Крот ненавидел ласточку.
Это была совсем не та ласточка, что нанесла ему обиду, но, разве это имело значение. Такая же легкомысленная птица и, наверняка, не менее подлая.
Ласточка прилетала ранней весной, когда на пшеничном поле, куда изредка наведывался крот, начинал сходить снег. Чирикала, сидя на коньке крыши, выводила птенцов и улетала с ними в теплые края. Крот каждый раз надеялся, что она не вернется, но, наследующий год все опять повторялось.
Во время своих отлучек из сада, крот  каждый раз навещал старую полевую мышь, жившую на краю поля. Он давно простил ей свое неудачное сватовство. Да и с кем еще можно было поболтать, вспомнить былые времена  и в очередной раз перемыть кости этой  неблагодарной птице, которую он спас собственными лапами.
Да-да, не удивляйтесь, крот был уверен, что все было  именно так.  Он так часто  пересказывал  эту историю, дополняя ее все новыми подробностями, что, в конце концов, сам поверил в собственное благородство.
Время шло.  Все, кто когда-то смеялся над кротом, умерли, умерла и старая полевая мышь. И крот остался один на один со своей ненавистью.
Ненависть наполняла смыслом его по сути бессмысленную жизнь. Он  даже стал тосковать, когда ласточка улетала. Все изменилось, когда в волшебном саду появилась Герда. Она подружилась с ласточкой, и крот  тут же стал ненавидеть и ее.
Раньше он не думал о мести. Где он и где ласточка? Но, Герда...
Она была ближе.  Крот слышал ее голос, чувствовал ее шаги по земле, и от этого его ненависть обретала реальность, в отличие от ненависти к порхающей в небесах ласточке. 
Пока в саду была фея, крот боялся мечтать о мести, но усердно подслушивал все, что  вокруг  творилось, а когда Герда осталась одна – стал строить планы. Он  чувствовал, что может ей отомстить,  хотя бы за то,  что она его жалела. Он подгрызал  корни ее любимых роз. Розы страдали, но молчали, они не умели ябедничать. А Герда, думая, что он голоден , подкладывала к выходу из норы то спелое яблоко, то сочный корнеплод, и от ее жалости  ненависть крота  вспыхивала еще сильнее. Он знал о волшебной ели и надежде Герды узнать, что такое счастье. Он бы с наслаждение изгрыз ее  корни, но ель росла в высокой деревянной кадке, а зубы у крота были  уже не те, чтобы прогрызть твердое дерево. Он пытался украсть волшебную палочку , чтобы заморозить сад, но новая хозяйка сада с ней не расставалась. И все попытки кончались неудачей. Крот почти потерял надежду, когда произошло непредвиденное. Герда внезапно отправилась в город. Столько лет никуда не отлучалась, и вдруг...
День  прошел, а девушка так и не вернулась, и крот воспрял духом. Когда окончательно стемнело,  он вылез из норы и, морщась от лунного света - как назло серые тучи, только что сыпавшие снегом, разошлись, и полная луна  ярким фонарем висела  высоко над горизонтом, мелкой пробежкой направился к дому. Но не успел он добраться до порога, как за воротами сада под чьими-то ногами заскрипел снег.

Отредактировано Сказочник (2017-12-01 01:38:24)