Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Туз в рукаве

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Время и место действия: где-то в Ломбардии. Предположительно весна.
Действующие лица: кот Базилио, лиса Алиса, синьор Пепперони, по ходу действия возможно присоединение множества интересных и сомнительных личностей.
Дополнительно: сюжет является приквелом к сказке Карло Коллоди о приключениях Пиноккио, хотя самого Пиноккио вы в нем не встретите.
Аллюзии  на старую американскую комедию неслучайны и преднамеренны.

0

2

Базилио негодовал. Усы топорщились, котелок подпрыгивал в такт шагам.
Денег на извозчика у него не было.
Это плохо. Это мешает делу. И, как назло, ни одного экипажа. Даже почтового.
Здание с веселенькой черепичной крышей и флюгером, с недавно обновленной вывеской он увидел сразу за поворотом.
Харчевня «Четыре веселые устрицы» получила популярность у проезжих коммивояжеров средней руки и мелких лавочников лет десять назад, когда Базилио был молодым и глупым котом. Тогда еще синьор Панталоне научил его отличать зажиточного купца, желающего поразвлечься «по-маленькой» от профессионального шулера, и на глаз определять тяжесть кошелька  любого постояльца. Прошли годы, синьор Панталоне ушел на покой, и Бергамо – провинция богатеньких дураков  - осталась полем непаханым.
Приходи.
Бери, пользуйся.
Ох, как хорошо зажил Базилио к концу прошлого года! 
Рыба, устрицы в кляре, мягкая постель – это вам не хвост от селедки и лежанка с матрацем, набитым прошлогодней соломой, на сундуке  в чулане. А работы – всего-ничего.
Там козырь вовремя вытащить, тут на тяжелую кошачью долю пожаловаться да скорчить рожицу поумильнее. Хотя годы уже не те, и умиляются, глядя на него, лишь в дым пьяные трактирные морды и полуслепые старухи с цепкими пальцами – а все хлеб.
Денежки текли рекой. Потом ручейком. Потом ручеек иссяк.
А все потому, что дорогу ему перешла Рыжая.
Чтоб ее куры в аду на костре жарили, а петух вертел поворачивал!
Только Базилио сунется в «Какаду» - а там уже Алиска побывала, сидят купчики, общипанные до подштанников, заедет в «Синего страуса» - недоросль в клетчатом модном сюртуке, дергая себя за напомаженные локоны,  синьору полицейскому приметы рассказывает. Рыжая такая, шикарная, кьянти пьет что воду, а глаза – во!.. Двадцать золотых! Двадцать золотых, синьор полицейский! Да меня папенька наследства лишит, за дурость!

Ох, и попила ему крови Алиса! Базилио решил как-нибудь подстеречь конкурентку, да утопить в ближайшем пруду – не вышло, везде лиса на пол-шага его опережала.
Жизнь, она ведь как та полосатая африканская лошадь. Полоска черная. Полоска белая. Полоска черная, полоска черная, полоска… черная. Тьфу, пропасть! И очки треснули, и сюртук поизносился. А за какие шиши новый купить?
Кот поправил треснувшие окуляры, пригладил щеточкой усы и стукнул деревянным  молотком в выкрашенную веселой розовой краской дверь.  Новый хозяин  «Устриц», синьор Риччи, выкупил харчевню в прошлом году,  обновил к весне второй этаж и мансарду, и  устроил там комнаты для постояльцев, класса «люкс», с новомодным изобретением века – ватер-клозетом.
Контингент «Устриц» заметно подрос, сиречь приобрел в размерах животов и кошельков –  словом, набрался солидности. Теперь в нем можно было встретить и директора цирка, и хозяина шляпных мастерских, а месяц назад, говорили, в шестом нумере останавливался владелец кондитерской из Бергамо со своей невестой. Сорил деньгами, проигрался в пух и прах, оставил в кошельке случайного гастролера не меньше полусотни золотых. Базилио поздно подсуетился. Говорили, и невесту проиграл.
Но это врали, наверное.

- Что кушать изволим? – поинтересовался синьор Риччи, смахивая невидимую соринку с белой скатерти, - желаете ли  номер?
- Жареных пескарей миску, - буркнул Кот, - кувшин сливок, двадцатипроцентной жирности, и куриных голов… копченых… шесть штук. Номер… - ополовинил кувшин со сливками в несколько глотков и сладко облизнулся. -  А есть ли у вас нынче постояльцы?

- Как же не быть? Два коммивояжера из Брешии, епископ из Лозанны,  в шестом нумере владелец мясной лавки «Три поросенка», синьор Пепперони,  а в пятом синьора остановилась, прекрасная синьора, пожелавшая сохранить инкогнито.
Тут у кота внутри  зашевелилось гаденькое предчувствие. Сначала он решил списать его на несвежие сливки. Но это было бы поклепом на честь и достоинство синьора Риччи. Сливки были наисвежайшие. Еще вчера мычали.
- Седьмой номер занят?
- Никак нет. Свободен, вчера торговец мануфактурой из него съехал. Постель перестелена, моль потравлена, все проветрено.
- Вот и славно, - сказал Базилио, - давай седьмой номер.
Моль он не любил.
Почти так же сильно, как собак, мышей и рыжую бестию.

+3

3

Настоящая жизнь рыжеволосой Алисы началась очень рано, а то, что ее кормило всю жизнь, она узнала в совсем нежном возрасте. Мошенник Панталоне, гастролировавший по всей Италии, частенько наведывался к ее матери, хорошенькой белошвейке из Бергамо, и, ради собственного удовольствия и шутки, научил двенадцатилетнюю девочку игре в карты. Алиса оказалась очень понятливой, и в пятнадцать уже обыгрывала Панталоне, если только он не вспоминал, что надо мошенничать. Тогда же Алиса "догадалась", что он ее отец и прямо сказала ему об этом. Панталоне очень смеялся и заверил, как мог, что вот в чем он в жизни не виноват, так это в появлении Алисы, хотя, конечно, некоторые ее таланты и делали бы ему в том честь. Алиса обиделась и решила не поверить.
В шестнадцать лет началась ее настоящая жизнь.
Алиса появлялась в трактирах и разыгрывала перед посетителями юное дитя, по невероятному стечению обстоятельств оказавшееся предоставленное самой себе. История про внезапное сиротство и бедственное положение играли безукоризненно: обязательно проявлялась пара желающих накормить и научить плохому, предварительно сделав юное создание своей должницей, исключительно ради ее блага. Желание сделать добро, как известно, наказуемо, и доброхоты обнаруживали вдруг, что остались без кошельков и без потенциальной содержанки.
Больше всего Алисе нравился момент, когда надо было исчезнуть, что она каждый раз проделывала со вкусом и изяществом.
Через два-три года удачных гастролей дела вдруг пошли хуже. Она не могла понять, в чем дело, пока в одном из трактиров Бергамо не столкнулась неожиданно с Панталоне. Тот по отечески намекнул, что Бергамо - его вотчина и лучше Алисе здесь не показываться, а обратить свой взор на соседние города, которые ничуть не хуже. Вот Павия, например. А во-вторых, снисходительно выслушал ее сетования и даже дал дружеский совет.
- Дорогая, бедная сиротка - это очень мило, но для нее ты уже, прости, немного выросла. Пора придумать что-нибудь другое. И не забудь уехать. А то здесь твои рыжие кудри скоро примелькаются, и тебя просто начнут бить.*
Алиса послушно уехала в Павию, где обернулась вдовой, некогда забитой мужем и отодвинутой им от всего мира, а теперь желающей кутнуть после его смерти. Образ оказался долгоиграющим и меньше зависимым от возраста. Даже наоборот, с каждым годом становился все более плодотворным. Алиса обзавелась небольшой усадьбой и даже подумывала уйти на покой, но характер не позволил. Недвижимость была продана и обращена в звонкую монету. Изменения в жизни ограничились тем, что она вновь сменила образ и обернулась стареющей дамой, теряющей голову от юных мальчиков. Теперь деньги стали терять молодые прожигатели жизни.
Но Павия стала казаться вдруг очень маленькой. Пару раз Алиса натыкалась на тех, кто уже участвовал в одном из ее представлений, и слова о том, за что бьют обладательниц рыжих кудрей, все чаще приходили на ум.
Неожиданно узнав о смерти Панталоне, Алиса вдруг испытала прилив ностальгических чувств по родине и нагрянула в Бергамо.
Здесь еще о молодящейся вдове никто не знал, можно было никого не бояться. Алиса для поддержания формы обобрала пару бездельников и прожигателей молодой жизни, но вдруг ощутила желание что-нибудь изменить в своей жизни. Как ни странно, в ней еще жила жажда перемен. Она посмотрела на себя в зеркало повнимательнее и неожиданно увидела вполне респектабельную даму. А если еще чуть-чуть поколдовать, то будет образ на загляденье такой, что кто угодно отдаст деньги, и без сомнения. Но пока жажда новых дел плохо приобретала конкретные черты. В "Четырех веселых устрицах" она остановилась, чтобы пообедать, но неожиданная компания сеньора Пепперони заставила ее изменить планы и остановиться на подольше.

Алиса как раз сидела у себя, точнее лежала, уставившись в потолок (так лучше думалось) и размышляла о том, к каким же берегам завоеваний влечет ее сердце, когда на лестнице раздались шаги. Будучи любопытной, она чуть приоткрыла дверь и увидела спину, которая показалась ей очень знакомой. Ну так и есть! Базилио, решивший прибрать Бергамо к своим рукам. Ей приходится проявлять чудовищную сноровку, чтобы везде поспевать раньше него. Точно ли он? Она вытянула шею и ступила чуть дальше из комнаты, как дверь с ужасным скрипом распахнулась настежь. Ойкнув, Алиса поспешила поймать дверь-хулиганку и, захлопнув ее, скрыться в комнате.

*

Это цитата, которую мне очень всегда хотелось использовать.  http://jpe.ru/gif/smk/sm38.gif

+3

4

Почтенная рыжеволосая вдова  просчиталась. Базилио в смысле чуткости слуха мог дать фору молодняку, да и зрение его пока не подводило – даром, что глаза скрывались за треснувшим синим стеклом окуляров. Очки он носил больше для форса и поддержания имиджа.
Дверь скрипнула, кот сделал стойку и в два прыжка преодолел расстояние между седьмым и пятым номерами.
Пыльный с дороги  сапог помешал жертве неуемного любопытства захлопнуть дверь. Дальнейшее оказалось делом приобретенной за годы бродяжничества сноровки и некоторого физического превосходства. Женщина всегда остается женщиной. Лисе ничего не оставалось, как спасовать перед грубой мужской силой.
Базилио втолкнул вдовицу в комнату и  удовлетворенно оскалился;   ключ повернулся в замке.
В номере стоял совершенно интимный полумрак, что не помешало ему рассмотреть конкурентку внимательно, от кончиков рыжих волос,  целомудренно прикрытых благообразной шляпкой, до кончиков строгих туфлей, явно свидетельствующих в пользу устойчивого финансового состояния их обладательницы.
- Думала от меня ускользнуть? – кот протек к креслу с высокой спинкой и уселся, всем своим видом показывая, что выставить его из комнаты не получится ни с помощью доброго слова, ни даже кольта, -  ты понимаешь, рыжая ты свооо-лочь, что ты мою территорию окучиваешь?

+2

5

Проиграв короткую схватку, Алиса сделала вид, что ее это совершенно не волнует.
- Хам, - коротко наградила она Базилио. - Я ведь и закричать могу.
Кричать, впрочем, рыжеволосая дама не спешила и как-то было видно, что и не будет.
- И вообще помни, я ведь тоже знаю, кто ты, - слегка пригрозила для порядка Алиса.
С Базилио лицом к лицу она пока не сталкивалась, и нарушение статуса-кво лисе было неприятно: заочное знакомство ее устраивало больше. Они в последнее время были конкурентами, и Алиса была более удачливой. Ее тайной мечтой было вынудить кота уйти из Бергамо, и тогда бы этот город полностью остался в ее ведении. Помимо наглости, у Алисы была еще и уважительная причина: она считала Бергамо чем-то вроде своей наследной вотчины, и с такой искренностью, какая только случается вспышками у тех, чьим ремеслом является обман. Базилио же выходил наглым захватчиком, которого надлежало выставить.
- Чью-чью территорию? - издевательски протянула Алиса после продолжительной паузы, проистекшей из того, что она ушам своим не поверила. - И давно ли Бергамо принадлежит тебе?
Значит, этот ушлый пройдоха, не знающий никаких правил, мало того, что околачивается в неположенном ему месте, так еще и успел поверить в то, что так и надо?
- Ну уж нет, милый котик, - Алиса со скрипом подвинула к себе стул и села прямо перед Базилио, едва ли не упираясь в него коленями. - То, что ты тут год гастролировал, еще не значит, что заработал себе право на Бергамо. Это просто я немного опоздала. А Бергамо, дорогой мой, - Алиса эффектно прищелкнула языком, - Перешел мне по наследству от сеньора Панталоне. Ты слышал? От папы моего родного. Ну и кто ты после этого, как не нахал, решивший обобрать сироту?

+1

6

На «хама» Базилио не обиделся -  ухмыльнулся. Широко, злорадно. Кричать она не будет. Не дура Алиска – криком, конечно, она испортит ему все планы, но и на своих жи-ирный такой крест поставит.
- Можешь, но не станешь, - нахально выплюнул самодовольный кот – чье самодовольство, впрочем, немного портила заметная даже случайному взгляду потасканность. Сапоги в пыли  - значит, нет денег на извозчика. Сюртук по позапрошлогодней моде, солома к воротнику прилипла, опять же.
-  Таких детей у Панталоне в каждой провинции по дюжине наберется, - треснувшие окуляры издевательски сверкнули, - нашлась, наследница! Синьор Панталоне лично меня на путь истинный наставил, удачи пожелал и сказал: «Как мне придет конец, мой юный друг… так меня он называл, - кот проникновенно высморкался в огромный клетчатый платок, - как придет мне конец, возьми Бергамо под свою опеку… работай чисто, не зарывайся, полиции на глаза не попадайся, и проживешь до конца жизни, как у Христа за пазухой».
Конечно, ничего подобного Панталоне ему не говорил. Помер старый плут, не оставив завещания. Жаль, не спохватился Базилио вовремя, бумажку не подделал. Так и Алиса, судя по всему,  законных прав  на этот кусок земли не имеет.
А потому они в равном положении.
- … а потому всего лишь твое слово против моего. Что делать будем?
Что делать придется, он уже знал. Точнее, догадывался.
Силой конкурентку из «Устриц» не выставишь – сам погоришь. Заманить в ближайший лесок, придушить и присыпать прошлогодней листвой… заманчиво, но негуманно. Впрочем, гуманизмом он даже на пике карьеры не баловался. Однако,  Алиса – вот  она, здесь и сейчас, в трех шагах маячит, рыжими патлами трясет. А взгляд-то хи-итрый. Тоже, поди, что-то задумала.   И попробуй замани такую! Зубы обломаешь, когти притупишь.
Надо решать задачи по мере их поступления.
Кот фыркнул, почесал за ухом (развели блох в номерах, понимаешь!) и вздохнул, признавая неизбежное:
- Начнем друг другу мешать – оба ни с чем останемся. Давай по-честному. Выбираем жертву, заключаем пари. Кто из  нее первым определенную сумму денег вытрясет, тому в Бергамо и оставаться. Проигравший покидает поле боя. Навсегда.

Отредактировано Базилио (2015-10-25 16:31:28)

+1

7

- Но-но, Базилио, - сладким издевательским тоном пропела лиса. - Ты ври-ври, да не завирайся. Когда это синьор Панталоне разговаривал со своими, да чтобы так фигуристо украшать речь? Да ни в жизни, если только не сидел за столом с утонченными синьорами. А уж другом в своей жизни он точно не назвал ни одного человека. И не тебе быть исключением.
Алиса смерила презрительным взглядом поношенный вид кота и фыркнула.
Впрочем, она и сама понимала, что путь убеждения в наследстве - тупиковый. Ни один мошенник, находящийся в здравом уме, да при возможности прибрать к своим рукам Бергамо, на такой не купится, даже если будет уверен в том, что все - чистая правда. По крайней мере сама Алиса бы не купилась. Каждый сам доказывает свое право обирать дураков на определенной территории.
Предложение Базилио Алисе в первый момент решительно не понравилось. Она думала соблазнить его Павией - местом во всех отношениях плодотворным, откуда бы сама она ни за что не убралась, если бы ее мордочка не примелькалась за столько лет. Зато котов-мошенников там точно до сего дня никто не видел, не Алисе ли это знать? Вот и ехал бы пушистый туда и стал ее наследником. Но теперь, видя, как решительно топорщатся усы Базилио, поняла, что он не поедет.
А убрать его из Бергамо было насущной необходимостью. Алиса, конечно, хорошо обходила его на всех поворотах, так что самой приятно вспомнить, но вся эта игра в догонялки здорово ее выматывала. А она не девочкой уже была, чтобы удовольствие от конкуренции получать и войну конкуренту объявлять. Вот два дня назад уже чуть не проиграла какому-то молокососу в карты, потому что глаза и чутье с недосыпу вдруг подвели. Так что, наверное, не такая и плохая идея с последним соперничеством.
- Предположим, я соглашусь, котик, - нежно промурлыкала она. - В этом трактире есть подходящие персоны. Вот господин Пепперони, например, - равнодушно предложила лиса якобы первого пришедшего ей в голову.
На деле на этого господина у нее уже были планы, в связи с которыми у них был один общий обед, так что у нее был бы уже один день форы.

+1

8

Не очень-то он и рассчитывал, что лиса ему поверит.
Так, скорее, чтобы  амбиции укоротить. На вашу маленькую ложь найдется наша маленькая ложь. А в итоге зеро, и все ж проблему решать придется. Он готовился к длительному противостоянию, и готов был взять конкурентку измором [и принудительной голодовкой].
Но  Алиса  немедленно согласилась. И даже «котиком» назвала.
Базилио  слегка оттаял и посмотрел на соперницу  почти приязненно.
Дураком он себя не считал, но неслыханная доселе сговорчивость дамы слегка притупила его бдительность. В какой-то момент кот себя вообразил то ли великим дипломатом, то ли великим комбинатором.
И коготки убрал.
А зря.
Именно по причине некоторого помутнения рассудка, вызванного стремительным успехом его стратегического гения (или, все-таки, несвежих куриных голов) он допустил первый тактический просчет и  немедленно согласился на  кандидатуру синьора Пепперони, чье имя  уже слышал от хозяина «Устриц».
- Пепперони, говоришь? Знаю. Владелец мясной лавки, – синие окуляры отразили две маленьких Алисы, - хороший вариант. По рукам.
Маленькие Алисы улыбнулись еще нежнее,  и тут Базилио начал сомневаться. Как-то очень быстро она согласилась. Нет ли здесь подвоха?
Глаза рыжеволосой бестии были ясными, как июльское небо.
Базилио ущипнул себя за ус и нахохлился.
Иметь дела с купцами ему доводилось, и не раз. Но чаще за карточным столом.
А играет ли синьор Пепперони в карты? Или он скупердяй, каких свет не видывал? И за десять сольдо удавится? Да и в какую сумму лиса собирается оценить победу? О сумме-то они не договорились! Сколько же запросить? Если нынче вечером они сядут за карточный стол, да клиент окажется азартен… А если нет?

- Десять золотых, - придушенно вякнул кот, - десять золотых  за один вечер. Согласна?

Отредактировано Базилио (2015-10-27 20:04:34)

0

9

- Десять золотых? - задумчиво улыбнулась Алиса и почти издевательски рассмеялась. - Ну что ты, Базилио, зачем же так мелочиться?
Она решилась. Заодно и проверит, способна ли она на что-нибудь большее, чем обыгрывать глупцов на пару золотых монет за вечер, или на семь, если очень повезет. Если получится, то она сорвет большой куш, ответит на свой вопрос "да" и заодно избавится от кота за один вечер, оставшись в гордом мошенническом одиночестве на просторах Бергамо. Если же нет, то... Улизнуть отсюда будет самым правильным. Ничего страшного, провинций еще много, а она еще не так стара, чтобы немного не попутешествовать.
Выиграть за вечер десять золотых монет - это почти невозможно. Это даже не удача, это истинная благосклонность переменчивых и капризных богов, что покровительствуют проходимцам и уважают обман, и знак, что они решили короновать тебя королем. Но Базилио решил рискнуть. Он что-нибудь знает о Пепперони? Это Алисе совсем не понравилось, и она решила внести в затевавшуюся игру немного своих правил.
- Пятнадцать золотых, мой неюный друг, - как-то звеняще пропела лиса. - Пятнадцать, ни сольдо меньше. Такова будет наша благородная цель, а выбор средства каждый пусть оставит за собой, - она нежно улыбнулась конкуренту. - Ну не будем же мы одновременно играть с ним за одним столом? На две игры в день не пойдет ни один дурак, а господин Пепперони может оказаться не таким уж глупым.

Отредактировано Alice (2015-10-29 18:32:43)

+1

10

Сказать, что Базилио удивился – значит, ничего не сказать. Кот ошеломленно икнул и уставился на соперницу.
- Пятнадцать золотых за вечер? Не много ли на себя берешь? – усы щеткой заходили ходуном, окуляры свалились с носа и, покачиваясь на одной дужке, повисли на правом ухе. Из-под окуляров на Алису глядели изумленные круглые глаза, недобро поблескивая, - такую сумму за один вечер взять -  не одного мясника, а пятерых за стол посадить нужно. Если ставить по пяти сольдо…
Тут Базилио поперхнулся подсчетами.
Похоже, рыжая скотина удумала что-то нехорошее. Не на карточную игру она ставит. Ой, нет!
Да вы посмотрите на нее! Шляпа как у почтенной вдовствующей герцогини, туфли из змеиной кожи, ридикюль… Кот покосился на ридикюль и сник.
На ее фоне он  - отребье из отребий.
Только на жалость давить. А где вы видели жалостливых мясников? Раскормленные, пальцы что сардельки, кулак за кувалду сойдет… такой прихлопнет шулера и не поморщится.
«Попал ты, Базилио», - скептически фыркнул внутренний голос.
Он всегда прорезался вовремя.
Но не в этот раз.
Базилио понял, что отступить и попросить урезать сумму – значит, сдаться.
А так легко сдаваться он был не намерен.
- Ладно, - кот водрузил очки на место и поднялся, - пятнадцать золотых. Сегодня вечером и начнем.
Про вечер он сказал не случайно.
Вечера только дураки дожидаются.
А Базилио себя дураком не считал. Потому что у него появился план.

+1

11

- Конечно-конечно, милый Базилио, - нежно улыбнулась конкуренту лиса. - Вечером и начни, не теряй вре-ме-ни!
Как и кот, она считала себя предусмотрительно уже на первом этапе обставившей соперника. Котик хочет встретиться с Пепперони вечером? Пусть надеется, ведь тот уже обещал ей в то же время ужин. Алиса успела познакомиться в этим достойным во всех отношениях человеком прошлым вечером, чего Базилио, конечно, не знает и не узнает раньше времени! И не только познакомиться, но и составить о нем представление. Тот был по виду прожженным торговцем, в некотором смысле самоуверенным, но что именно на такого опытного мудреца полагается особенно большой запас простоты, Алиса знала очень хорошо. Половину прошлого вечера Пепперони рассказывал ей байки, иллюстрирующие его хватку, предусмотрительность и чутье ищейки. Лиса кивала, не забывая про блеск в глазах и вдохновенное восхищение. Может быть, ей уже и не хватало юного восторга, но оценка женщины с жизненным опытом, как она думала, имеет свою прелесть. Во всяком случае Пепперони пригласил ее на ужин сегодня, хотя ее попытки добиться этого были минимальны.
Предвкушая, как кот будет злиться и рассерженно мурчать при виде, как она весело хохочет в обществе предполагаемой жертвы, Алиса почувствовала прилив сил и вдохновения.
- А теперь ты, надеюсь, можешь уже идти? Тебе еще надо переодеться к вечеру, полагаю? - Алиса окинула презрительным взглядом потертый вид противника и многозначительно прищурилась.

+1

12

Алиса ударила по больному. Кот неприязненно окинул взглядом два демонстративно поблескивающих замками-глазами чемодана. Один побольше, другой поменьше. Два  добротных, кожаных аллигатора, державших в своих пастях немалый капитал.  Капитал, как правило, состоял  из кружев, шляпок, бархатных жакетов и прочей  дребедени, без которой дамы не мыслят путешествие в соседний город на ярмарку. 
- Ох, уж эти женщины! Полгардероба с собой таскают. А я что, все свое ношу с собой, - буркнул он, пятясь к двери, - отдыхай, Алисочка. Вечер будет жарким.
Параноидальное воображение усатого авантюриста уже рисовало картины сегодняшнего вечера.
(До которого у него еще оставалось время, и это время он использует с умом!)

Кот беззвучно ухмыльнулся и  - на мягких лапах, ступая бесшумно -  отправился к себе в номер.  Стоило хотя бы освежиться перед решающим штурмом мясного магната. «Освежиться» представляло из себя фарфоровый кувшин в цветочек и большой медный таз. Прочие удобства в угловом седьмом номере, напоминающем пенал, не предусматривались. Пахло нафталином и клопами.
Базилио чихнул, фыркнул, и принялся старательно стряхивать с сюртука дорожную пыль. В презентабельности сюртук не прибавил, хотя и сменил цвет с темно-серого на черный в разводах.
«Впрочем, - философски заметил стареющий мошенник,  разглядывая себя в  волнистом зеркале со сколотой по краям амальгамой, - для моей миссии это себе  вполне годная одежда. Ибо я работаю под прикрытием!»
Мятый котелок довершил образ.
Кот приосанился, похабно подмигнул амальгамному отражению, и вышел из комнаты, снова стараясь не скрипнуть ни дверью, ни половицей. Целью его был шестой номер и его постоялец. 
-  Вы позволите?
Что-то упало, раздался шлепок, а затем надтреснутый баритон произнес:
- Открыто!
Кот вошел – нет, почти втек в номер.
Он рассчитывал увидеть большого и румяного синьора, настолько жизнерадостного, насколько может быть жизнерадостным человек, ежедневно потребляющих сосиски, копченные колбаски и наисвежайшие отбивные. Действительность оказалась иной. На обитой ситцем оттоманке возлегал  тощий длинноногий синьор с настолько унылым лицом,  словно за всю жизнь он не потребил ничего более скоромного, чем шпинат с уксусной заправкой.  Базилио  в испуге вытянул  шею наружу, изогнувшись под немыслимым углом,  и убедился – номер седьмой, и никакой другой.

- Синьор П-пепперони?  - икнул кот, - меня зовут Карло Леоне, и я … т-с-ссс!...  а вы точно синьор Пепперони?

Отредактировано Базилио (2015-11-06 20:08:50)

+1

13

Синьор Пепперони считал себя идеальным неудачником, и, надо сказать, его внешность прекрасно подходила к этой стезе. Он был худым, невероятно длинным и, как многие люди высокого роста, сутулым от постоянного стремления наклониться к тому, кто пытался сказать что-нибудь ему лично. Лицо у него тоже было худым и вытянутым, как будто Пепперони однажды чему-то удивился, да так сильно, что выражение это намертво прилипло и не покидало его лица уже никогда. Всякий, кто видел этого синьора впервые, испытывал сильнейшее желание участливо спросить, не приключилось ли с ним какого-нибудь несчастья или по крайней мере сильной неприятности, сердобольные дамы стремились утешить и накормить, суеверные - обойти стороной, дабы неприятности, конечно, не покидающие пути этого синьора, не прилипли к ним. На вопросы Пепперони всегда отвечал, что, к счастью, ничего не случилось, но непременно произойдет в следующий момент, уж такая у него жизнь.
Если собеседник попадался неожиданно сметливым и желал поинтересоваться, как же еще держится на плаву синьор Пепперони, если у него в жизни случаются одни неудачи, тот тот отвечал, что хорошее тоже бывает, но значительно реже и оно не так замысловато, как неприятности. Далее следовали рассказы, иллюстрирующие, насколько изобретательна судьба, подсовывающая господину Пепперони шпильки.

- Да, синьор Леоне, Пепперони - это совершенно точно я, - уверенно ответил он появившемуся коту, принимая вертикальное положение и не выказывая, кажется, ровно никакого удивления неожиданным визитом. - Чем обязан?

+1

14

Ни внешне, ни по повадкам синьор Пепперони не напоминал мясника.
«Это новый вид мясников, - понял Базилио, который  считал себя чрезвычайно умным и ловким проходимцем, -  он шифруется, чтобы избежать навязчивого внимания бесцеремонных любителей бесплатно пообедать».
- Ах, вот как, - бормотнул кот, полируя взглядом носы лакированных ботинок проезжего толстосума, - дело в том, синьор, что я  являюсь  эм-мм… некоторым образом частнопрактикующим сыщиком. Меня наняла синьора Тарталья - вы ведь знакомы с синьорой Тарталья? Она держит мясную лавку в Пизе, «Кролик на вертеле».
Никакой синьоры Тарталья  не существовало. Точнее, и весьма вероятно, что такая синьора была, но «Кролика» она не держала. Тем более в Пизе, куда судьба Базилио ни разу не забрасывала, хотя в молодости у него витали в голове безумные идеи по сбору средств на выпрямление Пизанской башни. Позже говорили, что кто-то додумался до этого предприятия раньше него. Что ж, его всегда опережали более ушлые конкуренты.
«Только не в этот раз!», - сказал сам себе Базилио. 
Глядя на унылую бесконечность на лице синьора Пепперони, он как никогда не был уверен в успехе. Люди с такими физиономиями всегда параноики.
- Так вот, месяц назад синьору Тарталья посетила не очень молодая, но симпатичная синьора. То ли сделать крупный заказ на поставку фаршированных перепелов, то ли еще по какой причине – синьора представилась вдовой, которой покойный супруг оставил небольшой капитал. Синьора Тарталья не могла не порадоваться выгодной сделке. Она и радовалась, и даже пригласила вдову на ужин – до тех пор, пока не обнаружила, что почтенная дама исчезла, прихватив с собой тридцать золотых из сейфа уважаемой синьоры и связку телячьих сарделек! Обманутая синьора обратилась в комиссариат, но все напрасно! И тогда явился я. Я пришел и  утешил несчастную, пообещав ей изловить рыжую проходимку и призвать к ответу за все. Я шел по следу три недели. Стоптал новые сапоги, - в доказательство Базилио продемонстрировал пыльные подошвы и поднял вверх указательный палец, увенчанный не очень чистым и очень длинным ногтем, - вы понимаете, к чему я клоню, синьор Пепперони? Сегодня утром в гостиницу вселилась прелестная синьора, неюная, но весьма привлекательная… рыжеволосая.

+1

15

Длинную тираду кота синьор Пепперони выслушал молча, не прерывая и, кажется, даже не мигая, все время вытянувшись по струнке, как будто Базилио был его патроном. Некоторые эмоции все-таки проявились на лице худощавого господина. Во всяком случае при упоминании Пизы он стал вдруг как будто несколько растерянным, а потом погрустнел, всем видом говоря, что вспомнил какую-то очень тоскливую историю, происшедшую с ним в упомянутым городе, и, вероятно, очень сильно потерпел от нее. Впрочем, ему удалось взять себя в руки, и вторично он растерялся уже только когда Базилио упомянул "рыжую проходимку". Тут Пепперони очень сильно смутился, замялся и отвел глаза - ну точно школьник, пойманный на горячем - зажевал губами и даже почесал себе нос.
- Пиза - такое место, - шмыгнул он и скосил глаза, - мне всегда казалось, что рай для мошенников, поэтому, знаете ли, давно уже там не бывал, - Пепперони сдержанно посмеялся. - О такой синьоре никогда не слышал. Тарталья... Тарталья... Так звали одну соседскую девочку, с которой я был дружен... знаете ли, когда еще был мальчишкой... Мда... давно было... И далеко...
Глаза господина Пепперони выдавали, что думал он сейчас не о давней подружке, а о сегодняшнем дне, и что-то в нем его очень беспокоило, но он пока не решался сказать, что именно.
- Рыжие волосы, говорите. Забавно... не так уж часто встречаются, - задумчиво протянул "мясник". - Неужели правда такая ловкая обманщица?
Не долее как накануне одна дама крутила перед лицом синьора Пепперони рыжими волосами и даже убедила его в том, что ее стоит пригласить на сегодняшний ужин. Обстоятельство это очевидно очень взволновало тощего верзилу.
- А, простите, почему вы все это мне рассказываете? Я путешествую в совершенном одиночестве.

+1

16

- Вот оно! - восторженно мяукнул Базилио, ободренный столь удачным началом разговора, -  в одиночестве!
Он понял, что ковать железо нужно, не отходя от кассы. Красноречие прорезалось в нем неожиданно и триумфально. В десять  минут окрыленный авантюрист  поведал мяснику  все, что знал о коварном нраве рыжеволосых путешественниц с безупречной репутацией, приводя в качестве примеров исключительно эксклюзивные факты из своей богатой  сыскной практики.
- А в Милане вышеозначенная дама запудрила могзи наследнику галантерейного бизнеса, синьору Тартини,  и скрылась с пятьюдесятью золотыми в сумочке, а в… вы же понимаете?!  Она специально отыскивает одиноких богатых синьоров, втирается  в доверие, и потом лишает их самого дорогого – денег!
Базилио выдохнул и сделал паузу, стреляя зорким глазом поверх синих окуляров. Уныние на  физиономии синьора Пепперони пошло рябью и занавесилось  легким облачком сомнений.
«Надо добивать!» - решил кот.
- И вот сейчас, по моим данным, указанная дама остановилась в «Устрицах», в пятом номере. Поскольку из клиентов  в заведении нынче есть только один богатый, уважаемый и достойный синьор, - немного лести не помешает, -  я предполагаю, что целью мошенницы являетесь именно вы, синьор Пепперони!

0

17

- Я? - вскричал господин Пепперони. - Почему вы так решили?
Он нахохлился, правда не стал от этого ниже и толще, зато хорошо было видно, что разозлился и, возможно, чувствует себя уязвленным. Люди, смотрящие так, обычно начинают теснить тех, кто потревожил их покой, к двери, с тем, чтобы выставить и избавиться от назойливого присутствия. "Вы мне очень мешаете", - было красноречиво написано на вытянутом лице Пепперони, носогубные складки на котором стали такими глубокими, что придали их владельцу сходство с узколицым орангутаном. - "Вы говорите то, чего я не хочу слышать".
Некоторое время "мясник" созерцал кота с плохо скрытой враждебностью, но, под влиянием каких-то неизвестных причин решил почему-то не выставлять нахала, а продолжить беседу.
- Здесь гостит сейчас только одна дама. Я уже имел с ней вчера весьма продолжительную и, что гораздо важнее, очень приятную беседу. Синьора Алиса производит впечатление респектабельное, - Пепперони вздернул нос. - Ваши обвинения выглядят беспочвенными.
Однако уверенности в голосе Пепперони было не очень много, и закончил он свою пылкую речь весьма тихо и даже неразборчиво.
- Полагаю, у вас есть доказательства обратного, если вы решились придти ко мне с этим?

+1

18

Доказательств у Базилио не было. То есть ему было понятно, что (если его блестящий план провалится) доказательства скоро представятся. Но будет уже поздно.
Кот зашмыгал носом, уязвленный недоверием параноидального владельца «Трех поросят».
- Когда у меня будут доказательства и живые свидетели, ваша респектабельная синьора будет уже далеко,  а ваш карман опустеет  совершенно неожиданно для вас, - обиженно  сообщил он,  ковыряя ногтем  штофные обои дорогого люкса, - но у меня есть идея. Вы позволите присесть?
И, не дожидаясь разрешения, Базилио занял место у стола, покрытого на удивление чистой скатертью. Интересно, сколько платит за номер этот худосочный повелитель свиных котлет и биточков из кролика?
- Тут ведь дело какое. Вы присядьте, присядьте, синьор Пепперони. Ежели вы мне не поверите, а синьора умудрится облегчить ваш кошелек, в проигрыше будем мы оба, верно? Вы – потому что потеряете деньги, а я – потому что потеряю возможность задержать опасную мошенницу. Скольких богатеньких и уважаемых синьоров она успеет облапошить до тех пор, как я смогу вновь выйти на нее?  Эта дама представляет собой уже классовую угрозу! – мало ли, вдруг синьор Пепперони  интересуется политикой. Синьоры с такими унылыми физиономиями часто идут в политику, хорошенько разжившись на коммерции.  – Поэтому я убедительно прошу вас. Если она будет предлагать вам ослепительные проекты, требующие стартовых вложений, просить денег в связи с дорожным ограблением, напрашиваться в гости на чашечку капуччино…
Тут Базилио сделал красноречивую паузу.
Глядя на синьора мясника, трудно было предположить, что с ним  что-то может вытечь из чашечки кофе… кроме денежного ручейка. Но отрезать стоило все пути.
- … одним словом, ни в коем случае не давайте ей денег! Скажите, что вы держите капитал под охраной вашего личного начальника охраны!

+1

19

Пепперони посмотрел на Базилио, с хозяйским видом рассевшегося посреди комнаты и всем своим видом показывающего, что никуда он отсюда не уйдет, и долго и сосредоточенно его разглядывал. Казалось, он задавал себе вопрос, стоит ли иметь дело с таким настойчивым человеком и достоин ли он доверия? По-видимому, размышление для кота было благоприятным, потому что с лица "мясника" исчезло выражение "вы мне мешаете" и нацепилось выражение "кажется, вам можно доверять, продолжим разговор".
- Неужели она правда мошенница? - протянул Пепперони, которого активность Базилио, по-видимому, убедила, и сильно погрустнел.
У него повисли плечи, голова, и даже нос начал казаться еще более вытянутым. Несчастный стал очень похож на человека, только что получившего очередное подтверждение, что мир несправедлив и зол, а женщины, которым очень хочется верить, не более чем обманщицы, неспособные на искренность и добросердечие.
- А я то... - продолжил Пепперони и осекся. - Но если так, то ее надо поймать, и лучше всего с поличным, не так ли?
В словах явственно слышалось что-то мстительное.

Отредактировано Пепперони (2015-11-21 16:21:40)

+1

20

- Именно! Давайте договоримся и возьмем эту рыжую интриганку с поличным!  - восхитился кот догадливостью клиента. Рыбка сама шла в руки, оставалось только наживку правильно выбрать.  -  Если я  верно понимаю ее тактику, вечером за ужином она непременно навяжется вам в спутницы. А после пары бокалов кьянти начнет нащупывать в вас слабое местечко.
Тут кот внимательно посмотрел в глаза испытуемому – интересно все-таки, где у него слабое местечко?
Дальнейший план был прост и гениален (так считал Базилио, и у него не было оснований в этом сомневаться).
- Как только синьора перейдет к более тонким материям, сиречь к финансовым вопросам, необходимо посетовать,  что вы не при деньгах, потому как основные капиталы храните  в номере, в металлическом сейфе, в дорожном сундучке, под специальным замком, ключ от которого не снимаете даже в постели.
Впрочем, эту интимную деталь кот рекомендовал опустить. Ключ можно показать.
- А я, - тут Базилио сделал эффектную паузу, глядя поверх окуляров круглыми и честными желтыми глазами, - спрячусь у вас в номере, и буду дожидаться злоумышленницу, которая – уж поверьте моему нюху – ключик это обязательно у вас стащит, и денежки попытается умыкнуть… Кстати, капиталы действительно хранятся в этом замечательном сейфе?   - сейф наметанный глаз мошенника разглядел сразу – как раз за репродукцией головы  Горгоны небезызвестного мастера Караваджо.

Отредактировано Базилио (2015-11-22 00:30:34)

+1

21

- А вы... проницательны, - отдавая должное собеседнику, Пепперони опустил глаза, видимо стыдясь собственной непрозорливости. - Как вы догадались? Я ведь правда вечером с ней обедаю. Еще вчера договорились.
Говорил "мясник" медленно, подбирая тщательно слова, видимо, дающиеся ему с трудом. Некоторое время простояв с опущенными глазами, созерцая носки собственных, кстати очень дорогой кожи, ботинок, Пепперони доверчивым и открытым взглядом посмотрел на кота. При этом еще и вытянулся, как солдат перед генералом, и даже мелькнуло в нем что-то такое, похожее на без пяти минут обожание.
- Как вы хорошо придумали, - продолжил он блеять и вдруг переспросил. - Сейф?
Пепперони обернулся и нервно дернул плечом. Потом сдвинул картину в сторону и, кажется, сам оторопел.
- Он самый, и при том полнехонек! Вы и здесь угадали. Я правильно доверился вам. Действительно, вы очень умны и умеете быть на шаг впереди, - Пепперони присвистнул. - Располагайте мною полностью, вот только... сумею ли я притвориться вечером безмятежным? Я, знаете ли, слишком... как бы это сказать... прямолинеен и совершенно не умею лгать.

Отредактировано Пепперони (2015-11-24 18:44:22)

+1

22

«Спасибо тебе, Господи, за то, что ты послал нам панна-котту и  доверчивых мясников!» - восхитился Базилио, немедленно и бесповоротно проникаясь ответным обожанием.
Мясник и проходимец несколько секунд взирали на спрятанный под картиной сейф.
«Замок непростой. Шпилькой для волос не откроешь, - думал кот, рассматривая  причудливое отверстие для ключа. Придется повозиться… не менее получаса».
О чем  думал синьор Пепперони,  мошенник не знал.
Вообще, лучше бы синьор Пепперони не думал вообще. Для дела полезнее.
- Вы держите себя в руках, - переместив влюбленный взгляд с головы Горгоны на голову владельца «Поросят», душевно посоветовал Базилио, - не попадайтесь на ее уловки, о деньгах говорите уклончиво. Обещайте подумать до завтра. Утро… оно того, вечера мудренее.  Кстати… а до вечера осталось всего ничего… пара часов. Не вздремнуть ли нам перед решающей битвой?!
Мазнув нежным взглядом по лику Медузы на прощание, кот откланялся.
Нет, спать он, конечно, не собирался.
Базилио сделал гимнастику, пощелкал суставами подвижных пальцев, пересчитал отмычки и  мелочь в кошельке – хватало на недорогой  ужин,  и любовно царапнул ногтем серебряную крышку единственного сокровища – брегета, который он выиграл в карты три года назад у гостиничного магната. Часы приносили ему удачу. Бережно вернув талисман в карман сюртука, кот приосанился  и подмигнул собственному отражению.
Пора было спускаться в обеденный зал. Представление начиналось.

Отредактировано Базилио (2015-11-25 22:05:59)

+1

23

К обеду Алиса собиралась с удовольствием и в приятном предвкушении. Она была уверена в том, что обогнала Базилио дважды. Во-первых, у нее уже состоялась приятная беседа с синьором Пепперони, накануне вечером, о чем Базилио не знал. Во-вторых, легковерный кот думал умыкнуть богатого постояльца вечером, но у него это никак не должно было получиться, потому что Пепперони уже пригласил на ужин ее, Алису.
Вчера за обедом Алиса, как она была уверена, вела себя безупречно. Это означало, что она наблюдала, подмечая мельчайшие привычки будущие жертвы, но почти не задавала вопросов, если не считать самые отвлеченные. Все это было нужно для того, чтобы у Пепперони не создалось ощущения, что она набивается в близкие знакомые. Тактика принесла успех: он сам пригласил ее сегодня.
Теперь Алиса считала себя вправе ожидать большей откровенности и узнать побольше о синьоре Пепперони, который, как она поняла накануне, имел однозначные замашки уверенно богатого человека.
Алиса опоздала, но ненамного, всего лишь на четверть часа, и это было, конечно, намеренно. Кем бы она не была, но в залу ресторации вплыла эффектная женщина, облаченная в строгое, но не лишенное определенного кокетства густого синего цвета платье. Она была уверена, что выбранный цвет придает ей важности и некоторой основательности и серьезности. Нарядившись в платье такого цвета можно говорить с большей надеждой, что к тебе отнесутся серьезно. С другой стороны, собранные в высокую и пышную прическу рыжие волосы, подобранные голубыми кружевными лентами и украшенные синими перьями, должны были утверждать, что ум их обладательницы никак не мешает ей быть приятной и смешливой собеседницей.
- Мне нет прощения за опоздания, - нежно прошелестела Алиса уже сидящему за столом Пепперони. - Вы наверняка ужасно голодны, а я задержалась. Простите, но я получила письмо от своего управляющего и должна была срочно на него ответить. Не люблю откладывать на потом денежные вопросы.

+1

24

Разумеется,  синьора была прощена немедленно – скромное очарование обладательницы управляющего, грудного контральто, изысканных форм и рыжих волос  не поддавалось анализу. И манеры, и добротный и недешевый шелк платья для ужина, и нежный голос с придыханием у самого уха – какой итальянец может устоять против симбиоза женских уловок и запаха денег?
Пепперони не устоял,  пошатнулся и испуганно оглянулся, в надежде встретить поддержку в лице самоуверенного сыщика. Сыщик обнаружился за спиной. Он сидел за столиком в углу, в мятом котелке и неожиданно пестрой жилетке цвета лососевой икры. Сюртук  провинциальный охотник за прекрасными авантюристками повесил на спинку стула. Перед сыщиком стояла  порция жареных окуней в сметане. Почувствовав  взгляд синьора Пепперони, сыщик блеснул желтыми зенками из-под синих окуляров и  принялся делать какие-то знаки – вытянул губы трубочкой, провел ребром ладони по горлу, и хрустнул костяшками пальцев.
«Не понимаю!» - хотел просигнализировать уважаемый владелец «Поросят», но не смог – рыжие локоны и иные неоспоримые достоинства  прекрасной соседки мешали сосредоточиться не только на его миссии, но и на еде.
«Может, кот соврал, и она на самом деле – просто приятная синьора? Приятная во всех отношениях… - с оттенком мечтательности думал Пепперони, - но ведь это можно проверить?»

- Кьянти? – обрадовано ухватился он за бутылку с вином. Бутылка с вином была тем предметом, за который удобно хвататься во всех запутанных ситуациях. Синьор Пепперони знал это наверняка,  - хорошенькие женщины никогда не опаздывают. Тем более, если причиной является денежный вопрос. Деньги и красивые женщины – единственное, что добавляет картине нашей жизни ярких красок. И еще телячьи медальоны с гранатовым соусом, - тут Пепперони вспомнил, что даму нужно приманивать на живца, расправил тощие плечи и втянул прилипший к позвоночнику пупок. -  Я вас непременно угощу, как только мы покончим с финансовыми делами.  Я вас так понимаю! Управляющие нынче – это сущие бестии. Так и норовят урвать  побольше, а сделать поменьше! Обо всем приходится думать самому. Я… Я ведь, понимаете, такое дело… расширяю бизнес. Еду в Милан на выставку. Собираюсь закупать  уникальную по размерам механическую  мясорубку для производства  острых калабрийских колбасок по оригинальному рецепту. Назову их в свою честь. Расширю производство… Начну поставлять их в Америку! Представляете – сеть мясных лавок «Пепперони и сыновья»!  -  рыбьи глазки мясника заблестели тусклым маньячным блеском. Он опрокинул в распахнутую пасть бокал с кьянти и наполнил его снова.
Кот за спиной закашлялся. Похоже, размах и грандиозность планов  синьора Пепперони поразили не только непосредственную его слушательницу.

+1

25

- О, синьор Пепперони, - с придыханием выдохнула дама.
"И сколько же сыновей уже есть у синьора Пепперони?" - про себя подумала Алиса; ее ярко подведенные черным глаза на мгновение сузились, делая ее похожей на хищницу.
Стратегические замыслы собеседника произвели на Рыжую впечатление не меньшее, чем на сидящего на отдалении Кота. Услышав знакомый кашель, Алиса чуть сдвинулась в сторону, и синьор Пепперони на мгновение пропал с ее глаз, расплывшись неясным пятном, потому что взгляд бестии сфокусировался на противнике. "Бедный котик", - бесспорно читалось на бесстыжей рыжей морде. - "Я тебя опередила". Взбодрившись уверенным триумфом, Алиса почувствовала прилив вдохновения, которому надо было дать чуточку времени. К счастью, с Пепперони они встретились за обеденным столом, что предполагало паузы, во время которых собеседники имеют право молчать, якобы для работы челюстями, на деле же часто обдумывая следующий ход в мудреной шахматной партии разговора. Текущая пауза была занята выбором вина и просьбой подать прозрачного бульону, жареных голубей и лапши, щедро приправленной базиликом и сушеными томатами. Заказ свидетельствовал, что дама молода, здорова и обладает хорошим аппетитом. В деле лжи Алиса предпочитала не перебарщивать и приправлять отменное вранье отобранной в правильной пропорции правдой. Любовь вкусно поесть в этом смысле была безукоризненной: Алиса знала, что умеет аппетитно есть, так что даже яркий последователь постов и воздержания сдавался и отваживался проглотить как минимум птичье крылышко.
- Какое невероятное совпадение, синьор Пепперони! - воскликнула Алиса, поднимая глаза к закопченному потолку. - Я как раз являюсь близкой знакомой синьора Клаудио ди Базилико! Он везет на выставку в Милан свое новое изобретение - мясорубку с пятью ножами, для производства тончайших колбас! Бедняга совсем измучился, ведь конкуренты пытаются выкрасть новинку! Он передвигается медленно и с большой охраной!

+1

26

«Какое счастливое совпадение!» - читалось на унылой физиономии синьора Пепперони.  Более того, синьор немного порозовел,  впал в кратковременную двигательную ажитацию, и попытался погрызть двузубую вилку для прованских груш. Вилка была водворена на место синьором Риччи, хозяином «»Креветок», и заменена на кусок свинины с черносливом.
- Что вы говорите! Как это удачно! Я теперь верю, что наша встреча была неслучайна! – в неслучайности встречи синьор Пепперони  не сомневался с самого начала, хотя и вкладывал в нее несколько иной смысл, - я давно мечтаю… просто жажду познакомиться с синьором ди Базилико! Ведь это чудо современной инженерной мысли существует пока только в одном экземпляре!

Тут на лице повелителя отбивных сначала смутно, затем все отчетливее проступило сомнение. Казалось, синьор чего-то желает, но по своим причинам стесняется желаемое озвучить. После нескольких минут борьбы с собой, сопровождаемой стуком ножа и вилки и хрустом работающих челюстей, Пепперони, наконец, решился:
- Понимаю, что прошу у вас почти невозможного, прекрасная синьора! Но я всерьез опасаюсь конкуренции. На это изобретение найдется масса желающих! И мне было бы приятно вдвойне, если бы  вы смогли замолвить за меня  словечко  синьору ди Базилико.
Запив краткую речь еще одним бокалом кьянти, Пепперони понял, что был чересчур лаконичен. Он ведь делец, и имеет дело с деловой женщиной. Вряд ли совместный ужин станет поводом для особого отношения.
- Разумеется, синьора умеет считать деньги. Синьора не останется внакладе. Три процента от суммы сделки станут вашим гонораром, если мясорубку получу именно я,  - тут Пепперони понизил голос, и закончил свистящим шепотом, вытянув губы трубочкой и прислонив их к уху рыжеволосой красавицы,  - три процента – это без малого сотня золотых.  Я готов заплатить три тысячи золотых,  и они  - тс-ссс! - у меня есть! Только никому ни слова!

0

27

Три тысячи золотых! От открывающихся перспектив у Алисы сперло дыхание. Больших трудов ей стоило сдержать алчный блеск, ограничившись вполне понятным в таком случае удивлением.
- Синьор Базилико очень любит серьезных людей, располагающих средствами, и предпочитает иметь дело только с ними, - заговорщицки подмигнула Пепперони лиса, понизив голос и наклонившись к нему ближе. - Я скажу ему, что вы не похожи на тех, кто договаривается на непонятное будущее, ограничиваясь одними обещаниями, потому что только надеется найти где-нибудь требуемую сумму.
Вблизи Пепперони казался еще задумчивее и еще менее похожим на глупца. К тому же он демонстрировал умение быстро соображать: что "мясник" прямо на месте придумал давнее желание познакомиться с производителем мясорубок и давнее же восхищение им, Алиса не сомневалась, ведь синьор Клаудио ди Базилико был сочинен ею пару минут назад. Алиса была близка к тому, чтобы запаниковать, и решила действовать осмотрительнее. Надо было срочно добавить своей истории правдоподобия, а самым главным показателем искренности, по убеждению авантюристки, являлась жадность. Если бы она в самом деле рассчитывала заработать на посредничестве, то обязательно бы решила, что первая названная сумма маловата.
- Сто золотых - это хороший подарок, синьор, - кокетливо скосила глаза Алиса. - Но это если бы речь шла только об одной мясорубке. Знакомство с синьором ди Базилико сулит человеку деловому гораздо больше. Он непревзойденный мастер на новинки, так что через месяц, два или - самое большее - полгода он обязательно придумает что-нибудь еще. Если вы поладите, то сможете первым узнавать обо всем. Могу я в таком случае рассчитывать на большую вашу благодарность? Если да, то я сегодня же смогу убедить его встретиться с вами.

+1

28

Тут синьор Пепперони споткнулся о собственные мысли и заметно смутился, так,  словно их вдруг смогла прочесть соучастница трапезы. Демонстрировать готовность платить больше –  легкомысленно и настоящего дельца недостойно. Однако отказаться от щедрого предложения – глупо и сомнительно. Чего синьор Пепперони не любил – так это сомнительности намерений.
В его-то случае все было прозрачно!
- Давайте поступим так, прекрасная синьора Алиса, - оскалился синьор Пепперони, демонстрируя крепкие лошадиные  зубы и  явное дружелюбие, - за каждую  новость об изобретенной синьором ди Базилико полезной вещице я буду платить  вам дополнительно двадцать золотых. Таким образом, вы получите дополнительный доход и расположение двух солидных и обеспеченных синьоров. А расположение  – такая вещь, которая иной раз ценнее…
Излияния мясника прервал мальчик-поваренок, вынырнувший из-под локтя синьора Риччи.
- Синьор! Синьор Пепперони! Ваш кучер говорит, что гнедая потеряла левую заднюю подкову. Ваш кучер спрашивает, подковать ли кобылу ночью, и верно ли вы желаете ехать пораньше?
- Ах, какая незадача, - охнул Пепперони, спрятал зубы и захлопотал, - конечно, я желаю выехать рано. Кстати, синьора, у вас свой экипаж или наемный? Я мог бы подвезти вас до Милана, там бы мы и встретились с синьором ди… ах, одно только неудобство – я планирую выехать до рассвета, чтобы успеть к самому  открытию выставки… Синьор Риччи, скоро ли десерт?
- Панна-котта, марципаны и кофе будут через полчаса, синьор, - невозмутимо причмокнул губами хозяин, продолжая подобострастно оглядывать стол и мысленно подсчитывая выручку, - если желаете, могу присовокупить к ним засахаренные половинки персиков.
- Если дама желает. Синьора Алиса, я пойду,  присмотрю за тем, как подкуют лошадь. Нельзя пускать такие вещи на самотек, - бросая беспокойные взгляды на хозяина, проговорил  будущий единоличный владелец  фабрики по производству эксклюзивных калабрийских колбасок, - а вы наслаждайтесь ужином, дорогая синьора.
Пепперони вскочил и иноходью потрусил к выходу – впрочем, успев просигнализировать бровями (и  немного глазами, губами и носом) синьору сыщику.
Час икс настал.
Если брать с воровку с поличным, то только сейчас.

+1

29

Почти каждому нужен какой-то знак, чтобы понять, что пора действовать. Для Алисы только что явились сразу три - достаточно количество даже для самого недогадливого, а лиса к таким не принадлежала.
Первым была чарующая сумма в три тысячи золотых, которые у синьора Пепперони имелись под боком. Вторым - милостиво данные ей полчаса (и еще немного, ведь вернувшийся из конюшни мясник подождет ее какое-то время, прежде чем что-нибудь заподозрить). Третьим - его намерение уехать следующим же утром. Алиса не могла уехать, пари должно было быть выиграно прямо здесь. Ей хотелось остаться в Бергамо, где у нее теперь не будет соперников, а не ехать в Милан, где своих мошенников на каждом углу по пять штук.
Алиса позвала к себе хозяина и достаточно громко сказала ему, что не будет ждать синьора Пепперони за столом, а поднимется к себе в комнату, что вернется через полчаса и чтобы об этом обязательно сказали ее сотрапезнику, когда он вернется.
Поднявшись, она медленно и степенно продефилировала мимо Базилио, бросив ему через плечо: "Мне жаль тебя, котик, но сегодня тебя не ждали к ужину", и направилась наверх. По ее уверенности, кот останется сторожить синьора Пепперони, надеясь повернуть его симпатии в свою сторону.
Как только Алиса оказалась в одиночестве галереи второго этажа, она подобралась и, переходя с шага в галоп, ринулась к вожделенной двери, хранящей сокровища "мясника". Дверь была заперта на ключ, что стоило лисе трех лишних минут и одной шпильки, вынутой из прически. Лиса тенью скользнула в комнату и плотно закрыла за собой дверь.
В комнате было на удивление пусто, но кое-что все-таки было. Алиса сняла со стула сюртук и начала нежными и точными движениями ощупывать его подкладку.

+1

30

Базилио ринулся из обеденного зала с протяжным воплем «Щас вернусь!» вслед за лисой, мысленно едва отсчитав до пятидесяти. Конкурентку он знал неплохо, и понимал, что дверной замок для нее сложности не представит, но про сейф-то она не знает. А там – три тысячи золотых.
«ТРИ ТЫСЯЧИ! ВАА-УУ!»  - думал кот. Именно заглавными буквами.

В комнату синьора Пепперони он протек почти бесшумно, лишь замком щелкнул громко – в тишине словно хлопушка взорвалась.
Коварная Лисья морда ощупывала карманы дорожного мясницкого сюртука.
- Что, по карманам шаришь?  - мурлыкнул Базилио, - главное богатство не здесь. Сейф в стене. Вот что, подруга. Пока мясник не очухался – а сделает он это быстро, потому что я тебя ему сдал,  забираем  сундук с деньгами и бежим вместе. Что нам за смысл охотиться за половиной сотни, когда мы вдвоем возьмем  три тысячи! Это ведь по полторы тысячи на брата! Да с такими деньгами я на покой уйду, и карпов в собственном пруду разводить стану! – кот метнулся к картине с Горгоной, снял ее и принялся ковырять отмычками сейф, - что стоишь?! Окно открывай! Через окно уйдем!

0