Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Дела давно минувших дней » Случай с заезжим медиумом. Глава 4


Случай с заезжим медиумом. Глава 4

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место действия: усадьба Джеймса Холланда, расположенная недалеко от Бата.
Время действия: 28 сентября 1896 года (на следующий день после предыдущего действия).
Действующие лица: Джеймс Холланд (50 лет); Эмма Холланд, его жена (30 лет); Элен Холланд, его дочь от первого брака (17 лет); Генри Годвин, его шурин (28 лет); Ленни, известный как "синьор Леонардо", медиум (25 лет); слуги в усадьбе.

Отредактировано Элен Холланд (2016-09-10 15:42:40)

0

2

Разговор с медиумом и "дядюшкой" подбодрил мисс Холланд. К тому же во второй половине дня погода решила сделать нечастый в этих краях подарок и побаловать всех ярким солнцем и безветрием. Элен, пробродившая по прилегающим к дому ее отца аллеям и полянам чуть ли не три часа, почти совсем успокоилась. Ничто не действует лучше солнечного света, если тебя напугал беспокойный призрак. Надо сказать, что к ней даже иногда попыталось прорваться сомнение, а не стоит ли проникнуться скепсисом Гарри и не вспомнить ли о том, что не всегда правда, что тебе показывают. Правда, жаль, что на этой мысли она ни разу долго не задержалась.
Впрочем, остаток дня она была в хорошем расположении духа. За обедом отвечала мачехе и другим все время по делу, а не рассеянно, улыбалась, и на щеках ее проявился сдержанный румянец. Поздно вечером, прощаясь со всеми и покидая гостиную, Элен даже отважилась зайти в библиотеку за новой книгой и не услышала и не увидела там ничего подозрительного, что, конечно, говорило о том, что ее нервы были в полном порядке, без всякой расстроенности.
Поднявшись к себе, Элен умылась и посмотрела в зеркало, висевшее над умывальником. Зеркало было обычным, без всяких капель. Мисс Холланд взяла стакан, стоявший рядом, и отхлебнула воды, чтобы прополоскать рот. Это простое ежедневное действие совершило странный переполох в ее лице. Легкое недоумение сменилось неприязнью. Прозрачная вода имела странный и - как могла поклясться Элен - мертвый вкус. На несколько мгновений ей показалось, что она чувствует привкус тины. Она поспешно выплюнула и налила свежей воды из кувшина. Теперь привкус стал еще сильнее и явственнее.
- Мэри? - подавив дрожь, повернулась к возящейся с грелкой служанке Элен. - Ты ставила воду?
- Да, мисс, - отозвалась та.
Элен медленно вылила тонкой струйкой воду из стакана в таз. Та казалась совершенно обычной.
- Что-нибудь не так, мисс? - спросила Мэри.
- Нет, - не сразу отозвалась Элен. - Показалось...
Через четверть часа, когда Мэри ушла, мисс Холланд уже собиралась юркнуть в теплую постель, как вспомнила, что сегодня как раз тот вечер, когда хочется посвятить немного времени своему дневнику. По старой, еще детской привычке, она хранила его не на столе, а в маленьком тайнике, много лет назад сделанном для нее старым камердинером ее отца. Это была, конечно, игра, никакая другая потребность в тайне. Теперь под доской, которую можно было вынуть из-под пола только нажав на спрятанный под ковром гвоздь, хранилась коробка со всякими памятными вещами, вроде первого подаренного отцом и уже давно ставшего маленьким колечка, первого выпавшего зуба, связки старых писем и камешков необычной формы. Перебирала она их редко, да и дневник лежал всегда сверху. О тайнике не знал никто, кроме нее и отца.
Элен, одетая в одну только рубашку, опустилась на пол и, подняв доску, достала коробку. Открыв ее, она замерла, не в силах поверить своим глазам. На дневнике лежала старая засохшая кувшинка, но на самом нем расплылось темное водяное пятно. Несколько раз глубоко вздохнув, Элен закрыла глаза и, крепко зажмурившись, открыла их снова, но все оставалось по-прежнему.
Сзади тихо скрипнули ставни, потом еще, гораздо резче, и тогда мисс Холланд истошно закричала.

+1

3

В этот самый момент Холланд находился в спальне жены и разговор шел, как ни странно, об Элен. С третьего или четвертого повторения сомнения Генри проникли, наконец, за стену рассеянности, которой окружал себя Холланд, и он всерьез (или хотя бы на какое-то время) обеспокоился состоянием дочери. Долго, разумеется, это продолжаться не могло, но Холланд чувствовал себя достаточно неуютно, чтобы заговорить об этом с Эммой. Однако испытываемой им неловкости это не уменьшило, и поэтому говорил он непривычно резко, не упрекая, конечно, жену в том, что она уделяет падчерице недостаточно внимания, но подбираясь к тому очень близко. По своему обыкновению, Холланд не упрекал никого прямо, но кружил и кружил вокруг одной и той же мысли, которую он никогда не высказал бы вслух и не облек бы в слова для самого себя. Пусть Элен была его дочерью, вникать в ее чаяния или тревоги он редко находил для себя возможным или интересным, и, не решаясь утверждать, что ею должна была заниматься его вторая жена, он все-таки был в глубине души в этом глубоко убежден. Уверенность эта была не из тех, что полагается озвучивать, но подразумевалась сама собой, и оттого сейчас Холланд был чрезвычайно недоволен, как человек, не выполнивший свой долг и изыскивающий всякий повод и причину приписать вину кому-нибудь другому, однако от того, что у него могли быть к этому какие-то основания, легче ему не становилось.

Пронзительный крик перебил его посреди очередного длинного периода, и он застыл на месте с выпученными глазами, глядя на Эмму и чуть шевеля губами, словно повторяя последние сказанные им слова, а потом охнул и опрометью кинулся к двери, пораженный внезапной пугающей мыслью: Генри был прав, с Элен происходило что-то странное, и он, дурной отец, не только не увидел этого вовремя, но и не вмешался, когда его ткнули носом в его оплошность, и теперь с ней случилось действительно что-то ужасное.

Пролетев, как на крыльях, несколько футов, что отделяли спальню Эммы от комнаты его дочери, Холланд, не стучась, ввалился внутрь, диким взглядом окидывая сразу все открывшееся перед ним небольшое пространство. В первое мгновение комната показалась ему пустой, а затем он обнаружил сидящую на полу девичью фигурку, одетую во что-то, как ему показалось, наподобие власяницы.

- Элен! – вскричал он, и тут же осознав, что самого страшного можно было не опасаться, выпрямился во весь рост и выпятил подбородок. – Дитя мое, что за вопли?

Спохватившись, он обернулся, обнаружил в дверях Эмму, а позади нее – знакомый силуэт шурина, и замахал руками.

- Нет-нет, не входите. Элен!

Схватив со стула не прибранное еще горничной платье, он зачем-то накинул его на голову девушки.

Отредактировано Джеймс Холланд (2016-09-21 02:45:08)

+1

4

Как ни странно, в ответ на невысказанные обвинения, Эмма не пыталась оправдываться и не думала им возражать.
- Да, конечно, Джеймс, - кивала она головой. - Мы недооценили все, что происходит с Элен. Я не увидела... знаешь, увидеть, когда же грань перейдена, бывает очень сложно.
Любой, кто был вхож в дом Холландов и обладал желанием что-нибудь узнать о жизни хозяев и еще небольшой толикой проницательности и жизненного опыта, мог понять, что Эмма совершенно равнодушна к падчерице. В ней не было нелюбви и даже раздражения. Пожалуй, она даже заботилась о молодой мисс Холланд, но эта была поверхностная забота - участия, настоящего и искреннего, не было. Став женой Джеймса Холланда, Эмма в дополнение к статусу жены получила девочку-подростка, которая была ей совершенно непонятна и, пожалуй, даже пугала. С того времени если что и изменилось, то не принципиально.
В глубине души она не чувствовала ничего, похожего на осознание долга воспитывать падчерицу. Теперь завуалированные обвинения должны были показаться ей очень несправедливыми, но она все-таки не высказывала этого. Кажется, Эмма была слишком напряжена и растеряна, слишком неуверенна - что вообще-то случалось очень редко.
Вопль, раздавшийся в доме, заставил ее вздрогнуть и побледнеть. Она посмотрела вслед выбежавшему мужу и после долгого колебания поднялась и пошла за ним следом.
- Что здесь происходит?
Войдя, она на некоторое время застыла, оглядывая комнату. Муж неловко топтался около дочери, пытаясь закрыть ту платьем. Элен, пытавшаяся скинуть его с себя. Отвернутый ковер и вытащенная доска, валяющиеся безделушки и тетрадь.
- Джеймс, - в голосе миссис Холланд невольно послышалось легкое раздражение. - Что ты делаешь? Элен...
Эмма убрала платье и оглянулась в поисках служанки. Та робко заглядывала в комнату.
- Дай мисс Холланд одеться... нет, я сама...
Эмма взяла с постели покрывало и завернула в него падчерицу. Скосив взгляд на пол, поджала губы и посмотрела на дверь, где появился Генри.
- Что тебя напугало, Элен? - Эмма неловко потрепала падчерицу по плечу.
- Лилия... - сдавленно отозвалась та, отодвигаясь подальше от распахнутого тайника. - Я не клала ее туда... а она там.

