Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » В некотором царстве... Эпизод 5. Дороги, которые мы выбираем.


В некотором царстве... Эпизод 5. Дороги, которые мы выбираем.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sd.uploads.ru/t/TgZ8E.jpg

Место действия: Темный лес, избушка Бабы Яги
Время действия: Канун Комоедицы. На следующий день после ночной ворожбы Яги в саду. На следующий день после побега царевны Заряны из Китежграда.
Действующие лица:
- Баба Яга
- Ворон Еремей
- царевна Заряна
- прочие НПС, а так же друге персонажи, пожелавшие присоединиться.

0

2

[icon]https://c.radikal.ru/c12/1907/19/9b3ebbc1cbd5.jpg[/icon]
Наливное яблочко по серебряному блюдечку катилось, блюдечко тихонько позвякивало, а по избушке тихая песня разносилась. Жадно Баба Яга в тарелочку вглядывалась, смотрела да похихиковала. А когда лягушка зеленая в молодца обернулся, то и вовсе скрипуче расхохоталась. Больно уж потешно рожа Водяного вытянулась. Ну так-то ему, лупоглазому, и надобно. Ведьма  развеселилась, раздобрилась, да про себя решила охальника не наказывать. Тот еще до следующей весны на девок  и молодок смотреть не станет. Будет с него. 
Отсмеялась ведьма старая, платок красный на голове поправила, да и убрала поскорее свои сокровища, блюдечко да яблочко, в большой резной сундук. На замок дунула, и тут же задрожал сундучище, щелкнуло в нем что-то, зашебуршало. Теперь его ни одной живой душе ни открыть, ни украсть. Может и зря боялась Ядвига за свои артефакты, знала, что к избушке просто так не подобраться, а чтоб еще и выкрасть что-то, так исхитриться еще уметь надо. Но время от времени находились охальники, находились умельцы. Да вот только недалече эти хитники-то потом убежать могли. Через три кочки да в болотце. Дуралеи, что с них взять.
А тем, кто к Яге открыто являлся, с уваженьицем, как положено, в ножки избушке ее кланялся, Ягусенькой ее называл да ягодкой,  то тем ведьма лесная, нога костяная, завсегда помочь старалась.
Зеленые глаза старухи блеснули лукавым огнем, тихонечко она что-то себе под нос забурчала и, чуть прихрамывая, в сени вышла. По дому едва слышный шелест пробежал: не то мышка-норушка, не то сквозняк-хулиган.
- Да не вздыхай, развдыхалась, - подала вдруг голос колдунья, а кому сказала - не понять. Дверь крепкую отворила и за порог вышла. 
Вокруг солнышко разгоралась всё пуще и ярче: подснежники зацвели, почки набухли, сугробы растаяли. Вдохнула ведьма сладкого весеннего воздуха,  на лавочку присела, ладонь к глазам поднесла да зорко в чащу лесную  вгляделась.
Тут избушка качнулась, вздрогнула, глядь, и лестница, откуда ни возьмись, от порога до земли опустилась.
- Да тише ты, тише.  И с чего вдруг такая прыть? - замахала руками колдунья, заворчала. - То не допросишься тебя, не докричишься, так и приходиться вниз сигать, а тут, нате-здрасте, шагу сделать не успела. Воздухом я вышла подышать, воздухом. Да гостей приветить. Не чуешь что ли? Близко уже. Вот-вот на краю болота появятся.
Белка, что примостилась на ветке огроменной сосны, под лапами которой избушка пряталась, подивилась. Совсем из ума ведьма старая выжила. Сама с собой начала болтать. Но ближе к домику прискакать побоялась, мало ли что у колдуньи на уме? Вроде и не трогает она живность лесную да бывает, что ненароком попадешься под руку горячую. Ускакала белка да и не увидела, как избушка вновь  задрожала, из мха когтистую лапу вытащила, затем другую, присела пару раз, да Яге буркнула:
- Так гостям лестница. Не тебе, карга старая.
Голос у Избушки был скрипучий, низкий, врееедный.
Колдунья чуть с лавки не слетела, но за посох крепко ухватилась и гаркнула злобно.
- Гостей еще испытать надобно. Али забыла, сырая? Чтоб всё чин по чину. Да и интересно мне поглядеть, как царевна...
Но договорить Яга не успела, из зарослей Еремей вылетел, но к избушке не подлетел. На ветку березы, что у кочек болотных росла, примостился да стал Заряну поджидать.
- Пришли, - выдохнула колдунья. Встала, посохом ударила и повелела:
- А ну давай, избушка моя, поворачивайся-ка ты куда следует. Пусть всё будет, как положено. Да помалкивай там, но всё примечай. Особливо, когда я с царевной о братьях говорить стану.

+2

3

Убегая следом за вороном, Заряна все ж не стерпела, оглянулась на короткий миг. Извечное любопытство девичье. Оглянулась да краем глаза заметила, что рядом с волком уже не лягушка, а человек стоит. Ойкнула, и от испуга даже зажмурилась – чуть лоб о березу не расшибла. Да неужто, помог ее поцелуй заклятье снять, вернуть лягушке вид человеческий? Другая бы назад повернула, судьбу ловить, да только не нужна была Заряне такая судьба. Не мечтала она о женихах да нарядах свадебных. На гаданиях, вглядываясь в зеркало, повторяла за подружками: «Явись мне мой суженый ряженый, судьбой предсказанный», скорее из любопытства, чем с надеждою тайною. Хоть и екало иногда сердце при воспоминании о благородном рыцаре, а в последнее время особенно, но видно пока не пришел ее срок, как, качая головой, говаривала Прасковья Ниловна, чтобы влюбиться без памяти. Вот найдет брата, поплавают они по морям, страны дальние посмотрят, а уж потом… Что потом царевна пока не придумала, но уж точно не хотела лягушку своей судьбой считать, от того и сейчас только тряхнула головой, выдохнула и больше не оборачиваясь,  бросилась Еремея догонять. Тот, хоть и далеко улетел, но хорошо был виден среди еще голых ветвей. Летел ворон странно, боком, рыская из стороны в сторону, как куропатка подстреленная.
Уж не Серый ли волк хвост Еремею поободрал? Что там у них промеж собой на берегу вышло, царевна не поняла, слишком быстро торопилась сбежать, но о чем-то они точно поспорили…
Серый волк?
Неужели тот самый, что жар-птицу помогал добывать?

От этой мысли царевна едва назад не бросилась, порасспросить, повыпытывать, как все тогда сладилось, про воду живую и мертвую. Да вот беда – некогда, ворон вдалеке на березу, дожидается. Недовольно нахохлился, еще улетит, чего доброго.
А кругом…Заряна ахнула, глаза от удивления распахнула. Словно и не Лютень на дворе, а сам Березень на землю ступил. Сугробы и под солнцем растаяли, почки на ветвях набухают, а на буром мху то тут, то там качают головкой подснежники.
Царевна к березе подбежала, сорвала повисшую веточку, надкусила почку, засмеялась – горькая,  подняла глаза на ворона, мол, дальше-то куда идти?

+1

4

Еремей глаза закрыл, притворился, что закемарил, пока царевну дожидался. Да веки не до конца прикрыл. Вприщур увидел, как Яга на пороге показалась, да тут же в избушке скрылась, а потом и изба крыльцом к чащобе повернулась. Птиц про себя  рассмеялся. Вот ведь шельма седая, нога костяная. Проверяет. А ведь знал ворон, что Ягишна царевну еще с утренней зорьки ждет  не дождется. Ждет да про терпение не забывает. Колдунья хоть и сердилась частенько да гневалась, но головы никогда не теряла. На день вперед смотрела.
Расчетливая, злопамятная, холодная. Вроде и ласковая порой, смешливая да от ласки этой у Еремея  перья дыбом становились.
Засмущался тут ворон, голову в крыло спрятал, прошлую ночку вспомнив. Маета значит от него одна. А ему с ней какого? Сколько Ягу знает, так не перестает удивляться. Все нервы она ему измотала, окаянная.
"Вот возьму и улечу", - рассердился птиц. На царевну,  запыхавшуюся,  сердито глянул. Вот хоть с этой кулемой по свету кинуться, братьев помочь отыскивать.
И хоть людишки давно уж ему опротивели, да только колдунья зеленоглазая опостылела еще пуще. Знал Еремей, что рано или поздно либо  шею ей свернет, либо Ядвига его сама прихлопнет, либо он от ревности своей окочурится вконец.
А тут девица, царевна  какая-никакая . Настоящая живая душа. Волосы хоть и стриженные, да из под шапки словно вьюн завиваются. Глаза пусть голубые, бесстыжие, да не просто гляделки лупит, с думой глядит. И смеется радостно, просто. Не то что некоторые. Еремей в сторону избушки опасливо  покосился, на ветку ниже перелетел да каркнул недовольно:
- Ну чего встала, как вкопанная? Некогда мне тут с девицами малохольными тютькаться.
Ветку исчо ломает. Спасу на вас нету. Вот чего ты веточку-то эту поломала, дуреха? Вечно со всех деревень девицы по весне набегут, все подснежники вытопчут, а что на день Ивана Купалы делается, так и вовсе караул. Папоротник они ищут. Угум-с.
[nick]Еремей[/nick][status]Ворон мудрый[/status][icon]https://wmpics.pics/dm-C8FE.jpg[/icon]

+1

5

- Некогда тютькаться?  А коли встретил бы кто меня на опушке поутру, так и вовсе бы не пришлось время терять. И не надо было бы мне  лягушку слушать да у водяного дорогу спрашивать, -  Заряна топнула ногой о кочку так, что брызги во все стороны полетели. - Едва не осталась под водой из-за этого. И про ветки нечего меня упрекать, я не птичка вешняя, чтобы между ними летать, сам бы через стволы поваленные поперепрыгивал, а уж потом бы ругаться начинал.
Царевна нахмурилась, не понимая, с чего это ворона про  подснежники да Ивана-Купала понесло, в остальном лесу  еще снег лежит, рано за подснежниками идти, а до Купалова праздника не один месяц пройдет. Неужто, на ворона, как на водяного, тоже весна действует?
Вот бы вспомнить, о чем они с волком у озера спорили, да только все стерлось из памяти. А веточку она и вправду специально сломала, захотелось весну на вкус попробовать.
Горькая, терпкая…
Заряна внезапно улыбнулась. А птицу ведь, наверное, тоже хочется по весне крылья вешнему ветру распахнуть да с полет отправиться, а тут хвост покалечили, да и на боку перо криво торчит, вот-вот отвалится.
- Ладно, не будем ссориться, - она кверху ладошку подняла, словно пригладить перо хотела, да не дотянешься, высоко сидит.  - Зачем нам попусту лаяться, коли все хорошо закончилось. Да и поспешать бы надо, хозяйка твоя, поди, заждалась уже.
Царевна кинула взгляд в сторону избушки, что стояла, как по сказкам да присказкам и положено, к ней задом, к лесу передом.

Отредактировано Заряна (2019-10-07 18:59:45)

0

6

Ворон взлетел над царевной, закружился. Взгляд недобрый, "еремеевский", на девицу кинул, но более спорить с дочкой Салтана не стал. Но хотелось негодную осадить. Ох, как хотелось! Не любил птиц черный, когда ему поперек слово молвили. Он и Яге, карге старой, подобное редко спускал. Ругался с ведьмой до исступления. А тут свистулька зеленая его поучать вздумала? Ишь ты, разобиделась тут же на слова его. Характер стала показывать. Дурь свою выгораживать. Да кто ж виноват, что ты, кулема, пусть и кровей царских, Водяному сразу же поверила, да в омут к нему потащилась? Стоило ему только молодцем  пригожим  прикинуться, так и вовсе ты, царевна, последнюю сообразительность потеряла.  Эх, бабы есть, бабы.
Еремей еле-еле норов свой сдержал, слова едкие проглотил, но про себя изругался так, что аж в глазах искры красные вспыхнули. В одном только Заряна права была — ждала их Яга. И потому птиц забеспокоился, засуетился. Ведьма итак на него со вчера зла, не хватало ягодку его еще пуще рассердить.
Ворон сук березовый, что возле пня замшелого лежал, подхватил в когтистые лапы да к царевне подлетел.
- Держись крепче, да по кочкам прыгай осторожнее. А ежели оступишься, так сук из рук ни за что не выпускай. Вытяну. Да и сейчас крепче держись. По тропке заветной пойдем. Не каждый её знает. Быстро проскочим. 
И Еремей осторожно, но уверенно полетел через болото, крепко сжимая в лапах ветку, да на царевну поглядывая.

[nick]Еремей[/nick][status]Ворон мудрый[/status][icon]https://wmpics.pics/dm-C8FE.jpg[/icon]

+1

7

Заряна взгляд ворона заметила,  хотела фыркнуть насмешливо, да не стала, только носик сморщила. Вредный птиц, и никакого полета весеннего ему вовсе не хочется, так что и сочувствовать нечего.
Ишь, как недобро уставился. Да ничего, коли будет вредничать, так и стрела каленая на него найдется.  Ну и пусть, что сейчас под рукой нет, но царевна уже придумала, как  при  надобности лук  себе раздобыть. Сейчас главное  про брата узнать, да не только про младшего, а и про старшего спросить тоже надо бы.
Заряна еще раз на ворона глянула, едва заметно плечом дернула, но все же крепко за ветку ухватилась. По кочкам она и сама бы до избушки добралась, но, коли тропка тайная, то без провожатого и вправду не пройдешь. Ходила уже по такой тропе, да вот только не туда. Про Водяного вспомнила и поморщилась от собственной глупости да доверчивости. Но, сейчас вроде опасности нет, лишь бы ветка не треснула. А то, вдруг обломится, как тогда ворон ее из болота вытащит?
От такой мысли царевна едва ветку из рук не выпустила, но спохватилась да по кочкам быстро  запрыгала. Те под ее ногами так и зачавкали, жижей болотной заплевались, но не проваливались. А она так усердно глядела под ноги, что за этим старанием  не сразу заметила, как до места добралась, и избушка совсем рядом стоит.

Отредактировано Заряна (2019-10-15 13:21:17)

0

8

- Молодец! - прокаркал Еремей, с одобрением на царевну глянув. Болотце было не просто погибельным, а заговоренным. Не зря Яга избушку здесь поставила. Людишек-то ведьма последние года особливо сторонилась, брезговала, но  все же людям простым да добрым просто так сгинуть не позволяла в лесу Темном. И потому такое заклятье над болотом повесила, что не каждый подобраться к нему мог, скажем, путник заплутавший али грибники или девки-ягодницы. Коли уж с тропки собьются, заблудятся, то к болоту, на погибель свою, все равно не  проберутся.
А если нужда какая человека ведьму лесную искать заставит, то мог только тот  к краю болотца выйти,  у кого помыслы чистые да намерения добрые. И супротив Яги, стало быть,  ничего не замышляет.
Еремей это отметил. И впервые на царевну без всякой злобы и недоверия посмотрел.  Пусть хоть  ворчал и злился птиц на Заряну еще мгновение назад,  но то, что сердце у нее доброе и светлое убедился. Убедился и всей душой к царевне проникся.
Но виду не подал. Привык Еремей угрюмо ворчать и яриться, а потому и позабыл уже какого это ласковым быть да простодушным.
Оттого и ляпнул:
- Не про тебя, видать, поговорка, что у девиц коса длина да ум короток. Не всполошилась. Болота не испужалась. От запаха смердящего нос воротить не стала. Смело по кочкам запрыгала. Удивительно даже в девице такое разумение наблюдать.
Еремей на плечо царевне сел. Взмахнул крылом, на избушку указывая:
- Пришли уже. Сейчас обсохнем, щей похлебаем. Коли в избушку войти сумеем. Что дальше-то делать сама знаешь али подсказать?
Хитрые, смородиновые глаза на Заряну уставились испытывающе, но уже без всякой  злобы, а скорее с любопытством и ожиданием.
[nick]Еремей[/nick][status]Ворон мудрый[/status][icon]https://wmpics.pics/di-C8FE.jpg[/icon]

+1

9

- Вот хитрец, то ворчал, как старый дед, а тут вдруг в похвалах рассыпался, - Заряна лукавым взглядом на ворона повела, и тут же с кочки чуть в болото не съехала,  когда черный птиц на плечо ей плюхнулся да едва крылом по лицу не задел. - Вот ведь испугал… Насилу на ногах устояла.... а то свалилась бы в топь у самого берега… А у берега ли?
Царевна назад оглянулась и чуть не ахнула, казалось, что избушка недалеко была, а сейчас край болота, к которому она давеча выбежала, и не видно почти, только цепочка следов по кочкам тянется. Она взгляд на избушку перевела - та будто на твердой  земле стоит, курьими лапами едва заметно по мху переминается, а  присмотришься, так на деле под ней лишь островок небольшой, а болото дальше тянется.
И как она его в прошлый раз не заметила. В мороз-то, дело ясно, все льдом было сковано, да и кот ее тогда вел. А вот осенью, когда олененка к Яге несла?
Только подумала, как Еремей сильнее когтями плечо сжал.
- Не терпится видно до щей добраться. Только как он их клювом будет хлебать? Да что за морок дурной в голове вертится? - Заряна даже головой тряхнула.- А вот что обсохнуть надобно, так это птиц прав.
Она поежилась, холод вдруг стал до костей пробирать, а раньше ведь и не чувствовала.
И нечего ворону на нее глазом косить да испытывать, уж что-что, а как в избушку попасть она слыхивала.
- Избушка, избушка, стань по-старому, как мать поставила, -  царевна повернулась к избушке, наклонила голову вежливо, -  обернись к лесу задом, ко мне передом!

Отредактировано Заряна (2019-10-15 23:12:23)

+1

10

Молвила царевна слова заветные, но избушка как стояла, так и продолжала стоять. Даже не шелохнулась. Из трубы дымок вкусный клубился, на ветках ели лохматой, что над домиком раскинулась, белки прыгали. На царевну с Еремеем с любопытством посматривали.
Птиц черный нахохлился, выждал еще чуток, но быстро терпение потерял. С плеча царевны на ветку еловую перелетел. Белки так и кинулись врассыпную. Боялись сподручника ведьминого. Вредный тот был, мстительный да вспыльчивый.
Еремей шишку еловую клювом сорвал и со всей злости в избушку кинул. Шишка в самую трубу и залетела.
- А ну, сырая, поворачивайся, - сердито прокаркал ворон. - Тоже мне, царыыыца, шевели лапами своими, курица общипанная.
Избушка вдруг затряслась, из трубы дым черный выплюнула, аж искры посыпались. Лапа одна изогнулась, кукиш Еремею показала, а из трубы, шишка, та самая, но обугленная вылетела, и ворона прямо по лбу шибанула. Не удержался птиц на ветке, кубарем с ели слетел, едва на крыльях удержался, чуть туесок заветный не выронил.
А много ли ворону надо? Рассвирепел, закипятился, чуть ли не забулькал от ярости. И только хотел было бранью черной взорвать, как избушка вдруг присела пару раз да к царевне лицом встала. Лесенка с крыльца вниз, прямо в мох опустилась, а над дверью лучинка зажглась.
Еремей сплюнул в сердцах. Не стал связываться, но заворчал что-то про себя, не разобрать, то ли на нашем, то ли на басурманском ругается. К двери подлетел, кинул взгляд на царевну, выпалил:
- Ну чего застыла? Али ждешь, что я тебя под белы рученьки возьму и по лестнице тащить стану? Угу. Разбежалась. Не дождешься.
[nick]Еремей[/nick][status]Ворон мудрый[/status][icon]https://wmpics.pics/dm-C8FE.jpg[/icon]

0

11

Когда избушка в ответ на заговор даже венцом не дернула,  Заряна едва не расплакалась, испугалась, что не так что-то  сказала или  что-то не так сделала, а то и  того хуже  - ведьма передумала и не хочет ей про братьев рассказывать, потому избушка и не слушается.
Хотела сама избушку обойти, но тут, ворон взъярился, перья ежом поставил, ругаться стал да швыряться шишками, а когда избушка ему в ответ кукиш выставила, да шишкой горелой так плюнула, что едва на земь не сбила, поняла царевна, что у них счеты свои.
Да только ей до их счетов дела нет, ей внутрь попасть надобно. Не стала Заряна ждать пока Еремей успокоится, подошла и тихонько по лапе избушку погладила. Та словно того и ждала, заскрипела, присела слегка да и повернулась как надобно, лесенку вниз спустила, в белый день лучинку приветливо зажгла.
- Спасибо тебе избушка за приглашение, - царевна слегка голову наклонила, на первую ступеньку вступила, на Еремея сердито   зыркнула. - Не надо меня никуда тащить, свои ноги есть.
По ступенькам быстро взбежала и в дверь стукнула.
- Есть ли дома кто?

Отредактировано Заряна (2019-10-21 00:48:09)

0

12

Избушка ответила царевне тихим шепотом, скрипом, шелестом. В сенях так темно было, хоть глаз выколи, но над дверью, что в горницу вела, еще одна лучинка загорелась. Дверь скрипнула, приоткрылась, гостью войти приглашая.
Еремей царевну поторопил, клювом за подол тулупчика дернул, но за порог первый ступил, гордо на лапах когтистых к печи процокал, мол, посмотрите на меня, кого я вам привел. Обрадовался ворон, что воротился. И хоть наказ Бабы Яги выполнить не успел, туесок в целости и сохранности вернул, на лавку аккуратненько поставил. Тут-то и заметил сапог хромовый. Радость тут же почернела. Ворон скуксился, недовольно на сапог зыркнул. На ведьму настороженно глаза скосил. Проворчал что-то тихонечко. Неужто ведьма старая Баюна расколдовать решила? Уже? Не рановато ли? Была б его воля, он бы сапог на чердак закинул да позабыл лет эдак на двести.
Еремей на стол взлетел, сердито в блюдо с рябиной клюнул. Аж перья на хохолке взъерошились. Однако сказать хозяйке своей ничего не посмел. Свежи были воспоминания ночки нынешней. А ворон хоть птиц и вредный, но не дурак, чтобы на рожон лезть.
Ведьма на ворона, сподручника своего, глянула, фыркнула. Дунула тихонечко, будто былинку с плеча убрать хотела, да тут ворона, как лист осенний, в один миг со стола и смело. Смело да о сундук огроменный шандарахнуло. У Еремея глаза огнем полыхнули, но и тут птиц ничего не сказал. Сдержал нрав свой. На сундучище сел, голову в крыло спрятал, отвернулся.
Расправившись с вороном, Баба Яга все свое внимание на царевну переключила. Оглядела внимательно, от макушки до носок сапожек сафьяновых. Испытывающе на царевну уставилась. Прямо в глаза Заряне глянула. А взгляд у Яги суровый, тяжелый, пытливый. Оперлась ведьма о посох деревянный,  молвила:
- Здравствуй, царевна. Наконец-то свидились.  Признаться, не верила, что явишься. За то, что не обманула да не испугалась, благодарствую. Не ради красного словца выходит о братце выспрашивала. Ну а коли пришла, то на пороге не топчись. Проходи да рассказывай, как шла, кого на пути встретила, да принесла ли то, что велено было?
Знала Яга, что книга заветная в котомке лежит. Едва царевна порог переступила, почуяла вещь волшебную.
Но тут Еремей взъерепенился, то ли обида в нем всклокотала, то ли и взаправду о дочке царской забеспокоился:
- Ты чего это, старая, совсем обветшала? Позабыла как гостей встречать надобно? Сначала накорми, напои, баньку истопи да спать уложи. А потом уже и допрос чини!
[nick]Еремей[/nick][status]Ворон мудрый[/status][icon]https://wmpics.pics/dm-C8FE.jpg[/icon]

+1

13

Заряна, как через сени пошла, так избушку по стене бревенчатой ласково погладила, мол, за заботу благодарствую. На порог ступила, так и замерла, не решилась дальше идти. Быстро глазами горницу обежала. Приметила, как ворон осторожно туесок на лавку положил, видно там что-то ценное, коль всю дорогу с ним, как с писанной торбой цацкался. Интересно зачем это… На то,  как Яга птица, словно соринку со стало смела, она едва смешливо не фыркнула,  но удержалась виду не подала. На слова Яги поклонилась вежливо.
- И тебе, хозяйка лесная, здравствовать. Что было велено, принесла,  в котомке лежит, -   Заряна суму свою с плеча сняла,  к столу подошла, на лавку рядом с туеском положила. На Еремея, что с сундука вдруг голос подал,  взглянула искоса. С чего это он встревать вздумал?
- За заботу благодарствую, баньку пока мне не надобно, да и спать еще рано, а вот обсушиться да обогреться не откажусь. Шла я не долго и не коротко, да не всегда просто было. Встретила по дороге лягушку волшебную, та помочь взялась дорогу у Водяного спросить, да только обманул нас Водяной.  На дно озера меня завел, хотел под водой оставить. Невесту себе искал. Хорошо, что бо…
Заряна хотела Макошь упомянуть, до осеклась. Про Ягу разное рассказывали, как бы не разгневалась.
- Хорошо, что  бабушка меня  заговорам  выучила, да Серый волк с вороном на помощь пришли. Отпустил меня Хозяин вод, даже платье взамен одежи отнятой подарил. Без обид расстались. А уж дальше меня Еремей, спасибо ему, до избушки довел.
Говорила царевна вежливо, с уважением, цену себе зная, глаза к полу не опускала, но и подбородок гордо не вздергивала, понимала, что хоть и царевна она, да супротив ведьмы лесной меньше последней букашки окажется.

Отредактировано Заряна (2019-11-28 23:57:41)

+1

14

- А ну цыц, - Яга вперила в ворона сердитый взгляд. - Учить меня вздумал? А ну брысь  под пОтолок.
Еремей нахохлился, но приказа ведьмы ослушаться не посмел. Под потолок избушки взлетел, да на балке в углу примостился. Однако глядеть стал внимательно, каждое словечко жадно ловить. А послушать да на ус намотать было что.
Колдунья ладонью царевну ближе поманила, да усадила за стол дубовый.
На нем уже и скатерть застелена была: кипельно-белая, с вышивкой до того искусной, любой мастерице на зависть: тут и корабль по волнам плыл, и сад яблоневый раскинулся, и птицы дивные в облаках  парили. Казалось, прислушайся, и листва зашумит, волны загрохочут, птицы райские запоют.
Увидала Баба Яга как царевна скатеркой любуется, хмыкнула довольно. Ведьма дары-то свои от чужого глаза берегла, но прихвастнуть ими завсегда любила. Вслед за гостьей на скамью, кряхтя, уселась, хитрый взгляд на Заряну бросила, а потом морщинистой ладонью по скатерти повела:
- Ночь светлеет, день темнеет. Скоро ли нам обедать?
Только молвила и на столе яства появились. А запах такой по избушке поплыл, что Еремей аж чуть слюной не захлебнулся. С потолка слетел, на скамье рядом с Ягой примостился, на стол жадно уставился. В последний раз он такие кушанья лет пять назад видел, аккурат, когда человеком оборачивался. Но, пожалуй, и тогда, в харчевне придорожной, угощений таких не было.
Стол ломился от пирогов да вареников, в котелке уха горячая томилась, на блюде гора блинов с пылу с жару остывала, а соленья не счесть вовсе: грибочки в сметане, огурчики в кадушке. В хрустальных вазочках пряники,  орехи в меде, варенье ароматное,  кувшины с вином сладким, а посреди стола самовар ведерный пыхтел.
- Ну, угощайся, девица, угощайся, красная. Ешь да пей, не стесняйся, да ни в чем себе не отказывай. Может и не скоро тебе, ягодка моя, вдоволь поесть придется, да вдоволь водой ключевой напиться.   
Баба Яга внимательно на царевну посмотрела,  испытывающе, слово проверяла, услышала ли её дочка царская или между ушей пропустила? 
Тут и тарелка расписная к котелку с ухой подлетела, половник, откуда ни возьмись, вынырнул, вмиг тарелку до краев наполнил и та аккуратненько, чтобы не расплескаться перед дочкой царской опустилась. А рядом кубок золотой появился с вином сладким, хмельным.
- Что же ты спросить да поведать хотела, красавица? - заговорила ведьма, подбородок ладонью подперев. - Напомни, милая, а то я подзабыла чуток.
Еремей как услышал последние словечки ведьмы, затрясся было от смеха, но вовремя сообразил клюв захлопнуть. Ворон с блюда блин подхватил, проглотил, потом на край стола взлетел, кувшин с медовухой себе пододвинул, хлебнул и аж зажмурился от удовольствия.
[icon]https://c.radikal.ru/c12/1907/19/9b3ebbc1cbd5.jpg[/icon]

+1

15

На то, что ведьма прислужника своего строжит, царевна и в этот раз даже бровью не повела, хоть и забавно ей было смотреть, как птиц на хозяйку обижается. Но, знать, есть какие-то счеты у них, коли ворон то так, то эдак цену себе набивает, а Яга тут же место ему указывает. И не гостье в их разборки встревать, но запомнить впрок стоило.
За стол Заряна уселась с благодарностью, ноги держать отказывались - бежать не близко пришлось, да с мороза и воды ледяной разомлела в тепле.
А как села, так на скатерть и уставилась. Такой красоты не видела даже в царском тереме, сразу видно - скатерть волшебная.
От яств разных, что  на столе появились,  у царевны едва слюнки не потекли - с таким угощением можно и пир устраивать. Краем глаза заметила, как ворон примостился рядышком. Не упустит  ведь своего, хитрец.
Только Заряна хотела  ушицы попросить, как слова Яги услыхала. Аппетит сразу и пропал.
- Спасибо, бабушка, - только и прошептала испуганно. Видно не шутила колдунья в прошлый раз про путь дальний да трудный, коли снова о том говорит.
Но тут половник откуда-то вынырнул,  уху в тарелку расписную налил, и не понять, то ли Яга так заботлива, то ли избушка угодить старается. Царевна невольно ложку взяла, до того вкусным запахом потянуло, но тут же обратно на стол положила. Ведьма разговор завела, а коли хозяйка спрашивает, то с едой и повременить можно.
- Я про братца Яромира хотела узнать. Как уехал, почти три седмицы вестей нет, а мне все страшные сны снятся, что в беду он попал. А сейчас и  про братца Всеслава узнать хочу, от него вестей нет больше месяца. Поехал он за стрелой в земли Берестеевские. А тут я лягушку волшебную встретила, со стрелой его, вот и боюсь, как бы с ним не случилось чего. Правда стрелу, что у лягушки была, не Всеслав мог пустить, - по щекам девицы румянец пошел. - Я, когда братья стреляли, его стрелой выстрелила, сама не зная куда. Да только, если та стрела и моя была, все равно не мой то удел, потому не хотела лягушку целовать, но на прощание все же чмокнула.
Заряна потупилась, край скатерти принялась теребить, помолчала,  потом глаза на Ягу подняла,  тряхнула упрямо головой.
- Оборотилась она добрым молодцем, но не хочу я такого суженого.  А вот за братьев боюсь, потому и пришла сюда, узнать, чем им помочь надобно… и надобно ли….- последнее едва слышно добавила.

0

16

- Да ты, царевна, не робей, да не тушуйся. Ешь, пей, пока скатерть угощает. Не люблю я, когда гости слюну глотают, в рот кусок положить боятся. Али думаешь, потравить я тебя решила?
Яга заклокотала от смеха. Сухой, дребезжащий хохот раскатился по всей избушке и не понятно то ли старуха  засмеялась, то ли сама изба потешаться вздумала.
Ведьма плошку со сметаной ближе к девице подтолкнула. А сама из кувшина винца в кубок плеснула, глоток отпила, от удовольствия причмокнула. И видать хмель в голову ударил - Еремея по крылу черному погладила, подмигнула. Приспешник её тут же на глазах расцвел.
- Ну чего ты гляделки свои на меня вылупила, синеглазая? Стынет же всё. Эх, ну и девицы нонче пошли. Не решительные, - заворчала Ягишна. - Вот прабабка твоя та побойчей была. Такие дела творила, окаянная. До сих пор вспоминаю с удовольствием.
Колдунья на царевну взгляд вперила и словно душу высосала, посмотрела так, будто в самое сердце заглянула.
- Да только ты,  пожалуй, не хуже бабки своей будешь. А может даже и ее за пояс заткнешь, коли захочешь.
Старуха со скамьи поднялась, прихрамывая, к печи протопала. Еремей как хвост за хозяйкой своей процокал. Примолкла тут Яга, в печи кочергой зашебуршала. Долго возилась, укоризненно о чем-то с печкой перешептываясь, а потом, царевна глядит, лопату взяла да из печи каравай вынула. На окошко хлеб положила и чистым, кипельным полотенцем накрыла.
Наконец, к столу вернулась, но не присела. На клюку оперлась, голову чуть вбок наклонила, молвила:
- Хитрая ты, Заряна свет Салтановна. Вроде и вопрос один задаешь да сто ответов зараз услыхать хочешь. И спросила ты, ласка моя, так, что даже меня, каргу старую, в любопытство ввела.  Вот гляжу я на тебя и диву даюсь али ты, в самом деле, душа еще трепетная да неискушенная  али  просто думка у тебя есть темная, непростая. Коли о братьях любимых так пеклась, так  давно бы в дорогу дальнюю могла отправиться. И совет да слово мое напутственное тебе и не нужны были бы вовсе. Нашла же ты способ из терема сбежать, чтобы со мной свидеться. Потому узнать хочу, чего же тебе, царевна, на самом деле надобно? Братцев найти, сердце свое усмирить, или просто из терема душного на волю вырваться?
Ведьма клюкой едва о половицу стукнула, но на полках утварь задребезжала. Еремей на скамью взлетел,  на царевну  глаза-бусины с любопытством  вперил. Видно сразу, заинтригован ворон, интересно ему, чем же дело в избушке кончится.
А колдунья меж тем продолжала:
- Вроде и ответ лежит на поверхности: сны страшные, сердце не на месте, от старшего и младшего весточки нет. А ты цельный месяц выжидала, ночей не спала, с лица спала от беспокойства, но и тут сначала ко мне прибежала. Книгу заветную приволокла. - Яга неприятно рассмеялась.  - Всем хочется, чтобы как по писаному. Где свернуть, чтобы не оступиться, да узнать складно ли всё сложится?  Да только ты, царевна, сама, чай, знаешь, в жизни оно как бывает, пока посох  железный не изломать, колпак  железный  не сносить, да сапоги железные не стоптать  до правды не добраться. То, что поначалу  белым казалось черной тьмой оборачивается, а то, что серым да блеклым было, вдруг светом чистым становится. Много дорожек у Макоши. И из разных мы судьбу свою складываем. Может и права ты была, когда ко мне прибежала. Обещание свое выполнила, книгу принесла.  Да только не все правду мою способны выдержать.
Ядвига тут глаза зеленые прищурила, смерила дочь царскую сверху донизу, усмехнулась:
-  А если я в книгу гляну да скажу, что сгинули братья твои безвозвратно?  Что делать будешь? В терем побежишь слезы лить? А что если выбирать тебе придется? Направо пойдешь, - Яромира найдешь, налево пойдешь, -  Всеслава из беды выручишь. Куда первым делом побежишь? Да и побежишь ли, если вдруг слова покажут, что  из терема тебе лучше носа не высовывать,  ибо дороги дальней не выдержишь, голову свою напрасно сложишь, в пути сгинешь?  Это только в пословицах да поговорках говорится, что лучше горькая правда, чем сладкая ложь, да вот только, вам людишкам слово истинное хуже оскомины.  Страшитесь вы его.
Баба Яга замолчала, но на гостью свою внимательно смотрела, будто оценивала.
[icon]https://c.radikal.ru/c12/1907/19/9b3ebbc1cbd5.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » В некотором царстве... Эпизод 5. Дороги, которые мы выбираем.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC