Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Игры разума » «Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».


«Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Когда сталь ещё раз прошла сквозь его живую плоть, Бикара вскрикнул. Но не от боли, а от гнева, от бешенства, от готовности вступить в смертельный бой хоть с сотней врагов. Бывали у гасконца такие моменты, когда в него словно вселялся дух кого-то из воинственных предков - то ли полудиких иберов, то ли первых латников Карла Мартелла, не пустивших мавров в королевство франков, то ли самого Этьена де Бикара, получившего дворянский герб в разгар Столетней войны. В такие моменты гвареец был страшен и жесток, не знал ни боли ни стаха, и легко сокрушал прославленых в боях силачей. А сейчас Бикара был словно спущеный с поводка мастиф,жаждущий вцепится в глотку того, кто посмел предательски бросить в него нож.
   - Ну где же вы, мерзавцы? Можете только здалека жалить, трусы!
   Но враги затаились где то далеко за деревьями, Рошфор, которого надлежало охранять хладнокровно занимался лошадьми. Бикара возбуждённо сделал несколько кругов вокруг, но не встретив достойных противников своей храбрости, быстро успокоился и дал девушке перевязать себы, думая о другом. Только краем уха услыхал слова о листьях, которые непременно нужно жевать. И к гасконцу вернулась способность иронизировать.
   - А листья непременно нужно собирать на кладбищах. Желательно после Ведьминой ночи. . От этого средства вообще кровь в жилах остонавливается.
    На замечание о своей предусмотрительности Жорж только проворчал так что бы его никто не расслышал:
   - Знал с кем еду, - и гвардеец бросил быстрый взгляд на Рошфора. - А вообще то эти подлецы могут и похуже ножа нам послать. Вы не видели у них огнестрельного оружия? - обратился гвардеец к девушке, - Пистолета, Мушкета, аркебузы? Да, и спасибо за перевязку, юная дама.
Перед Рошфором расшаркиваться гвардеец не стал. Его Бикара поблагодарил за освобождение от ножа кивком головы. Настоящим мужчинам нет нужды сыпать словами, они понимают и так.

0

32

- Пока что всё спокойно, - сообщил Рошфор, заводя последнюю из лошадей под сень голых ветвей деревьев и набрасывая повод на торчащий вверх сук. - Если они всё же собираются напасть снова, то, скорее всего, сейчас они решили подготовиться.
Лицо у графа было мрачное: как ни крути, а лишние неприятности никого бы не обрадовали - тем более, не связанные непосредственно с делом, которое и так подразумевает множество опасностей разного рода. Вот только нежданно свалившаяся им на голову девушка в этом, конечно, не виновата, поэтому к ней Рошфор обратился исключительно доброжелательно:
- Сударыня, могу я узнать, есть ли у вас родственники, которые могли бы о вас позаботиться? - Сезар подозревал, что с этим как раз могут возникнуть трудности, потому что, если таковые и имелись, неизвестно ещё, захотят ли они принимать беглянку обратно - всякие люди ведь бывают, в том числе, далёкие от христианского милосердия. Но и оставлять бедняжку на произвол судьбы он не хотел - слишком хорошо знал, какая жизнь у тех, кого так оставляют.

0

33

- О да, сударь! - кивнула девушка. - Мой отчим, Пьер Фонтанж, владелец цирка, и моя мама, Аделина Фонтанж, звезда труппы. Я уверена, они простят мне сделанную глупость. Они оба всегда были добры ко мне... Остался пустяк - догнать цирк. Я знаю совершенно точно, что его путь лежит на юг. Фонтанж говорил о турне по Лангедоку, упоминал Тулузу. Этого мне достаточно. Когда цирк гастролирует - он не крадется на цыпочках. В каждом оставленном городе долго говорят о нем. Слава стелется ковром позади нас и птицей летит впереди нас!
Последнюю фразу Марселина произнесла так значительно, что стало ясно: она кого-то цитирует. Скорее всего, владельца труппы.
- Я отправлюсь на юг и разыщу цирк. А по пути мы с моей умницей Крапивой не пропадем. С такой лошадкой - да не заработать на кусок хлеба?

Отредактировано бабка Гульда (2016-05-17 13:36:16)

+1

34

- До Тулузы далеко... - мрачно проворчал Бикара, баюкая раненую руку. Она болела, конечно, но гвардеец, тем не менее, чувствовал, что вполне может справится и с лошадью,  и с оружием, если понадобится.
   А девушку, по его мнению, отпускать одну не стоило. Лошадка её, хоть и умненькая, но нуждалась в лечении, а значит её будет трудно ускакать от волков, сильно расплодившихся в этом году, или от поджидающих за ближайшими деревьями врагами. А сколько ещё в пути всего может приключиться с одинокой путницей! Сестру бы свою Бикара бы ни за что одну не отпустил.
- А Вам вообще,приходилось когда нибудь путешествовать одной?
Конечно, девчонка выросла в дороге. Появилась на свет где нибудь в ярко раскрашенном фургончике под выкрики шутов и  гомон публики. Прошла и проехала тысячи миль в пёстрой толпе жонглёров, музыкантов, акробатов и учёных животных. Но в толпе своих легче. Они защитят и помогут, если что. А вот совсем одной девушке ехать почти через всё королевство - это совсем другое дело. Если бы гасконец путешествовал бы один и по своим собственным делам, он проводил бы мадемуазель до первой деревушки или замка. Но, быть может, интересы Франции не позволяют  выполнить долг мужчины и дворянина? Нужно спросить у Рошфора.
   -Граф, - шёпотом поинтересовался гвардеец, - мне кажется за первым же кустом девчонка попадется в лапы своему бывшему жениху. Да и вообще...Нанесём ли мы  вред королю и кардиналу если задержимся настолько, что б сопроводить циркачку до первого городка или деревеньки?

Отредактировано Elly (2016-06-01 01:54:21)

+1

35

У девушки есть семья – прекрасно, она думает, что её простят – ещё лучше, но пустяк ли – догнать цирк в одиночку? Даже если забыть о мстительном «женихе» - о котором, впрочем, забывать как раз и не стоило, - едва ли ей удалось бы добраться до родных целой и невредимой.
- Конечно, и речи быть не может о том, чтобы отпустить её одну, - так же тихо ответил он гвардейцу. Разумеется, в обществе принято было считать, что правила приличия в отношении простолюдинок не могут быть так же строги, как в отношении знатных дам, но для Рошфора, половину жизни прожившего среди простых людей, не было разницы между честью и жизнью циркачки и графини. Долг сильного – помогать тому, кто попал в беду, независимо от его происхождения. Да, на другой чаше весов было дело государственной важности, но Бикара был прав: небольшая задержка не погубит королевство, но позволит им продолжить путь с чистой совестью.
- Так уж случилось, сударыня, что мы с моим спутником тоже отправляемся на юг, поэтому мы будем рады, если вы согласитесь принять нашу помощь и позволите нам сопроводить вас. Я – граф де Рошфор, - представился он, - а это – господин де Бикара.

+1

36

Спасенная девушка в порыве искренней благодарности сжала руки перед грудью:
- Я запомню ваши благородные имена, господа, и буду молиться за вашу удачу. Простите, что не назвалась сразу. Меня зовут Марселина Флавье... не Фонтанж, потому что я ношу отцовскую фамилию. Да, я охотно принимаю ваше предложение и еду с вами. И надеюсь, что господин де Бикара объяснит мне, что такое "каприоль"...
Циркачка легко и привычно вскочила в седло.
- А на ваш вопрос, сударь, я отвечу: да, мне приходилось путешествовать в одиночку. Однажды в жизни. Мне тогда было двенадцать лет. Меня в детстве, после смерти отца, взяли на воспитание священник и его сестра. Они были добры ко мне, но, когда я услышала, что неподалеку от нашей деревни проехала цирковая труппа, я не выдержала, сбежала от своих опекунов и отправилась искать маму и судьбу. Это было очень неосторожно, даже глупо... ну, вы уже поняли по этой истории с де Брасьё, что меня не назовешь благоразумной девушкой. В пути было несколько приключений, которые могли кончиться для меня печально, но дева Мария хранила меня и привела в объятья матери.
Марселина перекрестилась.

