Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Пути уходящей магии. Путь третий


Пути уходящей магии. Путь третий

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

-

0

2

[ava]http://s5.uploads.ru/lWKOV.jpg[/ava]
[nic]Лорд Озмунд[/nic]

Этим вечером замок Нермендаль отошел ко сну намного позже обычного. Пир, устроенный в честь гостей, затянулся до полуночи, и даже тогда не сразу погасли факелы в пиршественной зале, пусть хозяин замка и ушел рано, сославшись на головную боль, а вслед за ним удалился и лорд Диран - не отправившийся, как подобает гостю, к себе, но легко отыскавший покои, в которых его принимали, и ни усталость, ни головная боль не помешала лорду Озмунду долго с ним беседовать, а когда тот ушел, вызвать обоих сыновей.

- У орка, что с капитаном лордом Дираном приехал, - без обиняков сообщил он обоим, - в ухе серьга болтается, с ихними орочьими чарами - из-за нее к Виране магия и пришла. Тварь эта свою побрякушку просто так не отдаст, лорд Диран сказал, хотя по-хорошему с ним можно и невесте своего лорда он подсобит, только что же это тогда получается? Во-первых, чтобы орк рядом с ней вечно крутился, а во-вторых…

Разговор вышел долгий и неприятный, и дважды посылал лорд Озмунд слугу узнать, не лег ли уже Кес, и оба раза возвращался тот, чтобы сообщить, что по-прежнему пьет тот с замковыми воинами и тех все меньше остается за столом. А потом ушла луна за окном, сошлись облака, и лорд Озмунд, задремывавший в своем кресле, очнувшись, отпустил сыновей, предупредив, чтобы не глупили.

+2

3

Разговор вышел долгий и скучный. Рейван слушал, даже говорил что-то по делу, что было не более, чем уместным поддакиванием, но упорно не понимал: «Зачем?».
Зачем осквернять дом кровью гостя, который ничем не оскорбил тех,  за чьим столом пил и ел?  Ради магии, которая только пробуждается в девице, что вскоре покинет отчий дом?
Ладно бы ради него, Рейвана, такое удумали, или даже ради Озмунда:  маг в Нермендале – дело хорошее, если конечно не разнесёт  замок до основания. Ну, или решили бы Вирану замуж не на сторону выдать, а  ввести  зятя в свой дом. Не сошелся же на Диране свет клином, как и на серьге Кеса.

К сестре он постучался глубокой ночью. Из опасения привлечь шумом ненужное внимание прислуги,  толкнул дверь, прежде чем сестра отозвалась.  Служанка спала, как обычно на сундуке, мирно посапывая, нечуткая, как человек, привыкший, что ночной его сон не прерывается ни младенческими орами, ни приказами хозяйки.
Поставив масляную лампу на стол у стены, Рейван опустился на край кровати, в самом изножье.
Некстати совершенно пришли на ум прошлые посещения чужих спален – от каморки смазливой служанки, до супружеской спальни  лорда Хиртана, соседа, с которым, бывало, отправлялись вместе на охоту, заканчивавшуюся пирушкой в его замке. Жёнушка соседу досталась – только врагу пожелать такую верную супругу, и Рейван сам бы… да никогда.

Устыдившись, что вспоминает о подобном у постели сестры,  которую ему, как брату, положено беречь от позора, равно как от опасностей, Рейван  откинул край одеяла и обнаружив сестрину ногу, легонько пощекотал узкую, маленькую стопу.
- Хватит спать,  Вира. Не сон,  а подарок, вздумай тебя кто-нибудь похитить.

+2

4

Уснуть, когда ты гневаешься - не так-то просто, но вот уснуть, когда силы твои повыпито чарами и истрачено на вечерние разговоры и шум музыки в зале - это было легко.
Вирана не долго держалась за столом - больше клевала носом и была тиха и смирна так, что Рейван и Кес могли счесть, что это не она едва ногой не топала и порывалась скандалить в кабинете.
Так что служанка рано отвела девушку ко сну.
Полукровка не сопротивлялась - переоделась в теплое льняное ночное платье и забралась на кровать - добротная набитая соломенная подстилка была укрыта поверх нее плотной тканью, а уже потом лежала девушка - раньше ей такой щедрости не было, а теперь гляди-ка! Невеста да магичка!

Довольная, девица обняла набитую гусиным пухом подушку и крепко уснула.
Она и проснулась не сразу - щекотка ей снилась касаниями быстрого ручья к пяткам, если сидеть у обрыва, болтая над речным овражком ногами. Но потом пришел голос брата, а потом Вирана открыла глаза и дернулась, Подтягивая к подбородку сперва одеяло, а потом пряча, поджав, ноги.
- Ты чего здесь делаешь?! - зашипела тихонечко, совершенно не ожидавшая такого полукровка.

+2

5

Велико было искушение сказать Виране, что минуту назад  отогнал он от дверей ей спальни столичного жениха, да теперь зашел справиться, не позволил ли кроткая и безропотная, словно голубка, девушка чего лишнего пылкому жениху. Рейван горестным вздохом простился с этой мыслью, полагая, что смешного к подобной выдумке Вирана не найдёт, а шутки, как вино, лучше делить с теми, кому они по вкусу.
- Спросить тебя зашел,  - произнес он шёпотом, - да после сделаю по слову твоему, даже если будет оно против отцовского решения. Только шум не поднимай и лишнего не спрашивай, времени мало.
Если и кивнула сестра, Рейван не увидел – задумчиво смотрел в темноту перед собой несколько мгновений, собираясь с мыслями.
- Отец считает, что без серьги Кесовой, ты колдовать не сможешь, я думаю, что не в серьге дело, а в чарах, что наложены, и можно отыскать тех, кто для тебя такой же талисман сотворит, но только мне и слова сказать не дали… невелика цена за чары – жизнь гостя.  Я, - он вздохнул, - подумал, что тому, кому принимать такой дар и должно решать стоит ли сила  такой платы…
Вирана была тихой, себе на уме, покорной, в основном, когда не допекали, немного диковатой, любопытной, как должно смышлёной девице её лет, живущей  без тяжелых забот в скуке между шитьем, да прогулками, но чего за ней Рейван не помнил – так это зла или ненависти да желания смерти кому-либо.
И если характер задумает сестра выказывать, так может серьгу и в реке утопить – ну и толку тогда во всей затее?

+2

6

Для начала, Вира ничего не поняла - сонно потерла глаза и щеки, пытаясь толком прийти в себя и перестать слышать Рейвана как сквозь вату. Слабость, держащая ее тело, была не только причиной прерванного сна, но и магическим откатом - конечно же, девушка в этом вообще не разбиралась и не могла подозревать.
- Погоди, Рейван, погоди... - Пришлось сесть на кровати, придерживая одной рукой одеяло повыше у груди, прикрывая шнуровку ночного платья, а право ладонью упереться в постель, чтобы держаться ровно и смотреть на дворянина.
- Подожди... ничего не понимаю. Серьга того полукровки мне достанется? Лорду хочется, чтобы я колдовала и потому... - доходило-таки. Девушка вздрогнула, встрепенулась и рассержено нахмурилась. - Нельзя, чтобы из-за какой-то магической штуки отец кого-то убивал. Это можно исправить, да? Отговорить лорда? - Вира поёжилась и выпуталась из одеяла, спуская босые ноги на плетенный коврик у постели. Мазнувший по щиколоткам сквозняк отлично бодрил.
- Я сейчас оденусь только... - Вира всерьез решила, что Рейван пришел, чтобы она поучаствовала в обсуждении, раз его слова было мало.

+2

7

- Ты скорее жениха своего отговоришь, чем отца, - вздохнул Рейван, - но лучше оставайся в постели,  я услышал тебя и попробую не мечом, а словом дело решить, да выпроводить Кеса добром из Нермендаля. 
Желание Вираны одеваться  в его присутствии Рейвана слегка смутило.
- Ты славная девочка, - с  неожиданной для себя самой нежностью, - проговорил он, поймав в темноте её руку, - добрая…
Пальцы сестры он сжал всего лишь на мгновение и тут же вернул им свободу.

В любое другое время, говоря о любом другом человеке, Рейван произносил слово «добрый» с такой же миной и тем же тоном, как и «глупый», но не сейчас.  Сейчас ему было немного грустно от того, что захотелось в кои-то веки поступить по правилам, по совести, а это желание, как оказалось, идёт вразрез с отцовой волей.
- … а славным добрым девочкам не нужно лишний раз лезть с разговорами к мужчинам.
Он поднялся, намереваясь услышать  покорное согласие в ответе Вираны и пойти вниз, в трапезную, удостовериться, что Кес достаточно пьян, чтобы можно было его увести во двор.

+1

8

- Нет. - Вира была славной и доброй или плохой и негодной, или красивой и глупо: разной она была, по словам мужчин, которые ее всегда окружали. Но вот сейчас она была еще и упрямой, будто фамильная кровь людская и эльфийское буйство дало таки ход силы.
- Я все равно соберусь. Где ж теперь спать спокойно, если такое смертоубийство собрались делать. - Вира внутренне кипела, а потому не смутилась касанию чужой руки.
-  Ну спровадишь ты Кеса, думаешь, отец ищеек не пустит? У нас о позапрошлом году пытались лошадь со двора свести, так потом конокрада два дня по лесу с собаками гоняли. Помнишь же. А за эту безделушку точно захотят охоту открыть. Да и уйдет ли Кес тот? Может. у него купить ту вещицу можно? Упрашивали? А Дирану говорили? Он же друг его, может, сможет что-то придумать. Может... другую вещицу найдут, да и... - Встав с постели, скрестив руки на груди, Вира раздраженно поджала пальцы на ногах - холодно было. И потом поняла, что её больше всего пугало и дивило в ситуации.
- Так что же - свадьбы не будет? Если отец хочет безделушку ту отобрать для меня, значит... я остаюсь? - Он неожиданности полукровка даже ойкнула.
Получается, всё опять решили за нее. Как и должно.

+2

9

- Коней придержи, - посоветовал Рейван сестре, понимая, впрочем, что та не остановится.
Объяснять ей,  девице, еще недавно игравшей в куклы, всё, что было говорено отцом и Дираном, Рейван считал бесполезным – не поймет, а что поймёт, так извратит если не из глупости, так по доброте и простоте.
- Почём мне знать, - слукавил он, - Диран решения своего не переменил,  и, если отцу не взбредет в голову, что он вдруг сделался нехорош для такой невесты, как ты, то  завтра уже решим с днём свадьбы. Спи спокойно и думай о платье, да … о чём там девушки думают.  А остальное  предоставь мне.

Сказать это тихо, но притом достаточно убедительно и серьёзно не получилось.  Рейван сам это понимал, но понадеялся на то, что сестра достаточно покладиста и покорна, а  потому,  замялся, не зная, как закончить разговор.
Будь  на месте Вираны любая другая девушка, подобной неловкости младший из сыновей лорда Озмунда не испытывал бы –держал в памяти достаточно комплиментов, учтивостей и сладких обещаний если не скорой встречи, так непременной  смерти от тоски в ожидании оной.
Оставил спальню Вираны он только еще раз посоветовав не думать о дурном и спать, и  поспешил вниз, в трапезную, прикидывая мысленно варианты начала беседы с Кесом.
Ему по душе был Самый простой и правдивый – сказать полуорку: «Знаешь, приятель, валил бы ты из Нермендаля, а то мне велено тебя  споить до беспамятства, чтобы потом без лишнего шума отделить голову от тела, а серьгу от уха».
Но вот насколько Кес легковерен и мнителен, Рейван не знал.

Отредактировано Рейван (2018-01-19 09:45:43)

+2

10

Орки обычно вино не пьют, а когда пьют, оно на них никак не действует. Кес был полуорком, и поэтому вполне мог напиться, но не быстро. В юности они с Дираном порой заключали пари в кабаках, кто всех перепьет - младший сын лорда, Диран никогда не сорил деньгами, но и ему их не хватало. Уловка оказалась хороша раз на пять, потом Кеса начали узнавать, и пришлось от этой затеи отказываться.

В замке Нермендаль его не знали, а лорд Сельк был, даже присматриваться не надо, богат, и, когда Диран, подмигнув другу, щелкнул себя по кадыку, Кес понял мгновенно.

С тех пор прошло около часа.

- Пусть завтрашний день принесет удачу! - провозгласил он, берясь за кружку.

- Пусть, - заплетающимся языком проговорил лорд Сельк, неверной рукой приподнял свою и, с отвращением глянув внутрь, отставил. - Все, воин. Все.

Он уронил голову на стол за какой-то миг до того, как Кес отодвинул его тарелку. В трапезной наступило молчание, только потрескивал, догорая, огонь в очаге да доносился со всех сторон разноголосый храп. Кес негромко хмыкнул и бережно, с аккуратностью, которую трудно было заподозрить, взглянув на него, притянул к себе лежавшую посреди столешницы кучку монет - так, что не звякнула ни одна.

Говорят, орки любят золото даже больше чем драконы. Кес не видел свидетельств ни тому, ни другому, но золото любил. Впрочем, он любил и медь - если ее было много. Его сегодняшний выигрыш состоял наполовину из золота, наполовину из меди и серебра - целое состояние для наемника. А лорд Сельк и правда хорошо умел пить.

Кес спихнул с ближайшей к очагу скамьи голову так и заснувшего на полу шута, подобрал из-под стола свой дорожный мешок, убрал в него завернутые в тряпку деньги, подложил вместо подушки и улегся, глядя в закопченный потолок.

Очнулся он от звука тихих шагов и, повернув голову, увидел острожно пробирающегося мимо спящих лорда Рейвана. Лорд Рейван соревноваться в пьянке не стал, и Кес мысленно записал его в слабаки, чему немало способствовали и вежливые речи младшего сына лорда Озмунда, но садясь, чтобы встретить его, Кес ничем своих чувств не выразил. Впрочем, физиономия у него была до крайности невыразительная.

- Ночной обход?

+2

11

Слуги говорили, что пить наёмник, пришедший с небольшой свитой лорда Дирана начал еще до захода солнца. Давно стемнело и все, кто жил в согласии со своей совестью, мирно спали. Рейван предпочёл бы думать, что  действительно все, включая стражу в смотровых башнях.
Как бы он хотел, чтобы его, упившегося, как добрые гости,  слуги увели наверх еще часа три назад - был бы шанс проснуться наутро в неведении о чужих замыслах, неважно, успешными они  оказались бы, или нет.  Но, видно не судьба ему была прийти к согласию со своей совестью в этот день.  Рейван искал полуорка не особенно таясь. Пьяные, что гости, что домочадцы лорда, предоставленные сами себе,  спали крепко и свет лампы никого не потревожил, кроме того самого полукровки, за которым и спустился Рейван в трапезную.
- Можно и так сказать, - откликнулся он негромко и подошел ближе к скамье, где устроился наёмник, -  А тебе, смотрю не спится.
На мгновение Рейван ощутил искушение потрепаться с Кесом в четверть часа, а после сказать отцу, что не смог уговорить полуорка уйти из трапезной, где негоже было пускать гостю кровь, пусть даже достаточно тихо. Тело-то можно было унести, а с лужей крови что делать? Сказал бы так, да добавил честно глядя в мудрые очи лорда Озмунда, что не сумел уговорить наёмника даже выйти наружу и увести туда, где того поджидали парни из замковой стражи, которых старик обещал отрядить специально для этой грязной работы.
- А здесь чего лег, слуги комнату не показали или дорогу забыл?
Впору было радоваться, что до  закутка,  который  могли отвести наёмнику в гостеприимном замке,  Кес не добрался.

+2

12

- Я не лорд, - буркнул Кес, когда разобрался, о чем спрашивают. Глупо вышло - ему и в голову не пришло, что ему могли выделить отдельный угол. Ну да верно, кого называет своим другом капитан Диран, к тому и разговор особый - будь он даже орк или наемник. - Не хотел обидеть, лорд Рейван. Куда идти велено?

Тревога, ушедшая было вместе с детьми старого лорда, вернулась теперь снова - или то было смущение? И не подумаешь, что вырос в замке, что грамоте учили и приличному обращению - почитай наравне с хозяйским сыном… Не в коня был корм и тогда, а сейчас и вовсе мутит, и не поймешь, от красивых ли слов, что нужно сказать, или от выпитого.

Хотел Кес еще спросить, как там Вирана - видел он ее на пиру, холодную и неподвижную, как пещерный хрусталь - не поверишь, какое пламя у нее внутри горит. Но что было спрашивать? Не чаровала она - он бы почуял, хоть прикосновением горячего крыла, дуновением у самого уха. Но серьга, которой коснулись непроизвольно его пальцы, оставалась прохладной.

+2

13

Откуда-то из сумрака за пределами светового пятна раздался мощный храп,  потом последовали звуки какой-то невнятной возни, словно кто-то из спящих  пытался устроиться поудобнее. Рейван невольно обернулся, но разглядело лишь смутные очертания стола, светлую полосу торца столешни и  ниже – скамьи.
- Я не слуга, - пожал он плечами, но вместо обычного в таком случае предложения кликнуть прислугу, чтобы полуорка сопроводили в одну из комнатёнок, где ночевали, да держали свой скарб воины из замковой стражи, спросил, - ты всегда спьяну так чутко спишь?

Кес потер лоб, соображая - а потом сел окончательно и спустил ноги на пол. Диран велел ему когда-то не хвастаться, и Кес понимал, почему, но было неприятно.

- Я воин, - сказал он - на деле этого часто хватало для тех, кто задавал странные вопросы. «А как ты так хорошо видишь в темноте?» «А ты правда следишь не по следам, а по запаху?» «А ты людей убивал?» «А орков?» Сам он всегда слышал в этом ответе пропущенный оттенок - в орочьей речи это был бы тон, но в человеческих языках лучше всего было говорить ровно, или примут за насмешку. - Я могу тебе быть полезен?

Проще было бы спросить: «Что надо?» - но Рейван был лордом.

- Они тоже воины, - Рейван обернулся  и глянул в сумрачную глубину зала, не видя тех, о ком говорил, - некоторые. Полезен, говоришь…
А ведь мог бы… И в самом деле мог.
- Разве только расскажешь, где можно такой амулет добыть, как твоя серьга. Сестре думаю подарить, если не к свадьбе, то к рождению первенца.
Глупая, совершенно мальчишеская мысль, внезапно пришедшая в голову,  развеселила Рейвана, отогнав на миг тяжелые, неприятные думы о поручении отца и решении поступить вопреки. Захотелось ему сказать Виране, что магия у неё будет до тех пор, пока хранит она свою девственность и остается чиста и непорочна.  Не потому что сам он в это верил, а затем, чтобы позабавиться сомнениями и рассуждениями сестры, которая вполне может за пару часов додуматься до нежелания идти замуж за кого-либо.  Представить, что Вирана заявит, что предпочтёт пойти с Дираном под венец и забыть про чары, Рейван не сумел.

*совместно

+2

14

Кес потрогал серьгу пальцем.

- Чтобы чары чуять? - уточнил он. - Если нет, так просто, то у эльфов. Лучше всего на Осенней ярмарке в Белом логе - в любом городе сразу вдвое больше запросят. А еще, если привезешь с собой северный янтарь, а мастер найдет себе кусок по нраву, то может и по весу обменять.

Сам Кес никогда на Осенней ярмарке не бывал, но, провожая через Зеннарский лес торговый обоз, от скуки слушал разговоры. Купцы говорили еще, что свои работы эльфы не каждый раз привозят и не каждому продают, но Кес думал, что это байки.

- Твоя - не эльфийская, - заметил Рейван, надеясь, что запомнит и про Осеннюю ярмарку и про Белый лог.

Кес недоумевающе взглянул на собеседника.

- Моя - родовая. У эльфов свои буквы, разве не знаешь? Они и обычные орочьи руны терпеть не могут, а скальный канон и подавно. Был один орк, он мог с мифрилом работать, он сделал.

Что орков-волшебников не бывает - все знают, но Эххаз был полукровкой, как и Кес… да и как бы иначе он мог такую вещь сделать, чтобы чары чуяла?
* совместно

Отредактировано Кес (2018-01-20 13:02:49)

+2

15

Слово «родовая»  и стало объяснением непонятной  Рейвану прежде уверенности Дирана, что полукровка не продаст своё украшение. Бывают такие вещи, памятные ли, знаковые, родовые, которые хранят даже опускаясь на дно нищеты, и уж точно не расстаются с ними пока ремесло или умение позволяет обеспечивать себе вольную жизнь.
- Мог? – слово царапнуло Рейвана, вызвав опасения, - он… жив еще?

Тихие голоса беседующих потревожили чей-то сон, и на полу, у стола зашевелился один из пьяных, просыпаясь.
- Чего орёте, - едва шевеля языком, промямлил он и с трудом взгромоздился на скамью с намерением  отыскать на столе  чашу и кувшин, - добрые люди спят… и пьют. И спят!

Говорили мужчины негромко,  но что толку спорить с пьяным, какую бы околесицу он не нёс. Рейван вспомнил, что слуги докладывали о том, как долго пил Кес и подумал, что речь того мало похожа на бессвязные россказни человека, опорожнившего кувшин-другой вина.
- Не обращай внимания, - понизил он голос, обращаясь не к проснувшемуся воину из отцовой дружины, а к гостю.

- И пей. Добрый человек, - отмахнулся Кес и снова потрогал серьгу. - А то будешь как Эххаз. - На лице наемника не угадать было и тени улыбки. - Он во Втором веке жил. Когда еще магия в мире была.

Кувшин в руке проснувшегося воина дрогнул, расплескивая по столу широкую алую струю, и тот принялся цветисто проклинать всех клыкастых чудовищ и ушастых тварей, все повышая и повышая голос, пока Кес не подобрал с пола тяжелое деревянное блюдо и не запустил в него - лишь в последний миг сменив угол броска, так что блюдо врезалось не в голову крикуну, а в правое запястье. Кувшин грохнулся на столешницу, воин вскочил, оборачиваясь, запнулся о пьянчугу под ногами и тяжело рухнул сверху.

Рейван  рассмеялся, когда  как темная туша  разозлившегося вояки  ухнула вниз. Тот, на кого упал  обиженный Кесом пьяница,  подал голос,  обещая учинить противоестественное непотребство над потревожившем его сон.
- Пошли-ка отсюда, - протянул он, обращаясь к Кесу, хотя смотрел на парочку неловко поднимающихся воинов, - не хватало еще, чтобы они поутру тебя назвали зачинщиком драки.
Предложение запоздало. Упавший  воин перелез через неожиданное препятствие, поднялся и покачиваясь, шагнул в сторону полуорка.
- Гнида помоечная, - пробасил он, - да я тебя сейчас заставлю сожрать твои яйца! Ты хоть знаешь...

+1

16

Меч Кес, как и все прочие, оставил у входа в пиршественную залу, о чем и пожалел - яблоком рукояти вывести человека из боя куда проще чем голыми руками.

- Что гниды не живут на помойке, - согласился он и встал навстречу противнику, с тем, чтобы мгновением позже перехватить нацеленный ему в физиономию кулак. Рывок - и дикий вопль заметался под сводами залы. Вывихнутая из сразу двух суставов рука повисла плетью, а Кес, отступая в сторону и поворачиваясь к Рейвану, подхватил с пола свой мешок и забросил его за спину с той отточенной стремительностью, которая яснее любых слов говорила, насколько привычен для него был подобный ход событий.

- Я пойду, ты вправишь? - предложил он.

Была еще одна причина, по которой Кес любил драки - в драке мало говорят, а все разговоры, какие есть, до предела понятны. Вот и сейчас - вопли пострадавшего разбудили нескольких воинов, выражения их физиономий были далеки от благожелательных, но ругались они очень короткими фразами.

+2

17

Вопль пьяного  заставил Рейвана скривиться.  Помешать Кесу он не успел бы, да и , судя по стремительности и отточенности движений наёмника – не сумел бы. А вот предложение Кеса и вовсе озадачило.
- Я?!
Рейван  смутно помнил, как что-то подобное делал местный лекарь и представлял себе «вправить» как повернуть и дёрнуть, но не больше.
- К лекарю его, - голос Рейвану не изменил,  приказ прозвучал как и следовало звучать приказу отпрыска лорда – сильно и твёрдо.
Откуда-то справа  послышалось: «да, ваша милость», слева: «а как же этого…»
Но Рейван уже ухватил рукав куртки Кеса и потянул того в том направлении, куда тот, судя по ситуации и сам намеревался двинуться.
- По-хорошему, тебе, друг мой, - проговорил он уже у двери, - лучше свалить из замка, не дожидаясь пока утром мой лорд-отец не прикажет тебя выставить.

Причины неизбежности такого решения Рейвану казались очевидными. Гость, хвала богам, никого не убил, но покалечил, да оскорбил, если Тар, протрезвев, сочтёт себя оскорблённым. А он сочтет и с жалобой к лорду отправится. И по-справедливости, нормальным решением будет просто отправить обидчика восвояси, не доводя дело до крови. Ну а если всё так очевидно, Кес и сам должен понимать, что лучше не дожидаться  пинка под зад.  А Рейван понимал и другое, утром, когда перед лордом Озмундом встанет необходимость решать иначе задачу по отнятию  серьги с орочьими рунами у владельца, он воспользуется жалобой Тара, чтобы  осудить полукровку словно тот не руку буйному пьянице вывихнул, а голову снёс.

+2

18

Вместо ответа Кес вытащил из сложенного у входа оружия свой меч и теми же привычными движениями затянул ремни, закрепляя его на спине, рядом с дорожным мешком.

- Я к пристани пойду, - сказал он. - Скажешь лорду Дирану? Если лодка поутру подвернется, в столицу поплыву. Если нет, пусть в деревню приходит, я его подожду.

Выигранные деньги позволили бы ему задержаться в окрестностях Нермендаля хоть до зимы, но наемник, с суеверностью, присущей людям его рода занятий, оседлых планов не только не озвучивал, но даже и не строил.

+1

19

Можно было и нужно было послушаться совета брата - лечь спать, а завтра бы поутру как-то всё должно было разрешиться - или отец с женихом сговорились бы, или как-то иначе, или... а кто бы ей сказал, если бы даже тот Кес пропал? Ну пропал и пропал - соврали бы, что отправился вперед жениха домой. А по дороге его убили. Это если папенька с женихом о серьге той сговорились.
А, коли нет, коли не сговорились и свадьбы не будет, признала бы Вира, если бы ей через месяц-другой подарили серьгу или кулон дивный и наказали строго носить, не снимая.
Или что папенька с ней вообще удумал делать?
В растерянности была полукровка - не знала, что и думать и как быть дальше. Только не спалось, даже не смотря на то, что честно легла и ворочалась, сжимая, подгребая к себе одеяло. Но нет - не получалось уснуть. Только служанка на сундуке храпела на зависть всей округе.
Вздохнув горько и решив, что это судьба ее не милует, Вирана сена на постели, быстро сплела косы абы как в косу тугую и, связав лентой, к другому сундуку прокралась - где всякие вещи, что на приданное не пойдут, а, скорее, слугам и на тряпки, случись что.
На самом дне девушка хранила "сокровища стыдные" - мужские штаны да рубаху с курткой: Рейван зря тогда на слуг гневался, это его сестричка умыкнула с сушильных ниток. Потому что тогда брат ее разозлил чем-то и хотелось пакость сделать. А это его любимый наряд был. Сапожки правда, пришлось взять свои, но так даже удобнее будет - где ей найти под мужское платье и сапоги такие, в которых не утонуть.
Быстро скомкав одеяло на кровати, чтобы было похоже на силуэт спящей, Вира покинула комнату, туго зашнуровывая штаны, чтобы не упали с нее на бегу.
Так-то, думалось полукровке, еще бы где мужскую шляпу найти и ни в жизнь ее от мальчишки какого не отличат. Никогда!

А что надумала - раз Рейван внизу с Кесом - то и она их послушает и проследит, чтобы управились и всё было хорошо. Не в девичьем же платье по лестницам, да в мужские комнаты скакать. Тогда точно позору не обобраться.
Вира только спустилась вниз и щурилась в полумраке, как ближайшая дверь открылась и оттуда, благо, вышел как раз полукровка, а за ним брат.
"Всыпет, как есть всыпет, если одежду рассмотрит!" - Девчонка вжалась в стену, надеясь, что ее не заметили, и затихла.

+2

20

За дверью пиршественной залы было темно, но даже без полоски света из-под закрывшейся за ними двери Кес без труда обнаружил бы замершую у ведущей наверх лестницы одинокую фигуру - слишком маленькую, чтобы представлять собой угрозу. Тонкие черты лица смутили его, увидевшего сперва пажа или служку, затем все встало на свои места, и наемник широко ухмыльнулся.

- К кому торопишься, чужая невеста?

Все-таки дало знать о себе выпитое вино, развязало язык. Не выпей он столько, смолчал бы Кес, а потом подумал бы, что поступил верно: если и была гулящей сестра Рейвана, не ему о том следовало заявлять, кто только что вступился за чужеземца да орочье отродье, а самому Дирану, чтобы решил, как умно.

+2

21

Вирана думала, что незаметна. Была уверенна, что не заметна, но ее тонкий слух не ловил лишнего шороха, ее легкий шаг не мог грохотать по ступеням, но... но внизу был и другой полукровка. Совершенно другой полукровка: он обернулся и посмотрел точно туда, где замерла, как зайчонок перед угрозой лисы, дочь лорда, а потом окликнул её.
И в каких речах!
И зачем было припоминать, что она невеста?! Не жена же!
- К вам тороплюсь. А ты кричи громче, перебуди весь замок. - Шикнув, Вира поднялась от стены и приблизилась, по чуть более широкой дуге, чем следовало, обходя собственного брата, опасаясь не то подзатыльника, не то тычка в бок, не то, что схватит за руку и розги найдет...
- Рейван мне рассказал, что беда затевается, я... помочь хотела. А ты... - Судя по интонации, девицу смертельно оскорбили.

+2

22

Рейван думал, что очень удачно всё провернул, не учитывая роль случая в том, что у него появился повод аккуратно выпроводить полуорка со двора. И уверен был, что даже выведи он Кеса за ворота под взглядом отца, случись тому выйти на стену - посмотреть, что творится, лорд будет уверен, что младший сын намеревается-таки выполнить поручение, а потому никто их не остановит и вряд ли отправится следом. Однако  едва они вышли из зала,  возникло непредвиденное затруднение, точно обозванное Кесом "чужой невестой".  На невест  в Нермендале явно был не сезон, потому гадать, о ком идёт речь не пришлось.  Правда удивился Рейван не столько присутствию Вираны, сколько  тому, что полуорк узнал её в темноте. Не иначе, как по запаху,  кто их знает орков, может чутьё у них не хуже собачьего.
- А он сейчас тихо и быстро выйдет за ворота, -  тихо, но с такими интонациями, словно перед ним была не девица на выданье, а пятилетний несмышлёныш, проговорил Рейван, - а ты поможешь нам если вернёшься в комнату. Живо, иначе...
И тут он осознал, что угроза нажаловаться отцу, к которой он не прибегал уже года три как, в этот самый момент едва ли может напугать  сестру. Не в его интересах было дать Виране повод угрожать ему, что она откроет отцу, что брат сам явился к ней и рассказал о планах любимых родственников обеспечить ей возможность развивать  магический дар ценой жизни чужака.
Надо было срочно придумать другую угрозу, но на ум приходили одни пошлости, которыми сестру стращать было негоже, даже в шутку.

+2

23

Брат отозвался куда более миролюбиво, чем мог бы. И Вирана украдкой выдохнула.
- Живо? Иначе что? - В темноте не видно было ее улыбки, но, приблизившись к мужчинам, девица улыбалась радостно и победно.
- Я лучше с вами пойду, а потом Рейван ты меня сам лично выпроводишь... а то если меня сейчас поймают в мужском платье и одну в коридорах замка, кто знает, что со мной сделают и что подумают. А если я буду с тобой, то ни мне, ни тебе ничего не будет. - Напрягшись, полукровка выдала недюжинную, для ее ума, уловку-комбинацию, только бы не идти сейчас в постель обратно.

+2

24

Кес так же молча и с видимым бесстрастием переводил взгляд с сестры на брата, и если их перепалка и зародила в нем какие-то подозрения, то по его лицу это было не сказать.

- Ты пришла меня проводить? - спросил он - и тут же повернул голову в сторону лестницы. В Нермендале этой ночью не спал, похоже, никто, и в донесшемся сверху шорохе он уловил еле ощутимую холодную ноту - металл чиркнул по металлу, когда меч то ли покинул ножны, то ли коснулся собрата в шелесте шагов.

И отступил Кес от брата и сестры, прикидывая пути отступления. Не в пиршественную залу - там могли оставаться враги. Не прочь по коридору - там разве что из окна прыгать, в которое и человек-то взрослый не протиснется, а что под тем окном - один хозяин замка и ведает. Не к выходу - потому что закрыты были на ночь ворота.

Но Вирана говорила про беду, и тревога, жившая в Кесе весь вечер, рычала и скалила зубы.

+2

25

Сказочная наивность сестры лишила Рейвана дара речи. А ведь он всё так удачно провернул, и Кес даже не подозревал, что на самом деле стояло за советом валить из замка побыстрее. Рейван хотел думать, что полуорк не сообразит, что за словами Вираны стоит заговор против него, заговор простой и незатейливый, как удар кинжала в межреберье, под самое сердце.
Ответить сестре он не успел – тихий, но узнаваемый, звук выдал чужое присутствие.
- Тихо, - почти беззвучно выдохнул он и толкнул Кеса к стене, - положись на меня.
И уже в полный голос проговорил, не зная к кому обращается и надеясь только, что это не брат и не лорд Диран.
- Стоять, кто бы вы ни были. И назовите себя…
- Милорд, - глухой, сиплый голос раздался из темноты, откуда-то  сверху, - лорд Озмунд велел подсобить вам, уж больно шума много…
Из-за тяжелой дубовой двери главного зала, едва доносился шум, поднятый проснувшимися собутыльниками Тара и его воплями.  Рейван хорошо знал, что даже стоя у самой двери, невозможно услышать разговоров за ней, поскольку не раз в отроческие годы пытался подслушать что происходило, когда вершил в этом зале свой суд лорд Нермендаля, когда принимал крестьян, приходивших просить милостей господина, будь то разрешение  поставить новый дом, жалоба на бесчинства соседей или просьба о дозволении выжечь под поле новый участок леса. Старшему сыну лорд Озмунд в таких случаях всегда велел сидеть подле себя, тогда как Рейвану говорили, что нечего ему там делать.
- Галлар, - узнал Рейван воина, - лучше ступай, подсоби друзьям. Отец выставил бочку вина в честь наших гостей, и негоже, если к утру она не опустеет.
- Мы бы рады, - прозвучал  еще один голос, сопровождаемый легким звуком шагов, - но не в свою стражу, вам ли не знать, ваша милость.
Говоривший шёл уверенно, как человек, прекрасно знающий свой дом и уверенный в каждом своем движении.
- Он с вами? - вопрос был подчеркнут тускло блеснувшей полосой лезвия, поймавшего на плоскость слабый отблеск лунного света, сколь бы немного не попадало его в окно в час, когда ночное светило стояло высоко в небе.

+2

26

Вирана ничего не поняла - в доме отца она многого могла опасаться, но открыто ее никогда бы никто не задел, кроме братьев и самого отца. В доме отца она могла опасаться лишь чужих мужчин и злого взгляда чужих женщин, но с этим, обычно, было редко. Но сейчас, ночью в коридоре, шум шагов и звуки металла оружия стражи дома ее отца, напугали Вирану не потому, что это всё звучало и шумело, а потому, что напрягся Рейван и Кес. И хотя последний был ей чужим, но, вспоминая, с чем пришел к ней в комнату брат, Вира поняла, что всё очень плохо и она не должна отступать.
А дальше девушка не думала. Будь она старше и умнее, опытнее в воинских делах, она бы ни за что не ринулась к полуорку, который мог подумать, что она сама убийца, чтобы ухватиться щепотью пальцев за его серьгу. А дальше дернуло будто под ребра и потащило куда-то:
- Рейван! - Вскрикнула полукровка, открывая силу свою и падая в провал открывшегося чего-то, утягивая за собой мужчин... пытаясь утянуть двоих.

+2

27

Не знали, представить себе не могли дети лорда Озмунда, как близко подошли они к смерти - сперва неосторожный мальчишка со своим прикосновением, затем его сумасбродная сестра - но если Рейвану хватило ума предупредить, то Вирана, бездумно протянувшая ладонь к шее полуорка, не умерла сразу же лишь потому, что двигалась слишком медленно, чтобы нанести вред. Кес, даже не взявшись за меч, поймал и вывернул тонкое запястье одной рукой, другой прижав к ее горлу матово-черное лезвие узкого кинжала - и тут на него и в него обрушилась липкая тьма.

Среди орочьих легенд, которые узнал Кес, познакомившись с кланом отца, были и сказания о загробном царстве, что надо преодолеть тому, кто желает вернуться в мир живых, и было это загробное царство худшим, что мог представить себе разум пещерной твари: бесконечный и безначальный свет, без тверди под ногами, но с солнцем в глазах, заливающий легкие как вода и сковывающий движения как обрушенная земля.

Света не было там, куда дернула его Вирана, но остальное…

Не на мгновение даже - доли мгновения - прилипла к Кесу жидкая тьма, затопив его изнутри, а потом схлынула, уступая лавине знакомых звуков и запахов: всхрапнувшая лошадь, аромат сена, чернота ночной свежести в щелястых стенах, вонь конского навоза, блеск лошадиного глаза, звякнувший трензель…

Дурнота, на миг отпустившая Кеса, подступила снова, и наемник, сам не заметив, как разжал хватку, отпрянул в сторону, вцепился рукой в трухлявый столб, и его вывернуло наизнанку.

Отзвук ее чар бил еще несколько мгновений по всем его чувствам, а затем сошел на нет - но не раньше, чем он опомнился достаточно, чтобы осознать, и где находится он, и где осталась она - на расстоянии шага, который не могла бы преодолеть незаметно для него.

- Боги Мрака и Бездны, - пробормотал он на родном языке, и пальцы сами собой сложились в отвращающий жест, прежде чем он продолжил уже по-человечьи: - Что… что это было?

Отредактировано Кес (2018-01-23 02:04:25)

+2

28

В тот момент, когда Вирана неосознанно потянулась к артефакту, чтобы взять себе энергии, полукровка выкрутил руку полуэльфийке. И она испугалась еще сильнее - теперь ежу - за собственную жизнь. И пожелала безопасности.
И мир завертелся.
первый переход был слишком кратким и малым, этот - целый удар сердца Вира ощущала себя - стремительной безумной стрелой, закрученной в нигде и никогда. Пока мир не выстрелил реальностью - ударом-падением в сено.
Это был сенник конюшен замка. Вира узнает его уже через миг, но пока она, оглушенная и ослепленная, наконец-то, вскрикивает тем ужасом, что был там, когда у ее тонкого горла оказалась чужая сталь.

И полукровка тут - уже согнулся и вышвыривает из себя тошноту сьеденного и выпитого.
Вире от такого зрелища стало куда более дурно, чем от перемещения, она отвернулась, заткнув уши, и лишь потом, когда всё затихло и мужчина начал явно ругаться (а интонацию ни с чем не перепутать), полуэльфийка открыла глаза и посмотрела на него - в темноте сенника он был очень-очень страшным.
- Я перенесла нас, кажется... а где Рейван? Не бей меня! - Вторым вскриком было более насущное желание. Девушка сьежилась и, спиной-спиной, отползла подальше от Кеса, пока не уперлась в тюк сена.

+2

29

Побить стоило бы, но было никак невозможно - чужую силу Кес уважал и свои шансы против ее чар оценивал здраво. До сих пор ему не приходило в голову, что она способна и его… Он подавил подступившую к горлу тошноту. Убить ее он мог, но не проучить - лишнее мгновение дало бы ей возможность ответить… Как?

- Конюшня, - произнес Кес, принюхиваясь. Неизъяснимая уверенность, что они во все том же замке, не оставляла его, начиная раскладываться на составные части. Сырость в воздухе - от реки. Намек на запах Дирана - от его седла где-то внизу. Пьянящий аромат жареного мяса и пролитой в отдалении крови - от животины, заколотой вчера для пира. - Рассказывай. Что за беду ты ждала?

Сейчас, в темноте рядом с полуэльфийкой, его тревога улеглась - пусть даже была девчонка чаровницей. И Кес, забросав сеном следы своей слабости, подсел ближе к девушке - пускай и все одно, на расстоянии вытянутой руки. Его руки, не вооруженной кинжалом, который уже вернулся в ножны, вшитые в боковой шов его штанов.

+2

30

- Конюшня. - Мрачно подтвердила Вирана, запахивая великоватую курточку на груди и скрещивая руки, подтянув к животу коленки. Остроухая была напугана, хотя мирный (теперь) настрой полукровки её радовал, отчасти. Но так как наемник мог очень быстро опять достать свое оружие (а девушка так и не заметила куда он дел нож, хотя и видела в темноте лучше людей), Виране оставалось о чем волноваться.
- Мы во внутреннем дворе. В Нермендале. - Сочла за нужное обьяснить девица и, когда мужчина присел рядом, напряглась, но тот больше не делал никаких движений.
Не сводя глаз с невольной "жертвы" своего колдовства, Вира дернула плечами:
- Беду? Просто отец не рад тому, что открылся мой дар. Или рад... ему теперь для меня захотелось твоей серьги. Ты бы не отдал сам, да? А я не хочу, чтобы кровь на дом ложилась. Я уйду отсюда, а ты мне поможешь, раз уж так боги решили, что моя сила двоих может тащить. Рейван, наверное, в замке остался, я не затянула его...  - Полуэльфийка спрашивала, хотя, конечно же, другой полукровка ничего на это ей не мог ответить.
девушка вздохнула.
- Теперь мне надо добыть себе артефакт, как у тебя, но другой. Иначе никакого покоя не будет. Я не смогу без силы... я уже знаю. - Почти стыдливо признавшись, девушка покосилась на чужое украшение, которое чуть поблескивало даже теперь, в полумраке.

+2


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Пути уходящей магии. Путь третий