Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург


Путешествие из Лондона в Эдинбург

Сообщений 181 страница 188 из 188

181

- Ты не устаешь напоминать мне об этом, - пробормотала Эбби, встретившись глазами с его взглядом – бездонным, как колодец, на дне которого барахтались две маленьких ведьмы, с обрывками туманной поволоки недавнего оргазма, удовлетворенно хмыкнула и, вывернувшись, как кошка, снова улеглась ему на грудь, - ты опоздаешь на брифинг… почти опоздал.
Она не сделала попытки подняться, лишь повозилась немного, устраиваясь поудобнее.

Она слушала стук его сердца. Ей было легко и щекотно;  в венах крохотными пузырьками вскипало счастье  -  как будто вся она была -  радужный мыльный пузырь.
Хотелось смеяться.
Хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно.
Он и она, почти пугающее чувство растворения в чужом теле, броуновское движение ощущений и мыслей. Эбби  лежала, плотно прижавшись к Дэвиду Брэдфорду и чувствуя его всего – поджарого, крепкого, от кончиков пальцев на ногах, от галопом скачущего пульса до неровного дыхания на своих губах.
Она лежала, потеряв ощущение времени и пространства, и не могла с уверенностью сказать, сколько прошло с тех пор, как он рывком привлек ее к себе…  десять минут… пятнадцать? Полчаса?
- А я тебе действительно кое-что должна.
Ведьмы не стесняются собственной наготы. Потянувшись всем телом, Эбигайл прошлепала босыми ногами по нагретому полу к комоду и повернулась, держа  на ладони  браслет старинной работы.
- Это твое. Странное украшение, женское.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-04-01 14:36:03)

0

182

Брэдфорд с улыбкой следил за Эбби, пытаясь понять, что она задумала. Браслет стал для него неожиданностью.
- Так ты его не выбросила? – он подставил ладонь. - Его на совершеннолетие подарила мне мама...
Дэвид замолчал. Он внезапно понял, что очень давно не произносил этого слова и , но, странное дело, этот раз не было чувства той тоскливой вины, что  преследовала его столько лет.
- Она считала, что он мне идет,- он защелкнул браслет на запястье и снова притянул Эбби к себе. – А ты маленькая коварная обманщица, - он поймал ее губами за мочку уха. – Черт с ним, с брифингом, там без тебя все равно было бы скучно, жаль только, что  ты испортила...
Что она испортила, Брэдфорд не успел сказать, из под груды брошенной на пол одежды послышался знакомый рингтон. Звонила Маргарет Милн.
- Мистер Брэдфорд, журналисты собрались и вас ждут, - голос секретаря был отчетливо слышен из трубки.
- Передайте им, что меня не будет.
- Но...
- Придумайте, что-нибудь, Мэг, что я болен, сошел с ума, умер, женюсь, в конце концов. Да, последнее более чем серьезно. Я позвоню вам, Мэг.
Дэвид  бросил телефон на пол и повернулся к Эбби.
- Так на чем мы остановились?

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-04-01 22:18:17)

0

183

- На чем? Например, на том, что ты проигнорировал чаяния пары десятков приглашенных акул пера, жадных до  «подробностей» нового увлечения Дэвида Брэдфорда. Или на том, что я что-то там испортила… Или на том, что женишься. Маргарет решит, что ты действительно сошел с ума, и будет права.
Она вдруг почувствовала неловкость – оттого, что он смотрит на нее так, как будто все уже решил за них обоих.  Оттого, что в ее голову уже закралось коварной змейкой сомнение, и  теперь оно будет точить  и разъедать ее изнутри.
Сегодня он хочет одного, завтра захочет другого – а чего хочет она?  В ее силах привязать к себе Дэвида Брэдфорда невидимыми путами, как сделала это ведьма из Бирмингема, ставшая женой рыжеволосого весельчака Причарда и потерявшая право летать по ночам.
Стоит ли игра свеч?
Стоит ли?..
Эбби поднялась с кровати и поежилась, потянулась за невесомым халатом, прикрывая наготу, пригладила растрепанные волосы и беспомощно улыбнулась.
- Наверное, на том, что нам имеет смысл выпить чая.
В маленькой кухне беспокойно зашевелились останки недавнего снегопада.
Она щелкнула кнопкой, поднялась на цыпочки и вытащила с верхней полки шкафчика пузатый заварочный чайник.
Спиной она чувствовала его присутствие.
Она молчала.
Он тоже.
Щепотка белого перца,  кардамон… корица…

0

184

Ему не понравился тон, которым она говорила, и то, что даже не дав ответить, тут же стала настаивать на чае.
Она не поверила, или он просто ей не нужен?
Но, что тогда только что было?
Дэвид помрачнел, встал, натянул брюки и пошел следом за Эбби на кухню. Молча смотрел, как она собирает заварку – щепотка одного, щепотка другого, а потом резко развернул к себе лицом.
-Что за зелье ты сейчас готовишь? – он заглянул ей в глаза и покачал головой, - что бы это ни было, не надо. Ты спрашивала люблю ли я риск. Да люблю, но никогда не рискую ради риска, делаю только то, что действительно хочу, всегда осознанно и никогда не жалею. Ты испортила мне шикарный ответ на то, что было ставкой в нашем пари, - Брэдфорд едва заметно усмехнулся, - что ж придется делать это в менее официальной обстановке. Ты вернула мне одну старинную вещь, я тебе отдаю другую.
Он разжал сжатые в кулак пальцы - на ладони лежал тонкий золотой ободок украшенный замысловатой вязью.
- Эбигайл Торп, согласна ли ты выйти за меня замуж?

0

185

- Менее официальной обстановке? – пробормотала Эбби, как загипнотизированная, глядя на кольцо, - ты действительно  хотел сделать мне предложение в присутствии журналистов?
Он не изменится, подумала Эбби.
И она не изменится.
- Ты ждешь ответа, - в висках панически стучал пульс,  - а я сомневаюсь. Я не такая, как ты. Я не публичная персона, мне не льстит внимание собратьев по перу, я не хочу вмешательства прессы в мою частную жизнь и  не люблю, когда решают за меня и… я ведьма, которая слишком дорожит своей инаковостью, чтобы расстаться с ней по глупости… и даже по любви. Ты другое хотел услышать?
Он держал ее слишком крепко – странно было ощущать тепло его руки сквозь тонкую ткань халата и  вздрагивать, как от озноба.
Закипел чайник, щелкнул кнопкой, отсалютовал облачком пара.
- Отпусти меня. Я заварю чай, - она смотрела на него, не мигая,  - и попрошу тебя о том, чтобы ты выпил. Это зелье забвения. Выпив, ты забудешь, что я ведьма, забудешь свое кошачье прошлое и все, что было между нами на самом деле. В памяти останется только официальная версия.
Она говорила медленно, раздельно, словно ей c трудом давалось каждое слово.
- Я останусь с тобой, если ты этого хочешь, я выйду за тебя, если ты все еще будешь этого хотеть… я обещаю не использовать свои способности тебе во вред,  но ты будешь считать меня обычной женщиной.

Отредактировано Эбигайл Торп (2017-04-03 18:34:20)

0

186

- Да,  я хотел сделать предложение публично, чтобы сразу расставить  все точки.  Публичность – это часть моей работы, но совершенно необязательная, при желании ее можно свети к минимуму. Внимания прессы тебе все равно не избежать. И я вовсе не хочу лишать тебя свободы и заставлять  с чем-то расставать...ся...- последнее слово Дэвид произнес  уже по инерции и замолчал.
Мэри Причард лишили права колдовать потому что она использовала магию в личных целях, но он сам делает предложение Эбби, без всякой магии, значит, не в этом дело.
«...которая слишком дорожит своей инаковостью, чтобы расстаться с ней по глупости… и даже по любви».
И правда, а что он собственно хотел услышать?
Что он ей нужен, что она его любит, готова чем-то пожертвовать ради него?
«... ты забудешь все, что было между нами на самом деле».
«Я останусь с тобой, если ты этого хочешь, я выйду за тебя, если ты все еще будешь этого хотеть…»
Пустые слова,  она прекрасно знает, если он забудет все, что их связывает,  она станет всего лишь удачливой журналисткой, поймавшей Дэвида Брэдфорда на слове.
Возможно, он даже не вспомнит зачем пришел сюда? Наверное, точно так же было с Мэг Кингсли.
Готова остаться с ним, но он будет считать ее обычной женщиной?
Какая глупость, что это меняет? Если она останется с ним, ей все равно не избежать публичности.
Зачем ей это надо?
"...если ты все еще будешь этого хотеть..." Она надеется, что это убьет его чувства к ней?
А если он не выпьет, что она будет делать? Прогонит его? Будет прятаться? Сбежит в Танжер? Или все же решит заколдовать, чтобы окончательно избавиться от него?
Ладонь дрогнула, кольцо с едва слышным звоном покатилось по полу, но Дэвид не стал его поднимать.
Нет, он не может все забыть, ни Гринвичский меридиан, где он впервые заглянул ей в глаза, ни вечер в Стерлинге, ни то, что случилось только что, здесь, сегодня. Это невозможно!
Он все еще держал ее за плечо, не в силах разжать пальцы.
- Я не хочу ничего забывать. Ты нужна мне, ты вся, без остатка, до последней секунды, до последнего вздоха. А ты сама сможешь...хочешь забыть, что между нами было на самом деле? Скажи мне правду, -  голос внезапно сел, говорить стало трудно. – Если я все забуду, твоя жизнь станет лучше, радостнее, спокойней?
Дэвид поднес к губам налитую ведьмой чашку.
- Ты будешь счастлива, Эбби?

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-04-03 00:27:56)

0

187

Свернутый текст

совместно

Счастлива – вряд ли.
Спокойнее  - да.
От чашки поднимался невесомый белый пар, и чашка была – веселенькая, с оранжевым ободком.

- Да, - ответила она, не отводя взгляда. Ложь давалась мучительно, но она знала, что на кону, - пей.
- Ты же знаешь, что после этого будет?  Мы можем стать совершенно чужими. Ты этого хочешь? -  его губы касались ободка чашки, от чая пахло корицей и кардамоном, совсем как от булочек, которые он любил в детстве.
- Ты уже спрашивал, Дэвид Брэдфорд – чего я хочу. Мне нужно знать, чего хочешь ты. Или тебе нужна лишь ведьма? Пей!  - ее взгляд сместился вниз, и она машинально облизнула губы.
Зачем он медлит?
Он почувствовал, как неприятно засосало под ложечкой. Страх, что он может реально  все забыть. Будет видеть в ней ничем не примечательную журналистку. Ведь дело не в том, что она ведьма, и помнить он хочет вовсе не свои кошачьи приключения, а ту Эбби, что увидел в Стерлинге, когда смотрел на ее тонкие просвечивающие сквозь огонь пальцы и ту, какой она была полчаса назад. Зачем ей надо, чтобы он забыл?
Неужели она действительно хочет остаться серой мышью в этой убогой квартирке, со сплетнями подглядывающих в замочную скважину соседок, с тявканьем таксы и унылыми ухаживаниями Стенфорда, чтобы разрушая чьи-то жизни, браться за сомнительное колдовство?
От запаха кардамона  защипало в носу, захотелось чихнуть.
Дэвид отвел чашку ото рта, перебарывая это желание. Нет, он не хочет ничего забывать, он хочет жить с этим воспоминанием, даже если дальше ничего не будет, и она уедет в Танжер, этот сумасшедший город, столицу пряностей, перекрестье торговых путей – «место, в котором вас никогда не найдут». Он не помнил, кто это сказал. Уедет, но без него.
Он вдруг вспомнил слова Мэри Причард. «Если ты знаешь, что тебя хотят заколдовать....»
Эбби надо, чтобы он выпил. Хорошо, пусть так. Пятьдесят на пятьдесят, остается только верить…
Дэвид сделал первый глоток, потом залпом выпил оставшуюся горьковатую жидкость и, роняя чашку, рывком притянул к себе Эбби.
- По крайней мере, на последний поцелуй я имею право.

Он сделал глоток – она подалась вперед, запрокинув голову,  заворожено смотрела, как мечутся солнечные зайчики  на его шее – причудливо, фантасмагорически переплетаясь между собой.
Еще глоток. Еще…
В глазах ее, мгновение назад словно припорошенных пеплом, мелькнул торжествующий зеленый огонь. Он сделал это. Он все-таки это сделал!
Фарфоровая чашка упала на пол и раскололась на несколько крупных осколков; один из них впился в правую ступню – она не заметила.

- Как приговоренный перед казнью? – его прикосновение она ощутила слишком остро, замерла, почувствовав,  как по телу волной прошла легкая дрожь предвкушения.
Право он имел, и она это знала.

***

Брэдфорд выпустил из объятий тонкую фигурку в невесомом халате, и отступив на шаг, скользнул по ней оценивающим взглядом.  Взглянул на себя  и заметив отсутствие рубашки, присвистнул.
- Мисс Эбигайл Торп? -  в его тоне было больше утверждения, чем вопроса. - Бутылка Шато Петрю завела нас ТАК далеко?
В его глазах плескалось сумасшедшее лукавство.
- Ну, тогда я требую продолжения банкета, - он еще пару секунд рассматривал Эбби, а затем, бормоча проклятия (в пятку впился осколок разбитой чашки), поднял ее на руки и понес в спальню.
- Ты не можешь! – взвизгнула она, упираясь ладонями в его грудь и пытаясь уловить в  глазах проблеск рассудочности, - ты не мог все забыть! Не мог! Я ведь не произнесла заклинание!.. О, Мерлин! Что я наделала!
Эбби вывернулась из кольца его рук и шлепнулась босыми ногами на пол – на половине пути между кухней и спальней.
- Дэвид!  - в  ее глазах плескалось отчаяние, - я ведь не… хотела, я не собиралась! Как, почему это случилось?!

0

188

Свернутый текст

совместно

- Почему забыл? – мистер Брэдфорд поймал ее за руки, - я все прекрасно помню. Как мы пили Шато-Петрю, как ты пыталась меня приворожить. Коварная маленькая ведьма!
Он шутливо погрозил Эбигайл пальцем и сделал шаг в сторону спальни, потянув ее за собой.
-  Помню, как мы поспорили. И я выиграл пари! – Дэвид вопросительно посмотрел на нее, словно ища подтверждения - выиграл ли?
И нахмурился, тонкая морщинка легла между бровями.
– Не хотела, не собиралась?  Но, мы же спорили на желание, и я думал...
Он заметил кровавый след от ее ноги и, охнув, присел, ловя ее за лодыжку:
- Черт! Прости меня, Эбби, я – болван. Не видел, что ты наступила на осколки.
- Ничего страшного, - сказала она. Ей хотелось плакать и смеяться одновременно, -  это лечится. А забвение нет. Ты меня дурачишь, да?  Я… я просто проверяла тебя. Рискнешь ли ты, согласишься ли отказаться от знания о другом мире… только ради меня и моего спокойствия. И ты согласился.
Несколько секунд она смотрела сверху вниз на его затылок, а потом решительно присела рядом.
- Дэвид Брэдфорд… сейчас очень неподходящий момент. Кровь на полу – я  не могу сказать с уверенностью, чья именно. Я не одета, и ты не во фраке, но я все равно хочу сказать тебе. Тебе, не журналистам. Я останусь с тобой. Пока мы оба будем этого хотеть. Мы обязательно поедем вместе – в Танжер или даже в Британскую Вирджинию. Вдвоем. Твоя империя не рухнет в твое отсутствие.  Ведь у тебя есть Маргарет Милн.
- Конечно, дурачу, - весело согласился он и обнял ладонями ее лицо. - Мне тоже хотелось проверить, будешь ли ты рада, если я все забуду. Поклянись, что никогда не станешь этого делать, но привораживать себя я тебе не запрещаю, - в его глазах заплясали знакомые Эбби пьяные чертики. – Через два дня совет директоров, он одобрит слияние, и корпорация станет слишком большой, чтобы вешать ее на плечи Мэгги, но я организую себе отпуск, и мы отправимся в Танжер, в  Британскую Вирджинию и на любой другой край света, куда захочешь. Но прежде я хочу вернуться в Стерлинг, в замок на вересковом холме, чтобы показать тебе свою сказку.
   
Дэвид поцеловал ее в дрогнувшие губы. Он никогда не станет ей признаваться, что до последней секунды не верил, что она на такое способна, а сделав первый глоток внезапно поверил и испугался, и этот страх останется с ним навсегда. Не расскажет об облегчении, которое испытал, когда понял, что она не стала произносить заклятье  и внезапном разочаровании, что так и не узнал, можно ли его преодолеть.

Он о многом ей не расскажет. И она не расскажет ему о том, как позже, много позже, тайком, когда он, утомленный любовью,  спал в ее постели безмятежным сном абсолютно счастливого человека, она ножом соскребла засохшую кровь с паркета. Никогда не знаешь…

***
Спектакль в замке Стерлинг удался на славу (хотя в этот раз на сцену и не выносили унитаз), средневековый бал тоже. Костюмер был на седьмом небе, получив солидную сумму на костюмы. Помрежа светилась от счастья, и только Мишель  Лабе немного грустил о том удивительном чувстве, которое испытал, первый раз выйдя на сцену.

Отредактировано Дэвид Уильям Брэдфорд (2017-04-05 16:09:59)

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив оригинальных сюжетов » Путешествие из Лондона в Эдинбург