Отредактировано бабка Гульда (2016-06-01 03:35:58)

+2

37

Бикара только головой смог покачать. Да, лихая голова у этой Марселины, не соскучишься. Если уж сама призналась, что не очень благоразумна... Значит нет такой авантюры, на которую она была бы не способна. И в которую она бы не втянула своих нечаянных спутников. Спасение одно: побыстрее догнать этот бродячий цирк и благополучно вернуть блудную дочь счастливым родителям. И сделать это как можно быстрее, а то доведётся нянчится с ней до самой Тулузы. Девушка, конечно, забавная, но в их с Рошфором деле страшной государственной важности - скорее помеха. Так что в седло, Бикара, в погоню за жонглёрами, трубадурами и акробатами!
   Жорж несколько тяжелее, чем обычно взобрался в седло: порез на руке всё-таки болел.
   - Каприоль, - тоном прославленного профессора из Сорбонны изрёк гвардеец, - это самый красивый трюк, которому обучают чистокровных андалузских лошадей при дворе испанского короля. Я видел как это выполняли дворяне из свиты испанского посла, маркиза Мирабеля. Лошадь становится на дыбы, потом выпрыгивает вверх и в воздухе, как олень, выбрасывает назад задние ноги и поджимает передние. В бою можно заставить лошадь нанести страшный удар противнику. Нет, свою лошадь Вы этому не обучите, это должен быть чистокровный арабский или андалузкий конь. Да и времени на это уйдёт немало!
И тут неожиданно с левой стороны из чащи грянул выстрел! Пуля свистнула у самого уха гасконца, испуганно сорвались с заснеженных ветвей птицы и закружились с тревожным карканьем.
  Чёрт! - выругался Бикара, -Никого не ранило?

+1

38

«Бедовая девчонка», - только и подумал Рошфор. И ещё подумал, что от судьбы, видно, и правда не уйдёшь. Может, все эти её поступки – или выходки, это как посмотреть, - и были глупыми и неблагоразумными, а всё-таки для того, чтобы самой выбирать, какой жизнью жить, столь юной особе нужна была изрядная смелость... или это всё недостаток благоразумия?
- Искренне надеюсь, что Дева Мария будет хранить вас и впредь, - так и не придя к однозначному заключению, сказал граф. – И надеюсь, что в дальнейшей вы будете с большей осторожностью выбирать, кому стоит доверять, а кому – нет. Таких подлецов, как де Брасьё, увы, нынче немало. – И каждый готов из собственной шкуры выпрыгнуть, лишь бы нажиться на чужой доверчивости и неосмотрительности. Конечно, если так рассуждать, то ей, быть может, и им с Бикара не следовало бы доверять: если они при шпагах и на породистых лошадях, это ещё не значит, что они действительно благородные люди – мало ли среди таких авантюристов с весьма своеобразными представлениями о собственной и чужой чести? Но Дева Мария, видно, и вправду хранила юную Марселину, потому что встретить ей довелось именно их.
Под импровизированную лекцию гвардейца Рошфор забрался в седло, незаметно, усмехнувшись: да, его Анхель не был ни арабской, ни андалузской породы, и таким вещам, как каприоль, обучен не был, но в бою мог постоять и за себя, и за хозяина – сколько раз благодаря его природному уму оба они оставались живы! Все эти прыжки на манеже казались графу чересчур… искусственными, пожалуй, но своё мнение он предпочитал держать при себе, зная, что его едва ли разделит кто-то при дворе.
Впрочем, от двора они были далеко, и Рошфор вдруг поймал себя на мысли, что чем дальше они удаляются от Парижа, тем более враждебным становится всё вокруг. Возможно, ему всего лишь так казалось из-за бурной ночи в Менге и этой стычки в лесу, а может… А может, и не казалось. Во всяком случае, пуля, пролетевшая мимо него, была вполне настоящей.
- Да что же это такое? – не сдержавшись, воскликнул граф, присовокупив к этому короткое, но выразительное цыганское ругательство. – Прошу прощения, сударыня, - быстро прибавил он, - но эти мерзавцы решительно выводят меня из себя. – Он развернулся в ту сторону, откуда должны были стрелять, но среди деревьев ничего не было видно. – Попробуем уйти или спрятаться? – быстро спросил он Бикара. Возможно, гвардейцу удалось заметить что-то, чего не заметил он сам.

Отредактировано Сезар де Рошфор (2016-06-13 16:42:20)

+1

39

Марселина искренне заинтересовалась рассказом Бикара и представила себе коня в странном и прекрасном прыжке "каприоль", но тут от леса грохнул выстрел.
Девушка тут же легко, словно змейка, соскользнула с седла так, чтобы лошадь оказалась между нею и лесом: укрылась от следующей пули.
Но следующая пуля выжидала другого случая. И Марселина так же легко и проворно вернулась в седло, изрядно смущенная: не примут ли ее господа за отъявленную трусиху?
В разговор вмешиваться не стала. Мужчины вдвоем решат, как лучше поступить.
Девушка помалкивала, а душу ее начал точить червячок нехорошего подозрения. И причиной тому были слова, вырвавшиеся у Рошфора.
Не было ничего необычного в том, чтобы мужчина в трудную минуту выругался. Но чтобы граф ругнулся по-цыгански?..
Да, циркачка знала это выражение. Лошадь для нее отчим купил именно в цыганском таборе. Марселина научила потом Крапиву танцевать и кланяться, но срывать с голов шляпы лошадку обучили именно цыгане. Табор и цирк тогда долго простояли рядом, ожидая, когда спадет паводок на реке, сорвавшей мост, и можно будет двинуться в путь. Любознательная девчонка все свободное от репетиций время проводила среди цыган и училась их языку. Свободно говорить за такое короткое время, конечно, не научилась, но выучила на слух не только отдельные слова, но и длинные фразы, а также зазубрила, словно попугай, пару песенок, с которыми даже выступала потом, изображая цыганку. А уж плясать она, актриса и дочь актрисы, научилась легко...
Слово, сорвавшееся с губ Рошфора, было ей знакомо.
"И черный, словно цыган... - в смятении думала Марселина. - Кто он? Неужели, как и де Брасьё, только выдает себя за дворянина? Они спасли меня - но что будет дальше? Да, я поеду с ними. Но надо держаться настороже..."

Отредактировано бабка Гульда (2016-06-23 02:28:19)

+1

40

Лихо перекинув ногу через голову своего андалузца и спрыгнув в снег, гвардеец привычно схватился за пистолеты, взвёл курок и, держа оружие дулом кверху, тщетно вглядывался в лесные заросли. Но лес напряжённо затих, не хрустнула ни одна ветка, не вспорхнула даже самая маленькая птица. Вот только из этого безмолвия снова могут полететь ножи и пули. И самое плохое - что непонятно с какой стороны.
   Услышав слова на незнакомом языке, Бикара взглянул на Рошфора с невольным уважением. Привыкший к тому, что в окружении кардинала часто встречаются чрезвычайно образованные и высокоумные люди, гвардеец решил, что граф говорил на древнееврейском, благородном наречии Ветхого завета. Вот, оказывается, какой Рошфор умный! Правда, судя по тону, это была вовсе не цитата из "Песни песней". Как то трудно было поверить, что библейские патриархи, цари и псалмопевцы могли ругаться, как простые смертные. Но мало ли? Вот Самсон когда подлая Далила обрезала его волосы, наверняка наговорил много чего не вошедшего в канонический текст Святого писания.
    - А куда здесь спрячешься? Прятаться хорошо от того, что видишь, а мы даже не видели, откуда в нас стреляли, - резонно заметил гасконец. Прорваться бы хорошо, но здесь коней в галоп не пустишь, ноги поломают и в снегу увязнут. Вот если бы их выманить? Сделать вид, что кто-то из нас тяжело ранен? Они тогда придут забирать девушку и тут мы их накроем! Теперь уж не уйдут!

+1

41

Замечание гвардейца было весьма дельным: пока они будут соображать, от кого и куда им прятаться в голом осеннем - почти зимнем - лесу, их, пожалуй, и впрямь перестреляют, словно куропаток. Предложение тоже было дельным - если только те, кто только что пытался их убить, это те самые "де Брасьё и то ли слуга, то ли нет", а не... Не те, к примеру, кто мог бы знать о том, что конюший кардинала отправился куда-то по поручению своего господина, и имел распоряжение собственного господина о том, чтобы помешать ему добраться туда, куда он направлялся. Лес-то ведь и правда прекрасное место для засады! И вот если верным окажется второе, а не первое, то девушкой едва ли заинтересуются, и, может статься, выманить их не получится. Быть может, захотят добить?
Как бы то ни было, тратить время на всестороннее обсуждение сложившегося положения Рошфор не стал - равно как и выяснять, чью кандидатуру подразумевал Бикара. Не проще ли сразу сделать всё самому? Роль тяжело раненного человека - далеко не самая сложная из тех, которые приходилось играть графу за долгие годы жизни с цыганами и службы у Его Преосвященства. Схватившись за грудь, он глухо застонал и принялся клониться набок. Потом выпустил поводья, вынул ноги из стремян, да так и рухнул на землю. Упал, правда, не очень удачно и ушиб спину - да так, что не сдержался и зашипел, - но действо требовало достоверности. Оставалась, конечно, вероятность, что стрелявшие могут всё же усомниться в правдивости представшей их глазам картины из-за предшествовавшей ей заминке - но ведь бывает же, что человек не сразу замечает нанесённую ему рану. Тем паче, когда рана тяжёлая.

+1

42

Марселина слышала предложение Бикара. Поэтому растерялась лишь на мгновение, когда Рошфор без всякого предупреждения рухнул с коня наземь. Но тут же опомнилась. Поняла.
А уж как подать реплику партнеру по спектаклю - этому девушку учить было не надо.
Она тут  же вновь соскользнула с лошади - на этот раз так, чтобы ее было видно из-за деревьев. Заломила руки и очень натурально запричитала во весь голос:
- Ой, ужас-то какой! Ой, да он же умрет! Ой, да что же делать? Помочь надо... может, на коня его... к доктору... к священнику...
Актриса была уверена, что ее вопли слышны в лесу.
Про себя девушка подумала, что если бы в такой передряге при ней какая-нибудь дура закатила такую истерику, она, Марселина, дуру вылечила бы парой крепких оплеух. Поэтому на всякий случай она повернула лицо к Бикара и заговорщически ему улыбнулась - а то как бы этот господин не вздумал ее саму так лечить.

0

43

Бикара слегка оторопел от того, с каким пылом его спутники принялись осуществлять предложение гвардейца.
- Господи Иисусе! – только и смог сказать гасконец, наблюдая грандиозное низвержение Рошфора с вороного Анхеля, - Так же и хребет сломать можно!
      На сценку, разыгранную Марселиной, Бикара просто не успел отреагировать тем самым способом, которого опасалась девушка: из-за деревьев стремительно выскочили де Брасьё и его слуга. Выскочили, кстати, с разных сторон и оба с пистолетами в обоих руках. Де Брасьё на бегу выпалил в Бикара, но Жоржу, по счастью, удалось вовремя скрыться за стволом дерева. Держа палец на курке своего пистолета, гвардеец терпеливо ждал, что враг попытается обойти дерево и выстрелит снова. Но этого не последовало. Пылкий гасконец не выдержал и выглянул. Единственное, что он увидел, было дуло тяжёлого пистолета, которое поднималось, целя ему в голову. Спасла Жоржа только многолетняя выучка и ещё скорость реакции. Ну и везение, конечно. Бикара машинально, повинуясь инстинкту, вскинул пистолет и нажал курок. Пуля попала прямо в красивое лицо де Брасьё, точнёхонько между глаз. Ну, что же негодяю поделом досталось.
     Оглядевшись по сторонам, Бикара увидел, что «слуга» приблизился к лежащему на земле Рошфору и Марселине. Вот только Бикара был довольно далеко, пистолет его был разряжен, но тем не менее гвардеец устремился на выручку.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Игры разума » «Ля фам не обязательно шерше, она и сама найдется».