Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург


Путешествие из Лондона в Эдинбург

Сообщений 151 страница 180 из 188

151

Последнее желание Брэдфорда стало  для Лоуренса чем-то вроде удара ниже пояса. Глаза его округлились, зрачки панически заметались от комода  к пуфику. Похоже, бедняга лихорадочно рассматривал две наиболее возможные  перспективы: бежать, не оглядываясь, до границы с Уэльсом, или утопиться в ближайшем фонтане с золотыми рыбками.
Эбби стало его жалко.
- Найдите любой винтаж Петрю, - прошептала она управляющему, который от волнения покрылся нежно-розовыми апоплексическими пятнами, - или любое хорошее бордо.
Лоуренс закивал и поспешно  ретировался.
- Петрю восемьдесят второго года  в два часа ночи – это задачка,  - снова было легко, неспокойно, но весело. В глазах Дэвида Брэдфорда плясали чертики, и это было… заразительно и здорово,  - будьте к нему снисходительнее, мистер Брэдфорд. И… нет, я не пойду искать Мишеля. Он, скорее всего, уже пришел в себя, и мне неловко будет врать ему о причинах его внезапного сценического энтузиазма. Вы ведь избавите меня от необходимости врать вашему верному Санчо?  Это было заклятье желания, не слишком сложное и эффективное, действие  - около двух-трех часов, зависит от подопытного кролика. Последействия практически не бывает. К утру он будет как новенький. Мы можем прогуляться сейчас к Стерлингу – правда, представление уже закончилось, и ничего любопытного, кроме веселых  компаний, перепивших Гиннеcса,  и парочек, целующихся  в кустах, вы не увидите. Можем остаться здесь, и поговорить о… мисс Кингсли.

0

152

Мишель Лабэ действительно пребывал в шоке. Однако требование босса протрезветь к утру запомнил четко, а потому, в отличии от своих спутников, взял в баре безалкогольное пиво. Сидя над кружкой, он вспоминал события последних часов, мучительно пытаясь понять, как с ним могло такое приключиться.
Он прекрасно помнил, как переговорил с местным детективом, которому, чтобы самому не светиться, передал наблюдение за мисс Торп (тот не заметил ничего подозрительного), как вечером встретился с Эбигайл, и как они отправились на спектакль. А потом начиналось странное.  Непреодолимое желание сыграть роль второго могильщика заставило его забыть обо всем. Зато как приятно звучали аплодисменты, восторги публики и  похвалы  артистов. Забыл он, правда, не до конца, и во время последовавшей за спектаклем попойки, то и дело порывался идти искать Эбби, но его не пускали, пока, наконец, помрежа, висевшая на Мишеле весь вечер, не заявила, что они пойдут вместе, чтобы посмотреть на эту мисс Торп, которая уводит у них лучшего актера. По пути основная масса артистов и поклонников рассосалась, а Гамлет, рухнув в ближайший газон, заявил, что будет вкушать нектар ночи среди полей, и не пожелал подниматься. В конце концов, остались только помрежа и костюмер, которые при виде медиамагната тоже испытали сильный шок. Помрежа до сих пор, заливаясь слезами, висела на плече Лабэ. Слезы были вызваны страданиями от того, что мистер Брэдфорд не видел спектакль и смог заценить его успех, а вот если бы видел и заценил... дальше начинались розовые мечты, одна фантастичнее другой. Через минуту девица вспоминала, что медиамагнат спектакль так и не видел, и снова заливалась слезами. Костюмер переживал встречу не так явно, хотя то, что мистер Брэдфорд был одет в его килт, произвело на костюмера глубокое в впечатление. И он, то и дело возводя глаза к потолку, уже в десятый раз подсчитывал, сколько костюмов и декораций можно было бы купить, если бы удалось выудить из  миллионера и медиамагната спонсорскую помощь, или другое благотворительное пожертвование.
Воспоминания были четкими и, пожалуй, единственное, что  Мишель не мог толком вспомнить, так это, куда он дел брюки,  переодеваясь к спектаклю. Перспектива ехать в Лондон в килте его не слишком прельщала. С другой стороны, босс и сам был одет в эту треклятую юбку, причем, если Лабэ правильно понял пьяные излияния спутников, взятую из запасов  сидевшего рядом костюмера. В этом месте логическая цепочка, построенная бывшим легионером, давала сбой, и причинно-следственная связь обрывалась, добавляя к общей несуразице внезапное исчезновение кота. Оставалось лишь надеяться, что Брэдфорд не прикажет искать его по всему Стерлингу.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-02-16 08:26:20)

0

153

- Ладно, пусть будет что-нибудь попроще, - глядя вслед Лоуренсу, согласился Дэвид, -  Шато Петрю, восемьдесят второго года было, пожалуй, чересчур. Насчет Лабэ, так и быть, поверю вам на слово. Однако… - он покачал головой, - наложенное мимоходом не слишком сложное заклинание, мгновенно превратившее крутого спецназовца в страстного служителя Мельпомены, это круто. На что же тогда способно заклинание посложнее? Хотя, что я несу… Сам только что был котом, правда для меня потребовалось еще и зелье, - мистер Брэдфорд состроил самодовольную мину, но тут же рассмеялся. – Похоже это, самое потрясающее открытие в моей жизни –узнать, что магия действительно существует. Так значит, прогуляться по Стерлингу вы тоже не хотите? Не нравятся целующиеся в кустах парочки? – его голос стал вкрадчивым, почти мурлыкающим. - А я так рассчитывал еще раз выпить с вами на брудершафт, только на это раз без всякого колдовства, – он шутливо погрозил Эбби пальцем. - Что ж, тогда придется поговорить о мисс Кингсли, - на лице Дэвида появилась страдальческая гримаса. – Я боюсь, что мне не удастся быть достаточно убедительным, или я просто расхохочусь в самый патетический момент. К тому же, Мэг весьма практичная девица, и я не удивлюсь, если после этого объяснения немедленно возникнет юрист с брачным контрактом, который я, конечно, подписывать не собираюсь, а это сведет насмарку все притворство. Может быть все-таки можно придумать что-нибудь? Вернуть ей деньги, я естественно все компенсирую, сказать, что я заговорен от такой магии, ведь не даром при всех моих романах… хм… тех, что мне приписывают, меня до сих пор не смогли затащить под венец. В конце концов, у меня есть еще одна знакомая ведьма, и не важно, когда я с ней познакомился. Думаю миссис Причард не откажется помочь в этом деле. Я понимаю, вы боитесь неприятностей с Коллегией, но в конце концов, Мэг можно просто напугать, пообещав превратить ее в жабу или еще как-нибудь заколдовать, чтобы молчала? – голос мистера Брэдфорда стал совсем жалобным, хотя   лукавство из глаз так и не исчезло. Он взял Эбби за руку. - Ну, пожалуйста…

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-02-18 22:19:38)

0

154

- Нет, - быстро сказала она, и еще раз повторила с нажимом, отдернув руку, словно его прикосновение обожгло ей кожу,  - нет. Вы обещали, мистер Брэдфорд.
На мгновение ее охватила тоска. Он обещал, да -   когда был котом. Сейчас он уже готов торговаться, применять против нее приемчики, которые годятся разве что в качестве бонуса для  влюбленной дурочки – неужели все так плохо?
Эбби потрясла головой.
Он не понимает.
- Вы… не поняли. Или  плохо ее знаете. Не обязательно изображать страсть, пожимать ручки и проделывать всю эту чепуху. Позвоните ей.  Наговорите ерунды, пришлите курьером серьги от Тиффани или от Граф. Этого будет достаточно. Мне нужно время и поле для маневра. Мне надо, чтобы она…  Понимаете…
Она объясняла недолго – пламенная речь заняла не более двух минут.
Она не хочет просить помощи у Причард – они незнакомы, и нет уверенности, что та, другая ведьма не сдаст ее Коллегии.
Она не хочет запугивать Мэг – даже запуганный человек помнит, и неизвестно, когда и где сработает часовой механизм.
- Завтра утром о вашем феерическом появлении на фестивале сообщат все новостные каналы… И тогда она позвонит мне. Обязательно. Вам нужно… нам нужно усыпить ее подозрительность. Позвоните ей сами. Спойте ей песню любви, говорите что угодно  - проявите фантазию. После я договорюсь с ней о встрече и передаче денег. Она будет уверена в успехе. Она будет на седьмом небе от открывающихся перспектив и забудет об осторожности.  Дальше… Доверьтесь мне. После этой встречи она не вспомнит о ведьме из «Обозревателя», о контракте на десять тысяч фунтов и о том, откуда у нее взялись серьги от Тиффани. Вы будете свободны от обязательств и вольны делать все, что вам угодно. Я обещаю.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-02-19 23:57:53)

0

155

- Зачем же так пугаться, - мистер Брэдфорд примирительно развел руки, -я не собираюсь отказываться от своего обещания, просто предупредил, что могу оказаться недостаточно искренним в своих признаниях. Я не актер и не профессиональный соблазнитель, что бы не писали об этом ваши собратья по перу, - он насмешливо приподнял бровь. - Телефонный разговор меня устраивает, я попрошу мисс Милн заказать что-нибудь эдакое.
     Дэвид покрутил в руках телефон, однако звонить не стал. Это можно сделать и завтра, или не сделать...
Эбби боится своей колдовской Коллегии, а потому не совсем понимает, к чему может привести подобный подарок. это без внимания. Отследить столь дорогую вещь , если она засветилась публично, не составит труда. Журналисты сделают это мгновенно, и сложно сказать, какими будут последствия. Впрочем, мистера Брэдфорда такой вариант, как ни странно, устраивал.
- Кстати, вы абсолютно правы. Я не очень хорошо знаю мисс Кангсли, после предательства ее отца, мы перестали общаться. Роберт Кингсли – домашний тиран, и она очень долго была закомплексованной дурнушкой в брекетах. Это наверняка наложило свой отпечаток. Она стала злой, меркантильной и очень расчетливой, но иногда у нее сносит крышу, как в тот раз, когда я обнаружил ее у себя в комнате. В гостях, на приватной одной вечеринке. В тот момент я ее даже не узнал. Уже потом мне намекнули, чья она дочь. Зато, видели бы вы с каком бешенстве была Талула, - Дэвид покачал головой и рассмеялся. - Хотя с ней получилось даже к лучшему.  Бог знает, чем бы закончился этот несостоявшийся роман.
    Он обычно не любил распространяться о своих делах, но сейчас ему было весело и легко вспоминать эти приключения, и совершенно все равно, что напишет потом Эбби.
- Мы так и будем стоять у двери? Можно я по старой кошачье привычке займу кресло? – он с удовольствием развалился бы на кровати, но кошачьи вольности кончились, и сейчас это было бы просто неприлично. – Устраивайтесь поудобнее, - он протянул Эбби плед. – Я буду рассказывать вам историю своей жизни.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-02-25 12:43:35)

0

156

- Я думаю, у Мэг Кингсли это будут не единственные серьги от Тиффани, и их появление никак не соотнесут с вами и «знаком любви». Если, конечно, ваш секретарь не выберет какой-то невероятный эксклюзив, - он сдал назад, и ей снова стало смешно и легко.
«Настроение, как качели», - укорила она себя, не без интереса наблюдая за лицом Дэвида Брэдфорда.
Его отпускало.
Он двигался увереннее, и, хотя в его жестах и повадках еще проскальзывало что-то вкрадчиво-кошачье, она знала наверняка – это уже он, настоящий. Он, настоящий, сидел в кресле, забросив ногу на ногу (в килте!), и это тоже было смешно и немного волнующе.
У них было время до утра. Точнее, не так. Утро уже наступало – за окном стремительно таяла чернильная темнота, сменяясь  мутноватой сиреневой дымкой.
«Час волка» – кажется, так называют это время перед рассветом. Так почему бы действительно не воспользоваться этим часом – временем, когда мысли становятся прозрачными, а люди – откровенными?
- Валяйте,  - легко согласилась Эбби, усаживаясь на постель и разворачивая плед в крупную шотландскую клетку. У него был свежий запах шерсти, он щекотно покалывал голые ноги, и она вдруг почувствовала, как устала – от напряжения гудели лодыжки, а на левом предплечье вдруг обнаружилась свежая царапина. Несколько секунд она тупо разглядывала эту царапину, потом сморгнула и уставилась нарочито веселыми  глазами на Брэдфорда:
- Значит, сплетни про Талулу  не совсем сплетни? – она не была уверена сейчас, что в ней говорит журналист, и не хотела признаваться себе самой, что «несостоятельность» предполагаемого романа Брэдфорда делает ей хорошо.

0

157

- Ну... –  междометие получилось протяжным и многозначительным, словно мистер Брэдфорд раздумывал насколько честно стоит отвечать на этот вопрос, - с Талулой  мы знакомы давно, неплохо сотрудничали. Компания немало сделала для ее раскрутки. Ей нужно было вызвать ревность  Маска, я согласился подыграть, и мы... немного увлеклись. Если бы не мисс Кингсли... – лицо мистера Брэдфорда стало задумчивым, - в целом, я ей даже благодарен за тот случай. На следующий день я немедленно извинился, послал ей новое платье, но сплетня уже разошлась. Роберт рвал и метал, грозился меня засудить, но все подтвердили, что соус в декольте я вылил ей совершенно случайно. Зато мы с Талулой вернулись к исходной цели нашего флирта. Я вообще не очень люблю публичных женщин, одно дело сотрудничать с ними, а другое личные отношения... Слишком много хлопот. Постоянная забота об имидже, оглядка  на то, что напишет пресса. Мне хватает и собственных проблем с этим. И если бы не мой секретарь, неизвестно, как бы я справлялся. Мисс Милн умеет так многозначительно промолчать, что поле для фантазий становится бесконечным, а читательницам глянцевых журналов только этого и надо. Забавнее всего, что я сам и выпускаю эти глянцевые журналы, по крайней мере не малую их часть.
Дэвид вытянул вперед ноги и, откинувшись на спинку кресла, заложил  руки за голову.
- А, знаете, я ведь в начале совершенно не хотел заниматься компанией. И нередко из-за этого ссорился с отцом. В конце концов мы все-таки помирились, он отправил меня с поручением в Ниццу, а потом попал в аварию, - лицо мистера Брэдфорда помрачнело, - видно карма у меня такая. Моя мать тоже погибла в аварии, как раз в тот день, когда мне исполнилось двадцать один...

За окном серело, Эбби куталась в плед, а Дэвид все рассказывал, наверное, первый раз в жизни так подробно и долго. Про тот трагический день рождения, про отношения с отцом, и о том, как они, наконец, стали друзьями. Про то, что до сих пор уверен, что гибель отца не была случайной.  Как примчался из Ниццы на похороны в Норидж, а на следующий день проснулся совершенно без средств,  и вынужден был отдать все что у него было, чтобы оплатить номер. Как дал по физиономии управляющему отелем, когда тот решил покуситься и на браслет – подарок матери, и несколько дней прятался от полиции, а потом еще неделю таскал ящики и  мыл посуду в баре на окраине, чтобы заработать деньги на билет в Лондон. Как приехав туда, узнал, что отец лишил его наследства, а компанию передал в доверительное управление Роберту Кингсли. Как пытался прорваться на заседание акционеров и очнулся с разбитой головой в багажнике машины, с трудом выбрался оттуда, прятался на свалке, ночевал под мостами и даже, обкурившись канабисом (с тех пор я его ненавижу), пытался просить милостыню.
- И тут кто-то вырывает у меня из рук стаканчик и высыпает на землю деньги. Я пытаюсь вскочить, ноги не держат, а знакомый женский голос говорит откуда-то сверху: «Кончай валять дурака, Дэвид. Два шиллинга и шесть пенсов – совсем неплохое начало для стартового капитала.» Это была Маргарет Милн, - мистер Брэдфорд покачал головой. - Удивительная женщина. Они вам понравится. Оказывается Мэгги искала меня. Потом было уже проще. Не сразу, но удалось доказать, что завещание было поддельным. С доверенностью было сложнее,  и с Робертом Кингсли мне пришлось забираться лично, но все   обошлось удачно. Вернуть удалось, конечно, не все, но начало было положено, - Дэвид обернулся к двери, в которую очередной раз  поскреблись. – Войдите...
  На пороге возник, мистер Лоуренс все такой же заспанный и еще более бледный.
- Ужин подан, мистер Брэдфорд.
- Скорее уж завтрак, - Дэвид кивнул в сторону окна, за которым светлела сиреневая дымка.
- Я распоряжусь... - дернулся Лоуренс, побледнев еще больше.
- Не стоит,  мы объединим ужин с завтраком, - Дэвид упруго поднялся, было приятно ощущать  свое собственное тело, и протянул Эбби руку, - прошу вас, мисс Торп, позвольте проводить вас к столу.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-02-25 15:59:53)

0

158

Он был… странным. Эбби не знала, что он может быть таким -  расслабленным, легким, с грустью в уголках глаз, с улыбкой – не той, которая  казалась приклеенной к его лицу, когда он общался с прессой, а немного смущенной и ироничной – но ирония была направлена не на собеседника. Брэдфорд говорил, словно заглядывая внутрь себя и то, что он видел, вызывало  печальную насмешку над самим собой – тем, каким он был когда-то, в юности, когда протест против родительского влияния кажется чем-то необходимым и естественным, как традиционный рождественский пудинг.
Эбби не включила запись – в этом не было надобности. Она знала, что может записать все позже, по памяти, или вообще не будет записывать – никогда.
Ей казалось кощунственным щелкнуть кнопкой диктофона – в тот момент, когда он рассказывал о гибели отца, и даже тогда, когда он говорил о ночевке под мостом и о том, как просил милостыню.
- Надо же.  Я думала, вы шутите, когда вы говорили о пари. И мне становится многое ясно… о мисс Кингсли.
И…
Дворецкий всегда появляется вовремя. Тень управляющего белела у двери, слегка покачиваясь в утренней дымке.

- Позволяю, - весело сказала Эбигайл Торп. Она выпуталась из клетчатого пледа, сунула ноги в туфли-лодочки, и,  покопавшись в шкафу, вынырнула оттуда с клатчем в руке.
Церемонность Брэдфорда рассмешила ее, и она улыбнулась бледному Лоуренсу (все-таки он был слишком напуган,  не скрывал этого, и Эбби было его жаль).
Они спустились на первый этаж, в обеденный зал, пустой и темный. В углу зала служащий поспешно переворачивал последние стулья, стоявшие на столе ножками вверх
Их столик – с мерцающими огоньками свечей – стоял в центре. Радом маячил официант – с безупречным пробором и … разумеется, в килте.  Через четверть часа  стало понятно, что Лоуренс выжал из повара все, что возможно. И даже больше.
Им подали крабовый суп-пюре,  потом гуляш из свинины с элем, форель в желе и традиционную английскую треску с картофелем фри. Вино – конечно,  не Шато Петрю нужного купажа – все-таки было очень и очень недурным. По крайней мере, так казалось Эбби, которая еще полчаса назад была уверена, что абсолютно не хочет есть, а сейчас напоминала себе роту голодных гвардейцев.
- … но признайтесь, вы ведь делаете это нарочно, Дэвид,  - резюмировала она,  утолив первый приступ голода, и не заметив, что снова  назвала его по имени,  - распространяете о себе слухи о романах с кинодивами и моделями, поддерживаете интерес прессы провокационными заявлениями и сомнительными выходками. Вам это нравится?

0

159

Вид украшенного свечами и высокими бутылями стола, с легким намеком на средневековый стиль,  вызывал у мистера Брэдфорда невольную полуулыбку. Для заштатного отеля  в Стерлинге все выглядело очень неплохо. Но, странное дело, несмотря на соблазнительный аромат блюд, Дэвид почти не чувствовал голода, хотя в его желудке с утра не было ничего кроме кошачьего корма. Воспоминание об этом снова заставило его улыбнуться. Все случившееся, теряя черты реальности, стремительно уходило в прошлое, превращаясь в фантастическую сказку, и единственным, что напоминало о его недавнем приключении, была неприятная необходимость разговора с Маргарет Кингсли. Но мысли об этом мистер Брэдфорд решил отложить на завтра, вернее, уже на сегодня. До утра, или лучше, до середины дня, с перспективой отнести все на вечер.
А сейчас, он, отдавая должное  мастерству повара не столько ел, сколько наблюдал за Эбби. От  еды и вина она раскраснелась, ее глаза в полумраке казались неправдоподобно большими и темно зелеными, как листья кувшинки. Когда она улыбалась в них что-то светлело, и  проступала внезапная прозрачная голубизна.
От движения наливавшего вино официант пламя свечей качнулось, перемигнулось со своим отражением в бокалах, и в этом качающемся свете лицо Эбби вдруг утончилось, черты сгладились, и вся она стала легкой и прозрачной. Мистер Брэдфорд невольно подался вперед. Эбигайл протянула руку, чтобы взять бокал. Ладонь в мерцающем свете просвечивала алым...
Дэвид вдруг представил, как лет триста тому назад, она вот так же сидела  в сводчатом зале замка Стерлинг, покачивая в бокале багряное вино, и огонь камина, просвечивая сквозь пальцы, играл бликами в ее глазах.
- Нравится что?- наваждение рассеялась, оставив неясную грусть. – Эпатировать публику? Это часть имиджа, необходимость быть на виду, И я никогда ничего не выдумываю и не распространяю слухи, возможно, недоговариваю детали, – он качнул головой, –  а воображение публики дорисовывает остальное. И да, мне это отчасти нравится, - Дэвид поднял бокал, - вам идут свечи, Эбби и, насколько я помню, мы так до конца и не выпили на брудершафт?

0

160

О.
- О, - сказала Эбби, - действительно.
Он был непоследователен.
Полминуты назад он говорил об эпатаже и об имидже, а потом – даже без паузы – перешел к брудершафту.
Только в глазах его – пока он говорил, слушал, ел – довольно мало, надо сказать, и Эбби какое-то время чувствовала себя неловко, с наслаждением пережевывая очередной  кусок форели, и стараясь выглядеть не слишком вульгарно – в его глазах протаял теплый зеленоватый огонек,  и взгляд его приобрел несвойственную ему доныне мечтательность. Так бывает, когда человек здесь – и одновременно нет.
И Эбби точно знала, что ничего не делала, чтобы  Брэдфорд  ушел в какой-то другой мир  - по крайней мере, сейчас. Не знала, что рисует ему воображение. Но чувствовала, по какому-то особенному холодку между лопаток, что за этим последует.
Он был абсолютно последователен.
- Хорошо, - она слегка смешалась, облизнула губы, покраснела -  и даже разозлилась на себя за это.
Его губы были твердыми и теплыми, и  пахли горными травами, немного перцем и кардамоном, терпким вином и солнцем. Целоваться он умел, и потому поцелуй продлился дольше, чем отводилось для брудершафта ее внутренним секундомером.
- Дэвид Брэдфорд, -  она перевела дыхание. Сердце гулко стучало о ребра.
Кажется,  это был  тот момент, когда любая задуманная глупость кажется озарением.
- … только не говори, что это – часть имиджа.

0

161

- Нет...
Ответ на выдохе прозвучал коротко, и от этого резко. Мистер Брэдфод невольно поморщился от этой резкости. Он приподнял лицо Эбби за подбородок и, глядя ей в глаза,  повторил уже мягче и абсолютно серьезно:
- Нет, некоторые вещи я делаю исключительно для себя.
Это был один из немногих случаев, он не  мог решить, что делать дальше. Там на гринвидчском меридиане все  было ясно и просто, сейчас что-то изменилось, и он пока не решил, что.
Дэвид быстро коснулся губами уголка ее рта и, уже улыбаясь, прошептал:
-  Поцелуй ведьмы дорогого стоит. Разве я мог упустить такой шанс.
Он покосился на застывшего у дверей официанта.
- Бокалы, пожалуй, бить не будем. Я бы пригласил вас... тебя танцевать, но тут вряд ли есть подходящая музыка, - в его голосе звучало искреннее сожаление. Недавнее наваждение  на миг вернулось: из сумрака поднялись средневековые стены и кавалеры в камзолах повели за руку дам в длинных платьях. Мистер Брэдфорд тряхнул головой, машинально взглянул на свои ноги и расхохотался. – Нет, вру, не только музыка...Совершенно не могу себя представить танцующим в килте. Придется отложить до следующего раза.
Он изо всех сил старался избежать неловкости и не был уверен, что у него это получилось.
В зале ощутимо посветлело, за окнами промчалась машина, город начинал просыпаться.
- Давай прикончим десерт, - Дэвид кивнул официанту, - и я поищу Лабэ, он наверняка тут поблизости. Думаю, стоит немного поспать, ничего страшного не случится, если мы выедем в полдень.
Ему надо было подумать, о многом, и о Маргарет Кингсли, в том числе. Он надеялся, что после его звонка, она позвонит Эбби, они назначат встречу, и ему не придется встречаться с ней лично. И кстати...
Он прищурившись посмотрел на Эбигайл.
- Ты кажется говорила, что тебе стало многое ясно по поводу мисс Кингсли...

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-01 23:49:54)

0

162

Неужели он действительно думает, что будет следующий раз? Или это просто фигура речи?
Эбигайл Торп откинулась на спинку стула и улыбнулась:
- Килт тебе к лицу. А о мисс Кингсли стало понятно то, что, возможно, она это сделала не только с благородной целью  получить мужа-миллиардера, но и из желания доказать отцу, что она тоже чего-то стоит. Девочки с комплексами – они  такие… девочки.
Ей было грустно и смешно.
Ночь уходила стремительно, оставляя на губах терпкий привкус  поцелуя. Терракотовый пол мягко царапали первые солнечные лучи. Официант убрал со стола и  принес традиционные ингредиенты для кранахана – виски, вазочку со взбитыми сливками, блюдца с малиной и обжаренными хлопьями и деревянную плошку с янтарным медом.
- Я могу приготовить тебе настоящий кранахан. Я умею, - Эбби сказала это слишком быстро, чтобы стало понятно, что она стремится заполнить паузу – ощущение пустоты и неловкости было слишком заметным, и ей отчаянно  хотелось избавиться от него, - и расскажу о том, что будет дальше. Ты ведь должен знать, как и почему. И в какой последовательности.
Она неторопливо смешала мед и сливки.
- Когда ты поговоришь с ней по телефону… желательно, чтобы презент уже был у нее. Позвонишь мне, скажешь… Ты ведь наверняка будешь не один, рядом будет Лабэ, или Маргарет Милн. Скажешь какую-нибудь кодовую фразу. Например…

…добавила ягоды, хлопья, виски и полюбовалась приготовленной в широких стаканах горкой.

- «…там он придет в рассудок; а если и не придет, так там это не важно. Там в нем этого не заметят, там все такие же сумасшедшие, как он сам». Попробуй, это вкусно.

Малина таяла на языке, мед придавал сладость, сливки – нежность, виски – необходимую нотку горечи.
- Дальше я позвоню ей, предложу встретиться, чтобы передать гонорар, она обязательно согласится, и я встречусь с ней в каком-нибудь малолюдном кафе, уже подготовленная. Зелье и заклинание забвения… у них очень широкий диапазон. Можно сделать так, чтобы человек забыл все. Или все за определенный промежуток. Или мозаично. И даже привить другие воспоминания… Ты ведь не захочешь, чтобы бедняжка мисс Кинглси забыла все? Я сотру у нее только воспоминания о поисках ведьмы, ее авантюре с приворотом, обо мне и твоем звонке. Заменю их на что-то безобидное. Никто не пострадает. В этот раз.
Эбби  поболтала ложечкой в стакане.
- А теперь действительно пора спать. Я пойду. А Лабэ тебя сам найдет, не сомневаюсь, что он где-то тут… поблизости.

Она не удивилась бы, если бы Мишель маячил где-нибудь у входа в зал, ожидая сигнала «можно».
- Можно, - губы сложились в улыбку, и она распрямилась и отодвинула стул, не дожидаясь, пока за нее это сделает подбежавший иноходью официант.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-03-03 11:13:58)

0

163

Почти все оставшееся время мистер Брэдфорд молчал. С его лица не сходила все та же легкая полуулыбка, то чуть лукавя, то задумчивая, то почти язвительная – когда Эбби заговорила о комплексах мисс Кингсли. Она не знала, что Маргарет Кингсли уже давно и весьма успешно помогает отцу вести бизнес, и деловой хватки у нее хватает. Этим она пошла в отца, впрочем, и остальными качествами тоже.
Он смотрел, как Эбби делает кранахан, слушал ее торопливую речь - она тоже чувствовала неловкость, но не спешил помогать ей, а лишь согласно кивал в ответ на детали плана, неспешно отправляя в рот ягоды малины. Когда Эбби встала из-за стола, он тоже быстро поднялся, чтобы проводить ее до номера, и только уже на пороге, когда она почти вошла внутрь, на мгновение придержал ее за локоть и, коснувшись губами виска, прошептал:
- Знаешь, о чем я больше всего жалею? Что не успел погулять по крышам, пока был котом…
Когда дверь за Эбигайл закрылась, Дэвид, бросив взгляд в конец коридора, резко развернулся и направился к люксу. Он был уверен, что за тем, что происходило в зале, да и здесь тоже, наблюдала не одна пара глаз, а потому заметив мнущегося в отдалении управляющего нарочито громко произнес:
- Мистер Лоуренс, ко мне должен подойти…ээ… знакомый. Он уже был здесь сегодня с артистами местного театра, и как только он появится, - Дэвид добавил голосу немного доверительности и почти интимности, - распорядитесь немедленно проводить его ко мне в номер…
Управляющий из бледной тени стал внезапно пунцовым (он что, тоже читает женские журналы?) и сбивчиво пролепетал:
- Этот молодой человек уже полчаса, как дожидается внизу…
Эбби оказалась весьма прозорливой. Мишель Лабэ действительно нашелся сам.
- Отлично, пришлите его немедленно ко мне, закуски и вино тоже. Завтрак пусть подадут в двенадцать ко мне в номер…- заметив на лице управляющего живейшее любопытство, Дэвид сделал паузу и добавил, - на троих…
Он почти выдернул из пальцев Лоуренса ключ и, захлопнув за собой дверь, согнулся, даваясь от смеха. У него давно не было такого хорошего настроения. И, черт возьми, ведьма была права, ему это нравилось.
Через минуту в дверь постучали. Появился Лабэ, все еще в килте, но с брюками под мышкой. Француз был не легком недоумении, но воспринял ситуацию с хладнокровием истинного легионера, отдал должное закускам, и почти мгновенно заснул на диване в гостиной, а мистер Брэдфорд еще долго мерил шагами спальню, пока на минуту присев на край постели, не заснул так же быстро, как Мишель.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-03 21:26:59)

0

164

Как только за Брэдфордом закрылась дверь, взгляд Эбигайл Торп  утратил рассеянную мечтательность и сделался сухим и строгим.
До восьми оставалось два с небольшим часа, и она посвятила их «официальной» работе. Диктофон выплевывал запись пресс-конференции Брэдфорда перед банкетом.  Живой голос,  искаженный динамиком, казался чужим, не принадлежащим Дэвиду – словно не он, а какой-то другой человек отвечал на вопросы журналистов, улыбаясь дежурной, ненастоящей улыбкой…

«Вот этот бокал... Возможно, что выпив его, я превращу свою жизнь в ад, но кто знает - а не случится ли это именно потому, что я его не выпью?» - вдруг вспомнила она и поежилась.
Нам не дано предвидеть?..

«Нам не дано предвидеть, куда заведет нас тот или иной поступок. Я не могла предположить, что бокал Шато Петрю станет отправной точкой самого странного пари, что мне удалось заключить с Дэвидом Брэдфордом, медиамагнатом и человеком…»

После первой фразы стало проще. Глянцевые буквы скатывались с пальцев, укладываясь в стереотипные строки, в которых Дэвид Брэдфорд был умен, остроумен, внезапен и порывист и – разумеется – в выигрыше. Впрочем, как всегда.
В начале восьмого она закончила и позвонила на стойку администратора.
- Вы уже уезжаете, мисс…Торп? – по удивлению, сквозящему в голосе девушки с рецепции, было ясно, что она тоже (как и все!) в курсе ночных похождений  журналистки  «Обозревателя» мисс Эбигайл  Торп.
- Да, - подтвердила Эбби, - прямо сейчас. Мне нужно быть в редакции до вечернего чая.  Вызовите такси до вокзала. Мой кот так и не нашелся. Если что-то изменится, дайте мне знать.
Для пущей правдоподобности она хотела посулить нашедшему вознаграждение в полсотни фунтов – но сдала назад, как только поняла, что подобный сюжетный ход грозит ей сотней писем с фотографиями  всех найденных котов  на территории от Глазго до Абердина.

-  И… я оставлю на столике конверт. Передайте его  мистеру Брэдфорду.

Она не легла спать и не стала дожидаться полудня. Обратный путь в компании Дэвида Брэдфорда и его секьюрити не входил в ее планы. Это было неудобно – слишком о многом пришлось бы молчать в присутствии сурового  легионера Мишеля Лабэ… да и причину его внезапно начавшейся и так же внезапно завершившейся любви к сценическому искусству объяснить непросто. Пусть думают, что в «Гиннесс» ему что-то подмешали. Это хорошая версия. Ничуть не хуже прочих.
Так решила Эбби – и через полчаса она уже ехала на вокзал, а еще через час  –  сидела в купе поезда, отправляющегося в Лондон.
На журнальном столике в номере остался лежать конверт – внутри покоилась прямоугольная визитка (Эбигайл Торп, «Обозреватель»). На матово-белом кусочке картона крупными косыми буквами  было написано: «Увидимся в Лондоне».

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-03-09 20:54:35)

0

165

Мистер Брэдфорд проснулся  около десяти. Несколько секунд лежал с закрытыми глазами, вспоминая, где находится, потом резко сел.  Ощущения не подвели, все было нормально. Он снова стал человеком. Вчерашнее превращение и ужин не были сном.
Хотя...
Дэвид с сомнением покосился на стоящую у кровати пустую бутылку. На какую-то долю секунды ему показалось, что все случившееся было пьяным бредом, и ему просто привиделись его невероятные приключения?
Но, голова была ясной, без признаков похмелья,  люкс в Стерлинге реальным, да и Фриндж тоже, о чем любезно напоминали, не только логотип гостиницы на бокале и лежащий рядом красочный буклет фестиваля , но и его собственные, торчащие из под клетчатой юбки, ноги.
В дверь постучали.
- Войдите, - мистер Брэдфорд встал, одергивая изрядно помятый килт.
На пороге возник Лабэ. Мишель был  во всеоружии (в брюках), бодр, свеж  и готов выслушивать распоряжения начальства. Правда за его деловитостью все еще пряталось некоторое недоумение, не столько от внезапного появления босса – версия про пари француза вполне устроила, сколько от собственного вчерашнего поведения, а потому он считал необходимым объясниться.
Мистер Брэдфорд, облегченно вздохнув (все-таки вчерашнее не привиделось),  от объяснений отмахнулся – на Фриндже и не такое случается, и, ненавязчиво поинтересовавшись, не нашелся ли кот мисс Торп («к сожалению, пока нет, сэр») отправил секьюрити за брюками.  Не ехать же в Лондон в килте.

От завтрака с боссом Лабэ отказался (надо  подготовить машину и все такое), что было очень кстати. Дэвид сам жалел, что придумал этот завтрак «на троих», но уж очень хотелось в тот момент посмотреть, как переливается цветами побежалости физиономия управляющего.
Однако сейчас вчерашнее веселье сошло на нет -  в перспективе маячили не очень приятные вещи.
Следующие пол часа у него ушли на то, чтобы убедить Маргарет Милн в своей вменяемости и необходимости выполнить  его странную просьбу.
Да, вещица должна выглядеть, как подарок на помолвку, и нет, он не сошел с ума и не собирается жениться на мисс Кингсли, но это не отменяет необходимости послать ей подарок.  Конечно, в этом нет никакой логики, но отсутствие логики не означает, что его разум помутился. Он в здравом уме и твердой памяти, не попадал в аварию, и никто не бил его по голове, и не держит у виска дуло пистолета, и все же, он настаивает, чтобы подарок был отправлен немедленно, разумеется без особой огласки.
Недоумение мисс Милн было намного сильнее, чем у Лабэ, но  распоряжение босса - закон, и секретарь, несмотря на сомнения, была вынуждена согласиться. Буркнув на последок, что не слишком порядочно впутывать девушку в его разборки с Робертом Кингсли, она перешла к насущным делам компании. Мистер Брэдфорд, и без того раздраженный разговором, едва не ляпнул, что эта девица сама всю эту кашу заварила, но вовремя спохватился. План, составленный Эбби и так был не очень надежен.
Выполнив первый пункт, Дэвид перешел к выполнению второго. Это было несколько сложнее, но он  не  собирался его откладывать до возвращения в Лондон, где риск личной встречи был намного выше. К тому, если позвонить сейчас, то не понадобится никаких условных фраз, которые вчера его так забавляли.
Еще минут двадцать ушло на то, чтобы собраться с мыслями. На всякий случай заперев дверь, чтобы никто не явился в самый неподходящий момент, 
мистер Брэдфорд набрал полученный у Маргарет Милн номер.
Его звонка ждали, правда  не с этого телефона, а потому пришлось потратить не мало сил, чтобы развеять сомнения. Но, Дэвид приложил максимум усилий, и постепенно недоверчивые междометия Мэг Кингсли сменились нормальными словами, тон стал мягче. Она долго пеняла за нанесенную ей обиду, явно получая удовольствие от его извинений и ощущения собственной власти, в конце концов, благосклонно приняла его мольбы и признания.
Проворковав на прощание: «До встречи, любимый», - она, наконец, отключилась.
Мистер Брэдфорд с облегчением перевел дыхание. Спектакль, хотя он и представлял на другом конце «провода» совершенно другую женщину, дался ему с трудом.  Но, дело сделано. Свое обещание он выполнил. Остальное было за ведьмой.
Часы показывали начало двенадцатого.
Натянув  принесенные Мишелем джинсы (единственное, что удалось найти в заваленных килтами близлежащих магазинах и лавках.  Порванные в самых неожиданных местах, они смотрелись довольно экстравагантно), мистер Брэдфорд в радужном настроении, как это бывает после законченного неприятного дела, направился  к номеру Эбигайл Торп.  Но дойти не успел, его остановила горничная со знакомой сиреневой переноской в руках (еще одно подтверждение того, что ему ничего не приснилось!) .
- Доброе  утро, мистер Брэдфорд, - с любопытством разглядывая медиамагната, горничная сделала короткий книксен и протянула ему конверт, - мисс Торп, уезжая, просила передать это вам.
- То есть как, уезжая? – Дэвид с изумлением уставился на белый прямоугольник.
– Она уехала в Лондон рано утром, очень торопилась, чтобы успеть в редакцию до вечернего чая,- на  лице девушки появилось легкое  злорадство.
«Увидимся в Лондоне».
Черт побери, что это значит?
«И чему радуется эта дура? Журналистка послала миллионера? Идиотская женская солидарность!» -  Дэвид скомкал в кулаке визитку.
Он сделал все, как она просила, вытерпел унизительный разговор с Мэг Кингсли,  а она сбежала!
Он даже хотел...
Нет, это уже чересчур!
«Успеть в редакцию до вечернего чая!».
Куда яснее – чтобы отправить статью в печать. А он, как дурак, вчера откровенничал с ней весь вечер, совершенно забыв, что она еще и журналистка.
Ощущение было пренеприятным, его не просто бросили,  а развели и подставили  «в одном флаконе».
Мистер Брэдфорд расправил визитку. Он сейчас позвонит ей и выскажет все, что думает. Пальцы быстро набрали номер... Или нет... Он сделал все что мог, пусть выпутывается сама. Дэвид нажал отбой. У него достаточно и своих проблем, хотя бы тот же мистер Броуди из «Таймс».

0

166

[NIC]Маргарет Кингсли[/NIC][AVA]http://sf.uploads.ru/WKTHh.jpg[/AVA]Во-первых, Брэдфорд ее разбудил.
Во-вторых, она-то и заснула в половину девятого утра, потому что всю ночь бессмысленно ворочалась в постели, вставала, бегала к холодильнику и обратно, ожидая звонка ведьмы.
Если  с вечера ожидание было достойным и сдержанным, то к утру  от злости и волнения  Маргарет сжевала пачку крекеров с сыром, упаковку креветочных чипсов и два шоколадки с воздушным рисом.
Звонок Брэдфорда  выдернул ее из сна, в котором они шли к алтарю, и на ней было красивое свадебное платье от Дольче, украшенное потеками  брусничного соуса.
Проснувшись, Маргарет Кингсли  не сразу поняла, где и почему она находится. Оказалось, что она заснула в гостиной на диване,  подложив под голову последний номер «Форбс», в котором известный финансовый аналитик предсказывал рост стоимости акций медиахолдинга Брэдфорда не менее чем на 7% до конца текущего года.

Какое-то время после разговора с Брэдфордом мисс Кингсли сидела неподвижно, уставившись в черный зеркальный экран телевизора, потом ожила и щелкнула кнопкой пульта. Экран включился и заговорил голосом диктора новостного канала:
- … стало известно, что Дэвид Брэдфорд находился в Стерлинге не один. Его сопровождал один из его сотрудников и некая Эбигайл Торп, представившаяся корреспондентом газеты «Обозреватель». Мы получили несколько эксклюзивных фотографий от источника, пожелавшего сохранить инкогнито…

Маргарет  вытянула шею. Фотографии  сомнительного качества, очевидно, сделанные в спешке  камерой мобильного телефона  с очень неудобного ракурса, однако люди на них были узнаваемы более чем полностью.  За столиком в пустом ресторане сидели Дэвид Брэдфорд и ведьма.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-03-09 11:47:10)

0

167

Эбби начала нервничать за два часа до прибытия в Лондон. Именно тогда ей кто-то позвонил (номер был незнакомым) и положил трубку.
Так и не решив до конца, станет ли эта загадочная попытка разговора поводом для радости, огорчения или для серьезных проблем в будущем, Эбби ухватилась за трубку тут же, как только телефон ожил снова.
- Э-эээ… Это я, - сообщила мисс Кингсли каким-то «не своим»  голосом и сдавленно хрюкнула.
- Я вас узнала, - быстро ответила Эбби, - нет необходимости уточнять. Дело сделано? У вас все в порядке?
-  С-спаа-сибо вам! С-сделано, - странно заикаясь, продолжила Маргарет, - он звонил  два часа назад, и я сначала решила, что это розыгрыш, потом увидела новости… А только что мне передали подарок. От него… Я…
- Расскажете все при встрече.
- П-при встрече…  Вы знаете! Я… - эхом вторила мисс Кинсли, все еще находясь под впечатлением от случившегося, и, кажется, пребывая немножко «вне себя»,  - где и когда?
- Сходите в банк, откройте на мое имя счет на десять тысяч фунтов с возможностью снять всю сумму в любой момент, мне отдадите пластиковую карточку. Встретимся в четыре тридцать в кафе «Манифик», это  Ноттинг-Хилл,  – она около минуты объясняла, как найти кафе, о котором знали очень немногие, -  я вам дам некоторые инструкции… по эксплуатации.
- Хорошо. Спаа-си… Вы не представляете!  - заблеяла Маргарет.
- Да-да, я поняла, - торопливо проговорила Эбби, - я представляю. Вы счастливы.
- Абсолютно!  Вы…
- Да, - сказала Эбби, - я поняла.  Жду вас в половину пятого в «Манифик»
Маргарет еще раз сказала «спасибо» и отключилась. Похоже, презент от Брэтфорда  оказал на нее поистине магическое воздействие безо всякого колдовства.
А еще мисс Торп поняла, что слушать восторженные речи Маргарет ей смешно – и одновременно досадно.

У Эбби оставалось очень мало времени, поэтому она взяла такси от вокзала, опрометью примчалась в квартиру, вытащила из шкафчика на кухне баночки со специями,  раскрыла книгу на нужной странице и принялась смешивать ингредиенты:
- Щепотка  белого перца… корица… та-ак… что тут еще?

В четыре пятнадцать она сидела в за угловым столиком в кафе «Манифик». Перед ней стояла бутылка воды «Перье»,  две вазочки с клубничным мороженым,  политым шоколадом,  посыпанным корицей, карамелью и дроблеными орехами, и чашка крепкого кофе.
Маргарет Кингсли появилась ровно в четыре тридцать. На щеках ее алели одинаковые  пятна, пробившиеся через плотный слой макияжа.
- Карточка, - прошептала она заговорщицким тоном и воровато оглянулась, - здесь вся сумма, - как все прошло?  Как вам это удалось?! Как?! Он прислал мне серьги от Тиффани. Думаю, вечером при встрече будет кольцо. Уверена в этом. Не меньше шести каратов!
- Я заказала вам мороженое, - сообщила Эбби скучным деловым тоном, - в целом неплохо, разве что пришлось ехать в Эдинбург, чтобы инсценировать пари и получить возможность обеда без свидетелей. Это профессиональная тайна, вообще-то. Я не делюсь секретами приворота.
- Ах да, вот почему вы там обедали вместе…  Вы ночевали в одном номере? – подозрительно прищурившись, вдруг спросила Маргарет Кингсли,  - с… ним?
Эбби вспомнила кота в собственных ногах в отеле в Бирмингеме  и улыбнулась.
- Нет, конечно. Что вы. В разных. Он снял люкс, выселив оттуда редактора «Таймс».
- О! Это в его стиле,  - рассмеялась мисс Кингсли, - знаете, я  так волновалась, что сорвется… когда волнуюсь, я ем… как ненормальная. Очень вкусное мороженое, спасибо. Я вам должна за билеты и десерт? Или это входит в гонорар?  Вообще-то,  мы не договаривались, что я буду оплачивать ваши траты в процессе… Кофе мне? Как это мило!
Одна ложка. Другая. Третья…
- Нет-нет, - быстро сказала Эбби, - вы больше ничего не должны. И… кофе мне. Я не спала ночью.
- Я тоже! Но… представляете! Я не хочу спать! Я сейчас поеду к Дениз, и к Саре Хогсмит! Да они лопнут от зависти! Нет, сначала все-таки к Дениз.
- Вы сказали им по телефону?
- Нет! Я еще никому не сказала, даже в фейсбуке не написала! Я хочу увидеть их лица! Это непередаваемо!..
Эбби посмотрела на мисс Кингсли пристальным долгим взглядом.
Маргарет поднесла ко рту ложечку с мороженым.
- Что вы на меня так странно смотрите?
Шестая. Седьмая...
- Амнестикус.

***

- Э-эээ… Мисс?..
- Брайт. Виктория Брайт. «Сефора».
- Да-да, мисс Брайт, - Маргарет Кингсли слегка ошалело смотрела на пустую вазочку из-под мороженого, - приятно было познакомиться.
- Мне тоже, - сказала Эбби, вставая,  - я оставлю вам визитку. Если наше предложение о сотрудничестве вас заинтересует, дайте нам знать.
- Я… да. Конечно. Да.  Всего доброго.
- Вы забыли свою воду, мисс! – окликнула Марго официантка.
Маргарет Кингсли удивленно оглянулась и забрала со столика маленькую запечатанную бутылочку «Перье».

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-03-09 20:55:17)

0

168

Позавтракав в полном одиночестве, чем весьма расстроил управляющего и метрдотеля, мистер Брэдфорд решил хотя бы мельком, но все же взглянуть на знаменитый замок, у подножья которого ведьма собирала свой вереск.     Дело оставалось за небольшим -  избавиться от внимания журналистов.  Эбби была права -  информация, что в «Луне и грош» внезапно объявился сам Дэвид Брэдфорд, уже разлетелась по местным СМИ, и в холле, как сообщил Лабэ, с утра толпилось немало приехавших на Фриндж представителей прессы. Благодаря  предусмотрительности  и изобретательности бывшего легионера, Дэвиду все же удалось от них улизнуть, хотя пару снимков вездесущие репортеры все же успели сделать. Заметив среди зевак на противоположной стороне улицы знакомое востроносое личико и бабочку на голой шее, мистер Брэдфорд понимающе хмыкнул.  Француз явно не просто так отказался от завтрака с боссом. Судя по всему, вчерашнее театральное действо, особенно в лице помрежа,  произвело на него сильное впечатление.
    Стерлинг, встретил медиамагната разноцветьем флагов,  звуками волынок и барабанов, невероятными костюмами участников фестиваля, многоголосьем разноязычных гидов и толпами туристов, снующих туда-сюда между разбитыми у подножья скалы шатрами. Замок был совершенно непохож на ту мрачную, полную приведений колыбель артуровских легенд, которую рисовало Дэвиду его воображение. Он  внезапно почувствовал себя чужим на этом празднике жизни и, посмотрев с крепостного вала на вересковые холмы, вернулся к машине в еще более отвратительном настроении, чем раньше. Возможно, все было бы иначе, будь рядом Эбигайл Торп, но в этом мистер Брэдфорд не хотел себе признаваться.
    По  мере приближения к Лондону его настроение стало исправляться. Он успел  три раза переговорить с Маргарет Милн - узнал что подарок мисс Кингсли доставлен, уточнил дату проведения совета директоров  и  прочие текущие вопросы, ознакомился с биржевыми сводками, отдал несколько кадровых распоряжений и сделал полдюжины деловых звонков. 
    Он даже перестал  сердиться на Эбби. Возможно она была права, что уехала раньше. Но, это вовсе не отменяло его решения не звонить ей... по крайней мере, до завтрашнего утра. Рассказ Лабэ, которого он решил расспросить о поездке в Стерлинг ( француз оказался отменным рассказчиком), несколько поколебал, но все же не изменил этого решения. 
     Его внезапное исчезновение имело слишком большой резонанс, и завтра наверняка придется давать пресс-конференцию, вот там они и встретятся. Жизнь возвращалась в привычную колею, в ней не было места для волшебных приключений.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-12 21:33:46)

0

169

Из кафе Эбби направилась прямиком в редакцию.
Две статьи она отправила по электронной почте  три часа  назад.
Дороти ее ждала. Неподдельный интерес к персоне Эбигайл Торп был написан у нее на лбу шестнадцатым кеглем.
- Это просто вау! Эбби, ты сделала это! Признаюсь, я думала, ты гонишь! Но то, что ты сделала! «Миррор» и «Таймс» удавятся от зависти! Мы порвем этот гребаный Лондон!
- Слишком много восклицательных знаков,  - вяло проговорила восходящая звезда журналистики, -  я же обещала. Гонорар будет?
На них оглядывались и перешептывались.
«… была с Брэдфордом на Фриндже!»
«…значит, про Талулу все неправда?»
«… и что он  в ней нашел?..»
Вот последнее обидно, подумала Эбби, выпрямила спину и подняла подбородок.
- Я отправила копии в пресс-службу Брэдфорда. От них еще не пришло «добро»?
- Пока нет. Наверное, надо их поторопить. Номер сдавать в печать через… одним словом, позвонишь им? Ты автор, с тобой может поговорить сам Брэдфорд… или его секретарь.
«Сам Брэдфорд мне даже не позвонил», - подумала Эбби, не желая признаваться себе самой, что чувствует себя не то чтобы обманутой, но разочарованной.
А секретарь…
- Да. Секретарь. Я позвоню.
- Да-а, звони! Слушай, Эбби...
- Что?
- Ты с ним переспала?
Эбби фыркнула и ушла в свой закуток. Номер телефона Маргарет Милн она сохранила.
Гудки вызова, мелодичный, хорошо поставленный голос – и хорошо знакомый.
- Мисс Милн? Это Эбигайл Торп, «Обозреватель». Ваш босс получил статьи для одобрения? Я не могу связаться с ним лично, у меня нет его номера. Поэтому я звоню вам.
Ей вдруг сделалось жарко. Что именно рассказал Брэдфорд Маргарет? Или… не рассказал?

0

170

- Эбигайл Торп?  - мисс Милн посмотрела на фотографии, лежащие на столе. На них не было ничего предосудительного. Обычный ужин. Правда при свечах.  Из этого обязательно раздуют целую историю, но… ничего предосудительного.
– Статьи для одобрения? Нет, мистер Брэдфорд еще ничего не читал…
«Я тоже еще не читала», - секретарь перевела взгляд на папку со статьей, которую принесли из пресс-службы. Ей не очень хотелось ее открывать. Дэвид вел себя очень странно и, бог знает, что мог наболтать этой ушлой журналистке. Это же надо, суметь заманить его на Фриндж накануне совета директоров, в тайне от всех. Теперь неизвестно какие проблемы придется разгребать. Последний раз Маргарет Милн так волновалась за своего босса лет семнадцать тому назад.
  «У меня нет его телефона»
« Сейчас ни у кого нет его телефона. Хм... Но, тогда получается, что они возвращаются в Лондон не вместе?» - секретарь приподняла бровь.
Это было уже лучше. Она открыла папку и, пробежавшись глазами  по первым абзацам, качнула головой.
« Надо же… пари. Как  же надо было его зацепить, чтобы он согласился на такую авантюру? Но, в целом, написано неплохо, с некоторой долей юмора и даже легкого восхищения».
- Мистера Брэдфорда сейчас нет, как только он приедет, я передам ему ваши статьи на утверждение. Вам обязательно сообщат, мисс Торп. Думаю, особой задержки не будет.

Мистер  Брэдфорд появился в офисе четверть часа спустя.  Он приехал бы раньше, если бы не вечные лондонские пробки. Мисс Милн молча протянула ему папку с документами на подпись. За истекшие три дня их накопилось не мало. Первым лежал счет из ювелирного магазина.
Дэвид присвистнул – цифра была впечатляющей.
- Вы сами просили, сэр... - нахмурилась секретарь. Она  не любила, когда босс вел себя, как мальчишка, впрочем, это он позволял себе себе исключительно в ее присутствии и в хорошем расположении духа.
- Все прекрасно, мисс Милн, я не сомневался в вашем вкусе.
- И?...
- И ничего. О мисс Кингсли можете больше не вспоминать, - Дэвид склонился над столом  подписывая бумаги, - это все?
- Еще статьи из Обозревателя, прислали на утверждение... Эбигайл Торп.
- Уже?
Эбби не теряла времени даром. Он быстро просмотрел текст. Она выполнила обещание, в статье не было ничего личного. – Пусть оправляют в печать, у меня нет замечаний.
- Сэр, журналисты буду требовать...
-Журналисты... требовать? – мистер Брэдфорд усмехнулся.- Назначьте на завтра пресс-конференцию, – он на секунду задумался, -  в полдень, на пятнадцать минут, не больше. Эбигайл Торп тоже пригласите. А пока дайте мне ее адрес, и найдите магазин, где можно купить голубые шторы,- он взглянул на озабоченное лицо секретаря. - И не спрашивайте меня ни о чем, Мэгги, я вряд ли смогу вам что-то рассказать.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-15 22:49:17)

0

171

Эбби не стала дожидаться ответа пресс-службы в редакции. За тот час, что она провела на официальном рабочем месте (да-да, Дороти позвала Ричарда Хармонда, и тот, глядя на Эбби маслянистыми глазками, долго тряс ей руку и поздравлял с зачислением в штат) она успела почувствовать себя так, как чувствует себя человек, разгрузивший вагон с рыбой. Ей улыбались, конечно, и хвалили, и обещали устроить фуршет «завтра, когда ты проснешься знаменитой», et cetera.
И многозначительно переглядывались за спиной.
Воспользовавшись моментом, когда  первичный интерес коллег к ее персоне подувял, и  репортеры и редакторы принялись с жаром обсуждать завтрашний номер, восходящая звезда английской журналистики сбежала.
Она все еще надеялась, что Брэдфорд позвонит и спросит, как все прошло с мисс Кингсли.
И может быть, скажет, что скучает...
Дома ее ждала гулкая тишина,  дизайнерские занавески и затаившиеся в углах и под диваном синтепоновые снежные хлопья. С хлопьями она сражалась не менее получаса. Занавески сняла и вынесла на помойку.

И тут  ей «сообщили». Ей сообщили как раз в тот самый момент, когда она сидела в интернете, вылавливая там и сям появляющиеся заметки о поездке Дэвида Уильяма Брэдфорда на Фриндж в компании внештатного и никому доселе не известного корреспондента «Обозревателя» Эбигайл Торп. Комментарии к статейкам были разные – от забавных до намеренно провокационных. Эбби прочла их все, придирчиво рассмотрела фотографии, сделанные во время  ужина, машинально отметила, что выглядит она так себе,  и порадовалась,  что неизвестный папарацци не выложил фото поцелуя на брудершафт (возможно, его спугнули – или он придержал «эксклюзив», чтобы позже продать подороже).
Именно в этот момент раздался звонок. Безликая девица-сотрудник пресс-службы хорошо поставленным голосом (интересно, их специально так подбирают, по голосам?) сообщила, что статьи босс одобрил, а мисс Эбигайл Торп приглашают завтра на брифинг, который пресс-служба холдинга устраивает для журналистов «по следам последних событий».
- Спасибо, мисс, - машинально ответила Эбби, и нажала кнопку «отбой».
Брэдфорд решил выделить четверть часа для прессы, чтобы поиграть с интересом к собственной персоне?
Эбби представила завтрашний брифинг. После выхода двух ее статей в «Обозревателе». Брэдфорд ответит на вопросы (или уйдет от ответа) и покинет зал, оставив папарацци на растерзание их коллегу, которая по неслучайному совпадению оказалась «причастна»?
Нет, я к этому не готова, сказала себе Эбби.
Лучше я пойду спать, решила она.
Как там говорят? Один утренний час стоит двух вечерних. Или – «я подумаю об этом завтра»?

Стемнело. Окно зияло огромной фиолетовой дырой, на дне которой барахтался зеленый лазерный луч.
Эбби казалось, что заснуть она не сможет. Мысли в голове прыгали, как горошины…
Он не позвонил. Почему? Решил, что хватит  с него ведьмы? Разумно, нечего возразить.
Возможно, она все себе придумала, и для него этот вечер ничего не значил? Обычное приключение, которых у него было и еще будет?
«Черт с ним, -  решила Эбби, -  черт с ним. Браслет вышлю почтой на адрес его офиса». 
Через десять минут она уже спала.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-03-16 12:00:00)

0

172

Мистер Брэдфорд задержался в офисе допоздна. Требовавших решения вопросов накопилось много. Все-таки на кону стояло будущее его компании, да и всей корпорации в целом.
Отдав все нужные распоряжения, в том числе и курьеру -доставить весьма внушительный пакет по конкретному адресу, он вернулся домой с единственным желанием – рухнуть в постель. Но, не успел он лечь, как сон словно рукой сняло.
Думать о делах не хотелось, и Дэвид, в который раз, стал вспоминать события последних дней. Не все   воспоминания были приятными, но, как часто это бывает при благополучно закончившемся приключении, помнилось в основном хорошее и забавное, а все плохое казалось просто досадным недоразумением.
Открытие, что магия реально существует, несмотря на то, что он сам от нее пострадал, радовало мистера Брэдфорда совершенно по- детски, что не соответствовало ни его возрасту, ни положению. Он прекрасно это понимал, но не мог найти рационального объяснения и искренне жалел, что, будучи котом, так и не улучил случая побегать по крышам. Решив, что копаться в глубинах подсознания бесполезно, Дэвид махнул на него рукой и снова принялся вспоминать, на этот раз про Эбби, вернее про то, что она могла бы сделать, но, не сделала.
Она могла бы просто бросить его там, у лаборатории, и никому не пришло бы в голову искать его среди котов на помойке. Она могла бы потребовать космическую сумму за возвращение человеческого облика, могла бы использовать его откровения в своих целях, могла бы повторить приворот, чтобы выполнить заказ. В конце концов, она могла бы использовать магию в собственных интересах, как это сделала миссис Причард, но ничего этого Эбигайл Торп не сделала. Последнее даже немного огорчало мистера Брэдфорда. Нет, он совершенно не хотел, чтобы его привораживали, но все-таки…
Неужели ей не хотелось этого сделать?
Он вспомнил, как  огонь просвечивал сквозь пальцы Эбби и жалел, что ужин закончился так быстро, а он вместо того, чтобы продолжить вечер (и не важно, что почти уже наступило утро), отправился к себе в номер.
«Тоже, мне джентльмен».
А еще, он миллионер и медиамагнат поймал себя на мысли, что завидует... Завидует мужу горничной из отеля в Бирмингеме. Завидует тому, с какой любовью смотрела  на него Мэри Причард. На Дэвида часто смотрели с любовью – страстно, кокетливо, лукаво, призывно, жадно, но никогда с такой теплотой. И не важно, что их брак был результатом колдовства, они любили друг друга, и это главное.
Зря он все-таки  рассердился и не позвонил Эбби, но и она могла бы позвонить ему, рассказать, как все прошло с Мэг Кингсли.
«Встретимся в Лондоне»?
Тут мистер Брэдфорд, сообразил что у Эбби нет и не может быть его нового номера и  с чувством обозвал себя полным идиотом.  Этот вывод  поставил жирную  точку на его размышлениях и, решив, что звонить в три часа ночи с невразумительными объяснениями не самая лучшая идея, и лучше решить все вопросы завтра, он почти мгновенно заснул.

Утро в августе начинается поздно, где-то около шести. Дом в котором жила Эбигайл Торп просыпался в восемь. Начинали стучать по лестницам шаги, хлопала входная деверь, на улице переговаривались мусорщики. В целом, обычный набор звуков, который не мешал спать тем, кто привык вставать позже. Изредка его разнообразил лай таксы, которую Стенфорд выгуливал около девяти. Вот и сегодня Сарделька сочла своим долгом несколько раз издевательски тявкнуть у квартиры Эбби. Такса никак не могла простить, что в там, куда она привыкла влетать, почти как к себе домой, появилось ужасное кошачье чудовище. Но, это тявканье тоже было привычно, и неизвестно, сколько бы еще проспала Эбби, если бы не случившийся следом скандал.
Начинался он вполне мирно, с очень вежливого и короткого стука, который прозвучал один раз и больше не повторился. И это не удивительно. Курьеру было велено хозяйку не беспокоить и дождаться, когда она проснется.
Продолжение последовало немедленно в виде сопровождавшегося удивленными и завистливыми вздохами перешептывания женских голосов. Возможно, на этом бы все и закончилось, если бы на месте действия с громким лаем не появилась Сарделька.
Перешептывающиеся голоса мгновенно из пьяно перешли в форте, лай сменился на воинственное рычание, послышались звуки борьбы, треск бумаги, возмущенные вопли Стенфорда, нарастающее крещендо негодования соседок, закончившееся внезапно повисшей тишиной, и, наконец, новый стук в дверь.
Когда Эбби ее открыла, на пороге возник  объемистый пакет, на котором восседал  коричнево серый кот в зелеными глазами. Бок пакета был разорван и внутри виднелась белая с золотом коробка, из отгрызенного угла которой торчало что-то небесно голубое. Рядом прыгала такса, пытаясь достать  плюшевую копию ненавистного врага, в лапах которого в прозрачной  коробочке лежала сиреневая ветка вереска.
(Мистер Брэдфорд никогда не скрывал  своею склонность к некоторому романтическому позерству ).

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-20 22:36:28)

0

173

- Доброе утро, - пробормотала Эбби, обращаясь к собравшимся, и изумленно моргнула, -  э-эээ… что это?
Она поймала кота за ухо прямо перед носом беснующейся Сардельки, и только потом поняла, что в холле повисла томительная пауза. И даже такса, чувствительно ухваченная за холку Стэнфордом, пискнула и замолчала.
Миссис Добсон, пожилая вдова художника-авангардиста, несколько раз моргнула одним глазом – тем, который был украшен веером накладных ресниц – второй глаз, еще «неодетый», задумчиво полировал сверток, из которого выглядывало что-то нежно-голубое.
Дана и Соул, подружки-лесбиянки, синхронно толкнули друг друга локтями, и хихикнули.
Рита Кучински, видеоблогер, ухватилась за мобильный телефон и нацелила глазок камеры, как пистолетное дуло, прямо в живот Эбби, прикрытый клетчатой пижамой и – немножко – синтетическим аналогом недавнего Брэдфорда.
Эбби поправила воронье гнездо на голове, прищурилась и, второй рукой вцепившись в небесный сверток (заметно-увесистый), попятилась назад.

Стэнфорд воинственно выпятил подбородок:
- Ты не занята?
- Занята! – воскликнула Эбби в проем, и попыталась захлопнуть дверь. Стэнфорд подставил ногу, обутую в щегольски-лакированный ботинок, Эбби пискнула и ушла внутрь, позволив соседу вместе с таксой протиснуться в комнату, Дана и Соул понимающе переглянулись и снова хихикнули. Дверь захлопнулась.
- Что? – пробурчала Эбби.
- Газета, – Стэнфорд вытащил из заднего кармана брюк неаккуратно сложенный номер «Обозревателя»,  - там твой материал на первой полосе. Интервью с Брэдфордом и Фриндж. Фриннж и Брэдфорд. Феноменальные подробности, которые медиамагнат долго скрывал от прессы. Невероятное пари! Ты заранее знала, что едешь на свидание с ним? Ты просто меня использовала?
- Н-не совсем так, - Ээби нервно заправила лезущие в глаза волосы за уши,  -  точнее, совсем не так. Все сложно. Хочешь чаю?
- У тебя с ним постельная интрижка?
- Нет! – возмутилась Эбби.
-  Что в пакете? – Стэнфорд заметно повеселел.
- Не знаю, - искренне ответила она, - сейчас посмотрим.

В пакете были занавески.
Эбби расхохоталась.
Стэнфорд отказался от чая, нахохлился и предложил вечером помочь с декором гостиной.
- Я подумаю, - заверила Эбби.
Стэнфорд  еще немного просветлел лицом и ушел, держа под мышкой поскуливающую Сардельку.
Эбби посмотрела на часы.
Половина десятого.
Похоже, Брэдфорд все подготовил еще вчера.
Занавески  - как компенсацию ущерба интерьеру, и плюшевого кота на память.
Как суррогат реальности.
Половина десятого. Если она захочет, она успевает на брифинг.
Эбби отвернулась,  нацепила маску для сна и плотнее зарылась в одеяло.
Плюшевый кот таращился на нее с журнального столика пластиковыми зелеными глазами.
От него едва слышно пахло вереском.
Она улыбнулась и заснула.

0

174

- … он подхватил пакет, и тут мисс Торп открыла дверь. Сэр, я хотел, но… - взъерошенный курьер развел руками.
- Все нормально Ник, - Дэвид хлопнул курьера по плечу, - хорошо, что я не стал посылать живого кота.
(От этой мысли Дэвид отказался исключительно по причине аллергии у Эбби на кошек, совершенно не приняв в расчет Сардельку).
- Живого? - глаза курьера округлились от ужаса, и он машинально потер торчащее из порванной штанины колено,  - эта ужасная такса, она…
- К счастью, она тебя не загрызла, – прервал его жалобы мистер Брэдфорд. - Так этот тип зашел вместе с пакетом внутрь? - он поморщился.  Опять этот Стенфорд, лезет, как таракан, во все щели, и что Эбби в нем нашла? Хотя… Он вспомнил, как легко она оставила в Бирмингеме стенающего Стэнни и улыбнулся. Ничего она в нем не нашла.   - А ты не помнишь, во что была мисс Торп?
- Кажется, в халате, - курьер почесал вихрастый затылок, - точно, в халате  и вся такая заспанная.
- Спасибо, Ник. Купи себе новые брюки, - мистер Брэдфорд протянул курьеру несколько банкнот и взял лежащую на сиденье газету.
Тааак… Заспанная…Значит он правильно предполагал, что Эбби может не пойти на брифинг? Сначала бросила его в Стерлинге, а теперь здесь? Написала статью и решила спрятаться, оставив его на растерзание журналистов?  Ну уж нет. Ничего не выйдет.
Дэвид захлопнул дверцу бентли и решительно зашагал вдоль по улице к дому Эбби.

Когда он быстро взбежал по лестнице, страсти в коридоре еще не утихли. Одного взгляда было достаточно - стихийно возникший женский клуб обсуждал статью в «Обозревателе».
- Доброе утро. Вы сегодня просто обворожительны, мэм, особенно справа, - он коротко поклонился миссис Добсон, которую помнил еще по пребыванию здесь котом, подмигнул захихикавшим девицам и быстро прикрыл глазок камеры на телефоне худосочной особы в роговых очках.
- Не стоит этого делать, мисс, поверьте мне, абсолютно не стоит.
Лицо худосочной особы вытянулось, как у впавшего в ступор суслика.
Мистер Брэдфорд умел говорить очень убедительно.
Он коротко постучал в дверь Эбби . Ответа не последовало.
«Ну ладно, сама напросилась», - коварно улыбнувшись, Дэвид нажал вызов на телефоне.

- Мяу...- кот на тумбочке вкрадчиво мяукнул и слегка подпрыгнул. -  Мяу...- повторил он настойчивее и подпрыгнул повыше, демонстрируя белое брюхо с молнией по середине. - Миииирррряу..мррряу.. ойё-ойё- ойё … ррр… ррр… ррр…  мряяяяу...мваахахаха! Мяу...мяу....мрряяяяуууу...

- Так не честно, бросать меня на произвол судьбы, - заявил он на сонное «алло» и снова постучал.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-22 18:19:08)

+1

175

Она проспала не более получаса, но ей успел присниться короткий  сон. Ей снился горьковатый ветер, пахнущий вереском и полынью, рваные облака  в линялом августовском небе, щекотно царапающие голые ноги сухие травинки, Лабэ с квадратными бицепсами и «квадратным» взглядом,  клетчатые килты,  орущие вразнобой волынки, хлопающие флаги над цветными полотняными шатрами и гул разноголосой толпы...  Потом пришел Дэвид  Брэдфорд, уставился на нее зелеными глазами-блюдцами, открыл пасть, зевнул и вдруг разразился протяжным механическим мяуканьем. Эбби вздрогнула и проснулась. 
Верещание не прекратилось. Кошачье мяуканье  перешло в клоунский хохот. Она стянула с глаз маску и ошалело уставилась на язычок молнии, металлически подмигивающий ей прямо с мехового пуза.
- Мвахахаа! – издевательски заржал кот – прощальной трелью, и немедленно был подвергнут вскрытию. Из плюшевого нутра Эбби извлекла мобильный телефон. Несколько секунд они смотрели друг на друга – Эбби на телефон, телефон, подмигивая зеленоватым светодиодом – на Эбби. Номер был незнакомым. Но она уже знала. Аппарат  вздрогнул в ее руке  и зашелся новым пароксизмом мяуканья.
- Алло, - губы едва шевельнулись (где-то там, в другом мире, до ее слуха доносились задверный шум и стук), - алло?.. Нет, - она улыбнулась  невидимому собеседнику, надеясь, что он услышит и эту ее улыбку, - но я уверена, что ты справишься.
Стук повторился. Теперь он звучал отчетливее. Эбби выпуталась из одеяла и подошла к двери, прислушиваясь. Там было тихо. Удивительно многозначительная и громкая тишина. Щекам стало жарко, а пальцам – холодно. 
Эбби нажала кнопку отбоя и открыла дверь.
- Проходи.
За спиной Брэдфорда присвистнула Дана. Или Соул.

+1

176

Он так и знал,  Эбби была сонной и совершенно не собиралась на брифинг. За спиной кто-то присвистнул. Мистер Брэдфорд полуобернулся, весело хмыкнул и, протиснувшись в дверь, плотно прикрыл ее за собой.
Комната была знакомой и, в то же время, нет. Теперь она казалась намного меньше, чем два дня назад, и ярче, хотя и без голубых занавесок на окнах. Зато  Эбби в усыпанной розовыми цветочками пижамке , выглядывавшей из-под поспешно накинутого халата,  была точно такой же, как и раньше.  Мистер Брэдфорд довольно ухмыльнулся, подхватил оставленного на тумбочке кота, щелкнул его по носу и по-хозяйски расположился на диване, с которого тут же взлетел рой недоубранных синтепоновых снежинок.
- Конечно справлюсь, но не хочу. С какой стати я должен отдуваться один, - он поудобнее пристроил под головой единственную оставшуюся целой подушку. – Ты себя ведешь просто по-свински, - Дэвид потянул к себе лежащего рядом кота, - правда приятель? Бросила меня в Стерлинге, теперь собирается бросить здесь... И, вообще, она нам должна. Правда? Мно-о-ого должна.... -  сердито хмурясь, он покивал головой кота и резко сел, глядя на Эбби смеющимися глазами.- Видишь, он со мной совершенно согласен, а потому у тебя двадцать секунд, чтобы проснуться и принять правильное решение, иначе... - и он многозначительно постучал пальцами по кошачьей спине, - мне придется принять кардинальные меры...
Улыбка, которой мистер Брэдфорд сопроводил это обещание, была почти чеширской  - таинственной и многообещающей.

0

177

Она наблюдала за ним искоса. Как он двигался – быстро, порывисто, несистематизированно.
Внутри снова стало пусто и щекотно. Его беспокоило только то, что его оставили отдуваться одного!  Надо же, нежный какой.
- Ты создаешь слишком много  броуновского движения, - синтепоновые хлопья, кружась, опускались на диван, - согласно официальному протоколу, я должна тебе… На сколько мы спорили по легенде? Сто фунтов? Сто фунтов. Хорошая сумма. Ее и озвучишь. В твоем стиле - согласись, я выдержала стиль. Ты ни слова не сказал о моих статьях. И ни слова не спросил о том, как прошло с Мэг Кингсли. Тебе не интересно?

Она прошлась по комнате и расположилась в кресле напротив, по привычке подобрав коленки. Пустой оконный квадрат заливал комнату солнечным светом – это было непривычно, слишком ярко, слишком… откровенно.
- Ты думаешь лишь о себе, Дэвид Брэдфорд. А ты подумал о том, каково мне будет ехать в одной машине с Лабэ и делать вид, что все, что с ним произошло – дело случая? И о чем мы можем разговаривать с тобой рядом с твоим охранником? О погодах?! Или о том, как прикольно быть котом?  Я стремилась избежать неловкости, всего лишь. И не усложнять жизнь – и себе, и тебе. На минуточку. Ты медиамагнат, у тебя особняк в Белгравии,  высокий забор, видеонаблюдение, штат охраны… небось, собачки размером с крупного теленка по периметру бегают? – ей захотелось  уколоть его побольнее, - а что буду делать я, когда под окнами дома  начнут собираться папарацци, чтобы выяснить некоторые «жареные» подробности нашей поездки?  Караулить в лифте? На лестнице? Или даже взламывать дверь и ждать под кроватью? Поэтому нет, я не пойду на брифинг. Отдувайся один. Я повешу занавески и смотаюсь в Танжер. Пока не поздно. Мэгги мне заплатила,  - Эбби постучала ногтем по пластиковой карте на журнальном столике, - пока страсти  не улягутся и все не забудут меня, просто... как еще один короткий эпизод из жизни плейбоя и филантропа Дэвида Уильяма Брэдфорда. Случайный и не имевший продолжения.

0

178

Эбби наблюдала за ним, а он наблюдал за Эбби, в основном, за ее выглядывавшими из коротких штанишек ногами в пушистых тапочках
Ну, да, конечно… Он думает только о себе.
Невозможные существа – эти женщины. Начнешь с ними споить, тебя тут же обвинят во всех смертных грехах. И упаси бог, начать оправдываться или что-то объяснять, все равно окажешься кругом виноват.
А то, что он без единого замечания одобрил статьи -  этого мало, или обязательно надо было рассыпаться в дифирамбах? А как насчет, чтобы сказать спасибо за откровенный рассказ, почти исповедь, благодаря которым эти статьи появились? Хотя, зачем? И как все прошло с Мэг Кингсли его совершенно не интересует. И даже, если бы не прошло, все равно не интересует. Она заплатила и не вешается ему на шею, значит все кончилось благополучно.
Мистер Брэдфорд откинулся на спинку дивана, глядя немного поверх усевшейся напротив ведьмы. Маска на ее волосах поблескивала серебристой надписью: «Спящая красавица».
- Сто фунтов? Ты меня обижаешь. На сто фунтов я могу поспорить на удар в гольф клубе, но не при таком пари. Тут надо спорить на интерес, –Дэвид насмешливо прищурился. - На желание. Не меньше, иначе никто не поверит,  – он перевел взгляд на ее колени. - Я говорил, что тебе идут розовые цветочки? И легкая растрепанность тоже. Да, у меня есть особняк в Белгравии, а еще родовое поместье в Норидже. Вот с Танжером сложнее, но, туда можно подогнать яхту из Тулона, правда, это займет пару дней. Так что у тебя есть выбор, хотя… - мистер Брэдфорд поднялся и, шагнув вперед, оказался прямо над Эбби, - двадцать секунд давно истекло, а я…- он оперся на спинку кресла, так что она оказалась в кольце его рук, и наклонился к самому ее лицу, -  с детства помню только один способ, которым будят спящих красавиц, и намерен им воспользоваться.
Губы его еще улыбались, но глаза смотрели серьезно, требовательно и немного тревожно, словно задавая немой вопрос.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-03-28 00:27:02)

0

179

Розовые цветочки, колени и «легкая растрепанность». Против костюма от Тома Форда. Антураж как в романтической комедии. 
Ладно, хоть колени... ничего такие колени.
- Разве важно, во что поверят журналисты?  Поверят – не поверят, какая, в сущности, разница. И то, и другое, выставляет тебя экстравагантным авантюристом, любящим ничем не мотивированный риск. Ты правда такой?  - проговорила Эбби, машинально вжимаясь в спинку кресла. Он был очень близко, опасно близко, и она слишком ясно читала вопрос в его глазах – чтобы оставить его без ответа.
Она слишком хорошо понимала его мотивы, чтобы не быть честной хотя бы с самой собой. Она ждала его.
Он пришел. Он все-таки пришел, и внутри нее расцветало ликование – горячим, пульсирующим сгустком энергии, и голос рассудка  слабел и  сбивался на фальшивые ноты, и хохотал за левым плечом бесенок,  вовлекая ее в очередное – еще более головокружительное приключение. Сейчас казалось неважным, как долго продлится это маленькое сумасшествие.
Может, неделю, может, месяц, может, несколько часов.
Эбби заерзала и улыбнулась.
- Декларация о намерениях, значит,  - улыбка была принужденной, а губы казались резиновыми, не своими. Брэдфорд лишил ее возможности двигаться свободно: шаг в сторону – попытка побега. Любое движение лишь приближало его к ней, и, двигаясь в кольце его рук, она  отчетливее слышала древесный запах его одеколона, видела скрипяще-белый воротничок его сорочки  и полоску загорелой кожи над ним,  -  в детстве сказки кажутся… слишком настоящими, чтобы в них не верить. Дети становятся взрослыми, обрастают чертовой кучей проблем, условностей и  рефлексий и забывают верить в чудеса. Думаешь, сработает?

0

180

Свернутый текст

совместно

- Непременно сработает, - глядя в запрокинутое лицо Эбби, Брэдфорд наклонился еще ниже, - главное, вспомнить о чуде и поверить в него.
От нее пахло теплой кожей и, едва заметно, вереском. И от этой медовой ноты у Дэвида перехватило дыхание. Он хотел бы сказать много красивых слов, но вчера он уже говорил их – другой женщине. И они были ложью. Послевкусие этой лжи еще не исчезло, и делало любые признания неискренними. Дэвид сжал пальцами плечи Эбби и, уже касаясь ее губ, прошептал: «Я соскучился. Ты нужна мне, Эбигайл Торп».
В какой-то момент – наверное, в тот самый, когда  она почувствовала его тепло – сквозь ткань;  сквозь сомнения, непонимания и обиды -  живое, искреннее тепло его рук,  или когда он выдохнул едва слышно, уже касаясь ее губ – «ты нужна мне» - она пошевелилась и коротко, растерянно вздохнула. Это было легко - поверить и отпустить себя, раствориться  в нем, проникая в кровь и стекая к сердцу по венам – так, как это умеют делать только ведьмы.
- Я знаю, - прошептала она, отрываясь от него лишь на мгновение, а может, и не прошептала, а лишь подумала, - я знаю.

***
Тело казалось почти невесомым. Сердце медленно возвращалось  к привычному ритму.
Голова Эбби лежала у него на груди.  Прядь на виске еле заметно вздрагивала от его не успевшего выровняться дыхания.
Это было потрясающе! То, что произошло между ними не было просто сексом - невероятное, почти ирреальное чувство близости.  Не похожее ни на что другое. Лучшее, что случалось с ним за все сорок лет и четыре дня его жизни.
Дэвид с трудом разомкнул руки, которыми прижимал Эбби к себе и, приподнявшись на локте, заглянул ей в лицо, встретив темный, словно из другого мира, колдовской взгляд.
- Ве-е-едьмааа...

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-04-05 11:17:55)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург