Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург


Путешествие из Лондона в Эдинбург

Сообщений 121 страница 150 из 188

121

- Я тоже на это надеюсь, - покивала Эбби, и не без умысла добавила, - правда, иногда его укачивает. А иногда он орет. Он неврастеник. И еще у него нет ветпаспорта. Из-за этого я не могу оставить его в зоогостинице, - она бросила быстрый взгляд на Лабэ и пояснила, предупреждая вопросы, -  у вас на лице было написано такое удивление, будто я принесла в сумке крокодила.
Она поставила дорожную сумку и переноску на заднее сиденье, удержалась, чтобы не подмигнуть возмущенно глядящему на нее коту,  разместилась рядом с Лабэ  и с наслаждением вытянула ноги.
Салон автомобиля был достаточно просторным и по-деловому сухим – ни тебе амулетов, ни крошек от печенья на заднем сиденье, ни говорящих личных вещей – ничего такого, что могло бы выдать статус  и  род деятельности водителя.
Тем лучше. И, хотя ведьме и хватало забот и без того, чтобы выпытывать у новоявленного спутника его профессиональные секреты и детали работы на медиамагната и миллионера, она поняла, что не удержится – слишком привлекательной была возможность подразнить Брэдфорда, которому ничего не оставалось, как возлежать в пластиковом контейнере сзади и слушать.
- Вы… - начала Эбби, но ее тут же прервал телефонный звонок.
Звонила Дебора.
- Ты уже в Стерлинге? Нормально устроилась? - зачастила она,  привычно хватая быка за рога. -  Программа Фринджа у тебя есть? В двадцать ноль-ноль (отец Деборы был майором фузилеров лондонского полка)  выступление любительских трупп из Эдинбурга, «Король Лир» и «Макбет»,  до вечера еще есть время, так что займись статьей о Брэдфорде. Это сейчас актуальнее. Он исчез, представляешь!? То есть абсолютно! Он не появился на Совете директоров, а его пресс-служба загадочно отмалчивается или отделывается многообещающими фразами. Ты с ним… когда разговаривала?
Эбигайл представляла. Никто другой не представлял это так отчетливо, как Эбигайл.
- Неужели? – она аккуратно приподняла брови и округлила губы, - ночью. Я с ним разговаривала ночью. Конечно, я займусь, Дебби. Как только приеду. Сейчас я в Бирмингеме.
- Что-оо? Только в Бирмингеме? Как ты там оказалась?..
- Потом расскажу. И напишу. Две огромных статьи. О Фриндже и о Брэдфорде. Пока.

Она отключилась.
Она чувствовала, что ее спутник  напрягся  - только заметить это человеку ненаблюдательному и неподготовленному было бы сложно. Но она знала.
В этом было ее преимущество.
И расчетливо забросила наживку.
- Вы тоже едете на фестиваль, мистер… Лабэ?  – поинтересовалась она таким тоном, будто все, о чем говорила журналистка, не должно было вызвать жгучего интереса ее совершенно случайного добровольного помощника, - отдохнуть или по делу? Ставлю десять фунтов, что по делу. Для отдыхающего вы слишком сосредоточены.
Щебетать, «включать дурочку», и изображать интерес Эбби  умела профессионально – причем в рамках обеих «профессий». Журналист должен быть любопытным. Это не порок, а средство  для зарабатывания денег. Журналист должен уметь удивляться, восторгаться и выражать сочувствие.
Взболтать, но не смешивать.

+1

122

- Ну, почему же крокодил? Просто немного странно – журналистка на Фриндж и с котом  в переноске, но теперь все ясно, - Лабэ понимающе улыбнулся.- Любимое животное, почти член семьи... такого не оставишь.
Он вырулил со стоянки, краем глаза поглядывая на свою спутницу. Девица была симпатичной, с неплохой фигуркой, не особенно  при деньгах, судя по той заминке с оплатой, но, вроде, неглупая, на такую босс вполне мог запасть, особенно после банкета. Но вот куда  же он потом делся?
Телефонный звонок заставил Лабэ насторожиться. Динамик в трубке был негромкий, расслышать удалось лишь отдельные звуки, но кое-какие выводы из разговора он сделал. Звонили явно по работе, сообщили нечто неожиданное, но то, что журналистка, возможно, уже знала – удивление на ее лице было не совсем искренним, и она с кем-то разговаривала ночью – не про босса ли ее спрашивали, раз она собирается писать о нем статью?
Решив, что  потом осторожно подведет  разговор к этой теме, Мишель посмотрел на навигатор, и только успел ответить, что едет в Эдинбург по делу, но надеется совместить полезное с приятным и побывать на фестивале, как сзади раздался требовательный кошачий вопль.

0

123

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
- Надеется она, ну-ну... – недовольно ворчал мистер Брэдфорд, пока его водружали на заднее сиденье. Все эти рассказы про то, какой у нее ненормальный кот, ему порядком  надоели, и он возмущенно сверлил глазами Эбби, которая, с явным удовольствием игнорировала его возмущение, по-хозяйски устраиваясь на переднем сиденье.

Звонок телефона прозвучал внезапно - мистер Брэдфорд   успел привыкнуть, что Эбби никто не звонит.
Он прикрыл глаза и навострил уши, чувствуя, как они немного подергиваются,  будто пеленгуют звук.
Эту особенность кошачьих ушей он уже успел оценить, как и то, что слух у котов намного лучше, чем у человека, а потому прекрасно услышал то, что говорила Дебора, и почувствовал, что паникует.
Раз журналисты что-то заподозрили, то они с Милн, с живой, не слезут, значит ей придется сообщить в полицию. А, если полиция начнет искать Эбби, то ее могут задержать, и тогда они точно пропустят полнолуние.
«Ее сейчас будут ловить, а она тут светскую беседу ведет ».
Хвост нервно задергался, шерсть на загривке  поднялась и,  забыв, как его речь звучит для обычного уха, мистер Брэдфорд взволнованно закричал:
-Ну, вот, я тебя предупреждал! Информация уже пошла, теперь тебя начнут искать!  Скажи Лабэ, чтобы он не останавливался в городах!

0

124

Попытку светской беседы прервал кошачий вопль (нет, ВОПЛЬ!)  потрясающей глубины и уникальной тональности, напоминающей сирену автомобиля неотложки.  В некотором смысле (возможно, даже физическом) потрясший стенки переноски и окружающую атмосферу.  Мисс Торп вздрогнула, вдохнула и втянула голову в плечи – она еще не привыкла, что слова Брэдфорда, заключенного, как в клетку, в кошачье тело, слышит только она одна.  Потом выдохнула и голову вернула на место.
Глубоко внутри, где-то очень глубоко, Эбби пылала негодованием и сарказмом. Снаружи она смущенно  порозовела и бросила извиняющийся взгляд на Лабэ.
«Я предупреждала», - как бы говорил этот взгляд.
Если бы она могла выплеснуть внутренний пожар наружу, прозвучало бы примерно так.
Ты мне еще попробуй диктовать, что говорить Лабэ, сказала бы она.
Ты еще скажи, чтобы я убедила его ехать без остановок, сказала бы она.
Чтобы он запараноил окончательно и утроил бдительность! Ты этого хочешь?!

И чего он, этот кот, так паникует? Не кот, а паникер. Пани-кот.
Зачем  Маргарет Милн оповещать полицию, если она решила ограничиться внутренним расследованием, и совершенно разумно? Из-за настырности столичных папарацци? Да плевать!
Если она подозревает похищение,  то информировать бобби – последнее дело.
Ну-уу… скажет, что местонахождение босса не подлежит разглашению.
Мало ли, вдруг он с Талулой улетел на Бора-Бора, или, как истинный патриот, на  один из отдаленных островов Британской Виргинии. Он ведь мог?
«Ты ведь мог?» - как бы говорил ее взгляд.

Глаза кота отражали  жидкое августовское солнце и сияли  изумрудно-зеленым возмущением.
Этот мог, разумеется. Если бы она, Эбигайл Торп, была Брэдфордом – на минуточку! – она именно так и сделала бы. Или нет?
Отбрить назойливых папарацци – дело нехитрое. Делов-то.  А домыслы… домыслы всегда будут.
Все это могла бы сказать Эбби – но не могла, потому что в глазах  Мишеля Лабэ  кот был всего лишь котом – крупным, холеным четвероногим  неврастеником в пластиковой сиреневой переноске. И разговаривать с ним следовало, как с котом.
- Эй, - сказала Эбби (вот это она действительно сказала, а не подумала), -  своими воплями ты смущаешь доброго человека, который согласился нам помочь – и увеличиваешь энтропию. Не буянь. Иначе нас выставят на первой же заправке. Извините, - это уже к Лабэ, - я предупреждала, он нервный.  Кстати, его зовут Нерон. Актер отменный.

+1

125

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
«Черт побери! Она опять делает вид, что не понимает!»
Мистер Брэдфорд   в негодовании заметался по переноске. 
В его жизни случалось всякое. Да, иногда он поступал легкомысленно. Один раз исчез из поля зрения не только журналистов, но и партнеров почти на месяц. Это было очень здорово  - самый настоящий беззаботный отпуск, который он редко мог себе позволить. Но, не перед заседанием Совета директоров, посвященным важнейшему для корпорации вопросу. В такой безответственности его  не смогла бы заподозрить даже самая злобная  газетенка. А сейчас уже идет второй день без каких-либо объяснений. В сетях уже наверняка муслят разные конспирологические теории. Стоит одной из них появиться в печатных  СМИ, как весь вал домыслов тут же выплеснется наружу.  И Мэгги Милн может с ним не справиться. Она всего лишь секретарь, пусть и  с расширенным допуском,  но секретарь.
«Я с ним разговаривала ночью».
«Отлично! Она с ним разговаривала... ночью! Великолепно! Так почему бы заодно не доложить: «А еще я превратила его в кота, выбросила его вещи и теперь везу в Стерлинг, чтобы превратить обратно». Неужели в голову не приходит, что тут же найдутся люди желающие узнать -  где, во сколько и о чем разговаривала? Как можно не понимать, насколько все усложнится, если в дело влезут папарацци? Не говоря о полиции. Она же сама журналистка!»
Кошачий хвост лупил по стенкам так, что переноска едва не подпрыгивала.
«Да какая она журналистка! В ней от журналистки бейджик и только!»
Негодование требовало выхода. Мистер Брэдфорд чувствовал, что с удовольствием сейчас бы выдрал пару клоков из шевелюры Эбби, но, запертый в пластиковую клетку, был вынужден лишь возмущенно таращиться на маячащий впереди ведьмин затылок.
- Коты... Они такие собственники, - Мишель Лабэ, с любопытством поглядывавший на переноску в зеркало заднего вида, улыбнулся, - может быть, ваш кот просто ревнует?
«Я ревную?!!»
Мистер Брэдфорд подпрыгнул,  переноска, падая, съехала вниз, застряв между спинкой и сиденьем, от чего он очутился в ней вниз головой.
«Да ты!...»
Дальше последовал феерический ряд идиоматических выражений, которые Дэвид, забывшись, выкрикнул вслух, что, естественно, вылилось в протяжный мяв.
- Ну вот, я же говорю, что ревнует, - с удовлетворением констатировал Лабэ  и прибавил скорость. Машина выехала за окраину Бирмингема.

+1

126

- Наверное, - ответная улыбка планировалась по меньшей мере дружелюбной, но вышло как-то не очень -  губы сами собой сложились в сардоническую гримасу, - надеюсь, он не сильно вас… побеспокоит.
Надежды не были совсем уж беспочвенными – кошачьи вокализы, похоже, не произвели на охранника удручающего впечатления.
Слишком громко, но, вероятно,  Лабэ не обладал тонким музыкальным слухом и обладал крепкими нервами... и -  да, хорошо, что он не понимает кошачий.
И вообще он показал себя молодцом -  не обращая внимания на  вопли,  аккуратно вылавировал в потоке автомобилей в крайнюю правую полосу;  мотор довольно заурчал, частично (но не полностью) перекрывая обсценную кошачью лексику (от пары фраз даже привычная к вербальным экзерсисам отдельных клиентов ведьма слегка покраснела).  Стрелка спидометра качнулась и задрожала на отметке «70 миль» – и «Мерседес», стремительно набирая скорость, уже через несколько минут выехал на трассу.
Жидко-зеленые деревья замелькали за окнами, когда кот, вероятно, выдохшись, замолчал – на мгновение или надолго, было еще неясно. Эбби оглянулась. Переноска стала «на попа», и сейчас из недр сиреневого пластика на Эбби не таращились два осуждающих смарагдовых глаза –  прямо перед ней нервически дергался пушистый кончик хвоста.

Так ему и надо! Нечего демонстрировать знание словаря портового грузчика даме!
Нет, конечно, дама слышала всякое, но!
- Ну вот, перевернулся, – добродушно констатировала Эбби, обращаясь преимущественно к брэдфордовским тылам,  - может,  сейчас у   нас есть шанс доехать до Стерлинга в относительной тишине? Не нервничай, а то тебя стошнит. Или  случится апоплексия, как у мопса моей тетушки Петтигрю. Просто посиди спокойно. Несколько часов. Когда приедем, я куплю тебе телятину в соусе бешамель. Или тунца. Если захочешь тунца. И не стану запирать в переноску. Даже у себя в ногах разрешу спать! – ну, нет, это она уже хватила.
Эбби проглотила смешок и покосилась на водителя, чье лицо невозмутимостью могло поспорить с гипсовой театральной маской.
- Если вы хотите посмотреть театральные представления, мистер Лабэ,  или даже поучаствовать… я могу вам рассказать, что нас ждет. До Стерлинга около пяти часов. Есть время изучить программу вечера.
Эбби потянулась к сумочке и достала телефон.
- Та-аак… Эдинбург… городская площадь… «Макбет». Холирудхаус. «Король Лир»… Стерлинг!  В двадцать часов –  «Гамлет». То, что надо. Любительская труппа из  Глазго. Авангардистская постановка. Актеры играют в килтах. Вам приходилось носить килт?

+1

127

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Сложно ругаться вися вниз головой, и мистер Брэдфорд, излив свое негодование в адрес Лабэ, ситуации, в целом, и гребаной переноски, в частности, довольно быстро замолчал. Просить помощи у Эбби гордость не позволяла, и он принялся барахтаться, пытаясь поменять хвост и голову местами. После определенных усилий, попутно выяснив, что кошачье тело способно очень компактно складываться, он  сумел, наконец, перевернуться. Еще пара целенаправленных прыжков привела переноску в почти горизонтальное положение, правда вверх дном, от чего подстилка накрыла его с головой, но это были уже мелочи. Довольный собой мистер Брэдфорд устроился поуютнее, решив, стойко  молчать всю дорогу,  несмотря на то, что есть хотелось все сильнее, а от перечисленных ведьмой блюд тут же заурчало в животе.
«А потом я припомню тебе  все твои обещания»,  - мстительно подумал он, и тут же фыркнул от смеха, услышав вопрос Эбби про килт, а ответ Лабэ:
«Я француз, мисс, французы юбок не носят», - и вовсе заставил его расхохотаться.
Тон Мишеля был настолько серьезным, что  Дэвид невольно напел первые строчки Марсельезы:
- Алён занфан дё ля патрие-е, лё жур дё глуар эт арривэ-э-... контр ну дё ля-а-а тиррание...
Сообразив, что это может прозвучать достаточно «музыкально», он тут же заткнулся и, показав язык обернувшейся Эбби,  нырнул под подстилку. Путь  предстоял долгий, и  нагнетать ситуацию, вызывая лишние вопросы, не стоило. Правда, на этот раз, относительно конечного пункта поездки, мистер Брэдфорд был спокоен. Лабэ не Стенфорд, у него есть «свой» интерес, и он  не бросит их посреди дороги.

+1

128

«У него слабовато с чувством юмора,  - подумала Эбби,  - и он не очень умен».
Она улыбнулась  потомку Обеликса сияющей лакированной улыбкой, и обернулась назад, не без интереса наблюдая за скачками переноски.
А вот у Брэдфорда с чувством юмора, похоже, проблем не было. И «Марсельеза» выходила у него  не так уж плохо. Правда, в эту реальность она ретранслировалась протяжным кошачьим мявом – но Эбби все равно оценила.
- Успокоился? Вот и славно, - резюмировала она, как только кот притих, и принялась рассматривать мелькающий за окном придорожный пейзаж, изредка забрасывая Лабэ  «невинными» наводящими вопросами – впрочем, ее тактические поползновения в сторону «выяснить» никакой полезной информации не дали.
Секьюрити и детектив по найму старательно уходил от ответов  в самых скользких местах – там, где вопросы касались его рода деятельности, его босса и даже офиса в Лондоне.
- Мне кажется, вы просто какой-то агент два нуля-порядковый номер, - в шутку сказала Эбби, наблюдая за Лабэ из-под опущенных ресниц, - какая-то  слишком секретная у вас работа. Вы же не сердитесь на меня из-за множества вопросов, месье Лабэ? Я ведь журналист, noblesse oblige.
Не дали они особой информации и другой стороне. Эбби с удовольствием поведала Лабэ пару занимательных историй из журналисткой практики, посетовала, что внештатным сотрудникам платят меньше, чем штатным «а это несправедливо», выразила надежду, что после репортажа из Стерлинга ее точно возьмут в штат,  что авангардная постановка «Гамлета» в исполнении любительской труппы – это почти так же забавно, как шоу Монти Пайтона, и хотела добить рассказом о том, как в детстве сломала на катке лучевую кость, и с тех пор боится роликов и самокатов, но  по выражению лица Лабэ поняла, что летающего цирка ему достаточно. 
В разговорах незаметно (незаметно еще и потому, что Брэдфорд вел себя на удивление примерно) пролетела оставшаяся часть пути.
К гостинице они подъехали в пять часов пополудни.

0

129

Лабэ всю дорогу был немногословен, еще и потому, что ему рекомендовали без особой надобности в «задушевные»  разговоры не вступать. Он вежливо кивал, улыбался, отвечал общими фразами и междометиями, а на укор  журналистки по поводу таинственности ответил просто:
- Не обижайтесь, мисс, но в свободное от работы время я о ней предпочитаю не вспоминать. Скучная рутина. Ничего интересного, ваши рассказы намного занимательнее.
Ее истории действительно были любопытными, вела она себя  естественно, а настойчивый интерес к его роду деятельности вполне можно было списать на  типичную журналистскую манеру всем интересоваться. В результате,  концу пути Лабэ был вынужден признать, что кроме двух, замеченных в самом начале  моментов – не совсем искреннего удивления во время телефонного разговора и упоминания имени босса, разговор  с которым ночью после банкета она, скорее всего, и имела в виду, а также  полного замалчивания этой темы – журналистка говорила о чем угодно, но только не о статье про Брэдфорда,  он ничего подозрительного за ней не заметил. И очень может быть, что мисс Милн ошибается, и  Эбигайл Торп к таинственному исчезновению босса не причастна.
Остановив  машину возле гостиницы, Мишель помог Эбигайл достать вещи  - с плотно застрявшей между сиденьем и спинкой переноской пришлось основательно повозиться.
– Спасибо, но не надо, мисс, - он качнул головой, отказываясь от протянутых Эбби денег,  - считайте это подарком вашему питомцу. Купите ему что-нибудь вкусное от моего имени, он заслужил.
Из переноски донеслось невнятное мяуканье. Лабэ улыбнулся.
- Ну, вот видите, он со мной согласен. Позвольте,  вам помогу. – он перехватил переноску поудобнее и сделал движение в сторону дверей. - У меня есть небольшое дело в Эдинбурге,  думаю, много времени оно не займет, и к вечеру я освобожусь. Если не возражаете, то с удовольствием составлю вам компанию на местных представлениях.

0

130

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Когда переноску дернули первый раз, мистер Брэдфорд крепко спал. Первые пару часов поездки он прислушивался к доносившимся с первых сидений разговорам, тихонько посмеиваясь над попытками Эбби выпытать у Лабэ, чем тот занимается. Но  Мишель держался стойко, и ведьма, отступившись, принялась щебетать про фестиваль в Эдинбурге, перемежая рассказ журналистскими байками.  Под эту ее болтовню Дэвид незаметно для себя и заснул,  ибо нет ничего лучшего, чем как следует выспаться в дороге. Второй рывок окончательно прервал его сон, заставив испуганно подскочить.
- Что случилось? Авария? -  хотел он спросить, но тут переноску повернули, поставив, что называется, «на попа», и Дэвид шлепнулся вниз на дверцу, которая подозрительно хрустнула. Переноску снова повернули, и он,  вцепившись когтями в подстилку, съехал в другой конец. Рядом раздалось приглушенное французское ругательство. Переноску дернули еще раз, поднимая вверх. Мистер Брэдфорд  увидел лицо Лабэ и сообразил, что они приехали.
- Вот-вот, купишь мне нормальной рыбы, а не этой соевой дряни, - буркнул он на слова по поводу вкусняшек и тут же недовольно нахмурился. То, что Мишель  собирается пойти с Эбби на спектакль, было совершенно ни к чему. Ведьме надо собирать вереск на склонах Стерлинга и, вообще, превращать его, Дэвида, обратно в человека, а не ворковать о Шекспире с этим лягушатником-легионером.

0

131

Признаться, к предложению Лабэ Эбби не то чтобы не была готова - она  рассматривала его как вероятное – но втайне надеялась, что он предпочтет следить за ней издалека. Однако француз оказался не просто джентльменом, но джентльменом предприимчивым. Отказавшись от денег (что Эбби записала ему в плюс – аванс, выданный Деборой, таял слишком стремительно), он немедленно напросился в группу поддержки.
Мысленная реакция была предельно лаконичной.
Вот черт, подумала Эбби.
Этого еще не хватало.
Хорошо, что секьюрити и детективы не обладают телепатическими способностями.
Вторая мысль, пришедшая в голову сразу вслед за первой – а почему бы и нет?
Действительно. Почему нет? Куда лучше, если человек, приставленный за ней следить, будет у нее на глазах – так ведь проще ускользнуть в  нужный момент.  Куда сложнее прятаться от того, кто прячется от тебя!
Подумав эту мысль и повеселев, мисс Эбигайл Торп выдержала паузу, требуемую для того, чтобы согласие не выглядело  скоропалительным (она ведь приличная девушка!) и благосклонно кивнула:
- Хорошо, мистер Лабэ. Мишель. Встречаемся в половину  восьмого в холле. От гостиницы до амфитеатра на холме десять минут ходу. Правда, в горку.
И Эбби, сверкнув зубами, перехватила переноску и решительно скрылась за дверью.

Гостиница, построенная недалеко от знаменитого замка Стерлинг еще в начале прошлого века,  неизменно пользовалась популярностью  у туристов – а во время Фринджа она было забита битком в самом прямом смысле слова. Войдя в уютный холл, Эбби попала в маленький  людской муравейник. Людей было не просто много, а очень много. Мимо нее со свистом проносились  посыльные в униформе,  фланировали постояльцы, создавая неожиданные пробки и локальные водовороты, сновали и переговаривались на ходу люди с тележками и чемоданами – и очень озадаченными выражениями на лицах.
- Брайтон! Брайтон! – заорал кто-то позади нее, и Эбби от неожиданности подпрыгнула, -  я не могу дозвониться Патрику!  Нет первого могильщика, трех придворных дам  и двух солдат!
Эбби рванула к стойке.
- Здравствуйте, - сказала она  молодому человеку лет двадцати пяти, к лицу которого намертво приклеилась доброжелательная улыбка, -  я бронировала номер. Эбигайл Торп.
Не снижая градуса доброжелательности, администратор, на лацкане пиджака которого висел бэйджик с шекспировским королевским именем «Ричард»,  пробежал пальцами по клавишам и кивнул, расцветая улыбкой еще более гостеприимной – словно для него не было большей радости, чем приветствовать пятьдесят пятого клиента за смену.
- Да, мэм. Двухместный номер. Ваш спутник скоро будет?
- Он… тут, -  Эбби  кивнула на переноску.
Администратор вытянул шею и внимательно рассмотрел Брэдфорда.
- Это кот, - сообщил  он   после небольшой паузы.
- Совершенно согласна. Его зовут Цезарь.
Молодой человек пожевал губами и меланхолично пояснил:
-   За животное в номере доплата двадцать фунтов. Оплата по карте или наличными.  Других спутников вы не ожидаете?
- Нет, - улыбнулась Эбби, - у вас есть возможность послать кого-то за едой и лотком для кота?
- Хорошо, мэм. Возможна небольшая задержка. Фриндж, сами понимаете. Заполните анкету регистрации.  Укажите, какие консервы и наполнитель для лотка  предпочитает ваш питомец. Второй этаж, лифт слева, лестница справа. Вызвать носильщика? – взгляд администратора  оценивающе скользнул по  небольшой дорожной сумке Эбби и увесистой переноске.
- Спасибо,  Ричард, я справлюсь, - пообещала Эбби, и он  вздохнул с облегчением.

0

132

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Когда Эбби наконец выбралась из шумного и многолюдного холла, мистер Брэдфорд тоже вздохнул с облегчением. Кошачьи уши, впрочем, как и обоняние не приспособлены к той какофонии звуков и запахов, которые производит человеческая толпа. Но, если сосредоточиться, то вполне можно абстрагироваться от всего этого, выделив из них именно то, что в данный момент интересует. Сообразив, что он только что открыл для себя новые способности кошачьего организма мистер Брэдфорд испуганно вздрогнул. Всякий раз, когда он чувствовал себя настоящим котом (а не человеком в кошачьем теле), вызывал у него панику. Такой паники у него не было, даже когда люди Кингсли везли его неизвестно куда в багажнике машины с мешком на голове, чтобы он не успел вовремя предъявить права на компанию и аннулировать выданную Роберту доверенность. Нельзя сказать, что он тогда не боялся, но все равно строил планы как выкрутиться из сложившейся ситуации, а тут… Ощущение полной беспомощности накатывало вязкой волной, вызывая желание немедленно куда-то мчаться.
Чтобы как-то успокоиться Дэвид принялся оглядываться, насколько это позволяли щели переноски. Народу в длинном коридоре тоже было не мало. Сновали туда-сюда шотландские килты, из-под которых торчали волосатые мужские икры с длинными гольфами на завязках. Носильщик пронес тяжелую сумку с шотландским виски - одна бутылка точно была почата. Бряцая жестяными шпорами, прошествовали ноги в ботфортах из дерматина. Босиком промчалась длинная женская юбка с отчетливым запахом театральных подмостков – смеси грима и пыли, пара кроссовок, явно побывавших на конюшне, туфли, недавно натертые лимоном, сандалии, шлепанцы, пахнущие кожей берцы, еще что-то, но мистер Брэдфорд уже не разобрал. Они добралась до номера.
Эбби поставила переноску на стол и открыла дверцу. Что-то, щелкнув, стукнуло Дэвида по носу. Чихнув от неожиданности, он присмотрелся –дверца треснула, когда он свалился на нее в машине, и сейчас от петли отлетел приличный кусок.
Решив, что теперь из переноски будет выбраться намного проще, мистер Брэдфорд тщательно зарыл улику под подстилку, вылез наружу и, оглядевшись, рысью помчался к двери в ванную, на первый план выходили очень насущные потребности, и ждать пока принесут лоток он не собирался.

+1

133

Когда  Брэдфорд вернулся в комнату, Эбби задумчиво рассматривала  отпечатанную на стилизованном под «елизаветинскую»  эпоху желтоватом листке бумаги программу Фринджа.
- Послушай, - сказала она, обернувшись, - поесть тебе сейчас принесут. А пока давай договоримся. У нас… пять часов. Сейчас я уйду. Мне нужно произвести рекогносцировку местности. Ну… то есть я буду брать интервью, шастать за кулисами и делать все, что положено делать журналисту солидного издания на театральном  фестивале. Обещаю вернуться трезвой и не обкурившейся.  Твоя задача сидеть тихо, не портить имущество и ждать.
Речь Эбби была прервана стуком в дверь и появлением горничной – рыжеволосой веснушчатой девушки лет двадцати-двадцати двух.
- Я принесла вам консервы и наполнитель, - приветливо улыбнулась она, покискала коту, спросила, как его зовут (Калигула, машинально ответила Эбби), сходила в ванную комнату, пошумела водой, вернулась и выложила в безупречно блестящую миску содержимое жестяной банки с нарисованным на ней лопоухим серым котенком.
–  Телятина с морковью и зеленым горошком. Есть еще индейка в сливках. На вечер, - веснушки горничной сияли.  С таким лицом  объявляют о блюде из мраморной говядины.
- Спасибо, - Эбби дала девушке полфунта, дождалась, пока за ней закроется дверь, покопалась в содержимом кошелька, положила кошелек в маленькую сумочку-клатч,  туда же сунула диктофон,  заглянула внутрь дорожной сумки, убедилась в сохранности книги, ступки и пестика, застегнула дорожную сумку, убрала ее в шкаф  и обернулась к Брэдфорду:
- Твой охранник имеет какие-то слабости? Ну-у… там,  любит фисташковое мороженое или пропустить стаканчик арманьяка перед сном?

+1

134

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Горничная мистеру Брэдфорду понравилась. На ее кисканье он ответил благосклонным мурчанием и даже потерся боком о стройную ножку лакированной туфельке. Он бы, возможно, еще поласкался и  помурчал, но голод был сильнее, и девушка не еще не успела закрыть за собой дверь, как Дэвид уже уполовинил содержимое миски.
- Ты хочешь от меня слишком много, -  пробурчал он между двумя кусочками телятины, -  у меня не один охранник, чтобы знать все их слабости.  Это дело начальника охраны. Вот про Стива знаю, а Мишель… Очень любит поболтать о своей Франции и о Марселе, где родился. Пропустить стаканчик арманька перед сном? На работе им пить запрещено, а в остальное время – понятия не имею, - он снова нырнул головой в миску, но тут же вынырнул обратно, пережевывая очередной кусок. – Тут наверняка халявный вай-фай, или интернет включен в стоимость номера. Оставь мне ноут, посмотрю, что делается в мире, тогда обещаю тут не дебоширить и сидеть очень тихо.
Мистер Брэдфорд лукавил. За отсутствием Стенфорда  у него не было никакой нужды хулиганить.
- И  напиши мне свой номер телефона, -  он облизнул усы, -  на всякий случай. Вроде бы тут должен быть выход в город. Мистер Брэдфорд покосился на аппарат стоящий на прикроватной тумбочке и вопросительно уставился на Эбби круглыми зелеными глазами.
Ему было стыдно признаться, что ужасно не хотелось оставаться в одиночестве. Странно, но здесь, в Стерлинге он чувствовал себя намного дискомфортнее, чем в Бирмингеме.

+1

135

- Вот  еще, - фыркнула Эбби, выдержав пристальный кошачий взгляд, - оставить ему ноут! Надо же. Ты не вызываешь у меня доверия – наверняка попытаешься связаться с этой проницательной мышкой Милн. Или натворишь еще каких глупостей. Так что ноут я тебе не оставлю.
Она уже собралась уходить, однако на пороге задержалась. Зря она с ним так… сурово. Никто не может понять человека, оказавшегося в прямом смысле в кошачьей шкуре – кроме такого же человека… или ведьмы, которая сделала это.
- Извини, - пробормотала она, - я понимаю. Тебе не по себе. Мне тоже. Правда. Но я не могу рисковать («всем, что у меня есть», - хотела добавить Эбби, но не стала).Чтобы тебе не было скучно, я оставлю тебе окошко в мир.
Она взяла пульт, пробежалась по кнопкам и остановилась на круглосуточных новостях ВВС, немного убавив звук – так  шум работающего телевизора не будет слышен снаружи.
- Следи за новостями, чтобы  за время пребывания в кошачьей шкуре не отстать от жизни, - улыбнулась она, - и не пытайся хулиганить. Если горничная  услышит, что в комнате орет телевизор, она просто войдет и выключит его. А если ты устроишь разгром, по возвращении меня будет ждать неприятный разговор с менеджером отеля – в то самое время, когда я должна буду собирать вереск на склоне холма. Ты ведь этого не хочешь, правда?
И Эбби ушла. 
Вряд ли еще одна горничная отеля окажется по счастливой случайности ведьмой.
И все-таки она перестраховалась, повесив на дверную ручку табличку «Просьба не беспокоить».

+1

136

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
   "Глупая женщина", - мысленно констатировал мистер Брэдфорд. Эбби упрямо не желала понимать, что общение с  Маргарет Милн было необходимо исключительно с точки зрения их безопасности. Во-первых, чтобы быстро  и без проблем добраться до Стерлинга, а во-вторых, и это было даже важнее, чтобы секретарь,  по незнанию, из благих намерений,  не помешала бы  обратному колдовству.
    Сейчас, когда они были практически у цели, первый пункт отпал, зато второй вышел на первый план, и у мистера Брэдфорда были не очень хорошие предчувствия.

    По телевизору  крутили  новостной дайджест, каждые полчаса повторяя последние новости с небольшими дополнениями "на текущий момент" - политика, экономика спорт, происшествия, светская хроника, и снова политика экономика, спорт, происшествия...
    Дэвид запрыгнул  на кровать и, развалившись, принялся вылизывать живот. Это успокаивало.  Коты так много вылизываются явно для того, чтобы успокоить нервы. 
    Он  почти начал задремывать, как вдруг услышал собственное имя.
    "... который исчез сразу после своего дня рождения. Очевидцы утверждают, что видели   медиамагната садящимся в машину в обществе какой-то женщины."
    На экране промелькнула короткая запись с мобильного телефона, на которой мужчина в темном  смокинге пытался усадить в машину с трудом стоящую на ногах девицу. Машина была похожей, но Дэвид, несмотря на то, что смутно помнил некоторые события позавчерашней роковой ночи,  мог поклясться, что это точно не он.
    " однако, снятое ночью видео не позволяет разглядеть  кто это... - вещал женский голос за кадром. - Что означает это исчезновение? Похищение или очередную скандальную выходку известного миллионера? В сети, на этот счет  строятся самые разнообразные теории. При этом пресс служба корпорации хранит  молчание, а в центральном офисе  отказываются  от комментариев".
   - Дорвались до скандала, мерзавцы, - возмущенно прошипел мистер Брэдфорд, и вдруг осознал странный нонсенс, который до этого ускользал   от его сознания. Будучи медиамагнатом, занимаясь рекламой и средствами массовой информации (хотя и не только этим, деятельность корпорации была намного шире), он терпеть не мог навязчивых журналистов, особенно, когда дело касалось лично его.
    "...Возможно за этим исчезновением не кроется ничего особенного, но факт остается фактом - совет директоров, который должен был состояться вчера, отменен, а мистер  Брэдфорд уже два дня не появляется на публике". 
    Возникшая на экране дикторша потрогала коммуникатор в ухе.
  - Так, у нас есть сообщение. Нашему корреспонденту удалось связаться с известным светским обозревателем - Даной Стоунхендж, которая согласилась ответить на несколько вопросов.
    На открывшиеся в левом верхнем углу окно выплыла Дана Стоунхендж. Монументальные формы  светской обозревательницы не вмещались в кадр, и оператору пришлось дать панораму, прихватив краем объектива брошенный на стуле халат, окурки в пепельнице и  батарею бутылок на низеньком столике.
  - Здравствуйте, Дана, - дикторша полуобернулась, - Насколько нам известно, вы  давний друг семьи  Брэдфордов. Что вы можете сказать по поводу случившегося?
Дана, вальяжно откинувшись в кресле, томно улыбнулась.
  - Ничего, что могло бы вызвать беспокойство. Моим читательницам хорошо известны многочисленные романы Дэвида Брэдфорда, которые ему, однако , удается успешно скрывать.
- Еще бы, не удавалось. Девяносто процентов этих романов выдумано прессой, - пробормотал Дэвид усаживаясь поближе к телевизору.
  - Вы уверены, что и на этот раз это всего лишь роман? - глаза дикторши зажглись живым интересом.
  - Несомненно, - важно ответила светский обозреватель держа микрофон, словно сигаретный мундштук,  слегка на отлете,
  - Но, отмена совета директоров?
  - Дэвид всегда был легкомысленен в этом плане, ставил свои личные интересы выше профессиональных.
   "Вот старая курица!"
Хвост мистер Брэдфорда от возмущения заходил ходуном.
  - Масса внезапных увлечений, скоротечных романов, я уверена, что и  на этот  раз все быстро закончится. Два-три дня и он появится живой и здоровый. 
  - И кто, по вашему мнению,  новая избранница мистера Брэдфорда?
  - Как вы уже сами сказали -  я близкий друг семьи, а потому не могу раскрывать эти подробности, -  Стоунхендж состроила многозначительную мину  и поджала губы.
  - Ну да, естественно, ты предпочитаешь приберечь эту информацию для себя, - выдохнул мистер Брэдфорд, не замечая, что говорит вслух.
  - Что ж... Я  благодарю вас, Дана. Будем надеяться, что благополучно разрешится. А наш канал будет отслеживать эту тему.
    Экран отключился и дикторша снова повернулась к зрителям.
  - А теперь переходим к...

    В течение следующих полутора часов мистер Брэдфорд трижды внимательно прослушал новостной дайджест. Но, интересовала его не сама информация, а тот короткий миг, когда камера отъезжает назад, показывая внутренности жилища Даны, а еще конкретнее - уголок торчащего из-за пепельницы  небольшого листка бумаги с зеленым обрезом.
    На третий раз он был абсолютно уверен, что это - банковский чек его компании.
   "Сколько же ты заплатила Дане за этот спич, Мэгги? Хотела ее заткнуть хотя бы на короткое время? Бесполезно, журналисты мигом вычислят все возможные кандидатуры на пост " новой избранницы" и тут же вцепятся в Эбигайл Торп. Странно, что они не сделали этого еще вчера,  дав возможность  нам уехать.   А может быть это просто везение."
    Дэвид прошелся по кровати.
   Отвратительное чувство, когда совершенно ничего не можешь сделать  и остается только ждать. Часы над кроватью показывали семь. А значит, впереди еще целых пять томительно долгих часов, за которые может случиться что угодно.

+1

137

Разумеется, тратить три часа  на интервью с режиссером и актерами  любительской труппы она не планировала.  Нет, интервью, конечно, будет. В числе прочего.
Эбби вышла из гостиницы, и уличная суета поглотила ее. Многоголосый шум, толпы людей в килтах, с волынками и беретами цветов известнейших шотландских кланов и всех цветов спектра, рыцари и дамы эпохи Возрождения, мрачный горбатый Ричард и бледнолицый, с унылым лицом и маленьким пивным брюшком Принц Датский. Ей улыбались, и она улыбалась в ответ.   В какой-то момент ей хотелось оглянуться – не следит ли за ней вездесущий потомок галлов. По крайней мере, если он и делал это, то достаточно профессионально – видно его не было.
Длинная, мощеная булыжником улица, с обеих сторон заставленная сувенирными палатками, напоминала одеяло в стиле «пэчворк». Эбби подошла к одной из них, поболтала с продавцом, сделала несколько фотографий на телефон, и выбрала в качестве сувенира берет.
- В подарочной упаковке, мэм? – поинтересовался продавец.
- Разумеется, - жизнерадостно отозвалась Эбби, -  упакуйте мне его во-оот… в этот большой пакет, пожалуйста.
- Он э-ээмм… несколько великоват для берета, мэм. Мы обычно упаковываем в них пледы для двоих.
- Ничего страшного, - сказала мисс Торп, - возможно, я еще куплю плед. На обратном пути.
Далее следовала прогулка по окрестностям – она обошла все палатки, заглянула в пару сувенирных магазинов,   придирчиво рассмотрела подходы к амфитеатру  и пути к отступлению, повесила на шею бэйджик «Пресса», и, поболтав несколько минут с  местным охранником, отправилась за кулисы ловить служителей Мельпомены. Через полтора часа Эбби снова появилась на пешеходной улице, ведущей к гостинице.
В активе у нее были:
- одна «маргарита»;
- получасовая беседа с режиссером любительской труппы «Авантюра», записанная на диктофон;
- сорокаминутное интервью с Гамлетом, принцем Датским, которого играл маленький  чернокожий мужчина в роговых очках и шестицветном килте. Гамлет неплохо разбирался в вопросах расовой сегрегации и алкогольных коктейлях;
- полное облачение горца шестнадцатого века – рубашка, широкий ремень, белые чулки и черные кожаные ботинки,  килт и спорран на цепочке. Венчали коллекцию мужские трикотажные трусы  в шотландскую клетку.  Все это было уложено в тот самый подарочный пакет. 

- Ты здесь? – она открыла дверь, осторожно просунула внутрь голову и, не обнаружив ни разгрома, ни каких-то еще следов кошачьего преступления, с облегчением выдохнула. Брэдфорд возлежал на кровати и спал – впрочем, от щелчка замка он тут же проснулся.
- Я принесла тебе одежду.
И Эбби положила перед ним килт.

0

138

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Мистер Брэдфорд облегченно вздохнул. Эбби вернулась, целая и невредимая.
- И что я по-твоему должен с ним делать? - он  поморгал на килт сонным глазом, сунул голову внутрь, принюхался, чихнул и вылез с другой стороны.  Шерсть, тут же наэлектризовавшись, встала дыбом и распушилась, слегка потрескивала статическими разрядами. - Меня в него можно десять раз завернуть, или ты хочешь, чтобы я одел это потом? Издеваешься? Не удалось  Мишеля одеть в юбку, так решила отыграться на мне?
Впрочем, несмотря на возмущенный тон, Дэвид не сердился на Эбби. Радость от того, что она вернулась  сейчас перевешивала  любое недовольство.
Он поиграл лапой кожаной кисточкой на спорране, обнюхал украшавший его мех, от которого приторно пахло тюленем, еще раз чихнул и, задрав голову, вопросительно посмотрел на ведьму.
Он хотел ей рассказать, что  услышал в новостях, но телевизор сделал это за него. Информация прозвучала все та же, за одним исключением, кусок панорамы из интервью Даны был тщательно вырезан,  а диктор, вместо последней фразы: "Мы будем отслеживать эту тему",  с легкой нотой торжества в голосе заявила:
- Но, возможно, мисс Стоунхендж ошибается. К нам только что от весьма компетентного, но, пожелавшего остаться неизвестным, источника поступила информация, что час назад Маргарет Милн - секретарь мистера Брэдфорда, разговаривала по телефону с комиссаром полиции.
- Ну вот, я тебя предупреждал, - мистер Брэдфорд укоризненно посмотрел на телевизор, словно тот  был виноват в том, что полиция начнет разыскивать Эбби. - Так что будем делать дальше?

0

139

- Килт не юбка, - машинально пробормотала Эбби, одновременно прислушиваясь к теленовостям, - Милн действительно обратилась в полицию?
К интервью Даны Эбби отнеслась без особого энтузиазма. Было оно проплачено или нет – вопрос оставался открытым, но содержание определенно подразумевало ангажированность. Однако ее напрочь перечеркивала информация о полиции. Если Маргарет Милн и Совет Директоров все еще настроены скрывать исчезновение Брэдфорда – зачем тогда полицейские?
Что-то тут нечисто.
Эбби заерзала. Надо поскорее со всем этим кончать, иначе она в самом деле получит звонок  от мисс Кинглси и жалобу в Коллегию.
Этого не нужно.
Этого необходимо избежать любой ценой.
«Даже ценой простого исчезновения «объекта»? – подсказал оживший после бокала «маргариты» чертенок  - сейчас он беззаботно парил над левым ухом.
Ведьма отмахнулась от него и вздохнула.
Конечно, нет.
Она не смогла бы.
Она и не сможет.
Какая глупость.
Ведьмы не имеют права быть сентиментальными.
«Лучше было бы оставить его на помойке, - принялся зудеть скептически настроенный бес, - исчезновение «объекта» просто не принесет дохода, но не станет причиной заседания Коллегии».
«… но станет причиной  уголовного расследования», - вежливо напомнила Эбби.
«Они  ничего не нашли бы, - возразил маленький зануда, - и успокоились. Людей не сажают на основании подозрений».
«Отстань! Я не могла его бросить! Как ты этого не понимаешь!»
Бес категорически не понимал.
Эбби казалось, что она – временами – тоже.

- Я думаю, мы успеем, - продолжила  она тоном достаточно безапелляционным, чтобы отринуть все возможные сомнения – хотя в глубине души сомневалась сама, - но для этого надо действовать быстро и четко. Итак. Сейчас… половина восьмого – и  я уже ухожу с Лабэ на спектакль. Их несколько. После «Гамлета», кажется, идет «Макбет».  У меня есть способ усыпить  бдительность твоего охранника,  я от него ускользну – как только дело будет близиться к полуночи. Соберу цветы, вернусь, сделаю зелье, и верну тебе человеческий облик. Извини – другой одежды у меня не было. На карточке остались деньги только на обратную дорогу. А килт мне презентовал костюмер любительской труппы в обмен на упоминание его имени и сайта в статье. Мне кажется, выгодный обмен. Потом… ну, потом ты можешь «выйти в мир» - или тебя узнают, или ты пойдешь к Лабэ… только… при одном условии. Ты скажешь Лабэ, журналистам, полиции, что той ночью мы с тобой поспорили на… что-то весомое, не суть, что ты сможешь добраться до Стерлинга без денег, документов и неузнанным, и сыграть в любительском спектакле роль… да хоть второго могильщика. В детали поездки ты посвящать никого не обязан – о твоей эксцентричности наслышаны, так что это ни прессу, ни полицию особенно не удивит. И – главное. Ты никогда. Никому. Ни при каких обстоятельствах. Не расскажешь о том, что с тобой произошло на самом деле. Ты должен мне в этом поклясться.

