена не было.

+1

10

Фамилия Брэдбери ничего Генри не говорила. Упомянутый девушкой тип не был бейсболистом - тех он знал почти всех наперечет. С писателями дело обстояло гораздо хуже. Видимо, все это Джессика прочитала на  физиономии "родственника", потому что пояснила суть прикола про бабочку.
- Даааа...- тоскливо протянул Финч, глядя, как она аккуратно  убирала на место нож и поднимала с пола пластинки.
- Похоже, что я там не бабочку, а целого слона растоптал.
Они стояли друг против друга, и Генри поймал себя на том, что рассматривал девушку слишком пристально,  получая от этого удовольствие.
- Ты похожа на моего... на нашего деда. У тебя его глаза. Дед всегда говорил, что они у него кошачьего цвета. Он курил и пускал дым кольцами. Мне это ужасно нравилось. А еще учил меня свистеть. Вот так.
Генри поднес к губам большой и указательный пальцы, сложенные колечком, и оглушительно свистнул.
- А манерой говорить ты напоминаешь бабушку Финч. Она была страшной занудой, и мы с дедом убегали от нее на рыбалку.
Генри оставался внешне спокойным, в то время как мысли, одолевавшие его, становились все более тревожными и мрачными.
Если у этого  Брэдбери из-за несчастной чертовой бабочки в мире все пошло наперекосяк, то что же тут изменилось из-за того, что я убил Тома Харрингтона?
И снова при воспоминании о том, как они ночь напролет болтали с ним за бутылкой виски, Генри стало не по себе.
- Ах, да. Я Генри Финч, мне тридцать два года.
Я  полный лузер по жизни. И убийца.
- Про мать, отца и Мэнди уже говорил. Родился и вырос в Плезантвиле. Служил в армии, в Омахе, но уволился  из-за болезни отца. Занимался его автомастерской, но прогорел. Потому что был дураком. Доверился тому, кому доверять не должен был никогда. Остался салон ретроавтомобилей, он записан на мать, и уцелел только поэтому.
Генри сам не понимал, зачем рассказывал это Джессике. Будто кто-то нарочно тянул его за  язык, заставляя выкладывать ей всю подноготную.
- Кстати...
Он даже замер на мгновение, ошеломленный внезапно проскочившей более чем странной мыслью.
- А я похож  на кого-нибудь из твоей... нашей... родни? И знакома ли тебе фамилия Харрингтон?
Устремленные на него желтые глаза неожиданно стали центром мироздания. Финч смотрел на девушку так, будто от ее ответа зависело, останется ли Земля на своей орбите или же вдруг слетит с нее и упадет на Солнце.

Отредактировано Генри Финч (2015-03-13 01:35:51)

+1

11

- Ты странный, - легко сказала она, - я могла бы предложить тебе пойти посидеть в «Гулливере», заодно увести подальше от дома, и надеяться, что ты не  зарежешь меня на виду у десятка свидетелей. Но я тоже странная. Я тебе верю. Можно узнать про родителей, но про деда…  Я его хорошо помню, хотя он умер, когда мне было лет семь.  Про глаза и дым кольцами… Это правда. Мне говорили, что я  очень похожа на деда – те, кто его знал, а таких в Плезантвиле почти не осталось. Поэтому я тебе верю. Я приготовлю кофе. Заходи.
Джессика  повернулась к нему спиной и ушла вглубь кухни.  Зашумела кофеварка.
- А свистеть я так и не научилась. У меня менялись зубы, и вот здесь, - она постучала ногтем по верхнему резцу, -  была щербина, и получался неправильный свист. Я переживала, а дед смеялся.  Садись. Может, ты голоден? У меня есть крекеры и молоко, - дверца холодильника сочно причмокнула, - сейчас будет кофе.
Джессика машинально убрала за ухо выпавшую прядь волос и бросила задумчивый взгляд  на Генри. Напоминает?  Да, напоминает, но кого?..
Высокий, крепкий… Внимательный взгляд, острый, почти кинематографический.
- Ой! – воскликнула мисс Финч, - это смешно, но ты похож на давнего друга деда, его звали Томас… да, точно!  Томас Харрингтон. Но он погиб очень давно, в аварии, еще в молодости.  Дед рассказывал. Погоди, у меня есть фотография!

Цокая каблучками, Джессика сбегала в комнату и вернулась с тяжелым альбомом с обложкой из тисненой телячьей кожи – такие семейные реликвии хранились на отдельной полке в шкафу, проветривались дважды в год и извлекались по праздникам, чтобы демонстрировать приглашенным гостям идиллические лакированные  картинки полувековой давности. От альбома едва слышно пахло лавандой и пачулями.
- Смотри! Вот это дед… Бабушка. А вот здесь… Вот, смотри! Это дед и его друг после вечеринки. А бабушка снимала. Говорили, он приехал в Плезантвиль из Нью-Йорка… и хотел остаться. Но так получилось… Странно. Очень странно.
Желтые кошачьи глаза сделались колючими.
Под фотографией  улыбающихся мужчин  - одного широкоскулого, светловолосого, с простоватым улыбчивым лицом и другого, с внешностью кинозвезды,  аккуратным круглым почерком была выведена дата: 18 ноября 1963 года.
- Его звали Томас Харрингтон, и он погиб в декабре 1963 года. Откуда ты знаешь это имя?

+1

12

С ответом Джессика не спешила. Но уже  хорошо было то, что она поверила Финчу. И успокоилась - настолько, что повернулась к нему спиной и занялась варкой кофе.
- Спасибо,  - еле слышно выговорил  Генри в эту самую идеально прямую спину.
Наверняка предмет особой гордости бабушки Финч.
Он прошел в кухню и присел у столу.
А может, и правда надо было пригласить ее посидеть в "Гулливере"?  Ведь кто-то из посетителей мог бы, наверное, узнать меня... Подтвердить, что я и есть Генри Финч.
Это походило на самообман. На попытку убедить себя в возможности того, чего точно быть не могло.
А если меня там никто не узнает? И настучит этому самому Майки, что  его невеста сидит в пабе с каким-то неизвестным мужчиной. Черт его знает, вдруг  ее женишок - записной ревнивец? Примчится устраивать разборки... Не хватало еще из-за  этого оказаться в полиции, где меня тоже никто не узнает...
Аромат кофе, поплывший по кухне, вывел Генри из задумчивости. И заодно разбудил чувство голода.
- Крекеры - это хорошо, - рассеяно проговорил он, улыбаясь рассказу несостоявшейся свистуньи.
Какая-то очень важная и нужная мысль крутилась в его мозгу и все время ускользала, будто дразнила. Финч попытался сосредоточиться и удержать ее, но ничего из этого не получилось. Девушка обернулась от кофеварки на его голос, внимательно взглянула на Генри, и выдала такое, от чего тот потерял дар речи. В самом прямом смысле. Сумел только открыть рот, да так и замер, являя собой живое воплощение понятия "апогей идиотизма".
Пока он сидел с отвалившейся челюстью, Джессика принесла из комнаты семейный альбом. Такой же, как был у Финчей - и в то же время не такой. Немного другим был оттенок цвета кожаного переплета, отсутствовала застежка, но тонкий запах, исходивший от страниц альбома, был точно таким же. Она начала показывать ему фотографии, но Генри не мог даже смотреть на них.
-  Мне никто никогда не говорил, что я похож на Тома Харрингтона.
Слова давались ему с большим трудом.
- В том Плезантвиле, из которого я отправился в прошлое, и сейчас живет семейство Харрингтонов. Томас Харрингтон в 1963 году приехал сюда из Нью-Йорка и пустил здесь корни.  Женился на Мод Браун - может, у вас тоже есть сеть супермаркетов, которую основал ее папаша? У Мод и Тома родился сын. Потом появился внук. Ричард... Дик Харрингтон. Мой одноклассник и типа друг. Он увел мою девушку и фактически разорил меня.
Генри с силой потер  виски, в которых стучали какие-то молоточки. Во рту пересохло. Он встал из-за стола, подошел к кофеварке. Наполнил две чашки и вернулся с ними к столу. Отпил глоток, совершенно не ощущая вкуса напитка, зачем-то постучал ложечкой по краю чашки и глухо выдавил из себя:
- Это из-за него я отправился в прошлое. Не на фестиваль кантри, а чтобы не дать Тому Харрингтону жениться и обзавестись потомством. Думал, что если у него никто не родится, то не будет Дика. А значит, я вернусь в свой мир и заживу спокойно, без всех тех проблем, что создавал мне внук дедушки Тома.
Он глотнул еще кофе, поднял на Джессику взгляд и признался:
- 8 декабря 1963 года я убил Тома Харрингтона.
Это было похлеще, чем наступить на бабочку. И равносильно шагу с крыши Эмпайр-стейт-билдинг. Генри закрыл глаза и приготовился ждать. Звонка Джессики в полицию и появления копов с наручниками.

Отредактировано Генри Финч (2015-03-21 02:10:41)

+2

13

- Э-эээ… -  в помещении повисла томительная пауза, которую прервал неожиданно громкий стук кофейной чашки о  столешницу.  - Ты – что?..
Это плохо укладывалось в голове.  Деятельность фирмы «Фантастические миры» была окутана флером загадочности.  Путешествия во времени  являлись  делом полулегальным и неизведанным. Джессика слышала рассказы об авантюристах, которые под шумок, между делом, пока революционеры размахивали лозунгами «Грабь награбленное», умудрялись перетаскивать в настоящее семейные реликвии старой аристократии стоимостью в пару  десятков миллионов долларов.
«Но это же незаконно!» - округляла глаза Джессика.
Рассказчики тонко улыбались.
«Это все равно было бы украдено, только кем-то другим».
Но одно дело – утащить фамильные бриллианты герцога Глостера, а другое – убить человека.
- Я, наверное, должна сейчас с воплем убежать в другую комнату и вызвать полицию? – поинтересовалась мисс Финч; странное ощущение, ей никак не удается возмутиться, ужаснуться или хотя бы посмотреть на него с осуждением. У него такое лицо…
Она скользнула взглядом по фотографии, силясь вспомнить хоть что-то о Харрингтоне. Бабушка никогда не говорила о нем. То есть вообще. А дед вспоминал, и сожалел о его смерти, и говорил, что у него было великолепное чутье и деловая хватка.  Выходит, Генри Финч убил своего деда. Выходит, правильная,  «поступай-как-должно»  бабушка Финч («Джессика, не клади локти на стол», «Джессика, сядь прямо», «Мисс Финч, леди не говорят: «К херам собачьим!») была  любовницей нью-йоркского красавца Томаса Харрингтона?
Впрочем, Джессика Финч не была ханжой. Хотя деду посочувствовала,  да и жалости к убиенному Харрингтону определенно не прибавилось, даже коварная мыслишка мелькнула – может, так оно и правильнее? Представлять деда рогоносцем, а бабушку – циничной обманщицей и героиней провинциального романа-адюльтера категорически не хотелось.
Только… тогда Генри Финча больше не будет. Вообще. Головоломка  та еще. Теорема Ферма отдыхает.
Джессика тихонько фыркнула и пробормотала:
- Извини. Не удержалась. У тебя такой вид, словно я уже приковала тебя наручниками к батарее и собираюсь пустить по ней электрический ток.  Я не побегу в полицию. Во-первых,  срок давности. Во-вторых… нельзя осудить за совершенное преступление человека, которого не существует, - мисс Финч бросила испуганный взгляд на его лицо, по которому пробежала хмурая тень, и торопливо добавила, - извини, я не хотела… Но что же теперь делать? В этой реальности тебя нет. Хотя, признаюсь, я была бы не против такого брата, - она кривовато улыбнулась, - а Брауны в Плезантвиле живут, одно из уважаемых семейств, «столпы города», только сеть магазинов называется «Браун и Ситтон». Гордон Ситтон приехал в Плезантвиль в 1965 году и женился на Мод Браун. Потом у них родился сын. Потом внук. Майки Ситтон, мой жених.
Она в задумчивости почесала переносицу и дернула себя за волосы.
-  Лучше бы ты убил Дика… Последствий  меньше, - склонность к злым шуткам была слабой стороной Джессики Финч, - тебе придется вернуться в «Фантастические миры», снова прокатиться в прошлое и сделать так, чтобы Томас Харрингтон остался жив. Тогда ты сможешь вернуться в свою реальность… наверное?

+1

14

"В этой реальности тебя нет".
Вот она, ключевая фраза, поставившая все на свои места. Эта реальность. Не та, из которой не слишком удачливый по жизни Генри Финч отправился в прошлое, преследуя вполне определенную цель. Другая, созданная им самим. Он сделал все для того, чтобы  Дик Харрингтон не появился на свет - и  как оказалось, собственными руками убил человека, который должен был дать жизнь его отцу.
Нет отца - нет и сына.
Это и была та самая ускользавшая от него мысль. Финч вспомнил, как лежал на диване у себя дома перед посещением Плезантвильского офиса "Фантастических миров", когда именно она пришла ему в голову. Разве можно было тогда хоть на миг заподозрить бабушку Финч в супружеской измене? Да такое никому и в страшном сне не приснилось бы.
- Черт... - растерянно пробормотал Генри. - Это что же получается... все в Плезантвиле знали, что я похож на Тома  Харрингтона? Делали из этого соответствующие выводы и молчали? И только я один пребывал в идиотском счастливом неведении, которое в итоге вышло мне боком?
Он вскочил с места, заходил по кухне, как тигр по клетке, нервно ероша волосы и кусая губы.
- Я изначально не хотел убивать Тома.  Планировал каким-нибудь образом рассорить его с Мод Браун. Но, как говорится, звезды не сошлись.
Усмешка вышла кривой и горькой.
- И тогда я испортил тормоза в машине Харрингтона.  А потом мы с ним пили виски и трепались обо всем на свете.  Знаешь, - Финч  остановился рядом с Джессикой, заглянул ей в лицо, - он оказался классным парнем. Когда ему кто-то позвонил и он собрался ехать к этому кому-то...
Генри замолчал, потому что неожиданно сообразил, кто именно заставил не слишком трезвого Тома сесть за руль и отправиться в путь.
Это была моя чертова бабушка. Ну конечно. Ведь еще когда собирались начать партию в покер, Том говорил, что Финча нет в городе. Конечно, старая ханжа не могла не воспользоваться ситуацией - вот и названивала любовнику. Получается, что если бы не я, они с Харрингтоном наверняка провели бы типа незабываемую ночь, в которую и зачали моего отца.
- В общем, я совершенно искренне пытался отговорить его от поездки. Не выдавая себя, конечно же. Мол, алкоголь, скользкая дорога, все дела... Но  он все равно поехал к нашей бабушке. И не доехал до нее. Соответственно, мой отец не родился, поэтому меня  тоже нет. То есть, не должно быть здесь и сейчас. Черт подери...
Все правильно. Отсюда надо убираться. Но куда?
- Не представляю, как можно будет восстановить мою реальность.
Совершенно машинально Генри взглянул на висевшие на стене часы.
- До конца рабочего дня еще можно успеть в офис "Фантастических миров". Но раз меня нет, то я не смогу воспользоваться их услугами и свалить в прошлое. Там ведь проверяют абсолютно все, что касается обратившихся к ним.
Он присел к столу, залпом допил остывший кофе.
- Да и не факт, что возвращение туда восстановит мою реальность. Разве можно оживить растоптанную бабочку? А оставаться здесь мне тоже нельзя. Хотя было бы здорово жить по соседству с такой клевой сестрой.
Комплимент получился совершенно дурацким - как, впрочем, большинство из того, что Финч говорил и делал в последнее время.

Отредактировано Генри Финч (2015-03-29 23:50:36)

+1

15

- Возможно, все и не знали… люди чертовски ненаблюдательны, и им интересны в первую очередь они сами. Наверняка ты не интересовался Томасом Харрингтоном до того момента, когда его внук тебя разорил. Жаль… Интересное лицо.
Джессика щелкнула ногтем по черно-белой физиономии дедушки Харринтона. Удивительное  ощущение. Молодой, красивый, типичный глянцевый житель мегаполиса. Не настоящий. Она не чувствует ничего, даже  необходимого возмущения содеянным.
  - Если бы он остался жив… не было  бы моей реальности. Знаешь… все так стра-аанно, - протянула она, демонстрируя бабушкины нотки в голосе, и скорчила печальную рожицу,   - у меня не может быть брата. Хотя… мне тоже жаль, братишка. Не было никого, кто мог защитить меня от мальчишек, которые дергали меня в школе за волосы, - она рассмеялась совсем по-детски, но тут же сделалась серьезной, сцепила пальцы в замок и потрясла головой.
Генри  выглядел настолько потерянным  и жалким, что она едва удержалась, чтобы не погладить его по голове – как мальчишку, которого лишили десерта за то, что он высадил футбольным мячом окно в кабинете директора школы.
Да, он убийца… формально. Или нет? И кого ей жальче – себя или свалившегося ей на голову никогда-не-существовавшего родственника?
Ты совсем запуталась, детка, сказала она себе.
Но надо искать выход, добавила она.
Он не может остаться здесь, поддакивал рассудок. Ни братом, ни просто случайным жителем. У него нет документов, он не рождался, его не существует. Как его вернуть в 1963 год?
- О-ууу! – взвыла Джессика и схватила себя за уши, раскачиваясь взад-вперед, как китайский болваничк.
Слишком сложно, даже для выпускницы Принстона. «Фантастические миры» не жалуют незнакомцев. Они проверят любого, кто обратится к ним, и будут особенно придирчивы к тем, кто недавно разорился или… Кто недавно разорился!
Черт! Что-то не складывается. 
- Генри! А как ты умудрился сбегать в прошлое? С твоим-то послужным списком? Если я верно понимаю политику этих ребят, безденежных они тоже не жалуют, а Плезнатвиль – городок маленький. На Вест-стрит чихнут, посетители «Чизкейка»  «будь здоров» скажут! Ида Кро-оули говорила. Ее подруга хотела увидеть «черный четверг» в двадцать девятом, был у нее такой загон, будущий экономист с бурным воображением… правда, Ида сказала, что подруга прибыла в прошлое на две недели раньше и успела провернуть спекуляцию на пару сотен тысяч. Так вот, Сэндмен с нее снял тридцать штук. Тридцать тысяч долларов! А перед этим сутки проверяли ее платежеспособность. Как тебе удалось проскользнуть?

+1

16

Казалось, что настроение у Генри - хуже бы, да некуда. Но, как выяснилось, было оно еще очень даже неплохим... по сравнению с тем, каким стало после того, как Джессика упомянула Сэндмэна. Чуть растягивая слова - в точности как это делала бабушка Финч. Это у нее получалось  как-то очень мило и немного забавно.  И хотя от обрушившихся проблем на душе было невероятно гадко, а мозг собирался вот-вот взорваться в черепной коробке, не улыбнуться этому и ее словам о старшем брате было невозможно. Пусть даже улыбка  вышла не слишком веселой и довольно-таки кривой.
- Ну да. Дикова деда  я толком-то и не знал. Он мне всегда казался каким-то унылым, отстраненным. Зато биографию его чуть ли не наизусть  выучил. Папаша Дика никогда не упускал случая упомянуть какой-нибудь факт из нее. А общались наши семьи довольно часто. Миссис Харрингтон...  Эмили Стюарт до замужества...  и наша мама были с детства лучшими подругами.
Интересно, а за кем Эмили замужем в этой реальности?
Несмотря на сложность  ситуации, дурацкие мысли  продолжали лезть в несчастную голову Финча. Он замолчал и нахмурился, пытаясь избавиться от некстати нахлынувших размышлений о судьбе здешней Эмили Стюарт. С силой потер лоб ладонью и продолжил:
- Наверное, пока я был мелким, сходство с дедом Дика еще не просматривалось. Когда же стало заметно, о Томе Харрингтоне, скорее всего, уже успели забыть. А Сэндмэн... та еще пиранья.
Генри поймал себя на том, что произнес фамилию "Песочного Человека" с неприкрытой брезгливостью.
- И сволочь. Сочувствую Иде. Когда я сказал, что собираюсь привезти из прошлого несколько пластинок Элвиса - для сестры и чтобы малость подзаработать на них, он тут же насчитал мне  бешеную цену за поездку. Мне пришлось бы дом продать и остаться чуть ли не без штанов, чтобы оплатить экскурсию. И это после того, как я пообещал, что обязательно обращусь к нему ещё раз. Чтобы свозить сестру на концерт Элвиса.
Он еще раз взглянул на часы.
- О черт... Мэнди... Она ведь скоро придет. Пожалуй, не стоит мне попадаться ей на глаза. Лучше уйти отсюда.  А ты придумай что-нибудь насчет пластинок, чтобы объяснить мелкой их появление.
Финч встал из-за стола, в замешательстве поскреб затылок. 
- Кто сейчас живет в моем доме? В смысле, в том, где мы жили, пока был жив отец? Может, пойдем туда?  По дороге расскажу, как мне удалось проскользнуть в прошлое в обход Сэндмена. Это была крутая авантюра.

Отредактировано Генри Финч (2015-04-10 23:55:31)

+1

17

- Сэндмэн – человек новый в Плезантвиле, - пожала плечами Джессика, - как всякий новичок, он стремится завести полезные знакомства. Совсем как твой дед, -  она прикусила язык и отругала себя за неуместную шутку.
Ему и так несладко приходится!
Мисс Финч пружинисто распрямилась и убрала чашки в мойку.
- Ты спросил, кто живет сейчас в твоем… в доме Финчей на Буковой улице, - она помедлила, провела кончиками пальцев по столешнице, выводя замысловатый узор. – Когда умер отец, я училась в Принстоне. Денег на оплату учебы не хватало. Мы продали дом и перебрались сюда, в  дом маминых родителей. Так мама решила, - торопливо проговорила она, словно извиняясь.
«Дом Финчей» знал любой подросток. Один из самых больших домов в городе,  уважаемая  фамилия.
Все меняется.
- Нам и здесь не тесно, - добавила Джессика, - три женщины – мама, я и Мэнди. Мэнди была совсем маленькая, когда мы переехали. А я…
Она помнила свой старый дом до последней трещинки на половицах веранды.
Белые колонны, просторный холл.
Колониальный стиль, говорила бабушка.
- Сейчас в нем живет Майк, мой жених. Ситтоны купили его для старшего сына,  - Джессика помедлила, - так что, когда я выйду замуж, я вернусь туда.
В глаза загорелись золотистые искры, но улыбка была  грустной.
- Ты же не подумал, что я выхожу замуж из-за дома!  Майк -  программист, и он знаком с Сэндменом лично,  помогал ему с установкой каких-то программ,  - она сказала это тоном, каким обычно говорят «мистер Джонсон – президент Соединенных Штатов», - он умный. Пойдем. По дороге ты расскажешь мне все, и мы втроем решим, что делать.
А для Мэнди я что-нибудь придумаю.
Генри  рассказал ей все. О первом визите в «Фантастические миры», о цене Сэндмэна, о подозрениях, что с Финчем не все так просто,  о Дорин Кросс и маскировке…
Джессика слушала внимательно и не перебивала. Когда было нужно, она умела молчать и слушать.
- Пришли.
Белый дом с мраморными колоннами, аккуратным палисадником и желтыми и оранжевыми листьями на пронзительно-зеленом газоне казался ненастоящим, словно  картинка туристического буклета «Моя маленькая Америка».
Дверь распахнулась  раньше, чем она дотронулась до дверного молотка.
- Я увидел тебя в окно, - тяжелый подбородок программиста  Ситтона  больше подошел бы боксеру, - а вы, мистер?..
- Эт-то… наш кузен, Генри  Финч, - скороговоркой выпалила Джессика, - и мы к тебе по делу.
- У тебя нет кузена, - взгляд Майкла Ситтона сделался подозрительным, как у пожилого опытного  бульдога, которому незнакомец протянул свежие профитроли с начинкой из копченого мяса,  - кто это?

+1

18

Незнание чего-либо порой существенно облегчает жизнь. Особенно если оно касается чего-то эдакого о себе, любимом. Немногим ранее, не зная еще о том, что в этом Плезантвиле его нет, Генри шел по улице, нисколько не опасаясь взглядов горожан, брошенных в его сторону. Сейчас же, узнав много нового о своей персоне, он поймал себя на том, что при виде нечастых прохожих ему хотелось на страусиный манер засунуть голову в асфальт. Ну, или хотя бы так втянуть ее в плечи, чтобы она с ними сравнялась. Однако постепенно он увлекся рассказом о том, каким образом они с Дорин обвели вокруг пальца Сэндмена, и  перестал реагировать на встречных, здоровавшихся с Джессикой и с любопытством поглядывавших на ее спутника.
Рассказ девушки о продаже дома неожиданно вызвал в нем неуместную обиду. И какую-то совсем уж глупую детскую жалость. Наверное, так жалеют некогда самую любимую игрушку, обнаруженную в мусорной корзине. К счастью, длилось это недолго, потому что уже следующие слова Джессики о том, что она выходит замуж не из-за дома, заставили его улыбнуться. Сестра, как он уже мысленно называл ее, нравилась ему все больше и больше, и он поспешил заверить ее:
- Ну что ты. Я совсем так не думаю.  Этот твой Майк наверняка клевый парень. Ты умная, классная, и уж точно не завела бы роман с кем попало. Особенно если бы он был тебе неприятен и неинтересен. Даже ради нашего дома.
Улыбка Джессики была такой грустной, что Финчу захотелось немного ободрить девушку.
- Кстати, мне как-то в школе пришлось разбираться с одним любителем дергать девчонок за волосы. Лет в девять мне нравилась Лора Картер. Но она даже не смотрела в мою сторону, и я все никак не мог придумать, как привлечь к себе ее внимание. А тут Чарли Фостер повадился таскать ее за хвостики. В общем, на перемене я поймал его на месте преступления, и треснул по башке глобусом. Глобус раскололся, нас разняли, училка  отругала обоих. После уроков мы продолжили выяснять отношения на собачьей площадке в сквере. Туда почти все мальчишки из нашего класса пришли. Чарли зачем-то притащил своего спаниеля. Тот бегал вокруг нас и лаял, пока мы дрались, а потом укусил хозяина. В общем, Лору больше никто не трогал, и мы с ней после этого здорово подружились. Я даже специально брал отпуск, когда служил в армии, и приезжал на ее свадьбу.
История, конечно, была дурацкой, но Генри надеялся, что ее скрытый смысл Джессика уловила правильно. Будь он ее старшим братом в этой реальности, никто никогда не посмел бы обидеть его сестру, пусть даже вскользь брошенным неприязненным взглядом. 

"Клевый парень" Майки Ситтон встретил их настороженно и угрюмо. Генри категорически не понравилось, как он уставился на невесту. Если бы не жестокая необходимость быть предельно вежливым с тем, от кого зависело слишком многое в теперешней судьбе Финча, он бы, пожалуй, сходу заехал ему в квадратную челюсть. Чтобы впредь было неповадно  так смотреть на Джессику.
-  Слушай, парень, - дружелюбный тон давался Генри с трудом, -  не стоит так наезжать на девушку, которую ты типа любишь настолько, что собираешься жениться на ней. Спрячь в карман ревность и  научись доверять ей. Тем более, что она говорит правду. До сегодняшнего дня у нее не было брата. А вот теперь вдруг появился.
Генри почувствовал на спине чей-то взгляд и обернулся. Соседка, старая миссис Нойман, уставилась на него, совсем забыв о водопроводном шланге, струя из которого лилась не на клумбу с ее любимыми хризантемами, а ей под ноги.
Финч отвернулся от старухи и скороговоркой прошипел:
- Идем в дом, я все объясню.

Судя по тому, как Ситтоны обставили дом, денег у них было в избытке. Зато напрочь отсутствовал вкус. Усаживаясь на огромный черный кожаный диван, смахивавший на выбросившегося на берег кита, Генри выразительно взглянул на сестру. Мол, ты-то точно после свадьбы переделаешь здесь все так, чтобы дом стал именно уютным жилищем, а не каким-то складским помещением, заставленным дорогой нелепой мебелью. Он не стал ходить вокруг да около, а сразу взял быка за рога.
- Сестра сказала, что ты толковый программист. И работал на Сэндмена. А я только что вернулся из путешествия в прошлое, в котором случайно наступил  на бабочку. И теперь в этой реальности меня нет. Вместо меня есть она.
Финч тепло улыбнулся Джессике.
- Понял теперь, почему мы говорим, что являемся братом и сестрой?
Он сознательно не давал Майку и рта открыть. Говорил и говорил - рассказывал, как и из-за чего перевоплотился в Джека Кросса, какое  шоу устроила Дорин в офисе "Фантастических миров", как оказался в прошлом и что натворил там.
- Я хочу вернуться туда. В 1963 год. И сделать так, чтобы Том Харрингтон остался жив. Черт с ней с моей реальностью. Возвращаться оттуда я не собираюсь. Думаю, что смогу прижиться в том времени. Ведь хорошие автомеханики всегда были в цене.
Генри наконец-то замолчал и в упор взглянул на Майка.
- Ты поможешь мне свалить отсюда в прошлое?

Отредактировано Генри Финч (2015-06-03 23:40:06)

+1

19

Ситтону надо было отдать должное.
Он умел слушать.
Ни разу он не перебил Генри, лишь единожды хмыкнул, узнав, как Дорин Кросс удалось обставить «Фантастические миры», и шевельнул не то правой бровью, не то челюстью, узнав про испорченные тормоза.
- В этом городе настороженно относятся к чужакам, - резюмировал он, - впрочем, это добрая традиция Новой Англии. Иногда мне кажется, что у местных «столпов общества» менталитет мелкого дворянчика-пуританина  начала семнадцатого века. Много гонору, много подозрительности и въевшийся намертво снобизм. Ты, конечно, чертовски изобретателен. Надо предупредить Сэндмэна о возможных лазейках в его схеме. МОЕЙ схеме!  -  Ситтон  увидел, как стремительно вытягивается лицо Джессики,  неожиданно улыбнулся и стал  похож на нормального человека, - окей. Мистер. Финч.
Именно так он это сказал, с точкой после каждого слова.
Махнул рукой, приглашая следовать за  ним, и перешел в квадратный кабинет, где ничего не было, кроме двух столов и двух стульев. Негромко гудели системные блоки и мерцали мониторы.
- Раскаявшийся грешник наполовину прощен.  Я попробую. Если эта афера удалась Дорин Кросс, тем более это удастся мне. Я знаю, какие страницы  проверяет Сэндмэн. Сам ему настройки делал. Завести фейковые страницы   в соцсетях, подделать даты, данные,  липовые банковские активы – дело эм-м… трех часов. Ну, четырех. Тем более, если к Сэндмену приведу клиента я – он будет уже наполовину готов распахнуть перед тобой объятия «Фантастических миров».
- А… повод?  - осторожно поинтересовалась Джессика, бросая на Генри заговорщический  взгляд -  «Ты же видишь. Он мировой парень!»
- А повод придумайте сами, душа моя, - Майк со смаком потянулся, хрустнув костяшками пальцев, - если он будет убедителен, прокатишься почти на халяву. Джессика выторгует у Сэндмэна сидку.
- Я-яяаа!.. – в притворном изумлении протянула мисс Финч.
- Ага. Ты. Ты обаятельнее меня,  - Ситтон уже отсутствовал в этой реальности, на лице его появилась сосредоточенность таксы, почуявшей лисью нору, - имя, место рождения, возраст?..

+1

20

- Никуда она не пойдет! - вскинулся Финч.
Он вдруг отчетливо представил, как бесцветные глаза Сэндмэна заскользят по лицу и фигуре Джессики - и ощутил привычный зуд в сжавшихся кулаках. А еще Генри очень не понравилось то, с какой легкостью Майки предложил своей невесте обаять "Песочного человека".
Углубившийся в работу Ситтон не сразу отвел взгляд от монитора. А когда он все же соизволил взглянуть на Финча, выражение его лица было таким, будто перед ним сидела внезапно заговорившая  обезьяна.
- Вообще-то я пошутил, - хмыкнул Майк после паузы.
- В тех  случаях, когда речь идет о деньгах, на Сэндмена женские чары не действуют.
- Ну да, - промямлил Финч, сообразивший вдруг, что оплачивать его отправку в прошлое будет наверняка все тот же Ситтон.
Пусть не со своего счета, а  из кругленькой суммы какого-нибудь солидного вкладчика престижного банка. Отщипнет от нее малую толику, даже незаметную для ее владельца, но достаточную для оплаты поездки. Рискованно? Да. И на этот риск Майки пойдет ради ... ну, не Генри же. Ради Джессики.
Ему стало неловко. 
- Сделай нам кофе, - попросил девушку Майки.
Когда они остались наедине, он наградил "братца" невесты тяжелым взглядом, и тихо сказал - словно приложил печать к официальному документу:
- Она очень много значит для меня.
Финчу показалось, будто стекла его очков блеснули каким-то теплым светом.  Впрочем, этот блеск снова стал ледяным, когда Генри зачем-то сдуру ляпнул:
- А она об этом знает?
- Вот это уже не твое дело. Братик.
Последнее слово Майки выделил интонацией и слегка дернул челюстью. Видимо, это означало у него ироничную усмешку.
Финчу ничего не осталось,  как сглотнуть, кивнуть и начать диктовать:
- Генри Кросс. Родился во Флитвуде...
И тут его осенило.
- Стоп. Кажется, я придумал, как мне свалить отсюда бесплатно.
Начавший было набирать текст Майк снова поднял на него взгляд. На этот раз заинтересованный.
- И как же?
Тон был серьезным, и Генри начал излагать то, что ему только что пришло в голову.
- Ты же программер, и крутой, как я понимаю. Тебе ведь могут присылать на проверку какие-то программы, написанные кем-то... менее квалифицированным?
- Ну, могут, -  кивнул Ситтон.
- Вот. А если тебе вместе с такой программой прислали еще и подопытного кролика, на котором эту программу надо протестировать? Понял, куда я клоню?
Майки снова кивнул.
- Я ведь не вернусь.  А тебе это могут припомнить - типа, отправил  в прошлое беглого преступника, деньжат с него себе в карман срубил. Ну, а что - скоро свадьба, невеста  красавица. Медовый месяц, свадебное путешествие. Дофига всего надо. Да и вообще деньги лишними не бывают. И станут косо смотреть на тебя после этого. А если вдруг решат, что я там остался в результате сбоя твоей программы...
- Можешь не продолжать, - прервал его Ситтон.
Запах кофе вплыл в комнату раньше Джессики с подносом, на котором красовались три чашки, пакетик сливок и сахарница.
- Твой братец не дурак, - изрек Майки после глотка кофе.
- Неплохую идею подал. Оформим мы все это дело как эксперимент. Тестирование новой программы, которая будет дополнением к моей, и в случае удачной обкатки  даст возможность ускорить отправку клиентов и прилично сэкономить на ней. Генри Кросс будет добровольцем, согласившимся отправиться в прошлое и рискующий в нем остаться  - в случае сбоя в работе программы. Таким образом затрат мы никаких не понесем. А то, что назад он не вернется, никак не скажется на... на  моей репутации.
- И повод для путешествия не надо придумывать, - подхватил Генри.  - 1963 год, чип вживили - меня не спросили, какой именно.
Пальцы Ситтона снова запорхали над клавиатурой. Некоторое время он сосредоточенно печатал, изредка бормоча что-то себе под нос. Генри и Джессика молча пили кофе, словно опасались сбить Майка с мысли. Они изредка поглядывали друг на друга, и Финч вдруг подумал, что ему будет жаль расставаться с этой девушкой, так похожей на деда.
Еще некоторое время Майки работал молча. Потом откинулся на спинку кресла, шумно потянулся, хрустнул пальцами.
- Готово.
Он дотянулся до чашки с недопитым кофе и неожиданно удивленно констатировал:
- Остыл уже. Подогреешь?
Вопрос адресовался Джессике, но отреагировал на него Генри.
- Извращенец, - фыркнул он. - Что может быть гаже подогретого кофе?
Майки отмахнулся от него, как от назойливой мухи.
- Итак. Сэндмэну на почту ушло письмо о том, что в его офисе будет проводиться эксперимент, и что доброволец, согласившийся в нем участвовать, прибудет сегодня во второй половине дня, ближе к вечеру. Все, что он захочет проверить... а он захочет, могу поклясться...  тоже сделано.  Запоминай.
Инструктаж был коротким, и закончился одновременно с тем, как Джессика принесла Ситтону свежий кофе.

- Что это значит? - спросил Сэндмэн, прочитав пришедшее ему на почту сообщение.
Внешне он был точно таким же, как тот, с кем Финч неудачно пообщался в своей реальности. Может, чуть более эмоциональным: вопрос он задал слишком громко. Так, что секретарша, стандартная красотка с модельными пропорциями и кукольным личиком, приоткрыла дверь и  обеспокоенно заглянула в кабинет. Скользнула взглядом по сидящим напротив босса Майклу и неизвестному мужчине, словно убеждаясь, что они ничем не угрожают хозяину кабинета.
- Лили, всем чаю, - коротко бросил ей Сэндмэн. -  Мистер Ситтон, объясните мне смысл того, что тут затевается.
Они пли чай, Майки пояснял суть якобы написанной молодым программистом утилиты, которая должна была расширить возможности базовой программы. Он сознательно перегружал рассказ непонятной боссу специфической терминологией.
- Эксперимент сопряжен с определенным риском, - монотонно говорил Ситтон. - Но он необходим, поскольку только таким путем можно  выявить вероятность  сбоя и определить, какие патчи понадобятся для устранения погрешностей. 
- Я понял, понял, - не выдержал Сэндмэн. - А вы, молодой человек...
- Генри Кросс, - назвал себя Финч. - Вам должны были скинуть все мои данные. Прикрепленным файлом. Ваш офис выбрали для проведения эксперимента потому, что мистер Ситтон - единственный, кто сможет понять причину сбоя и наиболее быстро и грамотно устранить ее.
Песочный человек в упор взглянул на Генри. Тот выдержал его взгляд и еле удержался от усмешки при мысли о том, что если бы Джессика пришла в офис вместе с ними, на нее он смотрел бы совсем не так.
С будущей миссис Ситтон он попрощались дома у Майки. Джессика на прощание поцеловала Финча, а он на несколько секунд отстранился от нее и полюбовался напоследок ее кошачьими глазами.
Сэндмэн бегло просмотрел приложение к письму. Пробежался по ссылкам из него.
- Вы добровольно дали согласие на эксперимент? Понимая, что он может оказаться неудачным и вы застрянете в 1963 году? - бесстрастно спросил он, не глядя на "подопытного кролика".  - Почему?
Вопрос застал Финча врасплох.
- Ну, кто-то же должен... - неуверенно промямлил он. - Да и не в чумном же Средневековье...
Видимо, даже такой нелепый ответ вполне устроил "песочного человека". Он чуть повел плечами, приподнял углы губ в строго дозированной усмешке, и вызвал служащего, который увел Генри на уже знакомые предстартовые процедуры. Выходя из кабинета Сэндмена, Финч украдкой показал Майку два пальца, растопыренных в виде буквы V. Тот едва заметно улыбнулся, кивнул, и уткнулся в монитор принесенного с  собой ноута.
Потом был коридор - в точности такой же как тот, по которому Финч проходил совсем недавно. Генри шел по нему и думал о том, как шагнет через порог в теплый сентябрьский вечер далекого прошлого. Как не явится в назначенное время в условное место, как узнав о том, что "кролик" не вернулся, Сэндмэн равнодушно обронит: "Знал, на что шел". Как на следующий день Генри Кросс устроится на работу в автосервис, а через неделю присядет в "Гулливере" за столик к Тому Харрингтону. Закажет черничный маффин к кофе и будто невзначай обронит: "Это ваш вишневый "форд" стоит на парковке? У него что-то стучит при торможении. Могу предположить, что это плохо затянуты развальные болты после осмотра."
Выдержит театральную паузу и добавит: "Заедете в мастерскую, спросите Генри Кросса - я вам все сделаю." А там уже речь пойдет о покере, о машинах и бейсболе, о музыке и женщинах, о  выпивке и путешествиях. Они наверняка станут друзьями. И Генри Кросс обязательно сделает так, что 8 декабря 1963 года  дедушка Том не столкнется с Джеком Кроссом. Он останется жив, и может быть, женится на какой-нибудь красивой девчонке, а не на этой тощей селедке Мод Браун.
- Мистер Кросс, - вывел его из задумчивости голос сопровождающего, давно уже придерживавшего распахнутую дверь, - выходите. Вот ваше время.
Генри шагнул за порог.  В лицо ударил теплый ветерок, почему-то пахнущий полынью. За его спиной закрылась дверь... теперь, наверное, в совсем чужое прошлое.

Отредактировано Генри Финч (2015-08-31 19:21:31)

+2


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Парадокс убитого дедушки. Эпизод 3.