Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Осколки реальности » Неудачный момент


Неудачный момент

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

За первым хлопком немедленно последовал второй. Затем, будто подчиняясь чарующим движениям рук неизвестного дирижёра, в дело вступил целый оркестр огнестрельных инструментов разной степени поражения. Свою партию отчаянным сопрано подхватили  бьющиеся стекла и, беспощадно рвущий слух визг рикошетов. За вокал на этом убийственном концерте отвечал  нестройный хор голосов, выкрикивающих короткие фразы сразу на нескольких языках. Кто-то яростно, кто-то с нескрываемым ужасом, а кто-то и вовсе захлебывался от нестерпимой боли. За несколько секунд тихая улочка превратилась в поле кровопролитного сражения.

Грязно ругаясь, Ник рухнул на траву, увлекая за собой яростно шипящую Бониту. Куда за пару мгновений подевалась воинственная старушка, коп так и не понял, но в зоне прямой видимости ее определенно не наблюдалось. Может, ее телепортировали на «Энтерпрайз»? Как и все невольные мысли, эта настырно сверлила мозг, отказываясь признавать собственную абсурдность. Пришлось даже головой тряхнуть, что бы выкинуть непрошенного гостя из процесса оценки сложившейся ситуации. А оценивать было что! Во-первых, было совершенно ясно, что целью неизвестных стрелков являются не они. Отличный повод расслабиться. Во-вторых, очагом конфликта определенно являлся дом по соседству, где, по словам всезнающего Старины Стэна, проживал небезызвестный Койот. А именно с ним Бойд планировал в скором будущем побеседовать. А это уже отличный повод напрячься.

Ник осторожно выглянул из-за полосы аккуратно подстриженных кустов, пытаясь локализовать основные источники угрозы. Таковыми оказались вооруженные до зубов, крепко сбитые ребята, упакованные в черные костюмы, вроде тех, которые использует спецназ по время боевых операций, снабженные черными же масками с прорезями для глаз. Именно они сейчас стремительно сокращали число соратников Койота, разя тех наповал одного за другим. Причем жертвами этого хорошо спланированного рейда стали не только те парни, что еще пару минут назад инспектировали машину лос-анджелесского коллеги, но и те, о существовании которых Бойд даже и не подозревал. С энтузиазмом спелых яблок, мексиканцы сыпались из-за слуховых окон соседних домов, падали с террас, вываливались из припаркованных неподалеку автомобилей… И, как мог судить Ник, редко кто из них  достигал горизонтальной поверхности живым. Люди в  черном крепко знали свое дело. Что это? Бандитская разборка? Передел территории? Чья-то кровная месть?

- Пусти меня, gilipollas!! – внезапно напомнила о себе черноволосая тигрица, которую полицейский до сих пор прижимал к газону одной рукой. – Пусти, сказала!

- Не терпится схлопотать пулю? – недоуменно вскинул бровь Бойд, но руку, тем не менее, убрал. От греха подальше.

- Vete a la polla! – методы, избранные Бонитой для общения, по-прежнему вызывали нестерпимое желание промыть ее прекрасный ротик с щедрой порцией хлорки. – Там мой брат!

И вывернувшись из-за широкой спины Ника, девушка рысью бросилась к невысокому проволочному забору, отделявшему их от обители Койота. Юбка алого платья при этом вздернулась куда выше общепринятой в приличном обществе границы, в полной мере выставляя напоказ загорелые ножки латиноамериканской фурии. Примерно до того места, где они крайне органично перетекали в бедра. Шикарные, к  слову, бедра. Без видимого труда, Бонита преодолела препятствие и ринулась к задней двери дома, где в данный момент, судя по всему, испытывал некоторые ее ближайший родственник. Девушку отделял от заветной дверной ручки всего какой-то десяток шагов, когда из-за угла возник затянутый в черное представитель атакующей бригады. Не долго думая, боевик вскинул полуавтоматическую винтовку, беря на прицел новую противницу.

- Стоять! – тоном, на корню отсекающим любые возражения рявкнул Человек в Черном. – На землю!

Явно жалея об утерянном дробовике, Бонита утробно зарычала, готовясь к, по всей видимости, совершенно бесполезной попытке побороться за свою свободу. Палец на курке нападавшего заметно напрягся. А затем безжалостно спустил скобу. Воздух разрезала смертоносная очередь, кромсая пространство в том месте, где еще полсекунды назад стояла разъяренная дамочка. Та самая, что теперь лежала на земле, не слишком деликатно сбитая с ног, невесть откуда взявшимся длинноволосым мужиком в свободного кроя рубахе и классических джинсах. Тем самым, что сейчас со скоростью бейсбольного мяча после встречи с битой, летел в сторону стрелявшего. Короткий удар ребром ладони по автомату, сопровождающийся мощным толчком в грудь, заставил парня в черном опустить оружие и отступить на шаг назад.

- Ты ж мужик, правда? – с безграничной надеждой в голосе уточнил Ник, принимая боевую стойку. Не слишком рассчитывая на скорый ответ, он решил развеять собственные сомнения лично, приведя собственную ногу в непосредственный контакт с довольно чувствительной областью на теле противника. Немного пониже живота.  – Мужик, слава богу!

И, дополнив комплект предварительных ласок мощным ударом коленом в лицо перегнувшегося пополам противника, Ник довольно бережно опустил бессознательное уже тело на землю, а затем повернулся к Боните, которая, как завороженная смотрела на участников короткого сражения.

- Вы целы? – осведомился Ник, напряженно вслушиваясь в звуки стрельбы, что возобноваилась теперь уже в недрах жилища. – Не задело?

- Vete a la polla, maricon!  - повторила дамочка, смачно сплюнув на траву.

- Не за что. – хмыкнул Ник, прижимаясь к стене рядом с широко распахнутым окном.

Как выяснилось, позицию полицейский занял очень удачную,  а главное , сделал это вовремя. Именно в этот момент, прямо из окна, выскользнул на траву молодой мексиканец, с видом вконец затравленной лисицы оглядывающий задний дворик дома. Копа он заметил не сразу, потому и угодил точнехонько к тому в объятия. Сцепив обе руки в замок за головой бегуна, Ник легонько встряхнул жертву.

- Привет. Какими судьбами? – дружелюбно поздоровался он.

Мексиканец отчаянно задергался, пытаясь вырваться на свободу. Пришлось встряхнуть его еще раз. Уже посильнее.

- Трухильо?! – рявкнула Бонита, оглядывая паренька. – Какого хрена? Где мой брат?

Девушку Трухильо, кажется, заметил только теперь. И по какой-то ему одному ведомой причине жутко испугался, сопроводив переход в  это состояние не то писком, не то визгом.

- Что происходит?! – еще резче проревела мексиканка, хватая испуганного соратника за отвороты рубахи. – Говори же, cabron!

- Так ты Трухильо? – уточнил Бойд, живо припоминая недавнюю беседу с Робби Капюшоном. – Какая удача! Ты-то мне и нужен.

- Пусти меня, сука!!! – вдруг завопил Трухильо.

- Не раньше, чем я выясню некоторые подробности твоего визита к Капюшонам. – доходчиво обрисовал ситуацию Ник. – А вот эта не слишком приветливая дама узнает о судьбе своего брата. Так что давай ближе к делу - у нас тут война, знаешь ли.

Будто в подтверждение его словам, где-то совсем рядом грохнул новый выстрел, кто-то громко вскрикнул, а на задний двор бешеным потоком хлынули парни в черных масках. Никак не меньше десятка. Яростно размахивая широким ассортиментом оружейной продукции, от пистолетов до дробовиков, они наперебой предлагали всем присутствующим отказаться от искушения совершать любые движения, а в идеале и вовсе принять горизонтальное положение, предварительно скрестив верхние конечности за головой. Несмотря на вполне убедительный вид  вновьприбывающих, Ник застыл на месте.

- Я. Офицер. Полиции. – громко и четко выговаривая слова, возвестил он, по-прежнему удерживая захват.

- Тебе это вообще когда-нибудь помогало? – совершенно не к месту процедила сквозь плотно сомкнутые зубы Бонита, прижимаясь к стене рядом с ним. На гостей она метала яростные взгляды исподлобья.

Боевики мгновенно окружили их плотным кольцом. Один из них, обладающий крайне внушительными габаритами и сиплым, сильно искаженным маской, голосом, приказал:

- Отпусти его!

- Я полицейский. – Твердо повторил Ник. – Это подозреваемый. И у нас с ним запланирована беседа.

- Мне насрать. – честно признался громила. – Я сказал – отпусти. Мы представляем прокуратуру Лос-Анджелеса.

- Сурово работаете. – Присвистнул Бойд. – Стажировались у Джека Потрошителя?

- Захлопнись, остряк. – Голос становился все более угрожающим. – Отпускай, теперь он наш.

- Он свидетель и подозреваемый по делу, которое попахивает терроризмом, ребята.

- Тем более, наш клиент. От-пус-ти.

Громко скрипнув зубами, уроженец противоположного побережья разжал пальцы. Трухильо безвольно сполз на траву. Громила удовлетворенно хмыкнул и, задумчиво окинув взглядом окрестности, решил что-то для себя.

- Этих двоих в дом. – Кивнул он на Бойда и девушку.

- А он? – взметнулся Ник, указывая на Трухильо.

- С ним мы сами поговорим.

- Так же как с остальными? Он мне живой нужен.

- Топай в дом, трепло!

С учетом ситуации, Нику ничего не оставалось, как подчиниться. Перевес, как и физический, так и юридический, сосредоточился не на его стороне. В паре с внезапно присмиревшей Бонитой, он шагнул в проем, заботливо открытой одним из прокурорских задней двери дома Койота. Еще двое в этот момент поднимали с земли павшего от руки, или, если быть точным, от ноги Бойда, коллегу. Остальные обступили корчащегося на траве Трухильо.

0

32

Со смесью охотничьего азарта и природной настороженности смотрел он на шумную улицу. Галдящие на все лады ручьи людской массы текли во всех возможных направлениях. Мужчины и женщины, молодые и старые, богатые и не очень, толстые и худые, высокие и низкие, довольные и не очень – но все как один ничего не подозревающие, запертые в вонючих мирках, созданных их собственным жалким умишком. Не видящие дальше своего поганого носа. Он мог бы пристрелить любого из них прямо здесь и скрыться в толпе подобных. И никто слова не успел бы сказать. Жалкие твари!

Кожа под наклеенными усами адски чесалась. Пот струился по спине под выданной ему для пущей незаметности, блин, гавайской рубахой. Чертова жара! Чертова маскировка! Как он ненавидел такую хрень. Что бы описать степень его ненависти даже у самого разумелого писаки не хватило бы красноречивых словечек. Гиллрой злобно сплюнул на плавящийся асфальт и перевел взгляд с толпы на часы: до часа X остается около часа. Пора начинать игру.  Пора. Сердце забилось быстрее, в предвкушении. Скоро все эти, такие разные, но в тоже время такие одинаковые людишки забегают, как чертовы муравьи в развороченном муравейнике. Уж он то им покажет. Только он. Только у него есть такая сила. Проклятый замороженный ублюдок со змеиными глазами может сколько угодно строить из себя большую шишку, а все же центральный игрок здесь именно Гиллрой МакКласки. И все карты у него на руках. И все эти самопровозглашенные шишки ему не более интересны, чем прыщи на заднице.

Нет, ну это ж надо…Эта гадина всерьез думает, что может что-то запретить Гиллрою МакКласки! Нет, говорит, не пойдешь ты сам! Пойдешь ты сам в зад вместе со своими запретами, сучий выродок! Мамаше своей приказывай. А он будет делать то, что считает нужным. И никакой тупорылый сосунок из этого запертого на портовом складе отряда кастрированных бойскаутов не дотронется до его «красоток», пока Гилл жив. Именно так он и сказал Снежной Королеве. И сколько тот не пыжился, сколько не сверкал своими выпученными, как у утопленника, глазищами, а деваться им всем некуда, хоть ты тресни. Либо играем по правилам МакКласки, либо скажите МакКласки «до свидания»! И посмотрим тогда, как весь ваш охренительно-обалденный план торжественно вылетает в трубу.  Идиоты.

Так. Ладно. Не надо заводиться. Надо доставить «малышку Мэрин» по адресу. Да, именно так звали даму в чемодане. Он давал имя каждой из своих девочек. Ведь каждая из них была единственной в своем роде. Каждая занимала особое место в его широком сердце. Каждую он помнил и горячо любил. С той самой первой, еще совсем неуклюжей «Салли», которую он собирал, буквально, из говна и палок, на заднем дворе материнского дома в Корке. Она еще не была настоящей красоткой, та Салли, но она была его первой… ох, и навела же она шороху в школьной учительской! Дерьмо со стен неделю отдирали.

Приятные воспоминания помогли немного расслабиться. Теперь он был готов. Еще раз бросив презрительный взгляд на разномастную людскую массу, он решительным шагом пересек улицу, сжимая в руке заветный чемоданчик, и скользнул между вращающимися створками центрального входа в пестрящий рекламными плакатами торговый центр. Внутри было прохладнее. Кондиционеры трудились во всю прыть, держа отчаянную оборону против липкого уличного зноя.  Людишек здесь было поменьше, но ненамного. Они жались по углам, восседали на лавочках, тупорыло пялились в начищенные до блеска витрины, щупали, трогали, ласкали, да только что не облизывали море разнообразных товаров, прикидывая, хватит ли у них денег на то, что бы удовлетворить хотя бы малую часть своих  непомерных желаний. Царство свиней. И всем им нужен пастух. Пришло время протрубить в рожок. МакКласки уверенно прошел через вестибюль, миновал кишащий оголодавшими придурками  фуд-корт и свернул в первую галерею налево. План он изучил более чем подробно. Хоть за это спасибо Отморозку и его кампании. Еще два поворота и вот она нужная дверь. «Вход только для персонала»? Ага, как же!  Гилл сунул потную лапу в нагрудный карман и извлек золотистый металлический ключ. Еще один подарок его недалеких «друзей». Два поворота в замочной скважине, аккуратный взгляд по сторонам. Просто на случай, если он привлек чье-то внимание. Нет. Всем насрать. Молодцы. Он толкнул дверь. Длинный, ярко освещенный служебный коридор обрывался лестницей. Четырнадцать ступенек. Еще один коридор. Дверь направо. Бойлерная. Добро пожаловать домой, малышка Мэрин!

Поднырнув под ряд узких труб, МакКласки добрался до центра помещения. Вот оно, то самое место. Здесь мы и споем. Он аккуратно установил чемодан под центральной опорой, вокруг которой плющем вились разноцветные трубы отопления. Откинув крышку, Гилл дал себе пару секунд, что бы в последний раз полюбоваться идеальной красотой Мэрин. Невольная улыбка расплылась на его полном лице. В добрый путь, милашка! Еще раз проверим проводку. Таймер на 30 минут. Активатор. Бомба издала короткий писк. По узкому, красного цвета, дисплею побежали цифры обратного отчета. Дельце сделано. МакКласки удовлетворенно причмокнул, прикрыл крышку смертоносного чемодана, и поднялся. Пора на выход.

- Эй, какого черта?! – удивленный возглас в гулком помещении бойлерной был подобен грому. Гил едва удержался от того, что бы не выругаться. Молодой, худосочный парнишка в униформе охранной кампании сделал два неуверенных шага к непрошенному гостю. – Ты что здесь делаешь?

- Привет, начальник. – рот МакКласки растянулся в широченной улыбке. – Работаю, что же еще?

- Ну-ка выйди сюда. – чертов охранник не выглядел убежденным. – Покажи документы.

Гилл вновь поднырнул под трубы и оказался лицом к лицу с молокососом. Рука того легла висящую на поясе на кобуру. Хренов ковбой, мать его. Нет уж, сыроват ты для «йи-пи-я-йоу-каай-ей», придурок!

- Я тебя не знаю. – заключил ковбой-недоросток. – Пойдешь со мной.

- Конечно, шеф. Пойдем. Я тут закончил. – бомбист примирительно вскинул руки.

И тут доблестный страж порядка сделал то, на что МакКласки никак не рассчитывал. Вместо того, что бы попробовать извлечь на свет божий оружие, он вдруг опустил другую руку к тому же поясу и снял прямоугольную коробочку с антенной. Вот только этого не хватало! Собрать сюда весь чертов персонал этого чертового торгового центра. Рука с рацией уже прошла полпути вверх, палец начинал сжимать кнопку общего вызова. Дело шло на доли секунды.

- Эй, шеф… - голос Гиллроя растерял всякое дружелюбие. – Смотри-ка, что у меня есть!

Сработало. Охранник на мгновение замер, глядя как поднимается левая, сжатая в кулак, рука усатого нарушителя.

-Что..? – открыл он было рот.

Правая рука МакКласки змеей метнулась под рубаху. Страж порядка рванул кобуру, но было поздно. Первая пуля из хромированного ствола револьвера вошла прямо в раскрытый рот паренька, вторая и третья врезались в грудь, разрывая коричневую форменную рубашку. Он умер еще до того, как понял что случилось. На пол шмякнулся уже бесформенный мешок с костями.

- Дохлый ковбой. – ответил убийца на повисший в воздухе вопрос.

Спрятав оружие обратно за ремень, он схватил еще теплое тело за ноги и потащил его в дальний угол подсобного помещения. После того, как время на узком экране дойдет до нуля, от этой комнаты не останется ровным счетом ни хрена. В этом «ни хрена» навсегда сгинет и этот недоносок.

- Счастливо оставаться. – издевательски помахав трупу рукой, МакКласки выскочил в коридор, насвистывая под нос заводную джигу.

0

33

Внутри резиденция Койота выглядела более чем плачевно. Ровно посреди длинного коридора, ведущего от задней двери до парадной, лежали, нелепо раскинув руки, два изгрызенных пулями тела. На лице того, что застыл, устремив остекленевшие глаза в потолок, навеки застыло удивление. Молодой мексиканец, по всей видимости, даже не успел понять, что именно происходит до того, как несколько пуль из автоматической винтовки не поставили крест на его существовании. Второй уткнулся носом в цветистый ковер, на его широкой спине аляпистыми мазками отметилось три входных отверстия. Повсюду на полу валялись куски отбитой штукатурки и осколки разлетевшихся лампочки, от покореженной люстры.  Кровь узким ручьем бежала по полу и затекала под свежевыкрашенную белой краской межкомнатную дверь. По обе стороны двери стены были отмечены дорожками от автоматных очередей, уродовавших аккуратно подогнанный рисунок обоев нежно-желтого цвета. Кажется, здесь совсем недавно завершился ремонт. В воздухе тянуло потом и смертью с кисловатым привкусом дешевого пива. Ник поневоле поморщился, отметив про себя, что нигде е наблюдается признаков наличия у погибших оружия. Даже если оно и было, то на свет его вытащить парни просто не успели. Если вообще пытались. Что же за чертовщина здесь происходит? Это что, карательная операция?

Громкий, утробный и полный отчаяния визг встряхнул копа, мгновенно заставив вспомнить об идущей следом за ним Боните.

- Михель! Армандо!! – девушка, толкнув Бойда в бок, прорвалась вперед и опустилась на колени у распростертых на полу тел. - Hostia!

Внезапная мысль поразила Бониту, ее лицо перекосилось от смеси ужаса и ярости и, резко вскочив на ноги, девушка ринулась вглубь дома, не обращая ровным счетом  внимания на гневный оклик одного из прокурорских. Через три коротких секунды стены покореженного дома утонули в новом, леденящем кровь, крике боли. Можно было не сомневаться в том, что мексиканка встретилась с братом…

- Шагай!  - буркнул идущий позади Ника парень в черном, снабдив свое предложение ощутимым толчком в спину.

- Какого черта вы здесь устроили? – не в силах скрыть сквозившее в голосе презрение, спросил Бойд. -  Вы законники вообще или каратели?

- Шагай. – деревянным тоном повторил вооруженный конвоир.

Ник медленно повернулся и двинулся дальше по коридору. На звук рвущих душу рыданий, перемежающихся страшными проклятиями на двух языках. Даже без этого звукового сопровождения коп был напряжен до предела. Ведь где-то в доме должен был находиться и парень из лос-анджелесской полиции. Что бы там не произошло между ними ранее, смерти словоохотливому блондину Бойд никак не желал. А уж такой смерти он не пожелал бы и самому заклятому врагу…
Первый же поворот коридора вывел его вместе с сопровождающими на кухню. Уже на первый, беглый, взгляд стало понятно, что то на что они наткнулись ранее было лишь легкой прелюдией…А здесь царил настоящий ад. Все помещение выглядело так, будто его никак не меньше получаса причесывали шестиствольным пулеметом. Здесь не осталось ничего целого. Чашки, стаканы, тарелки, бутылки из под пива, пачки из-под начос, салфетки, синий электрический чайник, небольшой телевизор и прочие предметы домашней утвари в совершенно беспорядке валялись на полу, раскрошенные на миллионы маленьких кусочков. Все шкафы и полки зияли пулевыми отверстиями , кран был выворочен из стены, раковина сорвана с кронштейнов, зеркало превратилось в труху из осколков, занавески на выбитом окне превратились в две, неопределенного назначения, дырявые тряпки, в холодильнике было больше дыр, чем в хорошем куске голландского сыра. И трупы… Здесь их было пять. Четверо бесформенной грудой валялись на обломках кухонного стола. Смерть застигла их за обедом. И не пожалела усилий: опознать некоторых будет очень проблематично. На некотором расстоянии от них застыло пятое тело. То, что еще недавно было массивным, полным жизни, хоть и начавшим лысеть мексиканцем с пышными усами и выдающимся подбородком. Рядом, катаясь по полу, билась в дикой истерике Бонита. В глазах Койота навечно отпечатался искренний упрек всем, кто остался в живых.
Пытаясь сложить в мозгу всю эту ужасающую картину, Ник вдруг заметил Сигурда. Коллега замер на грязном полу, с разбитой губы крупными каплями сочилась кровь.  Но он был жив и в данный момент, с холодной ненавистью во взгляде, изучал одного из прокурорских, что стоял рядом и держал его на прицеле. Несмотря на все это, Ник облегченно выдохнул про себя.   

- На пол! Живо.  – с нажимом рявкнул конвоир.

- А не пошел бы ты?! – ситуация окончательно вывела нью-йоркца из душевного равновесия. – Что за дерьмо тут происходит?

Три винтовки с разных концов комнаты мгновенно зафиксировались на широкой груди полицейского, где-то сзади щелкнул предохранитель.

- Здесь проводится спецоперация. –  новый голос навевал мысли о разрытой могиле. Эмоции в нем отсутствовали как класс. – Ликвидация банды опасных боевиков. Что здесь делаете вы – вопрос.

Ник развернулся на каблуках, что бы взглянуть в лицо новому собеседнику. По тому, как вытянулись все ребята в черных костюмчиках, именно он напрямую отвечал за происходящее. В лицо взглянуть так и не удалось. Как и у прочих участников «спецоперации», оно было скрыто за тканевой маской. Но глаз вполне хватало. Эти были глаза из тех, что увидев раз в жизни – уже не забудешь. Холодные, бесчувственные, лишенные всякой жизни. Мало чем отличающиеся от глаз погибшего Койота. Только эти еще двигались, цепко фиксируя каждую деталь окружающего мира.

- Не усложняйте ситуацию, – продолжил главарь. – Присядьте, пожалуйста.

Ник больше не стал спорить. Но опускаясь на пол рядом с коллегой, он продолжал внимательно изучать нового собеседника. Рост, вес, осанка, каждое движение…Все, что могло бы помочь опознать этого засранца случись им встретится без камуфляжа. А в том, что такая встреча обязательно произойдет в будущем, Бойд почему-то не сомневался.   

- Добро пожаловать на вечеринку, приятель. – хрипло поприветствовал его Гуннарсон, принимая сидячее положение. – Ты успел как раз к закрытию борделя.

- Заметил. – коротко ответил Бойд. - А ты побывал в первом ряду?

- Занял всю фан-зону. – блондин зло сплюнул на пол, не желавшую останавливаться кровь. – И очень хочу поведать об этом концерте кому следует. Внести, так сказать ясность. Вот жду, пока ребята представятся, наконец.

Бойд понимающе кивнул. Ребята в черном о чем-то советовались с командиром. Корчащаяся рядом с трупом брата, Бонита больше не выла. Заливаясь слезами, она тихо скулила, уткнувшись в пропитанную кровью гавайскую рубаху убитого.

- Сестра? – вопросительно кивнул на девушку Гуннарсон, понизив голос.

- Да. Знаешь ее?

- Только по досье Койота. Тяжелый у нее денек.

Совещание карательного отряда как будто бы подошло к концу. Начальник бросил долгий взгляд на копов. Подчиненные последовали его примеру, словно ожидая какого-то решения. Морозные глаза плавно сфокусировались на стенающей девушке. Спустя несколько последовал последовал кивок в ее сторону. Двое парней резво бросились к Боните и, схватив ее под локти, рывком оторвали от брата. Мексиканка яростно зашипела. Один из парней, не долго думая, отвесил ей пощечину.

- Эй! – рявкнул Ник, вскакивая на ноги. Краем глаза он заметил, что коллега ни на секунду от него не отстал.

- Руки ты бы лучше убрал. – настойчиво посоветовал викинг. – Далековато вы зашли, ребята.

Командир боевиков, словно не слыша, изучал обоих полицейских. Затем едва заметно повторил кивок. Подчиненный вновь поднял руку над головой девушки. Взревев в унисон, полицейские бросились вперед. Дула винтовок вновь взлетели вверх, готовясь отправить на тот свет еще пару добровольцев…

Уже находясь в движении, Бойд напрягся, живо и в красках представляя, как несколько десятков пуль прошивают его тело, дробя кости и в клочья кромсая внутренние органы. Но останавливаться было поздно. Заданный при рывке импульс неумолимо влек их обоих прямо к цели: к двум парням, истязающим и без того несчастную девушку. Жизнь превратилась в собственную раскадровку… Шаг. Пальцы на курках. Опускающаяся на Бониту рука в перчатке. Остекленевший взгляд главаря. Чей то рык. Кажется, его собственный. Сердце будто замерло. Все тело изготовилось к боли. Шаг…

- Эй! Полиция Лос-Анджелеса! Что тут, мать вашу за ногу, происходит?!

Новый голос. Сиплый, прокуренный. Но жесткий, командирский. Неожиданный. Резкий взмах руки главаря. Каратели замерли, так и не спустив курки. Бойд и Гуннарсон завершили движение, синхронно впечатав корпуса в стоявших по бокам девушки боевиков. Те, сверкая глазами, потеснились. Копы бережно подхватили, начавшую сползать на пол мексиканку.

- Ну ни х*ра себе! Да вам тут что, Нам, что ли?! – тот же спасительный голос на этот раз ворвался в кухню на пару со своим владельцем: невысоким, и явно отягощенным лишним весом мужчиной лет 50 в поношенном сером костюме без галстука. В нагрудном кармане болтался раскрытый полицейский жетон 357-го участка. Коротко стриженные волосы были абсолютно седы. В руке он сжимал 9-мм «Ругер». Пыхтя и отдуваясь, как после хорошей пробежки, гость , брезгливо кривясь, осматривал кухню. – Твою-то мать, черти! Да что ж за х*рня?

Все присутствующие словно впали в ступор. Отвечать никто не торопился. Лишь спустя пару минут, когда пожилой служитель закона, не переставая костерить всех ан чем стоит свет, замер над трупом Койота, «холодильник» подал-таки свой неповторимый голос.

- Вы еще кто?

- Детектив Стоббальски, отдел нравов. – не поворачиваясь, бросил гость, всматриваясь в мертвые глаза хозяина дома. – Вы сбрендили? Кто Койота грохнул?

- Спецоперация прокуратуры ЛА. – отчеканил главарь. – Выметайтесь. Вам тут делать нечего.

- Хрена тебе лысого. – спокойно парировал Стоббальски. – Вы только что запороли нам спецоперацию, бараны неотесанные. Койот был в нашей разработке.

- Бред. Вас сняли с…

- Что, простите? – теперь седой полицейский уже в упор рассматривал хладноокого. – А с кем, простите, имею честь?

- Не ваше дело. Операция повышенной секретности. Освободите место преступления.

- Чьего преступления? – вдруг влез Гуннарсон. – Вашего?

Стоббальски перевел взгляд на коллегу.

- Гуннарсон? Опять ты? – брови полицейского взлетели вверх. – Ну как же…Там где срыв нашей операции, там обязательно маячишь ты. Тебе, засранец, спокойно не сидится?

- Остынь, Стабби. – примирительно вскинул руку викинг. – Тут я совершенно не причем. Все претензии к засранцам в черном! Они, только что, чуть нас тут не положили в компанию к ребятам Койота!

- Эх, поторопился… - горько заключил Стоббальски. – Ничего, я уже доложился капитану Ван Ден Бирку. Будет здесь с минуты на минуту. Тогда и разберемся.

- Что ж. Мы уже связались с прокурором. – вклинился главарь боевой группы. – Так что, действительно, разберемся.

С этими словами он развернулся и покинул кухню.

- Ну вот и славненько. – заключил Стоббальски. – Давайте уведем даму отсюда, а?

Молчавший Ник утвердительно кивнул и, вдвоем с Сигурдом, они аккуратно вывели Бониту с поля недавнего сражения. Ребята в черном проводили их недобрыми взглядами. Бойд готов был поклясться, что если бы не своевременное появление детектива из нравов, их бы давно отправили бы к праотцам, не проронив ни слезинки.
   
- Нет, туда не надо. – остановил нью-йоркца Гуннарсон, заметив, что тот направляется в гостиную. – Едва ли там намного лучше.

Он наугад толкнул первую попавшуюся дверь из коридора, за которой обнаружилась небольшая спальня с односпальной, не слишком аккуратно заправленной кроватью. Вдвоем они завели девушку внутрь. Бонита окончательно впала в ступор. Глаза бездумно таращились в пространство, растрепанные черные волосы облепили  мокрое от слез лицо, на руках запеклась кровь брата. Она совершенно не сопротивлялась, пока двое мужчин бережно укладывали ее на кровать. Даже не шелохнулась, когда Ник укрывал ее покрывалом. И осталась в том же положении, когда все покинули комнату, прикрыв за собой дверь.

В коридоре все трое какое-то время молчали. Возвращаться на кухню ни у кого желания не возникало. Трупов вполне хватало и здесь.

- Нас хотели убрать. – наконец, нарушил тишину Ник.

Погруженный в свои мысли скандинав никак не отреагировал. Стабби же с сомнением хмыкнул.

- Я тоже хочу вас убрать. – заключил он. – Мы под Койота копали несколько месяцев. Наркотиков и оружия здесь было немерено. Не сегодня, так завтра мы бы его упекли вместе со всей братвой. Но тут вы!

- Они. – глухо отозвался Сигурд. – Всех перебили они. 

- А ты какого хрена тут забыл? – Пожилой коп вдруг вгляделся в Бойда. – А ты вообще кто?

- Николас Бойд. Коллега из Нью-Йорка.

- Аа, наслышан. Ты тот красавец, что пустил на наши улицы террориста. А вы, ребята, друг друга стоите…

В парадной завязалась какая то возня. Громкие голоса в очередной раз за день выкрикивали бесполезные, казалось бы, слова: "полиция" и "прокуратура". По крайней мере тем, кто ещё полчаса назад населял этот уютный домишко в центре Ван-Найса, было уже глубоко нас*ать к какой из многочисленных государственных структур принадлежат их "гости".
- Ах, черт, малек! - Стабби отвалился от стены, которую подпирал до этого, и потопал ко входу. - Эй, мужики! Пропустите, он со мной.

- Так что, все таки, происходит? - поинтересовался Бойд, когда они остались одни. - Только мы решили допросить Койота, как нам на голову свалился отряд палачей. Кстати, ты успел перекинуться парой слов с Трухильо?
- Трухильо? Ах, черт, он в сортире..
- Уже нет. Я познакомился с ним на улице, он у ребят в черном. Гарантии, что живой, не дам.
- Твою мать!
- Да уж.
- Койот ни хрена не знал о встрече с Робби. – поделился Сигурд. – Тот явно играл за другим столом.
- Осталось понять за чьим.
- Я бы его расколол если бы не…
- Вот-вот.
- Стоп! Ты же не думаешь, что прокурорские ребята тут замазаны?
- Не слишком ли  совпадений для вас, детектив?
- Но это бред. – Сигурд потер лоб. После всего, что приключилось с ним за этот день, голова нещадно болела. – Какая связь у прокурора с мелким толкачом?
- Откуда ж мне знать?
- Бред.
- Но… - открыв было рот, Ник поспешно прикрыл его обратно, увидев, что к ним возвращается Стабби, в компании с молодым, одетым в светлые брюки и голубую рубаху, азиатом.
- Привет, Мик. – махнул ладонью Сигурд.
- Здравствуйте, детектив Гуннарсон. Опять вляпались, сэр?
- Я. Просто. Пытался. Уехать. В отпуск.
Стабби и Мик скептически переглянулись. Гуннарсон поморщился. Бойд приветливо протянул руку:
- Ник Бойд. Полиция Нью-Йорка.
- Микки Танака, Нравы. Ну и заваруха тут у вас. Никогда ничего подобного не видел.
- Это потому что ты из патруля выбрался без году неделя. – поддел его Стабби. – Поживешь с мое, малек, и не на такое насмотришься.
- Ну да-ну да. – улыбнулся по-азиатски широкой улыбкой Танака. – Знаете, по сколько раз на день он это говорит?
- Ты из Японии? – меняя тему, поинтересовался Бойд.
- Я? Нет. – хохотнул Мик. – Отец из Японии. Но ребенком приехал в штаты. Потоптался в свое время по лагерям для интернированных…А я родился и вырос в Эл-Эй. Здесь, скорее всего и помру.
- Женись сначала, сосунок. – хохотнул седовласый детектив. – Хочу сначала на свадьбе прибухнуть, а уж после на поминках.
- Женишься, Мик? – улыбнулся Гуннарсон. – А меня не пригласил?
- На следующей неделе. – потупился азиат. – Ну…мне намекнули, что ты среди отдела нравов будешь чувствовать себя неуютно.
- Ложь! Это они боятся почувствовать себя неуютно среди меня.

Смешки вышли довольно скромными. Каждый старался не смотреть на тела, лежащие дальше по коридору. В воздухе вновь повисло молчание. Затянуться которому не позволил очень знакомый голос, раздавшийся от входной двери.

- Стаббальски, Танака! Ко мне! – возопил капитан Гаррет У. Ван Дер Бирк, еще не успев толком занести свое исполинских размеров тело в дом.

Троица лос-анджелеских копов с покорными минами направилась навстречу буре. Не найдя достойной причины пропустить эту встречу, за ними поплелся и заокеанский коллега.

Капитан и в самом деле выглядел не очень довольным. На совершенно лысой голове вздулись вены, в огромных глазах полопались капилляры, на мощных скулах, с упорством автомобильного движка, разгуливали желваки. Тем не менее, синий костюмчик сидел идеально,  ничуть не замятый после сидения за рулем. Капитан оглядел подчиненных взглядом, который по тяжести мог посоревноваться с булыжником, который некий Сизиф таскал на гору и обратно.

- И?

Первым сдался Стаббальски.
- Сэр, мы с Танакой…

- Уточни-ка, Стаббальски. – прервал его кэп. – Разве я вчера не подписал запрос прокуратуры на снятие наблюдения именно с этого адреса? А то я, может быть, что то путаю.

Седой детектив замялся.

- Так мы и сворачивались! Уже собрали оборудование и уехали.

- Но?

- Поступил срочный вызов. От старушки из соседнего дома. Она слышала перестрелку и позвонила на центральную. А мы были поблизости. Приехали, а тут такое…

- Какое?

- Трупы, сэр. Много. И Гуннарсон.

- Тоже труп?

-Эээ..нет, сэр…

-А вот же он. – только теперь покрасневшие глаза капитана выцепили за спиной Стабби скандинава. – Сигурд, какая неожиданность. Новости о твоей смерти сильно преувеличены.

- Сэр, я…

- Наверное, где-то здесь найдется и детектив Бойд. Как я слышал, он так и не добрался до конспиративной квартиры.

Ник нехотя сделал шаг, кивнув в знак приветствия.

- Великолепно. – голос дребезжал металлическим лязгом. – Просто великолепно. Полагаю, вы тоже приехали на помощь пожилой соседке?

Оба смолчали. Капитан, кивнув собственным мыслям прошел сквозь парадную и заглянул в коридор, оценивая масштабы ущерба. Затем, все еще храня угрожающее молчание, прошествовал в кухню. Вся компания проследовала за ним.

- Великолепно. – повторил Ван Дер Бирк, не сменив интонации.  – Настоящая сказка. Кто командует этим бардаком.

Парни в черном, что последние несколько минут занимали стратегические позиции у каждой двери, заметно напряглись. Кто-то сказал что-то в рацию. Немного погодя, на кухню заглянул мертвоглазый. Спокойный, как всегда.

- Имя? – поинтересовался капитан, который, в силу своего роста, возвышался над командиром карателей головы на две с половиной.

- Секретная инф…

- Оставь эту х*рню журналюгам. – спокойно оборвал его Ван Дер Бирк. – Я капитан полиции Лос-Анджелеса, а не второсортный писака. Снимай эту чертову тряпку.

Никак не выдав своих переживаний, если такие вообще когда нибудь были ему свойственны, главарь стянул маску. Под ней обнаружилось лицо, выполненное под стать его неповторимым глазам. Ничего не выражающее, с тонкой полоской плотно сжатых губ, острым конусом носа и высоким лбом. «Есть в нем что-то змеиное», - подумалось Нику.

- Крэймер. Я мог бы догадаться. – Заключил капитан, обводя глазами гору мертвых тел. – И что это за х*ерня? 

- Операция, санкционированная окружным прокурором.

- Давно ли Эрл одобряет акты геноцида?- сухо поинтересовался капитан.

- Спросите сами...сэр.

- Спрошу. Обязательно спрошу.

C минуту они буравили друг друга взглядами: сухопарый, змееподобный белый спецназовец и внушительных габаритов негр с тяжёлым, но очень живым взглядом, метающим гневные молнии. В итоге представитель прокуратуры все же отступил, отвлекшись на сигнал рации.

- Мистер Форрестер прибыл.

- Отлично. – фирменным басом заключил Ван Дер Бирк. – Пригласите его сразу сюда.

Ник с товарищами по несчастью поспешили рассредоточиться по помещению, освобождая место для окружного прокурора. С момента их последней встречи утром, прокурор не успел еще сменить «тройку», но выглядела она куда более потрепанной, нежели костюмчик капитана. Поросячьи глазки лихорадочно обежали помещение, прыгая от трупа к трупу, от копа к копу, пока, наконец, не зафиксировались на огромном негре.

- Гаррет…что здесь…как это вышло?

- Вы у меня спрашиваете? – осведомился капитан. – Крэймер, не поясните ли своему руководству случившееся.
         
Крэймер помедлил с мгновение, а затем повернулся к непосредственному шефу.

- Господин прокурор, в рамках санкционированной вами операции и с целью устранения наркопритона, мой отряд прибыл по адресу проживания главного подозреваемого, Рауля Эрнандеса. Более известного в криминальных кругах, как Койот. – тон командира опергруппы был настолько будничным, будто он пересказывал скучный прогноз погоды. – Здесь мы встретили серьезное, вооруженное сопротивление. Завязалась перестрелка, в ходе которой преступники были нейтрализованы. Среди них оказался и сам Койот. Жертв среди гражданского населения допущено не было. Потерь среди членов оперативной группы нет. В ходе обыска на месте преступления было изъято более 20 единиц незарегистрированного огнестрельного оружия и 7 кило неустановленного порошка. Предположительно, героин.

Ник удивленно вскинул бровь, глядя на Сигурда: когда это они успели провести обыск?
Тот сосредоточенно вслушивался в речь своего давешнего обидчика.

- Ну что ж… - прокурор явно почувствовал себя увереннее.  – Что ж, капитан Ван Дер Бирк, похоже, все не так уж плохо.

- Эрл, Бога ради. Оглянись вокруг. – развел руками капитан. – Это же чертова бойня!

- Моим людям было оказано вооруженное сопротивление. Они адекватно реагировали. Я давал гражданам обещание избавить город от наркотиков – этим и занимаюсь.

- Да черта с два адекватно они реагировали! – взвился, не выдержав, Сигурд. – Тут никто и за ствол то схватиться не успел, как ваши дуболомы открыли огонь. Это можно выдать за все, что угодно, только не за арест!

Эрл Форрестер с неподдельным изумлением оглядел копа.

- А что, позвольте узнать, вы вообще здесь забыли? – раздраженно поинтересовался он. – Мне кажется, мы еще с утра решили вопрос с вашим участием в этом деле. Как и с участием мистера Бойда. Так какого же хрена…

- Эрл… - начал было капитан Ван Дер Бирк.

- Нет, хватит! Если ты не можешь держать своих ребят…и гостей…в узде, то я просто засажу обоих до конца расследования! И попутно выясню, что они забыли на месте преступления.

- Может, спросишь просто? – Гуннарсон распалился окончательно. – М ытебе с огромным удовольствием поведаем!

- Заткнись! – рявкнул на подчиненного капитан и повернулся к прокурору. – Эрл. Думаю, нам с тобой надо серьезно поговорить. Ситуация и без того непростая. В городе террорист – того и гляди он начнет свою деятельность. А твои каратели устраивают резню в моем районе.

- Мои люди, по крайней мере, работают! А твои…

- А мои уезжают. – безапелляционно закончил Гаррет. – Сигурд, ты едешь в свой чертов отпуск прямо сейчас. Мистер Бойд. Я связался с вашим руководством – они отзывают вас обратно. Думаю, вас ожидает серьезная беседа с начальством.

- Может, вы хоть озаботитесь тем, что бы послушать о том, что нам удалось выяснить? – осведомился Ник. – Или мы ив правду прикопаем эту гору трупов в братской могиле и забудем?

- Ну да, вы же оба у нас доморощенные Шерлоки Холмсы! – взвизгнул прокурор. – Без вас и работать-то некому! В общем так, Гаррет! Либо ты убираешь их отсюда немедленно, либо я…

-Сэр? – в гневную тираду вклинился Крэймер. – Пришел сигнал от группы на вокзале. Груз А360 прибыл.

- А? – Эрл явно утратил мысль, но быстро встряхнулся. – Понял. Передай, что я лично приеду проверить сохранность.

Крэймер коротко кивнул и скрылся. Воспользовавшись заминкой Ван Дер Бирк жестом подозвал к себе Стоббальски.

- Рон. Нужно убрать отсюда этих двоих, пока дела не закрутились окончательно. Вы с Танакой отвечаете за это. Отвезете в аэропорт и посадите на нужные рейсы.

- Сэр, вы не…

- Заткнись, Гуннарсон! Я спасаю твою ничтожную шкуру.

- Да причем тут моя шкура? У нас тут заговором тянет….

- Катись, я сказал.

Осознав, наконец, тщетность попыток достучаться до кого-либо в этой комнате, северянин сдался и, тихо выругавшись, кивнул Нику:

- Здесь мы явно не имеем успеха. Валим.

Бойд, видимо, пришел к схожим выводам, потому что  молча отправился на выход. Гуннарсон ненадолго задержался.

- Сэр, допросите Трухильо, если он еще жив вообще, - вполголоса посоветовал он шефу. – Он у них. И он много знает о парнях, что купили для МакКласки счастливый билет. И желательно это сделать до того, как эти бойскауты понажарят из него сосисок.

На лице Ван Дер Бирка не дрогнул ни один мускул.

- Хорошего отпуска, детектив.

Издав резкий звук, вроде того с каким бензопила нарывается на гвоздь, Сигурд, наконец, покинул помещение. За ним в полном молчании последовали Стоббальски и Танака.

0

34

Его никто не остановил. Ни одна живая душа не попыталась предотвратить неминуемое. Окружающие все так же тупо неслись по своим ничтожным делам, не представляя что их ждет. А часики тикали. Выскочив из крутящихся дверей, МакКласки скосил глаза на отполированный циферблат: прошло около 15 минут. Значит, осталось выждать еще столько же. Но сначала надо унести отсюда свою драгоценную задницу. Крошку «Мэрин» он послушает из VIP-ложи. Первые ряды для бездумного быдла, обреченного на скорейшее вымирание. Естественный отбор в действии, сучки!

Оп-па! Взгляд неожиданно уперся в черно-белый борт «краун-виктории», неудачно запаркованной прямехонько напротив входа в торговый центр. Сирены молчали, но у капота отирались двое молодчиков в  форме патрульных, бросавших ленивые взгляды на вытекающую из дверей толпу. МакКласки про себя чертыхнулся. Какого х*ра вы здесь забыли? Неужто, какая-то особо глазастая падла сравнила его мелькнувшую физиономию с фотороботом, что с утра крутят по ящику?  Они здесь за ним? Револьвер, небрежно заткнутый за пояс начал жечь кожу. Глаза забегали, выискивая вокруг других копов. Вроде никого. Только чертова круговерть из туристов и местных, болтавшихся в разные стороны. Гил выдохнул и, собрав волю в кулак, двинулся вдоль дороги, стараясь не выделяться из общей массы. Движения патрульных он теперь отслеживал уголком глаза. Вроде не дергаются. Стоят - треплются. Значит совпадение, что ли? Он вновь сверился с часами. 11 минут. Прибавим-ка ходу. Один из копов повернул голову в его сторону, но лишь скользнул взглядом, ничуть не заинтересовавшись. При-ду-рок! Второй и вовсе отвернулся, жадно преследуя вожделенными глазками цыпочку в коротенькой юбчонке, что порхала ко входу в злополучный торговый центр.

Что ж удачи вам! Ехидно улыбаясь в накладные усы, бомбист достиг перекрестка, обернулся в последний раз, что бы убедиться в полной апатии представителей закона и свернул за угол. Спустя несколько метров он рывком нырнул в припаркованный у обочины «бьюик» с заведенным мотором. За рулем пыхтел, изнывая от жары и потаенных страхов перед взрывными устройствами, паренек со склада. Когда МакКласки резко дернул дверь, он едва ли не подпрыгнул. Сопляк!

- Ну…эээ… - открыл рот молокосос, не успев до конца оформить свою мысль. – Все… ээ …нормально прошло?

- Зашибись все прошло! – рявкнул Гил, отдирая порядком задолбавшую его полоску усов. – Поддай-ка газку, браток.

Парень, нервозно передернувшись, отчалил от бордюра, вливаясь в общий поток.

- Ну что за чудный вечерок выдался сегодня, а? – загоготал ирландец, не отрываясь от мерного течения секундной стрелки.

Сопляк смолчал. Сквозь опущенное стекло в перегретый салон лились обыкновенные звуки городской жизни. Жара и безмятежность наполняли Лос-Анджелес. И будут наполнять еще…3…2…1…

-Боже мой, твою-то мать!!!! – Салага завизжал, как малолетка на школьном балу, когда мир вокруг с оглушительным грохотом содрогнулся. Старенький «бьюик», почувствовав свободу от контроля водителя, резко вильнул, вылетая на встречную полосу. Несколько секунд паренек пытался совладать с вышедшей из под контроля машиной. Наконец, та поддалась. МакКласки утробно заржал.

-Ах, моя голосистая малышка Мэрин! – нараспев провизжал он, глядя в зеркало заднего вида на столб черного дыма, устремившийся к небесам. – Ты займешь достойное местечко в моем сердечке!

- Псих чертов… -  пробормотал пацан, вцепившись в баранку и стараясь скрыть нервный перестук зубов. – Чертов псих…

Мимо них уже мчались кареты скорой помощи, пожарные расчеты и запоздалые патрульные автомобили…

0

35

Жара крепчала. Остатки кислорода в воздухе плавились прямо на глазах. Едва преодолев остатки входной двери резиденции Койота, Ник страстно возжелал оказаться в родном, прохладном Нью-Йорке, где нет этого адского светила, нет этих идиотских пальм, нет гребаного бомбиста и блондинистого северянина с его коллегами тоже нет. Гори они все в этом пламени! А он устал.

На некогда пустой улице спального Ван-Найса теперь было не протолкнуться: проезжая часть пополам с газонами была занята визжащими на все лады полицейскими легковушками, алыми каретами скорой помощи и депрессивно-черными фургонами с надписью «Коронер» по бортам. Среди этого автопарка сновали туда-сюда десятки суетливых людей в форме. Кто-то устанавливал оцепление, растягивая желтую ленту, кто то устанавливал переносные заборчики с предупреждением о закрытии проезда, кто-то упаковывал в глухие черные мешки тела бывших соратников Койота, кто-то остервенело строчил что-то в кожаных блокнотах. С дальнего конца улицы к театру военных действий уже стекалась толпа зевак, отчаянно пытающихся уловить смысл произошедшего. Эти суетились никак не меньше занятых своей работой профи. Ничего удивительного. Их родной квартал только что хорошенько встряхнули и вывернули наизнанку… и разбросали потроха по всем окрестностям. Есть на что поглазеть.

Взгляд копа зацепился за фургон припаркованный вплотную к ограничительной линии. Среди строгих муниципальных авто он сразу выделялся аляпистой яркостью раскраски и огромной надписью «HARD Core» на боку. Задние дверцы были распахнуты настежь,  несколько потных парней в майках и шортах в явной спешке выгружали на раскаленный асфальт камеры, микрофоны и прочую аппаратуру, с головой выдающую в них представителей одной из самых ненавистных для полицейских кругов профессии. Журналюги. Первые из многих, слетевшихся на запах жареного.

- Твою мать. – тихо выругался за спиной у Бойда детектив Стоббальски. – Поуп уже здесь, что б его…

Только сейчас Ник заметил суховатого коротышку в нелепой шляпе и мятом пиджаке поверх гавайской рубахи, разглядывающего себя любимого в отражении зеркала заднего вида. Пребывая в состоянии крайнего нервного возбуждения он периодически переругивался с остальной командой, упрекая последних в нерасторопности.

- Будет шоу. – угрюмо заключил Танака. – Давайте уже к машине.

Группа из четырех копов двинулась по подъездной дорожке. Коротышка, тем временем, убедившись, что камера готова, шляпка сидит, как надо и ракурс выбран удачный, схватил микрофон и начал свое выступление со слов, которыми привычно разогревал свою многочисленную аудиторию вот уже лет пять:

- Тони Поуп — в прямом эфире на месте события и в вашем доме! – активно гримасничая, репортер обвел руками все происходящее за его спиной. – Я, как и многие из вас, сейчас нахожусь в нашем родном Лос-Анджелесе, ставшем настоящей «горячей точкой»! И я сейчас, к сожалению, вовсе не об убийственной температуре здешнего воздуха. Мы с вами, против нашей воли, оказались в эпицентре настоящей…ВОЙНЫ!

Шедший позади всех, Гуннарсон смачно сплюнул на асфальт.

- Перестрелка в аэропорту, побег известного террориста, а теперь еще вот это… Все это кажется мне звеньями одной цепи! – продолжал тем временем надрываться журналист. – И кто…скажите мне на милость… кто защитит нас с вами?! Ни в чем не повинных граждан, которые просто хотят, что бы их дети могли, не опасаясь за свою жизнь, дошли сегодня до школы! Ответ один – полиция. Полиция должна нас защищать! А что делает полиция?! Об этом куда лучше меня расскажут те два человека, которых я пригласил сегодня к объективам наших телекамер. Прошу приветствовать: жительница некогда спокойного и тихого района Ван-Найс – миссис Сухопарек! Только сегодня эта скромная пожилая женщина, положившая свою жизнь на алтарь службы нашему обществу, выяснила, что по соседству с его родным домом находится наркопритон, а затем пережила бесцеремонное вторжение стражей порядка в ее частную жизнь! И мистер Эрл Джексон – простой работяга, которому пришлось провести весь сегодняшний день в багажнике полицейского автомобиля! Безо всяких объяснений! Сейчас они расскажут нам все, что сами знают о защите правопорядка в нашем прекрасном городе!

До «шеви» на которой прибыли на место Стаббальски и Танака осталось всего несколько шагов, когда «простой работяга мистер Эрл Джексон» разглядел в толпе копов светлую голову своего обидчика:

- Он! Вон он! Это он, м***ла хренов! Вот он!!!

Поуп резко развернулся на каблуках. По долгу службы он знал в лицо практически всех сотрудников Полицейского Департамента ЛА, поэтмоу сомневался не дольше секунды.

- Детектив Гуннарсон!! На пару слов, детектив Гуннарсон! Мы хотим услышать Ваше заявление!

Сигурд инстинктивно втянул голову в плечи и заскрипел зубами. Стабби распахнул заднюю дверцу «шеви».

- В машину, ребята!

Нью-йоркца дважды приглашать не пришлось. Викинг помедлил, взвешивая «за» и «против» уничтожения одного отдельно взятого журналиста в прямом эфире. Не желая становиться свидетелем подобного, Стоббальски не слишком деликатно затолкал коллегу в транспорт. Молодой Танака уже сидел за рулем, поддавая оборотов.

- Валим.
 
И под вопросительные вопли Поупа, Джексона и миссис Сухопарек, которая, наконец, нацепила свои очки и опознала Бойда, старенький «шевроле» рванул в противоположную от всех заинтересованных лиц сторону.

- Вот ублюдок! – рявкнул Сигурд, едва они скрылись за поворотом. – С его подачи за нами скоро будут с вилами бегать!

- Ты засунул человека в багажник. – бесстрастно констатировал Бойд, глядя на проплывающие за окном пейзажи.

- Здоровенного бандюгу, который хотел разорвать меня на части, обобрать и угнать мою машину!

- Ты зачитал ему права, прежде чем засунул в багажник? Предъявил обвинения?

- Пошел ты, знаток! А ты сам-то? Я ничего не путаю -  ты напал на старушку?!

- Это недоразумение…

- А ты зачитал ей права, прежде чем недоразумел ее?!

- Эмм…чего? – Ник даже повернулся к собеседнику.

- Да хрен знает, чего… - сдался викинг. – Какая-то чертовщина творится! Куда мы едем-то?

Погруженный в собственные думы,  Стоббальски автоматически ответил себе под нос:

- Тебе же сказали: в аэропорт. Ты летишь в отпуск.

- Аа, да.

- И, честно говоря, тебе стоит благодарить шефа за это. Представь, сколько объяснительных тебе пришлось бы написать о том, что там случилось?

- Хотел бы я, что бы мне сначала кое-что объяснили…

Не принимая живого участия в беседе, Ник, тем не менее, согласно кивнул.

- Если честно, Сигурд, при всей моей жгучей ненависти к твоей персоне… - начал Стабби.

- О, благодарю!

- …мне тоже много показалось странным. Как то не ложится на общую картину.

- Да вы о чем вообще? – вдруг поинтересовался Танака, аккуратно выруливая на хайвей.

- Эти прокурорские церберы… Вся эта бойня…Форрестер…Нас сняли с дела заранее…Есть ощущение, что дело хотят прикопать по-глубже.

- А я о чем?! А меня и слушать никто не стал!

В салоне повисла пауза. Нарушил ее гость с противоположного побережья:

- А вы Форрестера вообще хорошо знаете?

- Окружного прокурора? – с иронией хмыкнул Сигурд. – Да он сто лет работает уже. Вечный прыщ на гладкой попке департамента. Он до этого копом был из ОВР. Таким вообще редко доверяешь, знаешь ли…

- Но к работе его не придраться, – прервал излияния товарища Стоббальски. – Он много сделал для города и отрицать этот факт бесполезно.

- Ну… - Гуннарсон развел руками. – Мне он не нравится.

- Просто ты вечно нарываешься на выволочки, ковбой. О чем думаете, детектив Бойд?

- Просто Ник, – улыбнулся темноволосый коп. – Обстановка более чем неформальная. Я к тому, что с него все началось. Его ребята не прибыли вовремя на место встречи с МакКласки. Зато вовремя вломились к Койоту. И уж очень он старается выкинуть нас из города, разве нет?

- Да потому что вы оба - головная боль! – махнул рукой Стоббальски.

Ник недоверчиво покачал головой. Сигурд обиженно надувшись, уставился в окно.

-  В любом случае, не вам разгребать это дерьмо, ребята. – примирительно подытожил пожилой полицейский, вынув из кармана трубку из красного дерева. – Вам даже билеты оплатят, небось.

Привычными движениями он набил курительный агрегат табаком и опустил стекло. Танака при этом болезненно поморщился. Ярый приверженец здорового образа жизни, молодой азиат так и не привык к дурацкой привычкой напарника. Чиркнула спичка, салон наполнился терпким ароматом черного кофе.

- Черт… - выругался Гуннарсон. – Сигареты потерял…

- Здоровее будешь, – парировал Бойд.

- Я говорил, что ты меня бесишь?

- Пару раз…

- Хорошо! Боялся, что ты не в курсе.

Шоссе было подозрительно свободным для этого часа. Видимо жара вносила свои коррективы в привычный уклад жизни Города Ангелов. Обогнав несколько едва шевелившихся семейных мини-вэнов, Танака занял среднюю полосу и поддал газу. Видавший виды, служебный «шевроле» радостно зарычал, набирая скорость. На душе водителя стало немного легче и, что бы разбавить общую атмосферу, азиат повернул рычажок радиоприемника. Немного музыки в этой тухлой кампании не помешает. Правда, вместо зажигательных ритмов из динамиков раздался напряженный голос диктора.

- …вещания прерывается в связи с экстренным сообщением. Мы только что получили подтвержденную информацию: в крупном торговом центре сети «Норс Стар» прогремел взрыв… - рука Танаки уже тянувшаяся, что бы сменить станцию повисла в воздухе. -Количество погибших и пострадавших на данный момент уточняется, но счет уже сейчас идет на десятки...

- Громче сделай! – рявкнул Гуннарсон, перегибаясь через сидение.

- Причина взрыва так же остается неустановленной. Наш источник в полицейском управлении заявил, что департамент активно ищет улики, указывающие на террористическую активность…

Бойд и Гуннарсон, не сговариваясь, переглянулись.

- МакКласки…

- Перестаньте, парни! Рано говорить… - вскинулся Стабби.

- А потом будет поздно. – заключил Ник.

Диктор повторил сообщение, уточнив адрес торгового центра, указав имя его владельца и сообщив сколько народу по статистике там должно было находится в такой час. Ник задумчиво потер подбородок. Неужели в этом ужасе есть его вина? Скосив глаза на соседа, он понял, что того одолевают похожие мысли. Он открыл было рот, что бы задать вслух натянувший нервы вопрос, как вдруг Танака резко дал по тормозам. Впереди на шоссе образовался затор.

- Ну что там у них… - горестно протянул парень.

-Авария, похоже. – сделав глубокую затяжку, прокомментировал Стоббальски. – Фургон вон справа.

Действительно, посреди дороги застыл, развернувшись перпендикулярно движению, серый пыльный фургон.  Прочим участникам движения приходилось уходить в крайние полосы, что бы объезжать импровизированное препятствие. Обиженно вздохнув, Танака перестроился левее и продолжил движение.

- Че его так раскрутило-то?
   
- Не знаю, может, накрылось чего… - хмыкнул Стабби.

Тему никто не поддержал и, к тому моменту, когда старушка «шеви» практически поравнялась с неподвижным фургоном, на него внимательно смотрел разве что Танака. Именно он и заметил, как резко ушла в сторону боковая дверца, обнажая топорщившиеся из полутемного салона стволы автоматических винтовок. В первую секунду молодой офицер полиции решил было, что ему показалось. Во вторую секунду раздался первый выстрел. Танака предупреждающе взвизгнул, надавливая на педаль. Поздновато… Ведь уже в третью секунду стремительно сокращающееся пространство между двумя автомобилями заполнилось смертоносными плевками автоматического огня…

Отредактировано Ник Бойд (2019-06-14 13:59:35)

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Осколки реальности » Неудачный момент


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC