Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Ярость Бессмертных


Ярость Бессмертных

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Вселенная романа Генри Каттнера «Ярость», через год после второго исчезновения Сэма Рида (Харкера)

0

31

Они устремились вперед почти одновременно.  Пять минут – целая вечность… Минуту бы пройти, пробежать, где можно, не падая.  Он решил, что Кедра предпочла следовать первоначальному плану – добираться до бункера, а не пытаться вдвоём уложить целый отряд вооруженных бойцов.   Захария краем глаза заметил, как Уолтон вскрыла пластиковую капсулу манка.
Непроизвольно втянул носом воздух, словно надеялся ощутить какой-то новый запах в наполнявшей воздух смеси привычных венерианских миазмов, приправленных дымом.
Мысли Захарии впервые заполняла алая ярость, та самая, что толкает людей на необдуманные поступки, нападения, убийства из сиюминутной ненависти. Добраться до бункера, до управления, до системы безопасности и выжечь форт Розен ответным подарочком – баллистической ракетой.  Делавейны, парочка умников из всего семейства – Макс и Роберт не забыли о такой малости, как запас оружия.
Душа кипела и жаждала мести, злость плескалась непривычным весельем, которое уже не хотелось анализировать.
Громыхнуло снова. Захарии показалось, что даже с какой-то ленивой оттяжкой, словно звук запутался в переплетении лиан и веток. Они пробежали несколько метров по проложенному асархидом следу – примятой земле и траве, и там, где животное просто зарылось, нырнув под упавшее дерево, замешкались, перебираясь через покрытый перевивами лиан, ствол. Захария сняв лучевик с пояса, сжёг растительность на стволе  – мало ли, вдруг у этой травы ядовитый сок, а среди бахромы темного, буро-зеленого лишайника  кроются иглы с вариацией того же самого токсина.  Он вскочил на дерево первым, замешкался на долю секунды, борясь с желанием подать спутнице руку.  «Кедра – не Сари», - вспыхнуло в сознании предупреждающим красным сигналом.  Захария  плавно стёк вниз – прыгать в мешанину ветвей, лиан и ломаных листьев, в центре которой агонизировало, меняя цвета тело погибающей паучихи-сирены было бы самоубийственно.  Он не позволял себе включать лучевик на полную мощность – берёг заряд батареи, потому и теперь не выжег героически все на три метра впереди, а лишь обрубил самые крупные ветки.  Обернулся, чтобы убедиться, что Кедра  уже рядом, и мысленно начал отсчёт до следующего взрыва: девять, восемь, семь…

+1

32

Скрежещущий грохот, на миг предшествовавший взрыву - пристрелялись, суки, попали! - Кедра уловила лишь небольшой частью своего сознания, однако перед ее остекленевшими от ужаса и сосредоточенности глазами на мгновение встала как наяву рваная пробоина в обшивке ракеты. Земля дрогнула, бросая их вперед - к цели, следующий шаг почти обратился падением, но они оба удержались на ногах, а Захария - Кедра пережила новый всплеск восхищения, восторга, страха - словно не заметил, уверенно прокладывая обоим путь по ставшей нестерпимо жаркой просеке. В рассеивавшемся дыму переливающийся всеми красками лес слегка потускнел, но и только - как вся ярость двигателя проложила в нем лишь царапину, которую уже завтра будет едва видно сверху, так и пробушевавший в нем пожар не смог обратить его буйство в одни лишь оттенки черного и серого, и даже сам запах дыма уже сходил на нет, вытесненный сероводородной вонью, гнильцой и, еле ощутимо, хвойными нотками от брошенного позади манка.

- Скорее, - поторопила Кедра - бесполезно и напрасно, Захария и сам понимал, что надо спешить, но спешить было нельзя, не в сети издыхающей сирены, не в нору гнессера, узнаваемую по венчику пурпурных фаллодей, охранявших вход, не к обрушившемуся посреди просеки гнезду… нет, гнездо было серым, значит - пустым.

Следующий взрыв - по мысленному «один», все-таки она сбилась - был уже не взрывом бомбы, хотя какая, к черту, разница? Запоздалый страх - а ведь ракета могла упасть и на них! - настиг Кедру за миг до того, как взорвался сжиженный водород во вспомогательных топливных баках, в то же самое мгновение, что и грохот от рушащейся ракеты. Потом взрывная волна подбросила Кедру, поймав ее за миг до падения в вонючую мешанину веток, грязи и пепла, протащила вперед и бросила. Кашляя и отплевываясь, она поднялась на четвереньки, оглядываясь в поисках Захарии и в то же время вытаскивая, наконец, и свой лучевик.

Отредактировано Kedre Walton (2018-08-08 07:30:11)

+1

33

В хаотической мешанине всего того, что росло на этом участке джунглей, каждый шаг можно было причислять к перечню личных побед и каждая секунда была на счету. Лежать, считая взрывы и ждать того, который накроет тебя Захария счёл бессмысленным и бесперспективным расточительством.  Двигаться и двигаться в сторону, где пара взрывов уже распугала всё из местной фауны, что имело хоть какие-то представления о страхе. Зачистку вели по схеме – Захария уверился в этом и не сомневался, что если их не заметят, то в ту часть квадрата едва ли пошлют еще одну бомбу. Однако новый взрыв грянул у них за спиной совсем рядом,  Падая, Захария едва успел закрыть голову руками и сгруппироваться, надеясь, что не напорется спиной на какой-нибудь обломок ветки. Второй взрыв, грохотнувший почти сразу вслед за первым, заставил землю содрогнуться. Только повернув голову и искоса взглянув на черно-багровые клубы дыма. Ублюдки  попали в ракету. Запоздала мысль вспыхнула  сначала констатацией «слабовато тряхнуло» а потом пониманием, почему, в тот же миг смытому страхом при виде отлетевшей в сторону Кедры.  Харкер бросился к ней, гоня древний, как войны и потери, страх.
Секунды казались вечностью, и когда Кедра шевельнулась, у Харкера отлегло от сердца.
- Встать сможешь? – он почти орал, оглушенный взрывам, - идти?
Он сбился со счета,  и не мог с уверенностью сказать сколько было взрывов. Знал только, что  если и сбился, то на один – истребитель, маленький, маневренный не мог поднять в воздух больше десятка, а значит осталось два или три. 
после попадания бомбы в ракету, Харкер сомневался, что экипаж самолета будет следовать схеме зачистки, но если всё же будут, то теперь удары лягут  по диагонали от них и слева от них.
- Скоро, - пообещал он, - осталось две…
Понимала ли Кедра о чем он говорит, Харкер не знал. И помогая ей подняться, не думал об этом.  Где-то далеко донесся рокочущий звук, ор, вопль – серенада влюблённого  звездопалого ящера, спешащего на всех парах засвидетельствовать своё почтение мифической самке. Ответом ему был почти схожий крик с западной стороны джунглей.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-08 05:55:19)

+1

34

- Идем, - Кедра шаталась как пьяная, но от облегчения - живы, живы, оба живы! За Захарию она все же схватилась и подавила вскрик, ощутив при этом острую боль в спине - что-то, значит, ее задело? Чувствовалось как синяк, да и Захария заметил бы, будь она ранена - пустое! Идти ей это не помешает, бежать тоже, и рука левая - а Кедра была правшой и лучевик не потеряла. Значит, вперед!

Новый вопль ящера прозвучал совсем близко, и Кедра чуть не бросилась наутек, лишь в последний момент опомнившись - еще один асархид вырвался уже у нее из-под ног, и Кедра превратила его в горсть пепла, даже не успев испугаться.

- Пять минут, - повторила она - как мантру. И, минуту спустя: - Четыре.

За одну эту минуту, наполненную воплями двух ящеров, треском огня позади и треском ломавшихся ветвей, они прошли десятка два метров: шаг, остановка и внимательный взгляд, затем вес тела переходит на переднюю ногу - и снова то же: шаг, остановка и взгляд. Шаг, остановка и взгляд. Выстрелы шипели один за другим - порой одновременно, настолько они оба были на взводе.

Самолет мог начать уже разворот, если пилоты решили не перестраховываться - плохо. Но индикатор заряда на ее лучевике указывал 98% - хорошо. И Захария - с ней был Захария.

- Жалко, - Кедра сплюнула, очищая рот, - мы не захватили вездеход. О!

Это было уже чистое везение - огонь пожара накрыл асфальтовое болото перед ними плотной коркой, проложив перед ними черную дорогу через джунгли. И до нее было еще метров сто.

+1

35

До этого дня, да что там, до последних десяти-пятнадцати минут его долгой, очень долгой жизни Захария Харкер и не сознавал, сколько всякой фигни он, оказывается, помнит о венерианской живности и растительности. Специально и вдумчиво он изучал разве что тварей вроде «Плаща счастья», как средство нейтрализации и устранения нежелательных персон, чьи действия шли вразрез с его планами. Но информация – репортажи новостей, статейки, обсуждаемые в его окружении, фильмы, в которых нет-нет да и отводилось место колориту джунглей копилась столетие за столетием в его памяти, чтобы теперь дополнять видимое пониманием.
Странное чувство, особенно в момент, когда их с Кедрой жизни висят на волоске. Захария согласился бы даже на паутинку, будь та соткана треклятой сиреной из тех, что вырастают  до метра с лишним, если измерять их тело без лап. На выпрыгнувшего из своего подземного тоннеля асархида, он среагировал чуть позже Кедры, успев только вскинуть лучевик. Не стоило забывать, что такие сюрпризы могут и повториться.
И повторились. Твари эти, в основном небольшие, хаотично шмыгали мимо,  Стреляли на рефлексах – лучше осознать, кем было то, что оседает пеплом, чем попасться в объятья какой-нибудь гидры.
- Да уж, - ответил он многозначительному «О», тоже заметив черную, запеченную огнеметом площадку, считай дорогу - благословенную милю, не меньше, если двигаться вдоль. Бежать, бежать быстро, на пределе возможностей, до срыва дыхания.
- Нас засекут. Не с самолёта, так с вертушки. Или засекут, но не нас…

Шум – чавкающие и хрустящие звуки, страстные вопли-призывы ящеров, какофония запахов.  Боковым зрением Харкер заметил маленькую, всего-то в руку толщиной сколопендру, спускавшуюся по стволу дерева на уровне головы спутницы. Снял омерзительную тварь аккуратным выстрелом на минимальной мощности, невольно передёрнувшись всем телом от отвращения.
- По местным гадам палить не будут, - и почти без паузы, выдохнул, - что-то тихо.
«Тихо» означало «задержка взрыва».
Оставалось только гадать, что сейчас решает командир экипажа маленького истребителя – продолжать зачистку или, видя приближение ящеров, меняет цель.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-08 20:06:39)

+1

36

У Кедры сомнений не было, ни в своих выводах, ни в Захарии - она и глазом не моргнула, когда дуло его лучевика обратилось на нее. Но у нее но по-прежнему или даже больше болела спина, и она тоже не спешила перейти на бег, который в бедном кислородом воздухе Венеры долго бы все равно не продлился.

- Вертушки еще нет, - быстрым шепотом ответила она, на миг вскидывая голову - нет, не к небесам, но к кронам деревьев, все еще затянутым дымом. Захария был прав: дым рассеивался, и очень скоро прорезанная ими в джунглях полоса станет четко различима сверху. Хотя, может, не они сами и даже не асфальтовая дорожка, ветви паутинного слоя растут быстро, а она специально держала луч у самой земли…

Что-то рванулось навстречу им из обожженного кустарника - что-то плоское и пузатое, с двумя рядами костистых гребней вдоль блестящих, будто смазанных маслом чешуйчатых спин, и они с Захарией начали палить, и лишь когда сгорел последний, она вспомнила их название - завроподы Фасмера. Она чуть было не поделилась с Захарией, как это странно: они не сбивались в стаи, и тут наверху взревел сверхзвуковой след пролетевшего истребителя. Еще кто-то, из форта Дуглас?

Побежали они одновременно, не совещаясь и не договариваясь, забывая, сколь недолго может продлиться их бег. Рев вернулся и мгновенно погас - точно, эти ублюдки вернулись, чтобы поглядеть, сделали круг над джунглями, и сбросили скорость. На миг Кедра пожелала даже, чтобы она оставила кориумную капсулу в ракете - тогда они превратились бы в фотоны - но тогда их с Захарией не было бы тоже, а она страстно хотела жить. Жить, даже когда легкие горят, отказывая задолго до мышц, когда смерть висит в воздухе горьковатым ароматом стадры - не забыть антитоксин; когда важным остается только бег. Жить!

Кедра споткнулась, когда асфальтовая корка треснула у нее под ногами.

+1

37

Кто из них побежал первым, забывая об осторожности – Харкер не знал. Потом (если будет это потом) он вспомнит, но сейчас, когда все его желания сосредоточились в одном – оказаться подальше от этого места, он рванул вперед. Колющая боль в легких напомнила ему о том, что адаптация – процесс не быстрый, и он – убожество, зависящее от высокого содержания кислорода в воздухе, а не вездепроходный венерианский ящер.

Запёкшаяся в корку поверхность болота выдержала их, выдерживала, судя по грязевым отпечаткам и  каких-то многоножек,  пересекших её.  Захария отметил это отвлечённо, но осознал только услышав  сдавленный хруст.  Увидел, как падает Кедра, остановился, шагнул было к ней и замер, ощутив как неустойчива корка.  Все его инстинкты требовали одного действия – подхватить и отбросить Кедру к краю «асфальтового» поля. Насколько получится. Но он  знал так же, и что  их общий вес еще быстрее заставит просесть корку. 
Ползти они не смогут – упади Кедра, корка просядет под ней от толчка… Захария  глотнул воздуха и сократил дистанцию между ними, считая шаги, которые Уолтон делала по инерции и готовясь подхватить её, за плечо, так чтобы выровнять наклон корпуса.
Выход у них был только один – бежать еще быстрее, на пределе возможностей, за предел! Бежать под аккомпанемент хруста трескающейся  корки плохо прожаренного болота,  потому что под  этой неверной опорой  их ждёт вязкая топь.

Он успел ухватить руку Кедры повыше локтя как раз тогда, когда та уже инстинктивно выкидывала руки вперед, рванул, сбавил шаг,  давая ей выпрямиться, и прохрипел на выдохе что-то нелнеораздельное,  больше похожее на рычание, чем на требование:
- Быстрее!
С самолета их не засекли.

Ему казалось, что они бежали целую вечность, а не какие-то пять минут.
Взрыв прогремел позади них. Дальше, чем предыдущие и грохот его заглушил вопли ящеров.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-11 10:20:47)

+1

38

Восстановив равновесие, Кедра только тряхнула головой, благодаря за помощь и безуспешно пытаясь отбросить назад со лба лезущие в глаза влажные от пота черные пряди, но дыхание все же сбилось, и она волей-неволей замедлила бег. Зубастая молния метнулась к ним из обожженных зарослей, Кедра выстрелила, не успев понять, во что стреляла, и увидела наконец впереди заросли местного камыша - целый лес толстых, с ее кулак, полых трубок, увенчанных ярко-алыми метелками. В камыше - у него было длинное латинское название, которое даже Кедра не помнила, гнездилась целая экосистема всякой опасной дряни, но ведь спереди она сожгла и его тоже?

От нового взрыва она уже не вздрогнула: болваны все еще палили по прогалине с ракетой, похоже, но ведь додумаются же они?.. И куда они станут палить тогда - в конец просеки, в середину или прикидывать их примерное местоположение? Разброс выйдет тогда около полукилометра… Сколько у них осталось бомб?

Кедра остановилась, задыхаясь и чувствуя, как потрескивает под ногами теплая асфальтовая корка. Справа болото уходило в лес на сколько видел глаз, но слева камыш рос уже в десятке метров от них.

Кедра направила свой лучевик к земле, переключая на максимальную ширину, и принялась выжигать для них узенькую тропинку сквозь блестящую черную топь. Уйти с линии поражения - и быстро. Джунгли должны были хоть сколько-нибудь затаиться, а осколки от бомбы… На всякий случай она вопросительно глянула на Захарию, и луч дернулся, а тропинка повернула к югу.

+1

39

Такой Кедру Уолтон Захария Харкер видел впервые:  не просто уставшую, но измученную, с блестящим от пота лицом и слипшимися в сосульки прядями чёлки. И в миг, когда она меняла настройки мощности лучевика, он невольно залюбовался её профилем – невозможно идеальным на фоне буро-зеленой стены леса. Чувство нежности накатило болезненно-томительной волной и рассеялось не теплом, как раньше, а холодом в подреберье – потерять её сейчас он боялся больше всего на свете.
«Не отпущу», - пообещал он себе мысленно, в один миг, сознавая, что был дураком всякий раз, когда пожимал плечами и позволял этой женщине уходить от себя на десятилетие или полвека.

Они стояли у края асфальтовой корки, трещина, почти нагнавшая их здесь, утратила интерес к охоте, увязнув, очевидно в более плотном месиве смол, почвы и гниющей органики.  Корка лишь потрескивала, давая  людям понять, что болото, пусть и побеждено, но не до самый глубины, даже  если глубины этой  в метре от берега две ладони.

- Проверь, где мы, откорректируй курс и скажи мне координаты бункера, - сказал он, прислушиваясь в тем немногим звукам, которые пришли на смену неумолчной какофонии джунглей после взрывов.
Шум, не близкий, но отчетливый, треск и влажный хруст ломающихся деревьев наводили на мысль о ком-то большом и недовольном. Он  знал, конечно, что звездопалые ящеры принадлежат к списку венерианских гигантов, но одно дело знать, видеть на экранах визоров  репортажи и передачи, и другое - увидеть в просвете между деревьями  голову этого милахи, проклинающего злые небеса протяжным вибрирующим чуть ли не на грани ультразвука, воплем.
- Похоже,  наши друзья прибили второго ящера бомбой. Если повторят, то… у них останется одна.
Харкер поставил бы сотню кредитов, что при таком раскладе, ящеру достанется последняя, но не был уверен в том, что не сбился в подсчёте взрывов. Лучше не расслабляться.
Он поймал краем глаза  очередное опасное движение, вскинул было лучевик, но стрелять не стал – насекомое, одна из бесконечных вариаций сколопендр, спешило воспользоваться протоптанной ими дорогой, двигаясь к запеченному болоту.

Отредактировано Zachariah Harker (2018-08-11 18:28:04)

+1

40

- Звезда-сталь-ласка-успех, - голос Кедры срывался, но луч, чертивший тропку к берегу оставался ровным. - Пошли!

Меньше минуты - и дважды она едва не свалилась с узкой полосы асфальта, то плавающей в вязкой жиже болота, то уходящей вниз под ее шагами, и оба раза та рванулась вдруг в противоположную сторону, восстанавливая ей равновесие и выдавая поддержку Захарии, который не стал выжидать, пока она пройдет - то ли потому что хотел подстраховать, то ли потому что осознавал, чем грозит им новый взрыв. Один раз она сама ощутила, как повело в сторону их шаткий мост к спасению, и рванулась в противофазе, инстинктивно, не смея обернуться - но не прозвучало ни всплеска, ни вскрика, и она перепрыгнула на мшистую кочку с всхлипом облегчения.

В следующее мгновение сверху упала, разворачиваясь, мерцающая сеть паука-сирены, и Кедра яростно отмахнулась лучевиком, раскрывая у них над головами пылающий веер - несмотря на все тренировки, она не приобрела уверенности, и сирен ненавидела до дрожи.

- За-…

Свист падающей бомбы швырнул ее на землю, рядом с Захарией.

+1

41

Им везло, везло нереально с самого момента встречи в столовой форта Дуглас, везло несмотря на то, что весь мир, мир нынешних людей оказался против них, везло даже среди плотоядно-неразборчивых джунглей под падающими бомбами, в ожидании неизбежной погони. Свист бомбы прозвучал едва ли не над их головами и Харкер метнулся в сторону берега, группируясь в падении и закрывая голову руками, и поймав в поле зрения Кедру только сейчас понял, что что-то в её движениях было не так. Мгновений в ожидании взрыва хватило, чтобы сделать несколько предположений. Взрыву предшествовал какой-то нелепый чпокающий звук и прежде чем над головами беглецов взметнулся фонтан грязи и природного битума, земля под ними ощутимо задрожала.
«Засекли», - Захария понял, что не успела выкрикнуть Кедра.  Засекли и не пожалели бомбы. Последней, если предположения Харкера верны.
Что-то больно шибануло по затылку, дождь грязевых шлепков и мелких камешков прошелся по его плечам и спине и только когда он стих, Харкер открыл глаза. Правая кисть болела,  и, опустив руку перед собой, он увидел торчащий  из руки осколок снаряда, угодивший аккурат в сочленение между большим и указательным пальцами.   Лучевик уцелел. Оставалось надеяться, что и с левой руки он может стрелять столь же эффективно – годы, да что там, десятилетия тренировок не должны пропасть даром.
- Кедра, - окрикнул он, - цела?
Выдернул осколок, поморщившись не столько от боли, сколько от онемения, разлившегося по  кисти. Пальцы шевелились, но казалось, слушались его плохо. Ползком он перебрался почти вплотную к Уолтон.
- Немного осталось, мы справимся, должны…
Правый рукав куртки намок от крови, но рана была пустяковая, перетянуть её можно и позже.

+1

42

Кедра вцепилась в Захарию обеими руками, прижалась щекой к жесткой ткани его защитного цвета куртки и только в этот момент сообразила, что у нее в руке больше не было лучевика. Тотчас же забывая о своем ужасе и облегчении, она рывком села и принялась оглядываться, пока не заметила в месиве грязи, пепла и обрушенного паутинного слоя матово поблескивающее дуло. Схватив лучевик, она обернулась и только теперь увидела кровь на рукаве Захарии. Эти ублюдки из форта!..

- С лица земли сотру, то есть Венеры, - прошипела Кедра, - к башне приколочу - снаружи и обойными гвоздиками, кожу семипроцентным раствором биленьего сока смою!

Не выпуская лучевик, она резким рывком содрала со своей рубашки кружевной воротник - если бы она не изображала эту дуру Кору, походная аптечка была бы вшита у нее прямо в одежду, а так приходилось довольствоваться имеющимся.

- Завяжи, пока сюда пол-материка не сбежалось.

Из-под груды переломанных веток выползла ушастая змея, и Кедра спалила ее на месте: хотя тварь была совершенно безобидна, ей нужно было выместить на ком-то обуревавшую ее ярость.

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Ярость Бессмертных