0

140

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
- Ты смеешься? Рассказывать, как меня превратили в кота?- мистер Брэфорд фыркнул и поддел когтем  кисточку споррана. - Сейчас я еще мог бы доказать, что разумен, но потом рассказывать, как я был котом... Да меня за такие заявления  просто отправят в сумасшедший дом.
Сомнение, появившееся на лице ведьмы при упоминании о полиции, ему не нравилось.
- Что сказать журналистам, я придумаю, хотя подобную  экстравагантность они вряд ли достойно оценят. Про полицию сложно сказать - обратилась Мэгги или нет. Все эти слова про информацию из "компетентного, но, пожелавшего остаться неизвестным, источника"... Так обычно говорят, когда нет конкретных доказательств. Процентов на восемьдесят это, либо типичный фейковый вброс ради рейтинга,  либо чья-то фантазия на тему случайно услышанной информации. Но... - Дэвид с тревогой посмотрел на Эбби. Она явно делала какой-то очень непростой выбор. - Процентов двадцать за то, что разговор все-таки был. Комиссара полиции я знаю лично. Мы иногда оказываем услуги полиции, а они оказывают услуги компании. Он мог просто позвонить, когда поползли слухи. А вот что у Мэгги сдали нервы, не думаю. Ну, да я ей не позвонил,  но два дня ерунда...
Когда Мистер Брэдфорд  говорил, что секретарь в его поисках поднимет всех на ноги, он немного сгущал краски. Не раз и не два случалось, что он исчезал на несколько дней без всякого  предупреждения, и без веских оснований Милн не будет обращаться в полицию.
- Хотя,  если они нашли что-нибудь из моих вещей, а мой начальник охраны - профи в этом деле, то всякое может быть.
Дэвид обнюхал килт от которого тянуло сладковатым запахом марихуаны и сморщил нос.
- Похоже, твой костюмер  во всю балуется канабисом.
Он срыгнул на пол и прошелся вокруг ног Эбигайль, ему вдруг захотелось, чтобы его погладили, почесали за ухом, а он бы просто помурлыкал в свое удовольствие. Его даже не испугало это  совершенно кошачье желание. Он устал нервничать и ему очень хотелось, чтобы это странное выражение исчезло с лица Эбби.
Мистер Брэдфорд хотел ее утешить, сказать, что совершенно не собирается на жаловаться нее ни в какую Коллегию, но потом  решил, что ведьме лучше не знать, насколько он информирован.
- А мне что делать? Опять ждать? Пока ты с Мишелем будешь... -   Дэвид  вздохнул и насупился вспомнив,  как  Эбби весело щебетала всю поездку. Он попытался найти слово обозначающее совместное посещение театрального представления, не нашел и насупился еще сильнее, -  и тебе совершенно не нужны деньги на обратную дорогу, нас вполне может отвезти Лабэ.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2016-12-22 22:08:03)

0

141

- Я просто предупредила, - быстро ответила Эбби,  - я не думаю, что твоя Мэгги обратилась в полицию, но все-таки…
Она брезгливо покосилась на лужицу на полу и отодвинулась.
- Мне все равно, чем он балуется, - пальцы машинально скользнули по плюшевой кошачьей шерстке – даже будучи котом, владелец медиахолдинга подтверждал породу, -  главное, что тебе не придется дефилировать по Стерлингу голышом.
Тон  Брэдфорда  немного ее рассмешил – насупленные ревнивые нотки отчетливо проявились  даже в вальяжном кошачьем мяукании, и это было… так мило и непосредственно, что она невольно рассмеялась, растеряв последние сомнения в том, что делает все правильно – по крайней мере в том, что касается Дэвида Уильяма Брэдфорда, плейбоя,  медиамагната и миллионера.
- С Мишелем я буду работать, - сообщила она, копаясь в сумочке, - от тебя требуется набраться терпения. До полуночи я вернусь.

До полуночи она вернулась, как и обещала. Театральное представление оправдало все ее ожидания.  «Гамлет»  был чрезвычайно авангарден, приправлен обильной россыпью постмодернистских   штучек и сомнительных аллюзий. Вместо Полония на сцену  выносили дорогой фарфоровый унитаз, а реплики подавались из-за кулис крайне раздражающим механическим фальцетом. Офелия вышла в костюме-тройке и цилиндре.  Вопрос с недостающим могильщиком решили радикально – замену начали искать среди зрителей. Эбби незаметно прочла заклинание и коснулась  лба Мишеля Лабэ, словно поправляя коротко стриженные волосы. Жест был нарочито нежным и подчеркнуто-непредумышленным, однако через две минуты, по особенному взгляду, который на мгновение «расфокусировался» и сделался странно-задумчивым, а еще по тому, что секьюрити с жаром принялся убеждать помрежа, что роль второго могильщика была мечтой всей его жизни – она поняла, что шалость удалась. Лабэ увели за кулисы – хотя правильнее было сказать, что  это Лабэ увел костюмера за кулисы. Костюмер судорожно цеплялся за локоть  целеустремленного, как танк Т-34, могильщика, и мелко перебирал тонкими волосатыми ножками в клетчатом килте. На втором локте  потенциального могильщика  висела  помощник режиссера – хлипкая девица в розовом топике и черном галстуке-бабочке.  Появление Лабэ на сцене публика приветствовала улюлюканьем и овациями. Эбби улыбнулась и, аккуратно лавируя между возбужденными Гиннессом и аппетитными икрами второго могильщика зрителями, выбралась  из гудящей толпы.
Через четверть часа она была на обратной стороне холма. Сквозь бегущие по черному небу облака светила глупая луна размером с шестипенсовик, пели цикады, пахло влажной землей.
Оставалось немного – вернуться в отель, взять ключ у сонного портье, открыть номер, обнаружить на месте круглоглазого кота с плюшевой  шерстью, которая воинственно топорщилась на загривке, с облегчением выдохнуть и  потрепать его за ушами, и приготовить зелье, пользуясь старой книгой, ступкой и медным, отполированным сотней прикосновений пестиком.
- Готово, - сказала Эбби, и выложила неаппетитную кашицу в чистую миску для корма, - начинай.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-01-28 19:29:10)

0

142

[AVA]http://sa.uploads.ru/qmlwC.jpg[/AVA]
Эбби отсутствовала невыносимо долго, и мистер Бэдфорд начал нервничать. Его совершенно невероятное приключение подходило к концу, и оставалось только молиться, чтобы оно благополучно закончилось, но молиться не получалось, тем более, что дело касалось колдовства, а оно христианской верой не поощряется. Или все-таки можно, если оно не черное?
От нервного ожидания в кошачьей голове все перепуталось, и Дэвид с трудом улавливал смысл собственных клерикальных рассуждений.
Устав наворачивать круги по номеру, он попытался устроиться на постели, но от презентованного костюмером облачения так густо несло канабисом, что его снова замутило. Это же надо так обкуриться. Не удивительно, что у них «авангардистские» постановки, под кайфом чего только не привидится.
При воспоминании о спектакле, мысли Дэвида тут же перетекли на Лабэ. Француз своего не упустит и, наверняка, примется ухаживать за Эбби. Этот факт мистера Брэдфорда почему-то особенно раздражал. Он ведь мог и сам за ней поухаживать, тем более, что фриндж к этому занятию весьма располагает. Если бы был человеком, разумеется. Да и котом, дожидаясь, пока взойдет луна, можно было бы понежиться у нее на коленях и помурлыкать в свое удовольствие… если бы не Лабэ, черт бы его побрал.
А теперь, он сидит один в пропахшем канабисом и противной кислятиной номере … Мистер Брэдфорд виновато посмотрел на лужицу, оставшуюся после того, как его стошнило. Фу… Не удивительно, что Эбби так брезгливо поморщилась.
«Надо будет дать двадцать фунтов горничной за уборку», - машинально подумал он, но тут же вспомнил, что денег у него нет.
Решив, для приличия, хотя бы промакнуть эту гадость туалетной бумагой, Дэвид дробной рысью помчался в ванную.
Идея оказалась роковой.
Рулон туалетной бумаги так классно катался по паркету, оставляя за собой мягкую дорожку, что оторваться от него было невозможно, и мистер Брэдфорд гонялся за ним с таким азартом, что пришел в себя лишь тогда, когда обнаружил, что лежит на спине и самозабвенно дерет всеми четырьмя лапами остатки рулона. 
Хаос творившийся в комнате впечатлял, а потому все оставшееся время до возвращения Эбигайл бывший миллионер был занят по уши, вернее до кончика хвоста.
Большую часть бумаги ему все-таки удалось утащить обратно в ванную и спустить в унитаз, периодически выплясывая джигу на кнопке бачка. Остатки разорванного рулона были стыдливо затолканы под кровать, а еще часть обрывков - под кресло, лужица на полу промакнулась как-то сама собой, так что, когда Эбигайл вошла в номер, там был относительный порядок, а мистер Брэдфорд, гордо сидел на туалетном столике.
Пока ведьма колдовала над ступкой, он даже старался не дышать, чтобы не помешать процессу, но, когда она выложила зелье в миску, ему неожиданно стало страшно. Вдруг снова что-то пойдет не так, и он превратится в паука или еще какую-нибудь гадость? Быть котом все-таки лучше, и он даже успел свыкнуться со своим кошачьим обликом. Однако стать человеком хотелось больше, да и не в его характере было так трусить.
Искоса посмотрев на Эбби, мистер Брэфорд глубоко вздохнул и принялся уплетать магическую жижу. Она была противной на вкус, вязла в зубах, рвалась обратно, но он, давясь и фыркая, упрямо съел все до конца и даже, для порядка, вылизал миску.
Пути назад не было.

0

143

- Ин инто сале сит сапиентиа… ин принципио эт ин фине…
Она произносила слова заклятья, не отрывая глаз от слегка выцветших чернил на желтой бумаге. Произнеся последнее слово, ведьма выдохнула, закрыла книгу и посмотрела на «жертву магической ошибки».   Хотелось протянуть руку, зарыться пальцами в шерсть, пощекотать чувствительное местечко на шее, наблюдая, как кот жмурится от удовольствия. Уже нельзя. Поздно. Шерсть на загривке кота зашевелилась, и его очертания вдруг потеряли четкость, начали расплываться, как акварельный рисунок под дождем. Эбби приходилось видеть «обратное превращение» лишь однажды, но она помнила, как все будет.
Это больно. И, наверное, страшно.
Нельзя знать наверняка, что чувствует человек, который  возвращается в  свое истинное обличье. Эбби сейчас казалось, что она – знает. Ощутимо закололо в виске, и она, понимая, что сделала все, что от  нее требовалось – отвернулась и отошла к зеркалу на стене, уперлась в него лбом и подышала, наблюдая за плавающим пятном выпота, стерла, выпрямилась и посмотрела в глаза собственному отражению. Было странно и грустно.
«Ты все сделала правильно».

0

144

Прижавшись к полу, мистер Брэдфорд слушал, как ведьма читает заклинание. Тогда, в первый раз, у обсерватории он даже не понял, что происходит и только посмеялся на  странными словами, а потому не успел испугаться. Ужас пришел потом.
Но, сейчас он знал, ЧТО с ним может произойти, и от этого страх был намного сильнее.
Слова звучали медленно и протяжно, словно вязкой жидкостью растекаясь по телу, и когда тяжелой каплей последнее упало вниз, он, неосознанно вздыбив шерсть на загривке, замер, ожидая, что будет дальше.
И тут навалилась боль. Его словно бросили на дыбу, изо всех сил растягивая в разные стороны. Дэвиду показалось, что связки и кости сейчас разорвутся. Он зашипел, задергался, забился, но не смог сдвинуться с места. Лапы не слушались. Боль не прекращалась, кости как будто крушили молотом, пасть наполнилась слюной, от чего шипение превратилось в булькающие хрипы. Где-то в глубине глаз вспыхнули молнии, и он отключился.
Сознание вернулось довольно быстро, а может быть ему это только показалось. Он все так же лежал рядом с креслом, уткнувшись носом в пол. Боли не было, лишь по телу быстрыми волнами пробегала мелкая дрожь.
Мистер Брэдфорд приоткрыл глаза и тут же зажмурился. На мгновение он решил, что но потерял, как минимум три из пяти чувств. Больше не было той массы звуков и запахов, которые он слышал и ощущал в последнее время, а перед глазами плыли какие-то яркие пятна - цвета, от которых он почти отвык.
Дэвид осторожно провел рукой (или лапой?) по лицу (или по морде?), нет, все-таки по лицу, и облегченно вздохнул. Ладонь была влажной, лицо тоже.
- Уффф!
Резко выдохнув, он оттолкнулся  руками от пола и, подтянув ноги, сел.  Снова открыл глаза, пытаясь сфокусировать изображение. Комната постепенно приобретала  нормальные, «человеческие» очертания.
Эбби стояла слегка сбоку отвернувшись к зеркалу на стене. Сложно сказать видела ли она , что происходило, или сознательно отвернулась.
- Кажется все получилось, надеюсь у меня не осталось хвоста, - Дэвид хотел сказать это весело, но голос  сорвался.- Спасибо.
Честно говоря, он  сам не до конца понял за что благодарил, но благодарность была совершенно искренней.
- А теперь, если позволите, я смотаюсь ванную и оденусь, а то неудобно как-то в голом виде.

0

145

Эбби  слышала, как он двигается за ее спиной, разминает мышцы, слышала, как морщится от боли и неуверенности, как дыхание его выравнивается, становясь «человеческим».
- Не за что, - откликнулась она, не оборачиваясь,  и замявшись, добавила, - я… я должна была это сделать. А сейчас вам стоит поторопиться. Скоро вернется Лабэ, и он наверняка решит поинтересоваться, понравился ли мне спектакль.
Губы в зеркале дрогнули, уголки неестественно, резиново, принужденно поползли вверх, словно против воли обозначив улыбку.
- Вы ведь помните то, что мне…обещали?
Она сама очень смутно представляла, как отреагирует Лабэ на появление в ее номере «босса», однако не сомневалась, что все свои  подозрения он вынужден будет усыпить, если Брэдфорд запретит копать глубже. Он ведь запретит?
За спиной открылась и закрылась дверь в ванную комнату, и почти тот час же в коридоре послышались шаги, возмущенный голос горничной, чьи-то шепотки, и  неожиданно громкий, перекрывающий все иные шумовые эффекты голос француза:
- Мисс Торп! Эбби? Вы здесь?
- Мисс Торп спит, уже час ночи! – возражала горничная.
- Да ни один человек  сейчас не будет спать в Стерлинге!  - парировал чей-то козлиный тенорок, послышались возня и смех.
- Минуту, - громко сказала Эбби.
Смех за дверью смолк.
Она убрала ступку, пестик и  книгу в сумку. Сумку в шкаф. Поправила прическу и приложила пальцы к горящим щекам. Оглядела комнату, убедившись, что «следов преступления» нет, если не считать вылизанной миски для корма, стоявшей на столе.
Эбби сосчитала до десяти и открыла дверь.
-  Калигула пропал, - сообщила она, трагически заломив руки, и уставилась в переносицу невысокой девицы с розовыми волосами, розовым топом, и галстуком-бабочкой.
- К-ктооо?.. - девица захлебнулась смешком и попятилась.

0

146

Будет ли он молчать о том, что с ним произошло? А разве у него есть выбор?  Или молчать или прослыть сумасшедшим. Ну… может быть лет через сорок он и расскажет своим внукам, если они у него будут, сказку про миллионера, которого превратили в кота.
Сейчас же мистера Брэдфорда куда больше смущало обещание, данное по поводу Маргарет Кингсли. Ему до тошноты не хотелось притворяться влюбленным, даже на секунду, но об этом он еще поговорит с Эбби, а пока, ему, действительно, стоит поторопиться.
Дэвид подхватил лежащую на постели одежду и быстро нырнул в ванную комнату. Прежде чем взглянуть на себя в зеркало, он невольно помедлил –страх, пережитый во время превращения, еще не прошел. Но, опасения оказались излишними, превращение прошло успешно, и, на первый взгляд, все было в порядке, однако мистер Брэдфорд тщательно оглядел себя со всех сторон, не без тайного страха заглянул себе за спину и для верности даже пощупал рукой. Хвоста не было.
В коридоре послышались голоса, среди которых Дэвид безошибочно узнал голос Лабэ.  Ну что ж, на ловца и зверь бежит. Охранник был сейчас как никогда кстати.
Пока за дверью препирались с горничной, переговаривались и хихикали, ставший наконец человеком медиамагнат быстро оделся. Надевать чужую одежду было не слишком приятно, порадовало лишь то, что Эбби решила не делать из него «истинного шотландца» и все-таки купила нижнее белье. Затянув на талии широкий пояс с болтающимся на нем меховым кошельком с кисточками, мистер Брэдфорд посмотрел на себя в зеркало и не мог не отметить, что выглядит в этом наряде довольно импозантно. 
Что ж пора появляться на людях. Он шагнул в комнату и едва не столкнулся с просочившейся в номер компанией - девицей в розовой топике с черной бабочкой на шее, странного вида человечком в килте и «портновских» очках и нависающим над ними, как шкаф, Мишелем Лабэ.
Компания явно была навеселе. 
Девица при виде Дэвида покачнулась тихонько пискнула и немедленно уставилась на его икры. Человечек изобразил губами букву «о» и неожиданно икнул, а Лабэ при виде босса замер в немом изумлении. В комнате повисла тишина.
- Мисс, вы горничная? - мистер Брэдфорд уперся взглядом в розовый топик, и девица быстро закивала головой. – А вы, наверное, управляющий? – тон медиамагната не предполагал возражений и, наверное, поэтому человечек в килте тоже кивнул. -  У мисс Торп пропал кот, ушел через форточку и не вернулся. (Форточки в окнах были под самым потолком, но это не имело значения). Распорядитесь чтобы его поискали, и, если он объявится, сообщите мисс Торп. Лабэ, вы мне нужны, - мистер Брэдфорд отступил на несколько шагов, и Мишель, раздвинув руками своих спутников, как зомби шагнул следом. С ним явно было что-то не так.
- Мне нужен ваш телефон, - Дэвид с сомнением посмотрел на килт охранника - есть ли там карманы. Но тот, словно проснувшись, стал деловито рыться в висевшем на поясе спорране. – Дайте девушке на чай двадцать фунтов, управляющему визитку, я пришлю ему чек позже и идите проспитесь, завтра нам надо вернуться в Лондон.
Лабэ коротко кивнул. Он уже пришел в себя и даже как-то подобрался. Удивленно взглянув на свой килт, он подхватил под руки человечка в очках, девицу так и не спустившую глаз с Дэвида, и исчез за дверью.

0

147

- Завтра вас атакуют журналисты, - тихо проговорила Эбби в спину Брэдфорду, как только дверь за изумленной компанией закрылась, - вы узнаваемы даже в килте.
Она вздохнула, распрямляя плечи, сложила губы в улыбку, еще принужденную.  Накопившееся за последние сутки напряжение понемногу отпускало. Сейчас она могла взглянуть на Брэдфорда прямо, замечая, что он (наверное?) похудел за эти два дня, и что ноги  у него очень даже ничего, и килт ему к… лицу.
Еще раз улыбнувшись собственным мыслям (лезет же в голову всякое!), она мгновенно посерьезнела.
- Я не шучу. Горничная, и эта девица-помреж, они вас узнали. За пятьдесят фунтов они выложат все, что видели,  журналистам, а за пару сотен – даже то, чего не видели. Я понимаю, вы привыкли к повышенному вниманию папарацци, и с этим будет разбираться ваша пресс-служба… Но утром вам будет сложно уехать. Нужно подготовить подходящую легенду.
«Нам нужно подготовить подходящую легенду», - это имела в виду Эбби.
Ей тоже придется что-то говорить. На несколько дней она станет таким же объектом повышенного интереса собратьев по перу.
- Нам нужно решить, что говорить журналистам, чтобы сведения не расходились радикально. И определиться с тем, что могу написать о вас я. Я должна две статьи «Обозревателю».
Она замолчала, и,  не мигая, смотрела на Брэдфорда и телефонную трубку в его руке.
Ну, конечно, он будет звонить Милн.
Интересно, что он скажет ей?

0

148

- Горничная и девица-помреж меня узнали?- удивленно переспросил Дэвид, но тут же вспомнил, что в дверях маячил еще один женский силуэт. - Так эта, с бабочкой, была помреж? Забавно, а я решил что у них здесь такая униформа. И она так послушно кивала головой. А второй, наверняка, тот самый костюмер? Он так и ел глазами мой килт...
Поймав напряженный взгляд Эбигайл,  устремленный на телефон,  он мысленно усмехнулся (интересно, чего она ждет от этого разговора?) и набрал номер. Милн взяла трубку мгновенно.
- Добрый вечер, Мэг, это я, Дэвид... Да, со мной все в порядке... Да, абсолютно. Извини... Что? Нашли мою одежду? Отлично! Нет, я не сошел с ума,– Дэвид слушал взволнованный голос Маргарет Милн, и ему было неловко и стыдно, что ей пришлось так волноваться, а еще за то, что ему придется ей отчаянно врать. - Нет, Мэг, это не телефонный разговор. Я в Стерлинге, Лабэ тоже здесь. Завтра мы вернемся в Лондон. А сейчас у меня к тебе просьба.  Мне нужен номер, в отеле «Луна и Грош». Да, наверное, номеров нет... Ну, значит,  сделай им предложение от которого они не смогут отказаться. А еще ужин, да, прямо сейчас, на  двоих... на твой выбор. Хорошо, жду звонка.
Дэвид отключился и вопросительно посмотрел на Эбби.
- Я думаю, что нам стоит отметить  благополучное окончание дела?
Он улыбнулся, но тут же деловито продолжил:
-Наверное не стоит придумывать что-то особенное. Вы уже предложили легенду насчет пари. Меня она вполне устраивает, -  Эбби неожиданно перешла с ним на «вы», и он машинально сделал тоже самое.
С улицы послышался возмущенный женский голос. Мистер Брэдфорд шагнул к окну. Лабэ, держа за талию брыкающегося помрежа, шел в сторону ближайшего паба. Следом, пытаясь что-то втолковывать охраннику, семенил тонконогий костюмер. Дэвид усмехнулся, как бы девице не хотелось вернуться, вырваться из лап Лабэ было невозможно.
- Вы не поверили, что такой человек, как я, две недели жил под мостом среди бомжей. В результате, мы поспорили, что я доберусь неузнанным до Стерлинга без денег и  документов. Чтобы все было по честному, купили у бродяги какое-то барахло, а мою одежду выбросили в помойку. Вы должны были встретить меня в Стерлинге.  Полагаю, что для  журналистов этого будет достаточно, а в статье можете написать ту же историю, но с подробностями  восемнадцатилетней давности, которые я вам расскажу. Подробности ни разу не появлялись в прессе. Или вы считаете, что нужно еще что-то добавить?

0

149

- Отметить? – вскинулась Эбби, ощущая подступающую к горлу легкую панику, -  н-ну-у… я как-то не думала об этом.
Она действительно не думала об этом. Даже если думала о чем-то таком, то гнала эти мысли прочь.
Ей казалось – будет правильным, что они с Брэдфордом расстанутся, обменявшись неловкими принужденными словами прощания и выдохнув с облегчением, каждый сам по себе, как только за ним закроется дверь. Что вряд ли у ведьмы, которая чуть не разрушила чужую жизнь, и ее жертвы найдется хоть что-то общее и желание что-то «отмечать».
Все оказалось иначе.
Сложнее.
Когда он был котом, было просто. Она называла  на «ты», нарекала звучными именами персонажей прошлого, немного жалела, немного сердилась. Сейчас (краткий телефонный разговор лишь подтверждал это) он снова был на коне, даже в этом смешном килте (который ему шел!) и даже в простеньком номере гостиницы «Луна и грош». Он снова был Дэвидом Уильямом Брэдфордом, медиамагнатом и мультимиллионером, дающим своему секретарю распоряжения по телефону голосом, не предполагавшим возражений.  А она – внештатным корреспондентом «Обозревателя».
Она молчала, глядя в окно. Пауза становилась театральной, и от этого было неловко вдвойне.
- Хорошо. Я согласна. Добавлять ничего не нужно, просто обсудим детали. Помните, вы отвечали на мои вопросы… там, у Обсерватории? Это интервью я тоже планирую опубликовать. С купюрами. Если вы не против.  И… насчет мисс Кингсли…Мы же договорились, верно?..
Она не успела договорить. В дверь постучали – деликатно, но настойчиво, как могут стучать исключительно отельные служащие «высшего эшелона».
- Входите, - сказала Эбби.
- Доброй ночи. Мисс …Торп. Доброй ночи, мистер Брэдфорд, сэр… Меня зовут Лоуренс, я управляющий, - по лицу Лоуренса и  по наспех примятому хохолку на темени было понятно, что его подняли с постели. - Звонил ваш секретарь. Мы нашли вам номер.
- Интересно, как вы это сделали? – Эбби вдруг стало смешно.
Лоуренс покосился на нее неодобрительно, но ответил, слегка помявшись:
- Мистер Броуди, из «Таймс».  Он согласился уступить свой люкс за пятьсот фунтов. Ваша… секретарь сказала, что это приемлемая сумма.  Ужин начнут подавать через сорок минут. Пришлось разбудить повара, вы же понимаете… Ужинать вы будете в номере мистера Брэдфорда?

Ей не понравился тон, каким он это произнес.

0

150

Эбби растерялась, и мистер Брэдфорд довольно прищурился. Приятно, когда тебя вновь воспринимают, как человека. Еще немного, и он просто замурлыкает от удовольствия.  От этой мысли ему стало смешно. 
Черт бы побрал эти кошачьи повадки.
Однако пауза затягивалась, и веселье сошло на нет. Дэвид начал волноваться, что Эбби будет отказываться. Но, она все-таки согласилась.
- Вот и отлично, детали обсудим за ужином, - он постарался, чтобы вздох облегчения не выглядел слишком явным. – И относительно мисс Кингсли тоже. Я бы хотел обговорить...
Уточнить, что конкретно обговорить, он не успел.
Появился заспанный управляющий.
Мэгги Милн, как всегда, сработала быстро и на отлично. Вот только ужин. Мистер Брэдфорд рассчитывал, что она закажет столик в каком-нибудь ресторане.
Он вопросительно посмотрел на Эбби, тон управляющего ему тоже не понравился, и отрицательно качнул головой.
- У вас же внизу есть что-то вроде ресторана, или обеденного зала? – Дэвид никогда не останавливался в подобных гостиницах, а потому слабо представлял их сервис, но раз есть повар, то должно быть какое-то место, где едят.  – Вот там и накройте. Мистеру Броуди передайте мою благодарность, хотя… нет, не стоит. Он и так получил пятьсот фунтов, и сейчас наверняка строчит заметку в «Таймс», как по вине Дэвида Брэдфорда его выставили ночью из номера. Кстати, возьмите у него на всякий случай расписку, что номер он освободил добровольно. Броуди личность скандальная, вполне может подать на вас в суд. И… добавьте к винам, что указала мой секретарь бутылку Шато Петрю.
Собиравшийся уйти Лоуренс замер.
- Да-да, - кивнул на его молчаливый вопрос мистер Брэдфорд, - Шато Петрю тысяча девятьсот восемьдесят второго года.
- Мы ведь не слишком удачно закончили тот вечер? – он повернулся к Эбби. – И вы все еще должны мне прогулку по Сохо. Может быть, пока готовят ужин, прогуляемся по Стерлингу и… найдем Мишеля, он наверняка в шоке. А я слишком резко его выставил. Не ожидал, что он заявится с целой компанией. Признавайтесь, что вы с ним сделали?
Мистер Брэдфорд улыбался, в глазах плясали смешливые зайчики. У него было до чертиков хорошее настроение, он не понимал почему, но разбираться не хотелось. А еще не хотелось терять ощущение волшебства, доставившего ему кучу неприятностей, но волшебства реального, которое только что было здесь и рядом. Он понимал, что, наверное, должен, но совершенно не мог сердиться на Эбби. Это было неправильно, но и черт с ним. То ощущение легкости и беззаботности, которое он почувствовал, когда был котом, еще не исчезло, и он совершенно не хотел думать ни о завтрашнем дне, ни о работе.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург