Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Наше творчество » Мимо пролетало...


Мимо пролетало...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ошибкой экзобиологов навеяно ))

***
Гайка  сорвалась и, громко звякнув, исчезла в недрах двигателя.
-  Едрить твою, через коромысло... -  дядя Вася почесал разводным ключом затылок и нырнул следом. После нескольких минут кряхтения, сопения и подергивания торчащими наружу ногами, он вынырнул, с торжеством держа в кулаке злополучную беглянку.
- Вот она, сейчас мы ее пришпандорим, -  он водрузил гайку на место, вернее туда, где, как он считал, она должна быть, и, быстро орудуя разводным ключом, завернул ее до самого основания шпинделя. Следом за гайкой последовательно были приделаны стартер от бензопилы Дружба, карбюратор от старого Запорожца и бензобак от ржавого дяди Васиного мопеда, дальше следовали совсем уже странные вещи, вроде штыбзеля на железяке с фитюльками, длинной хренотени с надетой на нее фиговиной, хрюндель, который дядя Вася долго продувал и, наконец,  пимопчка нанизанная на тонкую парашютную стропу. Стропа досталась дяде Васе по случаю, года три назад, когда в тайгу свалились космонавты с МКС. Парашют их модуля повис на деревьях и срезать его не стали, местные растащили материал для домашних нужд, а дяде Васе досталась стропа, на которую он, чтобы не лежала без дела, стал привязывать корову Машку.
Закончив наматывать стропу на приделанную к стартеру фиговину, дядя Вася посмотрел на свое детище и  удовлетворенно крякнул.
-  Ну, с богом, - поплевав на ладони, он схватился за пимопочку и резко дернул, свеча, вставленная  в загагульку, дала искру, карбюратор вздрогнул, чихнул, а непрочно закрепленная фиговина отвалилась.
- А, хрен ли! -  возмущенно воскликнул дядя Вася и, присобачив фиговину на место, изо всей силы врезал по ней кувалдой.

***
А Хрен Ли,  космонавт исследователь с 10-ой планеты  системы Уззум,    28-й спиральной галактики 18-го плоскопараллельного сектора млечного пути  печально выдохнул в отверстие портативного газопреобразователя.
В  координаты закралась ошибка, его модуль вывалился из подпространства слишком близко к поверхности планеты и, снеся пару прошлогодних стогов, так основательно влепился в угол сарая, что А Хрен Ли выбросило наружу, прямо в разворошенное сено, где он и пролежал не только остаток дня, но и ночь. А поутру его нашел дядя Вася, который непонятному  стечению обстоятельств, прекрасно знал А Хрен Ли, то и дело, повторяя его имя.
Настроившись на дяди Васину ментальную волну,  А Хрен Ли внушил  ему, что выглядит совсем как местные аборигены, что дядю Васю вполне устроило.  Ментальная ассоциация у  дяди Васи была вполне материальная -  он принимал А Хрен Ли за своего родственника местного аборигена Геннадия, активно потреблявшего какой-то жгучий напиток, которым Василий немедленно решил напоить, как он выразился, "пострадавшего". Насильно влитый в ротовое отверстие напиток, к великому изумлению космонавта-исследователя, не только, продезинфицировал его желудок, что было весьма к месту в условиях полной местной антисанитарии, но и произвел на сознание  А Хрен Ли весьма оригинальное действие. Исследователь вдруг возлюбил всех и вся, в том числе аборигена Васю, который, закончив вливание, прислонил космонавта к уцелевшей стене сарая и занялся его пострадавшим от столкновения модулем, то и дело, повторяя имя А Хрен Ли в разных тональных вариациях, основной из которых была фраза: " А, хрен ли, щас мы его починим. " Откуда ему было известно это имя осталось тайной, но ментальные ассоциации в мозгу дяди Васи оно вызывало самые разнообразные. Превалирующими были горькое   широколиственное растение и   некий рудиментарный орган, доставшийся, по мнению А Хрен Ли, аборигенам от предыдущих, живших на деревьях поколений, и не имевший функционального значения. Иногда правда проскакивала ассоциация с рудиментом гигантского водоплавающего животного с огромными клыками,  но судя по ощущениям дяди Васи, все это имело исключительно философский смысл.

***
Утро выдалось пасмурным  и   в туманной дымке, дядя Вася не сразу заметил новенький трактор, врезавшийся в нижний венец сарая. Тракториста и по совместительству своего племянника Генку он обнаружил поблизости в развороченном стоге сена. Тот, как обычно, страдал от сильнейшего похмелья. Водрузив "страдальца" на завалинку, и из сердобольности  ополовинив ему в рот большую часть прихваченной  с собой чекушки, дядя Вас занялся пострадавшей техникой. Тут был свой меркантильный интерес, потому как, если  ее не починить,  то Генку уволят, а он был единственным трактористом в округе.
Техника было незнакомой и совсем новенькой. Но, дядю Васю в поселке, недаром, звали местным Кулибиным. Оценив степень разрушения, он изрек сакраментальное:
- А, хрен ли! Щас мы тебя отрихтуем, -  и вытащил из сарая широкий чурбан.  Сбегав к дому за инструментом, и заодно прихватив мешок разных полезных деталей,  дядя Вася принялся за дело.
Через пять минут изрядно помятый капот трактора был отжат ломом и  снят,  а еще  через полчаса с помощью кувалды и той самой матери  был отрихтован с ювелирной точностью.
Дядя Вася, поставив кувалду на землю и смахнув со лба трудовой пот, перешел инспектированию двигателя.
Однако тут его постигла первая неудача, двигатель тоже был незнакомый, навороченный, с какими-то светящимися элементами и категорически не желал заводиться. Раз десять прокрутив вал  сохранившимся с времен старого Запорожца ручным стартером, дядя Вася умаялся и пришел к выводу, что причина в севшем аккумуляторе. 
- Вот ведь деятели, новую технику поставляют, а аккумуляторы толком зарядить не могут, - дядя Вася осуждающе сплюнул и решительно заявил, - а, хрен ли, мы его все равно заведем.
После этого сакраментального изречения, дядя Вася, засучив рукава, и соорудил из подручных средств вышеописанную конструкцию.
Фиговина сидела, как влитая. Дядя Вася рванул за пимпочку,  свеча дала искру, карбюратор Запорожца чихнул едкой гарью, и вал медленно тронулся с места, раскручиваясь все быстрее и создавая вокруг себя легкое светящееся облачко.
- Ну, я же говорил! - торжествующе воскликнул дядя Вася и молодецки вскочил в кресло водителя. С восторгом глядя на заигравшую разноцветными огоньками панель управления, он потянул  на себя рукоятку управления. - Щас мы с ветерком...
Модуль помчался вперед неровными скачками.
- Мы, Красна кавалерия, и про нас былинники речистые ведут рассказ,  - взревел дядя Вася , до упора выжимая на себя рукоятку. Вращение вала стало практически неразличимым. Голубоватое сияние охватило всю машину...
Последнее, что увидел А Хрен Ли, было безграничное изумление на лице дяди Васи, а последние долетевшие до космонавта  дяди Васины ментальные  ассоциации были таковы, что А Хрен Ли искренне посочувствовал императору Карззума,  подумав, что  26 спиральную галактику, куда сейчас дядя Вася направлялся  пожалуй, можно вычеркивать из числа потенциальных союзников.

Отредактировано Captain (2018-03-31 19:17:25)

+4

2

Captain, экзобиологи в восторге!)

0

3

Ardea написал(а):

экзобиологи в восторге!

*расписался кровью*

0

4

Требую продолжения банкета (с.))

Отредактировано Нина Николаевна Нестерова (2015-05-29 23:11:55)

0

5

Небольшой спин-офф Тридесятого.

- Ну, бабушка… - Василиса уперлась локтями в столешницу и, подперев подбородок кулачками,  надула губы.
-Нет, - Яга с треском закрыла устье печи заслонкой, - и не проси.
- Ну, бабулечка, ну, пожалуйста,  - протянула плаксивым голосом Василиса и захлопала ресницами, нагоняя слезу.
- Я сказала: «Нет», - отрезала Яга , водворяя банку с сушеными жабьими лапками на место.
- Ну, хоть разок посмотри.
- А что я там не видела?- ведьма задумчиво подняла глаза к потолку, будто вспоминая. - Иван, вдовий сын, гол как сокол, ни кола, ни двора, шляется по свету, ищет себе на задницу приключений,  девок  портит,  с толку сбивает. Зачем он тебе такой сдался?
- Любый он мне, - жалобно прошептала Василиса.
- Любый, - Яга презрительно фыркнула и заглянула в стоящий на шестке чугунок.=  Любить с умом надо. Я тебя в заграницы отправляла?
- Отправляла,- на ресницах Василисы повисла крупная слеза.
- Принцев да лордов всяких сватала?
- Сватала.
- А ты что?
- Отказала-а-а-а-ась, - слезы ручьем хлынули из глаз влюбленной девицы.
- То-то и оно,- Яга сердито нахмурилась.
- Не хочу я за них, скучные они, - Василиса затрясла головой, разбрызгивая слезы во все стороны.
- А этот не скучный, - Яга вытерла образовавшуюся на столе лужу, - хватит мне тут окияны разливать, не царевна Несмияна, чай.  Ты вот мне  лучше скажи, с чего это люди его дураком прозвали? Он случаем мозгами не скорбный?
- Наветы все это, бабушка, наветы. - слезы Василисы мгновенно высохли, а щеки порозовели от возмущения, - злые языки, они страшнее.. как ее? пищали, вот! Тебя ведь тоже Костяной ногой прозвали.
Яга поморщилась. Не любила она это прозвище и  охальников «банила» - отправляла в баньку попариться, а уж то, что они  там угорали, так дело житейское.
- Тебя вон тоже, Премудрой прозвали, а как посмотришь, так дура-дурой, - качнув укоризненно головой, проворчала ведьма. - Ладно зови своего драгоценного.
- Ванечка, милый мой! - Василиса ласточкой бросилась к двери избушки, - иди сюда, бабушка зовет.
Яга хмыкнула и поджала губы, придавая лицу соответствующее моменту выражение.

(Продолжение следует)

Отредактировано Captain (2018-03-31 19:13:20)

+3

6

Иван осторожно поднялся по скрипучим ступенькам и заглянул в дверь.
- - Ну, что крадешься как кот за сметаной?  Проходи, коли пришел, - Яга, подбоченясь,  строго посмотрела на гостя.
- - Но-но попрошу без инсинуаций… -  спавший на лежанке кот приоткрыл один глаз.
- Цыц, Баюн,  на шапку пущу.
- Долго сказка сказыватся-я-я… - кот зевнул, распахнув розовую зубастую пасть, и прикрыл нос хвостом.
Иван побледнел. « Что  она выставилась, словно сейчас в пляс пуститься?»
- Проходи, Ванечка, проходи! - Василиса дернула его за руку, и Иван пулей влетел в избушку. - «Ничего себе  хватка. Ей бы не Премудрой и Богатыршей быть…»
- Так кем будешь добрый молодец?
- Иван, вдовий сын,  - Иван попытался щелкнуть каблуками надетых по такому случаю сапог. Получилось не очень, не то, что у заезжего гусара, на которого  все девки на селе, как на пряник глаза пялили.
- То, что вдовий, я и сама знаю, - Яга, прищурившись, смерила Ивана взглядом с головы до ног и обратно, - по какой части делом занимаешься, по купеческой, посадской али ремесленной? Что делать умеешь, чем жену кормить будешь?
- Я.. да..яяя, - рука Ивана невольно потянулась в потылицу, - я больше по деревенской части, землю вот пахать умею.
Но, увидев как стали сдвигаться брови Яги, быстро добавил:
- Богатырем стать хочу.
- Богатырем значит, - ведьма поджала губы и  в одно мгновение оказалась рядом.  Иван шарахнулся,  но ноги словно приросли в полу.
А Яга, приговаривая: «Богатырем он хочет,  богатырем … богатырями все хотят, да  не у многих, получается», деловито обошла его по кругу, быстрой пядью измерила ширину плеч, пощупала мышцы рук, ткнула пальцем в бок.
Когда жесткие пальцы чувствительно щипнули его за ягодицу,  Иван дернулся и покраснел.
-  Что дергаешься? Ишь, зарделся, как маков цвет словно девица. Богатырь должен быть широк в плечах, силен в руках и чреслами не обижен.
Василиса прыснула смехом в кулачок.
- А ты не прыскай, я дело говорю,  для богатыря важно, чтобы порода в потомстве  была.
- Насле-е-едствеенность… - протянул с печки Баюн.
- А ты помолчи, сказочник, - зыркнула на него Яга. - Значит так, Иван - она оперлась на приступок, - коли задумал богатырем стать, то принеси-ка мне голову чудища, - Яга задумалась,  постукивая пальцами по беленому кирпичу, - заморского, ну, или морского, чтобы далеко не ходить. Может, что и поближе найдешь, я супротив не буду. Вот тогда о свадьбе и поговорим.
- Бабушка, так не честно!- всхлипнула Василиса.
- Что нечестного? Богатырь он али нет?
- Он… Он начинающий!
- Наивный, необученный, неопытный, новичок...- Баюн шкрябнул  за ухом задней лапой и, тряхнув головой, в очередной раз сладко зевнул - аа…. вот еще, новобранец!
- Щас как запущу веником, в раз весь алфавит забудешь, - яга повела бровью и в углу угрожающе зашуршало. Баюн быстро юркнул в запечек и затаился.
- А…? - начал Иван,   собираясь просить, чем же ему голову резать. Где добыть чудище,  он пока и думать боялся.
- А меч сам добудешь, все богатыри так делают, - не дала договорить Яга.
- Бабаушка-а-а-а, - взныла готовая зареветь Василиса.
- Кладенец не дам и не проси, не для того он надобен. А ты молодец, - она с силой хлопнула Ивана пониже спины, отправляя в сторону двери, - иди, иди и без чудища не возвращайся.
- Ты ж его на верную смерть отправила, - горестно всхлипнула Василиса, когда сгорбленная от непосильного задания спина суженного, исчезла за дверью.
- Ничего, если умный, то вывернется, а если дурак... то на кой он Дирак нужен.
Яга вытащила из печи поддон с пирогами.
- Съешь пирожок, внученька, уважь бабушку.   Вкусный, с коноплей да черемухой.

(Продолжение следует)

+1

7

Занудливый и дребезжащий звон, вперемешку с невнятными  выкриками,  настойчиво долбил в правое ухо. Г Горыныч дернулся, тряхнул головой и проснулся. Вернее, проснулась Правая, лежавшая ближе всех к выходу. Левая, закинувшись на спину, сладко похрапывала, а Центральная, заворожено уткнувшись в серебряный поднос с бегающим по окаёмочке золотым яблоком, вообще ничего не слышала. 
Правая, потянувшись лениво шеей, выглянула из пещеры, открыла рот, чтобы зевнуть и, удивленно замерла.
У входа  в пещеру стояло нечто. Обвешенное, как чешуей, печными вьюшками,  с чугунком на голове, оно изо всех сил лупило в ржавую печную заслонку огромным кухонным тесаком и басовито кричало: « Выходи, чудище поганое, на смертный бой!»
Чугунок то и дело съезжал  этому чуду на нос, от того голос звучал глухо, а слова превращались в невнятное бульканье.
Сон еще не до конца прошел, и Правая, приходя  в себя, сладко зевнула и выдохнула,  от чего чудо кубарем снесло в дальние кусты. Чугунок  отлетел в сторону и запрыгал вниз, а из кустов донеслась отборная брань. -
- Ванька это ты что ли? - уловив знакомые обороты, поинтересовалась Правая.
- Ну, я -  Иван вылез из кустов, отряхиваясь и поправляя вьюшки. - Давай, выходи на смертный бой,  - он проследил  глазами скачущий вниз чугунок и,  махнув рукой, мол, и хрен с ним, стал подниматься  к пещере, выставив перед собой тесак.
-  Вань, ты случаем не заболел? Какай смертный бой,  мы только вчера гессенское вместе пили.
- Все равно, - в голосе Ивана зазвучала обреченность, -  выходи, чудище поганое, на смертный бой!
- Но-но, попрошу без инсинуаций, - возмущенно выпустив из ноздрей клуб дыма, нависла над Правой Левая голова, -  выбирай выражения. Какое еще поганое?   
- Ну... это...  - Иван почесал пятерней в потылице, - формула, типа, такая, вызова на бой… у богатырей. Я ее в деревне слышал. Дед Матвей рассказывал.
-  Формула? У богатырей? Дед Матвей рассказывал? - Левая усмехнулась и недобро прищурилась. - Ну-ну…
- Да, ну тебя Вань,  с каких это пор ты в богатыри подался? - миролюбиво рыкнула Правая. - И зачем  бой? Мы ж, вроде как, друзья были.
- Так, так-то оно, так, конечно, -   Иван осторожно подошел ближе,  - но, тут, понимаешь, Горыныч, дело такое… - он замялся, соображая, как лучше изложить свою надобность, - голова мне нужна какого-нибудь чудища. Так может,  коли друзья,  поможешь по-дружески?  Одолжишь одну, у тебя их все равно три,  а мне позарез надобно.
-  Ну, точно сдурел,  - Левая, выдохнув дым, змеиным рывком оказала перед Иваном. - Как это я тебе голову одолжу?
Иван охнул испуганно и  до слез закашлялся.
- Так мальчики, погодите,  - Центральная просунулась между головами. Те покосились  на нее и быстро отодвинулись  - на всякий случай. С Изабель они предпочитали не ссориться. - Тут явно что-то не так.
- Ванечка, - она захлопала подведенными ресницами,  - расскажи-ка лучше, что стряслось?
- Василиса, - горестно прошептал Иван.
Головы  понимающе переглянулись.
-Это, какая? Прекрасная или…
- Премудрая, - в голосе Ивана послышались нотки отчаяния.
- Тю-у-у, ну, ты и выбрал, -  Правая в сердцах сплюнула огнем. - Как есть, дурак.
-  Да, кто ж знал,  кто у нее бабка. Василиса говорила, что добрая, пирожки печет, вкусные,   с черникой да клюквой.
- Знаем мы ее пирожки, знаем, - захохотали в один голос головы, и Горыныч, потягиваясь, вылез из пещеры.
Иван совсем погрустнел.
- Не жить мне без нее, страсть, как люблю. Может, поможешь чем, а, Горыныч, по старой дружбе.
- Ладно, так и быть, расскажу я тебе кое-что,  а там уж, как знаешь, - Горыныч выгнул шеи  - только, чур, никому, что от меня узнал.
- Да ты что, чтобы я кому-то сболтнул, буду нем как рыба… - неудавшийся богатырь затряс головой.
- Знаем мы этих рыб, еще те сплетницы, а тебя, коль сболтнешь, зажарю и съем… под гессенское, - рыкнула Правая.
- Ладно вам, хватит парня пугать, ему и так не весело.  В общем,  дело такое, Вань,  давнее мало кто о нем помнит… - Центральная хихикнула и,  просунувшись поближе к Ивану, зашептала ему  на ухо.
- Да ну? Неужто взаправду? - Иван вытаращил глаза.
- Само собой...  - довольная произведенным эффектом, Центральная ухмыльнулась. - Ты ж Черномора знаешь. Там такой лямур-тужур-бонжур начался, что весь океан ходуном ходил. Хорошо, что недолго, а то царь Морской уже хмуриться начал. Кто знает, чем бы кончилось, но тут к Кощею послы из Магрибии  пожаловали, а с ними  колдун тамошний. Шикарный мужчина. Красавец писаный. Сам смуглый, волос  иссиня-черный, по плечам, словно шелк рассыпается, нос благородной такой с горбинкой, очи жгучие, черные и такие страстные, что любая не устоит.  Роковой мужчина, короче.  Яга к нему и переметнулась. Она по молодости еще той вертихвосткой была. Правда, Марианка потому у нее этого колдуна отбила, но уже это другая история.
- А дядька Черномор чего? Сильно переживал?
- Ну, как… Сильно - не сильно. Переживал, разумеется,  походил седмицу мрачный  да смурной, а потом с русалкой утешился. Тоже ведь не лыком шит, хоть и солдафон. Вот тут Яга и взвилась.
- А чего взвилась-то? Сама ведь  его бросила.
- А ты Ванька и вправду дурак. Да, какая женщина простит, что ее бывший, вместо того, чтобы в петлю  лезть,  тут же с другой замутил.
- А ты кончай про любови чужие  мне лясы точить, по делу говори, - насупился Иван.
- Так я как раз к делу-то и подвожу. Короче,  взбеленилась Яга от ревности, да  в порты Черномору пираний наколдовала.
- Пираний?
- Рыбки такие есть,  маленькие да зубастые,  страсть. Кинь стае таких корову, вмиг обглодают. 
Иван ахнул:
- И что с дядькой стало?
- Едва хозяйства своего не лишился, - крайние головы прыгнули от смеха, Центральная не выдержала и тоже заржала.  - Хорошо,  Золотая рыбка  рядом случилась, помогла бедолаге. А то петь бы ему сопрано в Шамахании до конца дней. Дело сам понимаешь скрытное. Мало кто знал.  А,  кто знал, тот забыл. Черномор об этом молчит, боится, что засмеют. Уверен, что все это козни колдуна магрибского.
- Занятная история, и что мне с ней делать?
- Знаешь, Ваня, - Центральная возмущенно фыркнула, - мое дело тебе рассказать. Информацию донести. А что с ней делать, сам соображай. Коли не дурак, так придумаешь, а если нет…то, уж извини, не видать тебе Василисы, век будешь в бобылях ходить.

(Окончание следует)

Отредактировано Сказочник (2018-12-02 23:02:15)

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Наше творчество » Мимо пролетало...