Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Сцены из семейной жизни. Блюберри. Интерлюдия


Сцены из семейной жизни. Блюберри. Интерлюдия

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Место действия: Девоншир, Блюберри-коттедж  - дорога на Калмсток, в четырех милях от Лендбери-холла.
Время действия: октябрь 1751 года.
Действующие лица: Дэвид Ливси,  Ричард Бойл.
Дополнительно:  значимые по влиянию на дальнейшее развитие сюжета события, произошедшие сразу после эпизода Сцены из семейной жизни. Блюберри. Сцена первая

0

2

Он никогда не смотрел на нее, как на потенциальную невесту. И даже не задавался вопросом – почему бы и нет? Мисс Бойл, вне всякого сомнения, была ничуть не хуже прочих девиц, достойных внимания успешного молодого врача (а в будущем  успехе он не сомневался), но они существовали  в каких-то слишком разных плоскостях, возможно, даже параллельных плоскостях, коим, согласно «Элементам»  Евклида, никогда не суждено пересечься. Он был помощником ее отца, и виделся с Гвендолин не чаще раза в две недели – за обедом, если доктор решал пригласить его на обед; он не сомневался, что девица наверняка обручена, и едва ли  внимал рассказам кухарки об излишней переборчивости докторской дочки. Он настолько непоколебимо был уверен в сохранении   status quo, что  не  мог вообразить, что в одно мгновение его честолюбивые планы будут разрушены неизвестным сыном некоего Гослинга, и что матримониальные устремления доктора Бойла в отношении  дочери окажут столь губительное действие на карьерные устремления его помощника.

Однако реальность вступила в явный конфликт с воображаемым. Дэвид понял, что надо действовать, причем действовать незамедлительно. Он принялся за дело с той же искрой безумия во взгляде, какая появилась в его глазах в тот момент, когда он делал коникотомию графскому конюху, поперхнувшемуся чечевицей, при помощи столового ножа и  тонкой камышовой трубочки.
Решительности молодому эскулапу было не занимать.

0

3

Покладистость Гвендолин не могла не обрадовать родителя. Памятуя о поговорке, советовавшей косить сено, пока солнце светит, старый доктор, прихрамывая сильнее обычного, поспешил в кабинет, где за полчаса накропал ответное письмо, и, едва позволив чернилам просохнуть, запечатал сложенный вчетверо лист сургучной печатью. Первая часть послания  содержала в себе пожелания здоровья Гослингу и его семье, а также согласие принять отпрыска старого приятеля в любое время, вторая (более обширная) изобиловала латинской терминологией и посвящена была лечению привычных вывихов плеча.
Скоро написанное требовало не менее скорой отправки, и  Бойл уже приготовился сражаться с вечно недовольной служанкой, находящей тысячу неотложных дел – только для того, чтобы не отправляться в дождливую погоду в Калмсток.  Сам же доктор, чья коляска, подаренная графом, находилась ныне на графской конюшне и нуждалась в починке передней оси, преодолеть расстояние в несколько миль пешком был  решительно неспособен. Именно в этот момент в кабинет зашел Ливси, одетый для прогулки под дождем.
- Если я вам не нужен, мэтр, я позволю себе вернуться в Калмсток. Мне нужно отправить пару писем и заглянуть к Дулитлам. Хочу убедиться, что лечение помогло.
- Прекрасно, сынок! – Бойл оживился,  –  заодно отправишь письмо Гослингу.
- Как ваша дочь отнеслась к вероятному приезду Гослинга-младшего? – без выражения поинтересовался Дэвид, пряча послание под плащ.
- На удивление благосклонно, - махнул рукой доктор, - хвала небесам. Девочка наконец-то начинает мыслить рационально.
Ливси кивнул.

Через полчаса он шел по раскисшей дороге в направлении Калмстока.
Если бы нашелся кто-то, кто захотел бы понаблюдать за помощником доктора, он стал бы свидетелем довольно неожиданной и крайне любопытной сцены. Отойдя от коттеджа на полторы мили, Дэвид Ливси свернул на тропинку, ведущую к озеру. Через четверть часа  он вернулся на дорогу. Во внешнем его облике почти ничего не изменилось, разве что на губах застыла  брезгливая улыбка. В кармане сюртука покоились два письма – матушке в Грейт-Дриффилд, и старшему брату в Брук-хилл. Третьего письма – от доктора Ричарда Бойла старому приятелю Самуэлю Гослингу – в кармане не было.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Архив исторических зарисовок » Сцены из семейной жизни. Блюберри. Интерлюдия