Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Easy come, easy go

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

* Легко пришло, легко ушло.

Время и место действия: 29 октября 1811 года, «Старые дубы», вторая половина дня.

Действующие лица: Элинор Грей, Роберт Нэш.

0

2

Племянник миссис Эллиот и жених мисс Грей был, безусловно, достойным человеком. Это мог подтвердить всякий, кто был коротко с ним знаком. Несмотря на молодость (в июле он отметил двадцать шестые именины) и скромные доходы, мистер Роберт Нэш являл собой образец сдержанности и здравомыслия, какие редко бывают присущи джентльменам его возраста и положения. Материальные затруднения родителей, не позволившие ему мечтать о чем-то большем, нежели место в захудалой адвокатской конторе, с юных лет приучили его к бережливости, а знакомства с людьми, стоящими выше по статусу и возможностям, привили ему должную целеустремленность. Женитьба на девушке из приличной состоятельной семьи входила в его планы, и в этом смысле мисс Грей как кандидатка была ничуть не хуже прочих – пять тысяч фунтов от пожилой родственницы, чей возраст и хрупкое здоровье позволяли надеяться на большие дивиденды в недалеком будущем, являлись неплохим стартовым капиталом, позволявшим упрочить свое положение на ниве адвокатской деятельности. Кроме того, мисс Элинор, как и сам мистер Нэш, была сиротой, а, значит, могла довольствоваться малым. Кроме того (и мистер Нэш не мог не упомянуть об этом обстоятельстве, когда разговаривал о будущем браке с барристером Уэнстоном) – мисс Элинор Грей была недурна собой, обладала безупречной репутацией, приятными манерами и, что немаловажно – хорошим происхождением и нужными родственными связями.
- У нее есть дядюшка по отцовской линии, старший брат ее покойного родителя, у которого мисс Грей сейчас находится на попечении, - разглагольствовал Роберт за рюмкой шерри – удовольствие, которое он позволял себе нечасто и лишь в компании патрона. О родителе Элинор мистер Нэш, по понятным причинам, счел разумным не распространяться, - владелец недурного капитала и земель в Линкольншире, правда, имение его майоратное, но частью капитала он вправе распорядиться по своему усмотрению, так что со временем…
Именно в этот момент лакей принес мистеру Нэшу письмо, заставившее его переменить планы на ближайшее время. Он допил шерри, попрощался с патроном, испросил несколько дней отпуска и…

… и через два дня обитатели «Старых дубов» имели удовольствие лицезреть мистера Нэша собственной персоной. Мистер Грэй поприветвовал молодого человека со всей сердечностью и выразил надежду, что мистер Нэш задержится в имении надолго, мисс Норрис была несколько скованна, и, хотя и неохотно, позволила племяннице показать мистеру Нэшу окрестности, которые сильно изменились с тех пор, как Роберт навещал «Старые дубы». Молодые люди вышли на улицу, предварительно убедившись, что погода всячески благоприятствует прогулке.
- Я получил письмо, мисс Грей… письмо, которое… как бы это выразиться… несколько меня обеспокоило, - начал мистер Нэш, как только имение скрылось за поворотом.

0

3

Возвращение Элинор Грей в "Старые дубы", свершившееся десять дней назад, никто бы никогда не назвал триумфальным. Сначала она долго ждала в гостиной, пока тетушка и дядя наговорятся в библиотеке. Потом миссис Норрис вышла, а мистер Грей, вопреки ожиданиям Элинор, вовсе не позвал ее в библиотеку, и увидела она его только вечером, за обедом. Он сухо с ней разговаривал и старался на нее почти не смотреть. Элинор при этом показалось, что он сильно осунулся, постарел и посерел. За столом он не шутил, не острил и не прохаживался ни на чей счет, ни по-доброму, ни зло, а сидел задумчиво и даже чуть не порезал собственный палец вместо бифштекса. Вечером он заперся в библиотеке, и когда Элинор пришла к нему пожелать спокойной ночи, только махнул на нее рукой, прося оставить его в покое.
Потом все стало возвращаться на круги своя, и только иногда Элинор ловила на себе дядин взгляд, в котором больше всего было удивления. Мистер Грей, казалось, спрашивал кого-то высшего, неужели его племянница такая... дальше Элинор не могла сформулировать. Однажды она услышала, как он сказал мисс Норрис "Надеюсь, это не дурная кровь Уильяма? Хотелось бы верить, что это невозможно в существе столь юном и нежном".
Через четыре дня после злосчастных событий дядюшка получил письмо от миссис Элиот и, наконец, вызвал племянницу к себе на разговор и потребовал, чтобы она сама рассказала, как все было. Под конец беседы он - впервые за последнее время - поцеловал Элинор в лоб и потрепал по руке.
- Дитя мое, я верю, что твоей головы не коснулось ни одной дурной мысли. Иди...
Он так сказал это, что просто напрашивалось в конце "но", а потом еще много всяких слов, способных уничтожить все, что было сказано на самом деле.

Элинор помрачнела и ушла к себе. Больше всего ей хотелось уйти на прогулку, но теперь ее не отпускали одну дальше придомовых клумб. Растревоженная вопросами дяди, она опять вспомнила все, что было в Блэкберн-холле, и теперь все казалось ей волшебной сказкой - от того момента, как она переступила порог усадьбы в день торжественного приема и до самого последнего завтрака, когда сэр Самуэль показывал ей сокровища из клада. Оказывается, все было так замечательно, и каждое воспоминание теперь дарило столько удовольствия, и казалось невозможной глупостью, что она не понимала этого раньше и, вместо того, чтобы наслаждаться, только волновалась, беспокоилась, злилась и переживала.

Вечером служанка рассказала ей, что мистер Грей написал письмо миссис Элиот, и что писал его целых четыре часа.
Элинор привыкла думать, что ее замужество с мистером Нэшем уже расстроено или расстроится в самом ближайшем будущем. Она совершенно не представляла себе, каким теперь будет ее будущее, и это беспокоило ее, но сам мистер Нэш совсем почти не занимал места в ее мыслях. Раньше она чувствовала какое-то сходство и близость с ним, а теперь вспоминала одни в нем несуразности, на которые не обращала внимания раньше. Да, раньше она больше сравнивала его с собой, а теперь - волей или неволей - с сэром Самуэлем, и мистер Нэш безнадежно проигрывал. В нем не было легкой и естественной самоуверенности баронета, его умения держаться, покорять окружающих и чувствовать себя среди них легко, он был лишен такого же остроумия, никогда бы не назвал себя пиратом и - в этом Элинор была уверена - он никогда не смог бы быть великодушным.
О владельце Блэкберна в этот день Элинор думала очень долго, так что даже сама заволновалась и дала себе слово избегать мыслей о нем. У нее это почти получилось вечером и утром, однако днем ее обещание себе претерпело серьезное испытание, принявшее вид служанки Энни, пришедшей навестить свою подругу. Та подошла к ней, когда Элинор, которой было не с кем пойти на прогулку, совершала двадцатый круг вокруг розария "Старых дубов" и, извинившись, представилась и, путаясь в объяснениях и обстоятельствах, рассказала про доктора и сэра Самуэля, а также десять фунтов - видимо, сумма потрясла девушку особенно, потому что она повторяла ее постоянно.
Мисс Грей тоже была потрясена, правда не столько самой суммой, сколько остальным. Странное поведение доктора Добсона, оказывается, объяснялось просьбой сэра Самуэля! Но почему?

Последующие шесть дней протекли как будто в ожидании чего-то. Элинор не могла не думать о владельце Блэкберна и все время искала ответа на вопрос, на который ей никто не смог бы ответить. Мистер Грей получал и писал письма, и по крайней мере часть их, имела адресатом или адресантом миссис Элиот.
Приезд мистера Нэша был для Элинор неожиданностью. Возможно, потому что она слишком мало думала о нем.
Теперь, когда они вышли на прогулку, к которой сама Элинор не имела никакой охоты, но на которой настаивали остальные, ей было немного неловко. Сначала они шли молча, и мисс Грей поняла, что сейчас будет важный разговор, к которому мистер Нэш явно готовится и для которого ждет удобного случая. Напряжение нарастало, и Элинор почти выдохнула с облегчением, когда первые слова наконец были произнесены.

- Письмо? - переспросила Элинор, пытаясь понять, стоит ли делать вид, что она не понимает, о чем идет речь, или это уже неприлично, и решила говорить не вопросами, а скорее уточняющими интонациями. - Оно содержала неприятные новости или рассказывало о странных событиях, наверное?

0

4

Мистер Нэш задумчиво пожевал губами, дернул себя за прядь волос, и пробормотал несколько сконфуженно:
- Я бы сказал… и то, и другое, - избрав, по его мнению, наиболее щадящую формулировку, Роберт несколько приободрился, - именно так. И то, и другое. Мне написала тетушка, и порекомендовала нанести визит в «Старые дубы» незамедлительно.
Вернее было бы сказать – «потребовала». Миссис Эллиот была чересчур категорична для рекомендаций, и всякие ее слова звучали как приказы – и исполняться должны были «незамедлительно» и с необходимым рвением.
Неожиданно налетевший ветер взметнул вверх охапку сухих листьев, Нэш досадливо отряхнулся и искоса взглянул на Элинор.
- Наверняка вам известно, о чем говорилось в этом письме. Я ни в коей мере не подвергаю сомнению вашу порядочность, мисс Грей, но сомневаться в словах тетушки, - Роберт поправил цилиндр и воздел глаза к небу, туда, где в мрачно-серой пелене восседали Господь и миссис Эллиот, - я не имею права. Поэтому я вынужден… вынужден спросить вас, мадам… насколько верно передали случившееся хм ... наши добрые друзья. И верно ли то, что вы ночью…
Мистер Нэш заметно покраснел.
- Вы… ночью, наедине с хозяином соседнего поместья, искали какие-то зарытые в земле сокровища? Что вы сказались больной только ради возможности остаться в его доме? Что вы якобы разгуливали по дому… в неподобающем виде и разбудили гостей криками, что в доме привидение? – по мере перечисления прегрешений Элинор голос мистера Нэша обретал силу, а лицо его отчетливо перекосилось, в один миг потеряв симметрию и привлекательность.

0

5

"Ну конечно, сомневаться в словах тетушки Эллиот!" - неожиданно с очень сильной неприязнью подумала про себя Элинор. И правда, как можно сомневаться в словах женщины, которой не было на месте событий и которая знает все из непонятных источников! Чувство вины, терзавшее Мисс Грей, сразу стало гораздо более приглушенным.
- Благодарю вас за то, что вы приехали лично задать мне эти вопросы.
Эти слова прозвучали после довольно внушительной паузы, которая понадобилась Элинор для того, чтобы найти слова для справедливой благодарности. И это было сложно, потому что обвинения, прозвучавшие в озвученных слухах, были как раз несправедливыми, пусть мистер Нэш и не был в них виноват.
- Нет, мистер Нэш. Все совсем не так, как вам передали. Было много неблагоприятных обстоятельств, поставивших меня в очень неловкое положение. И теперь все может выглядеть в совершенно неверном свете. Я не по своей вине оказалась жертвой злой шутки с привидением. Я не сказывалась больной, просто доктор Добсон... он очень странный доктор. Не зря мистер Грей не пользуется его услугами. И мне пришлось оказаться ночью в... так получилось совершенно случайно.

0

6

По мере того, как Элинор говорила, вымученная улыбка ее жениха окончательно увяла, и сейчас выражение лица Роберта в точности напоминало кислую физиономию его троюродной тетушки Энн, увидевшей в варенье из крыжовника жирную навозную муху. Однако никто не мог упрекнуть молодого помощника барристера в нетерпении – он дослушал сбивчивую речь мисс Грей до конца, выдержал необходимую паузу, чтобы убедиться, что иных оправданий не будет, и заговорил, медленно и размеренно:
- На мой взгляд… слишком много случайностей, мадам. Леди не может позволить себе быть настолько беспечной, чтобы стать жертвой… подобной случайности. Ваши объяснения, весьма путанные и туманные, не удовлетворили бы даже самого невзыскательного следователя. Общество не прощает ошибок. Ваше легкомыслие обернется ущербом для вашей… и моей репутации, коль скоро наша очевидная связь станет (или уже стала) предметом разговоров. Мой статус в юридическом мире достаточно непрочен, и от любой мало-мальски значимой случайности может перемениться. Более всего я желал бы (для себя… и для вас, разумеется) занять подобающее положение в приличном обществе. Уважаемый юрист – человек в первую очередь порядочный и благонадежный; о какой благонадежности может идти речь, если невеста юриста оказывается в центре … пусть не скандала, но весьма сомнительного происшествия!
Выступление мистера Нэша утомило бы менее привычного к пространным сентенциям джентльмена, но только не Роберта, имевшего привычку писать и декламировать перед зеркалом долгие речи в защиту уважаемых и знатных господ в делах преимущественно финансового толка; финансы, по собственному признанию Нэша, были его слабостью и его коньком.

0

7

Мистер Нэш отчитывал ее, и Элинор ничего не оставалось, как молча идти с ним рядом, выслушивая гневную тираду, пусть даже замаскированную под "рациональные соображения". Элинор и сама понимала, что высказанные ею оправдания таковыми не являются. Они звучат вызывающе и компрометирующе. И она пыталась сначала найти другие слова - те, которые не содержали бы в себе лжи и двусмысленности, но объяснили бы все и показали мистеру Нэшу, что она ни в чем не виновата.
Попытки были тщетными, ибо не было такой формулировки, которая не должна бы была вызвать у всякого добропорядочного джентльмена оторопь, и не было таких слов, которые не содержали бы в себе двусмысленности.
А может, она и правда не леди? Элинор вспомнила взгляд мистера Грея, которым он одаривал ее в последние дни (взгляд человека, случайно сделавшего крайне неприятное открытие), и случайно подслушанные слова. Она пыталась защитить свое доброе имя, но такими возмутительными средствами, что, возможно, ей впору самой усомниться в собственной репутации? И девушка, всерьез заботящаяся о собственном имени, на самом деле должна была бежать в первое же утро из Блэкберн-холла, а не разгуливать ночами в одном пеньюаре по чердаку и развалинам старого монастыря? И она, Элинор Грей, всего лишь достойная дочь своего отца, чья дурная, по мнению многих, кровь, наконец, полностью проявила себя?
Такое "открытие" напугало Элинор, но и одновременно заставило ее совсем по-другому отнестись к словам мистера Нэша, и увидеть, что он не просто "говорит правду", но как будто упивается ею. Его речь текла плавно, как река, которая течет без водоворотов и порогов. Он изобличал ее в том, что она может сделать его уязвимым.
Нет, он прямо признавался в том, что уязвим всегда, и не только не может защитить ее, но и ее саму хочет использовать в целях укрепления собственного положения в обществе. Элинор и раньше знала, что в их союзе возвышение мистера Нэша - нечто главное, но никогда не видела, в каком неприглядном свете это может проявиться!
Значит, она теперь всего лишь неудачное средство?
- Я понимаю, что вы хотите сказать, мистер Нэш.
Элинор резко остановилась и повернулась к собеседнику. Она вдруг представила себе его в гостиной миссис Эллиот. Как он кивает, соглашаясь во всем с этой дамой, и рассуждает о "репутации". Своей или чьей-нибудь еще. Очень логично и последовательно.
Может быть, в ней и было что-нибудь дурное, но неприятно ей стало от лоснящейся уверенности мистера Нэша.
И она уже знала, что он скажет дальше, и теперь больше всего на свете хотела опередить его - человека, в чьих глазах она упала, чтобы не упасть еще и в собственных.
- И, опережая вас, хочу сказать, что вы правы. Не стоит рисковать своим будущим, мистер Нэш. Я ни в коем случае не хочу, чтобы вы краснели за обедом у миссис Эллиот. Или за каким-нибудь другим обедом.

0

8

Роберт споткнулся от неожиданности, булькнул и умолк.
Поспешность, с какой Элинор перехватила инициативу [и не дала ему возможности произнести резюме], неприятно его поразила. Будучи человеком не слишком решительным, но обстоятельным, Роберт Нэш «репетировал» их диалог, сидя в почтовой карете, и его не лишенное приятности лицо периодически освещалось снисходительной улыбкой. Тетушка дала понять ему, что судьба его и мисс Грей во многом будет зависеть от ее благосклонности, а благосклонность, в свою очередь – от ее уверенности в том, что «неразумное дитя» полно раскаяния и «готово искупить». Заготовленная обвинительная речь, по его расчетам, должна была произвести необходимое впечатление – необходимое для дальнейших условий, которые мистер Нэш также приготовил заранее и мысленно пронумеровал.
Конечно, как человек здравомыслящий, он не исключал вероятности fiascо, однако надеялся на ответное здравомыслие невесты, чья практическая заинтересованность в этом браке должна была явиться залогом ее сдержанности и покладистости. Мысленно мистер Нэш уже примерял мантию барристера, с тем же тайным самодовольством он примерял и жену. Отказаться от нее значило поступиться чем-то, что уже привык считать своим. Элинор была хорошего происхождения и воспитания, образованна и умна (то есть рисовала, музицировала и бегло говорила по-французски) – и с этой точки зрения брак, вне всякого сомнения, выглядел в глазах общества пристойно. Неприятный инцидент мог бы стать для нее хорошим уроком смирения, и, преподав этот урок, жених рассчитывал на некоторые подвижки в сознании будущей супруги – получив возможность поучать, он приобретал над нею определенную власть, и этот момент, с точки зрения Нэша, можно было записать в бонусы.
Однако Элинор не желала проявить покладистость и смирение. Роберт нахмурился.
- Вы слишком торопитесь, мадам. Я и хотел сказать, мисс Грей… выразить надежду, что мне более не придется возвращаться к этому нашему разговору… поскольку впредь вы пообещаете воспитать в себе должную сдержанность и рассудочность, - проблеял Нэш, вынужденно останавливаясь вслед за Элинор у поникшего розового куста, - я также выражаю надежду, что желание миссис Эллиот и мое ускорить наш брак в полной мере отвечает и вашим устремлениям. Миссис Эллиот считает, что дальнейшее пребывание в «Старых дубах» не пойдет вам на пользу, и приглашает вас навестить ее в Лондоне. Миссис Эллиот рассчитывает, что мы сможем официально объявить о помолвке на одном из приемов в начале ноября и пожениться к концу зимы.

0

9

Она торопится... Элинор смущенно замолчала, не зная, куда девать глаза. Теперь она сама себе напоминала человека, который, испугавшись, что его столкнут в пропасть, бросился в нее с криком "я сам" и услышал сзади удивленное "ну куда же вы?" Она уже так привыкла думать, что разрыв помолвки - всего лишь дело времени, что совершенно не ожидала от слов мистера Нэша другого смысла. Как ни странно, желание жениха сохранить все не вызвало в ней никакого облегчения, скорее даже наоборот. В ней зрело смутное подспудное раздражение, и тем сильнее, чем дольше длился разговор и чем стремительнее уменьшалось в ней чувство вины. Образ мистера Нэша становился все более блеклым и размытым, хотя он сам и стоял перед нею во всей четкости реальности.
Зато присутствие миссис Эллиот ощущалось так, будто она стояла рядом и даже громко покашливала. И - Элинор это поняла - именно это и смущало ее сильнее всего.
Раньше в ее мечтах их совместная с мистером Нэша жизнь, как она теперь понимала, виделась ей в розовом цвете. Он, не лишенный ума и способностей, поднимается все выше и выше, и она - такая, какой она всегда и была, конечно, верная и заботливая спутница жизни. Теперь же получалось, что миссис Эллиот, всесильная и с большими деньгами, превращает их дуэт в трио. Более того, ее имя в речи жениха звучало всегда перед его собственным "я". И миссис Эллиот может требовать от нее, Элинор, какого-то "впредь" поведения. И, наверное, от мистера Нэша тоже. И вот это "впредь" пугало особенно. В радужных представлениях мисс Грей ни один мужчина не старался бы настолько ублажить тетушку. Во всяком случае, она ни одного такого достойного не видела.
И открывшееся положение вещей Элинор не нравилось. Если бы она была старше и опытнее, то смогла бы предположить в тетке желание почувствовать себя святой, облагодетельствовавшей бедных родственников, и заодно получить возможность наставлять, поучать и мучить молодую пару, конечно, под предлогом добрых намерений.
Мисс Грей было недоступно такое рассуждение, но и природного ума хватило, чтобы почувствовать подвох, а взятая у дядюшки, большого любителя Декарта, любовь к сомнению, довершила свое дело.

- Миссис Эллиот считает, что мне будет лучше у нее в Лондоне, - Элинор подняла на Нэша глаза, но в них уже не было смущения, а только затаенное любопытство, как будто она ждала ответа на очень важный вопрос. - Мистер Нэш, мне не будет хорошо у тетушки Эллиот. Она не любит меня. Вы же верите мне, иначе бы вы не... вы понимаете, о чем я говорю... Я обещаю вам не покидать "Старых дубов" и не принимать никого здесь. Мистер Грей и мисс Норрис поручатся за меня.

0

10

- Я готов списать вашу реплику на излишнюю нервозность и девическую впечатлительность, мисс Грей, - несколько раздраженно промолвил Нэш, теряя терпение, - однако, смею напомнить, что миссис Эллиот, невзирая на скандальную окраску произошедшего, была столь великодушна, что предложила вам свой дом и покровительство.
Строптивость невесты явилась очередной неприятной неожиданностью. Роберт, вне всякого сомнения, рассчитывал на благодарность – благодарность за снисходительность к ее «шалостям», каковые он склонен был списать не на испорченность, а, скорее, на наивность, свойственную провинциальным девушкам. Получив в сухом остатке эффект, прямо противоположный его чаяниям, Роберт растерялся, и вместе с тем растерял заготовленные заранее слова. Далее его речь отличалась сбивчивостью и являла чувства – что было для мистера Нэша большой редкостью.
- Я удивлен, мисс Грей, - концом трости он пошевелил опавшую листву, избегая смотреть Элинор в глаза, - вы говорите о нелюбви… словно демонстрация добрых намерений и финансовые обязательства вашей… нашей покровительницы могут стать на одну доску с абстрактными девическими бреднями. Вы продолжаете упорствовать в своем нежелании покидать «Старые дубы», словно вас тут что-то держит, кроме… кроме душных слухов и шепотков, которых прибавится после моего отъезда! Я удивлен, и продолжаю настаивать на немедленном отъезде. Сегодня же я переговорю с вашим дядюшкой.

0

11

- Благодарю вас, мистер Нэш, - после долгого молчания, когда, наконец, обрела вновь дар речи, сказала Элинор. - Благодарю за то, что ваш ответ на мою просьбу был таким... таким исчерпывающим.
Когда-нибудь потом она будет сильно жалеть, что прямо не посоветовала мистеру Нэшу сделать предложение миссис Эллиот, чтобы до конца ее или своих дней с полным правом одаривать ее своим восхищением. Да, ей будет жалко, что в тот день, когда она стояла возле розового куста и ошарашенно внимала мужчине, видевшем в ней свою будущую жену, она была еще слишком молода, к тому же воспитана, и не имела поэтому склонности к язвительности.
- Сегодняшний наш разговор сказал мне о вашем отношении ко мне больше, чем все наши предыдущие беседы вместе взятые. Итак, я нервозна, обладаю излишней впечатлительностью и склонна к девическим бредням. Мои желания и чувства не значат ничего по сравнению с желаниями миссис Эллиот. Мистер Нэш, вы сказали достаточно, чтобы в полной мере доказать, что в вашем отношении ко мне нет никакого уважения.
На миг у Элинор потемнело в глазах от осознания собственного безрассудства и понимания, чем обернется сейчас ее порыв. Бросать такое в лицо мистеру Нэшу было, что и говорить, довольно смело, но возмущение было слишком велико, а все прочитанные романы господина Ричардсона, помноженные на просветительские рассуждения дядюшки Грея и щедро сдобренные собственным опытом, не призывали Элинор остановиться, а как раз наоборот. Да, она была нищей, теперь еще и бедной родственницей, и возлагала большие надежды на брак, который - как мечталось ей в пылких девичьих фантазиях - защитит ее не только и не столько от нищеты, сколько от унижения, сделает ее положение прочным и незыблемым. Взаимное расположение и взаимное уважение, сходство характеров и...
И вот кем она оказалась в глазах собственного жениха? И кем тогда она будет в дальнейшем в глазах собственно мужа и вообще всего света? Мистер Нэш превращался в того, кто с готовностью обеспечит кладбище любым надеждам. И как же он был жалок!
- Мистер Нэш, - голос Элинор зазвенел, - я не могу быть вашей женой.

0

12

«Вы сошли с ума!» - едва не вырвалось у Роберта, но он вовремя прикусил язык.
Каковым бы ни было истинное отношение джентльмена к девушке, официально признанной его невестой - отказ непременно оскорбит его, независимо от того, в какую форму он будет облечен.
Нэш поперхнулся и замолчал, вероятно, не найдя подходящих слов для того, чтобы выразить возмущение, не выходя за рамки приличия в присутствии леди. Ветер усилился, заметно потемнело. Нельзя было отказать в чувстве юмора Создателю - чернильно прорисованные ветви деревьев на фоне свинцово-серого неба придавали сцене, в которой от гротеска было куда больше, чем драмы, ореол романтический и местами трагический. Первые свинцовые капли упали на землю, усыпанную пожухлыми листьями.
Мысли помощника барристера были далеки от драмы – для этого будущий юрист был слишком прагматичен. Он судорожно прикидывал, не лишится ли обещанных пяти тысяч фунтов, если, к примеру, место невесты займет другая леди должного происхождения и воспитания. Непредсказуемость миссис Эллиот в любых житейских, тем паче – матримониальных вопросах никоим образом ясности ситуации не добавляла.
Роберт надсадно вздохнул и начал кашлять. Откашлявшись (видимо, это время ему понадобилось, чтобы привести в порядок мысли и чувства), мистер Нэш нарочито спокойно – в этом спокойствии отчетливо слышался обертон нарастающей паники - произнес:
- Полагаю, вы не слишком отдаете себе отчет в разумности ваших действий, мадам. Погода портится. Пора вернуться в дом. Обопритесь на мою руку.

0

13

- Мистер Нэш! - воскликнула Элинор.
Она не могла понять, как он может не принимать ее слова всерьез после всего, что она сказала! Можно ли было выразиться яснее?
Элинор нахмурилась и отшатнулась от бывшего жениха.
Может быть, он считает ее безумной? Или глупой настолько, что к ее словам не стоит прислушиваться вовсе?
- Я сказала именно то, что хотела сказать, - мисс Грей говорила четко и медленно, будто говорила с ребенком или очень старым человеком. - И готова повторить столько раз, сколько потребуется. Я не хочу и не могу быть вашей женой. Мистер Нэш, если вы думаете, что я настолько неумна, что бросаюсь такими словами просто так, то вам тем более не стоит и думать связывать свою жизнь с такой женщиной, не правда ли? Вы же ожидаете от своей жены разумных поступков.
Элинор не хотела опираться о предложенную руку. Она вообще больше не хотела разговаривать с мистером Нэшом. Не хотела видеть его или слышать.
В голове вертелось "что за невозможный человек?"
- И я готова повторить это любому. Мистеру Грею, мисс Норрис и даже миссис Эллиот. И сделаю это сразу, как смогу. И если вы скажете сейчас моему дяде что-нибудь совсем другое, то потом будете выглядеть очень... очень глупо, мистер Нэш.
Решив, что сказала достаточно, Элинор развернулась и пошла от от бывшего жениха и почитателя миссис Эллиот прочь, и в направлении прямо противоположном от дома. Находясь в смятении от собственной смелости, недоумении и раздражении от мистера Нэша, она не увидела тяжелой тучи и стремительно надвигающегося дождя. Резкий и холодный ветер был приятен ее пылающим щекам и лбу. Она почти убегала от розового куста. "Какой же он неприятный! И как я могла раньше этого не заметить?!"

0

14

Мистер Нэш не был человеком импульсивным, и не бросился вслед за невестой, как это мог сделать какой-то другой, менее уверенный в собственной правоте джентльмен. Мистер Нэш криво ухмыльнулся, и, сильнее обычного размахивая тростью, направился к дому.
Дождь усиливался. Роберт поднял воротник и поежился.
На крыльцо он почти взбежал, потеряв обычную степенность, и сразу же осведомился у лакея, принявшего у него редингот, где он может найти мистера Грея.
После секундной заминки лакей сообщил, что мистер Грей находится в своем кабинете с мисс Норрис. Возможно, он хотел еще что-то добавить, но, взглянув на мутную дождевую каплю, повисшую на кончике носа гостя, передумал.
На ходу вытирая лицо носовым платком, Нэш промаршировал в кабинет хозяина «Старых дубов», полный решимости и почти спокойный.
- Прошу прощения, что беспокою вас снова, мадам… сэр… - по лицам родственников очевидно было, что явление Нэша не стало для них слишком большой неожиданностью, - я вынужден просить вас выслушать меня… и отнестись к проблеме с должной серьезностью. Вы позволите присесть… мадам?
Синие глазки мисс Норрис взглянули на Нэша с холодноватым интересом.
- Разумеется, мистер Нэш, - довольно бесцветно произнесла она, впрочем, алые нервические пятна на шее явно свидетельствовали в пользу немалого душевного беспокойства.
- Благодарю, - Нэш с облегчением уселся в кресло ближе к камину. Мокрый платок неприятно холодил ладонь.
- Я вынужден просить вас, сэр… мэм… серьезно поговорить с мисс Грей. Мне крайне неловко говорить о произошедшем, и единственным оправданием мисс Грей я вижу ее молодость и некоторую… импульсивность, свойственную девицам, - Нэш ущипнул себя за кончик носа, - наша недавняя беседа подвигла меня к мысли, что ради ее блага и… будущих перспектив ей необходимо как можно скорее покинуть «Старые дубы». Миссис Эллиот согласна принять ее у себя.

0

15

Мистер Грэй за последние дни несколько изменился: его облик немного потерял от того выражения вальяжности и спокойной уверенности, обычно характеризующие человека, жизнь которого состоялась, и при этом он ею доволен и совершенно не ждет никаких потрясений. Именно таким человеком был владелец "Старых дубов", испытавший в последний раз потрясение при смерти жены, то есть добрых пятнадцать лет назад. Жизнь его текла размеренно и так, как ему хотелось, не предвещая особых хлопот, и всю ее можно было посвятить созерцанию, что для изрядного библиофила было главным устремлением.
Не то чтобы он полностью все растерял, но все-таки кое-что давало собеседнику право считать, что беспокойства в жизни истинного джентри стало гораздо больше.
Виной была, конечно, Элинор. Племянница, в которой он привык видеть девушку разумную, но которая недавно умудрилась удивить его. В моменты наивысшего пессимизма он предполагал худшее, и тогда ему казалось, что в Элинор заговорили дурные наклонности ее отца, но чаще все-таки мистер Грей придерживался более рациональной позиции и не желал навешивать на племянницу клеймо, а скорее просто был сбит с толку. Будущее Элинор так долго казалось понятным и решенным, что теперь, случись что, он просто не знал, что с ней делать. Конечно, мистер Грей мог позволить себе успокоиться на той мысли, что, пока он жив, она будет жить при нем, и волноваться тут не о чем, а когда его не станет, то это будет уже не его забота, но до такой степени сибаритствующего эгоизма мистер Грей то ли не опустился, то ли, наоборот, еще не поднялся.

Приезд мистера Нэша обещал положить конец неопределенности, и мистер Грей искренне обрадовался ему. К самому молодому человеку он относился неплохо. Правда, отдавая себе отчет, что тот кажется несколько ограниченным в своих устремлениях и поглощенностью в заботы о собственном будущем. Но - тут джентри и философ позволял проявиться широте своих взглядов и способности критически оценивать себя и других - мистер Грей отдавал себе отчет, что мистер Нэш не так богат, чтобы позволить себе презрение к той стороне жизни, что обращена к накоплению, связям и успехам, и что не стоит его оценивать слишком строго.

То, что молодой человек заявился к нему в кабинет, при этом с видом решительным, мистера Грея тоже устроило, хотя и ожидал он от того вестей скорее дурных, чем хороших. Впрочем, и тех и других он мог придумать ровно по одной штуке, и тут удивить его уже посчастливилось жениху Элинор.
- Покинуть "Старые дубы"? Вздор, конечно, это не нужно.
Грей был уязвлен намеком, что его усадьба, он сам и его кузина в чьих-то глазах оказываются неподходящим местом и компанией для Элинор Грей. К тому же он считал миссис Эллит вздорной особой, не всегда отдающей себе отчет в том, что и для чего она делает. В случае с обещанной для приданного суммой каприз был неплох, в случае с переселением - неизвестно.
- Элинор прекрасно себя здесь чувствует. Что касается всего остального, то она больше не покинет усадьбу, и даже дом дальше клумб под окнами. Даю вам слово, мистер Нэш.

0

16

- Я, разумеется, не могу подвергнуть сомнению ваши слова, сэр, - проблеял мистер Нэш, ожидавший сопротивления, но на другом фронте. Втайне надеявшийся, что дядюшка, поразмыслив, согласится передать опеку над слишком беспокойной девицей миссис Эллиот, а затем – законному супругу, куда больше он боялся возражений со стороны мисс Норрис. Оливия принадлежала к числу старых дев, чья активность и энергия с возрастом целиком сосредотачиваются на племянниках, племянницах и иных отпрысках многочисленной родни; такие, как Оливия, с удовольствием становятся «всеобщими» тетушками и с особым рвением защищают своих любимиц; итак, Роберт боялся возражений дамы, но не джентльмена, однако дама молчала, стоически сжав губы.
Роберт оглянулся, и, не дождавшись возражений мисс Норрис, слегка приободрился:
- …однако я… мы… я и миссис Эллиот настаиваем. Этот шаг ни в коей мере не продиктован недоверием, сэр, - быстро проговорил мистер Нэш; заверения были слишком поспешными, чтобы быть искренними, - более того, с момента помолвки прошло достаточно времени для объявления официальной даты свадьбы. Брак не будет выглядеть скороспелым в глазах даже самого пристрастного судьи, - Роберт откашлялся, снова оглянулся на молчащую Оливию и закончил несколько сконфуженно – последние слова дались ему с трудом, - просто мы… я полагаю, что расстояние между женихом и невестой не способствует сближению и необходимому взаимопониманию, сэр. Мэм. Сегодня я имел неприятную беседу с мисс Грей. Она отказалась выходить за меня замуж. Я, разумеется, не воспринял ее слова всерьез. Не сомневаюсь, что это минутный каприз, девичья блажь, вызванная расстроенными нервами, связью с известными событиями, и… это еще один повод для отъезда. Городская жизнь развлечет и отвлечет мисс Грей от дурных мыслей.

0

17

- Она отказалась... что?!!
Ошарашенный, Грей резким движением поднялся с кресла. Жалобно скрипнув ножками, оно проехалось по паркету добрый десяток дюймов. Последние остатки вальяжности исчезли. Грей посмотрел на кузину, красноречиво вопрошая ее взглядом "И что я еще не знаю, мадам? Какие тайны вы еще скрываете от меня?" Не найдя в мисс Норрис ни тени виноватости или следов знания, мистер Грей чуть поостыл, впрочем, его непонимание не стало меньшим. Племянница удивила его приключениями в Блэкберн-холле, но их можно было списать на юную склонность к поспешным действиям и неумение просчитать все последствия. Он хорошо запомнил их разговор. Элинор сожалела о случившемся, но сумела объясниться, и старый джентри был готов увидеть во всей этой путанице чувств и намерений какое-то рациональное зерно. Но своеобразная решительность Элинор его все-таки не порадовала. Как оказалось, не зря: не прошло и нескольких дней, как она совершила очередной решительный поступок.
- Да... - мистер Грей, постаревший, кажется, лет на десять, тяжело опустился в кресло. - Но... она хотя бы объяснила, с чем связано это ее заявление?
С чем связано, мистер Грей понял уже почти сразу, как задал вопрос. Все с тем же Блэкберном, с чем еще? Он вспомнил все слухи, что окружали новоиспеченного баронета. "Приятный в обхождении", как все о нем твердили. Одно сплошное черное пятно, на самом-то деле, если рассуждать здраво. Такие легко нравятся восторженным девицам, что у них за намерения - поди просчитай.
Мистер Грей пожалел о том дне, когда согласился отправиться на прием в Блэкберн, с утроенной силой. Пожелав про себя всего приятного сэру Самуэлю с его неясными целями, он вдруг понял, что совсем забыл о целях мистера Нэша, точнее - его намерениях, которые, после всего сказанного, тоже теряли свою прозрачность.
- И вы, мистер Нэш, после отказа Элинор предложили ей переехать в Лондон?

0

18

Роберт поморщился, словно у него внезапно заболел зуб. Он даже потрогал этот мифический больной зуб языком. Надо сказать, мистер Грей начал с самого неудобного для него вопроса. Оскорбленное самолюбие (будь у мистера Нэша самолюбия чуть поболе, а прагматизма – чуть поменьше) требовало немедленной сатисфакции, которая в данном случае заключалась в вежливом прощании и немедленном отъезде.
Роберт не спешил.
Роберт отчаянно надеялся, что дело можно уладить к обоюдному удовлетворению сторон. Правда, на пути к удовлетворению, кроме возмутительного упорства невесты, стояли ее родственники, чья позиция по этому вопросу оставалась смутной.
- Сначала я настоял на отъезде, потом она отказалась, - процедил мистер Нэш, без особого удовольствия вспоминая о неприятном инциденте, произошедшем четвертью часа ранее, - оттого я и сделал вывод, что отказ был продиктован минутным раздражением, и не являлся взвешенным решением, которое может быть продиктовано разумом, и ничем иным. Поэтому я и обращаюсь к вам, сэр… мадам, с просьбой переговорить с мисс Грей и воззвать к ее рассудку… чего мне сделать не удалось.

0

19

Мисс Норрис молчала, напоминая себе самой круглый китайский чайник с вздернутым фарфоровым носиком.
Она не могла не признаться (хотя бы себе, хотя бы в одиночестве), что никогда не любила мистера Нэша.
«Этот приятный молодой человек», - сказала Оливия после их первой встречи год тому назад, на званом ужине в Лондоне, и слова эти скорее были данью вежливости, нежели искренним мнением. Когда Оливия узнала, что именно «этого приятного молодого человека» прочат в женихи ее любимице, она сформулировала свое отношение к нему точнее. Из приятного молодого человека мистер Роберт Нэш сделался человеком целеустремленным. Жизненный опыт (хотя и очень односторонний) подсказывал Оливии, что в браке с Элинор наиболее привлекательными для мистера Нэша являются пять тысяч фунтов от сумасбродной миссис Эллиот.
«В наш меркантильной век нет ничего удивительного в том, что основой прочных супружеских отношений является дарственная к бракосочетанию, но мне хотелось бы для Элинор… лучшей участи», - сказала тогда мисс Норрис зеркалу. Если бы Нэш был откровенно глуп, стар, неопрятен или слишком тучен! Но Роберт Нэш был молод, воспитан, образован, приятен в общении и обладал внешней привлекательностью, достаточной, по мнению большинства особ женского пола, чтобы перспектива брака с ним не тяготила юную сироту Элинор. Мисс Грей ранее не выказывала протеста против помолвки и находила свою судьбу вполне счастливой; Оливия смирилась.
До поры.
- Вы полагаете, мисс Грей способна отказаться выходить за вас замуж, следуя лишь минутному порыву? Так ли хорошо вы знаете свою невесту? - говорила мисс Норрис быстро, и синие глаза ее блестели сухим подозрительным блеском.
Нэш пожал плечами, и проблеял что-то невнятное, обращаясь за поддержкой к мистеру Грею – его молчание казалось более обнадеживающим, чем вопросы Оливии, в которых будущий барристер разглядел подвох.

0

20

Судя по вопросу мисс Норрис, у нее был ответ, способна ли мисс Грей на отказ от матримониальных намерений под влиянием порыва или нет. У самого мистера Грея такого ответа не было.
Мистер Нэш предложил Элинор перебраться в Лондон, она же не просто отказалась, но сделала гораздо более далеко идущее заявление. Что все это значит? Мистер Грей скрипнул зубами оттого, что может дать не один и даже не пять ответов на один вопрос. Кто знает, что здесь вообще происходит? И куда, кстати, подевалась сама Элинор? Мистер Грей хотел бы задать ей несколько вопросов, но, в отличие от молодого джентльмена, племянница где-то ходит и не спешит развеять чужие сомнения.
Зато здесь был мистер Нэш.
А он тоже вызывал у мистера Грея много вопросов.
Немолодой джентльмен, конечно, только один раз делал предложение, и было это достаточно давно, так что многие сопутствующие обстоятельства выветрились у него из памяти. Да и откровенные разговоры с друзьями и знакомыми о поведении их невест он вел нечасто. Но что получив отказ, молодой человек не откланивается, сухо попрощавшись с родственниками отказавшей девушки, а прибегает с воплями о помощи, мистера Грея удивило. В бурную влюбленность он не верил, зато был с лихвой осведомлен о "сопутствующих обстоятельствах" - пяти тысячах фунтов.
- Я правильно понимаю вас, мистер Нэш? - глаза мистера Грея блеснули насмешкой. - Ваше намерение жениться на Элинор настолько сильно и ничем не истребимо, что вы просите использовать мое на нее влияние и настаивать, может быть, даже заставить?

0

21

Нэш слегка покраснел. Обнадеживающее молчание мистера Грея, будучи «озвученным», заметно походило на насмешку.
- Надеюсь, сэр, вы шутите, - пытаясь сохранить остатки достоинства, ответил он, избегая смотреть хозяину «Старых дубов» в глаза. Ему было неуютно. Мокрая сорочка липла к телу.
- Разумеется, речь не идет о «заставить», - он слегка повысил голос, красноречивым движением бровей демонстрируя недоумение, - но… вы ведь ближайшие ее родственники, и кому, как не вам, радеть о судьбе девушки, чьи помыслы и устремления не вполне оформлены, а настроения подвержены столь частой и непредсказуемой смене? Я рассчитываю, что вы, сэр, и мисс Норрис, - Нэш сделал пол-оборота на пятке и торопливо поклонился Оливии, - вразумите мисс Грей, объяснив, что…
За его спиной скрипнула дверь, по шее пробежал холодок. Роберт оглянулся – в дверном проеме стояла совершенно мокрая Элинор, и смотрела на него в упор злыми глазами.

0

22

Долгой прогулки не получилось. Возле беседки, находящейся у самых дубов, тех самых, что дали название всей усадьбе, на Элинор упали первые капли. Она подняла глаза и, наверняка последняя во всей округе, увидела тяжелую темную тучу, обещающую дождь, и затяжной. Решение переждать непогоду в беседке не выглядело искушающим: та представляла собой круглую площадку, окруженную всего лишь колоннадой, не спасающей при сильном дожде с ветром. Да и сколько в ней можно ждать ясной погоды? Час? Два?
Элинор повернула обратно. Шла она быстро, почти бежала, как совершенно не подобало молодой леди, но хлынуло стеной, и пока она дошла до дома, то вымокла почти насквозь.
В холле на вешалке по-прежнему находился плащ мистера Нэша; прислонившись к ней, стояла его трость.
- Мистер Нэш еще здесь? - спросила Элинор у горничной, забирающей у нее поникшую цветами и лентами шляпку.
Как будто надеялась, что плащ и трость означают не присутствие, а слишком поспешное бегство.
- Да, он в кабинете с мистером Греем и мисс Норрис.
"Жалуется, наверное", - подумала про себя Элинор.
Она не пошла наверх переодеваться, как следовало ожидать, а повернула к гостиной, чтобы, пройдя через нее и столовую, добраться до кабинета. Любопытство было сильнее желания снять набухшее от воды платья. Горничная с сожалением смотрела на мокрую дорожку, которую мисс Грей, подобно вышедшей на берег русалке, оставляла за собой.
У двери кабинета Элинор замерла. Она очень хорошо услышала вопрос дяди о том, не просит ли его мистер Нэш заставить племянницу? Также прекрасно был слышен и ответ. Благородному намерению девушки только узнать и тут же ретироваться не было суждено сбыться. "Я же говорила вам, что вы будете очень глупо выглядеть", - послала она молчаливое спине Нэша, и он, как будто услышав, обернулся.
- Мистер Грей, - бывшего жениха Элинор не удостоила обращением, - мои помыслы как раз очень оформлены. Разве я много раз передумывала? Вовсе нет. Я совершенно уверилась в том, что не хочу и не могу быть женой мистера Нэша и что другое решение не принесет мне ничего, кроме несчастья. И сегодня я сказала ему об этом. И готова сказать вам с мисс Норрис. И любому, кто войдет в эту дверь, даже миссис Эллиот. И я никак не могу понять, почему мистер Нэш никак не может в это поверить?

0

23

- Я тоже не могу понять этого, Элинор, - своим признанием мистер Грей давал понять Нэшу, что не собирается никого вразумлять и ни на чем настаивать.
Вероятно, он бы мог попытаться это сделать, если бы племянница пришла к нему с сомнениями и тревогами и желанием отказаться от предполагаемого брака. Что и говорить, эта свадьба упрочила бы положение Элинор и ее будущее, и сам мистер Грей избавился бы от угрызений совести и тревог о судьбе дочери своего непутевого брата. В общем, как несколько позже, сидя у камина с бокалом великолепного португальского вина, признался себе мистер Грей, мизантропия которого иногда, к чести его, была направлена и на себя самого, он бы точно сначала постарался вернуть все на круги своя, дабы не обременять... К чему подробности? Чтобы не обременять никого.
Но было то, на что он не мог закрыть глаза. Его! Джона Грея, потомка того Грея, что основал "Старые дубы" много столетий назад, и того, кто посадил дуб в память о самом Эске! Чья вереница предков кисти не последних художников украшает галерею в западном крыле дома! Чьи деды и прадеды выстроили в округе дюжину церквей! Какой-то мистер Нэш будет убеждать его сломить сопротивление его племянницы - пусть и дочери паршивой овцы в семье - чтобы он, мистер Нэш, заполучил свои пять тысяч фунтов!
У мистера Нэша, помощника барристера, может, и нет излишней щепетильности, что позволяет ему не замечать к себе пренебрежения и даже откровенного презрения, ну так мистер Грей мог позволить себе и щепетильность, и гордость, и возмущение.
- Мистер Нэш, - Грей был сух и бесстрастен, как в моменты наивысшего гнева и раздражения. - Вы позволили себе давать советы, как мне вести себя в семье. Так вот я в ответ позволю себе дать совет вам. Не знаю, понадобится ли он вам как помощнику барристера, но в деле сватовства лишним не окажется, это точно. Если что-то явно проиграно, то оно явно проиграно. Элинор вам отказала и, судя по тому, что вы тут наговорили, поступила правильно. Надеюсь, теперь меня нельзя понять превратно?

0

24

Нэш потерпел фиаско. Он старался не смотреть на вошедшую в библиотеку Элинор – хотя приходилось стоять и смотреть; в какой-то момент он отчаянно пожалел, что, как человек сдержанный и джентльмен, не имеет возможности выйти прочь, и вынужден дослушать речь мистера Грея до конца. Чем суше становился голос мистера Грея, тем выше поднимались плечи помощника барристера. К финалу холодной отповеди хозяина «Старых дубов» Роберт почувствовал, как пламя лижет его пятки в новых модных сапогах из лондонской мастерской Сомса.
Никогда ему не приходилось оказываться в столь недвусмысленно неприятном положении, из которого нужно было выбраться, сохранив лицо – и с минимальными потерями для собственного самолюбия. Впрочем, мистеру Нэшу это удалось.
«Едва ли люди с подобными взглядами на жизнь способны привить юной девушке необходимые жизненные принципы и верно расставить приоритеты, - думал Нэш, и лицо его приняло сардоническое выражение, - права была миссис Эллиот, утверждая, что яблоко от яблони…»
Воспоминания о разговоре с миссис Эллиот, имевшем место перед отъездом Роберта в «Старые дубы», неожиданно успокоили незадачливого жениха, и неприятный привкус слов дядюшки его – теперь уже, несомненно, бывшей – невесты, ощутимо смягчился. Если миссис Эллиот сомневалась в успехе его предприятия, акцентируя внимание на дурной наследственности – в чем сейчас не оставалось сомнений, вероятно, мысленно она готова была вычеркнуть мисс Грей из списка облагодетельствованных в скором будущем особ. Мисс Грей – но не мистера Нэша.
«Старуха всегда была добра ко мне, и проявляла живой интерес к делам моего патрона, - неожиданно подумал Нэш, - по возвращении я расскажу ей о произошедшем… впрочем, несколько сместив акценты; возможно, одну невесту с легкостью можно будет заменить другой. Особенно, если намекнуть леди о желании внимать ее рекомендациям».
Внимать он готов. Смена невесты не слишком беспокоила Роберта, хотя Элинор и обладала определенными достоинствами, которые не бывают лишними для любой невесты – молодостью и привлекательностью. Однако мистер Нэш был слишком прагматичен, чтобы придавать этому моменту значение большее, чем он того заслуживает. В борьбе красивых глаз с пятью тысячами фунтов, несомненно, выигрывали деньги - ибо деньги предлагали перспективу.
Окрыленный этой мыслью, Роберт Нэш просветлел лицом, и, едва мистер Грей закончил говорить, быстро произнес – опасаясь, что цербер в стародевичьем чепце в этот раз не ограничится краткой репликой:
- Пожалуй, я вас понял предельно ясно, мистер Грей, - с достоинством произнес Роберт, - поэтому не вижу причин, которые мне позволили бы задержаться дольше четверти часа – необходимой для того, чтобы сменить промокшую одежду. Мисс Норрис. Мисс… Грей.
Он коротко поклонился, и, обходя Элинор, слегка попятился назад, наткнувшись на резной подлокотник старого кресла.
Если бы мистер Нэш был человеком менее самоуверенным, он счел бы это обстоятельство прощальным пинком провидения.

0

25

Едва закрылась дверь за визитером, практически молчавшая мисс Норрис выпрямилась в кресле и победительно взглянула на племянницу, затем на кузена. Единственная реплика, которой был удостоен мистер Нэш, была следствием небывалой доселе сдержанности – впрочем, все понимали, что долго сдерживаться мисс Норрис не удастся.
- Каков!? – выдохнула мисс Норрис, пронзив указующим перстом дубовую дверь, за которой скрылся оставленный жених, - и этому блеклому, бесчувственному, корыстолюбивому созданию вы когда-то планировали вручить мою девочку? – указующий перст переместился и уткнулся в грудь хозяина «Старых дубов», однако голос старой девы тут же заметно смягчился, - но я не сержусь на вас, братец, вы были на высоте. Ловчее и изящнее выставить этого нахала вон даже я не смогла бы, - и Оливия завершила прочувствованную речь не менее прочувствованным и весьма неожиданным действием. Она поднялась, подошла к мистеру Грею, и, наклонившись, запечатлела на его лбу благодарный поцелуй, после чего невозмутимо проследовала к выходу из библиотеки.
- Это не значит, дитя мое, что я одобряю твое поведение. Я его не одобряю. И всецело поддержу мистера Грея в любых мерах, направленных на исправление того досадного положения, в котором мы оказались. Даже если тебе придется просидеть в своей комнате год, выезжая в свет исключительно в компании дядюшки на осеннюю ярмарку в Линкольн, - Оливия задержалась у двери, - леди не появляются в обществе, особенно в обществе посторонних, в столь неподобающем виде, Элинор. Вернись к себе в комнату и немедленно переоденься.

0

26

Кульминация была пройдена. Мистер Грей был ею и результатами доволен. Единственное, что омрачало его триумф, - это скрытая досада, усилившаяся от риторического вопроса-осуждения мисс Норрис. Досада, что раз уж случившемуся суждено было произойти, то недурно бы было гораздо раньше. И тогда бы он не вспоминал с неприязнью, что долгое время позволял себе быть малодушным, согласным на то, что многие считали "приличной для Элинор партией", хотя мистер Нэш, конечно, вызывал больше вопросов, чем приятных ответов. Как завзятый сноб, мистер Грей был больше готов простить разнузданное и разгульное, какое бывает только у сына дворянина, поведение своего брата, чем рациональное, аккуратное до бездушности, расчетливое, как у мистера Нэша.
В общем, по его мнению, Элинор, конечно, заслуживала большего.
Хотя и оставалось туманным, каким образом большее можно получить.
Свои опасения мистер Грей спрятал, по своему обыкновению, за смехом.
- Да-да, Элинор, приведи себя к виду во всех отношениях безупречной молодой леди и больше даже не думай его терять. Отныне объявлена всеобщая строгость. Все прогулки, выезды и разъезды только при моем участии. И не надейтесь, что я вдруг полюблю пребывание вне собственного дома. Хотелось бы, чтобы в округе вдруг объявится какой-нибудь приличный молодой священник. Они часто гораздо менее требовательны по части приданого. Правда, остается непонятным, что же делать со священниками старыми, которые еще в добром здравии?

Вот о приданом теперь стоило сильно подумать. Свободных пяти тысяч у Грея быть не могло. Пожалуй, стоило что-нибудь откладывать на имя племянницы, и если бог даст и он продержится еще несколько лет... Надо еще серьезно поговорить с наследником. Грей поморщился и махнул рукой, призывая всех оставить его.
- Да-да, идите, мне теперь надо хорошо подумать. Все эти отваживания женихов утомительнее, чем я мог подумать. Пожалуй, хорошо, что господь не дал мне дочерей. Что было бы, будь их несколько? Я бы уже давно переселился к миссис Грей. Да, Оливия, попроси кого-нибудь хорошенько растопить тут камин и принести сюда моего любимого портвейна. Я же уже сказал, что буду думать.

Эпизод завершен

0