+1

5

- Лилия? Какая лилия? – раздраженно проговорил Холланд.

Возможно, он проявил бы больше участия к явно напуганной дочери, если бы незадолго до этого миссис Холланд не взялась показывать ему, что она гораздо лучше знает, как той помочь. С точки зрения мистера Холланда, покрывало было ничем не лучше платья, а оглянувшись на дверь, где, конечно, по-прежнему маячил шурин, он к величайшему своему неудовольствию обнаружил позади него и пронырливого итальянца, который встал на цыпочки и явно пытался заглянуть в девичью спальню.

- Какая еще лилия, а? – повторил он, хотя уже увидел, что из коробки, стоявшей на краю распахнутого тайника, сиротливо свешивался цветок. Подойдя ближе, Холланд наклонился и ткнул в него пальцем, поморщился и вытер руку об штаны. Ни рассыпаться, ни развеиваться в воздухе кувшинка явно не собиралась. - Это разве не твоя?

+1

6

Когда в доме затопало и захлопало, когда вбежали отец, потом Эмма, а следом показался и дядюшка Гарри, стало совсем не так страшно. Как в детстве, когда утром все ночные страхи кажутся глупостями. Элен даже стало на какой-то момент стыдно, что она подняла такой переполох, но стоило посмотреть на лилию, как ее начала колотить дрожь. Ей даже не было неудобно, что ее застали почти в раздетом виде.
Когда Эмма завернула ее в покрывало, Элен отважилась повернуться и посмотреть на всех. Появление медиума особенно ее порадовало.
- Это не моя лилия, - неприязненно, как на жабу, посмотрев на цветок, взвизгнула Элен и отодвинулась от тайника.
В тайник она забиралась регулярно, не реже раза в три дня. Писать в дневнике было ее почти ежедневной необходимостью. К тому же Элен никогда не сохраняла на память сухие цветы. По ее убежденности, проистекающей из любви к символизму, высушивать розы, колокольчики и прочую ботаническую мелочь следовало влюбленным в память о проведенных вместе днях. Ее сердце до сих пор было свободно, свиданий и встреч никогда не было, собирать и оставлять на память хрупкие цветы ей было не ради кого.
Тем более лилии, упоминать которые в доме мистера Холланда уже давно никто не любил.
- Я не клала в свой тайник лилию, - с нажимом, глядя на Гарри, потом на синьора Леонардо и лишь потом на отца, произнесла Элен. - Я никогда не любила лилий. Я их не сушу и не складываю у себя в комнате. Тем более не лью на свой дневник воду. Это не я... это... - дыхание у нее перехватило, и она замолчала.

+1

7

Одного взгляда на взволнованное лицо мисс Холланд хватило Ленни, что удостовериться – она не лгала. И в самом деле, к чему молодой девушке было заниматься подобной мистификацией? Особенно учитывая, что ей от этого не было никакой пользы. Даже если мисс Холланд была блестящей актрисой, практический ум Ленни не подсказывал ему не единой причины для подобной игры.

- Если изволите, - он попытался протиснуться мимо мистера Годвина. – Взор бросить…

- Ничего подобного, ни в коем случае! - возмутился мистер Холланд. – Я убедительно прошу вас, синьор… мистер… сэр… воздержаться. И не бросать ни взоров, ни чего-либо еще. Прошу вас, сэр… Ох, Гарри!

Это отчаянное воззвание не осталось без ответа, и Гарри ловко подхватил медиума под руку.

- В самом деле, синьор Леонардо, наше присутствие здесь немного… как бы это сказать… de trop.

- Напротив, отнюдь нет! Ни в коей мере! - жестикулируя со свойственной итальянцам экспрессией, возразил Ленни. – Сие трогает меня неопосредованно. Потусторонние материи затронуты будучи…

- А хорошие манеры гораздо важнее, - перебил Гарри, не разжимая хватки. – К тому же, если они потусторонние, то на этой стороне вам совсем не надо здесь находиться.

Проявив неожиданные для денди и силу, и настойчивость, он увлек итальянца прочь.

Отредактировано Леонардо (2016-10-02 00:37:10)

+1

8

Эмма с одобрением кивнула брату, мягко и настойчиво выставившему из спальни Элен итальянца. Если бы она чуть меньше владела собой, то выдала бы свое отношение к медиуму, которое вряд ли бы его порадовало.
- Элен, милая, - с неестественной мягкостью обратилась она к падчерице, обнимая ее за плечи и подталкивая к постели. - Ты дрожишь и испугана. Я попрошу Мэри лечь здесь вместе с тобой. Мне кажется, тебе будет спокойнее сейчас не оставаться одной.
- Но... - Элен сделала слабую попытку вывернуться. - Она ведь появилась! Появилась откуда-то! Я не клала ее! Не клала!
Она повторяла и повторяла эти слова, чуть не плача, как ребенок, старающийся отвергнуть предъявленные ему обвинения в очевидной для всех провинности.
- Но если не ты, то кто же тогда? - с той же нарочитой мягкостью спросила Эмма.
- Это... это... - Элен обернулась к отцу, от которого ожидала поддержки.
Надо было сказать теперь же, но так, чтобы не упоминать погибшего Джейми.
- В тот день, когда был сеанс... Кто-то появился в нашем доме и поселился в нем, я уверена...
- Да что ты, - протянула Эмма, делая за спиной падчерицы страшные глаза мужу, остерегая тем самым спорить с дочерью.

+1

9

Холланд нахмурился, глядя попеременно то на жену, то на лилию, и на его физиономии возникло совершенно несвойственное ей воинственное выражение, в котором, однако, было что-то фальшивое.

- Появился? Что значит появился? Никто не появился, вот только этот синьор, - Холланд топнул ногой, но и это вышло у него как-то неубедительно. – Как он здесь появился, так все пошло наперекосяк. И у меня в лаборатории тоже все не на месте. Может, это тоже… этот? Ерунда какая-то.

Он прошелся взад-вперед по комнате и раздраженно пнул ногой намокший дневник.

- Ну же, Элен, - он присел на корточки рядом с сидевшей на кровати девушкой и заглянул ей в лицо почти подобострастно. – Зачем ты это устроила?

Он снова оглянулся на жену, как если бы ожидал от нее поддержки, а может, и другого обвинения. Не так уж и многие знали о тайнике.

- Вы не думаете, - проводив медиума, Гарри снова появился на пороге, попеременно глядя на дочь, отца и мачеху с очень странным выражением лица, - что это… на самом деле?

+1

10

- На самом деле! - взволнованно крикнула Элен. - Вот именно! На самом деле!
На ее всегда бледном лице и шее проступили яркие красные пятна, а глаза заблестели. Было видно, что она сильно взбудоражена, и рядом с ней могло бы стать не по себе.
- Потому что я ничего не устраивала! - с обидой бросила она отцу. - Это была бы слишком глупая шутка. И слишком долгая. А я не... - она посмотрела на "дядюшку" и осеклась.
Она подумала, что именно теперь отличный момент сказать мачехе и отцу то, о чем она договаривалась днем с Гарри и медиумом, и еще очень своевременно поняла, что разговор с Эммой может быть гораздо более легким, если не сваливать все на привидение Джейми. К чему такая определенность?
- В доме творятся странные вещи, - задыхаясь, непривычно для себя громко говорила Элен. - Повсюду разлитая вода, цветы в библиотеке, теперь вот эта лилия... И еще странная вода в кувшине... Я думаю... то есть я уверена, что во время сеанса здесь... в нашем доме... появилось нечто... И его надо отправить обратно. Да, обратно! Нужен еще один сеанс!
Со стороны миссис Холланд раздался странный сдавленный звук. Она картинно всплеснула руками и резко отвернулась от падчерицы.

+1

11

Холланд автоматически посмотрел на жену, а затем, не сумев поймать ее взгляд, на ее брата, который развел руками с таким издевательским выражением лица, что краска бросилась Холланду в лицо. Нельзя было яснее сказать, что он в своем собственном доме ничего не стоил, а Гарри еще и покивал.

- Какой еще сеанс? Зачем сеанс? – возмутился Холланд и снова на всякий случай поглядел на Эмму. – Если… если… если и в доме что-то и появилось, то это как раз после сеанса. Это просто глупо. И какая вода? Какая еще вода, я не понимаю? Я против, решительнейшим образом против. И вообще его следует выставить из дома… наверное…

Он бросил еще один вопросительный взгляд – опять в том же направлении.

– Это было бы так невежливо, - промурлыкал Гарри. – И потом, его пригласила мисс Холланд.

Отредактировано Джеймс Холланд (2016-10-12 00:28:16)

+1

12

- Мы обсудим все это завтра, - нашла нужным вставить свое веское слово миссис Холланд. - Элен надо лечь в постель и заснуть. Не волнуйся, дорогая, Мэри ляжет здесь в комнате... и... - она брезгливо покосилась на так и оставшийся валяться возле открытого тайника намокший дневник. - Она все здесь уберет.
По ее безапелляционному тону было понятно, что спорить бесполезно.
Так же, несмотря на кажущуюся бесстрастность Эммы, сторонники очередного спиритического сеанса поняли бы, что не найдут в ее лице сторонницы. В противовес своей падчерице, чей характер и взгляд на жизнь органично вписывались в декадентские настроения с их зыбкостью и призрачностью, миссис Холланд прочно стояла в ярко освещенном кругу реализма. И пусть ей даже не нравилась мода на натуралистические описания, рассуждения о связи между вздорным характером матери и нервическими припадками дочери точно бы нашли в ней благосклонную слушательницу.
Эмма часто была более решительной, чем ее муж, но никогда не показывала этого прямо. Впрочем, сейчас, в спальне девицы, своей падчерицы, она чувствовала себя вправе диктовать остальным, что им делать.
- Гарри, тебе уже здесь нечего делать. Джеймс, - при обращении к мужу ее голос чуть потеплел, - тебе, наверное, уже тоже.
Элен, притихшая, растерянная и поникшая, казалось, уже не имела никаких сил к сопротивлению или доказательству. Эмма потрепала ее по руке и мягко, почти вкрадчиво дала один из самых частых и бесполезных советов:
- Постарайся хорошо выспаться.

+1

13

Мужчины послушно покинули спальню мисс Холланд и, обменявшись сухими кивками, разошлись. Ни один из них не счел нужным навестить гостя, но, знай они, чем тот был занят, они, возможно, пожалели бы об этом.

Нечленораздельные протесты итальянца были слышны на всем втором этаже, однако едва оказавшись у себя в комнате, он сразу же замолчал и первым делом задвинул задвижку на двери. Крик мисс Холланд застал его в библиотеке, и поэтому он был, несмотря на поздний час, вполне одет. И на самом деле был очень рад, что поднявшаяся суматоха помешала хозяевам дома это заметить. Царивший в его комнате беспорядок, вполне отвечавший представлениям прислуги о том, как должен вести себя иностранец, его как будто совсем не смущал. И на самом деле был частью продуманной тактики: он сразу заметил бы, если бы кто-нибудь вздумал возиться в его вещах.

Внимательно осмотрев стоявший в углу раззявленный саквояж, Ленни присел рядом на корточки, оглянулся на запертую дверь и осторожно запустил пальцы за оторвавшуюся в уголке подкладку. Небольшое усилие, и он вытащил из тайника чуть слышно звякнувшую связку отмычек и спрятал ее в потайной жилетный карман. Вздох облегчения сорвался с его губ, когда он выпрямился и подошел к письменному столу, где валялся потрепанный кожаный портфель, который мог бы принадлежать какому-нибудь поверенному. Заглянув внутрь, мнимый итальянец извлек оттуда пухлую папку, битком набитую газетными вырезками, какими-то письмами и - неожиданно – листами разноцветной бумаги. Внимательно осмотрев содержимое и даже обнюхав его, Ленни снова закрыл папку, вытащил из портфеля пузырек темного стекла с плотно притертой крышкой, повертел его в пальцах и о чем-то задумался. Затем он выбрал лист из стопки бумаги на столе и, не присаживаясь, принялся писать.


Эпизод завершен

Отредактировано Леонардо (2016-10-12 15:39:07)

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Дела давно минувших дней » Случай с заезжим медиумом. Глава 4


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC