Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Есть ли у спрута сердце? [4]


Есть ли у спрута сердце? [4]

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Из эпизода Есть ли у спрута сердце? [3]

0

2

На кухне дон Рипат слушал молча, ел рыбную похлебку не чувствуя вкуса и не находил в себе сил оскорбиться даже на то, с какой легкостью Арата отмел все дворянство, но отметил, как слушал старшего друга Падар - с детским обожанием, как пророка или отца, но вместе с тем время от времени и со скептической усмешкой, особенно когда тот заговорил о ночной армии покойного Ваги-Колеса. Пусть дон Рипат не вполне понял, относилась ли эта усмешка к слову «покойный» в отношении того, кого сколько раз уже объявляли мертвым, или к применению слова «армия» к сборищу воров и головорезов, он положил себе поговорить с Падаром чуть позже - юноша ему нравился, а Арата вызывал смутную тревогу. Потеря крови, раны и усталость, однако, не способствуют здравости суждений, и он, поставив жирную точку на обсуждении дальнейших действий, не пытался обдумывать рассказы Араты, стараясь только не пропустить из них ни слова. Внимание, тем не менее, рассеивалось, и, только выйдя из жарко натопленной кухни, дон Рипат осознал, что дон Виго остался позади.

«Мой милый дон Рипат, - вспомнил он, - надо же подумать!»

Он не мог вернуться и оставить принца.

Куда их вели, он едва замечал, смутно запоминая дорогу: темный коридор, лестница, череда комнат, новая лестница, новый коридор - это должны были быть гостевые комнаты, и карлик, подтверждая его догадку, распахнул дверь в просторную, ярко освещенную спальню.

- Покои его высочества, - с поклоном сообщил он, высоко поднимая свечу, в которой не было уже ни малейшей нужды, - а для благородной доны дальше, а для благородного дона…

- Здесь же, - перебил дон Рипат. - С вашего позволения, ваше высочество, пока вы не займете престол своего отца, рядом с вами всегда будет кто-то… из вашей охраны.

+2

3

Из кухни Лус, разморенный и сытый, еще вышел сам а вот возле лестницы, поднявшись на пару ступеней, замер, виновато глядя на Леду. Та подхватила его на руки, даже не подумав о том, что  можно было бы кого-нибудь позвать и пошла за проводником, считая двери, повороты и запоминая интерьер коридоров.
Усадив мальчика на кровать, она мимоходом подумала, что к вечеру плечи и спина попытаются отвалиться от нестандартной нагрузки.
Женщина так же собиралась остаться с мальчиком, но надо было привести себя в порядок, а делать это при "личной охране" она не собиралась. И очень хотелось хотя бы пять минут побыть одной.
Она выпрямилась, делая шаг от кровати и Лус поймал ее за рукав, явно не желая ее ухода. А Леда, посмотрев на мальчика, увидела нервно подрагивающие уголки губ, прищуренные глаза со сложным выражением, где смешивались и упрямство и усталость и поняла, что ее неминуемо ждут капризы. Без нее, скорее всего сдержится, при мужчинах, может и постесняется, он же им - принц, а вот наедине... И это было понятно - слишком много впечатлений и испытаний для хрупкой детской нервной системы, тем более, для ребенка, которого к такому не готовили, если к чему-то готовили вообще. А еще он взрослеет. И сейчас - слишком стремительно. От него ждут даже не взрослых поступков, а чего-то, что ждут от принцев и прочих наследников, а сам Лус совершенно не знает, что ему надо делать, что он вообще может сделать. И все это на фоне сотрясения.  В общем, нет поводов не поорать. Жаль, только, на берег моря или в лес не утащишь, что бы проорался по полной.
- Я приведу себя в порядок и вернусь, - пообещала она, ожидая, когда он отпустит рукав. Лус слегка покраснел, но руку не убирал. Она наклонилась еще ниже, дунула ему на лоб, сдувая упавшие темные волосы.
- Я немного устала, - тихо шепнула она мальчику, - мне надо умыться и я вернусь.
Принц кивнул и отпустил Леду.
- Отдохни и...приходи, ладно? - еще тише, чем она, прошептал он, уткнувшись подбородком себе в грудь.
- Я быстро, - кивнула женщина, отходя и поворачиваясь к карлику, - пойдемте.
Принц повозился на кровати, поудобнее устраиваясь и, заодно, пытаясь вернуться в более-менее нормальное состояние.
- В замке говорили, - медленно произнес принц, - что Арата - плохой человек...

+2

4

Дон Рипат помолчал, обдумывая ответ и выбирая место для предстоящего разговора. Сесть в присутствии принца было нельзя, лечь, даже на пол, можно было только мечтать, оставалось опереться на дверной косяк и делать вид, что стоит за этим один только недостаток хороших манер. На миг он пожалел об уходе доны Леды не только потому, что ее общество было приятно - она просто приказала бы ему сесть.

- У вас небогатый выбор, ваше высочество, - ответил он. - Арата поднимал мятеж за мятежом, в Арканаре и где бы он ни оказывался, лил благородную кровь как воду, убивал не колеблясь, жег все, что не мог отобрать, и всегда в конечном итоге терпел поражение. Сегодня он готов поддержать вас - скажите ему «нет», и я не возьмусь предсказать, зарежут нас, вздернут или выдадут Ордену. Справедливости ради, однако…

Некоторое время он покусывал ус, подбирая слова.

- Он ничем не хуже других завоевателей, - признал он наконец, и говорить это было странно. - И предавали всегда его, а не наоборот. Это многого стоит.

Отредактировано Рипат (2017-10-16 18:05:00)

+2

5

Лус не менее задумчиво прикусил губу. Арата ему не очень нравился. И то, что успел заметить мальчик и то, что он услышал.
И то, что дон Рипат сказал, что небогатый выбор у "него", вроде как Лусу и решать, самому. Ну да, он же наследник, будущий король... Решать ему. И эта внезапная самостоятельность вовсе не радовала. Хотелось, что бы было "нам", с кем-то вместе, а не одному. Про это ни учителя, ни Румата не рассказывали, про то, как самому решить. Особенно если это не задачка на бумаге, а что-то совершенно сложное. Он нервно подтащил подушку, обнял ее, спрятав нервно сжимающиеся и разжимающиеся руки.
- Он постоянно проигрывал и его постоянно предавали, - грустно сообщил принц подушке краткое резюме результатов деятельности нового союзника, - дон Рипат, а он шпиона...мертвого принес?!
Спать в доме с мертвым шпионом не хотелось. Слишком уж много когда-то нестрашных страшилок он слышал, как встают такие вот...убитые и шастают, убийцу ищут. А ты докажи ему, что это не ты, когда он не видел! И хоть Румата и говорил, что это враки, все равно было жутко. И хоть с ним кто-то из донов останется... тогда, в замке, тоже сторожили. Дон Румата сторожил. И все равно... Он судорожно вздохнул в подушку, смахнул слезу взмахом ресниц. Вот Леда вернется, можно попросить ее рассказать что-нибудь, хоть про дядю и его венец, почему  они похожи у ее дяди и Руматы? И вроде бы неправильно, что она его таскала, обнимала, назвала просто по имени, он же принц, но с ней было просто и можно было просто молчать. Он вдруг вспомнил, что она сказала перед уходом и смутился. Король ведь должен о подданных думать, а он?
- Вы, наверно, тоже устали, да? - неловко спросил мальчик, совершенно не представляя, что делать с любым ответом взрослого на этот вопрос. Обычно взрослые обходились без таких его вопросов.

[NIC]Лус[/NIC]
[STA]3 Принц[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/ASQa2.jpg[/AVA]

Отредактировано Леда (2017-10-16 19:08:13)

+2

6

Вопрос дон Рипат оценил - настолько, что снова поклонился.

- Да, - сказал он. - Ваше высочество, я посоветовал бы вам тянуть время и ждать пока других союзников - они обязательно появятся, и это тот совет, ради которого я позволил себе начать этот разговор, вместо того, чтобы дать… нам всем передохнуть. Все или почти все, с кем вы будете иметь дело, будут рассчитывать на вашу благосклонность и благодарность в будущем, и то, чего потребуют одни, не захотят другие. Вы не сделаете всех счастливыми и не должны этого делать, вы не святой. И очень многие погибнут - этот шпион даже не был первым - но и без вас погибнет не меньше, просто это будут другие люди. Прошу прощения за прямоту.

Он мог бы добавить еще немало - о том, что Арата захочет решать за него и от его имени, что того же пожелает дон Виго, который, скорее всего, договаривался сейчас с разбойником, как избавиться от него самого, что сам он не будет говорить, как правильно, потому что решать - это удел не вассала, но сюзерена, даже когда этот сюзерен - еще ребенок, и потому что он - не более чем лейтенант, и потому что он не знает, как правильно, и даже считая, что королю не след якшаться с такой мразью, он не может признаться в этом, чтобы юный принц из одной лишь спеси не оттолкнул тех, кто сможет помочь ему куда больше, чем его спаситель. Даже пообещать свою преданность он не мог, потому что это отдавало бы расчетом.

+2

7

[NIC]Лус[/NIC]
[STA]Маленький Принц[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/ASQa2.jpg[/AVA]
Лус растерялся, так и не поняв, к чему "да". То ли да, дон устал, то ли да, шпион мертвый. И решил, что оба "да". Со шпионом он ничего сделать не мог, только надеяться, что если он все-таки решит мстить, то исключительно своему убийце.
- Ну... вы... - в памяти совершенно не нашлось примеров, что делать и говорить, если кто-то устал и сам ничего не делает, - сядьте?
Неуверенно предложил принц, напрочь забывший, что там в присутствии короля можно, что нет, если вообще обращал на это внимание. Остальную речь он не очень понял. Кто-то все равно погибнет, кто-то будет от него чего-то хотеть... и кто-нибудь еще решит помочь. И по поводу прямоты он сомневался, слишком уж непонятно было. Да что всем так сегодня от него надо!  Но раз дали совет...
- Спасибо за совет, - кивнул мальчик, - я обязательно подумаю.
Формулировка была удачная, даже на случай малопонятных речей. Но эти слова волшебным образом влияли на папиных дворян, которые иногда стремились с ним, Лусом, поговорить.

Отредактировано Леда (2017-10-17 01:25:45)

+2

8

- Благодарю вас, ваше высочество.

Столь краткий ответ на столь длинную речь мог означать лишь то, что принц ничего не понял, и дон Рипат подумал, пока выбирал себе табурет - в кресле он боялся заснуть.

- Святой Орден захватил сейчас власть в стране, – объяснил он. – Это значит, что сейчас его люди решают, что будет происходить в Арканаре и куда пойдут собранные налоги и подати - на дела Ордена. Когда станет известно, что вы живы, очень много людей захотят, чтобы эти решения принимали вы, потому еще, что они будут рассчитывать, что вы примете решения в их пользу.

Он глянул на принца, но тот как будто понял.

- Арата говорит, что хочет мира и справедливости. Не та цель, с которой хочется спорить - не так ли, ваше высочество?

+2

9

[NIC]Лус[/NIC]
[STA]Маленький Принц[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/ASQa2.jpg[/AVA]
- Я понял, -кивнул Лус. Правда, что делать со всеми просителями и как разобраться, кому и правда надо помогать? Надо было лучше учиться, пришла горькая мысль. И надо будет учиться. А то и правда, получится, как двор у папы. Найдется вот такой Рэба...Мальчик нервно резко зевнул.
- Ой! Цель хорошая, - кивнул он, - но если  к ней он шел, все сжигая, то, наверно, это не правильно.
Клонило в сон. Глаза закрывались, хотелось просто упасть с подушкой на бок и все.
- Давайте потом поговорим? - попросил принц, все еще не находя в себе сил приказывать. Ну и... А вдруг он слишком резко скажет, дон Рипат обидится и перестанет с ним разговаривать?

+2

10

Улыбка, тронувшая губы дона Рипата, была хоть и усталой, но искренней и истаяла она почти сразу. Пусть он и говорил до того, что принц еще ребенок, ребенка он впервые увидел в нем только сейчас - и ребенка уставшего, испуганного и совсем не оправившегося от своих ран. Ребенка, которого чуть не закололи ночью в постели, и по сравнению этим мелочью было то, что его хотели сделать пешкой в чужой игре.

- Мне и начинать не следовало, - вздохнул дон Рипат и сел на кровать рядом с мальчиком. А потом, поддавшись внезапному порыву, он протянул руку и накрыл своей широкой ладонью тонкие пальцы принца. - Ложитесь лучше, ваше высочество. Я посижу рядом с вами, пока не придет дона Леда… и не захочет перевязать нас обоих, что будет нам обоим почти одинаково неприятно, но могло бы быть и хуже.

Намного хуже. Инхар совершил чудо, не иначе, вчера еще Лус умирал, а сегодня он ходит. И дон Рипат понадеялся, что лекаря не допрашивают сейчас в Веселой башне и что он сможет помочь в своей молодой еще жизни кому-то еще.

Что-то было смутно не так с этой мыслью, но это было неважно.

Кажется.

Дон Рипат прикрыл глаза, пытаясь понять, что его зацепило, и его сразу повело.

+2

11

Войдя в отведенную ей комнату, Леда прикрыла дверь за проводником, скинула сумку и, выдохнув, медленно стекла по двери, садясь на пол. Желанные пять минут тишины и покоя. А дальше встать, умыться, привести себя в порядок. И заколебалась, переодеваться ли. Из кувшинов на столе пахло крепкой бражкой, Горан остался с хозяевами. Нет, в том, что прогрессор не упьется, она была уверена, этот потери контроля над собой не допустит. А вот то, что разбойнички будут пить, а он может начать этих пьяных бандитов подначивать, могло воплощаться в реальность уже сейчас. Хотя нет, слишком уж ругаться со своей новой божественной надеждой Арата не будет. Нет, пусть будет юбка, меньше внимания пьяных тонких ценителей.
Тихонько войдя в комнату принца, землянка с порога умилилась представшей картине. Явно уснувшие, как сидели, они во сне почему-то держались за руки, точнее Лус вцепился здоровой рукой в руку Рипата и это тоже выглядело очень трогательно. Наконец-то спокойно заснувший ребенок и не менее спокойно спящий благородный дон. Захотелось прилечь рядом, уткнуться Лусу и затылок и успеть заснуть раньше, чем мысль «все будет хорошо» покажется опасной.
Она очень аккуратно заперла дверь, отогнав мысль подставить металлический тазик, что загремел в случае чего. Пристально изучила окна. «Ученая, - мысленно вздохнула этнограф и антрополог, - наблюдатель. А торчу в месте, за которое бы некоторые прогрессоры бы передрались. И уступать его я не собираюсь. То-то будет эксперимент, смесь из действия и противодействия прогрессора и наблюдателя, действующих вместе, психологи за запись и беседы после тоже передерутся.» Ирония иронией, но оставлять мальчика она не собиралась, Горан был знакомым и понятным необходимым «злом»...
Леда осторожно поправила подушку, на которой лежал Лус, что бы травмированной руке было удобно, смахнула с лица мужчины упавшие прядки.

+2

12

Прикосновение дон Рипат оставить без внимания не мог и открыл глаза, накрывая руку доны Леды своей. Очнувшись от дремы в тот момент, когда отворилась дверь, он сперва не помнил даже, где он и что происходит, а затем, узнав шаги и осознав, как и когда отрубился, чуть не выругался вслух. На месте сестры лекаря мог оказаться кто угодно, и хорош бы он был тогда – до мечей не добраться, одна рука занята…

Разум услужливо подсказал, что убить их Арата мог много раньше и что, даже если ему был нужен только принц, разбойник был слишком умен, чтобы избавляться от его телохранителя так топорно, в его присутствии. Но это ничего не меняло. И дон Рипат, следя за вновь одетой в юбки доной Ледой сквозь щелочку между век, не мог не думать, что да, надо было закрыть ставни - даже если это привлечет внимание, дон Сатарина выжил из ума, ему можно. И что дверь можно было запереть, дона Леда бы поняла, и принц заснул бы снова.

Опять к нему пришло странное чувство неправильности.

Очень осторожно он высвободил руку из цепких пальцев мальчика и сел, привычно отмечая, как сместились тени - и получаса не прошло. Но в комнате уже становилось темно, и уличный шум затихал.

- Мне очень жаль, что мы так отплатили вам за ваше великодушие, дона Леда, - тихо сказал он. - Если вы предпочли бы ночевать здесь…

+2

13

Леда улыбнулась жесту Рипата, накинула на Луса покрывало и, указав глазами на спящего мальчика, отошла к креслу, рядом с которым поставила сумку. И ухватила за хвост не самую приятную мысль — дон-то воспринимал ее не иначе как жительницу Арканара, дочь лекаря, сестру лекаря и чью-то вдову, странно, что тоже не лекаря, которая вернулась к брату. И вот этой женщине взяли и испортили жизнь. Пришлось снова уйти из дома, сперва из мужниного, теперь из своего, прихватив только небольшую сумку, увидеть сражения, попасть в гости к заговорщикам, няньчиться с больным принцем и эта история не думала кончаться. Рипат полагал, что это случилось по его вине и в добавок она ему нравилась. С этой стороны ситуация выглядела ужасной и повод быть подавленным, конечно, был. А жаль, улыбка ему шла.
И ведь не объяснишь, что все, в целом, нормально.
- Не извиняйтесь, - качнула она головой, разговаривая так же шепотом, - я только за Инхара тревожусь.
Со вторым вопросом было сложнее. Она собиралась спать здесь и она бы предпочла, что бы все четверо были недалеко друг от друга. И это надо было сказать так, что бы оно именно так  и звучало.
- Да, я останусь здесь, - кивнула она, - и вы оставайтесь. Мне не нравится этот дом, мне не нравится Арата и его идеи и мне не нравится мысль о том, что бы мы четверо расходились. И давайте я на вашу рану посмотрю.
А принц пусть поспит. И хотя надо и ему сменить повязки, проверить, как все заживает, это можно сделать и потом, а пока — пусть отдыхает.

+2

14

Дон Рипат расстегнул пряжки портупеи и осторожно, чтоб не стукнули, опустил мечи на пол. Все-таки она была удивительная женщина, дона Леда. Любая другая на ее месте заходилась бы в истерике или, в лучшем случае, превратилась бы в послушную безвольную куклу, а она даже находила в себе силы заботиться о других. И ведь даже если бы он знал, как выразить свое восхищение вслух, не стоило - она могла еще не осознавать все свои потери.

Дон Рипат стащил рясу, снял перевязь и принялся расстегивать куртку.

- Арата не может нравиться, - согласился он, хотя на самом деле, именно атаман был в этом доме их единственной защитой - и он как раз не позволил себе даже косого взгляда на ноги доны Леды. Но слава Араты была такова, что удивительно было уже слово «не нравится». Не случись дону Рипату в свое время вести переговоры с варварами, и не прослужи он столько времени лейтенантом серых, когда отправляли его по большей части в порт, вряд ли он смог бы шутить с Падаром и видеть в Арате возможного союзника. - Но его можно уважать.

Сказав это, он сразу же об этом пожалел. Спорить с женщиной – пустое дело, а спорить с красивой женщиной – делать себе хуже. Дона Леда была очень красивой женщиной.

+2

15

- Можно, - согласилась Леда, подавившись фразой, что и врага стоит уважать. Того же Рэбу, разыгравшего свою партию, - уважать да, а вот верить сложно.
На этот раз в процесс раздевания она не вмешивалась - торопиться некуда, да и рана на руке должна была почти зажить.  Поэтому она перебирала сумку, решая вопрос, что делать. Вторая порция регенератора и с утра останется тонкий след, но появятся вопросы. Значит, антибиотик.
Леда пробежалась взглядом по телу мужчины, отмечая старые шрамы. А стала разматывать повязку.
- Вы если что-то хотите спросить, спрашивайте, - предложила она. Они не были настолько знакомы, что бы молчать было комфортно, а на вопросы лучше отвечать, не оставляя додумываний.

+2

16

Дон Рипат стянул через голову рубашку, осознав запоздало, как мало потревожило его раны привычно быстрое движение - как если бы там были едва ли ссадины, и сел так, чтобы доне Леде было удобнее.

- Лус… его высочество уже ходит, - сказал он, не вполне понимая, каких вопросов она от него ждет, но, зная, что ему сейчас предстоит, не мог не испытывать благодарность за попытки его отвлечь. - Только вчера…

Это было действительно странно. И он сидел, и ел похлебку вместе с остальными. И говорил - вполне осмысленно. Дон Рипат помнил его раны, он сам их перевязывал.  Господне чудо? Или искусство лекаря?

+2

17

Леда аккуратно убрала импровизированную повязку, внимательно осматривая рану. Надо было бы зажечь свечи, но... для ее знаний света хватало, а на какие подробности и детали обращать внимание, этого она уже не знала. Рана была сухая, края сошлись, хоть и не полностью, потому, что надо было лежать, а идти. Но выглядело все или припухлым или воспаленным. Она осторожно прикоснулась пальцами, пытаясь понять, горячие ли эти места или обычной температуры? Но ведь и при заживании, кажется, температура повышается... и не всякое воспаление плохо.
- Ходит, да, - очнулась она от раздумий,- Инхар почистил воспалившиеся раны, ему стало легче. И Лус очень упрямый мальчик, которому приходится ходить и дается ему это тяжело.
Хоть ночью из окна вылезай и иди к дому, узнавать, что с лекарем. Хотелось верить, что ему успели шепнуть, он успел найти место, где переждать или Аратины ребята его нашли и...
Все-таки намазать антибиотиком, решила она и взяла одну из коробочек. Есть воспаление, нет воспаления, одежда все равно грязная, постель тоже, лишним не будет.

+2

18

Дон Рипат также скосил глаза на рану и едва поверил своим глазам. Этого просто не должно было быть, не в первый раз его ранили, он знал, как должна была выглядеть рана через пару часов, и поверить в то, что он видел, было невозможно.

- Дона Леда, - пробормотал он. Конечно, она не понимала, не могло у нее быть того опыта. Но как? - Смотрите, все уже зажило. Почти зажило.

Забыв про все на свете, он принялся сам разматывать вторую повязку, и под ней оказалось то же самое, даже лучше, потому что руку зацепило все же куда меньше, но и ткань не прилипла к ране, и даже воспаление не казалось серьезным. А ведь это был уже не Инхар, это была уже дона Леда.

Взгляд дона Рипата остановился на дорожной сумке, где лежала оставшаяся от дона Руматы книга, и на его лице отразилось глубочайшее потрясение. Значит, это была правда.

+2

19

Леда испытала смешанные желания, что-то среднее между отойти подальше на всякий случай и начать объяснять. К  счастью, ответов пока не требовалось. Можно было понять молчание, можно было бы понять любую реакцию, хоть начни он трясти ее с вопросами "что за мазь!?" но не то, что дон Рипат смотрел на свою сумку. Вот это для нее было столь же необычно, как для него - действия мази.
И она вопросительно уставилась на его сумку, а потом на него, поняв, что ей очень, очень интересно, что там такое и как это связано с... Замок не такой уж большой, дворян не так уж много, людей, переживших ночь бунта в замке еще меньше.  Неужели опять от Антона хвост торчит?!
Сам прогрессор уже давно был на орбите или не на орбите, но не в Арканаре точно, а вокруг нее бешено увеличивалось число людей, которых он знал. Лус, Виго, Арата, получается и Рипат. Либо теория вероятностей дала сбой, либо решка выпала десять раз подряд.
- А что у вас в сумке? - заинтересованно спросила женщина.

+2

20

Дон Рипат поднялся, распутал завязки сумки и вытащил из нее переплетенный в порыжевшую кожу томик, украшенный именем Цурэна. На вид книга ничем не отличалась от любой другой, золотые буквы мерцали не ярче обычного, и страницы, когда он заглянул внутрь, не лучились благодатью.

- Эту книгу мне дал дон Румата, - объяснил он. - До того еще, как стал святым. И вот теперь… Это единственное объяснение… Ведь и мои раны зажили, и его высочества… Дона Леда, я вас прошу: не рассказывайте об этом. Пока. Не то чтобы я не хотел делиться, вы понимаете. Даже с Аратой и его людьми. Но мне надо сперва подумать, это же явный знак благодати. Даже как просто реликвия это…

Знак господней милости, безусловно. Куда более действенное оружие чем тысяча мечей. Но вместе с тем… Допустимо ли ставить на службу земным целям небесное благословение? Или эта книга с самого начала была дарована именно Лусу? Пусть в его руки - но для Луса?

Томик раскрылся сам, стоило ему перелистнуть страницы.

Дон Рипат читал про себя, но шевеля губами и ведя пальцем по строчке.

«Как лист увядший падает на душу»…

+2

21

Она поднесла руку ко рту, что выглядело жестом изумления, удивления. На самом деле, сотрудник ИЭИ затыкала себе рот, что бы не ляпнуть лишнего. Святой... Кирпичик в теорию, что святые из истории Земли - те же прогрессоры из наиболее высокоразвитой цивилизации, для которых они были, а может и остаются дикарями. Вот так религиозные войны и начинаются, за право обладания просто книгой, потому, что она раньше принадлежала "святому". Давайте повторим то, что не хотели повторять из истории родной планеты, конечно! Прекрасный материал для статьи. Только бы еще так не раздражало.
- Нууу, - неуверенно протянула Леда, с опаской глядя на книгу, словно та могла отрастить ножки и убежать, - все может быть. Но мой брат попробовал сделать пару мазей по рецептам какого-то иноземного лекаря, Будаха, кажется... сложно это все. Я никому не скажу. Сами решите...
Книга, конечно, реликвия, уже понятно, но умалять заслуги Инхара - да куда его черти унесли так невовремя?! - чувствовавшая свою вину за испорченную лекарю жизнь, "сестра" не собиралась. С Рипатом понятно, дело в мази, а с Лусом большая часть заслуг все-таки у лекаря, умевшего вскрывать и чистить раны. Лучше уж гениальный молодой лекарь, чем внезапный "святой"
Леда заглянула через плечо Рипата, разбирая знакомые буквы. Талантливейший поэт, прекрасные стихи, тонкие, сильные образы. А святой почему-то не способный думать на три шага вперед один из лучших фехтовальщиков, а второй, еще не святой, политолог-энтузиаст, о чем-то беседует с прообразами французских революционеров, один из которых хорошо знал "святого". 
- Увядший лист - гонец весны грядущей, - тихо пробормотала она строчку и подошла к окну, утыкаясь лбом в остывающее стекло.

+2

22

Дон Рипат почувствовал себя полным болваном. Красивая женщина, подступающие сумерки, стихи… А он о господней благодати думает – и, может быть, потому и выпал ему этот сонет? Дон Румата, хоть и стал святым, при жизни был отнюдь не ангелом.

И раны его почти зажили.

Двигаясь с вновь доступной ему бесшумной мягкостью он подошел ближе, на ходу положив реликвию рядом с Лусом.

Мазь Инхара? Будаха? Будаха искал дон Румата…

«Как лист увядший…»

Дон Рипат опустил руки на плечи доны Леды, притягивая ее к себе, и коснулся губами теплого затылка.

+2

23

Глядя куда-то мимо того, что было за окном, гораздо, гораздо дальше, Леда раскладывала в голове все по полочкам. Создание культа святого, формирование образа, реликвии, чудеса, это все на потом, набросать заметки-маячки и потом по ним пройтись более подробно. Все кругом знали Румату, с этим уже ничего не сделаешь, просто не упоминать его и все. Стена за окном удобная, можно будет легко слезть, это просто можно запомнить. Шагов она, погруженная в свои мысли и попытки их упорядочить, не слышала и от внезапного прикосновения едва не отпрыгнула в сторону.
Теплое дыхание на затылке, теплые же прижимающие к себе руки, все эти ощущения вызывали те же чувства, ради которых хотелось упасть на кровать рядом со спящими, с одной стороны. С другой стороны было все то же, что было... Когда?! Только вчера?! Ужас какой...
А тело, поняла Леда, пока она думала, реагировало само. Опустились и расслабились плечи, изменилось дыхание, изогнулась шея...
Может и правда, не мешать самой себе?
Она запрокинула голову назад, потершись виском о щеку Рипата.

+2

24

Дона Леда пахла аптекарскими травами, внезапно осознал дон Рипат - и меж всеми другими ее ароматами не было ни одного, который был бы ему неприятен. Что-то незнакомое, что-то пряное - и ни намека на кровь. Весь город, казалось, провонял кровью, но она пахла теплом и нежностью - и ее платье, когда он мягко развернул ее к себе, мягко и тепло скользило в его ладонях, и так же теплы и нежны были ее губы.

За спиной заворочался во сне Лус, но дон Рипат едва заметил, вплетая пальцы в ее волосы - убранные в слишком аккуратную прическу. Может, ей было больно. Ему было - с такой силой вернулось к нему желание.

У нее была своя комната, но туда было нельзя. Им нельзя было оставлять Луса. Но Лус спал.

+1

25

Мысли уходили,  сменяясь ощущениями. И, поняла она, с такой страстью и жаром, физически чувствующимся сквозь одежду, ее давно ни кто не обнимал и даже если объятия были слишком крепкими, это тоже было частью удовольствия. Леда подняла руку, вытаскивая из волос шпильки...
Лус! Уходить нельзя, а при ребенке...  и оторваться почти невозможно. Стало стыдно.
- Надо полог закрыть, - прошептала она, осторожно пытаясь освободиться.

+2

26

Дон Рипат с трудом разжал объятия. Веселье, такое неуместное сейчас, бурлило в нем, как адское варево в ведьминском котле.

- Его высочеству полагались бы другие покои, - прошептал он. - С гостиной, кордегардией и комнатой или выдвижной кроватью для прислуги и для свиты. Это вопиющее пренебрежение этикетом, и я на него непременно пожалуюсь.

Он опустил полог, проверив заодно, что ребенок не перевернулся ни на раненую спину, ни на руку, и вернулся к доне Леде, которую, похоже, внезапная перемена тона не расхолодила и не обидела, и снова притянул ее к себе, выбирая между столом, который выглядел недостаточно устойчивым, и креслами - на его вкус слишком низкими.

Потом для решений места не осталось, как не осталось его и для удивления, когда под юбкой у доны Леды обнаружились полотняные штанишки, и для колебаний, когда что-то показалось ему не так, и мыслей - ни для чего кроме чувств и ощущений, и потом ничего.

Потом он снова целовал ее, теперь уже с нежностью и благодарностью, и потом отстранился, оправляя одежду. В комнате сделалось уже совсем темно, и он с трудом различал выражение ее лица.

+1

27

Все ушло и растворилось в здесь и сейчас, сосредоточившись на одном-единственном человеке, сосредотачиваясь на его действиях, дыхании, переплетающимися с ее, когда уже невозможно отличить свои ощущения от не своих...
Уже под конец  она вцепилась зубами ему в плечо, заглушая стон и оставляя слабый след на коже.
Когда Рипат отстранился, Леда потянулась с ленивой кошачьей грацией, устраиваясь на кресле поудобнее и прижалась щекой к плечу мужчины. "Еще пять минуточек", фраза-заклинание. Когда можно чуть-чуть отложить неизбежный момент, когда надо снова становиться умным и спокойным специалистом и еще пять минут побыть просто женщиной.

+1

28

Несколько мгновений покоя, когда смиряет свой суматошный бег бешено бьющееся сердце, а дыхание, рвавшее горло в непрестанных и в конечном итоге тщетных попытках удержаться на краю бездны, обретает привычный ритм; когда потерянное было «я» вновь заявляет о себе и снова вступает в силу все то, что минуту назад не имело никакого значения.

Отыскав на полу белое пятно, дон Рипат подобрал и протянул доне Леде ее панталоны. Зачем она носит такую неудобную вещь, он напрочь не понимал, но ведь не спрашивать же! И было в этом что-то… еще одна преграда, тончайшее препятствие, почти неощутимое, свет там, где ждешь тьмы…

Вот теперь он пожалел, что у них не было кровати. И по памяти отыскал умывальный прибор с холодной водой не только ради того, чтобы смыть выдающие их запахи.

«Как лебедь с подбитым крылом», вспомнил он вдруг. Как же там было дальше? Чужие слова, но надо было что-то сказать, дона Леда наверняка ждала каких-то слов, уверений в любви…

- Вы… ты лучший врач на свете, - сказал он и поспешил сесть у ее ног, потому что внезапно у него закружилась голова.

+1

29

Поправляя одежду, Леда прислушалась к дыханию Луса. Не глубокое, но ровное, без всхлипов, постанываний, не ворочается. Пусть спит. Дверь заперта, за дверью звуки не настораживают... за окном, вроде бы тоже. Можно сесть и расчесаться. 
Комплимент был... странным. И для самой Леды и для Арканара. Но, к  счастью, дон Рипат был по-прежнему молчалив, обходясь без лишних и ненужных слов о ее глазах, руках, ножках и без разных вариаций "ты такая..." Говорить можно что угодно...
К счастью кресло было большое, удобное и в нем можно было сворачиваться и разворачиваться, как угодно. Леда отложила гребень и наклонилась, положив руки Рипату на плечи и обнимая:
- Все хорошо? - с заботой спросила она. И мысленно усмехнулась, вопрос этот в такой ситуации куда чаще задавали мужчины.

+1

30

Дон Рипат откинулся в кольцо ее рук, прикрывая глаза. Как по волшебству ушли изнеможение и сомнения - только было это не волшебство и не несколько минут сна, а чудо. Обыкновенное чудо, чудо новоявленного святого. Последней его осознанной мыслью, перед тем, как мыслей больше не стало, было воспоминание: он принес книгу в дом Инхара, и Лус заговорил. Теперь он мог продолжить эту мысль. Прилетел арбалетный болт с обещанием помощи. А дона Леда, до того занятая одним только Лусом, позвала его к себе в спальню - такая красивая женщина, что она в нем нашла? А на следующий день появился дон Виго, который должен был бы стать врагом, а неожиданно оказался союзником. И его раны зажили меньше чем за день.

Впору начать молиться, но для этого дон Рипат слишком хорошо помнил дона Румату - каким он видел его в последний раз, когда рассказывал ему о судьбе доны Оканы. Потрясенным до глубины души, пытавшимся скрыть это какой-то ерундой, даже не услышавшим, какой чушью ответил ему собеседник. С того дона Руматы сдалось бы сотворить чудо, чтобы его приятель мог уложить в постель - нет, в кресло - самую красивую и необычную женщину Арканара, но молиться ему? Да он бы первый заржал.

- Хорошо, - сказал он, - не то слово. Пойдешь за меня замуж?

Дон Рокаль схватился бы за голову, но небесными благами не разбрасываются. И из-за него она потеряла все. И был еще дон Виго, с которым дон Рипат не имел права поссориться - ни из-за его соблазненной племянницы, ни из-за его желания оставить ее при Лусе.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Есть ли у спрута сердце? [4]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC