Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Сказки Чернолесья. Сказка первая. Беглянка.


Сказки Чернолесья. Сказка первая. Беглянка.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Место действия: Лукоморье. Вотчина князя Брюхана.

0

2

- «Княжна же Забава …»  - возгласил Мордохлест, послюнявил палец и перехватил грамотку  поудобнее. На прошлой неделе, получив заветное послание властительного соседа князя Брюхана, Мордохлест пропустил этот абзац, сочтя сведения о девице не столь важными. Тогда его, главным образом, интересовали строки, в коих означался размер выдаваемого за юной княжной приданого.  Теперь же, когда сделка, почитай, состоялась, когда невеста восседала на устланной цветастым ковром соломе в княжеском тарантасе, и, вместо того, чтобы, как полагается осчастливленной девице, бросать робкие и призывные взгляды на жениха, хмуро обозревала проплывающий мимо пейзаж, князь Мордохлест заподозрил неладное и решил еще раз перечитать обоюдное соглашение, дабы убедиться, что Брюхан его не надул.
– «Княжна же Забава,  дщерь князя Путяты Вышатича…» - Мордохлест раздул ноздри, скривился и поднял взгляд к небесам. В глазах его  заплескалась потаенная обида. Вновь, как в детстве, до того еще как стал княжичем, когда дворовые мальчишки дразнили его:  - Коротышка! Коротышка! От горшка два вершка! Папенька твой маменьку весною вербою по пяткам не хлестал, здоровье да силу в кости не звал, вот и уродился ты цу-ци-ком! Не дал тебе боженька-Свароженька росту хоть немноженько!
Бежал тогда княжич, который еще не был княжичем, к отцу своему – воеводе Мордовороту. Бежал со всех ног, в слезах и причитаниях. И жаловался, сильно жаловался  на обидчиков. А воевода, могучий как вековой дуб, гладил своей огромной ладонью невесть в кого уродившегося сыночка по жиденьким волосам, гладил, да приговаривал: - Погоди чуток, мы еще свое возьмем! И тогда никто не посмеет…»
Так и случилось. Захватил воевода Мордоворот власть в княжьем тереме: князю Солнцелику шею собственноручно свернул, а сам на трон засел.  И всех юнцов тогда во дворе собрал и весел заморышу своему - цуцику - хлестать мальчишек прутьями, а сам приговаривал: - Бей до слез! Бей до слез!
«Хлесть-хлесть» – пели гибкие прутья в руках торжествующего недоростка, пока из глаз сорванцов не брызгали слезы.
С тех пор и нарекли мелкого  новоявленного княжича Мордохлестом.  Обиду на мальцов тщедушный паренек выместил, а на боженьку-Свароженьку обида осталась. Только прятал княжич обиду свою, на людях не показывал. Праздники и обряды для приличия соблюдал.  Даже, когда родителя его, могучего Мордоворота молнией прибило – смолчал, только губы сжал. Похоронил князя по обычаю. А сам засел на трон. Править. И боялись Мордохлеста сильнее, чем коварного Мордоворота. Потому что, хоть и мал росточком был молодой князь, да удал. Жесток, непомерною злобою полон  и мстителен…
- Какое нелепое у твоего батюшки имя было…  Слышь, Забава? – приторная улыбка появилась на лице Мордохлеста. Он облизнул пересохшие губы и продолжил:  - Путята! Вышааатич! Ничего смешнее не слыхал!.. Ну да ладно, Забавушка, о покойниках худо не говорят… «…девица сущи… зелною красотою лепа …  ягодами румяна» - бормотал  жених, бегло сравнивая описание с находящимся в тарантасе образцом,  - «червлена губами, очи имея великы, синевой блистаяся; бровми союзна, телом млечною белостию облиянна; возрастом ни высока, ни ниска; власы имея черны, велики, аки трубы, по плещам лежаху…» - Мордохлест вскинул бровь, и недоверчиво приподняв фату, ухватил Забаву за косу. – Хороша! – удовлетворенно крякнул женишок. Не обманул Брюхан! Таскать за такую  косищу дюже удобно будет!
Княжна гневно нахмурилась и отвела руку жениха: - Не твое еще, светлый князь! Не лапай!
Она готова была зарыдать от горя: вместо обещанного батюшкой князя Елисея – ну и что, что вотчина безлошадного Елисея была размером с опушку, зато князем добрый молодец Елисей был самым настоящим - наследным, и женихом желанным! – сосватал ее обоюдовыгодно дядька Брюхан за противного злого коротышку! Но не такова была Забава, чтобы доставлять радость Мордохлесту своими слезами! Она задумала пойти другим путем: лучше головою в омут, чем в постель к Мордохлесту!
- А вот твое имя мне нравится – Заба-а-а-ва! Подходящее для бабы имя, я считаю. – развалившись на ковре тарантаса, Мордохлест нетерпеливо постукивал пальцами по острому колену, обтянутому ярким чулком. Одеваться он, как стал правителем, начал на заморский манер. Носил туфли с большими каблуками, чтобы крупнее казаться, и шапку с высокой тульей и крашеным пером.
– Ты морду-то от меня, Забавка, не вороти! Не будешь ласковой  – в чулан с мышами запру! Посидишь с месячишко на хлебе и воде, сразу станешь сговорчивой. Ноги целовать будешь…Начнешь мне каждый год по Мордохлестику рожа…-а-ать! – колесо наскочило на кочку и князь до крови прикусил язык. От негодования он вскочил в полный свой рост с каблуками и шапкою, намереваясь пребольно хлестнуть возничего, но тут  его взору открылась чудодивная картина, от красоты которой Мордохлест зачарованно отвесил челюсть и забыл про прикушенный язык. Кортеж въехал на лесную поляну, обрамленную стройными, устремленными к небосводу соснами и солнце повсюду струилось сквозь хвойную мохнатую крону, точно в царском чертоге, растекаясь позолотой. Будто ужаленный разбуженной осой бросился новоиспеченный жених к деревьям, обнимая и поглаживая каждый ствол!
- Красавицы, голубушки мои! Кормилицы и поилицы шершавые! – пританцовывал Мордохлест, кружась меж соснами. – Скоро, скоро,  я вас каждую заломаю, обдеру и зашкурю!
Он вприпрыжку вернулся к тарантасу, схватил грамотку и стал сверять размеры обещанного удела, судорожно размахивая руками – Вот! Вот где начинается лесочек-то заветный! Эй, дружинники, чего уставились? Забивай колышки, верзилы неповоротливые, ставь повсюду метки с моим  звучным именем! Скоро за каждый гриб, за любую хворостину и ягоду людишки-дармоеды мне дань понесут! А вот тут я прорублю окно… нет, не окно – Шварцвальдштрассе! – в Заморье! А ты что, Забавка, думала, будто я на косы твои черные позарился?!
- Купчина ты, а не князь! – в отчаянье воскликнула княжна, презрительно наблюдая за  действиями жениха. – Как есть купчина!
Но Мордохлест Забаву уже не слышал, он воодушевленно метался по поляне, отвешивая направо и налево пинки и указания: - Шевелитесь, дубины! Раз-два! Вот эту и эту краской мажьте! Эх, красавицы мои корабельные! Скоро вы понесете меня в сказочную страну!
Князь так увлекся, подсчитывая грядущие прибыли с приданого, так загонял своих людей, что напрочь забыл про невесту. Чем она и воспользовалась: кусточек за кусточком, деревце за деревцем, отошла Забавушка незаметно подальше от княжеской охраны, да как припустила вглубь леса! Только кованые набойки на сапожках и замелькали! Бежала княжна к большой опушке, бежала к Белой реке-спасительнице, бежала, не разбирая дороги, не замечая тропинок, обдирая сапожки и  оставляя  на ветвях обрывки фаты. Да и зачем она теперь княжне?..  Лишь бы ноги от страшного жениха унести, а река и без фаты примет…
Сколько бежала княжна – не помнит, а остановилась только на крутом берегу. Остановилась перед смертью отдышаться,  сердце успокоить, да с Красным Солнышком попрощаться…

Отредактировано Забава (2016-01-19 19:37:28)

+4

3

- Худое место нашла, чтоб купаться, красна девица, - раздался рядом насмешливый голос.
Откуда взялась эта старуха? Словно не подошла со стороны, а отделилась от корявого ствола старой ивы, что нависла над обрывом. Остролицая, невысокая, сухощавая, а слабой не выглядит.
Шагнула наперерез, заступила девушке путь к обрыву.
- Али со здешним водяным шуры-муры крутишь? Ой, девка, смотри! Водяной до земных красавиц лаком, да верить ему нельзя! Пообещает речной царицей сделать, ан нет! Будешь под корягой раков собой кормить...
Тут старуха посерьезнела. Схватила Забаву за руку, притянула с такой силой, что мужику впору. Вгляделась в очи - до дна, до головокружения...
Выпустила руку. Сказала, глядя мимо Забавы:
- Слышь, Лиходей, что за дела творятся? Соседушка наш, Мордохлест-недомерок, жениться надумал! А невеста возьми да сбеги!
К ногам старухи неспешно подошел огромный черный кот. Глянул на бабку снизу вверх.
- А ведь Мордохлест на наш лес зарится... - задумчиво сказала старуха - то ли коту, то ли себе самой. - Ну да ладно. Чай, не он первый, не он последний... А хорошо бы ему на свадьбе веселье устроить...
Она принюхалась, глядя вдаль.
- Чую, чую конский топ, людскую молвь... эк выражаются-то, оболтусы!
Тут голос странной старухи налился властной силой:
- А велю я тебе, слуга мой Лиходей, перенять погоню да со следа сбить! Постращай их, да не мявом кошачьим, а рыком звериным, шипом змеиным, клекотом орлиным, криками людскими. Ступай!
И резко выдохнула, словно свечу гасила.
Шерсть на коте встала дыбом, из глаз посыпались зеленые искры...

Отредактировано баба Яга (2016-01-24 01:26:31)

+1

4

И без того здоровенный черный котище будто бы еще увеличился в размерах. Выгнул дугой спину, молнией метнулся в густую траву и скрылся с глаз.

К Мордохлесту у Лиходея имелся свой личный счет. Не всегда он был котом в услужении у Яги - знавал и лучшие времена, в человеческом обличье жил-поживал. Деревеньку, откуда он родом был, князь таким оброком задавил, что  те, кого нищета и голод не свели в могилу, из нее в бега подались. Кто в заморские страны в работники, а кто в здешние леса и на большие дороги  в разбойники. Чтобы по мере возможностей портить настроение Мордохлесту да его приспешникам. Лиходей еще мальцом осиротел и прибился к таким лихим людям. А повзрослел - сам разбойными делами промышлять начал, до тех пор, пока по собственной дурости не вздумал с самой Ягой потягаться. Хлопнул как-то лишку браги в трактире - да и пошел перед собутыльниками бахвалиться, что по части ловкости рук любой ведьме нос утрет. И тут же об заклад побился, будто у самой Яги помело сопрет, а она при этом ничего не заметит.
Языком болтать - не поля пахать. И может, проспавшись, парень от своих слов попытался бы отказаться, но собутыльники, не мешкая, чуть ли не под белы рученьки его сразу же в лес отвели. Почти до самой избушки на курьих ногах сопроводили. Уж  больно им потехи хотелось: знали, черти болотные, что разбойником Лиходей знатным стал, пеших-конных толстосумов с легкостью обрабатывал, а вот домушник из него был... ну, как из мыши пес сторожевой. И куда такому против Яги...
В избушке  парень протрезвел малость, сообразил, во что вляпался. Но отступать уже некуда было. Так и остался  он в ней котом при старой ведьме. И то спасибо, что котом, а не тараканом каким. Могла ведь превратить в любую мерзость, но, видать, пожалела, прознав Лиходееву историю. Грех коту было на жизнь жаловаться: Яга его не обижала. И человеком даже давала побыть... когда ей это надо было. Да и в кошачьей шкурке порой позволяла ему порезвиться вволю - вот как сейчас. Лиходею же только в радость было пугануть Мордохлеста.   

Кони у тех, кто гнался за беглянкой, были  добрые: холеные да быстрые.  Но и они  испугались, на дыбы вскинулись, когда услышали из травы змеиное шипение. Такое громкое, что сразу ясно стало: не гадюка это, каких много в здешних краях, а аспид какой-то заморский, огромный да злющий. Специально, что ли, приполз, чтобы людей от леса отвадить. Еле всадники в седлах удержались, еле успокоили лошадей. Тут откуда-то сверху, как гром с неба, клекот и треск оглушительный послышались. Полетели в них шишки еловые да сосновые. Кому в ухо, кому в спину. Боольно...  Заругались мужики, по сторонам озираться принялись. А из кустов волчий вой раздался. Захрапели кони, назад поворачивать начали. Сколько не пытались всадники их вперед  направлять - ничего не смогли с ними поделать. Помчались лошади восвояси, а вслед им рев громогласный понесся. Вроде, человек  кричал... или все же нет? Может, чудище какое лесное? Не может же человек так подмяукивать слегка в словах:
- Поймяяяяу - руки-ноги  обломяяяу! Не суйся в этот лес, Мордохлест... Мордохвост поганый! Хрен тебе ежовый, а не невесту!
От этих воплей зайцы и  белки дрожали от страха, забившись кто в нору, кто в дупло.

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/26DnL.png[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-01-21 20:35:42)

+2

5

Забаве и испугаться времени не было: сначала сердце екнуло и в пятки ушло, при виде старухи-то! Да-а, а у кого бы ни екнуло?! Чай не гриб, какой, боровик,  из земли на глазах выскочил, не лягушка-веселушка с пенька спрыгнула – а целая бабуля, седая да костлявая перед носом встала! Тут бы любой храбрец из храбрецов дрогнул и мурашами покрылся! А потом, когда старуха в глаза заглянула – и вовсе застыло все внутри! А когда внутри холодеет – снаружи и подавно замирает! И вот стоит Забава, застывшая – глазам и ушам своим не верит! А лес вокруг шипит, кричит, стонет жуткими голосами,  и ходуном ходит! А старуха страшная и косматая все за руку держит, а хватка у нее стальная, как оковы в подземелье у Брюхана! Не освободиться княжне. Да она и не пытается. Стоит столбом, как заледенелая и думает только: вот зачем в реку сходу не сиганула? Теперь из огня в полымя попала! А может, умерла я уже? И это меня Смертушка за руку ухватила? Нет, не похоже! Смерть, говорят, с косой ходит, а эта бабуля - с котом. Разве кот какой со Смертью уживется? Кот – он тепло, да ласку любит… Не-ет, не похожа старуха на Смерть!  Разве что на дальнюю ее родственницу… Все же есть в ней что-то живое, человеческое…
Подумала так Забава и отмерла. И сразу догадалась, кто перед нею! Недаром няньки да мамки старались – столько сказок да волшебных историй маленькой княжне рассказывали, что казалось Забаве, будто она уже сто жизней прожила и обо всем на свете знает! Вот и сейчас в старухе бабу Ягу признала! Кто бы еще смог  заставить Забаву стать смирной, как лист перед травой? Конечно, Яга! И совсем она не страшная, если приглядеться! А если причесать - и вовсе на обыкновенную бабушку будет похожа.
Поклонилась девица лесной владычице: - Здравствуй, - говорит, - княгиня Чернолесья! Спасибо тебе, что от смерти спасла… и Мордохлеста ненавистного! Нечем мне тебя отблагодарить… Позволь хоть гребень свой подарить?  Правда, он не диковинный, а самый обыкновенный, липовый! Зато уж, какой ласковый! И волос не путает….

Отредактировано Забава (2016-01-22 03:25:28)

+2

6

Косматые брови старухи чуть приподнялись.
- Гребень, говоришь? Давай сюда. Давненько мне подарков не делали... ну, по своей воле, без моего приказу.
Пальцы, похожие на птичьи когти, проворно сцапали гребень.
- Что ж, Забава-княжна, коль только благодаришь, а ничего не просишь, уведу я тебя от погони. А то они хоть и перетрусили, холопы-то, а своего господина боятся пуще нечисти лесной. А ведет их... - Яга на миг замолчала, вслушиваясь во что-то, девушке не слышное. - Ведет их не Мордохлест, перепугался он сам-то. А согнал их в кучу да пинками в погоню направил первый из мордохлестовских слуг - Неклюд, коего девки прозвали Бесстыжа Рожа. Может, видала такого в свите: волосом светел, малость в рыжину, морда смазливая, глаза подлые... Скоро тут будет. А только и мы тут, в лесу, умишко по корягам не растрясли. А ну, девка, подойди-ка сюда, к самому обрыву...
Яга снова вцепилась в локоть беглянки, нетерпеливо дернула к краю обрыва.
- Давай сюда, пока солнце правильно стоит. Руки раскинь. На свое отражение гляди.
Колдунья сломила ивовый прутик - и он в старческой руке удлинился, дотянулся до реки, коснулся водной глади. Яга ловко обвела кончиком прута отражение Забавы в воде.
- Всё, можешь руки опустить.
А отражение в воде не шелохнулось. Так и лежало, раскинув руки... полно, отражение ли это?
Солнечные лучи, пронизывая воду насквозь, высвечивали на песчаном дне девицу в сафьяновых сапожках, в нарядном сарафане. Речные струи мягко трепали черные косы.
- Так, - довольно сказала Яга.
А уже близко звучала перекличка приближающейся погони.
- Встань, девка, вот сюда, к стволу ивы. Нет, в дерево тебя не стану превращать, хлопотные это чары. Просто сделаю так, что никто нас не заметит. Только помни мои слова: не двигайся и молчи! Слово скажешь или вскрикнешь - враз тебя холопы приметят.
Яга встала рядом с Забавой, взмахнула рукой - словно широким плащом укрывала себя и беглянку.
И тут же на берег высыпала погоня.
Холопы, не обращая внимания на прижавшихся к дереву женщин, подбежали к краю обрыва и сразу подняли вой:
- Утопла!
- В Белую бросилась!
- Сама себя порешила!
- А ну, цыц! - прикрикнул среднего роста парень со светлыми, малость рыжими волосами. - Упустили девку - порки не миновать. Теперь лезьте в воду и доставайте. Надо хоть тело господину довезти.
- Неклюдушка, вода-то холодная... - вякнул кто-то.
- А кнуты на конюшне горячие, - отрезал Неклюд. - А ну, все полезли!
Холопы, бранясь, стали спускаться по обрывистому берегу к воде. Неклюд хотел было остаться наверху, но быстро понял, что оттуда несподручно раздавать оплеухи и затрещины, и тоже с бранью ссыпался вниз.
- Пошли, - спокойно сказала Яга. - Сейчас солнце за тучу уйдет - морок рассеется.
Снова дернула девушку за локоть, увлекая за собой.
Вроде несколько шагов прошли - а лес вокруг изменился. Не сквозной, солнечный прибрежный ивняк - черный ельник. Ели могучие, древние, мох бородой свисает с ветвей, вся земля сухими иглами выстлана.

Отредактировано баба Яга (2016-01-24 01:19:38)

+1

7

Все, как велела Яга, княжна исполнила, - лишь бы от слуг  Мордохлестовых  улизнуть! И руки у обрыва послушно раскинула, и под ивою стояла – ни жива, не мертва. Дышать, казалось, перестала, только сердце, как полоумное билось, из груди выскакивало: тук-тук-тук, тук-тук-тук – боялась Забава, что солдаты этот стук услышат, как слышит она сама. Зажмурилась, со страху к бабе Яге прижалась, как к  витязю-защитнику всесильному…  А потом пошла за старухой безропотно, да дивилась все ее спокойствию, насмешливой ее уверенности… Попервоначалу, пока лес светлый был – Забава и руки ее когтистой на локте не ощущала. А как углубились в чащу нехоженую – стала княжну жуть брать. Под рубашку иголками забираться… Куда это ее Яга ведет?.. И ступала ли нога человеческая по этим тропам? Увидит ли еще Забава белый свет, да солнышко ясное? Вернется ли к людям? И снова сердце невпопад застучало. А Яга, будто не замечает  - тащит ее и тащит… А лес все темнее становится… И тихо так вокруг: ни мышь не прошуршит, ни птица не встрепенется…
- Как же это ловко у тебя вышло, бабушка… с прутиком-то…  И ведь купились, неклюди… - Забава запнулась о выпирающий из земли, перекрученный, узловатый корень огромного дуба. Подняла глаза – конца краю тому великану не видно, а стволище, стволище-то! Дюжине дружинников не объять!
– Ой… прошептала княжна, округлив глаза, - дуб в еловом лесу… Чу-де-са!.. А куда мы идем, бабушка?.. – робко вопросила девица.

Тем временем, все до единого дружинники, вдохновляемые  светловолосым с рыжиной предводителем, поскидовав сапоги, бросились в холодную воду. Неклюд нетерпеливо ерзал у водной кромки, уцепившись за ивовый куст. Сам он в реку не полез – понятное дело! Должен же кто-то вернуться и отрапортовать Мордохлесту о результатах погони.  Про реку Белую в Черном лесу люди всякое сказывали. Мол, воды ее прозрачны и глубоки, как глаза красавицы, только тишина ее обманчива, с чертями да кикиморами в омутах. Нечисти смазливый Неклюд не боялся – сам кого хочешь испугать мог,  да и в девичью скромность никогда не верил: все они скромницы да приличницы до первого попавшегося сеновала. А потом хуже кикимор становятся – чахнут, сохнут, зеленеют. Слезы льют, да замуж просятся…
- Тут багром надо, Неклюдушка! – заорал вынырнувший из воды мужичок.
- Да-а, копье не цепляет! – вторило с реки молодецкое многоголосье.
- Да какое к лешему копье! – взбеленился Неклюд. – За косу, за косу ее! Руками тащи! Глубже ныряйте, идиоты!
- Так туточки нету никого! Все дно обшарили!
- Видать, под ил ушла!
- Говорю  – багром надо!
Остервенел Неклюд - ничего без него сделать не могут! – и сиганул в воду!
Шарил-шарил по дну – наваждение какое-то! Нет никого! Весь песок взмутил – нет утопленницы!
Вылез Неклюд на высокий берег, глядь  –  снова княжна на дне лежит! Нырнул – опять никого!
Но не сдается настырный Мордохвостов прихвостень – снова на берег лезет, хочет прицелиться половчее, чтоб за телом чернокосой княжны нырнуть. А тут солнце за тучку зашло, чары прямо на глазах дружины  и растаяли!  Аж побелел Неклюд весь от ярости! Зарычал, как дикий зверь, понял, что его мороком задурили - в речку Белую со злости плюнул. Сел на валун, воду из сапог выплеснуть, портянки отжать – да углядел на земле занимательное: на затоптанном дружинниками берегу, среди мужских следов  отчетливо выделялся отпечаток маленького женского каблучка с клеймом княжеского башмачника.
- На колени все! Живо! – заорал Неклюд,  впрыгнув на валун, – Нет, не прощение молить, идиоты! Следы искать! Не топилась княжна! Вот на этом месте от реки повернула! Вы у меня землю жрать будете, коли след не возьмете!
Холопы обреченно упали на четвереньки, ищейками поползли по траве. Наконец, один из них завопил подле ивы:
-  Тут следы, Неклюдушка! Поди, сам посмотри!  Вот и вот! В полуночную сторону ведут! Только не одна княжна была. Тут еще следы имеются, до чего странные! По размеру – мужицкие, а с виду вроде как женские. И ведь не сапог это… и не лапоть!
- А я кошачий след нашел! – радостно брякнул, высовывая курносый нос из ромашек, молодой конопатый детина.
- У-у-у-у-у!!!!!! – заревел Неклюд, потрясая плеткой в сторону леса. Медленно, но верно, прислужник Мордохлеста понял, чьих рук это дело. – Погоди у меня, ведьма старая! Доберусь я еще до тебя!
- Да какая же она старая – опешил рыжий детина, сдувая с носа мотылька. – Осьмнадцати годков еще девке не было…  Эх!.. Была девка, да сплыла! Остались от жилетки рукава! – хохотнул верзила и тут же получил пинок от Неклюда.
– А че я сказал? – проворчал конопатый, - Присловка такая…

Отредактировано Забава (2016-01-30 15:17:45)

+3

8

- Куда идем? - с насмешкой переспросила колдунья. - А туда, куда княжеским слугам не добраться, даже если псов по нашему следу пустят.
Отвела рукой еловую лапу - и открылась пред Забавой поляна. А на поляне той стоит... терем не терем, изба не изба - дом на огромных куриных ногах. Ноги на месте переминаются - видать, застоялись, походить им хочется... Невелик домок бревенчатый, стены мхом поросли, на крыше гнездо птичье свито. А у дома шест, на шесте - конский череп.
- Как тебе, девица, мои хоромы? В сказках бают, что стоит вокруг моей избушки тын высокий, на воротах засовы - руки человеческие. Брешут. Зачем мне тын? Кто ко мне зайти без спросу посмеет? А коли найдется такой смельчак, так его и частокол не остановит.
Яга впилась цепким взглядом в очи княжны.
- А ведь и тебе, Забава Путятишна, туда идти не хочется... Что ж, выбирай. Коли сама решишь - верну тебя на опушку, к жениху твоему. Он, чай, уже вылез из-под возка, куда со страху забился. Ну, погневается малость. Ну, потаскает тебя за косу. Так ведь не до смерти! На лопату не посадит, в печку не наладит, не зажарит и не съест. Только душу живую из тебя вынет, так не сразу, помаленьку... А не хочешь к Мордохлесту - со мной пойдем. Я редко кого в гости зову...
Тут в голосе старухи зазвучало веселье:
- А нас и Лиходей ждет уже. Глянь-ка на крышу!
С покатой крыши словно две зеленые луны сверкнули.

Отредактировано баба Яга (2016-01-30 12:36:04)

+2

9

Забава в замешательстве переступила с ноги на ногу -  едва слышно скрипнул хрусткий еловый ковер под  каблучком. Откуда Яге все про нее известно?.. И в глаза смотрит – словно  внутренность всю наружу выворачивает…
Смутилась княжна от жгучего Ягишниного взгляда, изумилась. Как легко, оказывается, можно в сердце человеческое заглянуть и все в нем, как в открытой книге прочитать! Сколько же людей, от великих до малых, хоть раз в жизни да мечтали вот так взять – и влезть в чужую голову! Сколько царей, князей и полководцев перестали бы вопрошать волхвов, мудрецов и гадалок, владей они возможностью читать чужие мысли! Сколько влюбленных отдали бы все за  чудесный дар, чтобы хоть одним глазочком заглянуть в сердце возлюбленной и не терзать больше белых ромашковых лепестков! Как это удавалось Яге?  Великая волшебница! Выходит, ничего от старухи  не скроешь; всю ее, Забаву насквозь видно. Стыдно стало княжне за свои пугливые мысли. И вправду, зачем Яге, ради заурядного жаркого, с Мордохлестом связываться, да побегу княжеской невесты способствовать?  Для обеденной похлебки можно любого грибника в чащу заманить…

Улыбнулась Яга - и сквозь морщины древней старухи словно веселая девочка проступила!

Чудно все Забаве: и старуха загадочная, и терем ее самоходный, и прицел кошачьего изумрудного глаза из-под почерневшего резного конька. Разгорелся глаз и у княжны – до того ей любопытно стало живую избушку как следует рассмотреть, да с хозяйкой ее поближе познакомиться, что решилась, тряхнула выбившимися из косы кудрями:
- Нет, ни за что не вернусь к Мордохлесту ненавистному! А идти мне больше некуда… Коли разрешите – у вас останусь! По хозяйству буду помогать. Шить, стирать и готовить.
И поклонилась Яге.

Отредактировано Забава (2016-01-31 00:24:27)

+2

10

Возвращаться в избушку Лиходей не спешил. Просто распугать Мордохлеста и его прихвостней, по мнению кота, было недостаточно. Стоило еще проследить за тем, что они будут делать после того, как придут в себя. А опомнились недобры молодцы быстро. Успокоили коней и пустились в погоню за  беглянкой. Кот бесшумно понесся за ними, затаился среди зарослей лесной малины, и абсолютно по-человечески усмехаясь, понаблюдал за тем, как парни пытались вытащить на речной берег "утопленницу". Вот теперь можно было к старухе в избушку возвращаться. Глядишь - Яга за хорошо выполненную работенку сливок не пожалеет. Хотя разве это работенка... так, забава одна.
Забава... Это же так девку-то звать, которую  бабка от немилого жениха спасла. Парни, что гнались за ней, имя поминали.

До избушки кот добрался раньше Яги с беглянкой. Четыре лапы - не две ноги, бегут, как ни крути, быстрее.
Да и там, где юркий котище запросто через бурелом проскользнет, людям надобно сперва себе проход расчистить. Конечно, старуха волшбой своей это сделать может, но кто ее знает, ведьму-то, захочет она лишний раз ворожить или так обойдется...
Ягу и Забаву кот встречал, сидя на крыше избушки. Жмурил зеленые глазищи, довольно мурлыкал - ну точь-в -точь как котенок, наигравшийся с бантиком.
- А хорошо ты, бабушка, Мордохлестову свиту провела, - проговорил Лиходей, спускаясь на землю.
- Видели бы вы, как они по воде шлепали - все Забаву пытались баграми из реки вытащить. Старшой ихний как понял, что морок в реке плавал, а не красна девица, так чуть из порток не выпрыгнул. Грозил добраться до тебя. Не знает, поди, дурень, с кем потягаться хочет.
Я тоже дурной был когда-то. Не знал - вот и попал. Хотя... говорят, что все, что ни делается - к лучшему. Вон - девице помог. Глядишь - и с самим Мордохвостом... тьфу, пропасть... вот прицепилось же... Мордохлестом поквитаться как следует получится.

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qph.jpg[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-02-01 16:55:15)

+2

11

Старуха чинно кивнула в ответ на поклон княжны и подняла голову к крыше.
- Грозил до меня добраться, говоришь? - прищурилась Яга. - А и доберется когда-нибудь, ох, доберется на свою дурную голову! - И негромко, мечтательно запела: - Покатаюся, поваляюся, Неклюдова мясца поевши...
Резко оборвала мотив и обернулась к Забаве:
- Говоришь, шить-стирать-готовить будешь? А ты, девка, чему обучена? Стряпать-рукодельничать-хозяйничать - иль у окна семечки грызть да у зеркала румяниться? Княжны - они белоручки, баловницы, лентяйки, на перинах пуховых спать привычные, и из еды им подавай пряники медовые да финики заморские. Не жестко ли будет в избе на лавке, не холодно ли под лоскутным одеялом, не горько ли с наших лесных разносолов?..
- Кар-р! - послышалось вдруг с еловой лапы. - Ты, стар-рая, кр-расотку не стр-ращай! Пр-риглашай в апар-ртаменты!
На суку над головой Забавы сидел гигантский ворон, черный, со встрепанными перьями, весь словно пыльный - как чучело, что сто лет в сундуке пролежало.
- Кондр-рат Кондр-ратьевич! - представился ворон девушке. - Очар-рован, покор-рен, потр-рясен! Р-рад встр-рече! Стар-руха - гр-рубиянка, а я - кавалер-р! Бон суар-р! Пр-рошу в р-резиденцию, чар-ровница!
- А ну, цыть, Кондрашка! - прикрикнула на него Яга. - Разважничался, попугай заморский! Умничает опять, словами ненашенскими сыплет. Уймись, не то будет тебе реприманд, а по-нашему - трепка!
Но сразу остыла.
- А и прав он - что это я гостью в дом не веду? Эй, избушка, как хозяйку встречаешь?! А ну, живо, встань к лесу задом, ко мне передом!
Избушка, которая до этого стояла к Яге боковой стенкой, с неожиданным изяществом проделала пируэт, повернув к хозяйке высокое крыльцо. Лестница спускалась до земли, как парадный трап с корабельного борта.

Отредактировано баба Яга (2016-02-02 01:09:07)

+2

12

-  Под лоскутом не холоднее, чем под кустом! – обрадовалась девица и подмигнула ворону.  - А чего не знаю, да не умею – тому научусь! Спасибо, бабушка!
Не стала Забава объяснять, что после смерти родителя выпер ее Брюхан из светлых палат каменных вниз, к дворне. Да елейными речами прикрывался. Мол, должна ты, Забавушка, как будущая хозяюшка, управительству с низов научиться, потому, как ключникам в наше время  доверять – по миру пойдешь! Да полный курс домоводства освоить – главной женской добродетели! Потому, как на приданое не шибко-то надейся: после смерти батюшки твоего, казна княжеская пустой оказалась,  следовательно, в жены тебя ни один дурак не возьмет! Хмммм…Разве что лес этот бесполезный на окраине кому посулить?  Толку от трущобы никакой. Прибыли не приносит – одни суеверия! Иди-иди, Забавушка, да вещички свои заодно на кухню снеси, там и спать на скамье будешь, чтоб по лесенке-то вверх-вниз не бегать, время не терять, грязь не носить…
- Бонсуар, месье! – княжна дурашливо изобразила приветственный книксен элегантно взлохмаченному ворону, -  Коман тале-ву?
С этим проще будет, а вот кот…  Забава робко взглянула на зеленоглазого Лиходея, ожидая и от него согласия войти. Сильно переживала княжна, знала: если кого кошка невзлюбит, то это навсегда! К тому же, коты, как известно, завсегда вперед хозяев в избу проскакивают, стоит только дверям приоткрыться.
- Лиходей, Кондрат Кондратьевич… А тебя, лесная княгиня, как звать-величать?

+2

13

Вряд ли Неклюдово мясцо могло оказаться вкусным. Но только ведь и Яга есть его не собиралась, хоть и затянула свою песенку-страшилку, в которой шла речь о поедании всяких там Неклюдов и прочих Мордохлестов. С точки зрения  кота, пела старуха немузыкально - скорее, каркала, а не пела. Видать, учителем у нее был ворон Кондрашка.
Стоило только Лиходею подумать о бабкиной птичке, как вот он, маэстро щипаный, собственной наглой ученой персоной на елке появился. Аккурат над головой Забавы.
Ох, и изводил же Кондрат кота первое время! Издевками да занудными нравоучениями. И так допек, что не удержался Лиходей -  выдрал пару перьев из воронова хвоста. Правда, и сам огреб удар клювом, причем, тоже по хвосту.Точно по присказке: око за око, зуб за зуб... хвост за хвост, стало быть.  Хорошо, что на коте все быстро без следа заживает, а то пришлось бы  потом, снова став человеком, объяснять, откуда у него на ягодицах шрам взялся. И ведь не поверил бы никто, услышав, что это Кондрашка его хватил. Да еще  клювом. Сказали бы, мол, брешет Неждан, правду сказать не хочет - стыдно, видать.
А с вороном после этой драки  у них что-то вроде дружбы образовалось. Нет, вредный характер Кондрашки ничуть в лучшую сторону не изменился. Все так же он продолжал поддразнивать Лиходея и сыпать заморскими словечками, презрительно на него поглядывая: мол, тебе, деревенщине, таких ученостей вовек не понять. Но это только тогда, когда в избушке, кроме них, еще кто-то был. Типа на публику работал, старый плут. Зато задирать кота перестал, и в разговорах с ним с глазу на глаз  держался, как с ровней. Ну, и Лиходей к нему в ответ уважение проявлял: по батюшке величал (хотя какой там батюшка у ворона?), мышами угощал - лопал их Кондрат за милую душу. Словечки же ученые кот запоминать старался.
А девка  Лиходею понравилась. Настолько, что не удержался - с крыши  соскочил да об подол ее платья потерся. Оглянулся на Ягу - и вальяжно пошел  по лестнице в избушку, хвостом на ходу помахивая.

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qph.jpg[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-02-06 00:12:41)

+2

14

Яга проводила взглядом кота и усмехнулась.
- А разве ты, умница-разумница, и не догадалась, с кем говоришь? Люди Ягой величают, а других имен моих им знать и не надо... Ишь, как ты моих верных слуг приворожила...
При слове "приворожила" улыбка исчезла с лица старухи. Она хотела еще что-то сказать, но сдержалась и пошла к крыльцу. На гостью не обернулась. Мол, хочешь - за мною следуй, хочешь - прочь беги, пока не поздно...
Дверь под хозяйской рукой взвизгнула пронзительно, отворилась поспешно. Яга прошла через широкие темные сени, где было не-по летнему холодно, шагнула в горницу.
Вот там было тепло, даже жарко. В беленой печи - большущей, с лежанкой - пылали дрова, откуда-то доносился запах теста.
- Я не одна, - тихо сказала Яга. - Еду людскую стряпай. Пироги с морошкой или там с клюквой.
В печи что-то гулко ухнуло.
Яга огляделась. А что, дом как дом, не стыдно и гостью привести. Стол с широкой скамьей, полка с посудой, сундук старый, медными полосами окованный, на сундуке - медный светец с лучиной. По полу вместо половиков тканых душистая сухая трава насыпана. И по стенам связки трав висят. Но запах травяной в доме не такой уж сильный - ставни настежь распахнуты. На сундуке пыльная волчья шуба валяется, еще поверху весь потолок паутиной затянут... а так ничего, ничего...
Старуха снова усмехнулась. А вот заметит ли гостья, что изнутри изба куда просторнее, чем снаружи кажется? А коли заметит - спросит о том или хватит ума смолчать? Все равно объяснять Яга княжне ничего не собиралась.

Отредактировано баба Яга (2016-02-05 23:39:36)

+2

15

Забава ступила на лестницу – есть еще время передумать, назад поворотить! Но куда ей идти? В лесу звери хищные, волки, да медведи клыкастые, а хуже всякого зверья  - жених–сатрап. Рано или поздно найдет Мордохлест княжну и силою под венец поведет. А Яга, может, посоветует как ей дальше быть. Колдунье, видно, самой коротышка не по душе… 
Следующие шаги дались Забаве уже легче, а под конец лестницы княжна уже бегом бежала: испугалась – вдруг дверь перед носом захлопнется? С Ягой шутки плохи: дважды не позовет! Так что, назвался грибом – полезай в кузов!
В горнице было светло и уютно. Жарко вздыхала печь, в солнечных лучах роились пылинки, а нежные запахи трав мешались с теплым ароматом  свежего хлеба. Вроде дом как дом, на первый взгляд. Да только необычно все! Что именно – не понять княжне. А чувствует девица – живая изба. И каждым бревнышком, каждой дощечкой безмолвно глядит на нее…
Ноздри щекотнул сладкий запах разогретой морошки. Или показалось Забаве? Померещилось?
- Хорошо – то как у тебя, бабушка! И пирогами пахнет! – удивилась княжна. Да только где же работник, что печет их?  - она огляделась по сторонам: вроде нет никого! Видать в закутке кто-то прячется! Но не пойдешь ведь, как у себя дома, не посмотришь!

Отредактировано Забава (2016-02-11 02:39:47)

+2

16

Первым входить в избу Лиходей не стал. Задержался у двери, дал хозяйке первой пройти внутрь. Плавно перешагнул порог вслед за ней - будто перетек через него.
А бабка сходу распоряжение печи отдала. Правда, услышав его,  Лиходей малость приуныл. Ягодную начинку в пирогах он и в бытность человеком не слишком любил. То ли дело с мясом или с рыбкой, ну, хоть с грибами  да капустой на худой конец.
Кот пружинисто вскочил на сундук. Уселся на волчьей шкуре и принялся умываться, искоса поглядывая то на ворона, то на Ягу, то на Забаву.
- А сливки у нас остались еще? - не удержался он от вопроса.
Между делом спросил, будто невзначай, в очередной раз лизнув лапу. Мол, ни на что не намекаю - просто интересуюсь, одними ли пирогами гостью потчевать будешь.

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qph.jpg[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-02-17 16:50:22)

+2

17

Вопрос кота Яга оставила без внимания. А Забаве ответила:
- А печка мне и стряпает. Вытащи-ка, девонька, из печки противень да ссыпь пирожки вон на то глиняное блюдо. А я сейчас из подпола кое-что достану.
У любого разумного человека возник бы вопрос: какой может быть подпол в избушке, которая стоит не на земле, а на курьих ножках? Однако Яга сдвинула ногой насыпанную по полу траву - и открылся люк с бронзовым кольцом.
Кряхтя от натуги, старуха откинула крышку люка. Открылся черный провал... нет, не просто черный. Это была темнота морозной ночи. Оттуда резко тянуло холодом, и слышно было, что там, внизу, сонно ворочался кто-то очень большой...
Яга с молодым проворством спрыгнула вниз - и тут же выкарабкалась назад, помогая себе одной рукой. Во второй она держала солидных размеров глиняный кувшин.
Захлопнула люк - и тут же в горнице вновь стало тепло.
- Горячие пирожки да холодное молочко - чего же лучше-то? - пропела она. - А молочка такого ты, Забава Путятишна, и не пивала никогда. Думаешь, коровье иль козье? А вот и нет! Лосиное! Тут один паршивец забавлялся... нет, не Мордохлест, другой дурак. Мало ему было дичи, так у лосихи лосенка убил. Теперь леший  лосиху доит, чтоб вымя не болело. А молочком мне кланяется, да просит, чтоб проучила я того дурака. А и проучу, чего ж не проучить, я пакости делать люблю, а уж дурням, что в лес суются, - и вдвое!
Она вытащила расписные чашки.
- Наливай, княжна. Оно жирное да густое, как сливки...
Тут старуха повысила голос.
- Как сливки, что один дармоед у меня все таскает, если недоглядеть. Хорошо, что в подпол ему дороги нету! Мышей бы ловил, бездельник! Опять-таки воробьи у меня сушеные яблоки расклевывают, а ему и дела нет, окаянному!
Чуть помешкала, взяла небольшую мисочку, налила молока, поставила на край сундука.
- Ладно, жри уж, сегодня заслужил, славно пугнул погоню.... А знаешь ли, княжна, кто у меня в подполе живет? Коль хочешь, расскажу! Сама ведаешь, что, когда на землю приходит зима, из-под земли, из черного царства выходят наверх вьюги да метели. И правит ими сам Карачун.
Яга небрежно произнесла имя, которое люди никогда не говорили вслух - только на ухо друг другу шепотом. Ведь если назвать вслух страшного владыку холодов, тьмы и смерти, то он непременно услышит - и тогда быть беде!
- Служат ему волки да медведи-шатуны, вьюги да бураны. И повелел он однажды одной вьюге замести и заморозить насмерть купеческий обоз. А вьюга, даром что холодная, людей пожалела, морозить не стала. Потом всю зиму от Карачуна по распадкам да по оврагам пряталась. А как весна пришла - куда ей деться? Под землю путь закрыт! Прилетела она ко мне, ластится, просит помочь. Ну, пустила я ее в подпол. Так и пошло. Зимой она с опаской, но летает. А весной - ко мне на зимовье. И мне хорошо, еда в холоде не портится... Прошлой зимой Карачун ко мне приходил браниться - помнишь, Лиходей? Требовал выдать ослушницу. Ух, холоду напустил! Поляну волками окружил, те воют, норовят избушку за ноги цапнуть - а та брыкается... Грозился Карачун меня в сосульку заморозить! А я ему: ты, коряга старая, не хочешь ли на башку котел с кипятком? Полаялись да разошлись.

Отредактировано баба Яга (2016-02-15 02:28:00)

+2

18

Ничего себе заявочки! Одно диво дивное переварить не успеешь, как Яга новое выдает! Глаз хозяйки хитро блестит, точно над Забавой посмеивается. Мол, видала, княжна, как все просто? Конечно, куда уж проще! Мало ей кота говорящего – будто каждый день коты с человеческими речами под ногами трутся. Ну ладно еще ворон, куда ни шло! Птицу говорящую  Забава Путятишна видела – зеленую заморскую. Ее посол, Синьор Лазутто,  батюшке в дар, заместо ожерелья привез. Князь еще воззрился на него  с немым вопросом, когда покрывало с клетки снимал: где обещанные кораллы, едрить-колотить?  А посол извинялся, ножкой изящно шаркал: кьедо скуза, да колпа миа -  трудности перевода, значит! Кораллы будут, всенепременно будут,  а попугай что ни на есть настоящий  – ожереловый…  Пусть хоть зиму  у тебя, светлый князь перезимует, а мы потом  его на камушки заменим, не сомневайся!.. И звали попугая того смешно – Тезоро. То ли Сокровище, то ли Казна, по-нашему. Только не с князем - с Брюханом Тезоро сильно сдружился: на плече сидел, шептался-целовался …
… А пирожки Забава едва не обронила, когда от погреба шарахнулась! Виданное ли дело – сама вьюга в подполе! По стеночке, по стеночке  - от люка подальше – дошла княжна до стола  ни жива, ни мертва. К коту и ворону поближе. Уж больно от них спокойствием веяло. Самой-то Забаве от погреба спрятаться побыстрее хотелось – хоть вон на лавку с ногами забраться или на жаркую печь-кормилицу. Но взяла княжна себя в руки и виду не подала, что боязно ей. Стоит, молоко лосиное по чашкам расписным разливает. Которое леший надоил. Подумаешь, леший! Главное не Мордохлест. При воспоминании о коротышке Забава поежилась и с состраданием посмотрела на погреб. А что вьюга? Она тоже женщина несчастная, она от Карачуна скрывается! Ей еще хуже, чем Забаве – в погребе темном сидеть приходиться. Поди несладко…
Забава с уважением поглядела на Ягу и протянула ей до краев наполненную чашку. Раньше-то она все за сказки принимала. Ну, почти все…
- А вот скажи, бабушка, правду говорят, что ты – самая сильная колдунья на свете? И тайны мира от начала знаешь? С тех времен, когда еще волшебство от людей не пряталось?

Отредактировано Забава (2016-02-20 03:42:38)

+2

19

Стоило только Яге взяться за кольцо в крышке люка, как кот сразу же подобрался и напрягся. Не нравилось ему, когда непонятно откуда вдруг резко тянуло холодом и доносились какие-то неприятные для кошачьих  ушей звуки. Хорошо, что длилось это недолго. Куда дольше бабка отчитывала  Лиходея за сливки. С видом оскорбленной невинности, кот укоризненно взглянул на Ягу.
- Напраслину говоришь, бабушка. И на меня, и на воробьев. Вон, у Кондратия Кондратьевича спроси, кто твои яблоки расклевывает. А сливки я не крал ни разу. Только слизывал их, когда крынка падала. Не пропадать же добру.
Про то, почему она падала, лучше промолчать.
Жадной Яга все-таки не была - молоком с Лиходеем поделилась. Кот принялся степенно лакать его, прислушиваясь к разговорам хозяйки с гостьей. По девушке было видно, что ей и нравится в избушке - вон, с каким любопытством да интересом все в ней оглядывает, и одновременно боязно находиться в жилище ведьмы. Потому-то так резво шарахнулась в сторону, когда Яга в подпол за молочком полезла - чуть пирожки не выронила. Был бы Лиходей человеком - приобнял бы девчонку за плечико, шепнул на ушко что-нибудь веселое, чтобы страх прогнать.
Кот внимательно слушал, как уважительно  княжна беседу с Ягой вела, помалкивал... но все-таки решился влезть в разговор, когда услышал, какие вопросы та колдунье задала. Тем более, что миска уже была пуста и вылизана до зеркального блеска.
- Ошибаешься, красавица, - мягко мурлыкнул Лиходей и подмигнул хитрым зеленым глазом, -  бабушка  знает не только то, что от начала мира было, но и все, что до него творилось.  А что она может... Видела бы ты, как она Карачуна... 
Хвостатый картинно осекся и выразительно взглянул на ведьму: мол, а что мне за то будет, если я про твои подвиги девчонке порассказываю? Опять дармоедом назовешь или еще молочком пожалуешь?

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/27qph.jpg[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-02-25 08:10:01)

+1

20

- Цыть, хвостатый! - прикрикнула Яга - но не сердито. Для порядка.
А затем ответила Забаве:
- Кто самый сильный колдун на свете - того не знаю. Много нас. Карачун силен. Не колдун даже - богом был когда-то для людей. Я прошлой зимой еле отбилась. Чует мое сердце, он еще припомнит мне беглую вьюгу...
Отхлебнула молочка, откусила пирожка и продолжила невесело:
- Не волшебство, княжна, от людей прячется, а люди от волшебства отгородились. Есть сильные чародеи, есть - и все, как на подбор, древние. Как ты сказала - от начала мира. А молодежь, лет этак на сто или хотя бы двести - где они? Где, а? Одни знахари деревенские, что умеют только скотину от покражи заговаривать да порчу наводить!
- Пр-ремудрая! - сухо напомнил ворон.
Лицо Яги перекосилось, как от зубной боли.
- Не смей! - крикнула она ворону. - Не смей напоминать, куриное отродье!
Но тут же взяла себя в руки и объяснила княжне:
- До сих пор злюсь, как про нее услышу. Ну да, из молодых она - самая сильная. Да ты слыхала, небось, про Василису Премудрую? Ученицей моей она была, Васенка-то. Понятливая такая... Еще бы годков полтораста в ученичестве - ух, чародейка бы из нее вышла! Да не поладили мы с нею, разошлись. Она все про добро да про совесть...
- Мор-ральные нор-рмы р-разные, - прокомментировал ворон.
- Ничего-ничего, - тяжело сказала Яга, - эта дурь с возрастом выветривается. Вот погляжу я на нее годочков этак через четыреста-пятьсот. Что тогда останется от этих ее "мор-ральных нор-рм"...
И добавила со вздохом:
- А коли припомнить, так, может, и у меня они когда-то были... Или не было? Эх, время...

Отредактировано баба Яга (2016-02-26 12:31:44)

+2

21

- Я чародейкой стану! Великой волшебницей! – воскликнула княжна. Всколыхнулась во взоре томная тяжесть,  что нетронутой лежала в таинственных глубинах. Поднялась мятежная пучина  к свету, дохнула безудержностью, словно не молока Забава хлебнула, а хмельного, властного вина. – Только возьми меня в ученицы, как Василису! В помощницы…
Сладким дурманом оглушило голову, забродил  мороз по коже - испугалась девица, осеклась, уняла мысли.  И взор потупила…
Повисла в избе тишина – долго ли коротко ли? – Забаве показалось вечностью. Слышен лишь треск поленьев в печи…    А по лавке белое молоко ползет, что в плошку коту подливала, да упустила через край.
Стало княжне разом неловко. Стыдно перед  Ягой, котом и вороном. За молоко разлитое и дерзость свою непростительную.
Отступило наваждение, развеялось, испарилось, как капля воды, упавшая на горячую сковородку.
Совсем сникла Забава, и глаз поднять боится.
- Простите меня. Не понимаю, что со мной... Я сейчас уберу…

Отредактировано Забава (2016-09-03 13:17:59)

+2

22

А Яга словно и не заметила разлитого молока, словно и не услышала слов Забавы. Глядела колдунья на девицу - и взгляд наливался свинцовой тяжестью.
- Чародейкой, говоришь? - наконец разомкнула старуха сухие губы. - Великой волшебницей, говоришь? А может, и станешь. Да только сама знаешь, не дитё малое: за все в этой жизни приходится платить. И чем сильнее желание, тем дороже плата. Я могу дать тебе силу великую - но и плата будет велика.
Притих кот. На подоконнике перестал возиться ворон. Не трещали дрова в печи. Тишина в избе стала  пронзительной, невыносимой, страшнее крика и плача.
Когда вновь заговорила старуха - ее негромкий голос разрезал эту тишину, как нож.
- В твоем возрасте, княжна Забава, у девок сердечко пустым не бывает - коль девка не совсем уж колода дубовая. Коли не любовь живет в сердце, так хотя бы мечты сладкие да томные, имя чье-нибудь в сердце греется, как птенец в гнездышке. Коли хочешь, чтоб я тебя в ученье взяла, - заплати мне тем, что у тебя сейчас в сердце. Само сердце не возьму, каменным его не сделаю. Может, когда-нибудь и любовь узнаешь - про то судьбу да богиню Ладу спрашивай. Но то, что сейчас лелеешь - отдай. Не говори ничего, не торгуйся, с вопросами не лезь - не отвечу. Коль не согласна - не сладились мы, не быть тебе, Забава, колдуньей. Коль согласна - вон дрова у печи березовые. Возьми с полена кусок бересты, сучком напиши имя того, о ком вздыхаешь. И молча в печь бересту брось. В огонь.

+2

23

«…как птенец в гнездышке…» - мысленно повторяла Забава слова колдуньи. Княжна последним усилием пыталась удержать их в голове, спасаясь от гнетущей тишины, что застыла каменным куполом, так, что уютная изба стала казаться бездыханной могилой.  «Как птенец в гнездышке…» - еще некоторое время билось и трепетало в сознании, пока не вспорхнуло, навсегда затихнув под потолком.
Девушка бросила на Ягу смятенный взгляд, и, столкнувшись с неприступностью, зажмурилась до боли, пряча в ладони лицо. Щеки княжны пылали.
Как же так?..  Зачем колдунье девичьи грезы? Для чего старухе, пережинающей века, сладкие томления юного сердца?..
Что же тогда останется Забаве, коли все, что было дорого ее сердцу, все, что составляло суть ее жизни, и без того уже отнято Брюханом и Мордохлестом?  А теперь ведунья просит отдать ей последнее, бережно хранимое от посторонних глаз – нежный росток первой любви. Крохотный, едва успевший пустить тонкие корешки в сердце молодой княжны…
Забава отчаянно замотала головой. Перед  мысленным взором поплыли зеленые макушки берез на фоне пронзительно синего неба,  раздался звонкий смех, пение, переклички, заплелись в многоголосом хороводе кружане, покатилось горящее колесо в реку, где гадая на венках, девки шептали: найди меня, мой свет!
Как сладко забилось сердце, когда Елисей, не убоявшись русалок, доплыл до омута, а все же поймал ее купальские цветы…
- Верю тебе, Лада-богиня! От судьбы не уйдешь! – одними губами прошептала и шагнула к огню.
Пламя слизнуло с бересты невидимо начертанное Забавой имя и гостья владычицы Чернолесья тут же почувствовала, как  опустело сердце, разлученное с прекрасным побегом, который подобно сорванному целебному растению, и, засыхая, продолжал хранить в себе жизнь, удваивая свои волшебные свойства.
Сердечную рану слегка саднило, а перед глазами княжны поплыл зеленый туман, в котором растворились и Яга и кот и ворон…

+2

24

В избушке царила такая тишина, что слышно было, как растекается по лавке пролитое  Забавой молоко. Казалось, будто все, включая ворона, лишились дара речи от слов княжны и ответа Яги на них. Даже огонь в печи словно затаил дыхание. А когда снова раздался голос колдуньи, все вернулось на круги своя. Затрещали поленья, тяжело вздохнул в подполе пленник, зашуршал крыльями ворон. Знакомые, привычные звуки. И на этом обыденном фоне то, что говорила Яга, обращаясь к девушке, показалось коту невозможным.
Заломила старуха плату... Ей-то какая надобность в том, что от девки требует? Или тоже проучить ее вздумала, как меня проучила?
Лиходей прижмурил глаза, насторожил уши, ожидая, что Забава ответит колдунье.
Неужто поведется дуреха?
Может, и надо было как-то предупредить княжну, чтобы не соглашалась на условие Яги. Но Лиходей промолчал. По двум причинам сразу. Во-первых, шкурку свою черную пожалел. А ну как старуха и правда разозлилась бы, да сдержала данное когда-то в  сердцах обещание  пустить кота на воротник шубейки? А во-вторых... закралось все же в лиходееву башку сомнение насчет того, что Яга всерьез, окончательно и бесповоротно, такую плату за ведьмовскую науку взяла с глупой девчонки. Вдруг она только припугнула ее - так же, как не раз стращала их с Кондрашкой? Припрятала первое девичье чувство где-то у себя. До поры, до времени. А как оно настанет, возьмет да и вернет Забаве ее любовь к тому, чье имя только что было нацарапано.
Бабочкой полетела в огонь береста. Кот выгнул спину, встопорщил шерсть, распахнул глазищи.
- Не пожалеешь потом, княжна?

[NIC]Кот Лиходей[/NIC]
[STA]Человек Неждан[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2gRnp.jpg[/AVA]

Отредактировано Генри Финч (2016-09-17 18:03:05)

+1

25

- А ну, цыц! - осерчала Яга на кота. Даже ногой притопнула по желтым половицам. - Не суйся под руку, дурень хвостатый. За дорогой товар и плата высокая...
Села рядом с Забавой. Заглянула княжне в глаза с неожиданным для злой колдуньи сочувствием.
- Что, милая, саднит сердечко-то? Ничего, посаднит да перестанет. А чтоб тебя утешить, открою две тайны. И первая такова: отдала ты, девица, меньше, чем тебе кажется. Была бы в сердце твоем настоящая любовь - не сгорела бы та береста в печи. Настоящая любовь такова, что имя милого у девы в сердце написано. И ты его выводи хоть сучком по бересте, перышком по пергаменту, хоть прутиком по воде - что с того? Глядела бы ты сейчас в огонь да видела бы, как струи пламени в милое имечко сливаются. Настоящая-то любовь. может, впереди тебя ждет. Хотя по мне, так без нее  покойнее!
Яга встала. Махнула коту на молочную лужу - мол, прибери! Усмехнулась:
- Живи теперь, внучка, здесь, в избе. Всем премудростям тебя обучу... Ах да, я же тебе две тайны открыть обещалась! Первая была большая, а вторая будет мелкая. Помнишь, злодея, что для потехи у лосихи лосенка убил? Я еще лешему обещала с тем охотничком переведаться... Елисеем его зовут, того весельчака. И он у нас еще не раз того лосенка вспомнит!

+2

26

« Мало ли кого Елисеем кличут…» - предположила княжна, но вслух не обмолвилась. Задумчиво в глаза старухе посмотрела. Ведунья ни одного слова зря не скажет. Знать, это ее суженого Яга злодеем почитает – того, о ком княжна долгими ночами вздыхала, о ком мечту нежила… Полно! Когда с виду человек ладен и складен, умен, красив и пригож, а на поверку -  весь как каменный идолище, то…
- Должница я твоя навек, княгиня Чернолесья! – прошептала Забава, еще не до конца понимая, от скольких бед  ее  сегодня сберегла  Яга, – обещаю  прилежной ученицей и доброй помощницей тебе быть, никогда перечить  не стану… 
И то ли оттого, что мертвая тишина  от избы совсем отступила, то ли от неожиданной ласки во взоре лесной ведьмы  – покатились по щекам Забавы крупные, как горох слезы, отчего одинокая душа, точно убеленная  при луне росами, вздохнула и успокоилась.
Рука княжны невольно потянулась к черному коту – погладить.
- И все же было бы приятней, если б негодяем этим Мордохлест оказался! – улыбнулась беглая невеста.

Время снова набрало свой привычный ход.
За кромкой леса, на границе яви и мира теней, небо окрасилось пламенем - это Солнце неспешно покатилось в золотой чертог, унося прочь все страхи  сомнения пережитого дня, а быть может и всей прежней Забавиной жизни.

Эпизод завершен

Отредактировано Забава (2016-09-27 20:53:30)

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Сказки Чернолесья. Сказка первая. Беглянка.