Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Кто ты?


Кто ты?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

фандом: Игра Престолов.
299 г  от З. Э. по летоисчислению Вестероса
http://sd.uploads.ru/kUY71.jpg

Браавос

Действующие лица: Арья Старк, Безликие и жители вольного города.
Место действия: Черно-белый дом, дом Чёрной Жемчужины.

Отредактировано Faceless Man (2019-04-25 10:27:39)

0

2

Путь служения Многоликому богу начинался для каждого из тех, кто оставил свою жизнь за пределами Чёрно-белого дома, по-разному.  Но все они – и слуги, изо дня в день выполняющие рутинную работу, и безликие, отправляющиеся вручать дары тем, кому они предназначены,  однажды впервые поднялись по ступеням, ведущим к дверям в этот храм, ведомые целью, сколь угодно отличающейся от истинной сути того служения, которому, в итоге, себя посвятили.
Одни остаются в Чёрно-белом доме, другие покидают его, чтобы возвращаться за новыми именами, третьи, те, кто не забыл своих имен и не служил Многоликому, приходят сюда молить его о дарах – либо для врагов, либо для себя.

- Кто ты? – спрашивали наставники тех, кто  решил служить Многоликому.
И прежде чем каждый сумел ответить правду, он лгал, сотни раз отвечая правильно.

Однажды девочку, приплывшую в Браавос из-за моря, чтобы учиться в Черно-белом доме, выбросят, как паршивого котенка на улицы города. Скоро, как только она научится сносно говорить по-браавосийски. А может быть, она просто уйдет сама. В новую жизнь с новым именем – выбор и верность служению ценны только когда являются истинным желанием и единственной целью из многих доступных.

Он отыскал девочку в её закутке в тот редкий час, когда ей оставалось время для собственных мыслей. И, как бывало нередко, предпочел то лицо, которое было ей знакомо лучше прочих. В одной руке он держал фонарь, в другой – сверток. Поймав вопросительный взгляд девочки, бросил ей сверток и вместо обычного вопроса, сказал:
- Надень это, а потом я расскажу тебе, кто ты.

В свертке лежала рубашка тонкого полотна,  платье миэринского шёлка, совершенно непригодные для долгих прогулок по городским мостовым туфли с шелковым верхом на  кожаной подошве и широкий пояс, плетенный из кожаных шнурков, а еще легкая накидка, много хуже защищающая от сырого ветра, чем грубый шерстяной плащ. В сумраке невозможно было различить цвета, но ощутить текстуру ткани и рельеф шитья или плетения девочка, разумеется, смогла бы.
- Человек будет ждать тебя за дверью. Снаружи. - Голос безликого звучал спокойно.
Он полагал, что даже если девочка не задумается о том, почему он проговорил это вместо того, чтобы жестом указать на дверь, через которую вошел, потом, увидев незнакомца, сообразит, кто перед ней.
А если и нет – человек всегда найдет слова, чтобы объяснить или дать ответы на вопросы. И неважно, когда они появятся у девочки - на ступенях высокого крыльца, в узкой лодке, там, куда они приплывут, или прямо сейчас.

Отредактировано Faceless Man (2019-04-25 09:19:47)

+2

3

- Хорошо.
Каждый раз, когда Арья казалось бы теряла способность удивляться, Якен удивлял ее снова.
Вот и сейчас, она чуть нахмурилась, нащупав дорогую ткань. Даже не видя платья и туфель, она могла бы сказать - что они бы почти наверняка понравились Сансе.
Сама Арья стоптала бы такие туфли за день, изодрала бы в клочья в зарослях чертополоха или бес-травы, измазала бы вместе с подолом в прибрежном иле.
Она провозилась дольше, чем обычно, отчаянно торопясь, путаясь в рукавах и завязках, и надеялась, что все выходит не слишком криво.
Сколько ее ни учили манерам дома, в подобной одежде она чувствовала себя каждый раз непривычно и нелепо. Платье  сдавило грудь и плачи, и теперь Арья боялась лишний раз повернуться и вздохнуть, чтобы не порвать его.

Более всего на свете ей не хотелось разочаровывать Якена. Более всего на свете она жалела, что ей нельзя показывать свою радость, когда она видит его.

Пробираясь по коридорам Черно-белого дома Арья радовалась хотя бы тому, что давно уже не путается в лестницах и поворотах, и ей не нужна помощь, чтобы выбраться наружу. Яркий дневной свет ударил ей в глаза и она зажмурилась, прикрывая лицо вышитым рукавом. Платье оказалось тонким, почти просвечивающим и алым как кровь. Ярким, даже ярче тех, что носили знатные дамы на турнирах в Вестеросе.
И наверняка оно смотрелось странно с ее чуть отросшими, но все еще слишком короткими волосами. Арья помешкала и накинула на голову капюшон.

- Куда мы отправимся? - наконец решилась спросить она. - И как меня сегодня зовут?

+1

4

Ветер, напоенный тревожным запахом моря и далекой грозы, фривольно нырнул под легкую накидку и на пару мгновений раздул капюшон, пока девочка  пыталась надеть его на голову, но как только ей это удалось, он нашёл себе новую забаву – стал биться в желто-красные полотняные стенки небольшой прямоугольной палатки, скрывающей часть лодки, пришвартованной на берегу.
В те дни, когда на служителях Черно-белого дома надето иное платье, чем то, что надлежит носить в стенах этого храма, а лица их, выбранные столь же придирчиво, как одежда, являют миру добряков, скупцов, простаков, весельчаков или надменных выскочек, они дополняют свой образ именем, а вместе с ним – и историей.
Щегольски разодетый лоратиец, одна часть волос которого горела на солнце полированной медью, а пряди второй могли соперничать белизной со свежевыпавшим снегом, взглянул на вышедшую к нему девочку с таким интересом, словно увидел вдруг восьминогого жеребенка или котенка о двух головах.
- Девочка и человек отправятся в дом одной из известнейших куртизанок Браавоса, - голос его прозвучал весело и почти насмешливо, -  девочка прибудет туда первой, на этой лодке, а человек – потом. Когда девочку спросят, как её имя, она скажет, что её зовут Алиенора.  Для тех, кто захочет узнать, откуда она – скажет, что носит фамилию Шторм. Всё, что нужно девочке – это сказать любому, кто её встретит, что её прислала Танис Ллаэгар. В лодке  девочка найдет шкатулку. Её нужно передать лично госпоже Черной жемчужине. А всё остальное пусть слуги перенесут в дом сами. Потом девочка будет делать, что ей скажут.
Безликий не сомневался, что после того, к чему девочка привыкла в стенах Харенхолла и тех обязанностях, что ей приходилось выполнять в Чёрно-белом доме, она легко справится с поручениями, связанными с прислуживанием гостям, коих скоро соберется пара дюжин, если не больше.
- Когда девочка подойдет, чтобы предложить вина или сладостей, человек скажет ей, что делать дальше, а до того ей нужно смотреть и... видеть.
Возможно Арья из дома Старков не была готова к тому, чтобы выполнять большее, чем от неё требовалось внутри Чёрно-белого дома, возможно права была та из безликих, кто сомневалась в ней больше прочих и высказывалась против того, чтобы испытать девочку, у которой даже на мгновение не получалось ощутить себя никем. Возможно, он просто верил в эту девочку чуть больше, чем следовало, и не мог относится к ней, как всего лишь к еще одному ученику, пытающемуся понять, что правильно в обители слуг Многоликого бога – ведь её учение пока лишь состоит в рутине служения и никто ничего не объясняет.
Он первым стал спускаться по ступеням, и уже в самом низу лестницы, поинтересовался:
- Девочка умеет плавать?
Ожидавший Алиенору Шторм перевозчик  поднялся с узкой скамеечки в передней части узкой лодки и выпрямился, одной рукой держась за шест. В темных его глазах читалось столь явное любопытство, что удивительно было, как это ему удавалось лишь сдержанно склонить голову в приветствии, когда девочка в алом платье и накидке цвета золотистой охры и её спутник  подошли  к причалу и не подать голоса, произнося ритуальную фразу, пока служители Многоликого не обратили на него внимания.

Ни одна дорога служения Многоликому не походила на другую - каждый, кто носил черно-белые одежды и мог взять себе любое лицо и имя, проходил разные испытания и уроки.  Лоратиец помнил свои, хотя уже не помнил того юношу, что однажды  постучал в черную створку высокой двери этого храма. Его жизнь теперь была такой же выдумкой, как жизнь Якена Х`Гара и многих других. Даже большей, если задуматься. Потому что лоратиец всегда знал что ему нужно и кто ждёт своего дара, а тот юноша... знал ли он что-то, кроме уверенности в своей связи со Смертью. Отказаться от знания, что ты особенный, избранный, ведомый богами сложнее, чем от памяти о собственном имени, семье и желании мести. Было ли его имя тоже лоратийским или он был пентошийцем, а может чернокожим воином в плаще из перьев с Острова Птиц - кто знает?  Он так давно утратил себя, что став Никем, не мог бы даже рассказать свою историю, начиная со слов: "Я был..."

+1

5

- Умеет, - кивнула Арья, и чуть съежилась, прикидывая, не собирается ли Якен прямо сейчас проверить этот ее навык. Каналы Браавоса были темными и запах от них шел неприятный, но вода в них хотя бы была теплой, что нельзя сказать о северных ручьях. Вода в них даже летом была ледяной, да и почти везде было слишком мелко, чтобы  плескаться. А вот по дороге в Королевскую гавань обнаружилась река - с глубокими омутами у самого берега. Так что плавать Арье пришлось научиться, когда она по глупости сунулась в воду на первом же привале.

Верная Нимерия тогда плюхнулась рядом, а когда они обе выбрались без сил на белый песок отряхивалась так, что окатила с макушки до пят Сансу.
Тогда с ней рядом еще была Нимерия...

Арья встряхнулась отгоняя непрошенные мысли, с сожалением выпустила руку Якена и сосредоточенно нахмурилась, запоминая. "Алиенора..., Танис Ллаэгар..."

Лодка вильнула один раз, второй, над головой проплыли усыпанные моллюсками и изъеденные белым налетом балки низенького мостика, оказавшись так близко от макушки, что Арья невольно пригнулась и тут же оглянулась на перевозчика, проверяя, не сшибло ли его случайно. К тому, что  здесь надо передвигаться на лодке, было привыкнуть почти так же сложно, как к платьям.

Они добрались до цели быстрее, чем Арья успела заскучать. Лодка стукнулась о причал, и Арья... точнее Алиенора, выбралась из нее с несколько неприличной поспешностью.

Дом был высоким, с белыми колоннами у входа и балюстрадой вдоль верхних окон. Он не казался Арье таким огромным как Черно-Белый дом, но в нем, даже в живых цветах у входа, чувствовалась такая же излишняя роскошь, как и в ее одежде.

Арья никогда не задумывалась о том, как выглядят куртизанки, до этого она видела вблизи только шлюх, и поэтому она на секунду оторопела, когда ей открыла дверь самая обычная девушка. Хорошо одетая, с замысловатой прической, но не очень-то похожая на тех, что торговали собой в порту или даже на девочек Мизинца.
Она даже на какую-то секунду замешкалась, прежде, чем назвала свое новое имя.

Отредактировано Summer Child (2019-05-01 00:00:02)

+1


Вы здесь » Записки на манжетах » Чужие вселенные » Кто ты?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC