Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Pitch Black. Эпизод 1

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

Время и место действия: неопределенное будущее, заброшенная космическая станция в системе Бетельгейзе.

Действующие лица: Риддик - беглый преступник. Джонс - охотник за головами.

Дополнительно: за два месяца до событий, описанных в фильме «Pitch Black».

0

31

Риддик бесшумно скользнул в ангар. Ни на мгновение не замирая на месте, он двинулся вдоль стены. Пистолет-пулемет казался в его руках невесомой игрушкой.
Это было чертовски странно, но Риддик никого не видел. Ангар был пуст, не считая Хизер, но это было неправильно. Так не должно было быть. Кроме того, что-то тревожило фурианца – какой-то звук на грани слышимости. Быстрый, ритмичный.
Риддик шел вдоль стены, пока не оказался возле одного из перекрытий. Тишина говорила о том, что в ангаре больше никого нет. Логика убеждала в обратном.
Чтобы подойти к Хизер, нужно было отлепиться от стены, оказаться на открытом пространстве. Не опуская оружия, Риддик сделал шаг, потом еще один, и наконец оказался прямо перед женщиной. Он не смотрел на нее, хотя под очками его глаза были не видны. Он прислушивался к чему-то в себе. Ждал шороха. Любого лишнего звука. Ждал, чтобы мгновенно уйти в перекат, уходя с траектории возможного выстрела.
Потом протянул руку и безжалостно сорвал с губ Хизер клейкую ленту:
- Где он?

0

32

Наемники пропустили его. Возможно, сказки, которые рассказывали копы о Риддике, не были совсем уж далеки от истины, и этот дьявол в самом деле умел передвигаться бесшумно и быть невидимым? Так или иначе, обратившийся в слух охотник догадался о присутствии беглеца слишком поздно – лишь за дверью щитовой раздался едва слышный шорох, свист срываемого скотча. И низкий, сорванный голос что-то спросил.
Джонс напрягся, замер, беспокойными пальцами впиваясь в спусковой крючок пистолета. Взять живым? Если самому удастся остаться в живых… Нервы, натянутые до предела, гудели под стать корабельным канатам. Ни слова, ни звука, одна надежда, что Дик или Саймон догадаются расстрелять каторжника раньше, чем тот сможет добраться до него. Если Хизер скажет…

Хизер глубоко, часто дышала – выброшенной на берег рыбой. Мысли путались. Все пошло не так, Джонс должен был взять его раньше! Ее душили злость, страх, слезы, закипавшие в глазах. Женщина подняла голову, болезненно выдохнула, некрасиво кривя губы.
Темные непроницаемые очки на каменном лице. Словно она говорит не с живым человеком, а с изваянием.
- Я… не знаю, - она лгала, не отводя взгляда - но это был единственный способ, единственная надежда спастись. Одно слово, неосторожный кивок в сторону – и солдаты расстреляют их обоих, следуя приказу охотника, - он привязал меня… и оставил здесь. Он меня заставил, Риддик! Я правда не знаю! – ее голос ломался, рассыпался на осколки звенящим эхом, - ты ведь веришь мне?! Пожалуйста…
В горле что-то жалобно пискнуло. Хизер закрыла глаза. Слезы текли по щекам, оставляя на пыльных скулах влажные дорожки. Сердце испуганной птицей билось в груди. Только бы поверил…

0

33

- Я тебе не верю, - Риддик склонил голову набок, всматриваясь в искаженное лицо. – Он где-то здесь. Где?
Фурианец сдвинул очки на лоб и двумя пальцами коснулся горла Хизер. Это был даже не намек – откровенное признание в том, что случится мгновением позже, если она не начнет говорить.
- Ему плевать на тебя, - хрипло мурлыкнул Риддик. – Он оставил тебя мне. Где он?
Предавшая один раз, предаст и другой. Преступник никогда не подвергал сомнению эту простую истину. Возможно, для Хизер не было разницы между ним и Джонсом. Вот только Джонс, не задумываясь, пожертвовал ею, то есть сделал то, чего в свое время не сделал Риддик, хотя она могла выдать его и… Выдала.

0

34

Стальные зрачки вспыхнули в дюйме от ее лица. Равнодушно – так глядит убийца, для которого очередная жертва – работа. Девушка почувствовала прикосновение его пальцев к горлу. Возможно, они были теплыми – но Хизер не поняла.
Скулы ее мгновенно посерели, подернулись паутинкой мелких трещин, веки распахнулись - широко, отчаянно.
- Нет! Не смотри на меня так! Не убивай! – она взвизгнула, не пытаясь отвести взгляд от лица беглого каторжника. Смотрела остекленевшими глазами, в которых дрожали непросохшие слезы, как кролик, не мигая, смотрит в блестящие глаза удава, - я не знаю!
Она надеялась, что Джонс услышит. Охотник не мог отдать ее Риддику! Сейчас беглец практически закрывал ее от выстрелов. Если наемники нападут бесшумно, сзади… Господи, только бы остаться в живых… На шее неровно билась тонкая жилка.

Джонс слышал. Он сделал все быстро. Почти механически – действия, мысленно отработанные не один десяток раз. Щелкнул тумблером и тут же вдавил на матовом корпусе хронометра кнопку экстренной связи.
Заранее установленные мощные прожекторы вспыхнули одновременно – сверху, сзади, из-за спинки кресла Хизер, снизу. Поток света разорвал в клочья голубоватое люминесцентное свечение, ударил каторжнику в лицо, протек в щитовую, заставив охотника брезгливо сощуриться. Пустой ангар вспыхнул ослепительно-белым.
- Живым! – прошептал Джонс, отталкиваясь от перекладины.

0

35

Риддик упал на спину, отшатываясь от невыносимо яркого света. Крик боли прозвучал одновременно с очередью из пистолета-пулемета: падая, преступник случайно нажал на спуск. Несколько пуль срикошетировали от опоры перекрытия, но Риддик этого не видел: он катался по полу, выронив оружие и зажимая руками ослепшие, обожженные глаза. Из-под закрытых век градом текли слезы. Фурианец уже не кричал, он давился хриплым рычанием, как раненый зверь.
Предназначенные для кромешной тьмы глаза не могли выдержать такой нагрузки, и Риддик, еще не справившись толком с оглушающей болью, с ужасом понял, что ослеп – временно или навсегда.
Какой-то животный инстинкт заставил его потянуться за ножом, хотя фурианцу больше всего хотелось свернуться в комок на ледяном полу ангара. Риддик совершенно не отдавал себе отчета в своих действиях, но его пальцы почти дотронулись до рукояти, торчавшей из ножен в правом ботинке.

0

36

По лицу женщины пробежала судорога. Хизер дрогнула, чувствуя, как огнем опалило шею, закашлялась, и обмякла в кресле, удерживаемая лишь впившимися в запястья кожаными ремешками. Тонкая ткань рубашки стремительно пропитывалась темной кровью.
Джонс этого не видел. Риддик был в двух шагах от него. Массивное, блестящее, бронзовое тело борца.
Дик и Саймон бросились к беглецу одновременно с Джонсом, но опередили его на доли секунды. Охотник замешкался, всматриваясь в клубок сплетенных мышц, и вслушиваясь в болезненное, звериное рычание фурианца.
Тускло мелькнули серебристые планки на ручках шокеров. Электрические искры растворились в ярком свете прожекторов. Цель оказалась схваченной с двух сторон. Мощность заряда была высока, более чем достаточна, чтобы добиться потери сознания жертвы хотя бы на несколько минут, но не вызвать фибрилляцию.
- Есть! – победно рявкнул Дик.
В воздухе ощутимо запахло паленым мясом.

0

37

…Риддик падал куда-то сквозь бесконечную темноту. Ледяной ветер подхватывал его, кружил, перебрасывал из ладони в ладонь, но здесь не было ни времени, ни направления (ни боли…) и фурианец растворялся в этом полете, становился частью пустоты, и когда впереди возникла белая точка света, он почти по-кошачьи попытался извернуться, ухватиться хоть за что-нибудь в этом нигде и никогда, чтобы не… (Чтобы не…) Только не свет, только не снова!
Вместе с сознанием возвращалась и боль в глазах. Темнота вокруг больше не казалась успокаивающей, она была тревожной и дарила не покой, а отчаяние. Чужие шаги, дыхание, звякание металла о металл, запах крови.
Риддик напрягся. Непроизвольная мелкая дрожь пробегала по его телу, но мышцы не желали подчиняться, отзываясь на команды мозга с заметным опозданием.
- Кто ты? – почти прокашлял Риддик, жмурясь до кругов перед глазами.

0

38

Оставалось сделать немногое. Дик и Саймон защелкнули на руках и ногах Риддика стальные браслеты, пыхтя, оттащили тело к стене, фиксируя наручники к вмонтированному в обшивку массивному крюку.
Джонс поднял выпавший из рук Риддика пистолет. Чей? Риты или Юга? Неважно.
Наемники тихо переговаривались, наклонившись над бесчувственным телом.
- Все готово, босс… - один обернулся, и охотник успел заметить, как с его лица сползает ухмылка, уступая место безотчетному ужасу, - ты что?!
Джонс выстрелил – с нескольких шагов, двумя краткими очередями. Тело Дика отбросило к стене. Саймон упал ничком, уткнувшись лицом в ноги пленника.
Тот пошевелился и что-то пробормотал.

Пальцы охотника нащупали пластиковый флакон.
Он засмеялся - хриплым, нервным смехом, бросая беглый взгляд на каторжника, торопливо сорвал колпачок. Тонкая игла шприц-тюбика неслышным уколом вошла под конъюнктиву. Оранжевое тепло привычно потекло по венам, солнечные блики играли на стальных перекрытиях ангара.

- Я – твой персональный дьявол. Три миллиона кредитов, - синие глаза с поволокой смотрели на пленника с насмешливым любопытством, - за тебя я получу три миллиона кредитов. Один. Делиться не придется ни с кем.
Охотник пошевелился, разминая затекшие от долгого сидения в щитовой ноги, подошел к прикованному к стене каторжнику.
- Ты облегчил мне задачу, Риддик, - прошептал, растягивая в улыбке губы, едва слышно, почти касаясь дыханием бритого черепа убийцы, - я должен быть тебе благодарен.

0

39

- Сделай мне приятное, застрелись, - пробормотал фурианец, вслушиваясь в чужой голос. Три миллиона… Ну что же, не так плохо. Могло быть хуже.
- Надеюсь, ты уже взял аванс. – Риддик растянул в улыбке все еще непослушные губы.
Он очень хорошо сломал систему управления корвета. Сжег все, что могло гореть. А старый «Хорнет» своим ходом далеко не уйдет. Ему ли не знать. Колымага до станции дошла на честном слове и на одном крыле. Движок греется, в правом маневровом отказывает впрыск, а в газовой смеси для дыхания периодически появляется закись азота. Видимо, травит резервуар. Но все это ерунда по сравнению с тем, что двигатель может взорваться от перегрева.
Риддик снова улыбнулся.
- И куда мы полетим?

0

40

- Куда ты будешь рад вернуться. В Бухту мясника, - оранжевое сияние теплом стекало по пальцам, в синих глазах плескалась безмятежность.
Охотник вдохнул – чувствительные ноздри уловили острый запах мускуса, кисловатый – железа и кожи. Он бросил оценивающий взгляд на каторжника, достал из сумки на поясе три ампулы, подумав, прибавил еще одну. Стекло лопалось с характерным звуком, острыми краями вонзаясь в пальцы. Прозрачная жидкость окрасилась кровью.
Джонс рассмеялся. Игла шприца вошла в плечо беглеца как нож в масло.
- Это моя благодарность, Риддик. Тебя не будут мучить призраки. Разве что я явлюсь тебе во сне, – вкрадчивый шепот растворился в наэлектризованном воздухе ангара.
Он не стал дожидаться, пока уснет пленник – доза морфия могла свалить лошадь.
Осторожно срезал и спрятал в карман ремешки, удерживающие в кресле Хизер – женщина упала навзничь, широко открытыми глазами уставившись в голубоватый потолок.
Методично, шаг за шагом, обследовал станцию, осмотрел трупы. Риту он не нашел. Чертыхнувшись, вспомнил про вентиляцию, но махнул рукой. Скорее всего, там девушка и останется. В ушах комариным писком звенело предвкушение.
Корвет был разрушен, безнадежно и навсегда. Корабль Риддика – утлая посудина, едва ли способная преодолеть межзвездный переход. Гладкий лоб охотника прорезала суровая складка.

***
Грузопассажирский лайнер прибыл на станцию на пятые сутки, сообщив о времени прибытия вызвавшему их полицейскому.
Перед стыковкой Кэрол сделала новый запрос, но станция молчала.
Команда обшарила все ангары, каюты, пустующие шлюзы, обнаружив несколько трупов и – в одном из ангаров - мертвый корвет. Мощный, но с поврежденным процессором и полностью сгоревшими хозблоком, системами защиты и навигации. В радиорубке станции они нашли спящего человека в голубом костюме с полицейским значком.
- Сэр… - Кэролайн осторожно тронула его за плечо.
Он открыл глаза – ярко-синие, как незабудки.
- Я… Джонс. Уильям Джонс. Вызывал вас… - мужчина с трудом разлепил потрескавшиеся губы.
- Я поняла, Джонс. Вы полицейский, арестовали беглого каторжника. Мы приняли ваш сигнал. Я второй пилот, Кэролайн Фрай, - она торопливо достала из-за пояса прикрепленную к нему стальную плоскую фляжку, - давно не пили?
- Двое суток, - синеглазый полицейский схватил фляжку подрагивающими пальцами, клещом присосался к горлышку. Кадык заходил ходуном, - он в анабиозном контейнере. Запасов воды оставалось на трое суток. На одного. Мои люди убиты. Он перебил всех, – говорил короткими, рублеными фразами, в промежутках между глотками.
- Сэм, перевезите мистера Джонса на корабль, в медицинский отсек. Криокапсула с интенсифицированной системой жизнеобеспечения.
- Я сам дойду. Трупы… - охотник болезненно поморщился.
- Я позабочусь.

Джонса увели на корабль, туда же со всеми предосторожностями был перевезен контейнер с находящимся в ней неподвижным, словно из камня высеченным человеком. Она был большим. Под бронзовой кожей бугрились мышцы – впечатляющие даже при попытке рассмотреть его сквозь мутноватое стекло капсулы. Верхнюю часть лица закрывала плотная черная повязка.
Девушка хотела спросить – почему, но опоздала. Джонс уже погрузился в лекарственный сон.
Последний труп они нашли у входа в оранжерею. Кэрол прошла по раскисшей от влаги почве, недоуменно прислушалась. Нет, не показалось. Едва слышный стон за дверью, ведущей в складские помещения.
Она с силой, сдирая кожу с пальцев, повернула ржавый вентиль. На полу лежала женщина с залитым кровью лицом. Она была жива – это было видно по мерно поднимающейся и опускающейся грудной клетке.
Через несколько минут прибыл врач и два члена экипажа. Доктор поколдовал над ней, разогнулся.
- Девушка в порядке, Кэрол. Кровь чужая, она не ранена. Небольшая ссадина на шее – ее вырубили. Сейчас в глубоком обмороке. Пульс слабоват. Низкое давление и умеренное обезвоживание. Через неделю придет в норму. Несите ее, ребята.


Эпизод завершен.

0