Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Пути уходящей магии. Путь третий


Пути уходящей магии. Путь третий

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

-

0

31

Орочья кровь в жилах Кеса пробуждала в эльфийском мифриле голубоватые искры, и теперь, начиная осознавать произошедшее и происходящее, наемник механически плюнул на палец и провел им по полу, собирая грязь.

- Понятно.

Это тоже была одна из тех фраз, которые так легко закрывают разговор, понимаешь ты что-то или, как наемник сейчас, не понимаешь ничего. При чем тут была его серьга? Мифрил дорог - но не владельцу Нермендаля так скупиться, чтобы гостя в своих стенах убивать!

- Не думай, что я не благодарен. Но тебе лучше будет вернуться. Пока никто не заметил. Или пока на тебя не легла моя тень.

Рейван сестру защитит и ни слова никому не скажет, если другие ее в темноте не заметили. А если заметили да узнали, то с каждой минутой, что ее никто не видел, вернее поверят, что не осталась она непорочной в руках орка.

Возможно, Виране было уже что скрывать. И Дирану Кес все равно собирался все рассказать. Но ей самой это меньше повредит.

+2

32

Полукровка уже говорил мирно и спокойно и даже возражал так, будто Вирана пыталась ему позавчера издохшую рыбину продать. Девушка обиделась, а потом, напряженно подумав о том, какие перспективы ее ждут и ужаснувшись еще раз, вздохнула.
- Спаси меня, пожалуйста. Теперь ведь, что позор от твоей тени на моем девичестве, что без позора - отец брака не даст с лордом Дираном, я уверенна, иначе не стал бы мудрить. Он меня при себе оставить хочет. Найдут где-то магическую цацку и буду я как игрушка на цепи, а на цепь придумают как посадить. И буду служить как слуга, как мать моя слугой была. Я лишь хочу спастись от этого, чтобы жизнь лучше была, чтобы я чаровала по велению сердца, а не для чужой власти. Я ведь ничего не могу пока со своей судьбой сделать, пока отсюда далеко не буду, пока не спасусь. Если уж нас сила вместе завертела и вынесла из замка, то ли не знак добрый? Помоги мне, Кес, пожалуйста, сбежать отсюда... или можешь тут же убить и опозорить - всё равно больше жизни мне не будет - в реке утоплюсь, а ты на себя грех за смерть чаровницы возьмешь. Говорят, ведьма посмертным проклятием на все колени рода тень бросить можешь. - Так вдохновенно "пела" кружево слов плела Вирана, что сама распалилась и уже на колени стала, жалостливо и гневно, умоляюще и угрожающе, сменяя гримасы и интонации, заклиная мужчину, протянув к нему руки.
- Пожалуйста, спаси меня. Я отплачу. как только силу найду - весь долг отдам. Только помоги мне силу найти и уйти отсюда.

+2

33

Как бы не по себе ни было Кесу, даже в скрывающей их ночной тьме его лицо не стало более выразительным, только отвел он взгляд от коленопреклоненной девушки. Чаровница - да, но вместе с тем - дитя. Дитя доверчивое и привычное к побоям.

- Я обязан тебе жизнью, - сказал он, когда вынырнул из захлестнувшего его с головой потока слов. - Долг за мной.

Что сам Кес, что все, кого он знал, равно готовы были списать на вторую половину его крови все, чем он отличался, полезное и дурное. Острое зрение - от отца, вспарывающие порой его же губу клыки - от отца, чувствительность к запахам и брезгливость - от него же, неожиданно мягкие курчавые волосы по всему телу, кроме физиономии, ладоней и ступней - не от матери же! Но сейчас, снова ужаснувшись выказанной чужой готовности оборвать свою жизнь, Кес подумал вдруг, что эта неистребимая неспособность принять саму такую возможность у него от матери. Она выжила.

- Когда сюда придут?

Решение было принято. А летние ночи коротки.

+2

34

Темнота скрыла и то, как на месте двоих полукровок образовалась пустота, и выражение лица младшего из сыновей лорда Озмунда, когда тот,  шагнув невольно в сторону от надвигающегося стражника готов был натолкнуться спиной на Кеса, но не ощутил не то что прикосновения к его плечу или груди, но даже ощущения его присутствия.
Растерялся так, что даже не сразу ответил  Галлару и Бадру на вопрос, куда отправился выродок.
Но ответа и не ждали, Галлар остался у выхода к лестнице,  закрыв проход как наверх, так и к двери, ведущей во двор, а Бадр прошел мимо молодого лорда и рывком распахнул дверь в трапезную, откуда тотчас донеслись крики покалеченного Кесом пьяницы и гомон всех, кого тот перебудил.  Света в проходе больше не стало, но  Рейван  недолго тому радовался. Бадр нырнул в зал, что-то прокричал, спрашивая, очевидно, где пришлый урод, а после, через непродолжительное время вернулся уже с факелом. Очевидно, снял со стены у двери и разжёг от тлеющих в камине угольев.  Факел, вернее то, что осталось от остова еще толком  не разгорелся, но даже его света хватило стражам, чтобы убедиться, что того, кого они ищут подле Рейвана нет.
Галлар, разумеется потребовал от Рейвана, сказать, куда делся Кес,  а Бадр вякнул, передавая услышанное в зале, что тот выходил вместе с чужаком, а значит должен знать, куда тот делся.
Поверили стражники его ответу, что полуорк ушёл вперед, сказав, что не желает ссоры с владетелем замка и намерен уйти до рассвета, или нет, но оба устремились во двор.  А Рейван  окликнул  и Кеса и Вирану, словно могли те просто раствориться в тенях и так скрыться от внимательных взоров двух опытных воинов, каждый из которых мог похвалиться дюжиной рассказов о победах в сражениях и поединках. Ему не хотелось думать о магии, о том, что Вирана на этот раз не просто сама исчезла, но с чужаком под ручку. Он  бросился сначала в свою комнату, словно Вирана должна была оказаться именно там, где чары её  проявили себя  в последний раз,  потом  в комнату сестры. И только чудом не разбудил служанку.  После столкнулся со слугой отца, посланным отыскать его и отправить к лорду. Противиться не стал, и довольно долго стоял с опущенной головой, слушая усталый голос лорда Озмунда, выговаривавшего ему за нерасторопность и глупость. И ладно бы наедине - при женишке сестрином. Тут Рейван не выдержал, вспылил и высказал отцу всё, что думал о  старых традициях и о том, что жизнь гостя под кровом дома, где тот делил хлеб и вино с хозяевами - неприкосновенна. За что получил пощечину и упрёк в дерзости, а после был выгнан с напутствием "чтоб глаза мои тебя не видели".

Где искать сестру он подумал, вспомнив, что та, после таких требований няньки или отца, имела обыкновение прятаться в  сеннике за конюшней. Однажды, когда Вирану хватились и искали по всему замку, ему просто повезло обнаружить её, плачущую  именно там, и он, зная, сколь тяжела бывает рука у нянек, получивших прежде от хозяина за недогляд за дитём, не стал ни уводить сестру оттуда, ни вести к ней слуг.
Ну а после, бывало, находил Вирану там в часы её огромных детских бед и несчастий, приходя, чтобы сказать, что  гроза миновала и что тревожиться о ней уже больше, чем сердятся за проступок или пропажу.
О своём присутствии Рейван предупредил голосом, не обращаясь к сестре по имени, едва вошёл в конюшню. Постоял, прислушиваясь, пока глаза не стали различать смутные очертания стойл и головы лошадей, проснувшихся при его появлении. Лошади шумно дышали, фыркали, переступали тихо по земляному полу, под громкую трель сверчка,  сидевшего где-то под потолком.
- Есть здесь кто? - проговорил Рейван чуть громче но для того только, чтобы убедиться, что ни конюха, ни помогающего ему мальчишки при лошадях в этот час нет. И только уверившись, что его никто не заметит, проскользнул к укрытию, где находил сестру прежде и в скупом лунном свете,  проникающем через  узкое окошко, увидел двоих.
- Ты всё испортила, - заявил он,  устремив взгляд на сестру, вернее в сторону той из двух темных фигур, что была меньше по размерам, - теперь весь замок на ногах.
- -Тебя, Кес, ищут.  Тебя, - уточнил он чуть тише, после вздоха.

Отредактировано Рейван (2018-01-24 19:59:41)

+2

35

Полукровка мог торговаться, не мог юлить. Мог упереться и не соглашаться, но, видимо, жалости и чести в нем было больше, чем в людях.
Вирана выдохнула и встала с коленей, благодарно улыбаясь в темноте, почти уверенная, что её улыбка будет ощутима Кесу.
- Спасибо. Я постараюсь не быть обузой. - Девушка, выросшая в замке, пусть и ближе к слугам, все равно мало что знала о мире снаружи и думала, что это будет не сложно - жить и протаптывать путь там, за высокими стенами.

Полуэльфийка оглянулась и пожала плечами:
- Могут и не прийти. Зачем кому-то проверять сенник над конюшней, но ночью решетка ворот опущена, нам не выйти. - Девушка даже не думала о том, что в путь бы взять еды и денег из отцовских сундуков.
Но тут раздался шорох. Вира обернулась, замечая как по лестнице взбивается наверх... Рейван.
Хорошо, что быстро узнала и проговорила вслух: "Рей".

- Мы тут... я... - "Испортила?!" - Обидные слова брата заставили чуть сьежится. Вирана обернулась на наемника, будто ища поддержки, а потом сжала ладони в кулаки и сделала шаг вперед, качая головой.
- Ничего я не испортила. Я защищаю свою жизнь. - Уловив, на что намекает брат, нахмурилась пуще прежнего. - Если меня не ищут, то так даже лучше. Я ухожу с Кесом, а помешаешь или поднимешь шум, сделаю все еще хуже. Скажу о тебе гадости какой отцу... думаешь, не поверит? - У Виры болезненно пылали от стыда щеки, но она не собиралась отступать.
- Я хочу стать волшебницей. Кес мне поможет. Выведет отсюда.

+2

36

Шаги Кес услышал задолго до того, как Рейван переступил через порог конюшни, опознал по звуку одного человека и оттого, позволяя Виране говорить и говорить, сам молчал. Ей в этом замке не грозило ничего страшнее порки, а если ее найдут, она останется, и не по его вине. В то, что она и вправду убьет себя, он поверить не мог, но он был человеком только наполовину.

- Что ее нет - увидят? - спросил он Рейвана - о чем тут же пожалел. Сам он приказал бы весь замок частным гребнем прочесать сверху донизу, если бы хотел убить и если бы подозревал, что жертва о том прознала. Людей у лорда Озмунда хватало, и люди Дирана присоединятся - не смогут иначе. И что решат?

Кес поежился, несмотря на теплую ночь, и посмотрел на дверь конюшни. Ворота закрыты, да, и мост, верно, тоже поднят, и стены крепки, но только не для того строят замки, чтобы людей из них не выпускать - найдется выход. А вот что будет потом…

О магии Кес знал немного, но и этого немного хватало, чтобы он был уверен: не волшбой и не чарами Вираны выберутся они из замка - если вообще выберутся. Чародей - будто дождевая бочка, говорили сказки: выплесни из него чары, и долго придется ждать, пока снова набежит ему по капельке колдовская сила. Или у Вираны было не так?

+2

37

Едва тревога за сестру улеглась, Рейван без труда мог признать неправоту собственных упрёков – ему не была свойственна болезненная гордость, взращиваемая обыкновенно в наследниках родителями, или достающаяся избалованным матерями младшим сынкам.
- Дура ушастая, - произнёс он почти ласково,  не пускаясь в споры с сестрой, ибо нет смысла спорить с дитём, ведущим такие неразумные речи, - хуже чем правда, гадостей ты не скажешь. А эта правда, - он глянул в сторону Кеса, хоть и не различал черт его лица, - тебе же во вред.

Будь на его месте Озмунд, достались бы сестре упреки и речи о том, что позорит Вирана отца и братьев, но то правильный, живущий благородными идеями и своей справедливостью будущий лорд Нермендаля. Рейван же перепортил с десяток девиц, служанок, селянок, да недотрог из числа дочек соседей, сосватанных за стариков или засидевшихся в девичестве в хвосте из череды сестёр, и видел, как плутовки с невинными мордашками повыходили замуж каждая в свой черёд.  Потому позором счёл бы не само свидание, случись застать сестру с наедине мужчиной, а огласку оного. 
- Искать, - он задумчиво покачал головой, - нет, до утра Вирану никто не хватится. Потом служанка поднимет шум. Подумаем лучше, как тебя вывести отсюда до рассвета или на заре, а Вирана…
Голос Рейвана стал назидательно-строгим, словно у кастеляна в часы, когда тот учил их с Озмундом грамоте и счёту.
-  Пойдёт к себе, ляжет в кровать, а утром выйдет к завтраку, жениху улыбнётся, да отца успокоит.
Он понимал прекрасно, что в нынешнем своем состоянии Вирана способна думать не больше, чем пятилетнее дитя,  упавшее на бегу и рыдающее так, словно разом померла вся его семья, понимал, что лучше с ней сейчас ласково, уговорами. А потому отложив серьёзный разговор, шагнул к сестре.
Под ногами тихо зашуршала сухая трава.
- Послушай, Вирана,  ты уже волшебница. И ты правильно решила тогда, в спальне. Вернёшься, а я… обещаю, я отыщу для тебя амулет, с которым сможешь колдовать. К зиме привезу.

Отредактировано Рейван (2018-01-24 21:36:35)

+2

38

"Сам дурак!" - вспыхнула краской стыда и гнева Вирана, подбоченившись и промолчав. Своего она отдавать не хотела - своей свободы, которой было всего полночи вот.
А мужчины, видно, решив, что раз молчит полукровка, то она согласна с их словами, принялись уже думать, как бы полуорк отсюда сам безопасно выбрался.
- Не пойду. - Мрачно, с затаенной упертой усмешкой, заявила девушка и строго посмотрела на брата. В замок не пойду и под венец не пойду.
Когда брат шагнул к ней, скрестила руки на груди и отступила, чтобы не задирать голову, не смотреть так в глаза Рейвану.
- Куда ты мне его к зиме привезешь? В чужой замок? В руки мужу? Или в руки отцу, который еще подумает и решит не давать мне такую вещь. Не хочу так. Сама себе амулет добуду, не мешай, Рей, пожалуйста. Я уже всё решила. - Впервые закусив удила, полукровка не собиралась сдаваться, почувствовав, что нет за спиной ее стен, лишь дурная дармовая свобода. Только впереди вот преграда. Но или обойдет, или перелезет, или протиснется да проломит.

+2

39

Кес, которому пререкания брата и сестры мешали прислушиваться к шорохам снаружи, резко встал.

- Вы оба уверены, что дело в ней, - он коснулся пальцем серьги в своем ухе. - С чего бы? Это не талисман. Она чует, когда колдуют, да. И сделана из эльфийского серебра. И что? Прежде чем бросать отца, братьев и родной дом, проверь, Вирана.

Он помедлил мгновение, глядя на молодых людей сверху вниз.

- Глупо бежать, когда все настороже. А утром, когда поднимется тревога, и того глупее. Если мы дождемся завтрашней ночи, у нас будет ночь форы. Если ты выпустишь меня, лорд Рейван, я встречу вас на пристани после заката солнца. Ты же не отпустишь ее одну?

Если бы Вирана могла заглянуть в помыслы полуорка, она бы, верно, возмутилась. Но и сами эльфы не умеют читать мысли, так откуда ей было знать, что ставил Кес на братские чувства? Наверняка приложит Рейван все усилия, чтобы отговорить сестру, а то и отца предупредит. В то, что одно лишь сердце велело второму сыну лорда Озмунда помочь полуорку, Кес не верил - но кто станет вредить сестре?

- И поговори с Дираном, - закончил он, снова оборачиваясь к Виране.

+2

40

В другое время речи сестры заставили бы Рейвана хохотать в голос, да переиначивать её слова так, чтобы потом посмеялись все, кому они были бы пересказаны.  Но сейчас важнее было уладить всё миром, без крови и глупостей. И он предпочёл бы не отвечать Виране вовсе, если бы по себе не знал, что творится в душе, когда не хватает уже самообладания, чтобы молчать, не позволить таким словам слетать с губ. Лет семь, даже пять назад, он и сам рвался прочь из родного дома, подобно вольному стрижу, посаженному в клетку. Грезил столицей, да подвигами рыцарскими, уверен был, что ему бы только шанс…
Грезил, пока осенние дожди и хвороба, свалившая с ног одного из купцов не заставили один торговый караван искать приюта за замковыми стенами и милости лорда Озмунда.
Рейван чуть ли не с первого дня просил главного из троих торговцев взять его с собой, хоть в качестве наёмника, хоть просто спутником. Но тот только пригрозил всё рассказать отцу, да посоветовал с наёмниками вечер, другой за столом посидеть и за чашей вина поспрашивать о жизни и приключениях, если, конечно, сын лорда не гнушается простых людей.
Через несколько дней болезнь отступила от путника, а мысли о побеге из дома – от Рейвана.  Не готов он оказался променять теплую постель,  хорошую еду, да почтение селян, солдат и слуг на бесконечную дорогу, на невозможность скопить за пять лет странствий на дом и лавку или трактир в каком-нибудь захолустье.
В словах Кеса о глупости побега Рейван усмотрел поддержку и прямо сестре возражать не стал,  помня себя в такие моменты и зная, что каждое слово поперёк  все равно, что сухое полено в разгоравшийся в душе Вираны огонь решимости  не возвращаться в свою спальню.
- Кеса послушай, - вздохнул он, - сейчас лучше к себе пойди, потому что если и тебя хватятся, то за день во все закоулки слуги  заглянут. Ладно я, я могу зайти сюда и после сказать, что нет в сеннике никого, а если кто другой явится?  Тебя, пока Диран в замке и пороть не будут – невеста же. а вот Кеса…

Сколь бы ни были благородны помыслы Рейвана,  он знал себя и знал, что, рискуя вызвать недовольство отца тем, что «упустит» полукровку сейчас, он не готов был бы подставляться прямо, вызволяя потом  Кеса из темницы.
Он  мягко, словно ребенка, погладил сестру по голове.
- Я могу дать тебе своего коня и свой плащ сейчас,  сам отведу сестру и вернусь с одеждой и для себя прихвачу плащ одного из солдат.  У ворот скажу, что едем в погоню, дескать видели с восточной стороны кого-то, кто перебрался через стену… А вернусь один. Скажу, что слуга,  Оррик,  остался в деревне – мать у него там, да бабка слепая.  Отцу повинюсь и Дирану скажу, что думаю… Ты спросил, почему мы считаем, что дело в серьге, - он помолчал, подбирая слова, - не я так удумал, а отец. И он не своим умом дошёл, а с лордом Дираном согласен, потому что нет в Нрмендале ничего волшебного. Было бы – так и магия Вираны уже проявила бы себя. А колдовать, Диран говорил, ни один маг без амулета не может.

+1

41

Вирана переводила взгляд с одного мужчины на второго, понимая, что ей не нравится то, к чему Кес и Рейван ведут: остаться еще на день, снять мужское платье и вновь быть хорошей девушкой. Извиняться перед отцом и женихом, если придется, плести косы, ждать ночи... Надеяться, что брат придет и сдержит слово.
Рейван, который столь много шутил и только последние несколько дней стал относиться будто несколько иначе.
- Нет. - Вира слушала их, слушала весь этот великий план с переодеваниями завтра, с обманом сегодня и великим риском, что полукровка будет их дожидаться где-то в деревне. И если хоть одно звено этой цепочки порвется, ничего не получится.
Её, Виру, наверное, обманывали.
Брат придумывал все на ходу, а только она уйдет, подмигнет Кесу и придумает что-то другое.

- Я никуда не пойду и не зачем идти, Рейван. Я уже в мужском платье, разве не видишь. За мальчишку-слугу сойду. Если надо - лицо измажу. На мне же твоя куртка и штаны, что, не помнишь. Давайте лучше сразу и сейчас уедем. Зачем ждать день и бояться друг за друга? Рейван? - бастард тронула руку брата, дернула на себя, смотря в лицо.
"Ты хочешь меня обмануть, да?"
- Поехали сейчас. Пожалуйста.

+2

42

В густой тени  коридора, где они с Кесом обнаружили Вирану, Рейвану было не до того, чтобы думать, во что одета сестра, здесь же он тоже видел лишь силуэты сестры и полуорка,  потому лишь фыркнул на виранино «разве не видишь». А честное признание сестры, во что именно она облачена,  заслуживало выволочки, но на это не было времени. Как и на споры.  Тащить Вирану в спальню силой – так не смолчит же, шум поднимет.
Напоминать, что собирался он вернуться в замок, уведя подальше  Кеса – вызвать новые ненужные разговоры-уговоры.  В конце-концов, можно было бы  пару дней привезти Вирану обратно, позволив ей насладиться прелестями ночёвки под открытым небом и стряпни на костре того, что он или Кес сумеют добыть в лесу.
Рейван живо, в красках, представил, какое личико скорчит Вирана, если сунуть ей неосвежёванного кролика и через мгновение додумал, что  если кролик не заставит её пожелать возвращения назад, в замок, где, если и возилась она на кухне, то по своей воле и точно не касалась грязной работы,  на следующий день надо будет наловить рыбы или подстрелить белку и пару голубей…
Врочем,  Рейван предпочитал не придумывать решения несуществующих пока проблем, а  заниматься тем, что было важно в настоящий момент.
- Седлайте лошадей, - выдохнул он, - а я скоро вернусь с плащами.

Вернулся он до истечения часа, хотя и не так быстро, как думал. Зато притащил и плащи и свой лук прихватил и  кошель с серебром – своё, что было, сгрёб, да  из братова сундука одолжил, на случай, если  упрямство Вираны и терпение Кеса уведут их достаточно далеко и придётся платить за кров, еду и слуг.

Замок они покинули  в час, когда на востоке, над далекой горной грядой  начало небо стало синевато-серым. Как и полагал Рейван,  достаточно было его голоса и приказа, даже объяснений не потребовалось сыну лорда, зачем ему понадобилось отлучиться, и с кем он поехал.
Из трёх лошадей, что они увели, одну, ту на которой ехала Вирана, Рейван  отпустил на берегу, когда они изрядно проехали лесом. Стеганул хлыстом, прогоняя и пояснил спутникам, что  собаки не должны остановиться у воды, давая понять егерям, к какой хитрости прибегли беглецы, если вдруг кто-то в  замке сочтет, что исчезновение Кеса и Вираны связано с погоней Рейвана за полукровкой в сопровождении двух спутников.  То что эти двое – не из отцовских воинов станет понятно быстро. 
Вирану он пересадил на своего коня,  и несколько часов, пока солнце не начало припекать, они ехали по мелководью, вверх по течению, а Рейван рассказывал Кесу и сестре, что когда солнце будет в зените, они окажутся во владениях лорда Ферлана и главное – не угодить к хлебосольному старику в гости – слушать про былые его подвиги.
Направление Рейван выбрал такое, словно  они собирались  не иначе, как к Семистоку, городку на  берегу Нермы, в полутора днях пути от замка, или в сторону орочьих земель. На деле же,  когда  они сделали привал,  Рейван объяснил, что они наймут лодку в первой же деревне, и посетовал, что лошади слишком хороши, чтобы продавать их селянам, у которых и взять то в уплату нечего.
Еду из замка он не брал – только сунул в сумку початую бутыль с вином, что была в его комнате, да  долблёную бутылку для воды прихватил.  Самое время было Виране  начинать сознавать, что путешествие, начинающееся со спонтанного решения бежать во имя свободы и магии, сопровождается голодом и лишениями. В Кесе Рейван не сомневался – наёмник точно был выносливее его самого, а за себя он знал, что голодная ночь, конечно, испортит ему настроение  достаточно, чтобы поутру  позволить охотиться в чужих владениях, но точно не станет причиной жалоб.
- Если ты устала, можешь поспать, - обратился он к Виране, когда привязал лошадей,  - а нам с Кесом надо решить, кто пойдёт в  деревню – покупать лодку. Всем троим там появляться негоже. И расспросить селян надо. Я не знаю, есть ли селения на другом берегу разве что, выше по течению…

Отредактировано Рейван (2018-01-29 20:25:43)

+2

43

Все время путешествия Кес помалкивал, наблюдая за своими молодыми спутниками - не стал вмешиваться, даже когда лорд Рейван отпустил лошадь Вираны, хотя сам думал, что хитрость эта бесполезна: лошадь побежит домой, а опытный глаз легко определит по следу, шла она с седоком или пустая. Но потом он подумал, что в замке могло и не быть следопытов, а хозяин лошади лучше знает, как она поступит. А значит, он был прав, что смолчал и что не сказал ни слова, когда молодой лорд посадил сестру перед собой, это тоже было правильное решение, ездила верхом она скверно. Кес, впрочем, тоже, и поэтому предпочел бы пойти пешком, но и тут не стал спорить.

- Пойдешь ты, - сказал он. - Пешком. Купишь лодку, вернешься вдоль берега… у той ивы, - он махнул рукой, указывая на кряжистое дерево с толстыми корнями, один из которых уползал в самую воду, - сможешь пристать. Деньги зря не трать, мы ее утопим или спрячем, пусть ищут. Лошадей отпустим. И через лес пойдем, я быстрее выведу.

Передумать по пути он успел о многом, но главным было решение идти в Индал. Убедительно говорил лорд Рейван, и, может, и вправду была его серьга чародейским амулетом, но, так это было или не так, во всяком ремесле ученику нужен учитель, а в вольном городе Индале жила провидица Сорфа - если возьмет она Вирану к себе в ученицы и даст ей другой амулет, то его совесть будет чиста. До столицы, где жил другой маг, Тезрод, было, конечно, ближе, но плыть назад вниз по Нерме представлялось Кесу бесполезным риском.

+1

44

Они, все-таки, собрались и отправились в путь в ту же ночь. Вирана помнила ее слабо - урывками, потому что волнение, пополам со страхом, бурлили в душе полукровки.
Почти под утро, по самому сизому времени, выезжая за ворота, Вира чувствовала себя сидящей на облаке. Уже через час - она касалась на пьяной бочке и каждая неровность пути отзывалась в теле девушки.
Больше всего она боялась выпасть из седла. Очень хотелось спать.
Когда Рейван поворотил к реке, Вира ни капли не пожалела, что именно ее лошадь отправили обратно. И, когда Рейван посадил вперед себя в седло, пострадала недолго, приноравливаясь к ходу коня, к присутствию рядом брата. Потом еще пострадала.
и еще.
И пока не было скомандовано привал и брат не ссадил ее с седла, Вира просто держала язык за зубами.
Сведя ноги и осторожно, пока никто не видел, растерев ладошками спину у поясницы, полукровка вздохнула, выдохнула и, выровнявшись, присоединилась ко всем, выйдя из-за лошадей.

Вира присела на прогретый солнцем камень и вытянула ноги. Посмотрела на Рейвана и чуть кивнула. Она устала, хотела спать, пить и чтобы всё не болело. Одновременно ничего нельзя было получить. Так что, когда до девушки дошла очередь на глоток воды, она почувствовала себя чуть более живой.
- Хорошо. Тогда Кес за мной присмотрит, если ты идешь в деревню? Я... не против, наверное. - Спать на камне было невозможно, так что полукровка пересела в траву рядом.
- Что-то нужно сейчас делать? Кроме того, что я могу поспать? - Вирана отчаянно хотела не показаться настолько разбитой, насколько себя чувствовала.

+1

45

– Спи, – разрешил Кес и вновь повернулся к молодому лорду. Тот, однако, если и хотел спорить, быстро утратил это желание и, кивнув, поспешил прочь. А Кес, в свою очередь плюхнувшись на густую траву, в тени и подальше от оказавшегося совсем рядом муравейника, опрокинулся на спину, бездумно глядя на сияющий солнечным золотом свод на головой.

Чаровница. В мире, лишенном магии - вне всех рамок, вне всех сословий, сама по себе и сокровище для всякого, кто сможет сделать ее своей. Не силой, о нет - слишком дорого может обойтись это в будущем. Деньгами, лаской, любовью - пока не станет ясно, что она может, а что - не может. Не для простого человека трофей, и не для орка тоже - для того, кто сможет, улыбаясь ей в лицо, отдать приказ, после которого ее не станет.

В задумчивости Кес потер свою серьгу, стирая с нее остатки грязи - среди бела дня эльфийские искры уже не могли его выдать.

Девчонку было жаль. Глупая. Храбрая. И предупредить пришла, пусть даже и о себе думая. О свободе.

Свободу Кес понимал. Оттого и сам не вернулся к Дирану, вылечившись. Через признательность, через дружбу - одного дня без приказов хватило Кесу, чтобы одна мысль о королевской гвардии стала для него отвратительной. Командир - да. Лорд - нет.

Отражение солнца в реке переливалось на ветках, еле заметно подсвечивая их снизу, перекликались птицы, от реки тянуло прохладой. Орки не любят леса, но ему в лесу нравилось, и это, он вдруг осознал, у него было от матери. От нее у него тоже что-то было, кроме разреза глаз.

Воспоминания нахлынули приливной волной, неторопливо и неумолимо, и Кес вынырнул из них, лишь ощутив внезапно необъяснимую тревогу. В следующее мгновение он был уже на ногах, принюхиваясь и прислушиваюсь. Птицы. Точно – вниз по течению птицы кричали иначе.

– Идем, – кроме своего заплечного мешка, Кес схватил оставленную Рейваном дорожную сумку. - Надо убираться.

Пришли вдоль берега – с собаками? Лошади укажут, где беглецы свернули в лес - Кес распутал поводья, подхлестнул коней, отправляя их прочь, к деревне, куда ушел Рейван. А затем протянул руку девушке.

- Я тебя понесу. Быстро.

+1

46

Вирана давно не спала в таких плохих условиях, но чистый воздух у реки и долгий переход сделали свое и сон был крепким. Чаровница спала крепко, вот только, как оказалось, не долго.
Встрепенувшись, ничего не понимая, осоловевшими глазами моргая как сова, поднятая посреди дня ясного, Вира посмотрела немного испуганно.
- Что случилось? - Понимание пришло быстро - погоня, пущенная отцом и женихом, но вот, что с этим делать, кроме как вскакивать на лошадей и нестись во весь отпор. Но как тут вскочишь, если лошади тоже уставшие!
Только Кес разрешил эту проблему.
Тихо выдохнув, поднявшись на ноги, девушка подала ладонь наемнику. - Х-хорошо... но я могу и бежать. Всё в порядке. - В детстве она неплохо бегала с мальчишками прислуги. Но то было давно. Просто сейчас быть обузой не хотелось.
Впрочем, кажется, для Кеса её вес был незначителен.
- А Рейван? Он найдет нас? Вы договаривались, где встретиться? - На бегу, выговаривая, тревожно оглядываясь через плечо, чувствуя себя очень и очень неловко, потому что на закорках у кого-либо она не сидела всё с того же детского возраста, а сейчас как-то... стыдно, что ли. Но деваться некуда - полуорк бежит с ней на плечах очень даже быстро.
Погоня пока не была заметной, но тревога передалась и владеющей даром.

Отредактировано Вирана (2018-04-14 22:53:27)

+1

47

Не теряя времени, Кес забросил девушку себе на спину и поспешил вглубь леса.

- Могут быть собаки, - объяснил он на бегу. Взять его след не сумел бы ни один пес - он не оставил в замке ничего, что дало бы такую возможность. Но Вирана - другое дело. - Пригнись.

Уже в нескольких футах от реки лес сделался заметно чаще, темнее стал день и влажнее - воздух, ниже склонились ветви деревьев и теснее сплелись кустарник и обломанные последней бурей сучья, чуть слышно потрескивавшие под ногами воина. Эльф услышал бы его издалека, как сам он слышал отклонившуюся тут же от пути погоню по эху потревоженного валежника, но в свите лорда Нермендаля эльфов не было, и Кес даже не очень спешил и не слишком таился, выбирая путь попроще, пока чаща не обступила их темной стеной. Лишь тогда он остановился и опустил свою ношу на ковер почерневших прошлогодних листьев.

- Рейван, - сказал он, - что-нибудь да придумает. Если ты не хочешь вернуться, то в твоей жизни его больше нет.

+1

48

Бежать с ношей на спине было тяжело - даже Вирана это понимала, а потому молчала. Молчала, лишь тревожно оглядывалась через раз, когда казалось, что слышится какой-то шорох поблизости, но это оказывались лишь деревья да ветер в листве вверху.
Странно было, что Вира тоже устала от этого бега - о лёгком ходе, как на верховой, можно было даже не надеяться и, когда полуорк опустил свою ношу, дочь лорда выдохнула и медленно прошлась по пятачку земли, сжимая и разжимая затекшие руки.
Только вот то, что говорил Кес, пугало.
Остановившись напротив него, девушка подняла голову, чтобы смотреть в лицо наемнику, который теперь был единственным существом, которому придётся довериться.
- Я не хочу вернуться. Я хочу идти дальше. - Даже если Вирана не знала толком куда они придут, но оставаться в старом замке или уходить под венец волшебница не собиралась. Не сейчас - едва-едва ощутив свою силу.
- Помоги мне и не бросай, Кес. И я клюнусь, что отдам весь свой долг тебе когда-то.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » Пути уходящей магии. Путь третий