Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Appetite comes with eating

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

*Аппетит приходит во время еды.


Время и место действия:
18 октября 1811 года, Блэкберн-холл, вторая половина дня.

Действующие лица: Оливия Норрис, Элинор Грей, позже - сэр Самуэль Кавендиш.

0

2

После отъезда гостей сэра Самуэля Оливия вздохнула с видимым облегчением – во-первых, некоторые из них чрезвычайно докучали расспросами, во-вторых, имели свойство неожиданно проявляться в самых разных местах, что способствовало росту нервозности новоявленного следователя.
Мисс Норрис прогуливалась по коридорам и комнатам Блэкберн-холла не просто так, а с умыслом. Оливия привыкла полагаться на здравый смыл мисс Грей во всех делах, кроме дел сердечных (тут тетушка Норрис была непреклонна, справедливо замечая, что у Элинор слишком живое воображение, позволяющее усомниться в непоколебимости ее чувств к мистеру Нэшу).
Краткая беседа, произошедшая между ею и племянницей часом ранее, породила план действий.
Элинор так сказала – «план действий», Оливия считала это легким безумием, но уже поддалась энтузиазму племянницы и ее уверенности в собственной правоте. План казался простым и легко выполнимым. Если призрак музыкальной комнаты не был вызван к жизни богатой фантазией мисс Грей (а мисс Грей определенно уверяла, что это не так, и у тетушки не было оснований ей не верить), значит, он имеет вполне реальные очертания и оставляет реальные следы. Один из таких следов Элинор продемонстрировала Оливии. Обрывок черной вуали был подвергнут тщательному осмотру обеими заинтересованными сторонами, и даже обнюхан. Запах показался Оливии смутно знакомым, однако далее следствие не пошло. Подозревать вдову полковника Трентона в соучастии в жестоком розыгрыше? Нет, это для нее чересчур… эксцентрично. Тем более, миссис Трентон не было на приеме.
- Пока не уехали гости, ты не сможешь подняться и покинуть комнату. Ты больна. Следовательно, это сделаю я. Осмотрю дом в поисках улик, - тетушка Норрис вздернула подбородок, являя полную готовность пойти на любые жертвы ради интересов следствия.
Оливия слегка лукавила. Процесс доставлял ей удовольствие.

0

3

С постели Элинор все-таки поднялась, но далеко от нее, конечно, не ушла. Прогуливалась по комнате, хотя размеры ее были маловаты для полноценного променада. Путь от кровати до двери и обратно, к окну, мимо умывального столика до двери, ведущей в комнату тетушки, и вновь к кровати - не разгуляешься. И все время приходилось прислушиваться к шуму за дверью. Горничной почему-то все время нужно было заглянуть и спросить, не нужно ли чего-нибудь мисс Грей, так что Элинор приходилось быть начеку, чтобы оказываться в постели раньше, чем та появлялась в дверях.
Неизвестно, долгой ли казалась прогулка по дому мисс Норрис, но Элинор это время казалось чудовищно длинным. Она была благодарна тетке за то, что та выступила ее единомышленницей, и это в обстоятельствах, когда любая другая тетушка пришла бы в ужас и сказала категорическое "нет", но сейчас отчаянно ей завидовала. Оливия ходит по дому и может сама все осмотреть, в то время как сама Элинор вынуждена сидеть почти запертой в комнате и разыгрывать больную перед горничной.
А если Оливия что-нибудь не увидит или не заметит? Элинор казалось, что раз она видела Привидение, то и найти что-нибудь подозрительное тоже сможет только она. К концу ожидания она уже жалела, что сказалась больной, а не убедила разыграть эту роль саму тетушку. Пусть бы мисс Норрис лежала в постели, а она, мисс Грей, отправилась бы по дому. Здравый смысл, конечно, подсказывал, что эта затея была бы совсем безумной, но нетерпение было слишком сильным.
Очередные шаги за дверью чуть не застали Элинор врасплох. Она быстро пробежала от окна к постели и, запрыгнув на нее, накрылась с головой, притворяясь спящей.

0

4

В дверь скользнула тетушка Норрис. Она слегка запыхалась, а ее глаза блестели от возбуждения.
- Ох, дитя мое! – тетушка упала в кресло и принялась обмахиваться носовым платком, - если о наших проделках узнает мистер Грей, нам не поздоровится! А мистер Грей наверняка не останется в неведении надолго, потому что… одним словом…
Не в одном и не в двух словах миссис Норрис поведала о своих приключениях.
Она начала осмотр со второго этажа, пользуясь всеобщей суматохой, связанной с отъездом гостей. Несколько раз она «ошибалась» дверью, столкнулась с миссис Филлипс, правда, встреча не имела никаких серьезных последствий – миссис Филлипс сладким голосом выразила надежду на скорейшее выздоровление «бедняжки Элинор» и посмотрела на собеседницу так многозначительно, что…
- … твоя репутация на волоске, душа моя, - скорбно заключила Оливия, - и мне все-таки придется написать мистеру Нэшу, чтобы он приехал и положил конец любым сомнительным слухам на твой счет. Но это не главное! Я прошлась по всем комнатам второго этажа, гостиным и гостевым спальням, которые не были заперты, и расспросила слуг. Знаешь ли ты, что сэр Самуэль никуда не уезжает?!

Наслаждаясь произведенным эффектом, мисс Норрис сделала небольшую паузу, выпила стакан воды с лимоном, и продолжила, подбираясь к кульминации:
- Об этом мне рассказала одна из нанятых горничных. Он отменил все распоряжения касательно отъезда, и все утро писал письма. Но и это не главное! В библиотеке… в библиотеке с утра разжигали камин. Я обнаружила там свежую золу и обрывки несгоревших бумажных листков. Несколько мне удалось утащить… смотри!
Мисс Норрис жестом фокусника извлекла из кармана смятый листок и разгладила его на туалетном столике. Это был обрывок счета швейной мастерской в Лондоне.

____________________________________________

«Эббот и сын»

…ять пар лайковых перчаток --- 18 фунтов
…ашний сюртук синего панбархата --- 7 фунтов
…радный костюм монахини --- 15 фунтов.

____________________________________________

Оливия сияла.
- Угадай, кто пол-утра провел в библиотеке за чтением книги твоего дядюшки?

0

5

- Сэр Самуэль никуда не уезжает? - вскричала Элинор. - Но это ведь чудесно. тетушка, правда? - она ненадолго задумалась, почему же она так решила и поспешно добавила. - Значит, будут приемы в Блэкберне, а они будут замечательны, я уверена. И... сестры Роуз будут рады, потому что у них появится шанс, конечно.
Как ни странно, но поминание мистера Нэша Элинор пропустила мимо ушей. В другой раз она бы обязательно обрадовалась, поблагодарила тетушку за заботу и пустилась бы в рассуждения о том, как это будет замечательно. Теперь же упоминание жениха показалось ей каким-то ненужным и несвоевременным. Какой мистер Нэш, когда тут происходит такое?
Известие о том, что тетушке что-то удалось найти, было воспринято Элинор с восторгом не меньшим, и это было понятно и совершенно точно оправдывало мисс Грей в том, что она легкомысленно не обратила должного внимания на поминание мистера Нэша. Дрожащими руками она схватила листок бумаги и прочитала.
- О! Значит, он правда был! Теперь я точно знаю. Как будто камень с души. Обрывок вуали и счет. Это человек, из плоти и крови! И очень-очень зловредный, - резюмировала Элинор и задумалась. - Сюртук? Значит, это мужчина?
Как ни странно, ее это удивило и она поняла, что все это время была уверена, что таинственный актер - это актриса, то есть женщина с неясными намерениями.
- И этот мужчина пытался сжечь этот листок в камине библиотеки? Читал там книгу?
Потрясенная Элинор повернулась к тетушке. На ее лице ликование от того, что был сделан маленький шаг по направлению к разгадке, сменилось растерянностью. Камин, библиотека и попытка сжечь... Как это по... по-хозяйски.
- Тетушка, ведь это не сэр Самуэль?

0

6

- Вряд ли дядя теперь отпустит тебя хотя бы на один прием в Блэкберн, Элинор, - с сомнением в голосе протянула мисс Норрис, пряча улику между страниц какой-то книги, - что ты читаешь? Удольфо? Как это мило!

Оливия выпрямилась в кресле. Настроение Элинор ее смущало. Бедная девочка с практически лишена развлечений! Но не понимать очевидного она не может.
- Элинор, - осторожно начала мисс Норрис, посуди сама… кто лучше всех знает дом, если не его владелец? Кому из гостей может прийти в голову такая глупая шутка – ни одна из дам не пойдет на это, рискуя репутацией! Ты же не допускаешь, что это сделал мистер Филлипс?! Я полагаю, что это был он - сэр Самуэль Кавендиш. За красивой наружностью и приятными манерами скрывается… просто разбойник!

Оливию несколько смущал тот факт, что объяснить поведение хозяина Блэкберн-холла не представлялось возможным. С рациональной точки зрения. Но, кто сказал, что разбойники рациональны?
- Дитя мое, - забеспокоилась Оливия, - давай откажемся от разоблачения злоумышленника и уедем. Да хоть после обеда. Ты скажешь, что чувствуешь себя вполне сносно и желаешь вернуться домой. Опасно оставаться в доме, в котором чудит его хозяин! Репутация твоя уже пострадала, но я надеюсь на благоразумие и снисходительность мистера Нэша в этих вопросах.
Признаться, куда больше мисс Норрис рассчитывала на меркантильный интерес мистера Нэша – из-за подобной мелочи глупо отказываться от годового дохода почти в тысячу фунтов, но… В глубине души Оливия, вопреки гласу рассудка, жизненному опыту и благоприобретенной с годами мудрости, считала «малышку Элинор» достойной лучшей участи, чем брак по расчету с помощником барристера.

0

7

- Значит, сам сэр Самуэль, - Элинор насупилась, как-то странно посмотрела на тетушку и повторила снова. - Сам сэр Самуэль.
Она не испугалась, напротив, на ее лице снова, как уже далеко не первый раз за истекшие дни, появилось все то же упрямое выражение, свидетельствующее о том, что Элинор то ли уже что-то задумала, то ли находится на полпути к тому.
- Сэр Самуэль решил немножко развлечься и подшутить. И почему-то решил, что лучше меня объектов для его глупых шуток просто не существует. А я должна теперь быстро уехать, чтобы он мог вдоволь насмеяться над тем, как ему ловко все удалось? - Элинор посмотрела на тетушку так, словно та дала ей самый глупый совет из всех существующих в этом мире.
О причинах, побудивших хозяина Блэкберна к столь вызывающему поведению, Элинор задумалась, но объяснение нашла быстро: видимо, такое развлечение теперь принято в Лондоне. Не зря же рассказывают совершенно невозможные вещи о законодателе мод, лорде Браммеле. Мода на костюм... мода на шутки...
Элинор вспомнила все последние события и покраснела от стыда и досады. Все теперь представало в другом свете. Сэр Самуэль танцевал со всеми девушками, и с ней - одной из последних. Видимо, выбирал, кто будет лучшей жертвой? Весь разговор, легкий, непринужденный и приятный - просто подступ к тому, чтобы понять, подходит ли она для розыгрыша? А все, что было после? Почти рыцарское поведение, когда она так опозорилась, придя ночью в музыкальную гостиную... и сегодня... Это всего лишь продолжение? Он был галантен и почти очаровал ее, и при этом про себя - совершенно неучтиво смеялся?
- Нет, тетушка. Ты забыла, что доктор сказал, что мне обязательно надо остаться в Блэкберне? Он почти убедил меня, что я тяжело больна. Тебе не показалось это странным? По чьему совету он это сделал? Может, здесь готовится новое действие комедии со мной в главной роли? Тогда я настаиваю, что мы должны остаться и сорвать спектакль. Я не хочу быть посмешищем.

0

8

Мисс Норрис уверила племянницу, что менее всего она подозревает сэра Самуэля в желании сделать из нее посмешище, но подозрения закрались под чепец тетушки тотчас же. Мисс Грей была достаточно невинна, но не настолько глупа, чтобы видеть в столичных жителях безупречных джентльменов, мисс Норрис, будучи «старой девой», но старой девой любознательной и наблюдательной, имела возможность убедиться, что помыслы лондонских денди далеки от безупречности. Что, если Элинор снова права? И баронет избрал ее предметом насмешки не случайно?!
Да и доктор вел себя очень подозрительно. Весьма подозрительно. Оливия пожалела, что отпустила Чарльза Добсона так скоро, не попытавшись выведать у него причину подобного профессионального рвения. От этой мысли кровь бросилась в лицо мисс Норрис, и она решительно поднялась, отыскивая в гардеробе племянницы плащ.
- Собирайся, девочка. Ты права. Если он решил посмеяться над нами, мы посмеемся над ним. Не смотри на меня так. Мы идем на прогулку. Свежий воздух пойдет тебе на пользу, с этим ни один доктор не станет спорить. Погода нынче замечательная! Кроме того, - тут тетушка Норрис наклонилась к племяннице поближе, - там нас никто не может подслушать!

0

9

- Вот-вот, пойдем гулять. По крайней мере я не дам уморить себя в духоте, - согласилась с теткой Элинор.
Она позвала служанку и наконец облачилась в платье, сменив им порядком надоевшую рубашку. Потом настояла на том, что ей надо привести в порядок волосы. Горничная, явно удивленная поведением опасно больной, тем не менее, беспрекословно выполнила то, что от нее ожидалось.
Дамы продефилировали по лестнице мимо дворецкого и еще пары слуг, и по крайней мере некоторые из них посмотрели им вслед с выражением искреннего недоумения. Внизу прыть Элинор несколько уменьшилась. Одно дело - выражать свое возмущение в разговоре с тетушкой, и совсем другое - сохранить его настолько, чтобы оно питало наглость и самоуверенность, необходимую, чтобы спокойно разгуливать по дому, где только что проводили гостей и где ее пребывание было в чем-то преступным, пусть и не без помощи самого хозяина.
На улице мисс Грей почувствовала себя не в пример увереннее. Парк перед самым домом, с регулярными дорожками и аккуратно расчерченными клумбами, они пересекли молча, после чего углубились в деревья, которые больше уже походили не на парк, а на лес.

- Может быть, сэр Самуэль воспользуется тем, что мы зашли в лес и явится сюда привидением?

0

10

- Надеюсь, что нет, - миссис Норрис решительно пробиралась через заросли можжевельника, - здесь нас двое, это во-первых, и здесь нет публики, для которой это представление предназначено. Он вряд ли решится повторить свою шутку еще раз… а если решится, ему не поздоровится.

Оливия признавала за сэром Самуэлем склонность к чудачествам и циничным розыгрышам, но не могла отрицать наличия у него здравого смысла и здоровой же расчетливости.
- Устраивать представления для двух, - «тетушка Норрис» сделала акцент на слове «двух», - леди, с риском разоблачения… он, конечно, пират и сущий дьявол, но он неглуп. Ах! Элинор, ты взгляни, какая красота!
Прогуливаясь, они поднялись по тропинке, ведущей на один из холмов - и теперь Блэкберн, с его строениями, дорожками, свежими газонами и новеньким фасадом был как на ладони. Ярдах в трехстах к северу от дома, прямо под ногами стоящих на возвышении тетушки и племянницы, темнели живописные руины монастыря.
- … те самые, которые светятся в темноте, - поймав взгляд Элинор, пробормотала мисс Норрис, - сейчас я начинаю подозревать, что эту историю он сочинил нарочно, чтобы… запугать и создать нужную «атмосферу». Спустимся и посмотрим!

0

11

- Такой огромный замысел, для одного только веселья? - задала риторический вопрос Элинор. - Как бы нам пережить такие масштабы. Тетушка, может, он собирался не только меня пугать, но остальные просто не вышли из комнат? Или тоже что-нибудь видели, но молчат?
Мисс Грей не могла не оценить красоты усадьбы и ее угодий, хотя в глубине души посетовала на несправедливость мира, в котором все это теперь принадлежит человеку в высшей степени сомнительных качеств, который, конечно, никогда не обратит блага материальные на что-нибудь действительно достойное. Она была решительно настроена думать о сэре Самуэле по возможности плохо.
Спуск вниз занял довольно много времени, к тому же не был облагороженным, как дорожки вокруг дома, и к подножию развалин Элинор подошла в несколько растрепанном виде: мокрый подол, сбитая шляпка и свежая царапина на щеке, не говоря уж о слишком ярком румянце.
Даже при свете дня развалины выглядели мрачновато, хотя и представляли собой по сути всего лишь несколько разобщенных груд камней, расположенных по кругу, от которого земля шла резко вниз. Элинор встала между двумя особенно высокими каменными глыбами и посмотрела вверх.
- Как будто здесь когда-то был коридор, - она поежилась от пробежавшего по спине озноба.
Она сделала шаг вперед. Под ногами зачавкало и спружинило. Она скорее отступила.
- А здесь, наверное, был провал.

0

12

Мисс Норрис была старше. Мисс Норрис отвыкла бегать по холмам вприпрыжку, поэтому, стараясь поспеть за болящей племянницей, она слегка запыхалась, раскраснелась и сбила набок шляпку. Вблизи фундамент сгоревшего монастыря выглядел куда мрачнее, чем сверху. Поросшие зеленым мхом и почерневшие от времени камни врастали в землю, образуя неровный четырехугольник. В том месте, где стояла Элинор, начинался узкий коридор, сжатый с двух боков каменными стенами и уходящий вниз, под уклон. Тетушка Норрис подвинулась поближе и мужественно ковырнула ботинком влажную землю – под травой и землей виднелась ступенька.
- Это не провал… это лестница. Здесь когда-то была лестница.
Оливия сделала несколько шагов вперед, поскользнулась и охнула, ухватившись за скользкий камень. На перчатке остался влажный коричневый след.
- Зря мы сюда пришли, - проворчала тетушка, протирая испачканную перчатку носовым платком, - когда мы будем возвращаться, нас увидят слуги – ты даже не представляешь, какую пищу для сплетен получит к обеду их хозяин, а мне… о-оо!
Мисс Норрис, решительно повернувшая назад, вдруг остановилась, словно такса, почуявшая крысу.
- Элинор… Здесь кто-то был. И недавно.
У можжевелового куста виднелся свежий след - скорее всего, след сапога. Листья с одной стороны были оборваны, как если бы кто-то стоял здесь не одну и не две минуты, в задумчивости ощипывая подвернувшуюся под руку ветку.

0

13

- Хуже уже не будет, - пожала плечами Элинор.
И правда, после свидания с привидением прогулки были сущими пустяками. К тому же обвинить ее можно было только в любопытстве, но ведь не в тайник хозяина она сунула свой носик? Нет, развалины монастыря - ничего предосудительного.
- Интересно, там раньше был подвал? Или первый этаж? - повторяя движение тетушки, Элинор ковырнула ботинком землю, потом еще. Под сырой, поросшей мхом землей ботинок задел камень.
Она осторожно пошла вниз, когда ее позвала мисс Норрис.
- Что там? - Элинор повернулась к тетке. - Здесь кто-то был? Видишь, не только нас привлекают обгорелые камни.
Мисс Грей решительно повернула назад и подошла к следам.
- Кто-то стоял здесь. Только он здесь не остановился, - она сделала несколько шагов к кусту, потом отодвинула его ветки и удивленно вскрикнула. - Ох, да здесь куча всего!
В кустах были аккуратно сложены лопата и еще какие-то инструменты.
- Как будто спрятано. Весьма странно. Может быть, нам надо рассказать сэру Самуэлю, что у него кто-то хочет копать землю? - тут Элинор вспомнила, что о бывшем контрабандисте решила думать только плохо. - Или это он сам? В тайне от всех, даже от своих слуг? Тетушка, а ведь мы, вернувшись, можем узнать, кто ходил сегодня гулять!

0

14

Тетушка Норрис в задумчивости осмотрела лопату и кирку.
- Возможно, их оставили рабочие. Которые строили поблизости… конюшни! – попробовала предположить миссис Норрис, но тут же отвергла подобную идею, - нет, посмотри, они завернуты в почти чистое полотно… и след свежий… кто-то принес их совсем недавно!
Оливия покачала головой. Все это так странно.
И почти неприлично.
Мисс Норрис приняла решение.
- Это ты так думаешь, что хуже не будет! – парировала она, критически разглядывая собственную перчатку, затем – неприлично румяное лицо племянницы, - мало того, что ты предстала перед хозяином Блэкберн-холла и гостями в неподобающее время, пусть и в подобающем для леди виде (к счастью, Оливия не знала про утреннюю встречу племянницы и баронета, иначе не была бы столь уверена в соблюдении приличий хотя бы по части гардероба), сейчас мы вернемся в дом перепачканные и растрепанные, словно прачки или родственницы лавочника! Нам надо быть очень осторожными… Чтобы не вызвать подозрений. Ты не забудь, вечером мне придется объясняться с сэром Самуэлем относительно нашей прогулки и убеждать, что тебе стало гораздо лучше!

0

15

- Зачем же ждать вечера? – голос Кавендиша донесся откуда-то сверху. Чтобы разглядеть его, пришлось бы запрокинуть голову – что сделать, стоя на скользких камнях, довольно опасно. Поэтому сэр Самуэль не заставил себя ждать, и в несколько прыжков оказался рядом с заговорщицами.
Он подошел минутой ранее, и слышал лишь последние несколько фраз, понять которые не смог бы даже при сильном желании, возможно, следовало бы сохранить свое присутствие в тайне и попытаться услышать еще что-то – но Кавендиш был слишком нетерпелив.
В отличие от мисс Норрис, чья педантичная натура и понятия о правилах приличия не уживались с испачканными перчатками или пятнами грязи на подоле, сэр Самуэль Кавендиш нашел, что никогда мисс Грей не была так хороша, как сегодня днем – с сияющими глазами, свежим румянцем и сбитой на бок кокетливой шапочкой. Грязи он попросту не заметил, и продолжал смотреть на Элинор, невзирая на нарочитое покашливание его тетушки.
Столь продолжительное разглядывание становилось откровенно неприличным. Впрочем, ранее он не беспокоился о беспокоился о приличиях, черт ли в них сейчас?
- У вас царапина на щеке, мисс… Грей, - наконец произнес Кавендиш, по-прежнему не обращая внимания на тактические уловки «тетушки», - возьмите платок.

0

16

"Он за нами следил!", - подумала про себя Элинор. - "Не поместье, а сплошная ловушка. И что ему нужно?" Элинор поспешно опустила ветки, давая им скрыть найденные предметы, и отодвинулась по возможности дальше от тайника.
- Спасибо, у меня есть платок, - Элинор вежливо улыбнулась и покачала головой, отказываясь от протянутого платка.
Впрочем, свой она так и не вынула. Еще не хватало пользоваться его вежливостью и обходительностью. Сейчас мисс Грей была полна намерения в этой усадьбе даже не есть и не пить. Несмотря на весь свой гнев и неприятное удивление, она все-таки тоже была смущена встречей и тем, что опять выглядит несколько не так, как следует, к тому же ей нужно объясниться.
- Нет, мы не будем ждать вечера, сэр Самуэль.
Элинор старалась быть очень вежливой и очень холодной, чтобы ничто в ее голосе или поведении не могло навести собеседника на мысль, что она испытывает к нему хотя бы тень доверия, благодарности или симпатии, которые так неосмотрительно проявила этим утром.
- Мне уже гораздо лучше. К тому же мистер Добсон сказал, что мне обязательно надо гулять. Он сказал, что под его присмотром, но он покинул Блэкберн, и мы с тетушкой пошли гулять вдвоем. К развалинам, которые мечтает осмотреть каждый в округе.

0

17

- Так сказал мистер Добсон? - уточнил Кавендиш, продолжая рассматривать царапину на щеке мисс Грей, - я не могу спорить с авторитетом. Однако, смею заметить, начинается дождь… Позвольте проводить вас в дом, медам.
Последняя фраза обращена была к обеим леди – к сожалению, игнорировать тетушку и далее не представлялась возможным. Мисс Норрис непрерывно напоминала о себе покашливанием; кроме того, у нее внезапно случился тик. Левый незабудковый глаз Оливии усиленно подмигивал племяннице всякий раз, как только тетушке казалось, что баронет отвернулся и рассматривает поросшие мхом камни фундамента.
Сэр Самуэль старательно сдерживал улыбку.
Баронет не преувеличивал опасность – коварная октябрьская погода сменила краткую милость на новую порцию гнева – небо вновь затянуло свинцовыми тучами, на землю упали первые крупные капли.
Девушка лукавила.
Что ей нужно в развалинах?
- Развалины действительно живописны. У меня была мысль заняться благоустройством прилегающей к дому местности, и я почти принял решение облагородить и этот участок территории, однако понял, что ни одна клумба с пионами или еще один искусственный грот по красоте не сравнятся с поросшими мхом стенами старого аббатства. Осторожнее, мадам, ступенька! – он поддержал Оливию под локоть.
Мисс Норрис скороговоркой пробормотала благодарность.
Сэр Самуэль отчаянно жалел, что оступилась не Элинор. Но мисс Грей, судя по всему, пообещала себе не оступаться из принципа – она обогнала тетушку и хозяина дома «на добрых два корпуса», как сказал бы любитель скачек, лорд Блаунт, и решительно шагала к дому, сведя на нет его попытки пойти рядом. Кавендишу ничего не оставалось, как предложить опереться на его руку Оливии, что та не преминула сделать с выражением непередаваемого удовлетворения на круглом личике.
Стратегия бывалого контрабандиста подчистую проиграла тактике провинциальной старой девы и упрямству предмета его пристального внимания.
В дом компания вернулась именно в таком порядке. Впереди шла Элинор, чуть сзади неспешно шествовала торжествующая мисс Норрис, опираясь на руку баронета.
Едва они ступили в дом, дождь усилился, и уже через четверть часа по стеклу резво стекали мутные ручейки, а в приглушенный звон кастрюль на кухне готовящегося к обеду Блэкберна вплеталось стаккато дождевых капель.

0

18

"Невозможный, невозможный человек", - возмущалась про себя Элинор, в то время как шла перед сэром Самуэлем и опершейся на его руку мисс Норрис. - "Как он может? Казаться вежливым и предупредительным после всего, что наделал? И тетушка тоже делает вид, что так и должно быть".
Мисс Грей была по-настоящему возмущена предательством родственницы, которое та продемонстрировала, по ее убежденности, идя сейчас рядом с хозяином Блэкберна. Сама она сделала все, чтобы тот не мог сказать ей и слова. Еще не хватало, чтобы он начал выказывать ей сочувствие или беспокойство в связи с ночным происшествием или что-нибудь спрашивать, возможно, с какими-то своими тайными целями.
Впрочем, праведное негодование на всех, овладевшее Элинор и заставлявшее всю ее кипеть - увы, без возможности выплеснуть свои эмоции, - совсем не мешало ей размышлять о том, что неожиданную встречу можно и попытаться использовать. Это было очень невежливо, и она даже чуточку посомневалась, но потом решила, что по отношению к человеку, который, даже поселившись баронетом, ведет себя по отношению к соседям, как контрабандист, это очень оправдано, и даже со стороны леди.
В общем, Элинор решилась. И уже войдя в дом, она, наконец, повернулась лицом к хозяину, и, собрав все свои способности притворяться и играть роль, которых было, прямо скажем, очень мало, вновь вспомнила о развалинах.
- Я с вами согласна, сэр Самуэль, - со светской улыбкой начала Элинор, - развалины очень живописны и таинственны. Это очень идет Блэкберну. В нем получается теперь столько таинственного. Странные тени в гостиной... обгоревшие и заросшие теперь камни на границе с лесом... - она сделала вид, что задумалась, а потом сделала знак глазами мисс Норрис, якобы тайный, на деле же его нельзя было не увидеть, даже находясь в другом конце холла. - Наверное, верхние чердачные этажи тоже многое скрывают. Интересно, когда можно увидеть их загадки?.. Простите... кажется, мне лучше лечь.
Кивнув хозяину на прощание, Элинор развернулась и начала подниматься вверх по лестнице, вполне довольная своей тирадой.
Оставалось только уговорить тетушку на еще одну авантюру.

Эпизод завершен

0