Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Игры разума » «Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».


«Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Время и место действия: конец ноября 1625 года, Франция
Действующие лица: граф Шарль-Сезар де Рошфор, Жорж де Бикара, Марселина Флавье а также все, кого можно встретить по дороге: трактирщики, разбойники, бродячие артисты, праздношатающаяся публика + желающие присоединиться.
Дополнительно: Рошфор и Бикара отправляются в Испанию по поручению Его Преосвященства кардинала Ришелье. По дороге они встречают юную Марселину Флавье, которая, по определённым обстоятельствам, присоединяется к ним.

0

2

…Утро порадовало жителей Менга на удивление хорошей для такого времени года погодой: от вчерашнего снежного бурана не осталось и следа, солнце светило ярко, играя на поверхности реки, и даже ветер казался теплее, чем можно было бы ожидать. Должно быть, именно поэтому предстоящее продолжение пути не казалось проснувшемуся гораздо позже обычного графу такой уж тяжкой повинностью: напротив, он был не только рад убраться из этого городка, с которым у него теперь было связано ещё больше неприятных воспоминаний, но и искренне желал снова оказаться в дороге – быть может, свежий ветер унесёт прочь остатки мрачных мыслей, которые породило в нём не слишком удачное начало их путешествия?
Как бы то ни было, сон оказал на графа целительное воздействие, и поутру он пребывал во вполне благодушном настроении. Давно привыкший к тому, что времени на отдых всегда ничтожно мало, он успел за несколько часов сна восстановить силы и теперь вполне был готов отправляться дальше.
Трактирщик, который, казалось, вовсе не спал в эту ночь, но при этом умудрился не растерять привычной энергичности, увидев своего постояльца – вернее, одного из почётных гостей, - немедленно развёл бурную деятельность, и уже через какую-то четверть часа подали и завтрак, и высушенную и вычищенную одежду гвардейца.
- Доброе утро, господин де Бикара! – жизнерадостно приветствовал его Рошфор.

Отредактировано Сезар де Рошфор (2016-02-03 14:28:11)

+1

3

Кажется, Бикара действительно заслужил от высших сил небольшой подарок - хотя бы противный липкий снег перестал валиться вместо манны небесной. И хотя после вчерашнего у гасконца изрядно болела голова, ему, словно ребёнку, хватило нескольких лучиков ясного солнца для того, что бы у него с утра было отличное настроение.
   - Доброе утро, господин де Рошфор! - ответил Жорж энергичным движением отбрасывая одеяло. - О! Да у нас тут уже и завтрак подали. Булочки! Какие аппетитные, пахнут замечательно. А, мне на одежду пуговицы пришили... две, правда, не нашли. И плащ мой так и не нашёлся. А это, что за "дары волхвов"?
   Последние слова у Бикара вырвались, когда в комнату торжественно вошёл трактирщик, неся на вытянутых руках, словно архиепископ Реймский французкую корону, пухлый меховый свёрток.
   - Мы тут, конечно, люди не богатые. Менг - это не Париж, не торговые города Нант или Марсель, но и мы тоже умеем быть признательными. Это Вам от благодарных жителей Менга, за спасение наших жён и детей, за спасение несчастного метра Остье, - Трактирщик ловко развернул новый раскошный плащ и почтительно набросил его на плечи гвардейца. - Носите и не поминайте нас лихом!
   С этими словами трактирщик удалился, очевидно ощущая себя кем-то вроде королевского камергера. Бикара даже прослезился от неожиданных похвал.
   - Кода меня отправят в отставку, - прошептал он, - уеду жить в Менг. Наверное, мне здесь будет лучше, чем в Париже.

+2

4

- Недурно! – оценивающе заметил Рошфор, которого явление «трактирщика с дарами» заставило оторваться от завтрака, казавшегося особенно долгожданным в виду отсутствия ужина накануне. Теперь было даже как-то странно вспоминать о том, как их встретили здесь прошлым вечером, укоряя во всех смертных грехах и взывая к справедливости… то есть, конечно, той же справедливости ради следует заметить, что укоряли только Рошфора, поскольку Бикара дурной славой в Менге не пользовался – а теперь, вот, и вовсе будет пользоваться самой что ни на есть доброй, а то и войдёт, с лёгкой руки благодарных жителей, в какие-нибудь местные предания.
- Ну, вот видите: всё хорошо, что хорошо кончается, - прибавил граф, когда трактирщик удалился с чувством выполненного долга. Ей-богу, даже вино, которое им подали нынче, было куда лучше того, что им предлагали вчера!
Рошфор хотел было уже поинтересоваться самочувствием гвардейца, но, вовремя вспомнив, как тот относился к такого рода вопросам прежде, счёл за лучшее не рисковать испортить настроение им обоим. В конце концов, выглядел Бикара заметно лучше – даже если не считать явно растрогавшую его до глубины души сцену с вручением благодарственного дара.
- А насчёт Парижа вы совершенно правы, - не отрываясь более от завтрака, заявил Рошфор. – Я тоже однажды уеду обратно в провинцию, подальше от всей этой придворной суеты! – Тут, конечно, следовало бы прибавить: «Если доживу», - но думать о таких вещах в солнечное утро не хотелось даже ему.

Отредактировано Сезар де Рошфор (2016-02-03 14:48:46)

+1

5

- В провинцию? Вы? - Бикара недоверчиво пожал плечами. Всё, что гвардеец знал о конюшем кардинала противоречило его представлениям о неторопливой и скучноватой провинциальной жизни. Вот каких, скажите на милость, заговорщиков будет Рошфор выслеживать в захолустье? Компанию озорных школяров, повадившихся втихаря цедить молодое винцо из бочек в погребе местного трактирщика? Или разгадывать ужасную и запутаную тайну: кто является любовником дочери мельника?
   - Ну ладно, я, мне просто в маленьком городке дешевле жить. У Вас же собственный особняк в Париже, знакомства, связи... Достаточно денег для жизни, которая соответствует вашему титулу. Простите, быть может я слишком дерзок... Я не представляю Вас на покое в провинции. Вы там через год со скуки умрёте. Без подвигов, без всех этих государственных дел, от которых зависит судьба пяти королевств и десятка принцев. Мы ведь гвардейцы не такие уж тупоголовые, и знаем на ком в государстве всё держится. Не на короле, а на Его Преосвященстве. И на его людях, таких как Вы. Это ведь, наверное очень здорово - знать, что без твоей помощи твоя страна будет просто сдана врагу, а корль не усидит на троне. В провинции вы можете отдохнуть немного, но жить там всю жизнь...
   Бикара с сомнением покачал головой.

+3

6

- Мне понятны ваши сомнения, - с улыбкой заметил Рошфор. – Когда мне было пятнадцать, и я только-только приехал в Париж по повелению Его Преосвященства, мечтая вступить в его гвардию, я грезил подвигами во имя Франции, славой, о приключениями… Приключениями, правда, жизнь моя была богата с детства, но я думал, что они будут немного… другими. И к тому времени я уже привык жить в постоянной опасности, и тогда это ещё будоражило кровь, но оказалось, что со временем и от этого устаёшь.
Увы! Весенняя пора юности прошла, лето молодости подошло к концу, и хмурая осень уже стояла на пороге, взирая затянутыми сырыми туманами очами, и как тут не задуматься над тем, что составляет истинную ценность земной жизни? Что действительно будет иметь значение, когда эта жизнь подойдёт к своему концу? О, разумеется, ему, очень может быть, и не суждено дожить до этого конца, но если вдруг? Кто будет рядом с ним, когда силы его иссякнут? Государство, во имя которого он проливал свою кровь, или родные, которые сейчас – да и почти всегда – были так далеко от него?
- Я всем обязан Его Преосвященству, - откровенно признался Рошфор, - и я буду рядом с ним до тех пор, пока нужен ему, и пока могу исполнять его волю. Но ведь я делаю это не из-за денег, почестей и… что там ещё обо мне рассказывают? – не без горечи усмехнулся он. – Нет, вы не подумайте, будто я вас в чём-то упрекаю, но я же знаю, какие слухи обо мне ходят. А деньги мне важны только потому, что так я могу обеспечить достойную жизнь своей семье, в то время как сам я привык всегда обходиться малым. Но, поверьте, мне не доставляет ни малейшего удовольствия участвовать во всех этих интригах, каждый раз доказывающих, насколько низки и корыстны могут быть люди. И однажды, когда я исполню свой долг и смогу покончить с этим, я буду счастлив сделать это. Нет, может быть, вы в чём-то и правы, - после краткого молчания прибавил граф. – Может, я и заскучаю в провинции, но я всё-таки хотел бы жить там, со своей семьёй – подальше от столицы со всеми её интригами и пустой светской суетой.

+1

7

Бикара слушал Рошфора как зачарованный, даже оторвался от восхитительного утиного паштета и белого рейнского вина. Интересно было слушать рассуждения графа о верности. Вот только у Жоржа появились вопросы к самому себе. До сих пор гвардеец не задумывался о природе своей верности. Считалось, что гвардейцы кардинала все как один верны своему патрону до последней капли крови. Они не щадили себя, выполняя поручения министра, нередко весьма опасные. Они свирепо дрались с каждым, кто, неважно - мушкетёром, швейцарцем, придворным – если он позволял себе прилюдно сказать хоть слово против кардинала. Но что это – личная преданность самому Ришелье, его государственной политике? Или просто верность своему полку и своим однополчанам – добрым друзьям с которыми много лет делили и вино, и золото, и пули. Однако, если бы вдруг роту гвардейцев вдруг упразднили, большинство бы просто продолжили службу в других полках. Стали бы с ностальгией вспоминать свои роскошные алые плащи с серебряными крестами и получать жалованье из других рук. И положа руку на сердце, следовало признать: Бикара в таком случае тоже поменял бы цвета плаща на любой, кроме голубого. Но вслух говорить об этом Рошфору, пожалуй, не стоило.
       - Я слыхал, что несколько лет назад Его Преосвященство, тогда ещё епископ Люсонский, попал в опалу и был отправлен в ссылку в Авиньон. И вот, несколько самых преданных приверженцев оставили всё и уехали с ним. Вы тоже были среди них? А если снова?..
Тут Бикара сообразил, что сболтнул лишнего и сделал нехитрую попытку переключить внимание на другую тему.
     - Да, при дворе все, и мужчины, и женщины кажутся на первый взгляд пустыми и никчёмными. Но нельзя судить поверхностно и видеть в людях только плохое. Они, эти смешные придворные, тоже разные и в некоторых есть и хорошее зерно. Кто -то очень учён, разбирается и в священных текстах и в истории и в политике. Кто-то на самом деле очень добр, помогает бедным, любит животных. Кто-то храбр как лев. Нужно только посмотреть внимательнее, очень многие могут оказаться вполне достойными уважения…Всё, я готов ехать!

Отредактировано Elly (2016-02-18 05:39:19)

+2

8

- Я не говорил, что вижу в людях только плохое, - улыбнулся Рошфор, но по лицу его пробежала лёгкая тень. – В моей жизни часто бывало так, что я думал о людях лучше, чем они были на самом деле, и это заканчивалось для меня… не очень хорошо. А что до Парижа, то там меня удручают даже не люди, а вся эта придворная суета с балами, приёмами, охотами и интригами, которые плетутся от одной лишь скуки. Те, у кого в жизни есть настоящая цель, не ограничивающаяся материальными благами и собственным благополучием, просто не будут таким заниматься.
Граф негромко вздохнул. Бикара быстро замял разговор об опале, и Рошфор тоже предпочёл сделать вид, что никто ничего такого и не говорил. Да и что он мог сказать? Что всегда был и будет рядом с Его Преосвященством, несмотря ни на что? Кажется, он и без того уже дал понять гвардейцу, что так оно и есть. К тому же, в памяти тут же всплыли те долгие месяцы, которые провёл в опале он сам, и всё, что тогда ему довелось пережить, представилось вдруг таким ярким, словно случилось только вчера. Сезар даже тряхнул головой, отгоняя эти страшные мысли прочь – нет, об этом он ни за что не станет ни говорить, ни вспоминать. Во всяком случае – не сейчас. Не сегодня, когда всё, кажется, только пошло на лад.
- Тогда – в путь! - с преувеличенной бодростью провозгласил он, поднимаясь из-за стола. Время близилось к полудню, и пора уже было, в самом деле, двигаться дальше, чтобы успеть позаботиться о ночлеге – и Рошфор очень надеялся, что следующая ночь будет спокойнее нынешней.

Трактирщик простился с ними сердечно и едва не со слезами на глазах, равно как и вчерашний спасённый, от избытка чувств попеременно в высокопарных и нескладных выражениях нахваливающий, как дивно идёт гвардейцу его новый плащ, и пытающийся рухнуть на колени, чтобы явить миру степень своей благодарности.
- Что ж, пожалуй, сегодня этот город нравится мне больше, чем вчера, - негромко и с улыбкой заметил Рошфор, проходя мимо Бикара к выходу. – Я посмотрю, готовы ли наши лошади, - прибавил он и, кивнув на прощание трактирщику, вышел на улицу, предоставляя гвардейцу возможность проститься с пылающими благодарностью обитателями Менга.

+1

9

Иногда общительность Бикара могла завести его далеко. И только сейчас гвардеец понял, что заговорив с Рошфором о том, что тот намерен делать в случае падения кардинала, он совершил вопиющую бестактность. Так, что пассаж о людях, в которых граф разочаровался, легко мог отнести на свой счёт.  Но не стал думать о плохом, очень уж день хорошо начался.
      Лучше бы Рошфор оставил гасконца наедине с полусотней лярошельцев, или  испанцев, или англичан, право слово! Вроде бы и приятно, что тебя прославляют, как героя. Что в истории этого города отныне имя простого гасконца будет поминаться сразу за Орлеанской девой. Но до чего же глупо себя чувствуешь, когда не знаешь, что сказать! Хоть бы побыстрее коня вывели.
     - А Вы, милейший, - обратился Бикара к несостоявшемуся утопленнику, радуясь, что появился кто-то, на кого можно выплеснуть раздражение за свою неловкость, - не смей затевать, что либо против своего зятя, барона де Ласи. Он достойный дворянин и мне кажется, что лучшего мужа Вашей дочери не найти. И если я узнаю, что Вы опять строите против него козни, хотите расторгнуть брак, то в Париже узнают о Ваших махинациях с епископом.И кто так организовал свадьбу, что пол города в руинах…
      Тут наконец слуга вывел осёдланного Паладина. Красавцу-жеребцу тоже досталась толика  ласки и подношений.  Андалузец уплел из рук глазевших на него с восторгом детей с полдюжины пирожков и яблочек, а при виде Бикара заплясал на месте, показывая, что готов продолжать путь. Гвардеец вскочил в седло, махнул рукой на прощание и направил коня к воротам.

+1

10

Крапива вскинула голову и тревожно заржала.
Марселина отчаянно рыла руками снег, пытаясь раскопать и вытащить корягу, в которую, как в капкан, попала нога лошади.
Только бы кобыла не впала в панику, не начала сама вырываться из ловушки! Сломает ногу или обдерет так, что изойдет кровью. А ведь за ними - погоня...
Какая досада! И дорога-то уже рядом, ушли бы, Крапива - резвая лошадка...
Если бы не пришлось ехать до дороги напрямик через лес...
- Стой смирно, моя хорошая! Стой, моя девочка!
Позади - хруст, голоса... все-таки догнали!
Вот они, выходят из-за деревьев. Не верхом - ведут лошадей в поводу! Берегут лошадей... а она-то, дура...
- Марселина! - кричит издали де Брасьё. - Подожди, моя радость!
Оба оставили лошадей, кинулись к ней...
Девушка распрямилась. А руках у нее был вытащенный из-под снега тяжелый сук. И этот сук она швырнула в бегущего впереди де Брасьё. Метила не в голову - по ногам. Попала удачно: негодяй споткнулся, упал под ноги своему слуге, оба забарахтались, пытаясь подняться.
Марселина, подхватив край платья, кинулась к дороге.
Два всадника, проезжие... неужели бог послал спасение?
- Помогите! Умоляю, спасите меня!

+1

11

Рошфор даже удивился немного, когда оказалось, что им удалось спокойно покинуть Менг, не встретив на пути никаких препятствий. Удивился – и от души этому порадовался. Солнце ярко светило на по-осеннему лазурном небосводе, из-под копыт лошадей, выбивавших мерную дробь по лесной дороге, разлетался выпавший в прошлую беспокойную и ненастную ночь снег, и даже голые деревья, что временами слегка задевали своими ветвями всадников, не казались такими унылыми и сиротливыми, как обычно. Даже какие-то отчаянные пташки звонко пели где-то в чаще, не боясь свежего ветра, в котором уже явственно чувствовалось дыхание зимы.
Словом, всё, что их окружало, можно было вполне назвать умиротворённым, если бы где-то впереди не послышались вдруг казавшиеся здесь чем-то чужим человеческие голоса. И ещё – лошадиное ржание. Рошфору подумалось, что, видно, с кем-то из проезжавших по лесной дорогое случилась неприятность: может быть, экипаж сломался или застрял, или лошадь потеряла подкову и захромала, но картина, представшая их глазам, явно свидетельствовала о том, что здесь произошло нечто куда более драматичное.
Двое мужчин нелепо барахтались прямо на дороге, пытаясь встать, в стороне от них топталась лошадь, которой, судя по всему, что-то мешало сдвинуться с места, а прямо к ним кинулась молоденькая девушка, в голосе которой явно слышалось отчаяние.
- Что случилось, сударыня? – Рошфор едва успел удержать разгорячённого быстрой ездой Анхеля, который чуть не наскочил на бедняжку, и, успокаивающе похлопав его по шее, быстро спешился. – Эти люди напали на вас?

+1

12

Хорошо отдохнувший игреневый жеребец ходко рысил по лесной дороге, присыпаной чистым первым снегом. Резвый андалузец охотно перешёл бы на весёлый галоп, но Бикара твёрдой рукой сдерживал его. Лучше ехать как договаривались: Рошфор чуть впереди, а гвардеец прикрывает его со спины с левой стороны.
   Тихо в заснеженном лесу. Тонкие веточки отливают серебром в лучах утреннего солнца. И вдруг в эту первозданную благодать вторгаются люди: сначала девушка с мольбами о спасении, а потом и мужчины, явно со злостными намерениями. Пора снова браться за оружие. Видя, что Рошфор спешился, Бикара оже спрыгнул на снег и вполголоса, что бы слышал лишь граф, быстро сказал:
   - Ну, граф, их только двое. Я могу взять того, что повыше. Это слуга, но он посильнее будет. Пусть только подойдут поближе. Нам бросаться к ним навстречу не стоит. Может быть засада.

+1

13

Заняв позицию за спинами своих спасителей, Марселина поспешила наябедничать:
- Который повыше, тот, может, и не слуга, а только притворяется. Я сама слышала, как он орал на второго. А второй, который рыжеватый и с усами, называл себя де Брасьё, обещал мне жениться и сманил с ним сбежать. А в пути я подслушала, как этот, который вроде бы слуга, рявкнул на де Брасьё, чтоб тот не вздумал меня соблазнить, потому что за девственницу им больше заплатят. И я убежала...
Тут подоспела и погоня.
- Прошу прощенья, господа, - учтиво и приветливо обратился к путникам рыжеватый красавчик с холеными усами, - я за этой девушкой. Мы поссорились, и  она решила меня проучить - ах, проказница!
И улыбнулся Марселине, всем своим видом показывая, что не сердится на нее за милую любовную шалость.

+1

14

При слове "засада" Рошфор внутренне подобрался, хотя внешне напряжение это почти никак не отразилось: разве что взгляд стал холодным и отчуждённым. На мгновение в голове его мелькнула было вполне здравая мысль: а не ловушка ли... всё это? Девушка, попавшая в беду, двое её преследователей... и та самая вооружённая засада, упомянутая Бикара, в соседних кустах. Усилием воли граф удержал рвущийся оглядеться по сторонам взгляд, заставляя себя смотреть только на непосредственных - сейчас, во всяком случае, - противников. Если они не одни, незачем выдавать свои подозрения сразу.
Тем не менее, краткий рассказ девушки вполне мог оказаться правдой - и, как бы то ни было, из всех присутствующих незнакомцев Рошфор предпочёл бы поверить именно ей... и надеяться, что кто-то, кто достаточно хорошо его знал, не воспользовался его же слабостями в своих интересах.
- Мне очень жаль, сударь, - так же учтиво ответил тому, "кто называл себя де Брасьё", граф, чей тон не слишком сочетался с холодным блеском в глазах, - но если эта девушка не хочет идти с вами, вы не можете её принуждать.

0

15

Разговоры - разговорами, а опыт и шестое чувство уже подсказывали гвардейцу, что пора аккуратно скинуть на седло новый плащик, пока в драке на продырявили. А драке всенепременно быть!
   Девушка, конечно не похожа на беззащитную овечку. Вон как бойко и с удовольствием пересказала историю своего побега с мужчиной. Обычно юные девы хоть дворянского, хоть простого сословия говорить о таком страшно стесняются. Но мерзкой фальшивой улыбке рыжего "жениха" поверить было просто невозможно, настолько она была лжива. Девчонку надо защититить, хоть это, конечно, та ещё оторва. Долг дворянина помнить, что право на герб и шпагу даётся не просто так, а в обмен на обязанность заступаться за слабого, попавшего в беду. Вот только пусть она чётко скажет, что не хочет оставаться с этими мошенниками.
   Бикара, всецело предоставив Рошфору вести положенные, но безполезные переговоры, внушительно выдвинулся на шаг вперёд как тяжёлая шахматная тура и демонстративно положил руку на эфес шпаги.

0

16

- Мы не ссорились, - твердо сказала Марселина из-за спины Рошфора. - Я узнала, что этот человек - негодяй и желает мне зла. Умоляю вас, господа, не отдавать меня ему. Да, я не дворянка, но я порядочная девушка. Я... ох!..
И тут ее голос пресекся.
С той самой минуты, как Марселина узнала, что ее первая любовь оказалась обманом, она не пролила ни слезинки. Циркачке стыдно плакать, в нее это с детства вбил отец. Да и некогда было хныкать, надо  было спасаться. А теперь - не выдержала. Короткий всхлип, хлынувшие слезы...
Девушка поспешно отвернула лицо, пряча свою слабость, и усилием воли взяла себя в руки, сдержала слезы.
И в эту опасную минуту, когда некогда было думать о пустяках, в памяти, как ни странно, всплыли слова матери: "Если плачешь - слезы не вытирай. Распухнет нос и покраснеют глаза. Пусть слезы высохнут сами..."
Марселина мысленно назвала себя дурой, обернулась к своему похитителю и из-за плеча Рошфора устремила на де Брасьё убийственный взгляд.

+1

17

- Вот видите, господин де Брасьё, - невозмутимо, хотя и довольно холодно, заметил Рошфор. - Эта девушка не хочет с вами идти.
С лица того, кто назывался этим именем, тут же сползла улыбка, а в глазах появилось что-то отчётливо злое. Сезару даже показалось на мгновение, что лицом тот стал похож на ощетинившуюся крысу, у которой увели из-под носа добычу.
- И вы так легко поверили обвинениям этой особы? - недобро поинтересовался он, делая шаг вперёд.
Его спутник, который то ли был слугой, то ли нет, всё это время сверлил взглядом исподлобья Бикара, но тут всё же тоже зыркнул на графа. Рошфор, впрочем, с места не сдвинулся и только положил, вслед за гвардейцем, руку на эфес шпаги. Совсем даже не угрожающе, а так, как, бывает, кладут руку во время светской беседы, не зная, куда её деть.
- Если женщина просит моей защиты, мой долг - её защитить, - любезно, но с прохладной улыбкой заметил граф. Чуть снисходительно, словно ему приходилось объяснять очевидные истины. Да, возможно, всё это - ловушка, возможно, где-то там их ждёт засада, но главное сейчас - сохранять спокойствие. Ни в коем случае не выходить из себя, давая преимущество противнику. Пусть уж лучше противник нервничает из-за его видимого спокойствия.
- Не переживайте, сударыня, - мягко обратился Рошфор к девушке, чуть повернувшись к ней, но не отрывая глаз от стоявших перед ним мужчин. - Эти люди не причинят вам вреда.

+1

18

Жоржу да Бикара очень уж не нравился этот мрачный "слуга" не сводящий с гвардейца тяжёлого злобного взгляда. Словно прицеливается. И правую руку уже несколько минут держит за спиной. Что там: метательный нож? Пистолет?
    Между тем де Брасьё быстренько отступил к своему незнатному спутнику и быстро перекинулся с ним несколькими словами впроголоса. После чего снова направился к Рошфору.
   - Вижу, Вы хотите оставить ее себе поразвлечься? - мерзко ухмыльнулся "жених". - Ладно, забирайте, мне не нужна такая неблагодарная и бесчестная невеста. Пусть только вернёт мне кольцо с алмазом. Кольцо моей матушки, которое я подарил ей как своей будующей жене!... И сто пистолей золотом, которые эта воровка украла у меня прежде, чем сбежать... Сударь, знайте, что Вы покрываете самую настоящую преступницу, которая заслуживает клейма и тюрьмы. Вот увидете: она и вас обворует!... А кстати, лошадь, которую эта обманщица увела и искалечила, тоже принадлежит мне! Сто двадцать  пистолей и не денье меньше. Вобщем, сударь, если хотите оставить себе это "сокровище", возместите мне пятьсот луидоров и я,  как честный и благородный человек, не стану преследовать вас в королевском суде за ваши маленькие слабости.
   - Сударь, а Вы и правда дворянин? - не смог сдержать отвращения Бикара. - Считаете как ростовщик.

+1

19

Короткий вскрик потрясения, который вырвался из груди Марселины при словах де Брасьё, не был актерской игрой. Девушке действительно было больно. Да, она уже знала, что ее бывший возлюбленный - мерзавец, но такого не ожидала даже от него.
Сейчас бы в актерском фургончике, в своем закутке, упасть на кровать, зарыться лицом в подушку и наплакаться всласть, вымыть слезами из души горе... второй раз в жизни Марселине захотелось этого. Первый раз - когда умер отец...
Но нельзя было поддаться слабости.
- Клевета! - Голос девушки подрагивал, но был полон искренности. - Лошадь моя, Крапиву подарил мне отчим. Подарков я у этого... этого человека не брала. И денег - тоже!

+1

20

- Это вы-то "честный и благородный человек"? - не сдержавшись, изумился Рошфор. То, что происходило в эту минуту на лесной дороге, всё больше напоминало какой-то глупый фарс - воистину, этот де Брасьё являл собой нечто вроде одного из тех карикатурных злодеев и отъявленных негодяев, что встречаются в любой, даже самой бездарной пьеске. На какое-то краткое мгновение графа снова захватила мысль, что всё это и может быть представлением - спектаклем, рассчитанным на то, чтобы заманить его в ловушку. Но даже если и так - в голосе девушки было достаточно искренности, чтобы он поверил: она действительно ни в чём не повинна. И если всё это лишь какая-то игра, то она в ней всего лишь жертва. А значит, он должен её защитить - в любом случае, как бы всё ни обернулось в конечном счёте.
- Даже если вы дворянин по рождению, - с не скрываемым более презрением бросил Рошфор, - то это ещё не делает вас честным человеком. Если бы у меня ещё оставались какие-то сомнения, я бы предложил вам представить королевскому суду ваши "неоспоримые" доказательства и посмотреть, чьему слову там поверят - моему или вашему, - но вы ведёте себя, как ростовщик, относитесь к живому человеку, как к скотине, за которую можно выручить денег, оскорбляете меня сравнением с собой, а значит, вы всего лишь лжец и подлец. А с людьми такого сорта у меня разговор короткий, ибо бессмысленно взывать к их совести - её у них попросту нет. - С этими словами граф медленно вытащил шпагу из ножен, направив клинок в сторону де Брасьё. - Я даю вам последний шанс убраться отсюда подобру-поздорову и оставить эту девушку в покое. В противном случае, я заставлю вас сделать это силой.

+1

21

Но тут мизансцена этого трагического действия изменилась. Гнедая в белых чулках кобыла ухитрилась вытащить ногу из сплетения коряг и вышла на дорогу, к хозяйке. На ходу она не хромала.
Забыв об угрожающей опасности, Марселина радостно ахнула и кинулась к лошади. Упала рядом с нею на колени, ощупала правую переднюю ногу. Встала, обернулась к мужчинам:
- Цела! Не сломала, только ободрала...
И тут девушка просияла: ей пришла в голову удачная мысль.
- Господа! - заявила актриса звонко и торжественно - словно объявляла на площади цирковой номер. - Этот человек только что сказал, что я украла его лошадь. Тогда пусть объяснит, зачем он, дворянин, научил свою кобылу делать вот так... Крапива, поздоровайся с почтенной публикой! Алле!
Марселина протянула перед собой руки ладонями вниз - и умная лошадь, припав на здоровую ногу и вытянув перед собой исцарапанную, поклонилась мужчинам.
- Ниже, Крапива, ниже... хорошая лошадка! Ап!
Лошадь поднялась на все четыре ноги.
- Когда труппа Пьера Фонтанжа въезжает в город, я еду верхом - и на каждом перекрестке моя лошадь раскланивается с публикой! А на каждой площади мы с нею танцуем - вот так! Танцуй, Крапива, танцуй! Алле!
Она грациозно завертелась перед лошадью - и Крапива, поднявшись на задние ноги, с коротким ржанием пошла по кругу вокруг хозяйки.
- Пусть де Брасьё, или как его там, повторит мой трюк, если не боится получить копытом в лоб! Ап, Крапива! Достаточно, умница моя! Хорошая лошадка... Как видите, господа, перед вами - звезда и гордость труппы Фонтанжа. Я потратила не один месяц, чтобы обучить ее. Она еще умеет срывать зубами шляпы с других членов труппы. Хотите - снимет шляпу с де Брасьё? Если мне повезет, она ему еще и оторвет ухо!
Де Брасьё грязно выругался, а Марселина привычно-изящным движением раскланялась перед своими защитниками. Это короткое выступление преобразило девушку. Она словно светилась изнутри, в глазах не было боли.
- Итак, господа, вы видите, что слова про украденную лошадь - такая же ложь, как и прочее. Что я у вас еще похитила, господин Проходимец? Закладную на дом? Ночную вазу с бриллиантами? Фамильное привидение?

Отредактировано бабка Гульда (2016-03-27 20:31:51)

+1

22

Бикара, если честно, было всё равно, стащила девушка у де Брасьё пару монеток и безделушек, или нет. Понятно, что негодяй пытается вызвать у неожиданых защитников недоверие к циркачке. Думает, что случайные путники почтут за лучшее не вмешиваться не в своё дело. Но при этом незадачливый "жених" сумел вызвать к себе такое презрение и гадливость, что гвардеец был готов задать мерзавцу трёпку, даже если фокусница и на самом деле стянула что- то блестящее.
   Но как опытный кавалерист, Жорж моментально оценил что лошадь была выдрессирована на славу. Он знал, что для этого требуется много времени, настойчивости, силы воли. И где то в глубине души гасконец почувствовал уважение к этой бедной девочке, вынужденной скитаться по дорогам, выпрашивать медные гроши за свои выступления, подвергаться опасности быть обесчещеной.
   - А " каприоль" твоя лошадка может делать? Я видел, как дворяне из свиты маркиза де Мирабеля  обучают этому своих андалузких лошадей. ... А вы, сударь, лучше забирайте вашего прихвостня и убирайтесь, пока целы. Ничего Вы здесь не получите. И кольца с алмазом у Вас никогда не было. Никогда.
  Насколько гвардеец разбирался в повадках субъектов, подобных де Брасьё, дорогой перстень, появись он у "жениха" был бы пропит или проигран в первом же кабаке.

+1

23

Рошфор и без того уже чувствовал невольную симпатию к попавшей в столь неприятное положение девушке - бедняжку было жаль, и ей хотелось верить, в отличие от этого де Брасьё, - но это её представление и вовсе вызвало у графа самый что ни на есть искренний восторг. Не растерялась ведь, не упустила шанс доказать всем, что человек, обвинявший её едва ли не во всех смертных грехах, всего лишь гнусный лжец! Рошфору, конечно, и без того это казалось очевидным, но, право, стоило увидеть перекошенную физиономию де Брасьё, когда доказательство этого было представлено глазам присутствующих. Сезар бы, пожалуй, поаплодировал от души, если бы был уверен, что разъярённый и разочарованный противник не кинется на него в отчаянной попытке отомстить, и решился бы выпустить из рук шпагу. Но уверенным в этом он быть не мог и потому только отвесил девушке полупоклон и улыбнулся.
- Браво, сударыня! Браво! - искренне восхитился граф и едва заметно усмехнулся, зацепив краем глаза де Брасьё, который только что ядом не плевался, словно какая-нибудь заморская гадюка. - Так что, господин честный лжец, - насмешливо обратился к нему Рошфор, - вы имеете нам сообщить ещё какие-нибудь душераздирающие подробности? Или проявите себя предусмотрительным человеком и последуете совету моего спутника?
- Вы ещё об этом пожалеете, - и впрямь по-змеиному прошипел де Брасьё. - Я этого так просто не оставлю!
Он стрельнул полным ненависти взглядом в сторону девушки, резко развернулся и пошёл обратно к лошадям. Его угрюмый спутник смерил невольных "спасителей" таким же тяжёлым взглядом и последовал за ним.

+1

24

Циркачка подала Крапиве знак ладонью - и лошадь громко заржала в спину удаляющимся негодяям.
- Благодарю вас, господа, - скромно и учтиво сказала Марселина, обращаясь к своим защитникам. - Пусть бог и все святые вознаградят вас за доброе дело, которое вы совершили сегодня.
Девушке очень хотелось попросить у своих спутников позволения разделить их путь до ближайшего города, но она боялась, что незнакомые дворяне воспримут это как навязчивость.
- А теперь мы с Крапивой направимся куда-нибудь, где я смогу подлечить мою лошадку. Пусть не сто пистолей золотом, - горько улыбнулась Марселина, - но несколько су у меня найдется, чтобы купить березовый деготь и замазать царапины у нее на ноге.

+1

25

Дерзкий и задиристый как все гасконцы, Бикара был откровенно разочарован, что дело обошлось без драки. Боже, с каким удовольствием он оттделал бы этого злобноо детину. Шпагу вытаскивать зазорно, он же не дворянин, но хорошенько въехать кулаком в челюсть, а потом по печени! И заднюю подножку, что б уж никуда не убежал... Но если Рошфор решил отпустить проходимцев в целости и сохранности, гвардейцу придется повиноваться. Эх!
- Ну, у нас найдётся кое -что получше берёзового дёгтя, - всё ещё пребывая в состоянии недовольства от несостоявшейся драки, прворчал Бикара. Гвардеец полез в один из седельных вьюков , что бы достать мазь, которую в последнюю минуту ему сунул Жак, слуга в доме Рошфора.
Но тут что- то свистнуло, ударило, руку словно пропекло огнём. Уж не понятно, в кого целил де Брасьё: в девушку, в Рошфора или в гвардейца, но тяжёлым ножом рукав Бикара накрепко пришпилило к стволу сосны, ощутимо поранив кожу. Хотел Жорж схватиться за шпагу, но неприятельский нож держал крепко.
   -Ах ты подлый червяк! Только разбойники и воры бросают ножи издали, боясь подойти на длину шпаги. Такой постыдный приём марает честь дворянина. Не за что никогда не буду метать ножи и кинжалы - что я бандит, что ли?

Отредактировано Elly (2016-04-15 15:57:59)

+1

26

С одной стороны, Рошфор был доволен, что дело обошлось без кровопролития. С другой - беспокойство и чувство какой-то незавершённости заставляли напряжённо ждать продолжения - если и не немедленного, то уже наверняка скорого. Де Брасьё производил впечатление человека лживого и мелочного, а такие люди часто бывают так же мелочно мстительны - и мстят они подло и жестоко, наслаждаясь местью не как праведным возмездием, а как торжеством собственной низменной натуры.
Сезар всё это понимал, и потому у него и в мыслях не было просто отпускать девушку на произвол судьбы. В конце концов, это было бы всё равно что сразу отдать её на растерзание этим мерзавцам - к чему тогда было её защищать? К тому же, теперь они были ещё и обозлены, и из злобы своей могли сотворить с ней что-нибудь похуже, чем то, что они собирались сделать прежде. Да, дело, которое граф должен был выполнить по приказу своего господина, было важно - но была важна и человеческая жизнь, которую он мог не дать загубить.
Он уже собирался объявить об этом девушке, мимоходом заметив явное недовольство Бикара, который, должно быть, был разочарован тем, что решительная расправа над мерзавцами так и не состоялась, как вдруг произошло то, что заставило графа признаться самому себе: он тоже был этим недоволен. Какая-то часть его была уверена, что этому надо было положить конец здесь и сейчас, и вонзившийся в ствол дерева нож явственно это подтверждал.
В мгновение ока Рошфор, не раздумывая, закрыл собой девушку, повернувшись лицом в ту сторону, откуда бросали нож, и быстро оттеснил её к деревьям. Боясь пропустить движение, которое выдало бы противников, он напряжённо всматривался в заросли - но всё было тихо и неподвижно. Затаились? Успели скрыться, воспользовавшись их замешательством?
- Вас задели? - быстро спросил он Бикара.

+1

27

Марселина вскрикнула - не столько от испуга, сколько от неожиданности.
Притихла, затаилась, за широкой спиной закрывшего ее собой мужчины.
Но брань одного из новых спутников и тревожное "Вас задели?" другого заставили девушку осторожно выглянуть из своего убежища.
- У вас кровь на рукаве... - растерянно сказала она раненному дворянину (как будто он не видел этого сам!).
Но тут же взяла себя в руки и выругала себя за глупость.
Крови Марселина не боялась никогда, да и чего ее бояться?
Но де Брасьё... каков мерзавец, а?! Или этот нож швырнул его "слуга"? Впрочем, эти двое друг друга стоят.
Марселина решительно развязала нашейный платок:
- Сударь, позвольте, я перевяжу вас! Я умею, честное слово!

+1

28

- Да, задело... Не сильно... Только отцепиться не могу! - Бикара чем- то напоминал жука, которого булавкой прикололи к пробке. Вроде ещё живой, извивается, а освободится не может. Глупое положение. Что смешно - рана ведь пустяковая, больше пострадал кожаный рукав, чем собсвенное тело, а беспомощность такая, словно в грудь навылет из мушкета попали. Попытался вытащить глубоко вошедший в дерево нож левой рукой - не получилось.
- Ой, девушка, не знаю как Вас звать, не нужно портить Ваш прелестный платочек, ровно как и прочие предметы одежды. В левом седельном квьюке всё уже приготовлено. И корпия нащипана, и бинты скатаны... Только помогите мне освободится!

+1

29

Ни ножи, ни пули в их сторону так и не полетели, так что граф всё-таки позволил себе понадеяться, что этот предательский удар был чем-то вроде акта бессильной злобы... не совсем бессильной, конечно, но это была ещё не месть. Месть будет потом, и придётся им теперь ещё внимательней смотреть по сторонам. Пожалуй, стоило бы даже пуститься в погоню за мерзавцами прямо сейчас, но не бросать же беззащитную девушку и пригвождённого к дереву гвардейца? Да и рисковать, связываясь с двумя подлецами в одиночку, тоже было бы не слишком осмотрительно.
- Сейчас, сейчас, - пробормотал Рошфор, ещё раз оглядевшись по сторонам и на всякий случай оттеснив девушку ближе к дереву, за которым можно было укрыться. А потом ухватился за рукоять ножа, упершись другой рукой в ствол, и резко дёрнул.  К счастью, вырвать его удалось с первого раза, хотя и засел он глубоко - скорей всего, кидал его всё-таки "слуга"... кем бы он ни был на самом деле. К ещё большему счастью, Бикара, похоже, и вправду не слишком пострадал.
- Думаю, нам всё же стоит отойти в сторону с дороги, - заметил граф. - Одному дьяволу известно, что эти мерзавцы ещё могут учинить.
В который уже раз настороженно оглядевшись и прислушавшись, он вышел на дорогу и по очереди отвёл лошадей к деревьям, накинув поводья на сухой сук.

+1

30

Марселина, ничуть не смутившись, вновь набросила на плечи платок и, не тратя лишней секунды на его завязывание, кинулась к седельному вьюку - за корпией и бинтом.
Накладывать повязки она умела - в цирковой жизни случалось всякое, и каждый из артистов готов был в любую минуту оказать помощь товарищу по труппе. Она деловито подняла повыше рукав Бикара и в два счета перебинтовала ему руку.
- Было бы сейчас лето, сударь, - вздохнула девушка, - набрала бы я вам черничных листьев. Отлично останавливают кровь, если разжевать и приложить к ране... Но и сейчас кровь долго идти не будет, рана неглубокая. А вы, я вижу, человек предусмотрительный. Это я про бинты и корпию.
И, оставив руку Бикара, аккуратно вновь завязала свой платочек.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Игры разума » «Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».