Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Иллюзия, полностью покрывающая сознание". Алиса и Киберсистема


"Иллюзия, полностью покрывающая сознание". Алиса и Киберсистема

Сообщений 91 страница 120 из 123

1

When We Stand Together

Иллюзия, полностью покрывающая сознание
Standing face to face in this secret place
We're searching for a way to live,
Аnd you hold me tight, this moment can last forever,
It's now or never!
(Primal Fear)

Персонажи: Алиса, Киберсистема, "копии" Игната, сотрудников НПО "Прогресс" и других персонажей

Описание: эксперимент, проведённый над Алисой после снятия ограничителя и подключения к Киберсистеме.

Soundtrack


[audio]http://pleer.com/tracks/5295560BBHS[/audio]
[audio]http://pleer.com/tracks/128420304AIl[/audio]

Не забыть...

Идентификатор Алисы: Объект-3116
Идентификатор Игната: Объект-3117

Параллельное ответвление отсюда: "Добро пожаловать в кошмар". Игнат и Алиса
Следующий эпизод: "И если я пойду долиной смертной тени..." Игнат, Алиса

Отредактировано Cybersystem (2015-06-10 13:07:53)

0

91

Алиса вскрикнула, когда из аквариума хлынула холодная и маслянистая от переизбытка соли, резко пахнущая гнилыми водорослями и тухлой рыбой вода.
- Лёх… ты совсем дурак, да? – закричала она.
Всё-таки Лёха. Это чудище было Лёхой. Немыслимо! И всё-таки она назвала его Лёхой и хотела остановить, докричаться до него, чтобы он хоть что-то понял.
- Ты… мне всё равно, как ты выглядишь. Слышишь? Вспомни, каким ты был. Не внешне, внешность – ничто. Вспомни, каким ты был… настоящим. И перестань наконец нести этот бред!
И всё-таки, не смотря на свои слова, приблизиться к нему она бы не решилась. Слишком умело он расправлялся с бандитами, чтобы вот так просто к нему подходить. Стать следующей Алиса не хотела. Как не хотела и чтобы следующим стал Игнат. 
Он позвал её. Она обернулась, но расстояние между ними казалось непреодолимым. Воды было слишком много, будто аквариум был бездонным, и вода всё прибывала и прибывала.
- Игнат! – Алиса протянула ему руку, но поток отнёс её в сторону. Внезапно обнаружила, что по-прежнему держит шприц, содержимое которого собирался ввести ей Сальватов. Выбросить бы, но…
Посреди зала вода всколыхнулась. Между ней и Игнатом поднялся огромный осьминог. То ли он вырос, то ли в аквариуме не казался таким огромным. Человеческие глаза взглянули на Алису с неимоверной тоской. Всё-таки не показалось. Но как же страшен этот осмысленный и печальный взгляд! Гораздо страшнее белёсых глаз всех виденных ими чудовищ с Лёхой во главе.
Алиса застыла, не в силах сдвинуться с места и позволяя волне отнести её ещё дальше. Осьминог тем временем потянулся к Игнату, обвивая щупальцами и намереваясь утащить человека под воду. А воды набралось достаточно, чтобы утонуть, и ещё набиралось не ослабевающим потоком.
- Не смей! – заорала Алиса и кинулась на помощь.
В два рывка преодолела расстояние и воткнула шприц в шкуру осьминога.
- На! Получай!
Ввести содержимое полностью она не успела, потому что осьминог извернулся и отбросил её к стене. Ударившись, Алиса сама погрузилась под воду. И вдруг вспомнила, что ей-то вода ни по чём. Ну… запах, конечно, мерзкий, но жить можно.
- Игнат! – Алиса вынырнула на поверхность. – Держись! Я иду!
- Выход там, - раздался откуда-то слабый хриплый голос. Сальватов! О нём-то Алиса совсем забыла, испугавшись за Игната. – Найди рычаг, вода уйдёт.
- Где? – растерянно переспросила Алиса, сомневаясь, можно ли профессору верить.
- Проход за аквариумом. За ним рычаг. Доберись до него, иначе мы все погибнем!
Алиса оглянулась в ту сторону, где совсем недавно чернел проход.
- Чёрт! – выругалась она, поняв, что отверстие скрылось под водой.
- Другого пути нет, - прерывисто просипел Сальватов. Было видно, что держится он из последних сил.
Алиса бросила взгляд на Игната, продолжающего бороться с осьминогом и, похоже, проигрывающего в схватке. На Лёху, которого как магнитом тянуло к чёртовой статуе. И поняла, что времени у неё совсем мало. Врёт Сальватов или нет, а другого пути вот так сразу не найти, даже если он есть.
- Игнат, не сдавайся! – крикнула она и погрузилась под воду.
Пистолет засунула в карман. Хотя она понятия не имела, выстрелит он, если будет мокрым, или нет, бросать оружие не хотелось.
Тёмная вонючая вода будто специально сопротивлялась, мешая продвижению вперёд. И всё-таки Алиса отыскала чернеющее пятно спасительного прохода. Спустилась ниже и вплыла в него, поплыла по узкому коридору, заполненному водой, озираясь по сторонам в поисках рычага, о котором говорил Сальватов. Её казалось, что двигается она слишком медленно, чтобы успеть, но и помыслить о том, что Игнат может погибнуть, она не могла.
Вот он! Рычаг, торчащий из стены рядом с массивной дверью. Даже не дверью, герметичным люком. Рычаг открывает люк? Что за странная конструкция? И как открытие этого люка поможет Игнату? Вода всё равно не успеет уйти…
Но так как другого рычага в зоне видимости не было, Алиса подплыла к нему, обхватила обеими руками, навалилась всем телом, заставляя со ржавым скрежетом опуститься вниз.
Только бы успеть! Только бы Игнат сумел продержаться! Никаких других мыслей в её голове не было.

+1

92

Волна цунами легко вписалась в офисный интерьер.
Наверное, здесь уже ничему не удивляются. Игнат тоже старался не удивляться, но когда из воды вынырнул, как внезапно всплывший "Титаник", здорово распухший осьминог, не удержался - и высказался. Правда, прихлебнул при этом воды, потерял бдительность и годзиллоспрут, не будь дурак, ухватил его за ногу и попытался утащить под воду. На фига ему это надо, не жрать же он Игната собирается? Хотя чем тут ученые не шутят... другие местные монстры смотрели на компанию пробивающихся на свободу людей с ярко выраженной гастрономической целью. Так почему и не осьминог-людоед?
Игнат задергался. Удивительным образом, при этом он как будто чувствовал поддержку. Или наоборот, слабел перед пропитывающим воду гудением обелиска, которого уже и не видать давно. Может быть, у Игната были галлюцинации. Остаточные. Типа в голове все еще гудит. Но это странным образом как будто заставляло действовать.
Приказ есть приказ.
А еще - сил придавало. Если бы у Игната была возможность - он бы себя проверил на предмет начавших отрастать жабер или еще каких мутаций. Мало ли, что... Леха-то вообще красавец стал. Не хотелось бы обнаружить себя его братом-близнецом.
Игнат вынырнул на поверхность, но его тут же потянуло обратно - на глубину. Откуда глубина, понять было сложно, кажется, вода все еще не залила помещение до потолка... куда-то же Игнат выныривал. Он попытался еще и Алису увидеть, голос ее он различил совершенно точно. Но тут обвившее его щупальце судорожно дернулось и снова потащило вниз.
Такое впечатление, что этому чертову осьминогу просто страшно и ему надо, чтобы кто-то держал его за щупальце! Щупальце, кстати, вновь сжалось в очередном спазме... а потом - безвольно развернулось. В прочем, к этому моменту сознание решило покинуть Игната и случившееся уже не повлияло на это решение.

+2

93

Когда Алиса скрылась под водой, Сальватов как-то внезапно оживился. Только что он держался за герметично закрытый пластиковый контейнер, смытый волной с какой-то полки, и изображал полное бессилие. Теперь же, отбросил поплавок, оттолкнулся от стены и поплыл по направлению к своему пульту так, словно подводное плавание в собственном кабинете было для него привычным развлечением.
Едва Сальватов добрался до оборудования, уровень воды начал медленно снижаться.
- Успела, значит, - неопределённвм тоном пробормотал он. – А вот это ты зря сделала, - вздохнул он, оборачиваясь к осьминогу, судорожно барахтающемуся в воде.
Больше он не удостоил вниманием ни аквариумного монстра, ни потерявшего сознание Игната, ни прилипшего к обелиску Мухачёва.  Уткнулся в свой пульт, сосредоточенно барабаня по клавишам.
Вода уходила, но очень медленно. Игнату повезло: не потеряй он сознания, захлебнулся бы. А так только воды набрал в легкие, недостаточно, чтобы расстаться с жизнью, но в самый раз чтобы чувствовать себя после возвращения в сознание преотвратнейше. Вполне можно и за начало мутации принять.

0

94

Люк медленно и с неприятным скрежетом открылся. Водяной поток хлынул в него и едва не увлёк за собой Алису. Её спасло то, что она держалась за рычаг, и это отклонило её в угол между стеной и люком. Там она и осталась, укрывшись в нише, образованной окантовкой люка и стеной.
Вода лилась и лилась, казалось, бесконечно долго. Успела ли она? Смог ли Игнат справиться с осьминогом? Мысли беспокойно роились в её голове, но сделать она ничего сейчас не могла. Оставалось только ждать и надеяться.
Осмысливать все, что вокруг творилось, Алиса уже бросила. А теперь вдруг появилось время подумать. И никак то, что сегодня произошло в НПО «Прогресс» не вязалось с представлением о том, что вообще возможно в пределах реальности. Больше напоминало кошмарный сон. Вот в кошмарах таким поворотам сюжета самое место.
Пожалуй, мысль о том, что она видит сон, пришла за это время впервые. Но сон – не причина бросать друзей, не правда ли?
Неизвестно, до каких мыслей она бы ещё докатилась, размышляя в своём углу о странностях бытия, но поток начал иссякать. Теперь Алиса уже могла попытаться вернуться, не боясь, что вода смоет её.
Отлепившись от угла, Алиса побрела против течения, помогая себе руками. Оглянуться и посмотреть, что там, за открывшимся люком, она не решилась. Как будто от того, что она там увидит, зависит благополучие Игната.
Идти было тяжело, поэтому Алиса сначала продвигалась куда медленнее, чем хотелось бы. Потом вдруг обнаружила, что воды под ногами уже нет, а идти по-прежнему тяжело.
– Игнат! – в испуге закричала она, как будто имя поможет ей добежать до него быстрее.
Сколько раз за последние часы она произносила это имя? А ведь было время, когда она не решалась его произнести. Где это было? Когда? Как… во сне? Или наоборот, в реальности? Что, если сейчас она видит сон, а реальность воспринимает как сон именно потому, что она во сне? А когда проснётся, всё поменяется, сон уже покажется сном, а реальность займёт своё законное место. Только она не будет помнить, как во сне было всё наоборот.
Обратный путь казался бесконечным. Когда Алиса добралась до прохода, за которым находился кабинет Сальватова, на мгновение испугалась, что помещение снова трансформировалось, и Игната она уже не найдёт. Мысль о том, как такое вообще возможно, снова натолкнула на мысли о сне, но долго размышлять Алисе не пришлось.
Игнат лежал на полу. Рядом распласталась осьминожья туша. Вонь стояла неимоверная. Неужели не успела?!
Алиса бросилась к Игнату, не разбирая дороги, спотыкаясь об осьминожьи щупальца. Не обращая внимания ни на Сальватова, ни на Лёху. Рухнула на скользкий пол рядом с ним, нащупала слабый пульс на шее. Жив! Он всё-таки жив! Но… не вколол ли ему Сальватов чего-нибудь, пока её не было?
- Игнат! – она обняла его и заплакала. - Вставай! Ты же обещал! Обещал, что мы выберемся отсюда вместе! Вместе, слышишь? По-другому никак!
Он не отзывался. Она звала его и плакала, а он не отзывался. А в ней нарастала волна ненависти. Ох, что бы она сейчас натворила, останься бы у неё заряд!
Она посмотрела на Сальватова. Тот оторвался от пульта с торжествующим выражением на лице.
- Что вы с ним сделали? – прошипела она, не узнав своего голоса. – Я вас ненавижу! А ну верните его обратно! – понимая, как глупо это звучит, да ещё сквозь слёзы, она ничего не могла с собой поделать.
- Ничего я с ним не сделал, - невозмутимо возразил Сальватов. – Пока ничего.
- Токсин? Это ваш токсин, да?
- Глупости. Токсин ещё не проявил своего действия. И я же обещал избавить вас от него, если вы не будете делать глупостей. А я слово держу. Он просто наглотался воды. Скоро прочухается. А нам пора уходить. Скоро они взломают систему безопасности.
- Я никуда не пойду без Игната! –заявила Алиса уже без слёз.
Сальватов нехотя отошёл от пульта и шагнул к ней. Она достала пистолет.
- Противоядие! Сюда! Немедленно!
О том, что под видом противоядия он сможет вколоть им что угодно, что ему самому надо, она подумала уже после того, как озвучила требования.
- Здесь у меня его нет, я же сказал, - Сальватов говорил спокойно, он снова нацепил  на себя эту маску уверенности во всём, и расставаться с ней, похоже, не собирался. – Нам надо идти.
- Нет! Без Игната я никуда не пойду! – упрямо повторила она, понимая, впрочем, что если Сальватов захочет её увести, ничего она сделать не сможет. А потому она снова зарыдала, слёзы падали Игнату на лицо, а она плакала и звала его, и ей казалось, будто время вокруг остановилось...
И снова - так уже было, только наоборот... без сознания была она. А он... он оставил её в комнате с белыми стенами, подумав, что она мертва... и потом, ещё раз, но в тот раз он остался рядом, а вокруг... вокруг были враги, так же, как здесь. Когда это было? Где? Почему она это помнит так отчётливо, так ярко, ярче, чем воспринимает всё, происходящее сейчас?..

+1

95

Вода схлынула так же внезапно, как и появилась, а вместе с ней утёк в неизвестность огромный осьминог, успевший напоследок полапать присосками погасший Обелиск. Кроме возившихся на мокром полу людей, в кабинете больше никого не осталось, точно поток провёл последнюю генеральную уборку и теперь стены и даже потолок вновь сияли кристальной чистотой. Вот только никто этого не замечал, каждый из собравшихся в помещении был занят своим делом. Например, Сальватов пытался продлить срок своего существования на этом свете. Но Алексей, прильнувший к остывающей поверхности Обелиска, чувствовал пустоту, растущую внутри профессора. Он понимал, хотя и не должен был, всю ту горечь, что несли с собой произошедшие события. Алиса не слушала. Она не могла взглянуть на этот мир их с Сальватовым глазами, всё потому, что была чужой. А её якорь сейчас был не в лучшей физической форме. Хор голосов, манивших кандидата всё это время, внезапно утих, будто кто-то невидимый выключил кричавший во тьме радиоприёмник. И Мухачёв остался один. Но ему было хорошо. Он ощущал внутреннюю гармонию, понимал каждое невысказанное слово, своё или чужое - не важно, знал о том, почему пришёл в этот мир и зачем должен его покинуть. А самое главное - когда. Не сейчас. Позже. Многим позже, когда свершится нечто великое, задуманное его Учителем. Сальватов нервно переминался с ноги на ногу, сначала пытался уговорить Алису, потом и вовсе отступил.
Алексей, казавшийся сейчас частью витой конструкции, звавшей его всё это время, медленно отделился от поверхности Обелиска, с тихим чавканьем прогнулся в позвоночнике, оставляя за собой тянущиеся тончайшие нити слизи. Чёрный камень мягко вспыхнул голубыми отблесками граней, будто бы прощаясь со своим избранником, последнее тепло ушло из артефакта, перетекло в Мухачёва по тонким нитям, лопавшимся по мере того, как кандидат отдалялся от своей святыни.
Алексей медленно выпрямился за спиной Алисы, переступил по полу совершенно целыми задними лапами, отряхнулся, точно огромный дикий зверь, попробовал на вкус влажный после потопа воздух. И оскалил клыкастую пасть, чувствуя мысленную команду своего наставника. Сейчас они не поймут. После - будет поздно.
Огромным прыжком кандидат преодолел метры, разделявшие его с людьми и оказался лицом к лицу с той, кто так безответно взывала к его сути всё это время. Наивная. Такая же наивная, как несколько лет назад, когда...
Этот отрезок памяти был стёрт. Алексей не помнил себя прежним, он знал только то, что случилось сегодня, после перерождения. А его прошлая жизнь превратилась в серый поток нечитаемых данных. Ничего интересного в ней не было, ничего полезного и важного.
Раскрыв пасть, кандидат тихо зарычал, меж острых чёрных зубов потекла вязкая прозрачная слюна, залившая лицо лежавшего без сознания Игната. Пока его не успели остановить, Алексей резким движением раздвинул челюсти спецназовцу, давая возможность вакцине от всех болезней попасть в его организм.
Мухачёв не был носителем вируса. Его генетическую структуру изменили извне, путём долгих научных изысканий Сальватов нашёл нужный путь. Зато теперь Алексей мог делать многое. И в этот спектр умений входили не только навыки быстрого раскалывания человеческих черепов.
- Единым, - прохрипел кандидат, вновь ловя взгляд Алисы. Чёрные клыки сомкнулись, поток слюны прервался. Сальватов в нетерпении постукивал по полу носком ботинка.
- Теперь мы можем идти?
В его ледяном тоне можно было прочитать толику нетерпения. Учитель поверил в своего ученика, Алексей был доволен.
Кабинет перестал быть клеткой. Сальватов смотрел на своих сопровождающих, а за его спиной ровным голубоватым светом горели лампы, освещавшие широкий бесконечный коридор, убегавший куда-то вперёд. По сторонам его были видны многочисленные ответвления. Складывалось такое ощущение, что это вход в самый настоящий лабиринт, из которого не выбраться без карты или знающего человека.

Примечание для соигроков

Реанимация Игната не несёт в себе ничего сверхъестественного, кроме метода её проведения. Пятой ноги не вырастет, третьего глаза не откроется = )

+1

96

- Едрен пистон!
Собственно, это было вовсе не первое, что выдал из себя секретный агент, когда свет в конце тоннеля превратился в лампочку на потолке. Как выяснилось, Игнату повезло, что он успел наглотаться воды - рефлекс тут же тут же выдал все обратно, вместе с той слизистой дрянью, которой обдал его Мухачев-монстр.
Поначалу Игнату показалось, что его собираются съесть. Потом, он подумал, что его, может, уже срыгнули и, впечатлившись, выдал все, что еще оставалось в желудке вместе с желчью. В общем, все, что угодно, кроме так и не проявившейся благодарности.
Только после этого он все же убедился, что Алису не сожрали, а и что профессора не сожрали тоже (какая досада) и высказал все накопившееся на душе одним кратким предложением. Воздуха в легких катастрофически не хватало, Игнат закашлялся, хотя поначалу показалось - опять будет рвать.
- Надеюсь... это была не иллюстрация к "Спящей красавице"?! - выдал Игнат, поднимаясь на ноги и практично оглядываясь на случай, если где-то поблизости вдруг обнаружится оружие. Оружия не обнаружилось (опять же, досада), Леха потерял к Игнату интерес (спасибо тебе, мил человек!), Алиса... плакала? Игнату могло лишь казаться, что он слышал ее голос.
Вода куда-то делать, а вместе с ней - и гул, который, казалось, прочно угнездился в голове. Возможно, Мухачев был этим раздражен. По крайней мере, Игнату показалось, что он недоволен.
- Ты им тут всем наваляла? - спросил Игнат у Алисы, чувствуя непреодолимое желание хоть как-то ее поддержать, а остальные - подождут и перетерпят.
Расстановка сил явно не поменялась. И, судя по тому, как нетерпеливо переступает с ноги на ногу профессор, он все еще требовал куда-то идти. Игнат уже потерял нить смысла во всем происходящем. За исключением одного - здесь была Алиса и он хотел, чтобы она была в безопасности. Неплохой ориентир, знать бы еще, как этого добиться.
Он не был уверен, что действительно слышал, как профессор говорил о том, что нужно идти и скоро кто-то что-то взломает. Ах да, Стасик и компания... интересно, почему профессор так боится, если у него еще столько монстров в запасе? И можно попросту затопить здесь все...

+2

97

Лёха… слишком быстрый, слишком опасный…
- Не тронь его! – Алиса попыталась прикрыть Игната собой, но её движение по сравнению с хищным броском Лёхи показалось неуклюжим и совершенно бемполезным. Единственное, чего одна добилась – словила свою порцию мерзкой жижи, от одного вида которой выворачивало наизнанку.
Игната в прямом смысле вывернуло. Но он был жив!
Алиса тактично отвела взгляд в сторону, позволяя ему немного прийти в себя. А потом бросилась ему на шею, не обращая внимания на то, чем он был облеплен. После того, через что они прошли, Алису уже трудно было чем-либо испугать.
- Я так волновалась, - прошептала она сквозь слёзы. – Ты как? Идти сможешь? Держись за меня. Я без тебя никуда не пойду. И вот, - она сунула ему пистолет, который у неё остался, - где второй, не знаю, пусть у тебя будет, ты стреляешь лучше.
Наверное, надо было что-то сказать Лёхе. Или Сальватову. Но Алиса не могла заставить себя обратиться в их сторону. Она смотрела только на Игната.
- Нам надо спешить, - нетерпеливо сказал Сальватов. – Мы должны покинуть снктор до того, как враги взломают код доступа.
Алиса не спешила принимать решение. Она вопросительно посмотрела на Игната.
- Пойдём с ними? Или ну их в пень трухлявый?
- Не забываете, токсин всё ещё в вашей крови, - напомнил Сальватов.
Кажется, это уже превращалось в заезженную несмешную шутку. Алиса стиснула зубы и ничего не ответила профессору.
- Мы вместе им наваляем, - тихо сказала она Игнату. – Идём. Куда захочешь. Я с тобой. Я тебя не брошу. Мне здесь до чёртиков надоело.
По монитору над пультом управления прошла волна ряби.
- Ну, вот видите, - сказал Сальватов, как будто Алисе и Игнату должно было быть понятно, что это означает. – Я ухожу. Если хотите избавиться от токсина, идите за мной, - с этими словами он направился в проход за аквариумом.

+1

98

Игнат даже смутился. На пару секунд. Что не помешало обнять Алису и мимолетно пожелать Лехе подавиться слюнями... и впредь держать их при себе. Условия для объятий не подходящие. Ну да ладно.
Она волновалась. Эти слова Игната определенно порадовали и он даже победно глянул на монстролеху. В прочем, все тоже мимолетно.
- Ну, ты чего, - неловко пробормотал агент, пытаясь скрыть собственную радость.
Профессор традиционно все испортил, напомнив о токсине.
"Да задолбал ты уже!" - едва не бросил ему Игнат. Но приходилось признать, что - если токсин действительно существует (а смутные неприятные ощущения можно было отнести и на этот счет), то от него нужно избавиться. Профессор неплохо устроился, взяв их на крючок.
Игнат взял пистолет и с вызовом глянул на профессора.
- Я в порядке, смогу идти, - сказал он Алисе, подсказывая, что тащить его не придется. - Все будет хорошо.
Дождавшись, пока комната перестанет подозрительно покачиваться, он мягко перехватил девушку за руку, показывая, что действительно готов идти сам.
За профессором все же пришлось последовать. Он знает, куда идти. Игнат сомневался, что даже Алиса сможет их отсюда вывести. А она, вроде как, здесь работает. Ну, или проходит как опытный экземпляр.
Игнат оглянулся на Леху, как это он там поживает и не намеревается больше плеваться слизью?
Профессор вышел в очередной коридор. Для разнообразия - пустой, никаких монстров. Разве что Лёха, но с его присутствием приходилось мириться. Проход закрылся, что сопровождалось механическим звуком и шумом, подозрительно напоминающим включившийся душ. Игнату живо представилось, как вода набирается в аквариум... если бы аквариум все еще имел место быть.
- Да сколько же у вас тут коридоров, - пробормотал Игнат. Вообще-то, хотелось спросить, что помешает "врагам" перехватить их в следующем секторе. Положим, там новый виток системы безопасности, которую придется взламывать. Сколько впереди еще секторов? До того, как захватчикам останется взломать последний замок?
- Хоть кто-то знает, чем вы тут на самом деле занимаетесь?

+1

99

- Я… я ничего… - она улыбнулась, но всё равно всхлипнула. – Я просто за тебя испугалась. Идём! Надаём им всем по морде! – она рассмеялась, будто речь шла о школьной драке, а рядом с ней был не спецагент, а шкодливый мальчишка, с которым они влезли не в секретную лабораторию, а в чужой огород.
Они шли, держась за руки. Как на школьной экскурсии. И страшно уже не было. И Лёха был не в счёт. Она чувствовала тепло его руки и знала: всё будет хорошо. Не только потому что он так сказал. А потому что пока они вместе, им любые опасности ни по чём. Потому что… они – одна команда. Единое целое. Так странно, так неожиданно и так естественно. И она… наверное, она была счастлива. Не смотря на нависшую угрозу, не смотря на пугающий токсин, она была счастлива.
Сальватов вёл их длинными пустыми коридорами. Уверенно, точно зная, куда идти. Да уж, без него они давно бы заблудились. Но его цель могла не совпасть с их целью.
- Это ты как агент спрашиваешь? - Алиса ответила вопросом на вопрос. - Или просто так, интересно? Разумеется, никто не знает. Думаешь, кто-нибудт разрешил бы такую монстрятину выращивать? – Алиса бросила тревожный взгляд на Лёху. – Ну, то есть знают конечно, но не обо всём.
- Поменьше вопросов, молодой человек, - холодно отозвался Сальватов, даже не обернувшись. – Не в том вы положении.
Вот зараза! Алиса показала ему в спину язык. И шкодливо подмигнула Игнату.
Бесконечные коридоры закончились площадкой перед лифтом, на панели управления которого висел кодовый замок. На лифте они поднялись в светлый куполообразный зал, показавшийся Алисе очень знакомым. Но не успели они сделать и пары шагов, как свет погас и в полной темноте откуда-то сбоку раздалась оглушительная автоматная очередь.

+2

100

- И просто так, и интересно, - хмыкнул Игнат.
Выходит, если хоть парочка местных "образцов" вырвется, их появление может оказаться полной неожиданностью не только для простых обывателей, но даже и для тех, кто тут всем зарплату платит.
Типично. Для забугорского боевика.
И все этот факт очень спокойно воспринимают. Даже Алиса. Хотя Алиса... привыкла, наверное, считать себя не такой как все. А подобные мысли - всегда действуют и в плюс, и в минус.
Игнат ухмыльнулся и, сжав кулак, предоставил его Алисе - чтобы она могла стукнуть его своим кулачком и, тем самым, выразить единство их чувств.
Может, это от токсина инфантилизм попер. Но когда они добрались до полутемного закута с лифтом и пока профессор сосредоточенно нажимал кнопки (какой-то странный пульт, не иначе - с личным кодом допуска, чтобы посторонние не катались), Игнат сложил ладони и, припомнив детство, вполне себе неплохо изобразил фигуру, которая в виде тени на стене отчетливо напоминала козла. Ну, по крайней мере, рога однозначно выделялись.
Пистолет Игнат пока сунул за пояс брюк, но когда двери лифта начали открываться, инстинктивно потянулся за оружием. Да и профессору он, между прочим, тоже не доверял, чтобы вот так просто болтаться за ним, куда позовет. Хотя... ведь болтался же, и Алиса тоже.
Путешествие завершилось быстро и, что характерно, с привычной фееричностью. Ввергнув их в темноту, захватчики (а вряд ли это была третья независимая сторона) принялись палить из автомата. Почему-то не дождавшись, пока они пересекут внушительных размеров зал. Вполне возможно, сюрприз свалился не только на вышедших из лифта, но и на тех, кто их ждал. Игнат не успел заметить.
Инстинктивно оттянув Алису назад и прижав к стене, он выстрелил несколько раз.
Самое паршивое - он не успел заметить выход. Зал казался совершенно замкнутым.

+1

101

Алиса хихикнула, глядя на изображённую Игнатом тень на стене. И улыбнулась так, как девчонка улыбается смелому мальчишке. Сейчас она твёрдо знала: всё будет хорошо. У них обязательно всё будет хорошо.
Иллюзия спокойствия рассыпалась так быстро и неожиданно, что Алиса не успела ничего понять.
Стреляли, кажется, всё-таки не в них. В темноте было что-то ещё. Что-то мерзко пахнущее протухшей рыбой и гнилыми водорослями. Зловонное дыхание неведомого чудовища ощущалось со всех сторон. Ругательства сыпались отовсюду. И адресованы они были не вышедшей из лифта четвёрке.
Включилось красноватое аварийное освещение, и в здовещем свете Алиса разглядела осьминога. Того самого, из аквариума, только разросшегося до совсем уже неимоверных размеров. Из одного щупальца торчал шприц, который Алиса всадила в чудище, когда спасала Игната.
Сальватов отступил было назад, но лифт больше не дрогнул.
- Разберись с ними, - приказал Сальватов Лёхе и посторонился, пропуская ассистента вперёд. А потом вернулся в застывший открытым лифт. Потому что там было безопаснее всего, потому что в углублении его тяжелее было задеть выстрелом.
Алиса вцепилась в Игната. Пистолета у неё больше не было, электрический зпряд ещё не успел восстановиться, т мейчас она ощущала себя совершенно беспомощной.
- Спасибо, - шепнула она.
И в этот момент Игната задело. Пуля на излёте царапнула плечо. Алиса отчётливо это видела в свете красных ламп. И вскрикнула… не только от страха за Игната, но и потому что сама почувствовала боль в том же месте, хотя её плечо осталось целым. Как… такое возможно?
- Игнат! Держись… держись за меня, идём… в лифт…
Но вместо того, чтобы сделать шаг, они оба упали. Алиса только почувствовала новую боль, а Игнат… то ли был в крови, то ли так казалось в красном свете… куда его задело, Алиса не поняла, у самой же, казалось, болело всё тело.
- Не подниматься! – раздался громкий бесстрастный приказ. – Никому не двигаться!
Алиса застыла на месте. В красном свете силуэты людей были трудноразличимы, а битва, которая шла в центре зала между Лёхой и осьминогом, светящимся теперь уже сотней отдалённо напоминающих человеческие глаз, наполненных мертвенным фосфорным светом, будто слезами, и вовсе не отслеживалась. Но голос, отдавший приказ, казался знакомым. Она уже слышала его – в коридоре с белыми стенами, перед запертой стеклянной дверью, за которой заманчиво мерцали огоньки…

0

102

По крайней мере, ругающиеся люди - это люди.
Не зомби, не мутанты и не хищные осьминоги. Хотя... помяни чертей, как тут же появится парочка.
Что-то подсказывало секретному агенту, что он еще долго не сможет есть морепродукты без опасений, что их призрак устроит революцию в его желудке.
Профессор легко и непринужденно отправил монстролеху разбираться с осьминогом и стрелками до кучи. Лишнее подтверждение того, что человеческую жизнь он не ценит. И даже собственные творения ему безразличны. Конечно, разницы-то - поди еще себе настряпает.
А значит, сейчас, пока жизнь самого профессора в непосредственной опасности, с ним рядом лучше не находиться.
Игнат потянул Алису в сторону, пытаясь не подставить ее на пути огня. Сейчас Леха неплохо оттянул огонь на себя. Придется этим воспользоваться. Удивительным образом Игнату это не слишком нравилось - по крайней мере, его самого гибрид чужого и антистеплера не убил, а может, даже и помог (Игнат точно не мог утверждать).
Поначалу Игнату показалось, что он просто ударился об стену. Стена была близко - он предусмотрительно не терял ориентир для движения.
- Черт! - удивленно выдохнул он. - Н-нет!
Обратно в лифт? И что дальше? Ждать от профессора приказа "Разберитесь с этим в обмен на антидот?" Да есть ли оно, это волшебное лекарство?
Как раз из позиции полупадения Игнат и заметил небольшой коридор, осветившийся на миг вспышками выстрелов. Там, в коридоре, поблескивали электрические вспышки. Видимо, где-то что-то повреждено. Игнат вроде не заметил двери и мог поклясться, что раньше никаких просверков не замечал. Но мало ли.
Здесь он уже ничему не удивлялся.
Подобрав выпавший из ослабевшей было руки пистолет, Игнат сказал:
- Алис... Видишь? Я прикрою.

0

103

Соигрокам

Товарищи, меня давно не было, так что вот так что. Будут проблемы с восприятием моего поста - пинайте = )

По полу медленно растекались перемолотые выстрелами внутренности. Щупальце осьминога, предсмертно конвульсируя, в последний раз сжалось вокруг шеи Мухачёва и ослабло, повиснув на кандидате жутким подобием галстука. Не хватало только фронтоватой булавки и широкого узла.  Впрочем, узел имелся. Или его подобие. Алексей не мог разжать челюсти, какой-то умник с болтером пробил подбородок Алексея, соединив его с куском осьминога. Остальная часть головоногого вяло шевелилась в луже позади отряда солдат. Цвет жидкости из-за аварийного освещения определить было невозможно.
Кандидат попытался встать на ноги, но обнаружил, что их нет. Задние конечности исчезли в безразмерном нутре осьминога, вместо них теперь торчали неровно обглоданные культи, едва кровоточащие, как и все страшные раны на теле кандидата. Боли Мухачёв не чувствовал, азарт, гнавший кровь по видоизменённым жилам всего минуту назад оставил его, уступив место вялости, почти полной апатии. Единственный уцелевший глаз уставился на армейские ботинки, брезгливо ступавшие по залитому подозрительной дрянью полу. Придурка с болтером видно не было, зато в морду кандидату уставился огнемёт. Пламя на конце опалённого дула подрагивало на несуществующем ветру. За спиной огнемётчика в заклинивших дверях лифта копошились люди. Игнат. Алиса. Учитель.
Сальватов не спешил выбиваться в первые ряды. Алексей понимал его. Такой гений не должен погибнуть в случайной перестрелке. Такой гений должен жить и передавать свою мудрость другим поколениям, узнавать новые тайны вселенной, служить Единой Цели.
Голос Обелиска пусть и оставил кандидата, но теперь навеки будет погребён где-то в глубине его уже не человеческой души. Нет, Алексей не был человеком. Он был выше, лучше этого понятия. Новый виток эволюции, иное существо.
Распоротая глотка судорожно сократилась, язык вяло шевельнулся. Огнемётчик чуть не подпрыгнул. Мухачёв видел его страх, физически ощущал напряжение, исходившее от солдата.
- Командир, - неуверенно подал он голос. Алый свет делал фигуру человека похожей на украшение для торта. Сахарная куколка, облитая вишнёвым сиропом.
Мухачёв тихо зашипел. Ассоциации с человеческой едой поднялись на ещё одну ступеньку. Кандидат вспомнил чудесное ощущение угасания чужой жизни и понял, что хочет сжать сердце этого солдата в когтях, сожрать его до того, как последний удар ознаменует окончание своего существования. Когтистая лапа потянулась вперёд. Едва заметно, тихо. Апатия прошла, процесс регенерации тканей ускорился. Мозг восстановился, внутренности вернулись туда, откуда их вырвал клюв головоногого, стальной штырь, скрепивший оторванное щупальце и нижнюю челюсть кандидата, сдвинулся в сторону. Стоило вытащить эту дрянь, но Алексей боялся испортить момент. Сейчас для его существовало лишь два пути - Защита и Насыщение. Защищать следовало Учителя и тех, кто ему нужен. Насыщаться - всеми остальными.
У загнанных в угол людей был план. Они не могли без плана. За то короткое время, что Мухачёв провёл с ними вместе, он понял это определённо точно. Потому следовало сосредоточиться на цели номер два. Что он и сделал, ещё немного сдвинув когтистую лапу. В каше внутренностей и крови на полу остались тонкие борозды, тут же скрывшиеся с глаз. Огнемётчик слушал указания своего командира, пристально следя за изуродованной мордой твари, непонятно как ещё сохранявшей способность дышать.
Лёгкие закончили восстановление в тот момент, когда разорванный пулями монстр бросилась в атаку. Щупальце осьминога впечаталось в забрало шлема солдата, размазалось между клыкастой пастью и прочным пластиком. Струя огня вырвалась в потолок, сжигая уцелевший глаз Мухачёва. Кажется, сквозь всеобщий гвалт он успел услышать крик Сальватова. Учитель хотел спастись, Алексей дал ему такую возможность.

Соигрокам 2

В события особо не вмешиваюсь, так как не знаю точной цели.

0

104

Дыра в стене открылась, как секретный ход в компьютерной игре. Или как… белая панель всё в том же белом коридоре. Наваждение наслоилось на реальность, из-за чего Алиса потеряла несколько минут, и даже забыла про боль.
Голос Игната вывез из заторможенного состояния.
- Вижу, - ответила Алиса и нырнула в разлом в стене.
Профессор за её спиной грязно выругался.
- Алексей, они открыли путь к генераторам! Задержи их!!! Не дай пройти!!!
К кому относилось это «они», Алиса не поняла. Может быть, к ним с Игнатом. Может, к бандитам. На всякий случай поторопилась.
Она не смотрела назад, не видела битвы Лёхи, но шум битвы и крики людей подгоняли её вперёд. И ещё мысль об Игнате. Откуда-то она твёрдо знала: умрёт один из них, умрёт и второй. Непонятно, почему, но так будет. Мистика какая-то, но уверенность была настолько твёрдой, что превратилась в непреложную истину.
Разлом, в который пролезла Алиса, вёл в очередной коридор, в конце которого мерцала синими электрическими вспышками громадная фантастическая конструкция, вокруг которой сновали небольшие роботы, заменяющие технический персонал. Зал, в котором она находилась и в который Алису и Игната привёл коридор, был освещён настолько ярко, что после красного полумрака пришлось зажмуриться. Алиса сразу включила эхолокацию, на всякий случай. Хотя опасности не ощущалась, даже звуки драки и ругани сюда практически не доносились.
Внезапно помещение сотряс сильный удар – то ли землетрясение, то ли бомбу сбросили… Алиса уже ни чему бы не удивилась. Алиса потеряла равновесие и шлёпнулась на пол. Удар отозвался болью в несуществующей ране.
- Игнат… а мы точно раньше никогда не встречались? – внезапно спросила она вместо того, чтобы пытаться подняться.
Хотелось остановиться и отдохнуть. Забыть на какое-то время о монстрах, токсинах, превращении Лёхи и враждебного поведения Сальватова. Хотелось просто закрыть глаза и обо всём забыть. Почти обо всём. Кроме Игната.

+1

105

Алиса отвечала четко и внятно, такой напарнице можно было возрадоваться. Игнат действительно мимолетно возрадовался, но быстро отвлекся. Пока Алисе двигалась вперед, он пытался убедиться, что в нее не попадут. Обманчивая уверенность в своих возможностях. Лёха действовал в направлении прикрытия куда успешней, отвлекая внимание на себя. Игната замутило и он не был уверен, что проблема в ранении. Просто не привык он к такому. Хотя уже пора бы, но каждый раз как в компьютерной игре - переход на новый уровень.
Профессора тоже нужно было контролировать, потому что неизвестно, что придет в гениальную голову в следующий момент. Так что услышав предупреждающий окрик, Игнат на всякий случай развернулся и на мгновение нацелился на него. Маневр едва не привел к падению, Игнат с трудом удержался на ногах. Он все же выстрелил пару раз - в последний момент, прежде, чем оказался под прикрытием стены сам.
Шум и крики становились все тише, но в какой-то момент истеричную панику было трудно не различить. Что происходило там, откуда они ушли, лучше и не задумываться.
Свет больно резанул по глазам. А довершением всему стал взрыв. Игнат предусмотрительно оказался рядом с Алисой, чтобы поддержать ее, если она не удержится на ногах. Его движения стали слегка стесненными, но боевого духа он не растерял. Вполне возможно, токсин, который должен был его изменить, его же и поддерживал. Во всяком случае, агента должна была посетить эта мысль.
Игнат отвел Алису в сторону от выхода из коридора. Мало ли, кто оттуда может появиться. Он также, на всякий случай, контролировал движение роботов возле странной наэлектризованной конструкции. Вряд ли кто-то удивился бы, если бы объявившийся следом за ними профессор заявил что-нибудь вроде: "А здесь у нас резервный городской генератор. На случай ядерной войны".
- Думаю... такую фееричную встречу... я бы запомнил, - рассудительно, а потому неспешно ответил Игнат. - Но если бы... у меня был шанс переиграть сегодняшний день... я б не согласился.
Игнат замолчал, дав себе передышку. А может, решил, что иногда лучше помалкивать.
Конструкция притягивала взгляд. Как в детстве притягивало взгляд солнце после фразы: "Не смотри - ослепнешь!" Ну и что это за движок для подпитки местных франкенштейнов?
- Что это вообще такое?

+2

106

- Я бы тоже… не согласилась, - подтвердила Алиса. – Мы выберемся. Мне кажется, этот токсин не так уж страшен. Или мы с ним справились. Может, у нас выработался иммунитет? Наверное, было бы по-настоящему опасно, мы бы уже почувствовали себя плохо. Профессор мог наврать…  а Лёха – тем более. В любом случае, я не хочу к ним возвращаться.
Странная конструкция была Алисе совершенно не знакомой.
- Понятия не имею, что это. Я на этих уровнях никогда не была. Я вообще не представляла, что тут есть… такое. И теперь не знаю, что со всем этим делать. Профессор опасен, да? Ты… ты ведь должен его остановить? Правильно я понимаю? – от этой мысли Алисе почему-то стало грустно. Как будто, выполнив своё задание, Игнат может исчезнуть. – Не бросай меня, ладно? Не оставляй меня… с ними.
Кажется, нечто подобное она уже ему говорила. Когда? Неужели, сегодня.
Очередной удар сотряс помещение, заставив Алису вскрикнуть.
- Профессор что-то кричал про генераторы, - вспомнила Алиса, когда снова воцариласт тишина, нарушаемая лишь электрическим потрескиванием и мерным гудением оборудования. – И просил кого-то задержать. Это он про нас, да? Получается, это и есть генератор? Но… от чего? И почему он так важен? Если важен, почему на нас до сих пор никто не напал?

+1

107

Игнат довольно усмехнулся. Ну вот, у них уже полное взаимопонимание. Антуражик, правда, так себе.
- А так можно? - всерьез заинтересовался он предположением Алисы, что токсин способен усвоиться человеческим организмом и не навредить. Нет, конечно, было бы неплохо. Но профессор возлагал на свое коварство такие надежды... Да и образ Лехи, превратившегося в слюнявого монстра, не слишком располагали к необоснованному оптимизму.
Когда они должны были бы почувствовать себя "плохо" - кто знает? Может, сейчас все путем, а через пять минут - хлобысть, и проявится какая-нибудь фигня... определимся через пять минут, да? Иначе всю эту зомби-ботву не пережить.
- Да, - согласился Игнат и снова улыбнулся. Агент должен был попытаться остановить этого... хм, нехорошего человека, у которого шарики явно за ролики в сочетании с гениальностью. Слишком опасная смесь. И как только ему удалось проворачивать свои опыты тайком? Надо было его убить - вот о чем должен был подумать Игнат. Но... проклятый токсин.
- Это... может подождать. Я же... не один такой супергерой. Хотя есть во мне... своя уникальность.
Игнат вздохнул и положил руку Алисе на плечо, сжал пальцы.
- Вот и как у тебя язык повернулся? Я тебя не оставлю. Поняла? Это угроза, если хочешь. Никуда ты от меня не денешься. Так и знай.
Смутившись, он отпустил Алису, но почти тут же неконтролируемо потянулся к ее лицу, проведя пальцами по щеке.
Запутавшись в своих намерениях окончательно, агент собрался отвернуться, но тут здание снова тряхнуло и он попытался удержать Алису от падения. Но поддержка вышла больше моральной.
Да, пора бы и о деле вспомнить.
- Это роботы. Возможно, они не вооружены. И на защиту не запрограммированы.
"И пусть продолжают в том же духе", - почти прозвучало в продолжение.
Игнат оглянулся, словно ожидал, что за ними все же кто-то явится.
- Скорее всего, эта штука здесь все подпитывает. Уничтожим - остановим... хм, все, что еще не остановилось. Но... может быть, нас не трогают потому, что мы ничего не трогаем. То есть, у нас, может быть, всего один шанс. Слушай... а ты можешь... ну, не знаю, перегрузить его или что-нибудь еще? Было бы здорово.

+1

108

- Не знаю. Может, и можно. Мне об этих катакомбах и их обитателях известно не больше твоего. Ты как... себя чувствуешь? Рука... болит? Надо бы медикаменты какие раздобыть... перевязать твою рану... а токсин... мы всё равно ничего сделать не можем. Остаётся только... ждать. Мне страшно. Но с тобой рядом не так, как было бы без тебя.
Снова в памяти возникла пустыня. Забор вокруг какого-то режимного объекта. И классические такие летающие тарелочки, патрулирующие территорию. Да что же это такое, чёрт побери? Если бы это не началось ещё до штурма, Алиса, наверное, списала бы на токсин. А может... и то, что было до штурма, её только показалось? А лежит она сейчас в реанимации, и мозг её из-за недостатка кислорода выдаёт такие выкрутасы. И Лёха не оживал. И Игната... не существует. И весь этот мир - лишь отражение протекающих в организме деструктивных процессов. Эта мысль возникла так явственно, что Алиса испугалась того, что именно она окажется правдой. Проснуться после такого бреда было бы, пожалуй, ещё страшнее. Здесь, в этом безумии, она нашла друга. Настоящего друга. Вот она - истинная ценность. Не проснуться вовсе было бы не так обидно, чем проснуться и потерять Игната.
Ну вот, совершенно киношная ситуация...
- Мне кажется... ты уже угрожал мне как-то так же, - усмехнулась она, снова поднимаясь на ноги после очередного сотрясения. - Мне... с самого утра мерещится какая-то пустыня. Я не знаю, что это... может, просто токсин начал действовать... но мне почему-то кажется... ты должен что-то об этом знать. Я... понятия не имею, почему, но... как будто... ты тоже что-то видишь? Ну... как бы мир есть, такой... настоящий... ну, насколько это всё безумие можно считать настоящим. И вдруг в него прорывается какое-то другое настоящего. Как будто... существует сразу два мира. Я несу бред, да? - она нервно рассмеялась. - Извини. Наверное, обстановка на меня так действует. Не обращай внимания.
Она взяла его за руку. Наверное, хотела убедиться в том, что он всё-таки настоящий. Тёплая, сильная рука не оставила никаких сомнений - Игнат настоящий, и он - единственное, за что ей есть смысл бороться.
Она посмотрела на роботов.
- Как муравьи, да? Вроде бы снуют по своим делам, и им дела до тебя никакого нет. Пока не наступишь в муравейник...
Нарушать спокойную работу механизмов не хотелось. Как-то стрёмно было обращать на себя внимания. Но, если другого пути нет...
- Идем, - решительно сказала Алиса, делая шаг вперёд. - Перезагрузить... да кто ж его знает, как он перезагружается? Может, там рубильник какой есть? Давай посмотрим.  Надо же что-то делать. Не стоять же тут и ждать, пока...

Пока твой путь прочерчен в высоте,
Как серебристый след от самолёта,
Лети вперёд, будь верен той мечте,
Что силы даст и крылья для полёта.

Пока твой пусть проложен, так туннель
Сквозь так не кстати выросшие скалы,
Шагай вперёд и безотчётно верь
В то, что тебе всего дороже стало.

Ведёт дорога через тёмный лес,
Через луга и выцветшие степи,
За океан, за край ночных небес,
Сквозь тишину, сквозь дым и серый пепел.

Поверив морю звёзд и чудесам
Под чёрным флагом роковой ошибки
Ты этот путь однажды выбрал сам,
Монетку бросив в полночь у калитки.

0

109

Рука болела, но еще сильнее - болела душа патриота, который столкнулся с тем, что в его отечестве как-то мутно все... почти как в Датском королевстве. И где только таких гениев учат? Ведь, наверное, по пальцам линейкой в школе били и заставляли учебники читать, повторяя: "Чтобы на всю жизнь, мелкая пакость, запомнил науку! И смотри, чтобы в жизни пригодилось!"
Страх - существенный стимул. Как и чувство мести. Вдруг профессор решил из вредности применить на практике все, что узнал... кхм, да. А токсин часом на наркотиках не замешан? А то в крови явно что-то повысилось...
- Обойдусь, - небрежно бросил Игнат. Где они сейчас аптечку раздобудут? Вот напалм... да, человеческая фантазия - занятная штука. Помечтаешь, а потом вроде как и совестно.
- Я с тобой, - напомнил Игнат, как будто Алиса могла усомниться, а его задача - не дать ей потерять связь с реальностью. - Вот я б тут без тебя... давно со страху помер.
Однако разговор по-прежнему "плыл", забирая куда-то в совершенно непонятное.
Когда Алиса взяла Игната за руку, он остановился. Что-то происходило. То ли с освещением, то ли с реальностью, то ли, наконец, токсин решил - что он токсин, а не просто водица...
- Алиса, - мрачно сказал Игнат. - Ты не можешь... считать меня ненастоящим. Если меня не существует... что тогда с тобой? Это страх, понимаешь? Больше никогда не говори ничего подобного.
На этот раз в его голосе на самом деле проступила угроза. Но уже спустя мгновение все снова встало на свои места. Хорошо быть роботом - есть программа, и бегаешь туда-сюда, привинчиваешь винтики... или чем там эти "муравьи" занимаются.
- Я имел ввиду твои суперспособности, вандер-вумен, - скромно пояснил Игнат. - Но нет, так нет. Рубильник - это даже забавно.
И то правда. Еще ни один злой гений так не пролетал из-за рубильника!
В прочем, ничего подходящего они не смогли найти. Роботы благополучно их игнорировали, вызывая даже что-то вроде злости мазохиста - вот вроде и фиг с ними, еще не хватало новых проблем, но... с какой радости эти консервные банки ходячие человеческий разум не признают за опасность?!
Внезапно по стене, к которой они приблизились, побежали световые блики. Эти блики сливались в полосы, разветвлялись, словно обозначали какой-то путь на малопонятной карте.
- Может, здесь сенсорная панель? - предположил Игнат, решивший проконсультироваться с Алисой прежде, чем тыкать пальцами куда ни попадя. Защитный инстинкт любознательного ребенка, который в детстве уже ткнул пальцем в розетку...

0

110

- Да ладно, ты смелый, не помер бы, - усмехнулась Алиса, – ни от страха, ни от чего-то ещё. Храбрецам везёт, а под сильных духом подстраивается мир, - где-то она эту фразу слышала, а теперь она показалась очень уместной. Кажется, в каком-то японском фантастическом мультике, который смотрела давным-давно, как будто в прошлой жизни.
Затишье уже начинало пугать. Почему их больше никто не преследует? Может, их загнали в ловушку? Озвучить это предположение вслух Алиса не решилась.
- Да что ты всё про суперспособности? Нет их у меня. Это всего лишь наука. Если эксперимент признают успешным, врачи смогут не только повреждённые функции организму возвращать, но и добавлять новые.

Они подошли к генератору, но никакого рубильника не нашли. И сенсорной панели - тоже. Роботы по-прежнему не обращали на них никакого внимания.
Снова подземный толчок. На этот раз даже мигнул несколько раз свет. Алиса и Игнат повалились на пол. Где-то с электрическим треском что-то обрушилось.
- Внимание! – раздался бесстрастный женский голос. – Тревога! Генератор отключён. Наблюдается падение напряжения в инкубаторах.
- Что? – переспросила Алиса, как будто голос, звучащий в записи мог ей ответить. – Что за инкубаторы? С этими… тварями, что ли? – она испуганно посмотрела на Игната. – Это плохо, да?
Генетатор продолжал искрить, а толстый кабель, который от него шёл, валялся, порванный упавшей откуда-то сверху балкой. Выглядело это совершенно нереалистично, как-то по-киношному.

+1

111

Инстинкты были правы: "рубильник" оказался с подвохом. То ли датчики движения к нему там были присобачены, то ли... все произошедшее вообще имело исключительно автономный характер.
Повторное землетрясение застало врасплох, но Игнат постарался быстро перегруппироваться и подкатиться к Алисе поближе. Ну, знаете, мало ли что случится дальше. Где-то что-то продолжало рушиться и при этом рвались провода, высвобождая электричество. На какое-то мгновение оптимизм предположил, что хуже все еще может быть и сейчас посыплется потолок. Но пока больше одной балки сверху не прилетело, да и та косо встала, перерезав кабель, подпитывающий генератор. Даже лучше рубильника все получилось. Оказывается, всего и нужно было - в стиле забугорских боевиков пострелять вверх и сломать пару балок. Кто же знал, что здесь прокатит.
Плохо ли то, что отключился какой-то инкубатор? Игнат не знал, но свои сомнения предпочел держать при себе. Вдвоем бояться, конечно, веселее. Но Алису расстраивать мгновенно образовавшимися в голове выкладками не хотелось.
Так что Игнат выдал самый благополучный вариант:
- Если они перемрут оттого, что не способны развиваться в нашей атмосфере, я - за.
А вот если отключение инкубатора подразумевает гостеприимный день открытых дверей... то лучше не надо.
Роботы стягивались к кабелю, жужжа и гукая, словно переговаривались - что дальше делать и как теперь пришпандорить эту фиговину обратно, чтобы все заработало. Пока консилиум к положительным выводам не пришел, а парочка особо любопытных навернулась на балке и получила электрический разряд. Судя по веселому фейерверку, напряжение было приличное. А вот если эта фигня сейчас, как в кино, по всему помещению...
Пол снова заходил ходуном. Вот это было как-то уже совсем скверно.
- Ладно, - проговорил Игнат. - Раз генератор мы отключили, пора делать ноги.

0

112

- Внимание! – продолжал всё тот же бесстрастный голос. Таким просят не оставлять вещи в транспорте и сообщать о забытых чемоданах каким-нибудь сотрудникам какой-то там службы вместо того, чтобы присваивать оставленное забывчивым олухом добро себе. – Тревога! Генератор отключён. Наблюдается падение…
- Слышали уже, - огрызнулась Алиса на автомат, как будто тому было до её слов хоть какое-то дело. – Скажи что-нибудь новое.
Он и сказал. Такое, от чего Алиса, только что поднявшись, едва не села обратно на пол.
- Если напряжение не будет восстановлено, генераторы будут открыты.
Алиса в ужасе посмотрела  сначала на рухнувшую балку, потом на Игната.
- Какая-то идиотская система, - заявила она. – Такое только в комиксах возможно. Что за идиот тут всё проектировал?
- Десять минут до открытия инкубаторов…
- Что-то я сомневаюсь, что они все перемрут. Самые маленькие, может быть. Но те, что постарше… ты сам видел, как они себя чувствуют. Надо восстановить…
Но как?
- Девять минут…
Думать без действующего на нервы отсчёта было бы проще.
Алиса смотрела на Игната. «Придумай что-нибудь!» - читалось во взгляде.
- Восемь…
Снова тряхнуло, где-то вдалеке что-то обвалилось.
- Здесь повсюду электронные замки, - в ужасе сообразила Алиса. Откроются не только инкуботоры… но и все двери… наверное…
Можно было предположить, что отключение электричества наоборот, заблокирует все закрытые двери. Но… тогда инкуботоры тоже должны заблокироваться… а оно вон как…
- Семь…

+1

113

Алиса была девушкой сообразительной, что, безусловно, спасало им жизни до сих пор. Но создавало для самой Алисы неприятный эмоциональный фон. Игнат вздохнул. Ладно, по-честному - так по-честному.
Игнат не знал, кто занимался проектировкой здания, но на вероятность восстания обезьян местного разлива он явно не рассчитывал. Человеку со слабой фантазией нельзя разрабатывать планы секретных лабораторий. Кто-то должен издать это в качестве федерального закона.
- Может быть, родственник того профессора, - предположил Игнат. - У дураков мысли...
Настряпали, понимаешь, каких-то Чужих, да еще, похоже, не кормил с самого момента создания. И даже не знают, как их в клетках удержать.
Свою вину в происходящем Игнат предпочитал не видеть.
Если бы их с Алисой сюда не притащили...
- А зачем он нас сюда тащил, кстати... - пробормотал Игнат, признавая, что, вероятно, цели у профессора были свои и где-то неподалеку от генератора весьма логично располагалась Самая-Суперсекретная-Лаборатория-Для-Самых-Бесчеловечных-Экспериментов... Но все это не объясняло, что теперь делать.
- Система безопасности комплекса нарушена, - решила сменить пластинку та горе-предсказательница, которая все это время каркала механическим голосом. Нет, раз есть запись - значит, кто-то все же предвидел возможность нарушений. Но по старой русской традиции предпочел понадеяться на "авось". Авось около генератора как раз окажутся два дурака, которые придумают, как спасти себя, тех, кто еще жив в этом милом концлагере, а заодно - и горожан. А то мало ли, что подразумевается под нарушением системы безопасности.
Игнат перехватил взгляд Алисы и ободряюще улыбнулся.
- Ладно, стой здесь. Нам ведь всего и надо, что замкнуть кабель, так? Плевое дело... Не беспокойся, у меня обувь на резиновой подошве.
-...Пять... четыре...
- Эх, жаль, что у меня суперспособностей нет. Сейчас бы пригодились.

0

114

Алисе уже нечего было сказать. Кто? Почему? Зачем? Какая теперь разница? Выбираться надо было как-то. Но как? Куда?
Снова хватать Игната за руку и говорить о том, как ей страшно? А то он и так этого не знает. Самому небось не лучше. И всё-таки он потрясающе смелый!
Алиса даже удивилась, что в таких обстоятельствах ещё способна восхищаться чьей-то смелостью.
- Ты меня спрашиваешь? Я-то откуда знаю. Я…
И вдруг она поняла: кому как не ей спасать положение? Кому, как не ей исправлять весь этот бардак? Мысль как будто было подкинута откуда-то извне. Будто подсказали. Кто? Как? Об этом Алиса не думала. Просто пришла мысль совершенно безумная, но… действенная ведь?
- Игнат, ты как думаешь, человеческое тело – хороший проводник? – спросила она.
Странный вопрос. Самоубийственный.
- Я читала, как во время войны связисты зажимали кабель зубами, тем самым восстанавливали связь. Сами умирали, конечно. Я… тоже так могу. Но я не умру. У меня… я не обо всём тебе рассказала, это последняя моя тайна. Я могу пропустить через себя электрический ток и при этом не умереть. Если я это сделаю… ты успеешь что-нибудь сделать? Я… не хочу остаться здесь. Тебе надо будет заблокировать двери, найти резервный источник питания, я не знаю, что и как, но… у тебя будет больше времени, если я сейчас восстановлю питание по кабелю, да?
Не дожидаясь ответа, она шагнула к генератору.
- Я замкну и не умру. Честно. А ты… уж постарайся что-нибудь сделать… или Сальватова заставь. Он трус… он поведётся, если его лишить защиты. А потом… обязательно возвращайся за мной. Отключим эту ерунду и уйдём.
Алиса подошла к генератору. Схватилась руками за оба конца искрящего оборванного кабеля.
Больно… было, да. Но почему-то не страшно. И в общем-то терпимо. Хотя первым желанием было бросить всё, Алиса не смогла. Руки судорожно сжались, вцепляясь в кабель мертвой хваткой, ноги подкосились, и она упала на пол, но кабель не выпустила.
- Напряжение восстановлено, - возвестил всё тот же бесстрастный голос. – Идёт зарядка аккумуляторов…
- Не подходи, всё хорошо, - хотела сказать Алиса, но голос пропал.
Чтобы Игнат понял, что с ней всё в порядке, она заставила себя улыбнуться.
«Теперь иди! Ищи выход! И возвращайся за мной!»
Говорить она уже не могла, а могла только смотреть на него и просить мысленно… зная, что он не услышит, но надеясь, что всё-таки поймёт…

0

115

Вопрос озадачил Игната, который думал о чем-то своем и не был готов к новому витку событий. С Алисой ведь никогда не знаешь, к чему нужно готовиться.
- Ну... - как-то непрофессионально протянул застигнутый врасплох Игнат. Думал он, конечно, не об электропроводимости, а о последствиям вопроса, которые неминуемо должны были последовать.
Пока мысли собирались в кучу, Алиса уже все решила. Поток информация, вывалившийся на простого спецагента, оказался трудным для восприятия.
- Система безопасности комплекса... - снова донеслось издалека. Игнат все еще смотрел на Алису.
- Ты это серьезно?
В смысле - суперспособности это хорошо. Но всему же есть предел разумного.
И потом...
Что-то неуловимо изменилось. Что бы ни хотел спросить Игнат на самом деле, с губ его сорвалось:
- Ты уверена, что эта - последняя?
Прозвучало отстраненно и потом, когда безумное действие продолжило, Игнат не остановил Алису, хотя все случилось небыстро. Она говорила серьезно и все же...
- Дура!
- Система безопасности...
Игнат рванулся вперед. Куда она его посылает?
Не умрет - да кто в это поверит... В каком месте все хорошо?!
- Алиса!
Пространство подернулось пиксельными сполохами и начало распадаться.

+1

116

Мир рушился, распадался на фрагменты. Алиса сначала подумала, что это смерть. Даже удивилась – вот так всё просто и практически не больно. Только пошевелиться невозможно. Как будто не она держит кабель, а он её. Крепкими металлическими кольцами. По всему ослабевшему телу.
«Игнат! – вырвался мысленный крик. – Я тебя обманула! Не уходи! Мне страшно! Я не справлюсь без тебя!!!»
Она ещё какое-то время видела его – такого же распадающегося, как и всё вокруг.
- Игнат!!! – вырвалось уже вслух. Оглушительно громко, отразившись гулким эхом, как от стен колодца или трубы. – Игнат, мне страшно! Не оставляй меня одну!!!
Она дернулась в металлических креплениях, совершенно безуспешно. Перед глазами была темнота. Голову сжимал шлем, где-то рядом тихонько попискивала аппаратура.
- Игнат… - уже едва слышно прошептала и тут же заплакала.
Она вспомнила всё. Пустыню. Машину. Похищение. Дронов. Долгий путь по подземным коммуникациям. Захват перед  стеклянной дверью и последующий кошмар. Почему-то тяжелее всего было осознать, что тот Игнат, который вызвался её защищать не потому, что должен доставить её, подобно ценному грузу, оказался иллюзией. Она поверила ему… как настоящему.
А что с настоящим? Алисе вдруг стало безумно жаль его – выдернутого из привычного мира на чужую планету, да ещё угодившего в плен к бесчувственным существам, в которых не осталось ничего человеческого, кроме внешней формы, о которых он, в отличии от неё самой, никогда ничего не слышал.
Она давно уже простила ему похищение. В конце концов, это для него всего лишь работа. Сейчас ей больше всего хотелось увидеть его живым. Но она молча ждала, что будет дальше, с замиранием сердца прислушиваясь к шуму оборудования и отказываясь верить в то, что они с Игнатом никогда отсюда не выберутся.
Именно они. Только вместе. К вопросу, кто чей враг, можно будет вернуться на Земле. А сейчас она должна адаптироваться в этом страшном мире, найти Игната, объединиться с ним без всяких условий. Потому что по одиночке им здесь не выжить.
Прямо над ухом послышался щелчок, а затем с неё сняли шлем, и темнота перед глазами сменилась ярким светом, от которого пришлось зажмуриться.
- Где Игнат? - спросила она того, кто стоял рядом, совершенно позабыв о том, что здесь не воспринимают человеческие имена.

+1

117

Тот, кого Игнат окрестил Куратором, сидел за столом. На экране менялись массивы данных.
Куратор размышлял, поджав нижнюю губу. Когда никто его не видел, он любил позволить себе некоторые нефункциональные вольности. Присутствие исполнителей в расчет не бралось - эмоциональные данные они не считывали и не анализировали. За них все делала Система.
Куратор ждал итогового заключения, а пока размышлял над странностью этих существ.
Образец 3116, показавшийся ему не самым надежным источником информации, говорил правду: земляне действительно весьма странно идентифицировали себе подобных на основе эмоционального восприятия. Возможно, это была своеобразная компенсация несовершенности организма. Мозг земного существа, способный вложить в замкнутый человеческий организм лишь незначительную часть своего управляющего потенциала, не был способен обработать столько информации и сохранить в оперативной памяти.
Ущербность. Куратор не любил таких существ - они вызывали жалость. И в то же время были притягательны в своей беспомощности. С ними можно было делать все, что угодно и получать весьма интересные результаты. Этим пользовались Высшие. Хотя Куратор не был любителем Арены и домашних питомцев. Опасность есть опасность. Другое дело - лабораторные исследования. Последовательные, тщательные, протоколируемые и эффективные. Жаль, что нельзя продолжить.
Так вот, возвращаясь к объекту 3116. В ее подсознании, которое так легко уверилось в реальности навязанных образов, объект 3117 выглядел... физически привлекательней, даже параметры его тела не соответствовали действительности.
А ведь эти двое виделись за двадцать минут до начала эксперимента. Невозможно утратить столько информации за столь короткий срок, не получив существенных повреждений. После инцидента объект 3116 был проверен и вероятность физических повреждений была исключена. Психофизиологическое состояние было нестабильным. Вероятно, все дело в этом.
Объект 3117 был более эмоционально контактным. А сама 3116 воспринимала себя... слишком обыденно. Она скрывала свои способности не только потому, что таковы были параметры конфиденциальности. Был там еще какой-то эмоциональный подтекст. Вероятно, страх того самого выпадения из поля видовой принадлежности.
Статус: Объект 3116 нестабилен.
Деформирующий фактор: отсутствие оптимального использования функциональных возможностей. Игнорирование.

Куратор кивнул. Заключения совпадали.
- Объект 3117 сохраняет связанный приоритет?
Статус: подтверждено.
К этому моменту 3116 пришла в себя. Защитная реакция вызвала эмоциональный выплеск.
Куратор подошел.
- Не делай слишком резких движений, - предупредил он. - Возможны неконтролируемые мышечные сокращения. Тебе нужен двигательный покой. Пока можешь задавать вопросы. Объект 3117 изолирован. Его действия не соответствуют установленным задачам.
Это была не совсем правда. Но Система уже принимала новый протокол и Куратор выстраивал контакт в соответствии с новыми установками.

+1

118

Он издевается? Алиса при всём желании не могла двигаться ни резко, ни как-то ещё. Жёсткие крепления не позволяли. Но обижаться сейчас было последним делом. Обидой ничего не добьёшься.
- Как изолирован?.. Куда?.. Он в безопасности? Он не ранен? Я могу с ним поговорить?
Она старалась не плакать, но слёзы сами катились по щекам. Хотелось высморкаться, но оставалось только хлюпать носом. Ничего, переживёт. Небось, и не такое видел. Начхать бы на него… в прямом смысле слова, как бы случайно. Раз они тут так микробов боятся, пусть ещё подумает, что мог подцепить через чужие сопли. Однако, открыто вступать в конфронтацию не следовало. Этот тип был, похоже единственным, с кем можно было хоть как-то договориться и от кого получить поддержку и защиту. Значит, не стоит его злить. Вряд ли он действительно заинтересован в помощи ей и Игнату. Но ему от них что-то нужно. И это что-то вряд ли будет хуже, чем участие в боях без правил на потеху местным. Можно попробовать поторговаться.
Начинать разговор о том, может ли этот тип их с Игнатом защитить, Алиса не спешила. Если ему что-то надо, он первым спросит. А тогда уж она выдвинет свои условия.
А если не спросит? Если предпочтёт получить всё силой? Тогда… в общем-то тогда он и защитить их от других не согласится, даже если Алиса заведёт разговор первой. Наверное. 
Инопланетянин разрешил задавать вопросы. Обдумать это Алиса не успела, сразу начала спрашивать про Игната. А теперь… интересно, зачем ему это? Неужели решил расщедриться на ответы? Не очень-то он много сказал во время их прошлой беседы, больше запугивал и запутывал. А сейчас что изменилось? Или… его интересуют именно вопросы? Ему интересно, о чём Алиса сейчас посчитает нужным спросить?
Наверное, тут самое время было схитрить. Но Алиса никак не могла понять, в чём может заключаться хитрость. Она не знала, чего от неё ждут, как и не знала, какая реакция привела бы её к наилучшему результату для них с Игнатом. А потому хитрость теряла всякий смысл.
«Вы можете нас защитить?» - усилием воли она подавила желание задать этот вопрос.
Сам должен предложить.
Или… не предложит, если она не спросит?
Чёрт! Как же всё сложно. Что же делать?
Наверное, схитрить всё-таки было невозможно. Датчики улавливали её состояние, на мониторах отображалось всё, и это – именно то, что от неё ожидалось. Реакция не может быть неправильной. Какая она будет, так они и запишут в отчёте, хочет она того или нет, эксперимент идёт своим чередом.
Она молчала, не зная, о чём вообще есть смысл спрашивать. Только смотрела на единственного человека, от которого можно было ждать если не помощи, то хотя бы защиты, и беззвучно плакала.

+1

119

Куратор сел в кресло напротив объекта 3116, откинулся на спинку, положил руки на подлокотники.
Объект 3116 продемонстрировала всплеск эмоциональной нестабильности. Куратор и раньше наблюдал подобное у представителей различных рас. Однако именно в сложившейся ситуации было что-то притягательное. У объекта 3116 были свои особенности, которые заведомо снижали потенциал модификаций. Эта их человеческая раса. С нарушением логики развития, с превалированием эмоций и сенсорики. Алогичная, идущая вразрез с логикой техногенного развития. Придают эмоциональную окраску любому исследованию, ограничивают производство вооружения этикой и моралью, не видят логики в клонировании для обеспечения функционала, предпочитая эксплуатировать себе подобных. Откуда при этом взяться гипертрофированному чувству собственного достоинства, этому так называемому "патриотизму", связанному, в том числе, и с принадлежностью к жителям планеты Земля. Хм...
- Объект 3117 не соответствует возложенным на него задачам, - повторил Куратор. 3116 демонстрировала крайнюю степень рассеянности внимания. Проще говоря - не слушала, что ей говорят, отсеяв все сведения, кроме той, что касалась изоляции объекта 3117. Куратор утвердился в предположении твердой зависимости, объяснения которой он пока также не находил. Показатели недавнего эксперимента доходчиво давали понять: объект 3117 представляется объекту 3116 опасным. При этом изоляция вызвала эмоциональный сбой. Вероятно, речь идет о некой дисфункции, связанной с выработанной зависимостью. Печально, если так. Подобное для Куратора не было новостью. Он видел, как питомцы некоторых знакомых, слепо следовали за своими владельцами, выполняя любой каприз - не из страха, а из травмирующей эмоциональной привязанности.
Подтверждение запроса: Допускается примитивизация коммуникации для повышения восприимчивости.
- Он не может обеспечить тебе надлежащую защиту, - произнес Куратор, - В его задачи входило соблюдение твоей безопасности. Вместо этого он позволил тебе выйти за пределы предусмотренного для передвижения периметра и допустил участие в визуализации... хм, в развлечениях.
Подтверждение запроса на разрешение повышения уровня психоэмоционального воздействия для получения информации.
Статус: допустимо с ограничением воздействия. Психофизиологические нарушения необратимого характера недопустимы.

Куратор подался вперед, пристально глядя на 3116. Он был заинтересован именно этим. Эмоциональная лабильность алогично приводила к повышению уровня адаптивных возможностей объекта. В целом ее сопротивляемость была ниже, чем у объекта 3117. И тем не менее, все говорит о том, что неравновесность системы обеспечивает ее восстанавливаемость. Разве это не занимательно? Многие объекты, в том числе земляне, оказавшись в визуализации, саморазрушались на психическом уровне, добровольно отказываясь от сопротивления. А объект 3116 даже не пользовалась своими модификациями.  Со слов 3117 все дело в "ограничителе", но недавний эксперимент показал, что 3116 относится к своим модификациям неутилитарно.
- Алиса, объект 3117 подлежит лишению иммунитета, эмоциональной блокировке и включению в состав функционала. Однако, принимая во внимание нарушения протокола, он подлежит ликвидации. Проще говоря, его участие тебе не нужно. Его психоэмоциональная нестабильность центрирована на тебе. Его мотивации защиты сомнительны. А уровень самоконтроля снижен. Твои реакции свидетельствуют о том, что ты осознаешь опасность, но почему-то игнорируешь. Я не понимаю, в чем смысл твоего упорства.
Информация была заведомо ложной. Объект 3117 сохранял связанный с 3116 иммунитет. Однако Куратор не мог отказать себе в сборе информации. Стоило признать, он получал удовольствие от происходящего. Однако первоочередной задачей все же была провокация. Объект 3117 действовал довольно активно, оказавшись в изоляции. Подавленности, демонстрируемой объектом 3116 у него не наблюдалось. Следовательно, страх проще вызвать у 3116, а коммуникабельность 3117 - использовать в других целях.

+1

120

Не соответствует? Вот так просто – не соответствует и всё? Как-то так… по-машинному просто. Не по-человечески. И от того – страшно.
- Он соответствует, - упрямо возразила Алиса, почти перестав плакать.
Хотя… чего скрывать, инопланетянин был прав. Игнат своё задание не выполнил. Для Алисы, конечно, к счастью, если можно назвать счастьем оказаться здесь, а не у тех бандитов, которые наняли Игната. Но кто ж знал, что на пути попадутся инопланетяне? Игнат точно не знал, а потому не мог и подготовиться.
- Ему помешали. Иногда внешние факторы становятся сильнее. Бывают такие факторы, которым невозможно противостоять. Вот это были именно такие. Он не виноват. Он сделал всё возможное.
Это было странно – оправдывать собственного похитителя. Алиса не могла понять, зачем она это делает. Инопланетянину же плевать на задание Игната, не он его нанимал, не ему с него спрашивать результат. И не перед ним Алисе его оправдывать.
Чуть позже всё встало на свои места. Алиса поняла, что имеет в виду инопланетянин. Но всё уже сказанное можно было повторить.
- Он не знал, чем грозит выход, - твёрдо продолжала Алиса. – Вы его не предупредили, значит, вы виноваты, а не он.
Инопланетянин обратился к ней по имени, и она вздрогнула, на инткитивном уровне ожидая чего-то совсем плохого. Раньше он подчёркнуто игнорировал земные имена. Что изменилось теперь?
Смысл слов доходил медленно и страшно. Может быть, она поняла вовсе не то, что он хотел сказать. Может быть, наоборот, поняла всё правильно, но искала лазейку – не понимать. Казалось, вот-вот произойдёт самое страшное. Если один из них умрёт, второй не выберется. Если Игнат, попавший в эту историю из-за неё, умрёт… она себе этого не простит. Сейчас она не думала о том, как может поступить Игнат, когда они вернутся на Землю. Конечно, он может сдать её заказчику, не смотря на всё, через что они прошли вместе. И… будет по-своему прав. Но Алисе отчего-то не хотелось в это верить. С чего она взяла, что похититель примет её сторону?
- Вы не убьёте его, - закричала она. – Вы сами виноваты, потому не убьёте! Если с ним что-нибудь случится… я не стану с вами сотрудничать! Я вам нужна. Я вам интересна. Вы сами сказали, что предпочитаете добровольное согласие, - на самом деле она точно не помнила, говорил ли он это, но сейчас… когда физически она ничего не могла сделать, оставались только слова. – Так вот, если с Игнатом что-нибудь случится, никакого согласия не будет! Я сделаю всё, что будет возможно, чтобы испортить ваши дурацкие эксперименты, я найду способ пустить всю вашу работу к чертям. Игнат должен быть в безопасности. И… он должен быть рядом. Я должна быть уверена в том, что ему ничего не угрожает. Только тогда сможете рассчитывать на моё содействие.
Алиса сама не верила в том, что этого инопланетного чурбана можно в чём-то убедить. Но другого выхода не было.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Иллюзия, полностью покрывающая сознание". Алиса и Киберсистема