Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Ярость Бессмертных


Ярость Бессмертных

Сообщений 31 страница 60 из 66

1

Вселенная романа Генри Каттнера «Ярость», через год после второго исчезновения Сэма Рида (Харкера)

0

31

Они устремились вперед почти одновременно.  Пять минут – целая вечность… Минуту бы пройти, пробежать, где можно, не падая.  Он решил, что Кедра предпочла следовать первоначальному плану – добираться до бункера, а не пытаться вдвоём уложить целый отряд вооруженных бойцов.   Захария краем глаза заметил, как Уолтон вскрыла пластиковую капсулу манка.
Непроизвольно втянул носом воздух, словно надеялся ощутить какой-то новый запах в наполнявшей воздух смеси привычных венерианских миазмов, приправленных дымом.
Мысли Захарии впервые заполняла алая ярость, та самая, что толкает людей на необдуманные поступки, нападения, убийства из сиюминутной ненависти. Добраться до бункера, до управления, до системы безопасности и выжечь форт Розен ответным подарочком – баллистической ракетой.  Делавейны, парочка умников из всего семейства – Макс и Роберт не забыли о такой малости, как запас оружия.
Душа кипела и жаждала мести, злость плескалась непривычным весельем, которое уже не хотелось анализировать.
Громыхнуло снова. Захарии показалось, что даже с какой-то ленивой оттяжкой, словно звук запутался в переплетении лиан и веток. Они пробежали несколько метров по проложенному асархидом следу – примятой земле и траве, и там, где животное просто зарылось, нырнув под упавшее дерево, замешкались, перебираясь через покрытый перевивами лиан, ствол. Захария сняв лучевик с пояса, сжёг растительность на стволе  – мало ли, вдруг у этой травы ядовитый сок, а среди бахромы темного, буро-зеленого лишайника  кроются иглы с вариацией того же самого токсина.  Он вскочил на дерево первым, замешкался на долю секунды, борясь с желанием подать спутнице руку.  «Кедра – не Сари», - вспыхнуло в сознании предупреждающим красным сигналом.  Захария  плавно стёк вниз – прыгать в мешанину ветвей, лиан и ломаных листьев, в центре которой агонизировало, меняя цвета тело погибающей паучихи-сирены было бы самоубийственно.  Он не позволял себе включать лучевик на полную мощность – берёг заряд батареи, потому и теперь не выжег героически все на три метра впереди, а лишь обрубил самые крупные ветки.  Обернулся, чтобы убедиться, что Кедра  уже рядом, и мысленно начал отсчёт до следующего взрыва: девять, восемь, семь…

+1

32

Скрежещущий грохот, на миг предшествовавший взрыву - пристрелялись, суки, попали! - Кедра уловила лишь небольшой частью своего сознания, однако перед ее остекленевшими от ужаса и сосредоточенности глазами на мгновение встала как наяву рваная пробоина в обшивке ракеты. Земля дрогнула, бросая их вперед - к цели, следующий шаг почти обратился падением, но они оба удержались на ногах, а Захария - Кедра пережила новый всплеск восхищения, восторга, страха - словно не заметил, уверенно прокладывая обоим путь по ставшей нестерпимо жаркой просеке. В рассеивавшемся дыму переливающийся всеми красками лес слегка потускнел, но и только - как вся ярость двигателя проложила в нем лишь царапину, которую уже завтра будет едва видно сверху, так и пробушевавший в нем пожар не смог обратить его буйство в одни лишь оттенки черного и серого, и даже сам запах дыма уже сходил на нет, вытесненный сероводородной вонью, гнильцой и, еле ощутимо, хвойными нотками от брошенного позади манка.

- Скорее, - поторопила Кедра - бесполезно и напрасно, Захария и сам понимал, что надо спешить, но спешить было нельзя, не в сети издыхающей сирены, не в нору гнессера, узнаваемую по венчику пурпурных фаллодей, охранявших вход, не к обрушившемуся посреди просеки гнезду… нет, гнездо было серым, значит - пустым.

Следующий взрыв - по мысленному «один», все-таки она сбилась - был уже не взрывом бомбы, хотя какая, к черту, разница? Запоздалый страх - а ведь ракета могла упасть и на них! - настиг Кедру за миг до того, как взорвался сжиженный водород во вспомогательных топливных баках, в то же самое мгновение, что и грохот от рушащейся ракеты. Потом взрывная волна подбросила Кедру, поймав ее за миг до падения в вонючую мешанину веток, грязи и пепла, протащила вперед и бросила. Кашляя и отплевываясь, она поднялась на четвереньки, оглядываясь в поисках Захарии и в то же время вытаскивая, наконец, и свой лучевик.

Отредактировано Kedre Walton (2018-08-08 07:30:11)

+1

33

В хаотической мешанине всего того, что росло на этом участке джунглей, каждый шаг можно было причислять к перечню личных побед и каждая секунда была на счету. Лежать, считая взрывы и ждать того, который накроет тебя Захария счёл бессмысленным и бесперспективным расточительством.  Двигаться и двигаться в сторону, где пара взрывов уже распугала всё из местной фауны, что имело хоть какие-то представления о страхе. Зачистку вели по схеме – Захария уверился в этом и не сомневался, что если их не заметят, то в ту часть квадрата едва ли пошлют еще одну бомбу. Однако новый взрыв грянул у них за спиной совсем рядом,  Падая, Захария едва успел закрыть голову руками и сгруппироваться, надеясь, что не напорется спиной на какой-нибудь обломок ветки. Второй взрыв, грохотнувший почти сразу вслед за первым, заставил землю содрогнуться. Только повернув голову и искоса взглянув на черно-багровые клубы дыма. Ублюдки  попали в ракету. Запоздала мысль вспыхнула  сначала констатацией «слабовато тряхнуло» а потом пониманием, почему, в тот же миг смытому страхом при виде отлетевшей в сторону Кедры.  Харкер бросился к ней, гоня древний, как войны и потери, страх.
Секунды казались вечностью, и когда Кедра шевельнулась, у Харкера отлегло от сердца.
- Встать сможешь? – он почти орал, оглушенный взрывам, - идти?
Он сбился со счета,  и не мог с уверенностью сказать сколько было взрывов. Знал только, что  если и сбился, то на один – истребитель, маленький, маневренный не мог поднять в воздух больше десятка, а значит осталось два или три. 
после попадания бомбы в ракету, Харкер сомневался, что экипаж самолета будет следовать схеме зачистки, но если всё же будут, то теперь удары лягут  по диагонали от них и слева от них.
- Скоро, - пообещал он, - осталось две…
Понимала ли Кедра о чем он говорит, Харкер не знал. И помогая ей подняться, не думал об этом.  Где-то далеко донесся рокочущий звук, ор, вопль – серенада влюблённого  звездопалого ящера, спешащего на всех парах засвидетельствовать своё почтение мифической самке. Ответом ему был почти схожий крик с западной стороны джунглей.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-08 05:55:19)

+1

34

- Идем, - Кедра шаталась как пьяная, но от облегчения - живы, живы, оба живы! За Захарию она все же схватилась и подавила вскрик, ощутив при этом острую боль в спине - что-то, значит, ее задело? Чувствовалось как синяк, да и Захария заметил бы, будь она ранена - пустое! Идти ей это не помешает, бежать тоже, и рука левая - а Кедра была правшой и лучевик не потеряла. Значит, вперед!

Новый вопль ящера прозвучал совсем близко, и Кедра чуть не бросилась наутек, лишь в последний момент опомнившись - еще один асархид вырвался уже у нее из-под ног, и Кедра превратила его в горсть пепла, даже не успев испугаться.

- Пять минут, - повторила она - как мантру. И, минуту спустя: - Четыре.

За одну эту минуту, наполненную воплями двух ящеров, треском огня позади и треском ломавшихся ветвей, они прошли десятка два метров: шаг, остановка и внимательный взгляд, затем вес тела переходит на переднюю ногу - и снова то же: шаг, остановка и взгляд. Шаг, остановка и взгляд. Выстрелы шипели один за другим - порой одновременно, настолько они оба были на взводе.

Самолет мог начать уже разворот, если пилоты решили не перестраховываться - плохо. Но индикатор заряда на ее лучевике указывал 98% - хорошо. И Захария - с ней был Захария.

- Жалко, - Кедра сплюнула, очищая рот, - мы не захватили вездеход. О!

Это было уже чистое везение - огонь пожара накрыл асфальтовое болото перед ними плотной коркой, проложив перед ними черную дорогу через джунгли. И до нее было еще метров сто.

+1

35

До этого дня, да что там, до последних десяти-пятнадцати минут его долгой, очень долгой жизни Захария Харкер и не сознавал, сколько всякой фигни он, оказывается, помнит о венерианской живности и растительности. Специально и вдумчиво он изучал разве что тварей вроде «Плаща счастья», как средство нейтрализации и устранения нежелательных персон, чьи действия шли вразрез с его планами. Но информация – репортажи новостей, статейки, обсуждаемые в его окружении, фильмы, в которых нет-нет да и отводилось место колориту джунглей копилась столетие за столетием в его памяти, чтобы теперь дополнять видимое пониманием.
Странное чувство, особенно в момент, когда их с Кедрой жизни висят на волоске. Захария согласился бы даже на паутинку, будь та соткана треклятой сиреной из тех, что вырастают  до метра с лишним, если измерять их тело без лап. На выпрыгнувшего из своего подземного тоннеля асархида, он среагировал чуть позже Кедры, успев только вскинуть лучевик. Не стоило забывать, что такие сюрпризы могут и повториться.
И повторились. Твари эти, в основном небольшие, хаотично шмыгали мимо,  Стреляли на рефлексах – лучше осознать, кем было то, что оседает пеплом, чем попасться в объятья какой-нибудь гидры.
- Да уж, - ответил он многозначительному «О», тоже заметив черную, запеченную огнеметом площадку, считай дорогу - благословенную милю, не меньше, если двигаться вдоль. Бежать, бежать быстро, на пределе возможностей, до срыва дыхания.
- Нас засекут. Не с самолёта, так с вертушки. Или засекут, но не нас…

Шум – чавкающие и хрустящие звуки, страстные вопли-призывы ящеров, какофония запахов.  Боковым зрением Харкер заметил маленькую, всего-то в руку толщиной сколопендру, спускавшуюся по стволу дерева на уровне головы спутницы. Снял омерзительную тварь аккуратным выстрелом на минимальной мощности, невольно передёрнувшись всем телом от отвращения.
- По местным гадам палить не будут, - и почти без паузы, выдохнул, - что-то тихо.
«Тихо» означало «задержка взрыва».
Оставалось только гадать, что сейчас решает командир экипажа маленького истребителя – продолжать зачистку или, видя приближение ящеров, меняет цель.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-08 20:06:39)

+1

36

У Кедры сомнений не было, ни в своих выводах, ни в Захарии - она и глазом не моргнула, когда дуло его лучевика обратилось на нее. Но у нее но по-прежнему или даже больше болела спина, и она тоже не спешила перейти на бег, который в бедном кислородом воздухе Венеры долго бы все равно не продлился.

- Вертушки еще нет, - быстрым шепотом ответила она, на миг вскидывая голову - нет, не к небесам, но к кронам деревьев, все еще затянутым дымом. Захария был прав: дым рассеивался, и очень скоро прорезанная ими в джунглях полоса станет четко различима сверху. Хотя, может, не они сами и даже не асфальтовая дорожка, ветви паутинного слоя растут быстро, а она специально держала луч у самой земли…

Что-то рванулось навстречу им из обожженного кустарника - что-то плоское и пузатое, с двумя рядами костистых гребней вдоль блестящих, будто смазанных маслом чешуйчатых спин, и они с Захарией начали палить, и лишь когда сгорел последний, она вспомнила их название - завроподы Фасмера. Она чуть было не поделилась с Захарией, как это странно: они не сбивались в стаи, и тут наверху взревел сверхзвуковой след пролетевшего истребителя. Еще кто-то, из форта Дуглас?

Побежали они одновременно, не совещаясь и не договариваясь, забывая, сколь недолго может продлиться их бег. Рев вернулся и мгновенно погас - точно, эти ублюдки вернулись, чтобы поглядеть, сделали круг над джунглями, и сбросили скорость. На миг Кедра пожелала даже, чтобы она оставила кориумную капсулу в ракете - тогда они превратились бы в фотоны - но тогда их с Захарией не было бы тоже, а она страстно хотела жить. Жить, даже когда легкие горят, отказывая задолго до мышц, когда смерть висит в воздухе горьковатым ароматом стадры - не забыть антитоксин; когда важным остается только бег. Жить!

Кедра споткнулась, когда асфальтовая корка треснула у нее под ногами.

+1

37

Кто из них побежал первым, забывая об осторожности – Харкер не знал. Потом (если будет это потом) он вспомнит, но сейчас, когда все его желания сосредоточились в одном – оказаться подальше от этого места, он рванул вперед. Колющая боль в легких напомнила ему о том, что адаптация – процесс не быстрый, и он – убожество, зависящее от высокого содержания кислорода в воздухе, а не вездепроходный венерианский ящер.

Запёкшаяся в корку поверхность болота выдержала их, выдерживала, судя по грязевым отпечаткам и  каких-то многоножек,  пересекших её.  Захария отметил это отвлечённо, но осознал только услышав  сдавленный хруст.  Увидел, как падает Кедра, остановился, шагнул было к ней и замер, ощутив как неустойчива корка.  Все его инстинкты требовали одного действия – подхватить и отбросить Кедру к краю «асфальтового» поля. Насколько получится. Но он  знал так же, и что  их общий вес еще быстрее заставит просесть корку. 
Ползти они не смогут – упади Кедра, корка просядет под ней от толчка… Захария  глотнул воздуха и сократил дистанцию между ними, считая шаги, которые Уолтон делала по инерции и готовясь подхватить её, за плечо, так чтобы выровнять наклон корпуса.
Выход у них был только один – бежать еще быстрее, на пределе возможностей, за предел! Бежать под аккомпанемент хруста трескающейся  корки плохо прожаренного болота,  потому что под  этой неверной опорой  их ждёт вязкая топь.

Он успел ухватить руку Кедры повыше локтя как раз тогда, когда та уже инстинктивно выкидывала руки вперед, рванул, сбавил шаг,  давая ей выпрямиться, и прохрипел на выдохе что-то нелнеораздельное,  больше похожее на рычание, чем на требование:
- Быстрее!
С самолета их не засекли.

Ему казалось, что они бежали целую вечность, а не какие-то пять минут.
Взрыв прогремел позади них. Дальше, чем предыдущие и грохот его заглушил вопли ящеров.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-11 10:20:47)

+1

38

Восстановив равновесие, Кедра только тряхнула головой, благодаря за помощь и безуспешно пытаясь отбросить назад со лба лезущие в глаза влажные от пота черные пряди, но дыхание все же сбилось, и она волей-неволей замедлила бег. Зубастая молния метнулась к ним из обожженных зарослей, Кедра выстрелила, не успев понять, во что стреляла, и увидела наконец впереди заросли местного камыша - целый лес толстых, с ее кулак, полых трубок, увенчанных ярко-алыми метелками. В камыше - у него было длинное латинское название, которое даже Кедра не помнила, гнездилась целая экосистема всякой опасной дряни, но ведь спереди она сожгла и его тоже?

От нового взрыва она уже не вздрогнула: болваны все еще палили по прогалине с ракетой, похоже, но ведь додумаются же они?.. И куда они станут палить тогда - в конец просеки, в середину или прикидывать их примерное местоположение? Разброс выйдет тогда около полукилометра… Сколько у них осталось бомб?

Кедра остановилась, задыхаясь и чувствуя, как потрескивает под ногами теплая асфальтовая корка. Справа болото уходило в лес на сколько видел глаз, но слева камыш рос уже в десятке метров от них.

Кедра направила свой лучевик к земле, переключая на максимальную ширину, и принялась выжигать для них узенькую тропинку сквозь блестящую черную топь. Уйти с линии поражения - и быстро. Джунгли должны были хоть сколько-нибудь затаиться, а осколки от бомбы… На всякий случай она вопросительно глянула на Захарию, и луч дернулся, а тропинка повернула к югу.

+1

39

Такой Кедру Уолтон Захария Харкер видел впервые:  не просто уставшую, но измученную, с блестящим от пота лицом и слипшимися в сосульки прядями чёлки. И в миг, когда она меняла настройки мощности лучевика, он невольно залюбовался её профилем – невозможно идеальным на фоне буро-зеленой стены леса. Чувство нежности накатило болезненно-томительной волной и рассеялось не теплом, как раньше, а холодом в подреберье – потерять её сейчас он боялся больше всего на свете.
«Не отпущу», - пообещал он себе мысленно, в один миг, сознавая, что был дураком всякий раз, когда пожимал плечами и позволял этой женщине уходить от себя на десятилетие или полвека.

Они стояли у края асфальтовой корки, трещина, почти нагнавшая их здесь, утратила интерес к охоте, увязнув, очевидно в более плотном месиве смол, почвы и гниющей органики.  Корка лишь потрескивала, давая  людям понять, что болото, пусть и побеждено, но не до самый глубины, даже  если глубины этой  в метре от берега две ладони.

- Проверь, где мы, откорректируй курс и скажи мне координаты бункера, - сказал он, прислушиваясь в тем немногим звукам, которые пришли на смену неумолчной какофонии джунглей после взрывов.
Шум, не близкий, но отчетливый, треск и влажный хруст ломающихся деревьев наводили на мысль о ком-то большом и недовольном. Он  знал, конечно, что звездопалые ящеры принадлежат к списку венерианских гигантов, но одно дело знать, видеть на экранах визоров  репортажи и передачи, и другое - увидеть в просвете между деревьями  голову этого милахи, проклинающего злые небеса протяжным вибрирующим чуть ли не на грани ультразвука, воплем.
- Похоже,  наши друзья прибили второго ящера бомбой. Если повторят, то… у них останется одна.
Харкер поставил бы сотню кредитов, что при таком раскладе, ящеру достанется последняя, но не был уверен в том, что не сбился в подсчёте взрывов. Лучше не расслабляться.
Он поймал краем глаза  очередное опасное движение, вскинул было лучевик, но стрелять не стал – насекомое, одна из бесконечных вариаций сколопендр, спешило воспользоваться протоптанной ими дорогой, двигаясь к запеченному болоту.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-11 18:28:04)

+1

40

- Звезда-сталь-ласка-успех, - голос Кедры срывался, но луч, чертивший тропку к берегу оставался ровным. - Пошли!

Меньше минуты - и дважды она едва не свалилась с узкой полосы асфальта, то плавающей в вязкой жиже болота, то уходящей вниз под ее шагами, и оба раза та рванулась вдруг в противоположную сторону, восстанавливая ей равновесие и выдавая поддержку Захарии, который не стал выжидать, пока она пройдет - то ли потому что хотел подстраховать, то ли потому что осознавал, чем грозит им новый взрыв. Один раз она сама ощутила, как повело в сторону их шаткий мост к спасению, и рванулась в противофазе, инстинктивно, не смея обернуться - но не прозвучало ни всплеска, ни вскрика, и она перепрыгнула на мшистую кочку с всхлипом облегчения.

В следующее мгновение сверху упала, разворачиваясь, мерцающая сеть паука-сирены, и Кедра яростно отмахнулась лучевиком, раскрывая у них над головами пылающий веер - несмотря на все тренировки, она не приобрела уверенности, и сирен ненавидела до дрожи.

- За-…

Свист падающей бомбы швырнул ее на землю, рядом с Захарией.

+1

41

Им везло, везло нереально с самого момента встречи в столовой форта Дуглас, везло несмотря на то, что весь мир, мир нынешних людей оказался против них, везло даже среди плотоядно-неразборчивых джунглей под падающими бомбами, в ожидании неизбежной погони. Свист бомбы прозвучал едва ли не над их головами и Харкер метнулся в сторону берега, группируясь в падении и закрывая голову руками, и поймав в поле зрения Кедру только сейчас понял, что что-то в её движениях было не так. Мгновений в ожидании взрыва хватило, чтобы сделать несколько предположений. Взрыву предшествовал какой-то нелепый чпокающий звук и прежде чем над головами беглецов взметнулся фонтан грязи и природного битума, земля под ними ощутимо задрожала.
«Засекли», - Захария понял, что не успела выкрикнуть Кедра.  Засекли и не пожалели бомбы. Последней, если предположения Харкера верны.
Что-то больно шибануло по затылку, дождь грязевых шлепков и мелких камешков прошелся по его плечам и спине и только когда он стих, Харкер открыл глаза. Правая кисть болела,  и, опустив руку перед собой, он увидел торчащий  из руки осколок снаряда, угодивший аккурат в сочленение между большим и указательным пальцами.   Лучевик уцелел. Оставалось надеяться, что и с левой руки он может стрелять столь же эффективно – годы, да что там, десятилетия тренировок не должны пропасть даром.
- Кедра, - окрикнул он, - цела?
Выдернул осколок, поморщившись не столько от боли, сколько от онемения, разлившегося по  кисти. Пальцы шевелились, но казалось, слушались его плохо. Ползком он перебрался почти вплотную к Уолтон.
- Немного осталось, мы справимся, должны…
Правый рукав куртки намок от крови, но рана была пустяковая, перетянуть её можно и позже.

+1

42

Кедра вцепилась в Захарию обеими руками, прижалась щекой к жесткой ткани его защитного цвета куртки и только в этот момент сообразила, что у нее в руке больше не было лучевика. Тотчас же забывая о своем ужасе и облегчении, она рывком села и принялась оглядываться, пока не заметила в месиве грязи, пепла и обрушенного паутинного слоя матово поблескивающее дуло. Схватив лучевик, она обернулась и только теперь увидела кровь на рукаве Захарии. Эти ублюдки из форта!..

- С лица земли сотру, то есть Венеры, - прошипела Кедра, - к башне приколочу - снаружи и обойными гвоздиками, кожу семипроцентным раствором биленьего сока смою!

Не выпуская лучевик, она резким рывком содрала со своей рубашки кружевной воротник - если бы она не изображала эту дуру Кору, походная аптечка была бы вшита у нее прямо в одежду, а так приходилось довольствоваться имеющимся.

- Завяжи, пока сюда пол-материка не сбежалось.

Из-под груды переломанных веток выползла ушастая змея, и Кедра спалила ее на месте: хотя тварь была совершенно безобидна, ей нужно было выместить на ком-то обуревавшую ее ярость.

+1

43

- Последний вариант обязательно запомни, - хмыкнул Захария, оценив негодование спутницы, - обязательно попробуем на ком-нибудь.
Он сел, так, чтобы можно было положить лучевик на бедро, и протянул руку Кедре. Даже спорить не стал, говоря о том, что повязка не слишком заглушит запах крови, как и уточнять, что у самой Кедры перетянуть рану получится быстрее, чем у него.
- Меня тревожит твоя координация, - сказал он прямо, - ты в порядке? Или «пока» в порядке?

Последний взрыв  был обещанием затишья. Долгого затишья.  Экипаж самолёта вряд ли засечёт их в тени деревьев, за порослью болотной травы, к которой привязалось название «камыш». Вертолёт на развороченное болото не сядет. Если пилот – асс, он, быть может и рискнет зависнуть у самой поверхности, но если и были такие ассы, то только среди тех, у кого имелся огромный опыт, а опыт, в свою очередь, имелся у тех, у кого было достаточно времени и средств на оплату техники и топлива, чтобы его приобрести.
- Десант высадится в самом конце просеки, - сообщил он результат своих выводов. И будет нас там ждать. Они заведут вертолет с юга, по дуге, чтобы мы не видели. Если бы я командовал операцией, то заложил на ожидание до часу времени – джунгли же.  Это если у них есть приказ доставить нас живыми или мёртвыми.  В противном случае… снова бомбы.  Мы дорого обошлись форту Розен. Как думаешь, рассчитывать на новые подарки с небес?

+1

44

Кедра молча затянула импровизированную повязку на руке Захарии, злясь все еще - на ноющую спину, на то, что он это заметил, на свою беспомощность, на страх, на дурацкую эту рану и даже на свою же злость. И пусть она благодарно кивнула Захарии, увидев за его словами утешение - с десяток бомб, горючее и наверняка уже поднявшийся в воздух вертолет, а ведь будут еще десантники и еще бомбы - легче ей не стало.

- Очень мало времени, - подтвердила она. Вопли ящеров смолкли - прикончили, похоже, обоих, и теперь вокруг снова начинала оживать шумная венерианская фауна. - Но мы их услышим, надеюсь.

Еле видимая в бедном кислородом воздухе световая линия окончилась темным контуром и яркой вспышкой - еще один асархид, обращенный в прах и пепел.

- Пошли, - закончила она. - Я в порядке… ну, пока в порядке. Стукнуло, делов-то.

Не сговариваясь, они заторопились по самому краю болота обратно к просеке: от проложенного Кедрой моста не осталось и следа. Было это, конечно, самое правильное, но Кедра все равно нервничала - да, под толщей паутинного слоя лучевые вспышки будут не видны, но когда они выйдут на просеку… Только бы не пропустить шум вертолета… хотя что это изменит? Они не выживут, если не будут стрелять - и она сняла выстрелом белого шипокрыла.

+1

45

Венерианская живность, в массе своей, еще не эволюционировала достаточно, чтобы обзавестись не только инстинктами, но и способностью усваивать новую информацию и привыкать бояться человека с его смертоносными игрушками. Шум взрывов, сотрясание земли и падающие деревья заставили обитателей джунглей затаиться, но у этих существ была слишком короткая память. 
Харкер прокрутил в голове всё случившееся с момента их с Кедрой встречи и пришёл к выводу, что вероятность того, что после обращения в форт Дунмен СБшников Дугласа, комнаты Райли не обыскали, а, следовательно, не обнаружили самого полковника – очень незначительна.  Прошло почти шесть часов с того момента, как Харкер покинул форт Дунмен. Если приоритетной задачей медслужбы будет приведение Райли в сознание, у его плана еще был шанс на максимальный успех, Райли в любом случае, обречен, и хотелось надеяться, что он прихватит с собой на тот свет еще кого-нибудь.
Затишье показалось Харкеру невероятно долгим. Сколько им дали? Полчаса, может даже час. Совещание на высшем уровне и, как следствие, проблемы с принятием единого решения?
Захария настолько живо представил этот театр абсурда, что даже усмехнулся. Бомбы предназначены для первичной зачистки джунглей, чтобы разогнать крупных гадов, а затем в наступление идут бригады на вездеходах выжигая планомерно метр за метром мхи и травы, валя крупные деревья, чтобы дать работу химикам, вытравливающим корни гигантов без права на воскрешение.  Даже если зачистить области с диметром в километр от места их обнаружения, потребуется пара самолётов. Готов ли форт Розен изрядно опустошить свои запасы?  Ради чего?
Готовы ли другие подключиться к сафари на бессмертных или сочтут, что венерианские джунгли справятся с ним и Кедрой без посторонней помощи?  Решающим аргументом, если, конечно, до него кто-нибудь додумается, будут склады и личные апартаменты бессмертных в подводных башнях. Коды доступа, возможность попасть в те зоны, пропуском куда  является полный набор личных идентификационных особенностей – от сетчатки глаза до отпечатков пальцев бессмертного. Живого.
О, там до сих пор было чем поживиться. У Харкеров и Розье, у Делавейнов и Уолтонов – у всех.
- Береги заряд, - произнёс он устало, - некоторых достаточно ослепить или покалечить.

Они вошли в рой мошкары, действительно мелкой, кружащейся над кочками буро-красных кружевных мхов. Но едва Харкер подумал о том, что из его футболки вполне можно сделать две маски, чтобы  они с Кедрой не наелись этих мошек, как кто-то укусил его в шею.  Он рефлекторно прихлопнул насекомое правой рукой и глянул на упавшее  на землю тельце – это была красная, переливчатая муха почти в палец длинной, еще живая, она сучила лапками.
- Этот гнус откладывает яйца в людей? Или просто закусывает? – поинтересовался он, сквозь зубы. Не от боли, а чтобы не наглотаться мошек. И вдруг почувствовал сладковатый запах разложения, которым потянуло откуда-то снизу.  Облако гнуса, словно по мановению руки фокусника, сгустилось и осело почти к самой земле.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-19 19:14:22)

+1

46

- Аллергия будет. На первый раз обойдется.

Пользуясь тем, что Захария на нее не смотрел, Кедра сама на него посмотрела, и в ее взгляде промелькнула нежность. Он устал, ее Захария, это было видно невооруженным глазом, при его опыте и всей его тренированности - устал, а до бункера было еще два километра, и оба - по венерианским джунглям, а что их ждет на месте - никто не знал. Ну, не то чтобы совсем никто не знал, но это же так неинтересно - все знать заранее!

Рой мошкары, окутавший их омерзительным облаком, отвлек внимание Кедры, и она прижала к лицу левую руку, дыша через испачканный уже какой-то слизью рукав. Янтаря на эту дрянь нет, а лучше - микроволновки! Она видела уже как-то раз, как мошки взрываются в направленном поле… стоп!

- Ходу! - взвизгнула она. - Покер, ходу, покер!

Взрывы, перемешавшие землю под ногами, проредившие джунгли и спугнувшие крупную фауну, добрались, похоже, и до подземных ходов покера - удивительно противного местного падальщика, представлявшего собой вид, неизвестный на древней Земле - квази-организм. Колония, она же конгломерация, падальщика вела себя в некотором роде как одно живое существо, однако способна была и распадаться на множество чешуйчатых многоножек. Сам по себе покер был не особо опасен, но прорытая насквозь и подрытая земля могла обрушиться у них под ногами - обычная ловушка покера. Единственной надеждой оставалось что из-за взрыва ловушка сработала преждевременно, а еще - что они не ошибутся с направлением. При первом же шаге, однако, земля потекла у нее под ногами, и Кедра отчаянно рванулась в противоположную сторону, чувствуя уже, как вот сейчас провалится глубже.

+1

47

Харкер не сразу понял, что помянутый Кедрой «покер» действительно опасен. Знания о нём у Захарии были самые общие – подземная колония тех самых типично-венерианских тварей, что по меркам унаследованной с утраченной Земли науки, могут рассматриваться как нечто совмещающее в себе свойства и растений, и живого организма. В их туннели-ловушки провалиться могли разве что крупные животные, и опасны они были скорее для техники, чем для пешего человека.
Заминка оказалась весьма кстати, он успел подхватить Кедру за талию и отступить от оползающей под ногами  земли на шаг, другой,  чудом не оступился, когда пятка ботинка уперлась в корень дерева и даже не посмотрел на ствол – поджидает ли их там очередная склизкая, чешуйчатая или вонючая пакость,  шагнул на корни, рыкнув излишнее в своей очевидности:
- Держись.
Правая рука запротестовала вспышкой боли, но жалеть себя и возиться с царапиной было недосуг.
- Вот дрянь-то, - Харкера передернуло, когда на осевшую вниз землю стали выбираться длинные, влажно-блестящие, черно-красные многоножки.  Они не обращали внимания на людей, суетились, разливаясь живой рекой по руслу, выведенному осевшей землёй.
Выжигать эту многотысячную армию было бесполезно.  Только обходить за деревьями.  И теперь, когда сладковатый запах разливался всюду, рассчитывать, что он может стать предупреждением об очередной ловушке, не приходилось.
Сверху на его плечо упала маленькая ловчая сеть крошки- паука, слишком маленького, чтобы быть опасным, но не менее грозного, чем его взрослые собратья. Радужное мерцание  в полуметре над головой позволяло угадать в малыше  одну из видовых вариаций сирены.
Они обогнули обнажившуюся колонию покера за рядом деревьев и обнаружили дочиста обглоданный остов впечатляющих размеров. Остов наполовину уходил в рыхлую, черную, без единой травинки землю – покер перемолол всё, что ему попалось и утёк дальше.
- Нам нужны палки, - Захария предпочёл бы, чтобы у них были свободными обе руки, но посох был незаменим там, где требовалась лишняя опора, и нужно было прощупать то место, куда собирался наступать, - осмотрись пока и расскажи, кого нам еще можно ожидать. Не хочется попасть на обед к родичам покера, знаешь ли.

Он срезал лучевиком  молодое дерево, одно из тех, кто пытался прорасти и окрепнуть подле родителя-гиганта и, стараясь не думать об очередной досадной задержке, избавил его от веток и коры, после чего вручил Кедре.
Для себя обошёлся тем, что отжёг ветки и  очистил навершие импровизированного посоха.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-20 11:04:24)

+1

48

Кедра начала бы возражать против задержки, когда Захария начал снимать кору с ее посоха, если бы не помнила про его усталость. И поэтому она промолчала и прочитала ему вместо этого целую лекцию «Субтропический венерианский лес днем, и чего там опасаться», подчеркивая, по мере сил, насколько им повезло - ночью живности было бы меньше, но процент хищников среди нее был бы много выше. Лекция получилась очень приличная, если учитывать, что ей приходилось дважды прерываться на стрельбу, а в конце ее Кедре пришло, наконец, в голову проверить, что это за дерево послужило им для привала, и она тут же вытащила свой нож.

- Пить хочешь?

Не дожидаясь ответа, она взрезала губчатую кору, обнажая мягкую сердцевину, воткнула в нее лезвие и, торопливо скрутив широкий лист в подобие соломинки, вставила ее в мякоть ствола. Из получившегося крана сразу же начала сочиться желтоватая жидкость.

- Источники утверждают, - Кедра с сомнением глядела на дело рук своих, - что у этого сока вкус соленого чая.

Она подала пример, на несколько секунд прильнув к соломинке, и уточнила:

- Соленого и масляного. Но никаких токсинов, некоторая калорийность, и даже водородный показатель чуть ниже чем у крови.

+1

49

Не по ситуации вдохновенный рассказ Кедры, вызвал у Харкера несколько теплых улыбок и пару беспокойных взглядов. На истерику её состояние не походило, а пытаться сейчас объяснить его – стрессом и высоким уровнем адреналина в крови или иными причинами – было делом совершенно бесполезным.
«А ведь она не просто увлечена биологией и своей биохимией, - подумал он, когда Уолтон поделилась с ним радостным открытием о пригодности для питья древесного сока, - она действительно любит эту планету, не спешившую становится домом для неблагодарных отпрысков своей космической соседки.
- Радует уже то, что на Венере и в самом деле есть хоть что-что что можно употреблять без риска отравиться или подсесть на эйфорию и галлюцинации, - заметил он, прежде чем последовать примеру своей спутницы.

Сок походил не на чай, даже соленый, а вкусом напоминал скорее ту жидкость, что собирается под кожей свеженатёртой мозоли, если поддаться естественному желанию и вскрыть её, надорвав зубами кожицу – детская глупость.
- Почему мы даже не пытаемся научиться питаться местными растениями или даже живностью, а упорно выращиваем привезённые с Земли культуры?
Вопрос был неуместен – думать сейчас нужно было о том, как не стать едой для  пауков или каких-нибудь  наглых хищников, а не о проблемах пропитания человечества.
Он опробовал палку на крепость, уперев её в землю меж корнями  и попробовав согнуть и удовлетворенно кивнул – теперь можно было идти и даже прыгать по таким вот перевивам корней и кочкам, используя палку, как упор.

+1

50

Только прошагав метров двести, Кедра осознала, что и сама невероятно устала от всей этой паники и бомбежки - теперь у нее даже походка изменилась, вновь сделавшись упругой и уверенной. Проверять дорогу перед собой посохом она все равно проверяла, но теперь оба они передвигались намного быстрее и, как ни смешно, стреляли реже, давая себе лишние мгновения оценить цель. Сизый горлан, на которого Кедра уже наставила лучевик, беспрепятственно перелетел на другую хлебовину - вот, кстати, надо будет сказать Захарии! - а когда из-под опавшей псевдо-хвои зазмеилось узкое тело обычного земного ужа, Кедра, хоть и сморщилась, но тоже палить не стала.

На краю следующего болота - когда-то ничем не отличавшегося от лужайки, а теперь, благодаря ярости двигателя, мерцавшего тут и там водными зеркалами среди обугленной и порыжевшей растительности - она остановилась, проверяя глубину.

- Здесь должно быть мелко, - осторожно сказала она, - Делавейны не идиоты, в воде строить не будут.

Сейчас она пожалела еще, что не озаботилась изучить еще и отчеты геологов - положилась на общий для Бессмертных здравый смысл: кто станет строить базу под землей там, где ее могут затопить грунтовые воды? А ведь надо было - они бы знали тогда, о двух метрах речь или о полуметре.

+1

51

Там где на лике Венеры свою подпись оставляли Харкеры уровень радиации  до сих пор был критическим для людей и вот теперь Захария с невольной улыбкой видел, как выглядит метка Делавейнов.  В воде, у самой кромки брюшками кверху копошились, а не плавали,  из-за чрезмерной своей численности, щитни. Огромные, в сравнении со своими земными предками, но незначительные по размерам рядом с аналогичными по поведению аборигенами. Если бы не Клод Делавейн, в своё время показывавший Захарии этих странных тварей, переживших все земные катаклизмы со времен триасового периода, Харкер счел бы их эндемиками.  Идеи Делавейнов по терраформированию Венеры не нашли сторонников среди бессмертных. Но виной этому были неверно расставленные акценты. Идеалист Клод с пеной у рта вещал об экосистемах, о симбиотических культурах, о корректном  изменении, а не агрессивной войне против джунглей и их обитателей, а прочих интересовали энергетические ресурсы и экономическая выгода от инвестиций.
Делавейны сделали то же, что сделали бы Харкеры, не найди их планы всеобщей поддержки - обошлись своими силами. И будь у них еще лет триста-пятьсот, ткнули бы носом всех в этот оазис, для неспециалиста вполне венерианский - деревья, лианы, мерцающая кисея паутины,  для умеющего видеть - не типичный для Венеры, но что во всем этом калейдоскопе вечно-голодных форм и видов типично? А для специалиста...
Что здесь видела и как читала Кедра этот изменённый природный код - он обязательно поинтересуется. Но позже. И проверит свои предположения о наличии приборов, инфразвуком отпугивающих местную фауну, чтобы  вполне земные змеи могли жить и здравствовать.
- Не идиоты, - согласился Захария и не удержался от язвительного, - не удивлюсь, если мы подстрелим какую-нибудь анаконду или... крокодила
Представил он почему-то длинномордого и зубастого варана метров тридцати длиной.
Проверив глубину воды у берега и потыкав дно посохом дальше, насколько позволяла его длина, Харкер пришёл к выводу, что перед ними не столько болото, сколько огромная лужа. В зарослях травы здесь преобладали зеленые оттенки, хотя  хватало и типично-венерианских красновато-бурых стрел, кружев, пластинчатых и бархатистых языков и покрытых пятисантиметровым  белесым пухом побегов в два человеческих  роста, увенчанных ярко-малиновыми  шарами.
- Что мы ищем? Люк или каверну? Платформу? Или ?

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-23 15:53:39)

+1

52

- Берлогу, - предположила Кедра, напряженно наблюдавшая за манипуляциями Захарии. - Логово. Им нужен был прямой доступ в экспериментальную зону, так, чтобы не…

Она замолчала, оглядываясь, словно в поисках верной мысли. Так, чтоб не надо было браться за лучевик, просто отворяя дверь. Так, чтобы не засек случайный взгляд - даже если будут обнаружены их эксперименты. Так, чтобы не создать что-нибудь опасное для местной экосистемы…

- Фитопланктон, - пробормотала она, глядя на ярко-зеленое болото под ногами. - Зак, это где-то тут. Повышенное содержание кислорода. Понимаешь? Здешние уйдут. Сами.

Кедра никогда не называла Захарию Заком. Думала о нем так порой, но никогда не произносила это имя вслух, слишком уж оно не подходило к его старательно выверенному и тщательно поддерживаемому имиджу - к почти собирательному образу идеального Бессмертного. Но сейчас она была слишком возбуждена - и думать не думала о таких мелочах как выбор слов. Делавейны делали ставку на терраформирование - значит, кислород. Кислород - значит, фитопланктон, все знают, что от деревьев толку мало. Планы существовали уже давно, но земной фитопланктон в венерианских морях не приживался - они экспериментировали - что же это было, в университете Чикаго? Она сманила у них Руди…

+1

53

Понимал Захария не особенно. На периферии сознания проснулся заядлый спорщик, вооружённый аргументами «время», «зараты», «риски», «суточные фазы активности».
Фитопланктон в таких вот лужах не обеспечил бы венерианскую атмосферу нужным количеством кислорода и за миллион лет.  Это если не прилагать усилий к увеличению «луж» и заболачиванию низменностей…
Захария, словно в задумчивости, принялся ковырять палкой землю в паре шагов от края воды – рыхлил скорее, стараясь опустить острие посоха глубже.
Думал он об инверсионных следах, помянутых Кедрой, о её выводах и аналитической работе – пусть без выкладок в таблицах и схемах, а оставшихся большей частью в голове Уолтон, но тем не менее.
- Мы на крыше этой берлоги,
Он вдруг ясно представил систему подземных этажей – технически Делавейны ничего изобретать не стали бы, даже хуже – нет ни времени, ни жестой необходимости. Гораздо проще адаптировать подводные технологии к поверхности. Проще во всех отношениях – не нужно учитывать давление толщи воды.
- Амфибии, возможно, садятся прямо в воду, ныряют, опускаются на платформу и дальше их принимает автоматика, та же автоматика, что в подводных башнях. Нам нужен аварийный выход он же вход. 
Захария стал рассматривать заросли травы, окружавшей зеленое зеркало воды так, словно прикидывал маршрут для вездехода.
Идеальность  сочетания земной осоки и венерианских «папоротников» нарушалась в нескольких местах  упавшими деревьями.
Захария мысленно снял с них шубу лишайника, кору, вероятно из такого ударопрочного сплава, что выдержал бы взрыв бомбы, и увидел трубы – выход наружу вентиляционной системы или чёрный ход для тех, кто знает о его существовании. Дерево могло оказаться просто деревом,  трубу можно было замаскировать и под неэстетичное нагромождение обломков стволов, заросших и вездесущим мхом и даже тонкими деревцами – ни дать, ни взять, большая кочка, та же нора для местной вершины пищевой цепочки.
- Я бы сделал больше одного, если бы мне понадобился загородный дом таких размеров, - он указал концом палки на уходящую в воду кочку, теперь совсем не казавшуюся ему естественной, а секундой позже,  когда посох вновь уперся в землю,  лучевиком на дерево.
Где-то заквакала лягушка. Он вздрогнул. Этот звук он слышал только в записи, в программах о земной природе и прежде узнал его, потом понял неестественность и вместе с тем логичную обоснованность именно в этом месте.
Как и стрекот вертолётных винтов невдалеке.

+1

54

Кедра запрокинула голову - не рассчитывая тут же увидеть вертолет, конечно, а проверяя теорию Захарии. Да, наверняка раньше над этим болотом была дырка, в которую могла сесть амфибия, но ракетное пламя так проредило и джунгли, и паутинный слой, что теперь это было не определить… нет, похоже на правду. Он был прав, должен был быть прав - и погрешность была допустимой, а местная флора не любит переизбыток кислорода, это бы помогло…

- Тогда здесь очень быстро становится глубоко, - указала она, но проверять не стала, не до того. Близко, очень близко…  Она проследила глазами за взглядом Захарии, мысленно отмахнулась и от подозрительной кочки, и от стволов - все должно было и сложнее, и проще… Грузовой люк? Или - нет, конечно! Тепловой след был больше и очень размытый, но инверсионные следы сходились к точке чуть севернее - и это как раз и должно было указывать на грузовой люк - не тут! А тут тогда крыша и посадочная площадка для основной базы, и они бы вообще не заподозрили…

Стоять и дальше на открытой местности было верхом безумия, и они с Захарией перебежали под сень обугленных деревьев, одно из которых явно было земным, хотя как это могло быть очевидным по обгоревшему стволу - она бы объяснить затруднилась.

Что-то полыхнуло стальным блеском, когда она повернулась к Захарии, и Кедра, вздрогнув, снова вскинула голову, пытаясь снова поймать тот же угол.

+1

55

Нырять, пытаясь отыскать люк на крыше бункера, если его предположения были верны, всё равно не имело смысла. Но как часто люди с завидным упорством делают заведомо бессмысленные вещи – например, кружат на геликоптере над джунглями, словно оттуда, сверху, даже пролетая над самыми кронами, можно увидеть кого-нибудь, чьи габариты  меньше, чем у бульдозера.
Он хотел было высказаться на сей счёт – не то поязвить, не то подбодрить Кедру, но взгляд её метнулся куда-то в сторону. Её внимание привлекло что-то за спиной Харкера и он обернулся тоже.
- Ты что-то заметила? – несмотря на твердое знание, что там, в невидимом для них вертолёте их не то что услышать – разглядеть не смогут, голос его зазвучал на полтона тише, чем до этого.

+1

56

- Что-то… - пробормотала Кедра, щурясь и поворачивая голову то так, то этак. - Что-то… Есть!

Она поспешила назад и мгновение спустя, пристрелив по дороге вынырнувшую из зарослей зубастую тварь, подняла с земли - пустую обойму из-под насадок к щупу для автоматических замеров химического состава почвы.

Разочарование, отразившееся на ее лице, было, несомненно, комичным, но она сразу повеселела - это было бесспорное указание на то, что эксперимент, в чем бы он ни заключался, оставался действующим.

- Если на базе кто-то есть… - предположила она, разглядывая мох под ногами. - Ведь здесь должны быть камеры…

Захотят ли их впустить? Или наоборот, прикончить? Если этом секторе джунглей и были установлены приборы для наблюдения, вряд ли к ним прилагалась также обратная связь, так что наблюдателю придется высунуться.

Кедра выругалась и поспешно стала рыться по многочисленным карманам пояс-патронташа. Находившееся в ракете снаряжение они разделили на двоих, и она напрочь забыла, что в него должны были входить и…

- Очки ночного видения, - пояснила она.

Днем от них, конечно, толку мало, но база могла как-то проявиться.

+1

57

Мысли их совпали совершенно, но Уолтон озвучила их первой, как бывало не раз, когда они были вместе. Это всегда вызывало у Харкера особенно теплое чувство и уверенность, что Кедра – и есть тот самый «его» человек, с которым стоит делить и день, и вечность.
Он тоже подумал, что на базе должен быть кто-то из сотрудников. Даже догадывался, кто.
Внезапно исчезнувшая  после экстренного переселения людей на поверхность Венеры – София Делавейн.  Подземное убежище, рай для практика по терраформированию или мизантропа  - было единственным местом, куда пожелала бы скрыться особа последние лет десять до бомбежки куполов общавшаяся с роднёй только по коммуникатору и только по собственной инициативе. Вряд ли одна. Харкер ничего не знал об интересах Софии Делавейн  к экологии, но врачом она являлась непревзойдённым. Детским врачом, наблюдавшим как росли и развивались в первые десятилетия, дети бессмертных.  Он помнил её предупреждение, ставшее пророческим: «У этого мальчика совершенно определённые проблемы с психикой, я бы рекомендовала не ограничиваться обычными наблюдениями».
А ведь Блейз был совершенно нормальным, таким же, как все его ровесники  и в два года, и в двадцать…
На несколько секунд взгляд Харкера сделался отсутствующим – воспоминания пришли некстати и потянули за собой ниточку совершенно лишних сейчас мыслей о сыне.
Он лишь рассеянно кивнул Кедре.
- Они у меня. Справа на бедре. Надеюсь, уцелели.
А ведь когда Кедра сказала – забрать всё, что не будет отягощать их в пути, он склонен был буркнуть, что вот уж без чего, а без очков ночного видения в ближайшие полсотни светлых дней, они обойдутся.  Сыграло то, что он слишком мало знал о цели их спешного  полёта и допускал, что бункер может крыться и в какой-нибудь пещере.
- Вряд ли за камерами кто-то постоянно следит. Скорее всего, информацию анализируют программы. В случае опасности или поломки прозвучит сигнал оповещения и тогда… Если мы найдём камеру, можно просто закрыть объектив на несколько минут. Оповещение сработает.

В том, что любой из обитателей базы тотчас выведет информацию на экран коммуникатора, чтобы выяснить, чем вызвана поломка, Захария не сомневался. Сомневался в том, что они отышут хоть одну камеру.

+1

58

Вытащив очки, Кедра поспешно проверила батарейку. Конечно, К100 работали, по уверениям производителя, «по времени Бессмертных» - она поморщилась, вспомнив ту омерзительную рекламу - но такие сроки годности, насколько она знала, никто не гарантировал. Слабый зеленый свет вспыхнул, однако, под ее пальцами, и она вздохнула с облегчением.

- Прикроешь?

Не дожидаясь ответа, Кедра надела очки и огляделась, подстраивая управление на сенсорных панелях. Отсечь видимый свет - мало, джунгли кишели жизнью, и растения отражали инфракрасные лучи не так, как ожидалось, и…

Она раздраженно сдернула очки и на миг зажмурилась.

- В каких-то моделях было встроено, помнишь? Закодировано - видеть в УКВ?

Это было сделано уже при Сэме и из-за него, в башнях в таких возможностях не было нужды, а Сэм хотел подглядывать там, где никто не ждал - выслеживать не жизнь, а радиоволны - он уже тогда закладывался на врагов, а не на Венеру. Но в этих очках этой опции, похоже, не было, а отслеживать творения человеческих рук в столпотворении местной флоры и фауны Кедра не умела - может, никто не умел, и она зря начала надеяться? Но ведь они были так близко!

+1

59

- Режим инфракрасного бинокля, - напомнил Харкер, - есть во всех моделях, - отличная идея – ищи вокруг этой лужи столб воздуха более высокой температуры, чем вокруг. Он и покажет, где на поверхность выходит вентиляция. И вряд ли это прямо на берегу. Но даже если вход замаскирован и наши старые пароли, из башен не подойдут там точно есть камера.  Зная, откуда считать, несложно прикинуть угол обзора и высчитать примерное расположение следующей камеры.

Идея, пришедшая ему в голову, была простой, что не означало простоту исполнения.
- Ремнабор ты тоже взяла? Думаю, тебе самой придётся снять пломбу с лучевика и отключить ограничитель мощности.  Боюсь, с больной  рукой я буду возиться очень долго. Но сделать, - он хмыкнул, подбирая слова для конструкции из шнурка и пары веток или тонкого деревца, - спусковой таймер, я смогу.

Он посмотрел на индикатор заряда своего лучевика, прикинул, что Кедра пользовалась оружием больше, чем он, а значит у неё осталось менее половины. Что ж, если его идея не сработает, они потеряют один лучевик и это может оказаться фатальной ошибкой.  Рисковать Захария не любил, рисковать не имея времени для максимально-точных расчётов и проверок – тем более. Но против них было время, где-то, километрах в полутора, может двух, могла высадиться поисковая группа. И после зачистки бомбами, у этих ребят были все шансы довольно скоро добраться и до них. Если же они услышат взрыв…  Харкер на минуту смежил веки, стараясь сохранить концентрацию, не поддаться на слабый писк благоразумной мысли поискать другое, не столь рисковое, не столь кардинальное решение.

+1

60

Кедра пробормотала ругательство и снова принялась менять настройки очков - потерпев неудачу с первой попытки, она привычно хотела уже передать задачу Захарии, но - черт, они действительно были не в башне и даже не в форте. Игры надо было отложить.

Так, а если поиграть со спектром, сузить?..

Что-то невообразимо яркое в инфракрасном диапазоне метнулось к ней сверху, и Кедра сняла его выстрелом, даже не пробуя угадать, что это было - забывая в своей сосредоточенности, что уже попросила Захарию ее прикрыть.

Решение нашлось не там, где она искала, разница температур была небольшой - ну да, подземные помещения и середина венерианского дня - но аномальные потоки воздуха все же скрыть непросто, и в конце концов Кедра махнула рукой, указывая направление, и сдернула очки снова.

- Погляди, похоже на воздухозаборник. О, и знаешь что? - спохватилась она по-настоящему, но улыбалась с обычным своим лукавством. - Ты просто гений.

Снять ограничитель мощности с лучевика было, с точки зрения Бессмертных, не особо сложной задачей, но повозиться придется, и, прежде чем приниматься за нее, Кедра хотела быть уверена, что внимание Захарии снова сосредоточится на ней и ее охране.

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Ярость Бессмертных