Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Путь в сторону леса". Алиса и Серый


"Путь в сторону леса". Алиса и Серый

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Встань, страх преодолей

Путь в сторону леса
Ты веришь запаху трав.
Я - стуку в дверь.
Но разве важно, кем были мы,
И кто мы теперь?
Ведь в этой игре решать не нам
И не нам назначать масть.
Но мне кажется, всё же стоит встать,
Даже если придётся упасть.
(АлисА)

Персонажи: Алиса, Серый

Описание: История, произошедшая за пять лет до событий основной игры в Краснодарском крае, в окрестностях маленького приморского городка Горноречинска, когда ничего ещё не предвещало фантастических событий, а мир вокруг казался таким понятным и привычным.

Она - жизнерадостная хулиганка, воспитывалась в детдоме, из которого несколько раз убегала, школу так и не окончила, но готовится сдать экзамены, чтобы запоздало получить аттестат. Выросла в этих местах, прекрасно ориентируется на местности. По природе смелая, но панически боится пауков. Настолько, что теряет над собой контроль, когда они просто появляются в зоне видимости. Увлечена фантастикой, мечтает окончить школу и поступить в институт на какую-нибудь естественнонаучную специальность, чтобы сделать путешествия своей работой. О настоящей научной работе имеет весьма смутное представление, для неё она представляется сплошными экспедициями, приключениями, опасностями. Влюблена в море, рядом с которым прошло её детство.

Он - брутальный байкер, металлюга, по виду которого не скажешь, что он может чего-то бояться. Но у него тоже есть своя фобия, которую он тщательно скрывает, особенно от девушки, которая смотрит на него как на героя боевика, и разочаровывать её совсем не хочется.

Задачи флешбека:
1. Сыграть детективную или криминальную историю, в которой персонажам удастся выжить только поборов свои страхи.
2. Обосновать лояльное отношение Алисы к людям, которые с точки зрения закона могут считаться преступниками.

Необходимо учесть отыгранное:
1. Алисе не приходилось стрелять из настоящего оружия.
2. Убивать человека другими способами тоже не приходилось, но однажды она позволила человеку умереть, не оказав необходимую помощь, что можно приравнять к убийству.
3. В воспоминаниях Алисы упоминалась заброшенная лодочная станция, на которой произошло какое-то ужасное событие.

Soundtrack

[audio]http://pleer.com/tracks/4469367sIRw[/audio]

Следующий эпизод: ...

Отредактировано Cybersystem (2015-06-10 13:04:36)

0

2

Алисе

Так, если что накосячил - стучи по затылку = )

Горноречинск оказался именно таким тихим и уютным городком, каким его и представлял Владимир. Мужчина бросил недокуренную сигарету в урну, по привычке проверил наличие в ней горючего мусора и убедившись в чистоте перед общественностью, направился в сторону перекрёстка. Старенькую "Хонду"  он оставил неподалёку, но сейчас следовало заскочить ещё в пару мест, прежде чем седлать железного коня.
До города он добирался долго и муторно, не без приключений. Последнее из них оставило в подреберье тупую боль, а на футболке рваную дыру - аккурат на месте дислокации печени. Хорошо ещё - парнишка нападавший оказался криворуким идиотом. В противном случае, Серого ждала больничная койка, а не курорт среднего класса. Про койку - это он пошутил, конечно. Канава придорожная, не койка. Времена пошли серьёзные, раньше было проще жить.
"Теряешь сноровку, мужик."
Серый прищурился на солнечный диск, стыдливо прикрывшийся перистым облачком и тут же отвёл взгляд. На сетчатке осталась парочка ярких выбеленных пятен, мешавших обзору.
"Зараза..."
День обещал быть отличным, дул лёгкий свежий ветерок, прохожие на улицах казались особенно приветливы после привокзальной суеты и низкосортных ночлежек с номерными названиями.
Светлая улица оказалась таковой не только фигурально, дом номер четыре отыскался быстро, вот только нужная дверь была заперта. Лукашов вопросительно приподнял брови.
- Не понял.
Мобильник ожил одновременно с последним изречённым слогом.
- У аппарата.
Кажется, он заранее знал, кто это будет, даже не стал смотреть на определитель вызова, всё равно выдаст привычный глазу "Неизвестный номер".
- Здарова, Серый. Где гуляешь?
Отличное приветствие. Мужчина привалился плечом к запертой двери и зажав трубку ухом, принялся обшаривать карманы в поисках полупустой сигаретной пачки.
- Да вот, с дверью твоей целуюсь. Ты где, Валя?
Валентин Соломеев крякнул на ненавистное прозвище и отозвался спустя пару мгновений. Рёв двигателя глушил трубку.
- На сборах. Неожиданно всех Ангелов согнали.
"А мне везёт."
- Ясно, так где ты, Валя? - проникновенно ответил вопросом Серый, пытаясь высечь искру из металлической зажигалки. Мимо прошла симпатичная кудрявая девушка в голубом лёгком платье, кокетливо открывавшим длинные загорелые ноги. Серый подмигнул незнакомке, усмехнулся на быстро отведённый взгляд карих глаз. Да уж, его сегодняшняя помятая ночной жизнью морда годилась только на милицейские ориентировки.
Ответа от собеседника не последовало.

+1

3

Свернутый текст

Всё прекрасно!

Лето было прекрасным! Как и всегда в этих местах. Алиса вернулась домой – в городок, где прошло её детство. Куда она постоянно старалась сбежать и где её неизменно находили. Теперь всё, здравствуй, самостоятельная жизнь, никто искать не будет.
Тихий рыбацкий городок, построенный на склоне горы, лишённый комфортабельных пляжей и дорогих гостиниц почти не привлекал туристов. Разве что «дикарей», желающих провести отпуск подальше от шума и суеты. Отсутствие туристических толп Алисе тоже нравилось. И способствовало данному участковому обещанию. Которое она, по дороге сюда, всё-таки нарушила, но угрызений совести не испытывала – тот тип явно приехал отдыхать на ворованные деньги.
Связываться с бюрократами, протирая штаны перед кабинетами скучных чиновников, сразу после приезда не хотелось. Хотя в милиции отметиться стоило. Участковый обещал поспособствовать устройству на работу и получению места в общежитии, надо воспользоваться. Тем более, учитывая её планы на будущее.
Планы лежали стопкой книг и тетрадей на дне рюкзака. Браться за них в такую замечательную погоду не хотелось,  но выхода не было. Алиса твёрдо решила выбираться из той грязи, в которой завязла. А сделать это можно было только окончив школу и поступив в институт. И не где-нибудь, а в Москве. Почему-то казалось, что в столице, где полно музеев и библиотек, расстаться с прежней жизнью будет проще.
Но прежде стоило повидаться с Валькой. Может быть, пожить у него несколько дней, как в старые добрые времена, пока вопрос с общежитием не решится.
Возможно, стоило сначала позвонить. Но сотового у Алисы не было, а к автомату на вокзале было слишком большая очередь. Поэтому Алиса решила завалиться без предупреждения. Валька – человек честный. Если не вовремя, скажет сразу. И знает, что Алиса поймёт. Но без чая и пельменей всё равно не отпустит.

У Валькиной калитки топтался незнакомый парень. Скорее даже мужчина. Судя по всему, тоже байкер. Выглядел так, будто размышлял, подождать хозяина или наплевать и уйти. Точнее, уехать. Почему-то у Алисы не возникло сомнений, кому принадлежит оставленная неподалёку «Хонда».
Алиса подошла ближе. Видок у неё был тот ещё – мелкая девчонка, на вид не больше двадцати лет, в потёртых камуфляжных штанах слегка не по размеру, какие можно купить недорого в любом армейском магазине, белой обтягивающей футболке, подчёркивающей довольно большую для такой пигалицы грудь, и с громадным туристическим рюкзаком на спине, явно тяжёлым, руки обвешаны фенечками и кожаными ремешками, на груди – дешёвая подвеска в виде пентаграммы с направленным вверх лучом, висящая на кожаном шнурке.
- Валька дома? – спросила Алиса вместо приветствия.
Хотя во всем признакам выходило, что нет.

Отредактировано Алиса (2015-06-12 14:08:18)

+1

4

Валя то ли потерял на ходу мобильник, то ли разнёс его в клочья волной своей эпической крутости, потому что после непродолжительных помех, механический мужской голос сообщил Лукашову о том, что его попытки поговорить с товарищем бессмысленны. Дождавшись повторного сообщения на английском, мужчина сбросил вызов. А чего он хотел, собственно? Да много чего, список озвучим позже.
Почесав в затылке и подумав о том, что неплохо было бы где-нибудь перекусить, Серый развернулся на каблуках и нос к носу столкнулся с молоденькой девчонкой, нагруженной вещами. Симпатичная мордашка, ясные голубые глаза, точёная фигура, частично скрытая одеждой универсального стиля. И чего это Вале такое счастье свалилось? Где на свете белом справедливость? Нет её, нет.
- Ага, умотал куда-то паршивец, адреса не оставил, - Серый улыбнулся, - На каникулы? Или так?
Впрочем, какая разница? Он уже хотел было распрощаться с незнакомкой и поискать в городе забегаловку подешевле, как вдруг остановился и огляделся по сторонам. На улице никого, кроме синеглазой девушки, не было. Соседние дома выглядели довольно тихо, если кто и прятался за шторкой, то виду не подавал. По пыльной дороге весело скакал молодой воробьишка, наверное совсем недавно выбравшийся из гнезда и с интересом осматривавший открывавшиеся перспективы. Ассоциация была прямой.
- Знаешь, - протянул мужчина, делая шаг в сторону калитки, - Заваливай. Нечего с таким баулом по улицам мотаться.
Резко дёрнув дверцу на себя, Серый перешагнул границу участка, направившись к дому, стены которого при ближайшем рассмотрении оказались выкрашены не грязно белой, а голубой краской. Верхний слой облупился на солнце, но было видно, что за обновлением дело не станет.
"Наприглашал гостей, а сам свинтил. Пусть потом не жалуется."
Конечно, Соломеев мог и в ментовку настучать за такой беспредел, да только боком выйти может. Тем более, Лукашов сюда не старое барахло тырить приехал, а по важному делу.
Владимир оглянулся назад, прищурился от яркого солнца, перед глазами всё ещё плавали синеватые остатки пятен, скрывавших часть обзора.
В начале улицы появилась одинокая старческая фигура, скоро бабуля доползёт до калитки. Увидит неизвестных, начнёт орать и махать клюкой во все стороны. Это было бы очень не кстати.
Поковыряв кривой железякой в замке, мужчина дёрнул за ручку двери и скрылся в полумраке. Конечно, девчонка имела полное право не идти следом, мало ли, кто он такой и что здесь забыл? Но Серый оставил дверь открытой. Чуть позже надо будет загнать мотоцикл во двор, да вещички раскидать. Вечером будет ясно.
Внутри стоял отчётливый запах деревенского дома, пол слегка поскрипывал под ногами, в воздухе кружились редкие пылинки.
- Неплохо устроился, хвалю, - проговорил мужчина в пустоту гостиной, на удивление чисто прибранной. Глядя на Валентина Соломеева, сложно было представить порядок в его доме.
- Пожрать есть? - холодильник находился на кухне, всего в двух шагах от входа. Удобно, если приползаешь домой под утро и единственным твоим желание является холодная банка пива и постель. По тому, как в доме располагались предметы мебели и техника, можно было проследить ежевечерние перемещения хозяина с точностью до минуты.

0

5

- Домой, - ответила Алиса, не уточняя, что она называет домом – весь город или Валькину халупу.
Валькин дом был убежищем. Не только для неё, для других таких же, как она. За помощь в хозяйстве она рассчитывала пожить у него, пока не решится вопрос с работой и общежитием. Но нет, так нет, летом и в лесу хорошо с палаткой и котелком вермишели с тушёнкой. За неделю, пока она поживёт на свежем воздухе, её, наверное, никто не потеряет. Потом, после устройства на работу, фиг выберешься. Последним беззаботным летом стоило воспользоваться по полной программе. Особенно с учётом того, что о деньгах долго не придётся задумываться. И всё, больше никогда, как обещала участковому…
Алиса уже собралась развернуться и уйти, как вдруг…
- Эй, ты чего? – Алиса опешила от такого нахальства незнакомца. – Валька тебе шею свернёт, когда вернётся!
Ну вот, проникновение на частную территорию со взломом. Вот только ей соучастия не хватало.  Даже свидетелем – никакой радости. Здравствуй, новая жизнь! Хорошо же ты начинаешься!
Алиса немного потопталась у калитки. Сначала думала – свалить. Будто здесь её не было. Ну, можно анонимный звонок в милицию сделать, если автомат по пути попадётся. И свалила бы, будь это чужой дом. Но с Валькиным логовом так поступить она не могла. И милицию вызывать… Вальке бы не понравилось. Поэтому Алиса решила принять приглашение и войти. Заодно проследить, чтобы взломщик ничего не украл.
Подстёгивающим фактором стала соседка, мирно ковылявшая по дороге. Эту бабку Алиса хорошо знала. Мимо неё не пройдешь, сделав  вид, будто тебя тут не было. Издалека заметит, будто вместо глаз – подзорная труба.
Решив не пересекаться с бабулей, Алиса вошла и плотно закрыла за собой дверь.
- У меня тушёнка есть, - сказала она в ответ на вопрос о еде. – И вермишель.
Сбросила рюкзак и, опережая взломщика, устремилась на кухню.
- По шкафам не лазить, - предупредила она. – И ничего не красть!
Впрочем, грабители не приходят средь бела для и не вскрывают замки на глазах у случайных прохожих. И мотоциклы на видном месте тоже не оставляют. Значит, вероятно, свой человек. Но Валька всё равно взлому не обрадуется!
Алиса нашла большую кастрюлю, критически осмотрела и вручила мужчине.
- Тащи воду из колодца. Из-под крана ржавая и невкусная. Через веранду выйдешь в огород, там маленькая калитка, за ней тропинка, ведёт прямо к колодцу. И не задерживайся, я тоже голодная, как сто волков. Телек не включай, он меня бесит и пищеварительному процессу не способствует.
Дав указания, Алиса принялась вытаскивать из рюкзака вермишель и тушёнку.

Отредактировано Алиса (2015-06-15 16:59:34)

+1

6

- Сеструха, значит? - утвердительно спросил Лукашов, открывая дверцу холодильника. Внутри одиноко тухла банка горчицы трёхсотлетней выдержки. Судя по всему, Валю с постели взяли, так как раньше у Соломеева всегда находилось чем поживиться. На крайний случай - банка пива в загашнике.
"Сеструхами" в среде Железных Ангелов называли молодых девчонок, таскавшихся за байкерами. Серьёзным делом это никто не считал, кроме, разве что, самих девчонок. Менялись сеструхи часто, у Валентина так по три штуки в месяц. И где он их только находил?
Родная сестра, впрочем, у Вали тоже имелась. Правда, была она старше брата на три года, жила в Сызрани и занималась разведением кроликов. Или черепах? В общем, со зверьём возилась и считала Валю самым безответственным и аморальным типом в мире, по которому уже давно нары плачут. В чём-то она была права.
А девчонка оказалась хозяйственной. Только переступила порог, так рванула на кухню, что Владимира чуть ветром не снесло. Видимо, тоже проголодалась.
- Тушняк - это вообще замечательно, - вернувшийся с охоты Серый выбил из смятой пачки предпоследнюю сигарету и сунул в рот, заглянув в настенный шкаф. Но там обнаружилась лишь резвая стайка мелких тараканов, прыснувших в разные стороны. Хорошо хоть не бешеная крыса и на том спасибо.
На стене кухни обнаружилось несколько криво приклеенных к обоям вырезок из журналов. Вопреки ожиданиям, на фотографиях красовались не модели мотоциклов, или полуголые актрисы, а какие-то таблицы и графики, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся экономическими выкладками некоего Афанасьева З.С., считавшего, что область давно пора вытаскивать из социальной катастрофы.
"Удачи, приятель"
- Есть трисч сержант, - ухмыльнулся Лукашов, - Языка тащить?
Девчонка была совсем не похожа на типичных подружек-однодневок Соломеева. У этой чувствовался характер.
Веранда оказалась открыта. То есть просто распахнута настежь. Серый покачал головой и огляделся по сторонам. Перед глазами открывался вид на соседние участки, они убегали вдоль улицы нестройной двойной шеренгой, а затем резко обрывались где-то через десяток серо-стальных покатых крыш. Улица заканчивалась. Обозначенная ранее тропинка нашлась моментально, а с ней и заветный колодец. Погода установилась прекрасная, чистоту неба портило лишь одинокое облачко, медленно и вальяжно набиравшее массу над самой головой.
Мобильник в кармане ожил неожиданно, не отозвался громкой трелью, а забурчал вибрацией, неприятно защекотав кожу в районе бедра. Серый в недоумении полез доставать трубку. Смс-ка? Сам он ими не пользовался, да и все его дружки-знакомые предпочитали долгому набору сообщений простой и удобный звонок.
На экране отобразился Валин контакт, под ним неразборчивая кракозябра, начавшаяся с трёх букв. Нет, не тех знаменитых, что на заборе пишут, более цивилизованных, но от этого не особенно понятных.
"ВАЛ%%%#3№№ъхх/&&&%%ОМ"
Информативно.
Покачав головой, Серый набрал обратный звонок, но ответ был прежний. Недоступен, когда откликнется - одному богу известно.
- Ладно, как хочешь, - пробормотал под нос мужчина, только сейчас вспомнив о том, что забыл поджечь сигарету. Курить отчего-то резко расхотелось.
Пополнив содержимое пачки, Серый подхватил полное ведро и двинулся в обратном направлении. Вода тихо плескалась в ёмкости, вымывая тревожные мысли.
Как говаривали друзья, Владимир Иосифович обладал неплохим умением "чуять жопой". Но в этот раз волшебная часть тела помалкивала, решив дать хозяину несколько часов отдыха. Быть может, зря.
- Я Серый, кстати. Тебя как величать? - Лукашов бухнул на разделочный стол полное ведро, - Языка не нашёл, звиняйте.
Он оглянулся на входную дверь, тут мобильный опять подал признаки жизни, на этот раз кто-то позвонил.
- Не скучай. Если что - кричи, - мужчина подмигнул девушке и вышел из кухни, нахмурившись при взгляде на экран телефона. Нет, это не Соломеев, до которого Серый пытался дозвониться столько раз подряд (больше двух для Лукашова уже было невероятным количеством).
- У аппарата.
- Привет с Большой Земли, - усталый голос в трубке закашлялся, - Серый, ты где сейчас?
- Не в Питере, - мужчина спустился с невысокого крыльца и засунув большой палец свободной руки в карман джинсов машинально пинал первую ступеньку. Дерево отзывалось глухим невнятным звуком.
- Чёрт, жаль. Ну ладно, то...
- Слышь, Михалыч, - Лукашов зажал трубку плечом и в который раз полез за сигаретами, - Ты Вале дозвониться можешь?
На том конце пробормотали что-то невнятное, затем собеседник вернулся, вновь закашлялся, проговорил:
- Не пробовал. Важно?
- Да не, не особо. Слышь Михалыч, ты там свою пневмонию давно запустил? Давай лечись, подохнешь, кто мне косарь выплачивать будет? - Серый ухмыльнулся, - Я ведь помню.
Опять кашель, на этот раз явно наигранный. Лукашов саданул ступеньку сильнее, что-то хрустнуло, вертикальная доска ввалилась внутрь, открыв темноту небольшого проёма.
- Блин...
Не хватало ещё дом до кучи развалить. Вот будет номер, вернётся Соломеев с разряженной мобилой, а на месте родной берлоги гора битых досок. Девчонку, так уж и быть, придётся спасать из-под завалов и оттаскивать в больничку. А самому валить, так как чёрт с ним с Валей, но эта генеральша точно Серого не простит.
- Давай, я спать, - Михалыч всё ещё висел на телефоне.
- Не болей, друг.
Серый присел на корточки и попытался достать выбитую доску. Не получилось. То ли он и впрямь засандалил по ней со всей силы, то ли крылечко пора было менять.
В нише что-то было, прищурившись, Лукашов внимательно всмотрелся в темноту, прорезаемую рассеянными редкими лучиками света, бившими сквозь щели в досках.
- О как.
Прямо посреди заросшего высохшей травой участка лежал чистенький аккуратный "Макаров", ствол зловеще поблёскивал. Сразу за оружием белел какой-то целлофановый пакет с красной не читаемой надписью, содержимое которого оставалось для Серого загадкой.
Решив, что он и так достаточно много узнал, мужчина приладил доску на место и отряхнул колени. На улице по прежнему никого не наблюдалось, даже еле ползающая бабка уже ушла.
- Ну что, помощь нужна? - Лукашов вернулся на кухню, выложил мобильник и многострадальные сигареты на стол, - Или сама справишься?

Отредактировано Серый (2015-06-16 23:38:05)

+1

7

- Типа того, - равнодушно отозвалась Алиса, не собираясь объяснять особенности своих с Валькой взаимоотношений первому встречному.
- Тащи, всё тащи, что съедобно. Кроме поганок и мухоморов. Волчьих ягод, пожалуй, тоже не надо.
Она прошлась по полкам в поисках… чего-нибудь. Ничего, кроме солонки с перечницей и какой-то универсальной просроченной недоприправы не нашлось. Заглянула в холодильник, достала горчицу, понюхала, сморщилась, отправила в мусорное ведро вместе с приправой. Заглянула в морозилку, нашла там намертво вмёрзшие сосиски и синюшного цыплёнка, признав находки допустимой степени съедобности, закрыла дверцу.
К тому времени, как мужчина вернулся с водой, Алиса уже освоилась на кухне, отправила в стирку пыльное полотенце, достала новое, откопала где-то фартук и теперь производила впечатление полноправной хозяйки.
- Алиса, - представилась она, переливая воду в кастрюлю и ставя на огонь. – Только так и никак иначе, - предупредила на всякий случай, а вдруг перед ней любитель идиотских сокращений. – В стране чудес не была, в космос не летала, лисиц в роду не было, - добавила чуть погодя, сразу пресекая все возможные ассоциации, которые сопровождали её на протяжении всей жизни.
В разговор Серого она не вслушивалась, занимаясь своим делом. Когда он вернулся, и предложил помощь, из кастрюли уже аппетитно пахло макаронами с мясом.
- Справилась уже. Но зелени нарвать в огороде не помешало бы. И посуда на тебе, я терпеть не могу мыть посуду. Масла, к сожалению нет, надо будет потом в магазин сгонять. Тут недалеко, через две улицы.
Алиса торопливо накрыла на стол, разложила своё варево по тарелкам, заварила ароматный китайский чай с какими-то экзотическими лепестками, который привезла с собой, зная, какую дрянь привык пить Валька. Алиса, конечно, не была привередлива в еде, но шанс поесть вкусно никогда не упускала. И чай любила заварной. Дешёвые «утопленнички» напоминали ей о не самых приятных страницах её жизни.
- Рассказывай теперь, откуда взялся, - почти что потребовала она, когда Серый сел за стол. – И где тебя научили так в гости заваливаться, игнорируя запертые двери.

+1

8

Серый тяжело уселся на стул, шумно втянул носом воздух, медленно выпустил, собираясь с мыслями. Всё-таки стоило вызвонить Валю. Не самому, так через общих друзей. Мало ли что, может вляпался в неприятности? Впрочем, если вляпался и трубку не берёт сейчас, не факт, что возьмёт потом.
Придя к такому выводу, мужчина решил отложить решение этой маленькой задачки на более поздний срок,тем более, что сейчас вообще не хотелось заниматься тяжёлой умственной работой.
- Э, женщина, не борзей, а? - Лукашов зачем-то содрал журнальную вырезку с обоев, при повторном изучении на ней обнаружились косолапые пометки хозяина дома. Телефон редакции, указанный в конце последней колонки, вообще был обведён тонкой карандашной линией. Аккуратно так, едва заметно, - Я сегодня рыцарь, а не лакей. Сама в магаз сгоняешь, если так надо. Заодно пива возьмёшь.
Он помолчал немного, отложил вырезку в сторону.
- Не очкуй, денег дам.
Неожиданно перед глазами Владимира предстала отчётливая картина - Валя Соломеев, до макушки нагруженный продуктами, так что бороды не видно, тащится домой из магазина, а на пороге стоит Алиса в переднике, тапках, со скалкой в правой руке и вопит на всю улицу:
- А хлеб? Опять забыл, идиот несчастный?!
Серый заржал, благодарно кивнул девушке за поставленную перед ним тарелку.
- На зоне научился, милая, - он моментально посерьёзнел, потёр шрам на скуле, - По первой ходке.
На самом деле, сие умение Серый вынес из жизни дворового голозадого детства, развил до совершенства уже позже, в армии. Пользоваться приходилось часто, однако мужчина никогда не позволял себе лишнего. И в чужие дома-квартиры лазил лишь по острой необходимости. Вот как сейчас, к примеру.
- А взялся я оттуда же. Вот, откинулся - притон ищу. А ты у нас из ФСБ, значит? Или так, только собираешься зачисляться?
Только сейчас Лукашов понял, как же он проголодался. Дальнейший его монолог был прерван усиленной работой челюстей.
Вновь вернулась прежняя расслабленность, не хватало только баночки пива, да сигареты. Ну и так, по мелочи.
- Хвалю, готовить умеешь, - мужчина кивнул на чайник чая, - Что намешала? Признавайся.
Мобильник опять завибрировал, но Серый не обратил на это никакого внимания. Достали. Если это опять рвань от Соломеева, всё равно ничего не поймёшь, а если спам-рассылка от сотового оператора - тем более нечего смотреть.
- Сестру Валину знаешь? - меж тем спросил мужчина.
На кухню влетела жирная муха и принялась кружить над столом, гудя, точно вертолёт. Лукашов скривился. Почему-то из всех насекомых особенную ненависть у него вызывали эти мерзкие твари, действовавшие на нервы даже больше одинокого комара, затянувшего над ухом трель посреди ночи. Насекомое село на стол и было мгновенно уничтожено хлопком ладони.
- Тьфу-ты!
Серый посмотрел на потолок, в углу, прямо над краем стола, развесил свою ловчую сеть здоровенный паучище коричневого цвета. Кажется, он всё ещё завершал своё творение, так как лапки мельтешили то в одном секторе паутины, то в другом.
- Эй ты, зверь! Чего не работаем? - он посмотрел на девушку и добавил, - Давно говорил Вале - заведи нормальное животное.
Встал из-за стола и переместился к раковине - вымыть руки. Откуда-то издалека донёсся приглушённый расстоянием звук проехавшей машины и опять воцарилась тишина, нарушаемая лишь щебетанием птиц и шелестом листьев на лёгком ветру.

+1

9

- Ладно, за пивом сгоняю, так и быть, - согласилась Алиса. – Но посуда всё равно на тебе! – упрямо добавила она.
Иначе чего спрашивал, не нужна ли помощь? Из вежливости? Да вроде не похож на таких, кто из вежливости что-то предлагает, а на самом деле ждёт, что  собеседник откажется, из той же вежливости.
На газетные обрезки, которые рассматривал Серый, Алиса даже не взглянула. Какие-то скучные мелкие буковки про политику да мировые проблемы районного масштаба её нисколечки не интересовали. Вот Валькина стереосистема – это вещь! А ещё гитара, покрытая умопомрачительным чёрным лаком, с контрастно выделенным серо-стальным цветом грифом и солнечно-медными струнами, так и зовущими к ним прикоснуться – тоже вещь!
- Ого! – только и выдавила из себя Алиса, слушая байки про зону. Байки ли?
Внезапно нервно зачесалась щека, как раз в том месте, где у Серого был шрам. Алиса прогнала неприятное ощущение парой быстрых скребков ногтями, будто кошка блоху прогнала. И уткнулась в тарелку. Есть хотелось жутко, так что даже делать вид, что очень увлечена едой, не пришлось.
- По какой статье? – вопрос, который обычно после таких слов задают в детективах, прозвучал не так уверенно, как хотелось бы.
Похвалу Алиса приняла молча. Только довольно улыбнулась, радуясь, что мастерство оценили. Хотя обычно мужчины постарше удивлялись тому, что девчонка её поколения вообще знает, с какой стороны к плите подходить. А уж то, что готовить умеет по-настоящему, а не только на уровне разведения кипятком вермишели быстрого приготовления или разогревания полуфабрикатов в микроволновке строго по инструкции.
Серый, как ни в чём ни бывало, продолжал разговор. Алиса отвечала, слегка задумываясь. Не то что она испугалась Серого, вовсе нет. Ну, отсидел человек, ну, вышел, мало ли у кого чего в жизни приключилось. А вот совпадение было странное. Как напоминание о том, что у неё самой в рюкзаке лежала добыча… слишком крупная для случайного воровства. И тут ей встречается человек, который только что вышел на свободу. И не где-нибудь, а у Вальки дома. Заставляет задуматься.
- Да нет, никакое я не ФСБ. Я на биолога поступать буду. В Москву поеду. А как выучусь, снова сюда вернусь. Море изучать. А потом, может, и океан увижу.
Она отхлебнула душистого чая.
- Что-то, трав колдовских, чего же ещё? По дороге набрала, - она улыбнулась. – На самом деле вот, она положила на стол коробку. – А то у Вальки только «утопленнички» водятся, скучно.   
При упоминании Валькиной сестры Алиса непроизвольно поморщилась.
- Видела пару раз. А что?
И действительно, чего это он про сестру заговорил? Уж она сюда, случайно, не собирается? С Валькиной сестрой пересекаться Алисе не очень хотелось.
За полётом мухи и её бесславной смертью Алиса наблюдала равнодушно. Но стоило  Серому указать в угол, да ещё и прокомментировать… Алиса не сразу поняла, о каком животном идёт речь. А когда увидела…
Крестовик. Здоровенный такой, упитанный. Коричневый, с белым орнаментом на спине. Даже снизу было видно, как он старательно перебирает лапками, выстраивая новые, ещё блестящие тенёта, как подёргиваются в такт качающейся паутине формирующие нить отростки позади брюшка...
Алиса заорала. Выскочила из-за стола, едва не пролив чай и чудом не опрокинув закачавшийся стул. Отскочила в противоположный угол, дрожа всем телом, широко распахнутыми глазами глядя на паука, и в то же время стараясь на него не смотреть. Оглушительный крик не прекращался, пока в лёгких не кончился воздух. Тогда она шумно набрала вторую порцию, повернулась к Серому и, срываясь на визг, прокричала:
- Убери его отсюда! Пожалуйста! Только от меня подальше! А-а-а-а!!!

Отредактировано Алиса (2015-06-21 18:27:40)

+1

10

Серый стряхнул воду с рук, усмехнулся было:
- Я же гово... - дальнейшую часть фразы напрочь сожрала не нормативная лексика, оставив на откуп культурному читателю лишь запятые и пару междометий.
Алиса завопила так, что Лукашов готов был после резкого разворота на месте увидеть кого угодно - от восставшего из преисподней нечистого, до прибытия инопланетян. И не обязательно в таком порядке.
О въехавших прямо в дом на своих стальных конях в Ангелах, орущих в пьяном угаре нечто нечленораздельное, Серый не подумал лишь потому, что уже лицезрел совершенно пустую кухню. Ну как пустую, если не считать парализованной животным ужасом девчонки, трясущимся перстом указующей куда-то в район потолка. Цель перста, танцующего в воздухе замысловатый танец постоянно менялась, но Владимир каким-то чудом угадал, на кого из живых ныне земных существ получил заказ.
- Вашу ж Машу! - руки высохли сами собой каким-то магическим образом. Но мужчина не обратил на сей феномен никакого внимания.
- Эй, а ну на меня смотри! - он оказался рядом с Алисой, схватил её за подбородок, меняя угол обзора девчонки, - На меня смотри.
Сейчас самое главное не дать панике пожрать её душу до конца, они и так уже привлекли ненужное внимание этим концертом, как знать, до каких границ распространяется широта терпения соседей Вали Соломеева.
Пощёлкав пальцами перед носом жертвы арахнида, Серый отпустил её, отступил на шаг, заводя руку за спину. Вот и пригодились Валентиновы расчёты.
- Замолкни, я его уберу.
Вешать на себя мокруху Серый считал не слишком благородным делом, к тому же ещё жила в его мозгу детская уверенность в том, что если умышленно раздавить представителя рода паучьего, погода за окном напрочь испоганится на ближайший месяц. Дурость, не иначе.
Перед мысленным взором неожиданно предстал некий безликий мужик в деловом костюме, демонстративно выпускавший кишки коричневому пауку, придавив его круглое тельце пустым стеклянным стаканом. Тихий хруст умирающего сопровождала задорная болтовня ведущей прогноза погоды. Размалёванная светловолосая девица в синем платье стояла поодаль и с игривой улыбкой сообщала о том, что циклон движется к южным регионам страны.
Паук вылетел за окно вместе с куском своего с таким тщанием отстраиваемого дома. Пару раз тряхнув свёрнутым в трубку листом бумаги, Серый повернулся к Алисе и выдал широкую улыбку победителя.
- Готово дело, милая, можешь жить дальше.
Он хотел было вернуться за стол и дочитать облепленную паутиной статью, как в дверь постучали. Настойчиво, дробно, чуть сильнее необходимого.
- Кого черти принесли?
Сомневаться не приходилось, какой-нибудь сердобольный горожанин решил проверить, что происходит в доме напротив. Ибо менты так быстро к двери Соломеева телепортироваться не могли физически. Не те технологии.
- Сиди тут, - предупредил мужчина резче, чем планировал и вышел из кухни. Пока он делал эти несколько неторопливых шагов, прислушиваясь к происходившему снаружи дома, стук повторился вновь, сопровождаемый громким мужским голосом:
- Валя, не дури.  Я поговорить.
- Вали нет, чего хотел? - Лукашов выглянул наружу и тут же столкнулся взглядом со старым знакомцем.
Пётр Костин сощурил карие глаза и удивлённо изогнул бровь. За его спиной маячила физиономия молодого парня лет восемнадцати. В отличии от Петра, оказавшегося точной копией представляемого недавно Серым убийцы пауков, второй гость отсвечивал дешёвым спортивным костюмом, настолько явным детищем китайской промышленности, что Владимир несколько удивился не обнаружив над воротником улыбающиеся узкоглазое лицо. Не азиат. Кавказец. Что тоже не радовало.
- Давно не виделись, Серый, - Пётр ненавязчиво установил левый ботинок в дверной проём.
- Давненько, - радушия в голосе Лукашова не прибавилось и на грамм. С Костиным у Серого когда-то были общие дела. С тех пор эти люди старались к друг другу не приближаться без острой необходимости. Пётр не считал своим долгом платить по счетам, Серый - общаться с предателями.
- Теперь всё ясно, - заключил собеседник, проведя в голове некий неведомый Серому подсчёт, - Почему я не удивлён? Впрочем, времени мало. Лучше отдавай по хорошему.
- Кажется, отдавать должен ты, - Серый не сдвинулся с места. Молодой кавказец за спиной Костина нервно дёрнул плечом. Щенку не терпелось броситься в драку.
"Что я пропустил?"
Лукашов пребывал в полнейшем недоумении когда и где успел перебежать дорогу представителю не самой мелкой преступной структуры этого региона. Пётр покачал головой и с силой толкнул дверь, заходя в дом. Кавказец ухмыльнулся, зыркнув на Серого нехорошим взглядом. Мужчина в долгу не остался.
- Да ты не один, - Костин заглянул на кухню, - Познакомишь? - он опять улыбнулся. Той самой холодной тонкой улыбкой, которая будила в памяти Лукашова не самые радужные воспоминания. Ночь, отдалённый раскат грома, рёв двигателя, гравийный фонтан из-под колёс, далёкий крик. Мужчина сморгнул обрывки воспоминаний двухлетней давности.
- А... - мужчина кивнул на Алису, - Взял на вокзале, одному скучно, - он цыкнул зубом, пожал плечами. Кажется, ему не поверили. Впрочем, Пётр потерял к девушке всякий интерес. Веранда всё ещё была открыта, Серый кивнул Алисе:
- Звиняй, Манька, в другой раз. Ну-ка свалила, дядям перетереть за жизнь надо.
Но манёвр изначально был обречён на провал, у второго выхода появился третий тип, тот самый мелкий засранец, что едва не угробил Серого по дороге в Горноречинск.
"Ах ты ж..."
Ёмко. Белобрысый новичок узнал Лукашова, сосредоточенно сжал губы, опёрся плечом о дверную раму, и как ему казалось небрежно запустил руку в отяжелевший карман кожанки, перекрыв последний выход.
"Ещё бы знать, какого хрена..."
- Понравилась, что ли? - ухмыльнулся Серый, пожал плечами, - Ну как знаешь.
"Гадство"
Мысли метались от одного решения к другому. Будь он один - всё решилось бы куда проще. Но так совсем не интересно. Верно, мироздание? Надо было ещё раньше вытолкать Алису прочь, пока не поздно. Девка она борзая, не смолчит и получит по первое число.  Совершенно не за что, между прочим. Такого Лукашову совсем не хотелось. Он видел взгляд щенка-кавказца, которым тот вцепился в девушку.
"Трое. Зашибись."
Он начинал подозревать, в чём тут дело.
"Валя. Убью."
- Ну и? Я не намерен ждать.
Костин вопросительно вскинул подбородок, скрестив руки на груди.
- Без понятия, о чём ты. Просветишь? - как можно спокойнее поинтересовался Серый. Пётр испустил вздох сожаления, тут же сменившийся прежней ледяной улыбкой.
- А я надеялся, что ты так скажешь.

Отредактировано Серый (2015-07-03 00:28:52)

+1

11

Алиса в ужасе наблюдала за движениями Серого.
- Там… не всё… - дрожащим голосом сказала она… - ещё висит…
Рваная паутина выглядела ещё неприятней целой, хотя и не такой опасной без паука. Всё равно привлекала к себе внимание.
- А вдруг он… вернётся? Они всегда возвращаются на старое место.
Стук в дверь заставил Алису вздрогнуть от неожиданности.
- Не открывай, - попыталась она остановить Серого. – Нас не должно здесь быть…
Но не успела. Серый её будто вовсе не услышал.
Сидеть в кухне с рваными ошмётками паутины она точно не собиралась. И хотя в углу почти ничего не было видно, Алиса знала, что паутина осталась, и этого знания было достаточно для того, чтобы прорасти спорам фобии, за которую Алиса порой презирала саму себя, но ничего не могла поделать.
Разговор мужчин Алиса слушала, не веря своим ушам. Как в детективах! Обычно после таких разговоров случается чья-то смерть.
Мужики, которых Алиса видела впервые, вели себя так, будто в Валькином доме они хозяева, а не Валька. И Серый был им знаком. А, собственно, что в том удивительного? Если Серый приехал к Вальке, мог знать и его друзей.
Эти, впрочем, на друзей никак не тянули. Алиса испугалась. Даже на некоторое время забыла про паука. Решив, что лучшая защита – нападение, Алиса собрала в кулак всю свою смелость.
- Эй, вы чего себе позволяете? – грозно взглянула она на нарушителей спокойствия. – Это Валькин дом. Пока Вальки нет, я тут… на хозяйстве.
Нельзя показывать страх и неуверенность. Для таких они как кровь для пираний. Почуят – сожрут.
- В грязной обуви по дому не ходить! – Алиса повернулась к тому, который вошёл со стороны веранды. – Ты слышал? Марш отсюда. Обойди и войди как нормальный человек – через крыльцо. Мыть руки и за стол, потом разговаривать будете. Я не собираюсь из-за вас есть холодное.
Вермишели она наварила достаточно. Должно на всех хватить. А пока она их отвлекает, Серый обязательно что-нибудь придумает.

+1

12

Кавказец как-то странно булькнул. По его мнению это был короткий смешок, Серый же полагал, что именно такие звуки должно издавать человеческое горло на последней стадии удушения.
Лукашов мысленно поставил Алисе пятёрку с плюсом за сообразительность. Как он не опасался за её километровый язык, однако именно он немного выровнял ситуацию. Костин скосил глаза на скрестившую руки на груди девушку, затем кивнул кавказцу.
- Садись, Руслик, садись.
Белобрысый приглашения не получил, потому остался на месте, молчаливо глядя на набившихся в кухню людей. Взгляд его торопливых бледно-голубых глаз перебегал с Серого на Петра и обратно. Изредка мазал по плечам и спине Алисы. Руку из кармана паренёк не убирал, да и внешне напоминал скорее плотно сжатую пружину, чем расслабленного и спокойного человека, каким без сомнения хотел показаться.
Названный Русликом кавказец, тем временем, подождал, пока начальство займёт себе место.
- Девочка, чего стоишь? Угощай дорогих гостей, - Костин от души сжал плечо Серого. Белобрысый напрягся ещё больше, хотя казалось, что это невозможно. Ещё немного и он попросту треснет с громким звуком, непременно до одури перепугающем присутствующих.
"Было бы не плохо", - вяло подумал Лукашов, скосив взгляд на собеседника.
Руки мыть никто не стал, как и возиться с обувью. Однако, большая часть команды противника заняла сидячее положение, что уже можно было считать небольшой победой. Впрочем, Серому тоже пришлось оседлать один из табуретов. Один-один, в общем зачёте.
- Давай мы пропустим печальную историю, которую ты уже придумал, и перейдём к сути, - начал было Костин, но осёкся, глядя на скомканные листочки, ранее с таким вниманием изучаемые Серым.
- Это что? - потянувшись к ближайшей таблице, Пётр резкими движениями стёр с пальцев моментально налипшую на них паутину. Едва заметные глазу лёгкие серые комочки полетели на пол. Паук мстил даже после своего изгнания.
- Ладно, не важно, - брезгливо сморщившись и тем самым выдавив из кавказца ещё один "бульк", Пётр оглянулся на Алису, - Девочка, никуда не уходи. Тебя это тоже касается.
"Не касается это вообще никого, кроме дебила Вали. И, быть может, ещё какого-нибудь такого же одарённого из Ангелов..."
Лукашов начал думать сложно и размеренно, верный признак надвигавшейся опасности. Сигнал, поданный организмом пришёл столь поздно, что мужчине самому захотелось весело похрюкать на пару с тощим, как телефонный провод, Рустиком.
Ветер стих, с улицы донёсся далёкий звук мотора. Не автомобиль, одинокий мотоцикл. Было бы круто, если Соломеев вот прямо сейчас едет домой, а там его ждут шикарные приключения.
"Размечтался"
На этот мстительность отошла от руля, больше о Вале Серый не думал. Он мельком глянул на человека, стоявшего у запасного выхода.
"Ну же, расслабься, щенок... "
Он добавил ещё  парочку цветастых определений, но уже в адрес Костина.
- Хорошо, я сегодня добрый, - тот точно услышал, что о нём кто-то думает, - Я сейчас начну, а потом продолжу. Закончишь уже ты. Или твоя Манька. И никак иначе.
Спасибо хоть клешню с плеча убрал, а то уже достало. Серого и вправду достало видеть перед собой эту холёную морду, чем-то отдающую немчурой. А как всё хорошо начиналось...
- Вы с Валентином...
- Не мы, вы, - поправил Серый, спокойно глядя в глаза Костина. Тот скривился, как от зубной боли.
- Вот ведь, Серый. Никакого воспитания. Я же сказал, что я...
- Я слышал, - мужчина взял листок, которым побрезговал Пётр и аккуратно сложил его в четверо, разместил на столе перед собой, точно миниатюрную салфетку.
- Вы с Валей мутили дела, потом ты решил его кинуть. Но внезапно оказалось, что Петруша не самый ловкий парень на деревне. Верно? И теперь, когда основная добыча уплыла из рук, ты притащился сюда, в надежде отвести душу на совершенно левых людях. Не хорошо, Петя. Не по взрослому.
Лукашов понимал, как сейчас рискует. В прошлый раз они с Костиным разошлись достаточно мирно, но тогда раз за спиной этого гада не было двух полоумных щенков, а в рюкзаке Серого не сидела считающая себя бессмертной девчонка.
- Борзеешь, - бросил Пётр. Кавказец напрягся. Да что с ними не так?
- Есть резон, - Владимир скрестил руки на груди, отклонился назад, едва не прислонившись спиной к Рустику. Чувствовать сзади этого хмыря было противно.
На Алису мужчина вообще не смотрел, дабы не провоцировать фантазию Петра на новые попытки разговорить собеседника. Пока ещё собеседника.
- Значит, не знаешь, - глаза Костина сузились, приняв какой-то нереальный, почти чёрный оттенок.
Серый внутренне приготовился отбиваться. От Рустика, от белобрысого щенка, готового взорваться с минуты на минуту, да от того же Пети, который руки марал редко, но со вкусом.
Однако, ничего не произошло.
- Верю, - неожиданно улыбнулся Пётр, - Верю, Серый. Наш славный рыцарь старого мира не лжёт никогда.
"Это ещё к чему?"
- А ты, девочка? Что скажешь?
"Ясно... Рыцарь, значит..."
Это было нехорошо. Как Серый не старался, но очевидный путь развития событий продолжал разворачиваться у него на глазах.
Самое паскудное в ситуации было то, что щенок таки начал переводить дух. Это могло послужить остальным отличным примером. И для Серого появится лазейка. Как раз через белобрысого щенка. Но если Лукашов свалит, то полностью подтвердит подозрения Костина. И тогда им с Алисой от него не отвязаться, разве что...
Почему с Алисой? Вы что, думали, что Серый после всего, что между ними произошло, бросит девушку в окружении кучи негодяев? Да он же ради этой язвы паука с насиженного места согнал, что там какие-то жалкие разбойники?
Пётр не зря назвал Серого рыцарем. Был у мужчины некий пунктик по поводу слабого пола, да и вообще.
- Я задал вопрос, - в тоне Костина прорезался прежний приказной тон. Серый глянул на девушку через плечо, в угол обзора влез горбатый нос кавказца, начавший потихоньку покрываться испариной. Блондин тоже маячил где-то неподалёку. Пётр развернулся к девушке всем корпусом, смотрел выжидательно.
- У меня предложение, - внезапно влез Лукашов, - Давайте ждать Валю все вместе. Пусть он и объясняет. Всё равно должен был заскочить.
- Да ну? - Костин скосил глаза в сторону, - С какой это радости?
"Дебильный диалог..."
В подреберье заныло. Тупо и неприятно, как старая давно затянувшаяся рана. Последнее предупреждение нервной системы.

+1

13

Алиса ещё не решила, пора ли пугаться по-настоящему. И какой чёрт понёс Серого открывать дверь в чужом доме? А что, если Валька предполагал приход этих… потому и свалил? Жди его теперь, обождёшься.
- А не многовато ли наглости? – с вызовом спросила она, пытаясь строить из себя обыкновенную хозяйственную тётку. – Вы по дому в грязной обуви, руки не моете, а я вам выложь и положь, как полагается? Откуда вы такие взялись? Что-то раньше я вас у Вальки не видела.
Вермишель она им всё-таки положила. Побоялась разозлить окончательно. Но сама за стол не села, заняла место рядом с плитой и кастрюлей, в которой осталась горячая вода. Какое-никакое, а средство самообороны.
Как незваный гость стряхивал паутинные комочки на пол, Алиса не видела, иначе завопила бы от омерзения.
- Ничего я не скажу, - упрямо ответила она. – Меня Валькины дела не касаются. И не надо тут строить из себя бандитов с большой дороги, если у вас с Валькой общие дела, то и я вас не боюсь. Валька вернётся, с ним и разбирайтесь. А моё дело маленькое – за хозяйством смотреть.
В подтверждение своих слов она достала огромную кастрюлю и сунула её прямо в руки блондину, обходившему периметр и как бы случайно оказавшемуся неприятно близко.
- Сгоняй к колодцу за водой, если всё равно за стол не садишься, а то на чай уже не хватит, - приказала она, сама готовясь опрокинуть кастрюлю из-под вермишели на того, кто сунется первым.
Положение было не слишком выгодным, но выбирать не приходилось. Общаться с бандитами по их правилам Алисе хотелось меньше всего.

+1

14

Вот сейчас, в эту самую минуту Серому очень захотелось удариться лбом о стол. Так сильно, как только можно. Пробить столешницу и встретиться с полом. Уничтожать новое препятствие было не обязательно, только зафиксировать сам момент воссоединения с выскобленной деревянной поверхностью. А чего мелочиться-то?
Читал Как-то Лукашов дрянной дорожный детектив, вышедший из-под пера российского автора. "Месть по закону" он назывался. Был там эпизод с холодильной камерой и недалёкими бандюгами... Так вот, главный герой того творения даже близко не подходил к уровню мастерства Алисы настроить против себя окружающих.
С трудом поборов первоначальное желание, мужчина состроил морду кирпичом и всё-таки оглянулся назад. Тощий кавказец шумно сопел за спиной, как видно представляя себя самым опасным из тройки ввалившихся в Валин дом субъектов. На самом деле, Руслик был слабым звеном. Зачем только Пётр его с собой притащил? Или рассчитывал на лёгкое дело? Не похоже.
Блондин вопросительно посмотрел на начальство, его тонкие светлые брови не произвольно поползли вверх. Кастрюля продолжала выжидательно поблёскивать на свету матовым, покрытым многочисленными царапинками боком.
В этот момент зазвонил мобильник. Владимир скосил взгляд в сторону. Потный нос кавказца пропал из поля зрения, Руслик облокотился на стол, рассматривая вермишель, исходившую паром в его тарелке.
- Да, - резко отозвался Костин, откинувшись назад. Упёрся затылком в стену, выставил вперёд правую ногу. Поза сама по себе должна была символизировать. Мнимая расслабленность, уверенность в том, что ситуация полностью под контролем. В сущности, так оно и было.
- Что, прости? Я ослышался?
Ответ прозвучал смазано и глухо, конец его и вовсе сожрали помехи. Если только собеседник Петра не прибег к старой "хитрости" и сам их не создал.
По лицу Костина пробежала лёгкая дрожь. Он сразу же привёл себя в порядок, вернув невозмутимость, но Серый прекрасно понял, чем вызваны эти мимолётные перемены. Что-то пошло не по плану,скорее всего - всё. И сейчас Костину есть на ком сорваться.
"Дерьма на лопате"
- Валентин Соломеев... не приедет, - проговорил Пётр, отключая связь, проговорил с той спокойной тягучей интонацией, которая в фильмах частенько предваряет крупный эмоциональный взрыв.
"Вашу ж..."
Договорить Костин не успел. Серый, до сего момента абсолютно ненавязчиво крутившийся на табурете, наконец-то нашёл подходящую позу. Резко завалившись на спину, мужчина поддел ногой табурет, на котором угнездился Пётр, одновременно схватив со стола тарелку с лапшой, почти не глядя запустил её себе за спину. Руслик от неожиданности хрюкнул, погребённый под тушей Серого, а через мгновение затих, получив затылком в переносицу. Тарелка врезалась в шкафчик с посудой, раскололась на две части и окатила блондина своим содержимым. Пока Костин поднимался, запускал руку во внутренний карман пиджака, его табурет получил новый удар, Пётр вновь потерял равновесие, замешкался.
- Беги! - выкрикнул Серый, из положения лёжа подсекая ноги очухавшемуся блондину, тот нелепо взмахнул руками, едва не задев Алису, свалился на Лукашова.
Всё это действо заняло не больше нескольких секунд. Владимир и сам не поверил, что манёвр удался. Видать, Костин и его подельники Серого совсем не брали в расчёт. Как-то неразумно с их стороны. На испуг рассчитывали? С этой оравой желторотых щенков?
Кулак с хрустом врезался в челюсть, блондин всё-таки его достал. Дважды за время их печального знакомства! Это стоило отметить. Серый и отметил, перекинув тело через себя, ещё и ногой помог.
Повезло, Костин только-только выкарабкался из плена табуретки и стены.
На ногах Владимир оказался быстро, мельком оглядел развороченную кухню, отметил краем глаза разбитую дверцу шкафчика, ногу Руслика, торчавшую из-под перевёрнутого стола. Сбитого блондином Петра.
Без слов на ходу врезав коленом в лицо полусидящего под тушкой подчинённого Костина, мужчина проклиная всё на свете зачем-то подхватил рюкзак девчонки и бросился к выходу. Это только в крутых боевиках главный герой говорит что-то злодеям напоследок, в жизни всё обстояло несколько иначе.
Бешено скалясь на излишне яркое солнце, Лукашов выхватил взглядом перекрёсток, за которым оставил свой мотоцикл. Времени было мало. Между лопаток поселилась сколопендра, готовая вот-вот укусить в позвоночник, прогрызть насквозь. Он физически ощущал приближение опасности.
- Валим!
Всё, на этот мысли мужчины смыла некая ментальная волна, словно режим переключился.
"Мотоцикл. Дорога. Как можно дальше. И это дуру не забыть."
- А ну лезь, - прикрикнул он, седлая "Хонду", поблагодарил себя же за то, что успел заправиться по дороге к Соломеевскому обиталищу.
Похоже, мнимая угроза Лукашова в адрес Вали сбылась. Впрочем, сейчас мужчина об этом не думал.
Мотор взревел, заднее колесо описало изящный полукруг, ветер ударил по ушам. У Серого был всего один шлем, он достался Алисе.
Воздух разорвал грохот выстрела. Сколопендра сжалась в тугой комок, только сейчас мужчина понял, кто из них более уязвим перед этой новой атакой, грозившей сзади. Девчонку рюкзак вряд ли защитит. Но второго выстрела не последовало, подходящие цели скрылись за углом.
"Дебил несчастный. Как так-то?"
Лукашов выругался в голос, обложив по полной всё и вся, начиная с идиота Соломеева и заканчивая пассажиркой. Особенно досталось незваным гостям. Впрочем, как раз им-то на излияния души Лукашова было глубоко плевать.
Движение смазало пейзаж вокруг, частный сектор пролетал  мимо, расцвечивая пространство размытыми пятнами домов. Голубой, коричневый, белый, зелёный, снова коричневый и так до бесконечности. Города Серый не знал, но примерно представлял направление, в котором нужно было двигаться. Как можно дальше. И быстрее. Пока с ним кто-то есть.
А там видно будет.

+1

15

Бандит пустую кастрюлю не взял, а лишь покосился на главного, отвлёкшегося на телефон. Алиса, почувствовав напряжение, повисшее в воздухе, уже намечала траекторию полёта этой кастрюли, как Серый, воспользовавшись заминкой, полез в драку.
Кастрюлю Алиса всё-таки кинула, целясь в бандитскую голову, но промахнулась, только грохота создала. На неё никто внимания не обращал, были заняты Серым. Слабую девчонку, как боевую единицу, видно, не рассматривали. Им же хуже!
Алиса отступила к плите, выжидая момент. И когда Серый подхватил её рюкзак и дал команду к отступлению, прежде, чем уйти, опрокинула оставшуюся после вермишели горячую воду прямо на главного.
Хотела таким образом задержать. Хотя, возможно, только разозлила. От прозвучавшего вслед выстрела она едва не свалилась с мотоцикла, испуганно вцепилась в Серого и не отпускала, пока Валькина халупа не осталась далеко позади. Эх, Валька, не повезло тебе с друзьями!
Дорога шла сначала вдоль моря, потом свернула в хилый лесок на склонах двух холмов, и только после этого влилась в настоящую трассу.
Алиса с Серым не разговаривала. Что толку стараться перекричать рёв мотоцикла и свист ветра? Едет – и хорошо. От Валькиных дружков подальше. Ну, Валька, попадись только!
Далеко уехать не удалось. Дорогу впереди перекрыла съехавшая в кювет длиннющая фура, за ней уже начала образовываться пробка. Путь объезда для мотоцикла был только один – по встречной полосе. Алисе показалось, Серый не намерен сбавлять скорость. Стало страшно, пожалуй, ещё страшнее, чем на Валькиной кухне с бандитами. Грохот выстрела по-прежнему звучал у Алисы в голове. И остановиться страшно, и ехать по встречке тоже страшно. Алиса зажмурилась и ещё крепче вцепилась в Серого, не смея мешать ему в такой ответственный момент.

+1

16

Восторженный вопль за спиной заставил Владимира ухмыльнуться. Парень только-только обзавёлся мотоциклом и повёз свою девчонку кататься. Анька Шаржина вцепилась в пояс джинсов Лукашова и приподнялась на месте, пытаясь перекричать треск мотора, прижалась губами к самому уху.
- Давай быстрее!
- Не вопрос, - Владимир ухмыльнулся ещё шире, нагнулся ближе к рулю, набирая приличную скорость. Ветер свистел в ушах, мимо летели ночные городские огни. Рассекать на подобной скорости в черте Питера было опасно. Особенно на оживлённой трассе, особенно без шлемов. Впрочем, если парочка на скорости влетит в ограждение, шлемы их не спасут.
Владимир почувствовал, как Анины пальцы скользнули под ремень.
"Чертовка"
Он резко вывернул на встречную полосу, в пол оборота выкрикнул что-то в пустоту, наполненную ветром и длинными светлыми волосами пассажирки.
Резкий густой бас автомобильного сигнала, слепящий свет фар. Морда грузовика выросла перед мотоциклистом точно из-под земли, Лукашов среагировал на подсознательном уровне, чудом проскочив в узкий зазор между фурой, въезжавшей в город и потоком легковушек, его покидающих. Разномастные гудки за спиной, восторженные вопли Аньки и бешено колотящееся сердце, готовое выпасть через глотку на асфальт. Парень неловко свернул с дороги, остановился на обочине, переводя дыхание. Голова кружилась, мысль путались, пальцы кололо от переизбытка адреналина. Кажется, девушка, весело подпрыгивавшая позади и пихавшая своего кавалера в спину так и не поняла, на сколько была близка к смерти.

***
С тех пор прошло семнадцать лет, именно в ту очаровательно-кошмарную летнюю ночь Серый решил, что никогда не станет так рисковать. Сколько раз он нарушил данное правило?
Стального цвета глаза сузились, мужчина втянул носом воздух, успокаивая дыхание. Это ерунда. Пустое. Гораздо страшнее, когда с головой...
Мысль сбилась на середине, борт грузовика едва не задел колено водителя, Алиса сжалась за спиной, точно маленький котёнок, мёртвой хваткой вцепилась в куртку мужчины.
- Не ссы, сеструха, - пробормотал под нос Лукашов, в пол оборота проводил широкий зад фургона. На забрызганной грязью поверхности был нарисован неприличный знак и написана пара слов в тему.
Опасность миновала так же стремительно, как появилась. Серый резко развернул мотоцикл, "Хонда" протяжно взвыла, но подчинилась уверенной руке хозяина. Асфальт сменился грунтовкой, затем травой и кустарником. Мужчина остановил железного коня, отогнул дугу стопора.
- Приехали, милая.
Вопрос в том, куда именно?
По левую сторону от Лукашова тянулись сады, частично огороженные от проезжей части. Мужчина как раз проскочил в единственную брешь в хиленьком заборчике. Справа, сразу за противоположной стороной шоссе, начинался спуск к дикому пляжу, серой гладью уходившему в обе стороны. Близость моря чувствовалась в прогретом солнцем воздухе, сквозь шум проезжавших по дороге автомобилей прорывались резкие вопли одиноко паривших над водой чаек.
- Мне уже нравится этот город, - Серый крякнул, слезая с мотоцикла, внимательно посмотрел на пассажирку, скрестил руки на груди, - Ну и что мне с тобой делать, прикажешь, Алиса Селезнёва?
Он задал этот вопрос, а сам включился в размышления. Поведение Костина перед самым их позорным бегством могло означать только одно - Валя допрыгался.
"Дурак. Чего он хотел добиться? С кем связался?"
Перед мысленным взором Владимира появился тайник под лестницей, чёрный ствол "Макарова", какой-то пакет, чуть присыпанный древесной пылью.
"Найдут и отвалят. А если нет?"
Он в задумчивости потёр подбородок и оглянулся в сторону дороги.
- Так ты говоришь, учиться собралась?

Отредактировано Серый (2015-07-10 20:56:22)

+1

17

Алиса открыла глаза. Спрыгнула с мотоцикла. Огляделась. Вдохнула запах моря. Не так уж далеко они убрались, как хотелось бы.
- Хороший у нас город, - подтвердила Алиса. – Ты здесь впервые? Мне жаль, что знакомство с городом началось с этих… - Алиса дала Валькиным знакомым ёмкое непечатное определение. – На самом деле, люди здесь добрые, приветливые. А эти, скорее всего, даже не местные. Главный – точно.
При упоминании известной книжной героини Алиса поморщилась. Предупреждала же! Не то что сравнение ей было неприятно, просто достали уже. Вслух, правда, недовольство высказывать не стала. Были темы для разговоров и поважнее.
- Не надо со мной ничего делать, я и сама о себе могу позаботиться. Ты лучше Вальке помоги. Они же его найдут. Мне… за него страшно. Валька – хороший человек. Он всегда мне помогал. Теперь… моя очередь. Его хотя бы предупредить надо. А у меня телефона нет.
Она вдохнула солёный морской воздух. Запах моря, запах дома. Как же это здорово – вернуться домой!
- Ну да, учиться, - кивнула она в ответ Серому. – Только мне сначала надо аттестат получить. За два класса всё сдавать – это ужасно, - она смущённо улыбнулась. То же мне, проблемы, по сравнению с суровой правдой жизни, так, наверное, мог подумать Серый. – А потом – в институт. И ещё мне в милицию надо, - зачем-то добавила она. – Меня на работу устроить обещали. И дать комнату в общежитии.
Вот зачем Серому эти подробности? И зачем он её про учёбу спросил? Наверное, ему тоже страшно разговаривать про бандитов. Вот и ищет темы, которые позволят отвлечься. Но ему-то что? Как приехал, так и свалит. А Алисе с Валькой тут жить. С бандюками по соседству. Эти обид не прощают. Если сначала и могли оставить Алису в покое, получив то, за чем пришли к Вальке, то теперь точно не отвяжутся. Это плохо. Просто отвратительно. Ну почему эта история произошла именно здесь – в городе, который просто так не бросишь? Нет бы в какой-нибудь дали, где можно натворить дел и больше не возвращаться.
- Не бросай Вальку, пожалуйста, - попросила Алиса.
Сама она как-нибудь справится. Не в первый раз выпутываться из неприятностей. А Валька – благородный дурак, рыцарь ископаемый, ему помощь нужнее.

+1

18

Собственно, вопросы Лукашов стал задавать, что бы отвлечь девчонку от случившегося. Отвлёк. Правда, не на долго.
Во время ответа Алисы, мужчина принимал решение. Быть может, одно из самых опрометчивых в своей жизни - влезать в дела Вали Соломеева, или нет. С одной стороны, связываться с Костиным в его новом теперешнем качестве не было резона, а с другой - начистить эту самодовольную харю ещё раз и при других обстоятельствах очень хотелось. Да и звонок, предвещавший движуху на кухне был мягко говоря тревожным. Что значит "не приедет"? Судя по выражению лица Петра, Валя попался его подчинённым и они перестарались. Всё это было одной сплошной догадкой, но почему-то Серый не верил в счастливый конец истории. Опять в памяти всплыл пакет, присыпанный деревянной трухой.
Лукашов крякнул, присев на мотоцикл и посмотрел на дорогу. Мимо как раз проезжала очередная фура, гружёная (судя по надписи на боку кузова) морепродуктами.
"Солёный прибой. Из воды прямо на стол!" Дурацкая реклама"
Серый перевёл взгляд на Алису. Потянул с ответом, всё ещё взвешивая варианты.
- Валя твой влип по самые яйца. По своей вине. И не в первый раз. Что бы красть что-то у бандитов уровня Костина, надо быть либо гением, либо полным дебилом. И с какой стати я должен ему помогать?
"Потому что потому."
Серый покачал головой, прищурившись посмотрел на солнце. За время их с девчонкой короткого приключения, оно успело пройти путь по четверти видимой части неба. Пронзительно и печально вскрикнула чайка, уходя штопором вниз - ловила продукцию для компании "Солёный прибой", не иначе.
- Зачем ещё нужны друзья, а? - устало спросил мужчина, обращаясь скорее к садовым посадкам, нежели к кому-то ещё.
Он и так уже знал ответ на вопрос, просто отметал последние сомнения. Неужели Лукашов Владимир Иосифович оставит товарища на милость негодяев? Это было даже не смешно.
- Куда тебя подбросить - на автовокзал, или станцию?
Надо было убрать девчонку подальше и как можно скорее. Ментовка не годилась. Костин отличался мстительностью, если найдёт Алису - оторвётся по полной за унижение и боль. Впрочем, то же самое может случиться и с Серым при самом плохом раскладе, потому стоило быть настороже и не попадаться до поры до времени.

+1

19

- С такой, что… я одна с ними не справлюсь, - ответила Алиса.
А что она ещё могла ответить в мире, где почти каждый сам за себя.
- И с такой, что Валька тебе помог бы обязательно, окажись в беде ты, - закончила уже уверенней, но голос под конец фразы дрогнул.
Алиса замолчала, предоставляя Серому думать дальше самому. Проследила за полётом чайки, почесала глаз, предательски намокший.
- Я никуда не уеду, - твёрдо ответила она на предложение Серого побдросить её куда-нибудь. – Здесь мой дом. И я обещала кое-кому кое-что. В другом месте я не смогу сдержать обещание. Потому что здесь мой дом и здесь моя… точка силы, что ли. Понимаешь? Пусть бандиты отсюда катятся, - она со злости сжала кулаки. – Пусть выметаются, если мало здесь места для всех. А я отсюда никуда не уеду. Школу окончить я должна здесь. В другом месте ничего у меня не получится.
Она помолчала, Дала Серому подумать. А потом добавила:
- Милиция подождать может, наверное. Сейчас тепло, можно в лесу спрятаться. Правда, палатка у меня одноместная. И спальник один. Я тут недалеко классную пещеру знаю. Мотоцикл, правда, не пройдёт. И некоторая физическая подготовка нужна, чтобы по склону забраться. Зато приезжие бандиты вряд ли догадаются там искать. Можем устроить базу там. Спрячемся, придумаем, что делать. Вальке дозвонимся.

+1

20

- Пещерка-дверка... - пробормотал мужчина, окинул Алису оценивающим взглядом, - Ну и где она? На Эвересте, что ли?
Уже проскользнула мысль тюкнуть доставучую девчонку по загривку и припрятать где-нибудь до поры до времени, присыпав листьями. Но этот план вонял за километр, потому не годился даже на роль запасного.
- Господи боже ты мой, куда ты собралась, Сара Коннор? Ты не бессмертная, если забыла.
"Да и я тоже"
- И реветь мне тут не надо, не прокатит.
Лукашов вздохнул, полез за сигаретами, в карман джинсов, скривился. Последняя осталась в наспех покинутом доме. Ещё один должок за Петром и его шавками.
"Повод вернуться, хе"
Мысль была абсолютно не смешная.
- Ладно, сопли подтёрла, едем.
Он вновь оседлал "Хонду", мотор заурчал, глуша шум автострады. Этот звук успокаивал, приводил мысли в порядок. Серый оглянулся на девушку:
- С условием. Делаешь то, что я скажу, поняла? Влезешь с самодеятельностью - вытаскивать не буду.
По доброму следовало взять эту дурёху за шиворот и отволочь на вокзал, запихнуть в автобус, приплатить водителю и отправить восвояси. Вылезет на половине пути и вернётся - Владимир точно виноват не будет.
Мысли переключились на другое.
Раздражала наглость Костина. Конечно, этот говнюк и раньше не отличался особенным тактом, но сейчас совершенно потерял берега. Настолько поднялся? Вряд ли, иначе бы не таскался в компании каких-то сопливых щенков. обычные понты, не более. нет, тут что-то другое. И Лукашов очень хотел знать, что именно.
По левую руку мелькнуло покосившееся здание старой лодочной станции, выкрашенное некогда сине-белой краской. Ранее весьма недурно нарисованные морские волны потрескались и местами облупились, открыв солнцу темноту дерева и ржавчину металла. Впрочем, времени любоваться местными красотами у мчащегося по автостраде Серого не было. Оставив позади узкий причал с покачивавшимися на волнующейся водной глади лодками и одиноким катером, мужчина свернул, и следуя указателю, снизил скорость. Сейчас не было нужды мчаться сломя голову по встрече - погони не наблюдалось.
"Значит так, до вечера перекантуемся, а там пусть сидит на заду ровно и ждёт вестей. Надо будет занять её чем-нибудь общественно полезным, что бы головы поднять некогда было. Эх, жаль мы не в части и лопату ей не выдашь. Милое дело. Отсюда и до заката."
Лукашов представил Алису, лихо мечущую комья чернозёма через плечо, приличных размеров траншея позади девушки росла на глазах. Крякнув от смеха, мужчина вернулся к более важным проблемам, а именно - Валя Соломеев и его теперешнее местонахождение.
"Всех "Ангелов" неожиданно согнали на сборы. Подстава чистой воды."

0

21

- Бандиты тоже не бессмертные, - отмахнулась Алиса. - И Валька… - добавила она погрустневшим голосом.
Немного удивилась тому, как легко Серый сдался. Любой другой на его месте запротестовал бы, уговаривая девчонку свалить куда-нибудь и не лезть в мужские дела.
- А ты… по какой статье сидел? - тихо задала Алиса вопрос, на который Серый в прошлый раз так и не ответил.
Реветь она сама не собиралась, хотя слёзы выступили, готовясь политься, всегда они так. Хлюпнула носом и полезла на мотоцикл, пряча глаза, чтобы Серый не заметил в них болото. Голос был уже нормальным.
- Поняла, - подтвердила она спокойно и уверенно.

Они помчались по шоссе. Алиса, стараясь перекричать ветер, указывала, куда ехать.
Мимо пронеслась лодочная станция. Алиса проводила её взглядом, вспоминая, какой она была во времена её детства. Там они брали лодку с Валькой и Валькиным отцом, и катались потом, и Алиса была счастлива. Валькин отец был весёлым и, наверное, смелым. Лётчик-испытатель,  человек одной из самых романтических профессий, вызывал у Алисы и Валькиных друзей восторг. Он работал где-то на далёком аэродроме, а в Горноречинск, где жила его семья, приезжал в отпуск. Иногда Валька уезжал к нему – на зимние и осенние каникулы и половину лета. Валькина мать работала в детдоме, где жила Алиса, поэтому Вальку Алиса знала с самого детства, и тайно надеялась, что Валькина семья станет её семьёй, хотя и не слишком ладила с Валькиной сестрой. Но у взрослых свои планы, и детдомовской девчонке не было в них места. Их было слишком много – детдомовских девчонок и мальчишек, которые мечтали о настоящей семье, с мамой и папой, братьями и сёстрами. Кто-то становился счастливчиком, но большинство так и не дожидались, когда за ними придут. Не дождалась и Алиса. После пожара, во время которого здание горноречинского детдома сгорело почти дотла, детей раскидали по другим детским домам, и для Алисы закончилось счастливое время. Но с Валькой она дружила по-прежнему, хоть и встречаться им случалось редко – только во время побегов Алисы. Она всегда старалась вернуться в Горноречинск. Знала, что именно здесь её будут искать в первую очередь, и всё равно возвращалась. С такой жизнью и учёба покатилась под откос, и с милицией, которую тогда ещё не переименовали в полицию, начались проблемы. Но Алисе до некоторых пор на всё было плевать. А потом она поняла: только учёба поможет ей вырваться из гнусной, дурацкой жизни, стать счастливым человеком, которому открыт целый мир. А значит, придётся за это лето как следует над собой поработать. Нагнать всё за все разгильдяйски прожитые годы. Пока ещё не слишком поздно.

С шоссе свернули на узкую тропку, которая начала петляла между холмов, а потом почти затерялась, стала такой тонкой, что мотоциклу уже не пройти.
- Дальше пешком в гору, - сказала Алиса, спрыгивая на землю. -  Неподалёку есть то ли овраг, то ли заросший разлом, можно там сныкать мотоцикл.
Она проломилась через кусты и пошла в сторону, где никакой тропки не было видно.
- Желательно оставлять как можно меньше следов, - предупредила, не оборачиваясь.
Как Серый будет тащить мотоцикл, её не особенно заботило. Всё равно другого пути не было.

+1

22

- А ну стоять, я что сказал? - Серый вовремя изловчился поймать девчонку за шиворот и вернуть на исходную позицию. Оба только что спешились и находились у основания узкой извилистой лесной тропы. Волочь железного коня через лес было негуманно в первую очередь для самого коня, но не бросать же его у всех на виду, верно? Мотоцикл Серому был дорог, как память.
Не выпуская из кулака скомканной майки Алисы, Лукашов огляделся по сторонам.
- От меня не отходить, - перешёл он на приказной тон, - Самодеятельность с этого момента запрещена под страхом смерти. Думаешь, шучу? - хищно зыркнул на собеседницу исподлобья.
Разжав кулак, кивнул на тропу.
- Показывай овраг, по дороге пару веток прихватим, бери посвежее.
Основам маскировки транспортного средства на местности, мужчина научился ещё в бытность свою сопливым подростком. В памяти всплыл неприятный эпизод, связанный с этим делом. Лукашов усмехнулся, как забавно иной раз поворачиваются обстоятельства. Вот он вновь тащится сквозь кусты-колючки, ведя в поводу уже свой личный транспорт, а рядом вместо пары тощих вихрастых подельников, топает точно такая же тощая, вихрастая девчонка. Ну хорошо, в определённых местах совсем даже не тощая, но суть от этого почти не изменилась.
- Хорошие у вас места, тихие, - оценил мужчина окружающий пейзаж. В этом одиноком путешествии вдали от основных дорог было нечто притягательное. Если бы не обстоятельства, Серый бы с удовольствием провёл пару деньков в глуши, наслаждаясь вынужденным одиночеством и тишиной.
"Ага. Одиночеством."
Он покосился на проводницу и вздохнул. Сейчас о доле отшельника можно было только мечтать.
- В тот вечер тоже было тихо, - продолжил Владимир, когда верная "Хонда", прикрытая грудой веток и листьев, осталась позади, - Как сейчас помню. И ветра почти не было. Нас было трое, он один. Точнее, не совсем один - гулял со своей девчонкой. Ночь, парк, романтика, все дела. А мне с ребятами хотелось развлечься. - Владимир пожал плечами, - Перестарались малость, -  то ли усмехнулся, то ли кашлянул, - Отмотал все шесть лет, друзья мои отделались тремя, как соучастники. Девчонка жива осталась, иначе бы больше дали.
Овражек и впрямь находился недалеко и идеально подошёл для временной стоянки транспорта. Главное, что бы дождь не начался, а то Владимир как раз остался без удобного во всех отношениях куска брезента, не раз выручавшего в схожей ситуации.
"Я об этом ещё пожалею", - мысль сия относилась в равной степени к рассказанной байке и отсутствию чехла для мотоцикла.
История, на самом деле, была реальной. Расходились детали. Лукашов и правда  в тот злополучный час находился в компании двух друзей, но никакой девчонки рядом с их жертвой не было. Вообще никаких свидетелей, потому и ушли безнаказанно.  И никого не убили, избили до полусмерти случайного бегуна, решившего перед сном немного укрепить здоровье моционом по ночному парку. Серый тогда получил неплохую цену за загнанные в ломбард часы и перстень. Купил Аньке цветы и сводил на концерт местной Питерской рок-группы.
"Как же они назывались? Забыл..."
- Долго там ещё? - спросил он резче, чем хотел, мысленно вновь возвращаясь к предстоящему делу. По всему выходило, что следует досидеть до ночи, а потом уже вылезать из норы. Впрочем, ждать Серый всегда умел.

Отредактировано Серый (2015-07-24 21:41:20)

+1

23

Алиса испуганно зажмурилась и съёжилась от окрика Серого. В какой-то момент показалось, что он готов её убить. Чтобы не оставлять свидетелей. А потом вернётся и разберётся с засевшими в Валькином доме бандитами. А может, и с самим Валькой. С чего она взяла, что он вальке друг? Друзья, приходя в гости, замки не взламывают.
- Ага, - она невнятно кивнула, соглашаясь на условия Серого.
А куда деваться? Сама же просила помочь.
Когда Серый её отпустил, едва не потеряла равновесие под тяжестью рюкзака. Не скатилась по склону, но шума наделала, поломав рюкзаком ветки ближайшего кустика.
- Забей на ветки, их там будет достаточно, - отмахнулась она, стараясь выглядеть беспечной. Будто вовсе не испугалась. Хотя… Серого, похоже, не обманешь. Он из тех, кто, подобно собаке, чует страх. Почему она так решила? Только ли потому, что он сказал, что сидел? Так и соврать мог. Для произведения впечатления и из чисто хулиганских побуждений. Но стоит взглянут на физиономию… такой только прохожих пугать в тёмных переулках.
Тропка опасно уходила вниз, недолго было оступиться и навернуться. Овраг обнаружился внезапно – привычно заросший бурьяном и закиданный валежником.
- Осторожно, не провались, - предупредила Алиса, подбирая с земли длинную сухую палку. – Сюда!
Она спустилась со склона, проверяя палкой глубину ям.
- Здесь! – объявила она, стоя по пояс в колючих сорняках. – Никто не найдёт.
Да уж, точно, ни мотоцикл, ни труп. Алиса вздрогнула, услышав комментарий Серого.
- Н-ну да, - согласилась она дрогнувшим голосом. – Пропадёшь тут, никто не найдёт. А когда найдут, не опознают.
Вот кто за язык тянул? Алисе от собственных слов стало страшно.
- Тут ещё ущелье есть… мы с Валькой, когда мелкие были там… труп нашли. Его чайки склевали почти полностью. Мальчишки потом сочиняли, что видели, как мертвец этот на старом пирсе ошивался, в море смотрел и звал кого-то.
Ещё лучше. Вот чего она сейчас про тот труп вспомнила? И без того страшно.
Но и Серый не отстал. Тоже рассказал историю… от которой у Алисы внутри всё похолодело.
- А что вы с ней… сделали? – спросила она, имея в виду девчонку, из-за которой Серый сидел. Может, и не стоило спрашивать, но надо было выдавить из себя хоть что-то, чтобы не показывать, насколько её на самом деле пробрало.
Мотоцикл замаскировали быстро. Алиса увлечённо помогала, стараясь отвлечься от услышанного и радуясь тому, что сейчас этот тип на её стороне. Кажется…
Путь в пещеру не предполагал уже никаких тропок. Только горный склон, заросший редким чахлым лесом, где низкорослые корявые кедры смешались с чахлыми пальмами, которые хоть и пытались здесь расти, чувствовали себя ещё не слишком комфортно промозглыми зимами, а потому выглядели довольно жалко.
На нетерпение Серого Алиса не ответила. Не хватало ещё потерять дорогу, отвлекаясь на разговоры. Она же очень давно здесь не была.
Пещера, как и овраг, оказалась на месте. Вход спрятался за парой старых елей, и издалека был совершенно неразличим. А близко никто, кроме мальчишек, не догадается подойти.
- Ну вот, мы на месте! – Алиса с облегчением скинула рюкзак на мелкий серый песок, покрывавший пол. – Добро пожаловать в наше с Валькой тайное место, - она улыбнулась, усевшись возле стены и вытянув ноги. – Мы здесь частенько от взрослых прятались с ребятами. Но нашли её мы!
Алиса погрустнела, вспомнив о Вальке.
- А ты к нему по какому делу приехал? – серьёзным тоном спросила она.  Как будто это было важно в сложившихся обстоятельствах.

+1

24

Сверхсекретная почта

Предлагаю со следующего поста перемотать время на вечер = )

Алиса притихла, во взгляде появился затаённый страх, в движениях скованность. Она изо всех сил старалась этого не показывать.
"Перестарался"
Впрочем, муки совести терзали Серого всего минуту или две.  В таком состоянии девчонка была более собранной, не отвлекалась на всякую ерунду, не пыталась усвистеть далеко вперёд, а именно этого Лукашов и добивался.
На вопрос о судьбе спутницы "убитого" парня мужчина неопределённо повёл плечами, скривился. Дескать, сама не знаешь, что ли, что с такими случается?
Сейчас Владимира куда больше интересовали планы на вечер.
Пещера выплыла из чащи неожиданно и очень вовремя. Лукашов втянул носом воздух, точно собирался почувствовать запах того трупа, о  котором говорила Алиса. Но вокруг витала лишь свежесть зелени с сыроватой примесью мокрого камня. Странно, они ведь сейчас выше уровня моря, так?
Лукашов непроизвольно передёрнул плечами, внимательно осмотрел выход-вход, шагнул внутрь.
Каменный пол был щедро присыпан песком, корни растений свисали со стен рваными бородами, очень эффектно оттеняя центральную часть пещеры. Алиса устроилась у стены, проигнорировав несколько больших валунов,  точно специально притащенных сюда в качестве сидений. Хоть туристов води, честное слово! Не хватает горящих таинственным светом гнилушек под потолком, да жутковато отдающего эхом перестука водяных капель, срывающихся со сталактитов в недра подземного чёрного озера.
"Ага, только этого мне не хватало"
- Другие выходы есть? - поинтересовался Владимир, по привычке шаря в карманах. Нет, сигареты там магическим образом не материализовались. А жаль, немного волшебства сейчас им обоим очень не помешает.
- Я же говорил - перекантоваться на время. А там видно будет, - бросил он в ответ на очередной вопрос. Девушка так и не успокоилась, оно и понятно. Интересно, что её вообще понесло вдвоём с Серым в глушь и тишину? Рисковая девка, ничего не скажешь. Вот Серый сам с собой точно никуда бы не отправился на её месте.
Мужчина оценивающе посмотрел на профиль Алисы, хмыкнул, опёрся плечом о стену пещеры. Она и правда казалась влажной, корни тихо зашуршали, приминаемые человеком.
"Гадость"
- Валя твой - редкостный кретин. Связаться с Костиным - уже верх идиотизма, но спереть у него ствол...
Он уже об этом говорил, повторил скорее для себя, нежели для Алисы. Нет, поводов не искал, рассчитывал последовательность собственных действий. Вернуться вечером на место драки и проверить целостность нехитрого тайника. Бандиты, разумеется, перероют дом снизу до верху, но после устроенной им головомойки будут злы и небрежны. Лукашов не первый раз полагался на чужую неосмотрительность и самоуверенность - чужие недостатки, не раз спасавшие ему шкуру.
"А ствол-то точно не помешает."
- Лучше бы он просто в могилу лёг и сам себя закопал.
Владимир выдал это равнодушно-зло, а сам подумал, что если Валентин Соломеев и жив, то находится в не лучшей физической форме. Беспокойство за друга смешивалось с ненавистью к Петру.
"Чёрт. Если... Когда я тебя вытащу, Валя, убью сам. Дважды."
Кажется, зверские мысли отразились на его лице, потому мужчина отвернулся в сторону выхода, вроде как прислушивался к звукам природы. Нечего пугать девчонку ещё больше.
Свой скудный скарб с седла мотоцикла Серый всё-таки отстегнул и приволок с собой, по сравнению с рюкзаком Алисы, сумка Лукашова выглядела особенно невзрачно и жалко.
- У тебя там точно ракетной установки нет? - спросил он, резким движением расстёгивая взвизгнувшую молнию. Сигарет не было и в сумке. Но искал Владимир не их, а мобильный телефон, который каким-то неведомым образом успел перекочевать из кармана джинсов с более недоступные места.
- Я Соломеева знаю лет десять, не больше, - зачем-то ударился в откровенность Серый и без перехода добавил, - Вечером уйду, ты меня ждёшь здесь, поняла? Я в телохранители не нанимался.
Решив, что этих объяснений достаточно, он умолк, в задумчивости глядя на экран телефона. Сигнала приёма здесь всё равно не было, но Лукашову он был без надобности. Сейчас он думал о том, стоит ли позже предупредить Михалыча о возможной заварухе. В том, что просто так эта история не кончится, уже можно было не сомневаться.

Отредактировано Серый (2015-08-02 12:12:16)

+1

25

Свернутый текст
Серый написал(а):

Предлагаю со следующего поста перемотать время на вечер = )

Принимается!

- Есть, - отозвалась Алиса, после недолгой паузы. – Только ими воспользоваться ещё сложнее, чем этим. Один ведёт прямо в море, под воду. Там без снаряжения не проплыть. Ты аквалангом пользоваться умеешь? Второй раньше к скалам выходил, до того, как свод рухнул. Не знаю, что там сейчас, но как запасной выход вряд ли сгодится, даже если завал разобрать. По скалам побираться опасно, если улетишь вниз, стопроцентно разобьёшься об острые камни чайкам на радость. Есть ещё подземный ход, к озеру. Там вода пресная. Но дальше озера мы не особо ходили, там настоящий лабиринт, легко заблудиться. И некоторые из наших заблуждались уже, спасатели вытаскивали. Нам потом строго-настрого запретили сюда ходить. Но мы всё равно ходили. Натырили бельевых верёвок во дворах, привязали у выхода, и вперёд. Только там далеко и запутано, мы шли пока верёвка не кончилась, но так и не дошли никуда.
Алиса заметила, как Серый роется в сумке, ничуть не сомневаясь, что он там потерял. Покопалась у себя в рюкзаке, достала пачку дешёвых сигарет, кинула Серому.
- Лови! Спички нужны? – она извлекла большую коробку настоящих походных спичек – длинных, толстых, с зелёными серными головками размером с подсолнечные семечки.
Нелестные комментарии в адрес Вальки Алиса выслушала молча. А чего тут скажешь? То, что Валька дурак, и так ясно. Но он хороший дурак, настоящий романтик. Он мог броситься защищать незнакомую девчонку от своры взрослых хулиганов. С ним можно было ходить по запрещённым местам и знать, что он не сдаст, кто с ним был, если родители просекут. С ним можно было стащить у водолазов акваланг и играть в «Наутилус» в дырявой бочке, а потом, бросив всё, с визгом удирать через кусты и колючки. Ну и Алиса не удивилась бы, если бы Валька самостоятельно решил бороться с бандитами. В его духе. Вот только что именно произошло, Алиса так и не поняла. Может, он с ними не боролся, а общие дела имел? Тоже в Валькином духе, из чистого авантюризма он на многое был способен.
- Ствол? – только и спросила Алиса. – Какой ствол? Откуда ты знаешь, что он у них стащил?
Ощущение, что Серый не просто так появился на Валькином пороге усилилось.
- Десять лет… это круто, половина моей жизни и почти что третья часть Валькиной,  - зачем-то прокомментировала она. Наверное, хотела казаться беспечной. Хотя страх перед серым потихоньку стал отступать. – Ракетной установки нет. Но ракеты я делать умею. Мы после уроков химии баловались. Если сумеешь достать компоненты, у меня инструкция есть, могу чего-нить соорудить. Можно попробовать химкабинет местной школы ограбить. Сейчас каникулы, там кроме сторожа никого не должно быть. И замки там не думаю, что сложнее, чем у Вальки.
Не нанимался он, видите ли. Алиса мысленно показала Серому язык. Но вслух сказала с наигранным равнодушием.
- Не вопрос. Я вообще-то выспаться с дороги хотела.
Подтверждая собственные слова, она расстелила на песке пенку и забралась в спальник. Закрыла глаза, и стала вслушиваться в шорохи, производимые серым. Спать она не собиралась, но  решила притвориться, а затем тихонечко последовать за серым. Но усталость и свежий воздух сделали своё дело. Алиса сама не заметила, как заснула.

+1

26

Девчонка задрыхла, как сурок. Лукашов лишь диву давался, как у неё это получилось в сложившейся ситуации. Может эта Алиса не так проста, как показалась  на первый взгляд? А какой она ему, вообще, показалась, если уж на то пошло?
Мужчина хмыкнул себе под нос, глядя на кокон спального мешка, в котором едва заметно ворочалась девчонка. Ни дать ни взять туристка в очередном походе, окружённая толпой друзей-приятелей, с радиостанцией под боком и горой жратвы в рюкзаке. Кстати о жратве. Стоило что-нибудь раздобыть, пока была возможность.
Нет, копаться в вещах своей новой знакомой Владимир не собирался. Идея состояла в другом.
Затушив окурок о выступающий камень, Лукашов отделился от стены пещеры и бросил беспокойный полный тревоги взгляд в её глубину. Туда, где по словам Алисы находилось подземное озеро, заполненное чёрной непроглядной водой, уводящее прочь из этих мест.
Невольно передёрнув плечами, мужчина отвернулся к выходу, подхватил с присыпанного песком пола свою сумку и вышел наружу.
Отодвинув пару разлапистых веток, служивших некоем подобием естественной маскировки для их тайного убежища, Лукашов посмотрел в стремительно теряющее краски небо. Прямо над ним развернулась прекрасная звёздная панорама, ещё не такая яркая, как должно, но уже стремящаяся к тому своему состоянию, которое так любят созерцать на пару со своими кавалерами молоденькие романтичные девчонки.
К слову о романтике. В сумке Лукашова, в самом дальнем отделении, всё ещё была пара наручников, прихваченных им из квартиры, где он имел честь ночевать с месяц назад. Добротные стальные браслеты милицейского образца.
Стоило позаботиться о том, что Алиса этой ночью уже точно не выберется из пещеры. было бы несказанно проще лишить её возможности передвижения хотя бы на пару деньков.
С минуту поласкав эту мысль, Серый с сожалением отбросил её, как не состоятельную. Даже если он и отыщет достаточно крепкий корень, способный удержать эту ужиху, потом проблем с ней не оберёшься. Опять начнёт вопить, как резанная, или чего доброго выберется из оков и потащится следом со сладкими мыслями о мести. Уж лучше пусть себе спокойно спит и не лезет не в своё дело.

***
Несколькими часами ранее.
- Я всё знаю, - сказал Серый, закуривая предложенные девушкой сигареты, благодарно кивнул, перебросил ей полупустую пачку, предварительно вытащив оттуда пару штук про запас, - В том числе и про ствол. А на счёт взрывчатки - это ты молодец. Полезное умение.
На самом деле, Лукашов подобной самодеятельности не одобрял. Но на заметку высказывание Алисы взял, запомнил на будущее.
Вести полномасштабную войну с бандитами Владимиру Иосифовичу не улыбалось, но он не исключал варианта открытого столкновения.
"Тоже мне, Рембо выискался" - это он о себе любимом.
- Поплаваем мы с тобой попозже, - поднялся на ноги мужчина, опять полез в сумку, на этот раз всё-таки за телефоном, - Как дело закончу.

***
Дорогу до пещеры Владимир запомнил. Пару раз призадумался, куда свернуть в темноте, столько же раз запинался о предательски распустившие свои щупальца растения, но инстинктивно выбрал правильное направление, обнаружил припрятанный на кануне мотоцикл и мысленно перед ним извинился. "Хонда" на эти ментальные излияния ответила матовым блеском стальных деталей корпуса, да гробовым молчанием. И правда, чего ей рычать раньше времени?
План Серого был прост и глуп одновременно - вернуться в дом Вали Соломеева и осмотреть тайник под крыльцом. При удачном стечении обстоятельств - забрать его содержимое и свалить во тьму южной ночи.
При неудаче - опять же свалить, только гораздо проворнее. Единственное, что не давало мужчине покоя - это белобрысый щенок-бандит, уже ранее встречавшийся ему на ночной дороге. Странное совпадение. да ещё участие в деле Костина напрягало хуже некуда. Серый не любил никаких совпадений, если они угрожали его душевному спокойствию.
Мотоцикл завёлся с первой попытки, довольно заурчал моторов, взрыкнул, когда Владимир оседлал его. Ехать было не то что бы очень далеко.

+1

27

Проснулась Алиса уже под вечер. Огляделась – Серого нет. Первой мыслью было броситься следом. Но куда он мог пойти? В Валькин дом? Сводить счёты с бандитами? А если нет, и она одна этим головорезам попадётся? О таком даже думать не хотелось. А если да, и он сам попался? Тогда надо его спасать. А если всё-таки нет? Голова от этих мыслей шла кругом, сердце неприятно, беспокойно забилось, как во время родительского собрания в школе. Даже хуже. Ладони вспотели, по телу прошла нервная дрожь – верный признак того, что пора занять себя чем-то конструктивным.
Но вместо конструктивного отправилась в овраг, где они оставили мотоцикл.
Мотоцикла на месте не оказалось. Значит, пешкодралом Серого догонять бессмысленно. Очередной аргумент в пользу никуда не ходить.
Поразмыслив ещё немного, мысль искать Серого Алиса отбросила. Не хотелось уподобляться несмышлёным героиням боевиков, доставляющих сплошные неприятности главному герою и подставляющих его из лучших побуждений. Поэтому она занялась обустройством пещеры. Нашла в глубине, за поворотом, чтобы случайным прохожим не было видно, что пещера обитаема, место для костерка, по-прежнему обложенное булыжниками и кирпичами, и тайник с посудой и всяким хламом, считавшимся в детстве сокровищами. Достала котелок, сбегала к озеру, накипятила воды, сварила очередную порцию макарон с тушёнкой, разложила палатку, расстелила на полу спальник и детское шерстяное одеяло, спрятала в палатке рюкзак, но достала из него мыло, влажные салфетки  и умывальные принадлежности. Пенку подтащила ближе к костру, но на достаточном расстоянии, чтобы не долетали искры.  Приведя таким образом пещеру в относительно жилой вид, достала тетрадки-учебники и расположилась на пенке в свете костра ждать Серого.
В голову откровенно ничего не лезло. Мысли постоянно сбивались, но Алиса знала: если будет думать о Сером, не выдержит и попрётся к Валькиному дому. Поэтому упорно штудировала алгебру, даже умудрилась решить пару уравнений, но в конце концов заснула с ручкой в руках, положив голову на книжку и подмяв под себя тетрадку. Костёр тем временем прогорел, а макароны остыли.

+1

28

- Дурак ты,  Владимир Иосифович, дурак и... - придумать какое-нибудь определение позаковыристей Лукашов не успел. Мимо его не особенно надёжного укрытия проехала машина, грохоча динамиками магнитолы и качнув ветки кустов сирени, всё ещё хранивших запах не так давно облетевших цветов. А может быть это только казалось, в силу привычки и знаний.
Серый немного помечтал об уютном диване и бормочущем нелепицу телевизоре. Он точно наяву ощутил холод банки пива в левой руке и тепло...
А вот тут пора завязывать. Не время и не место.
Шагнув на дорогу, Лукашов огляделся по сторонам, но Солнечная улица была пуста. Лишь издали долетали звуки автострады, да откуда-то со стороны моря ветер приносил едва уловимый отзвук гитарных струн и нестройного пения. Люди изволили отдыхать и не париться о делах насущных.
Валина хибара никуда не делась. Всё так де стояла посреди нечётной линии домов, отсвечивая лишь краской на стенах. В темноте не было видно изъянов, а потому дом казался новеньким, точно с обложки какой-нибудь детской книги о приключениях пионеров.
Автомобиля Петра видно не было. Впрочем, вряд ли Его Величество Костин будет торчать здесь столько времени. Оставил пару щенков, да свалил. На его месте Серый поступил бы именно так. Только не щенков оставил, а настоящих крепких ребят, знавших Лукашова не только в лицо, но и по старым делам. А ведь у Петра были и такие на подхвате.
Мысленно приготовившись к худшему и успев пожалеть о своей глупой затее, Серый медленно двинулся вдоль улицы. Не Солнечной, нет. Параллельной, на которую дом Соломеева выглядывал лишь углом. В окнах света не наблюдалось, издали никакого движения за занавесками. Но Серый прекрасно понимал, что это может означать.
А дом и правда пустовал. Точнее, Пётр оставил в нём соглядатая. Того самого блондинистого парня с выцветшими глазами, которому Алиса едва не заехала кастрюлей по голове. Вот только парень этот отлучился по неотложным и ему одному ведомым делам. Повезло несусветно. Серый, правда, об этом ещё не знал.
Покрутившись возле дома, не особенно отсвечивая, разумеется, Владимир решился. Если он и дальше будет гарцевать вокруг, рано или поздно его заметят. Не бандиты, так соседи.
Некстати вспомнилась согбенная бабуля, шествовавшая вдоль улицы во время их с Алисой экстренного вселения.
Это решило дело.
Вскоре Лукашов был в доме. Входил он через веранду, так и не запертую многочисленными Валиными гостями. В темноте дом навевал тоску и воспоминания о прошлом. Запах деревенского дома никуда не делся, раскиданная по полу лапша - тоже.
Серый хмыкнул, представив себе, как злой на весь свет Костин вываливается в дверь, скатывается по крыльцу и начинает беситься. Упустили. Знал бы он тогда...
"Пусто"
Не теряя времени даром, Серый цапнул со стола странные журнальные вырезки и сунул в карман. Отчего это показалось ему важным, он в тот момент сказать не смог. Просто сделал и не задумывался.
Следующей остановкой было крыльцо. Лукашов присел на корточки, коротким толчком выбил ненадёжную деревяшку и запустил руку внутрь. В первое мгновение он думал, что тайник пуст. Но вот пальцы коснулись холодного ствола "Макарова", зашуршал белый непрозрачный полиэтилен.
Цапнув добычу, Серый выпрямился во весь рост и увидел-таки блондина. Щенок возвращался на свой пост, на ходу чиркая зажигалкой. Рыжий огонёк мерцал в темноте, не задерживаясь. Поджечь кончик торчащей изо рта сигареты было невозможно.
Резво взбежав по невысокой лестнице, Владимир ввалился обратно в дом. Бросился в сторону веранды и нос к носу столкнулся с кавказцем. Вот только не тем дрищём, что сопровождал Петра Костина, а двухметровым широкоплечим детиной с загребущими руками и типичным носатым лицом. Оба на мгновение замерли. Кавказец моргнул и выпустил на волю хищную ухмылку. Серый отступил на шаг. Укрепил позиции.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Людям вход воспрещен » "Путь в сторону леса". Алиса и Серый