Записки на манжетах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 1.


"Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 1.

Сообщений 31 страница 60 из 80

31

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Captain пишет:
- Я - Иван- крестьянский сын. А эти двое – Макар и Матвей односельчане мои. Так что накомы будем, красавица. Тебя-то как звать величать?
«До чего милые существа эти мужики! Простые, приветливые, не то, что наши Жаки», - умилилась Шапочка, разглядывая своих новых знакомых. Матвей и Макар лыбились во весь рот, Иван смотрел с достоинством, выжидающе. Аннет не сводила с него глаз и всё удивлялась: «Как на нашего дофина похож! Чисто Бунш! Королевич». Иван кашлянул и Шапочка поняла, что слишком уж бесстыже разглядывает красавца-аборигена:
- Очень приятно. Аннет.
Девица присела в реверансе, но поскользнулась, и неуклюже растянулась на льду. «Вот тебе и изящный поклон, - рассердилась она на себя. - Корова на льду. А хотела впечатление произвести, себя показать. Эх, ты!» Покраснев пуще прежнего, она, не без помощи доброго молодца, поднялась на ноги, отряхнула плащ, поправила скособоченный беретик. В сапоги набился снег, и Шапка стала замерзать не на шутку: нос покраснел, губы побелели, волосы растрепались, мурашки по спине от холода бегают. И похожа она уже не на красавицу иноземную, туристку залетную, боевую девицу французскую и прочее, и прочее, а на кикимору болотную. Местную.
Не успела она поблагодарить молодца за галантность, как в кармане у нее что-то ойкнуло и звякнуло. Шапочка ахнула, выудив из кармана разбитое зеркальце:
- Бедняжечка моя, - пожалела Аннет. Угроза ее невольно исполнилась, и Шапке стало совсем грустно. Связь с Котом накрылась, она околела, боевой дух улетучился, и французская агентша начала презирать саму себя. Шапочка была очень самокритичной. Все пошло не так, как задумывалось. Ох, совсем не так. Что ж дальше-то делать? Ведь далеко по сугробам, да ночью, она не уйдет. Одна надежда на ее случайных попутчиков.

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]

- Аннет, это надо же… не по-нашему, - Иван даже шапку набекрень сдвинул, - видать из далеких краев принцесса, Горыныч простых не таскает, вон как уточкой приседает, - только подумал, а девица и бух на лед, пока поднял, едва сам не упал, но доволен, гоголем перед ней крутится, поразить пытается заморскую девицу. Только, что пред ней ходить, не до впечатлений ей, когда зуб на зуб не попадает. Смотрит он на Шапку, а у той ресницы инеем покрываются. Тут дошло до него, даром, что дурак. Стащил он с себя зипун, на девицу накинул. Да, сам от мороза по снегу приплясывать начал, в сапогах своих сафьяновых, того и гляди вприсядку пустится,
- Эй, Макар, Матвей, далеко там Емеля еще, а то я тут с холоду окочурусь. Согреться бы надобно.

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
Василиса
Бежит Василиса к замку, от сапог уворачивается, а мышь рядом несется, уговаривает.
- Ну, чего ты в замок бежишь, чего там забыла? Пускай крысиный король с Кощеем сами бодаются, тебе-то чего? Или замуж за Кощея собралась, дуреха. Так у него таких красавиц было тысячи, он тебя крошечную и не заметит. Или задумала чего? Ой…. – мышь метнулась в сторону от тележного колеса, через навозную кучу скакнула и вновь за Василисой. – Ты смотри, Кощей шутить не любит. А тебе подрасти надобно, думаешь, тех крошек хватит, что Шноссель не доел. Это только, до кота дорасти, а чтобы по-настоящему, или целый пирог, или прутик ореховый надо. Целый пирог только у Шносселя есть, уж не знаю, как его теперь добыть, а куст ореховый тоже далече , разве что, у Яги в помеле поискать.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Не дали Серому вздремнуть. Яга развеселилась не на шутку, да так, что даже Глафира стала приплясывать. Сидит и постукивает по спине волка валенками. Во вкус вошла, по загривку волка треплет, пирожки подсовывает, ну совсем как собаке домашней, того и гляди за ушами начнет чесать. А Сергею даже и не обидно, смешно только, нос черный сморщил, глаза прищурил, рот приоткрыл, кончик языка высунул - улыбается, а улыбка у волка не то, что собачья, все клыки наружу.
Тут что-то на крыше ударилось, заскреблось, вроде даже разговор какой-то странный невнятный, потом к порогу скатилось. Сергей ухо поднял, прислушался, точно за порогом кто-то есть, привстал, заворчал для порядка. А тут как Васька взбеленится, да Яга рассердится. Что за дела? И не видно еще, на кого ополчились, а уж шуму-то… Серый голову повыше поднял, а там еще один кот – на пороге сидит. « Так, а этот, откуда взялся, что за сказка такая? Ладно у Яги, это понятно, еще у ведьмы какой - тоже ясно, вокруг них вечно черные коты ошиваются, а этот холеный такой, блестящий». Про кота Волков только одну сказку и припомнил. «Кот в сапогах, что ли? Но, глаза уж больно жалобные, круглые, прямо сиротинушка. Сапоги что ли сперли? Так привыкать, надо, это Россия, брат, и сказки тоже – русские, народные. Хотя, может из «звериной» сказки какой, про лису и кота, например. Ладно, сами разберутся. Еще не хватало в кошачью драку ввязываться. Эх, попкорна бы тазик да, спрайта бутылочку и кина не надо…». Лейтенант, высунув язык, сладко с подвыванием зевнул во всю волчью пасть и завалился на бок, мордой к двери, подставив другой бок под глашины валеночки.

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
Музыка приутихла, но в глубине избушки послышалось кошачье шипение и от двери повеяло кошачьим духом. Ворчание собрата было далеко не дружелюбным. Леопольд приостановился, принюхался и нервно постучал хвостом о порожек.
- Вот, как здесь гостей привечают, - пробурчал под нос французский агент. – Чуть что – сразу в драку. А вот фиг вам, не на того нарвались. Я тут не затем, чтобы международные бои устраивать, - толкнув теменем дверь и улыбаясь во всю звериную морду, кот громко и певуче произнес:
- Мууур, вашему дому, господа хорошие. Счастьечка, доброго здоровьечка, благ всяческих. Здравствуй, родич дорогой, - напирая на черного котищу, как на потерянную родню, Леопольд размашисто лизнул его в нос и потерся щекой о драное ухо. – Доброго здравия, удачной охоты, марта скорого, - проскользнув ужом мимо Василия,
Рассмотрев на ходу всех, кто находился в избушке, примечая сидевшего под столом старого серого знакомца, кот при умерил прыть. Счастливая радушная физиономия изменилась, приобретая неподдельную скорбь страдальца и мытаря. Жалобные глаза уставились на заморскую старушку и пройдоха, приблизившись к ней сходу уткнулся лбом в костлявые колени и скорбно заголосил:
- Тетенька! Горе то, горе то какое! Горе-злосчастье, как пить дать – не соврать. Да что там тетенька, - тут же делая говор льстивее и жалостливее, - дама, красоты неописуемой, пожалейте скитальца бедного, приблудного, холодного, голодного, злыми людьми произволу преданного, - тут страдалец натурально всхлипнул и пустил слезу, поднимая глаза, часто моргая и глядя на старушенцию, успевая «порадовать» скорбным видом всех присутствующих. – Ох тяжела жизнь кота, ох безрадостна. Хозяева меня на стужу-мороз выгнали, а все потому, что дочь хозяйская сметану съела, а на меня, горемыку указала. А я ведь и дом хвостом мел и мышей ловил… а какие сказки сказывал. Я ведь из породы Баюнов. Убаюкиваем мы, в общем. Мне ведь много не надо. Правда-правда, - на этом моменте кот потерся головой о колени старушки, попутно вытирая мокрый нос. – Разве что хлеба сухую корочку и у огня согреться и, дальше пойду горе мыкать. Я ведь не за так, не за дармоедство. Я дочек ваших потешу песенкой, а сынка вашего, неразумного, сказочкой порадую, - пригнув голову, кот многозначительно посмотрел на Серого. – Да вот хоть про волшебника молодого, свет Гарри Поттеровича, как погиб он сокол ясный, так и не узнав заклинание Потронуса, о рук Дементоров поганых. А все потому, что не приехал учитель оборотень, научить дитятко неразумное. От оно, как бывает, - кот жалобно впихнул. Было не понятно, кого жаль артисту, но кошачьих глазах добавилось грусти.

0

32

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
- Сказки баять мы и сами мастера, - не поддалась на кошачьи причитания старая злыдня. - Холодных-голодных в этой избе не кормят и на печь не пускают! А из приблудных-бесприютных тут варежки шьют! Так что иди-ка ты, морда кошачья, отсюда подобру-поздорову, а не то я поставлю на порог - да в три шеи до ворот!
И для пущей убедительности Яга притопнула ногой и потянула руку за веником. Но веник от страха забился под лавку и под руку хозяйке не сунулся.
- Пр-равильно, стар-рая, пр-равильно, - замурлыкал Лиходей так сладко, словно перепала ему крынка сметаны. И тоже потерся о хозяйскую ногу, подчеркивая, что это лишь его, Васькина, привилегия.



Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
С самого детства Вальдегардис была неравнодушна к представителям семейства кошачих, однажды даже притащила домой с улицы грязного, облезлого котёнка, а он, неблагодарный, сбежал в юности. Слухи ходили, что добрался аж до Индии, и стал вообще тигром, по имени Шерхан. Зная предательскую кошачью натуру, Вальдегардис все равно не могла равнодушно смотреть на жалобно причитающего зверька. Ей даже показалось, что она его где-то уже видела, вроде на Кота в Кедах похож немного, но обуви при нём нет, да и говорит по-местному слишком складно.
Нет, не он.
(Откуда же Вальдегардис знать про разведку и зашкаливающие способности агентов? В основном заключающиеся во втирании в доверие и порче спецсредств, предоставляемых Агенством).
- Фрау Яга, он же замерз весь. Если выбросим - погибнет котик, - Вальдегардис не усидела на месте и встала из-за стола, чтобы заступиться за животное. И тут её пронзила страшная догадка. А вдруг это уже действуют чары Глаши? Раз она, рискуя накликать гнев так хорошо принявшей её могущественной колдуньи, взялась ходатайствовать за бездомного кота? "Нефиг, нафиг и пофиг!" - трижды повторила Вальдегардис, и, дабы сгладить неловкость ситуации, ляпнула: - Пирожки будут с котятками.
Спиной она почувствовала тепло. Как будто кто-то одним взглядом прожигал на ней дырку.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Не ведал Емеля, заслужил ли он прощение от Щуки, однако рекрут уже ехал на его печи. Молча ехал. Как и запрыгнул молча, слова не сказав, думу думая, глядя на озеро. Емеля всегда диву давался, как так долго думать можно, и, что самое главное, так вдумчиво думать. То есть, взаправду, а не как, к примеру, двое из ларца. Спросишь чего у Матвея, а Макар лоб наморщит, вроде мысль его посетила важная, а через секунду глядь - уже ржет вовсю. И Матвей за ним, а на вопрос может и не ответить вовсе.
- Эгегей, - крикнул Емеля, завидев между деревьями своих подельников. - А ну-ка, печка, притормози подле тех троих охламонов. Погоди. Четверых, - удивленно сосчитал Емеля, завидя возле друзей ещё какую-то фигурку в плаще. - Стой, ать-два, - подражая Щуке, который иногда бросался армейскими словечками, скомандовал Емеля. - Матвей есть, это один, - зажимал пальцы Емеля, - Макар тоже есть, это два, ну и куда ж без Ивана, это три. А четвёртый с вами кто? - тыкнул он незагнутыми двумя пальцами в девицу.

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
- Так, Емеля, хватит считать. Ты, что совсем глаза проспал? – ответил ему Иван, подпрыгивая. - Протри очи-то. Не видишь, девица, красавица, принцесса заморская, ее Горыныч потерял, - последние слова Иван произнес свистящим шепотом, словно боялся, что Змей случайно услышит, Щуке он даже не удивился, только подмигнул весело, поскольку от Емели давненько наслышан был. – На нас прямо с неба свалилась. Того и гляди замерзнет, да и я вместе с ней. Ну-ка, сажай девицу на печь и давай тулуп, на котором сидишь, пока я совсем не сморозился. – Иван выдернул из-под Емели тулуп, кое-как его напялил, хлопнул варежками и обернулся к братьям. – А может бочонок того, почнем? Испробуем зелья горынычева. Макарушка? Матвеюшка? Заодно и согреемся. А Емеля нам кружки организует.
Макар с Матвеем тоже изрядно замерзшие, подкатили бочку к печи и на Щуку уставились.
- Это ж, как же ты без воды-то? Ну, Щукарь, ну даешь. Скоро по земле ходить будешь. Может сделаешь чуток одолжения, своим волшебством бочку откроешь, а то питие сие - штука ценная, не пролить бы.

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
А Глаша, как котика на пороге увидела (да не того черного драного котика-обормотика, а холеного такого, лощеного, шерстинка к шерстинке, мурчащего – котика-братика) так через лейтенанта стрекозкой перепорхнула, только валенки в воздухе и сверкнули. Даже забыла, что ходить не умеет! А может обувка у Яги чудодейственная такая? Одним словом, ножки русалочьи растанцевались, и девонька возле бабки-каннибала ну давай круги выписывать да фигуры рисовать, задабривать древнюю волшебницу:
- Ягулечка-красотулечка, ну пусть котеночек у печи погреется? Смотри, какой он воспитанный, и, по всему видно – благородных кровей. (Откуда Глашеньке догадаться, что котофей – французский агент, если сама Яга подвоха не разглядела?)
- Ты, кисонька, не бойся, бабушка у нас добрая, это она так суровость на себя напускает, больше для острастки, да для порядка, правда бабулечка?
И пуще прежнего начала бабу Ягу упрошать:
- Как он красив! Как он хорош! Он, верно и кадриль танцевать умеет, погляди, какая грация!

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Махнула Яга рукой: коль на морскую принцессу причуда напала, так и пусть играет с хвостатой игрушкой!
- Ан будь по-твоему, Глафирушка. Забирай себе это чучелко мохнатое. Можешь его в свой терем подводный поселить. Слыхала я, что у вас есть морские котики, так будет одним больше. Только ласты ему присобачь - и пущай булькает. Будет у вас по углам мелких уклеек ловить, по кораллам карабкаться, как по деревьям. А коли тебе вздумается развлечься, так привяжи на ниточке морскую звезду - и пущай он за нею бегает!
- Ма-ау! - довольно промявкал Лиходей, явно довольный такой перспективой для непрошеного гостя. Сам он на морское дно не отправился бы ни в человечьем, ни в кошачьем обличье!

0

33

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Серый только нос сморщил на Глафиру глядя. Иж как распрыгалась, игрушку увидела, тут же и ноги пошли. Небось на собаку так бы не умилялась, а уж на волка и тем более, одно слово, женщины, главное жалостливо помурчать, так сразу и сомлеют.
А кошак все-таки подозрительный, и пахнет странно, не по-кошачьи, словно его в туалетной воде французской купали. Несчастного котенка из себя строит, а сам вон какие бока наел, под сиротинушку косит, а сам гладок, сразу видно, что расчесанный, и подлизливый сверх меры, так в восторгах и растекается. Вот пришел бы мокрый, тощий, в репьях да колтунах, можно было бы поверить, а так... Врет кошак и не краснеет.
Из Баюнов говорит. Сергей вспомнил Василия у Наины Каиевны - и близко не лежало.
Волк поднял голову, на кота посмотрел, правую губу над клыком приподнял и рыкнул вкрадчиво, мол, я за тобой слежу, ежели что - не взыщи,

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
После высказываний старухи, Леопольд отступил. На кошачьей морде нарисовалось недоумение. Кот потоптался и перевел взгляд на молодую ведьмочку.
«Совсем озверели. А говорили, что в Тридесятом людоеды… тьфу, то есть котоеды перевелись. Врут! У них тут целая безотходная технология. Одна скорняжит, а другая стряпает. Ох, девоньки, что-то не нравитесь вы мне. Ох не нравитесь. А ведь сожрут. Честь по чести сожрут и хвоста не оставят. Надо что-то делать и срочно, иначе, пока Шапка придет, будет ей модное меховое кепи и корзинка с чебуреками», - перетаптываясь с ноги на ногу, кот отошел от колдуний на безопасное расстояние и поближе к двери, чтобы в случае провала успеть дать деру. Только мысль о провале коробила почтенного агента, словно грязное пятно на чисто вылизанной шкуре. «Ладно, попробуем экспромт. А вдруг получится? И время заодно потянем, пока боевая девица прибудет», - приподнимая передние лапы, кот стал вертикально и не меня удивленно мины, запричитал:
- Пирожки с котятами? Да нешто голод какой или мор приключился, что такие дамы старой котятиной не брезгуют? Да и мясо то того – с гулькин нос. Да и какое мясо? Почитай все сказочные королевства на модном раздельном питании и вегетарианстве, а у вас тут, как в каменном веке, право слово. А все ж есть – куда глаз не кинь, - кот живописно обвел взглядом избушку, театрально всплеснув лапами, показывая связки висевших на стенках сушенных грибов и ягод. – И все натуральное, в лесу собранное, без песит… персирт… пес-ти-ци-дов, о, - подорвавшись, кот быстро шмыгнул к стеночке, вырывая из связки пару крупных мухоморов. – А? Вы только гляньте, какие красавцы? А запах? М… - с упоением понюхав грибочки, кот рысью рванул к очагу, над которым кипел котел. – Да мы сейчас такой супчик сварим – пальчики оближите. Так, что это тут у нас? – в кипящую воду полетела пригоршня волчьих ягод и связка чеснока. – Отлично! Теперь вот это и чуть-чуть приправки, для вкусу, - Леопольд не ходил, а летал, мелькая по избушке с немыслимой скоростью. В котел полетел неизвестный науке овощ, ветка омелы, связка одолень-травы и корень папоротника. Подхватив облезлую деревянную ложку, кот ловко размешал варево и оборачиваясь подмигнул русалочке, пожалуй единственной доброй душе не знавшей душегубства. – И сытно и для фигуры полезно, - поднеся ложку к носу и понюхав «супчик», кот удивленно приметил, что пахло зелье неплохо и напоминало запах розмарина.

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
- Вот спасибо, бабушка! – радостно защебетала Глафира, - подхватила Леопольда и нежно прижала перепуганного агента к груди. Кот так и замер от напряжения с ложкой в вытянутой лапе, вытаращив глаза на златоволосую русалку с репьем в голове. – А он не просто гламуууууррррненький, а еще и хозяйственный какой! Вот это подарок! – не унималась царевишна, целуя котяру в мохнатую морду. – А я только салат из морских гребешков делать умею. Хочешь, тебя научу? – бережно прижимая гламурный подарок Бабы Яги к сердцу, Глаша потянулась к супчику, оценивая его дивный аромат.

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
- До кота-ааа? – глаза у Василисы стали размером с блюдца, того и гляди, разревется, - это как я теперь… Кому я теперь?..
Не зря говорила старая бабка Матрена: «Непутевая ты, Василисушка, и беспокойная, не доведут тебя до добра знакомства с иноземцами по блюдцу с яблоком надкусанным. Проще надоть быть, к земле ближе. Вона, чем Иван, купеческий сын, плох, али воеводы Зимородка младшенький? Ну и что, что танцевать падеспань не умеет, чай, где надо, станцует, наука нехитрая - дом будет, ребятишек по лавкам…»
- Права была бабка Матрена, - вздохнула Василиса, - непутевая я. Зато веселая, и на проделки разные горазда! Яга, говоришь?! Ну что ж, будет Яга. Тем паче, мне эта старая перечница должна костюм царицы Шамаханской вернуть! Шапку-невидимку ты не прихватила? Так она и осталась в палатах гессенского посла?
- Не успела, - закручинилась белая.
- Значицца, так. Сейчас пойдем в палаты за шапкой, потом к Кащею наведаемся… До кошки расти мне не надобно, стану я тогда заметнее, а вот от кошек прятаться придется, - рассуждала мини-красавица, огибая конские яблоки, еще дымящиеся, и брезгливо морща носик, - что-то у вас столица, а самоходных экипажей, раз-два и… Ай! У меня же сани самоходные есть! – ахнула Василиса. - Оставила у входа на постоялый двор! Как его…
- Рэдиссон, - авторитетно пискнула мышь, – зачем тебе са…
На полуслове ее прервал облезлый рыжий кот, спланировавший с ближайшего забора прямиком в угол, где пряталась парочка. Мышь едва отскочить успела, и кот лобастой башкой пропахал свежую навозную кучу.
Подобрала Василиса юбки, мышь за хвост – и бежать, пока рыжий не очухался.
- Вот затем, - на бегу пробормотала она, - чтобы не съели! Я еще замужем не была. Мне умирать рано!

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
Щука хмуро глянул на братьев-охламонов:
- На службе не пью и вам не советую. Ишь, раздухарились посередь бела дня! Бочку им откупорь, бездельникам! Я вас, разгильдяев, мигом щас организую, вы двое – в ларец на двое суток пойдете, за подстрекательство к пьянству, если не одумаетесь.
Ну, что замерли? Сажай, Ивашка, скорее барышню на печь, околеет же сердечная! – пузатая бочка с хмельным напитком враз оказалась на печи, и Щука сановито опирался на днище плавником. Вид у него был самый предовольный.
- А ты, Емельян, рот-то не разевай, за трассой следи, гололед нынче страшный, так что на одно только мое веленье не надейся.
Ишь, ты! Пить они мне за рулем вздумали! А про новый законопроект о нулевом промилле слыхали? – Щука подхватил заморскую мамзель из рук Ивана, усадил ее в емелины подушки, а сам устроился верхом на бочке, любовно оглаживал дубовую многоведерную посудину. – А что у вас там? Лафит, али Шато-Мутон?

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Шапочка утонула в зипуне, чуть ли не по самые пяточки. Тепло разлилось по телу, щечки порозовели, реснички оттаяли, а глаза заблестели радостно. Хорошо стало!
- Благодарствую, добрый молодец! – вымолвила девица, как в тридесятых сказках положено. Отвесила бы поклон, да побоялась опять на льду растянуться. Несподручно ей, агентше французской, еще поклоны русские раздавать. Попривыкнуть надобно. Не успела Шапка сказать «спасибо» Ивану, как глядь, едет на встречу диво-дивное, чудо-чудное: белое, большое, труба пыхтит, дым валит. Аннет к груди ручки прижала: понять не может, что за дура катится. Подъехала, а от нее жар так и прет! На «штуке» этой еще один мужичок сидит, да на Шапочку с интересом поглядывает.
- Аннет, - представилась агентша, на удивленный вопрос Йэ_м_э_л_и. «Имечко-то какое удивительное!» - оценила девица.
А новые знакомые что-то суетиться вдруг стали, бочонок подкатили, все про Горыныча какого-то говорят, да в небо с опаской поглядывают.
Опомниться не успела, как ее на печь усадили, словно королевишну-царевишну. Шапочка уже догадалась по разговорам, что это чудо печкой зовется. Сидит она рядом с Емелей да щукой разумной, и ничему уже не удивляется.
-Спасибо вам, молодцы, что на дороге меня не бросили! Отогрели, замерзнуть не дали. Никогда я не забуду доброты вашей! – от души поблагодарила Аннет.
А на небе том, тем временем, месяц молодой гулять вышел. Засеребрил он все вокруг, принарядил лунным светом. Красиво стало. Волшебно…

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
- Какой еще лафет? И што за мурло? Это ты, братец Щука, если будешь плавники на бочку накладывать, по мурлу схлопотать можешь, при всем моем уважении, - Иван вскочил следом на печку, и пристроился около Шапочки. – Народ тут замерзает, а ты чужое добро жмотничаешь. Мы шкуру свою не жалели, под носом у Горыныча шастали, так что давай, разаливай, у меня тут и инстрУмент есть, - Иван порылся в кармане надетого на Шапку тулупа, вытащил зеркальце, глянулся в него мимоходом, собой полюбовался, засунул обратно, и, облапив девицу, с постной миной, мол, это я не нахальничаю, а по большой надобности обнимаюсь, полез в другой карман, откуда вытащил медный кран и с гордостью вручил его Щуке.
- Заместо пробки вставляем и пользуем с большим удовольствием, да братишки, - обернулся он к Макару с Матвеем, слушавшим его с большим одобрением. Те согласно закивали головами.
- За знакомство надо, всенепременнейше…

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Щукино веленье - вещь хрупкая. И отзывная в обратку. Это Емеля понимал, как никто другой, и лишиться такой полезной опции, облегчающей его сложную жизнь, он не желал совсем никак. Да и Щука, как друг, был понадежней этих раздолбаев-собутыльников. Хоть с ними и весело.
- Ты это, друг мой Иванушка, не распоряжайся особо, - Емеля покосился на Щуку. - Добро, конечно, ваше, - кивнул он на бочку, - да едет на моей печи. - Да и вообще, - спохватился Емеля, - если А... Аннет упала с Горыныча, значит, он летает тут где-то близко. Сейчас не досчитается бочки с вином, и по следу ринется. Ваши валенки да бочка аккурат к печкиной лыжне приведут. Ох, злыдни! - взвился Емеля, что для него было нехарактерно. Обычно он ленился злиться. - Печка у меня, конечно, в некотором роде родня Горынычу будет, - Емеля ткнул пухлым пальцем на огонь, полыхающий внутри транспортного средства, - да сожжет он нас, как пить дать. Давайте уж доберемся до места надежного, где огнемёт этот нас не найдет.

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
Василиса
Волочится мышь за Василисой, с испугу сама поначалу сомлела. А как не сомлеть, всю жизнь по норкам да в поле провела, котов городских, отродясь не видела, от такого ужаса сердце мигом в хвост убежит. Но, как ни была испугана, быстро оклемалась, на лапы вскочила, да сама припустила так, что у Василисы ветер в ушах засвистел, болтается на хвосте как репей, едва дух переводит.
В городе грязно, снег с навозом перемешан, а в гессенской слободе, порядок да красота. Бусурман хоть и мало, не то что в Яр-городе, зато все при деле, баклуши не бьют, в потолок не плюют, от того все мостовые давно плиткой вымощены, выметены да вычищены. По ним фрау и медхен прогуливаются, пышными юбками помахивают. Собачки у них крошечные, ножки как лучинки тоненькие, уши большие, глаза наружу торчат будто сейчас выскочат , а уж злющие, страшнее котов будут. Мышь с испугу в юбку чью-то юрк и Василису с собой утащила. За кружева зацепилась, дырку в ткани прогрызла, сидит, как в окошко выглядывает.

0

34

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
- Ой! – пискнула изумленная Шапочка, когда Иван мимоходом прижал ее к себе. Однако, скромное «ой» быстро сменилось праведным возмущением. «Ишь, какой прыткий, - разгневалась агентша, - что французские, что тридесятые – на уме одно баловство!» Шапка брови нахмурила, дернулась, ткнула Ивана острым локотком в бок:
- Вы, гражданин, дистанцию-то соблюдайте, - сказала она рассерженно. - Я тут к вам сюда, в Тридесятое, можно сказать, с дипломатической миссией, а амуры крутить не собираюсь.
Шапка вздернула носик, но гнев свой уняла, а обиду не стала таить. «И не мурло, а мерло. Вино такое французское!» - со знанием дела подметила про себя Аннет, но вслух высказываться не стала. Опасно. Еще с печи сгонят, будет она пешком до Кота брести. Ей это надо?
Но легкое напряжение все же витало в морозном воздухе, чтобы как-то его развеять, Шапочка обратилась к хозяину печи:
- Да вы не бойтесь, мсье Емеля, о каком-таком Горыныче речь идет, я даже не представляю. На восточном ковре в Тридесятое прибыла, но авария случилась. Пришлось совершать вынужденную посадку, - рассказывает, а у самой в голове стал складываться хитрый план. Приметила она у Ивана зеркальце, почти точь-в-точь как ее разбитое. Может, еще и удастся хоть разок с Котом переговорить? Шапочка улыбнулась и полезла в свою сумку, что через плечо у нее висела. Аннет хоть и добрая, но мадемузель хитрая. Не зря на службе у Королевства состоит.
- Вот это вам сувениры из нашего края. За доброту вашу и сердечность. – Шапка сунула Емеле расписной камешек. Сам камешек плоский, а на нем замок нарисован, и по-иностранному написано что-то.
- А это вам, Иван, - примирительно улыбнулась девица, и протянула ему предмет какой-то невиданный. - Штопор это, как раз напитки веселящие открывать. Очень удобно. Быстро. Бочки не лопаются, крышки не крошатся и вина стружкой не портят.

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
- Экась, какая штукенция! - Щука с любопытством рассматривал кран. После ответа Емели, он порядком успокоился: «Никак парень за ум взялся, это хорошо!»
Бочку можно было молодцам возвращать, а самому на боковую отправляться. Небось, повезет Емелька без происшествий, а эти балбесы сами пусть определяются. Лишь бы в дороге не задерживали, да Горыныча шумом не привлекали.
Щука подкрутил ус по-молодецки, катнул бочку к Ивану, кран ему возвернул, да только крякнул: - Эх, был бы я помоложе… И я бы с вами мурла драконова пригубил! Но нельзя мне – служба, сами понимаете. Ты, Емелюшка, как только встретишь кого, меня буди. Это ты весь день дрых, а мне вздремнуть надо, весь день кручусь, умаялся.
С этими словами Щука завалился барышне под бочок и тут же захрапел.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Пока Кот про нищету истории впаривал, Серый молчал, только ненавязчиво так под столом поворачивался, чтобы в поле зрения котяру держать. А кошак болтал, болтал, да вдруг припустил, как ошпаренный, и так быстро, словно пленку в кино в десять раз быстрее пустили. Носится из угла в угол, что-то в котелок сует. Волк сначала лыбиться стал… Носись, носись, сейчас из тебя не просто пироги с котятами, а отбивную сделают. За такое самовольство Яга даже варить не будет – живьем съест. Что там за травы Кот в горшок пихал, лейтенант не понял, одно заметил - мухоморы. Насторожился, принюхиваться стал, что за варево. Не до улыбок уже. У Яги ведь коренья и травы не простые, а колдовские, да ядовитые.
Не успел Кот закончить, а Глашка уже тут как тут, кошака сцапала, тискает, оглаживает, к котелку, дуреха, тянется, ОБЖ ее что ли в подводном царстве не учили. Волков из под стола вылетел, Глафиру от очага оттолкнул. Лапы расставил, голову опустил оскалился, глаза кровью налились, на загривке шерсть дыбом. Рычит, даже забыл, как по человечески разговаривать. Еще секунда - ей богу, хвост бы коту оторвал, но спохватился.
- Бр-р-ось его, Глафир-р-ра, пусть сам свое вар-р-рево жр-р-рет, - говорит, а рык так из горла и рвется, - нечего других всякой гадостью тр-р-р-авить.

0

35

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Алатырь гора 
- И чего в этой цидуле написано? - Правая, пытаясь рассмотреть послание, ткнулась носом в глаз Левой.
- А будешь тыкать, вообще ничего не прочту, - Левая близоруко поднесла к глазам длинный свиток, - …отказываемся от участия, по причине получения турне в заморские страны.
- Ага, турнули их, значит, в заморские страны, ну и правильно сделали…
- Может и правильно, только на празднике у Кощея кто самосжигаться и возрождаться будет? Ты что ли?
- Так это, возрождаться-то можно, а сжигаться не очень хочется, может, просто, там все пожечь? Красиво гореть будет.
- Тебе лишь бы пожечь, а тут размышление требуется, - почесывая когтем в затылке протянула Левая.
- Эй, лапу отдай взад, куда уволок, - возмущенно рыкнула Центральная, лапа тут же опустилась.
Права и Левая с выражением тоскливой покорности судьбе взглянули вниз. Центральная, вытянув шею, рассматривала себя в большом, облупленном по краям зеркале, старательно навязывая на макушке бантик .
У дракона начались критические дни.
А все дело в том, что, если правая и левая головы вполне однозначно ассоциировали себя с мужским полом, то Центральная, то ли от того, что ее однажды хорошо приложили ядром, то ли от птичьего гриппа, которым Горыныч переболел в детстве, возомнила себя особью пола женского . Нет, среднестатистически, Змей чувствовал себя полноценным мужиком и Центральная вела себя соответствующе, но иногда на нее накатывало. И тогда начиналось…
Центральная причипуривалась и прихорашивалась, всюду навязывала бантики, вешала на шею кружева и бусики, а однажды решила завести такие же фижмы, как у курфюрстины гессенской, с которой, как выяснилось позже, была в давней и весьма интимной переписке. Мало того, прекрасная Изабель, как она себя называла, рассылала по всем землям и весям послания к доблестным рыцарям с мольбой спасти ее из лап ужасного чудовища, обещая в награду несметные сокровища. Рыцари слетались как мухи на хм.. на мед, но узрев «прекрасную изабель» удирали сломя голову. Во всем этом была только одна польза. После таких приступов кониной Горыныч был обеспечен не меньше, чем на полгода. К тому же за ним закрепилась громкая слава пожирателя принцесс и рыцарей.
Вот и сейчас, сложив губы куриной гузкой, или по-новомодному «уточкой», Центральная усердно намазывала их какой-то карминовой гадостью.
- Это ты что за дрянь на себя вазюкаешь?
- Это не дрянь, это помада, мне ее гессенский придворный парюмер по специальному заказу сделал.
- Ни хрена се, парфюмер гессенский, по специальному заказу? А сколько он с тебя золота содрал?
- Представьте себе – нисколько – Центральная кокетливо надула губы, - мы по бартеру, он мне помаду, а я ему натурой.
- Натурой это как? – крайние головы вздернули шеи и вытаращили глаза.
- Ну, как мальчики, все вас учить надо - Центральная томно захлопала ресницами, - натурой это и значит натурой.
- Какой натурой??!!! - взревели в один голос Правая и Левая.
- Он мне помаду, а я ему гуано…
- Гуано что?
- Как что? Отходы жизнедеятельности. Очень ценный компонент, между прочим. Помните, как мы в прошлом месяце к гессенцам летали, тамошнего короля попугать.. ну вот тогда … надо было, конечно, с него еще и за доставку, содрать, да ладно, в следующий раз скажу, что халява кончилась.
- Это когда я ему на крышу королевского замка кучу наложил? - ехидно поинтересовалась Правая, и обе головы, зайдясь хохотом, дружно рухнули на землю.
Captain
волшебник

[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
Обычай требовал, за заморскую штучку обязательно отдариться, вот только чем. Иван вытащил из кармана тулупа зеркальце. Оно тоже было заморское, минувшим летом привез проезжий купец. Зеркальца было жалко, но делать нечего, да и девица раскрасавица, как такую, и не уважить.
Решив, что до лета сможет на себя и в кадке наглядеться, а потом на ярмарке новое купит, парень протянул Шапке свою драгоценность.
– И тебе на память девица Аннет, смотрись в него и красоте своей радуйся.
- Ать, занятная штука, - Иван покрутил в руках дареную вещицу, - Вот про то-пор все знаю, а про Што-пор не ведаю. Но, вещица ладная, я ее маменьке подарю, она заморское любит, а то у нас у нас все по-простому.
- Ага, по простому, - закивали головами братья, повеселевшие от известия, что Горыныча не было и теперь с вожделением посматривающие на бочку.
- У нас как с тылу вмажешь, - объяснил Макар, виртуозно демонстрируя в воздухе как это делается.
- Так раз, и готово, - Матвей подхватил с шестка кружку, - давай Ванюша, пока Щука спит, не томи.
Иван крякнул, мастерски, что говорило о не малом опыте, выбил пробку, и вставил краник так быстро, что в подставленную Матвеем кружку всего полкапли плеснуло.
В воздухе запахло выдержанным коньяком.
- Ну что, други- браться, почнем из запасов змеевых, - Ванька быстро наполнил кружки и протянув одну Шапке, с глухим стуком чокнулся.
- За знакомство девица, за знакомство красная, - провозгласил он, многозначительно подмигивая Шапке, и в пару глотков ополовинил кружку.
-За знакомство, - рявкнули следом братья и опустошили свои полностью.
- Ух, крепко горынычево зелье, - пробормотал Макар, протягивая следом за Матвеем кружку за новой порцией. – А теперь за общее здравие.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
- Глашка, не смей пить! - рявкнула от входа и Яга, твердо сжимая свое многофункциональное помело. Сейчас старуха явно не собиралась им подметать горницу.
До сих пор Яга не вмешивалась в процесс создания "супчика", потому что Кот в порыве вдохновения творил не просто какую-то бурду, а весьма ценное зелье, которое старая колдунья все собиралась состряпать сама, да руки не доходили. Вот только одолень-травы несчастный беспризорник положил маловато да перцу кайенского забыл добавить, а это означало, что действие зелья будет недолгим. А сколько именно будет оно действовать - это бабке самой занятно было узнать.
Но на Глафире, дочери морского царя, Яга опыты ставить не собиралась. И потому полностью одобрила праведный гнев Серого Волка.
- Я те, мурчалка блохастая, покажу, как старушку грабить, зелья ценные хапать! - прорычала Яга не хуже Волка. Развернув помело, она концом длинной осиновой рукояти метко выбила из лап кота ложку, да так, что варево выплеснулось на ухоженную, гладкую шкурку.
От шерсти пошел пар, горницу заволокло туманом. А когда он рассеялся, рядом с Глафирой - на том месте, где только что стоял Кот, - сидела гигантская пупырчатая жаба.
- Кондрат, карауль снадобье! - скомандовала хозяйка.
Ворон без лишних слов приземлился на край печной лежанки и грозно оглядел гостей: не сунется ли кто к котелку с довольно ценным содержимым?

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
Желающих сунуться не нашлось, точнее, дураков, желающих превратиться в пупырчатое квакающее существо. Вальдегардис точно приросла к лавке, но не от испуга, а от восхищения, ведь она только что увидела магический процесс, за который у них в университете давали диплом бакалавра с отличием. Дабы получить магистра, требовалось заколдованного расколдовать обратно, однако не всем соискателям степени это удавалось, и посему в университетских прудах обитало множество откормленных лягушек, ведь по контракту, заключенному с подопытными, в случае невозможности обратить заклятие, учебное заведение принимало на себя обязательства по обеспечению жизнедеятельности индивида. Проще говоря, уже жабы.
В том, что Яга с легкостью превратит лягушку обратно в кота, Вальдегардис даже не сомневалась. Другой вопрос - станет ли она это делать? Вальдегардис задумчиво покосилась на кота Василия...

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
Глаша обмерла от ужаса. Непонятно чего девица испугалась больше: рыка волка, рявка Яги или жуткой, огроменной жабы, покрытой противной слизью и сплошь усыпанной бородавками. Таких чудовищ даже на дне морском не водилось. Отвратительное создание, только что бывшее красавцем-котом сидело недвижно, тараща огромные, навыкате глаза. И было совершенно непонятно, чего от него ждать. Если он в образе милого и пушистого зверя, едва переступил порог чужой избы, умудрился сварить адское зелье на одном вдохновении, то страшно даже предположить, что он выкинет в виде такой образины. А если это был не кулинарный экспромт, а спланированная диверсия? А она, дуреха, еще в терем морской его взять собиралась! Во что бы превратил Подводное Царство?
А еще Глашке было боязно за Кондрата: все переживала, что ворон может в котелок свалиться, и тогда неизвестно кем оттуда вылетит! Думать о том, что могло случиться с остальными, если бы хоть малюсенькая капелька ядовитого варева брызнула и на них, у Глафиры уже не было сил. Она, качнувшись, пристроилась на скамье, вместе с ногами, так ей казалось безопасней.
Бабушка, конечно, за беспредел и самоуправство в своем доме гостя наказала, сразу видно, что кот не местный, не тридесятовский, традиций и обычаев не знает. А тогда откуда и зачем он пожаловал?
И все-таки царевне было жаль котенка: вдруг он таким на всю жизнь останется?

0

36

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Сергею даже стало жалко котяру, в такое чудище превратиться. Хотя сам виноват. Волк подошел к жабе, понюхал, приподнял осторожно когтем, чтобы в слизи не замараться , в глаза заглянул.
Глаза были не особо жалостливые, впрочем, может, они у всех жаб такие - без особого выражения.
- Придется тебе теперь свою прынцессу ждать, котофеич, - рыкнул - усмехнулся Сергей, уселся у стола, положив морду на лавку рядом с Глафирой. Как ни крути, а в волчьей шкуре в этой компании было как-то надежнее. Единственное, что его сейчас очень смущало, так это зелье в котелке, неуютно было от его наличия.
- Ягнеда Велесовна, - горло уже освоилось с человеческой речью, и голос звучал нормально, - я все спросить хотел, а куда Избушка путь держит?



Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]

- В Кощеево царство идем, - важно сообщила Яга. - Глашку по пути отцу сдадим, как берегом моря пройдем. А потом дальше потопаем - прямо к замку злодея-батюшки. Аль не видишь, как я вырядилась? Невестой быть желаю!
Но, видно, мало наплясалась Яга, не весь хмель с частушками в воздух выбросила. Коварная последняя капелька подлой настойки дернула старуху за язык, заставила сказать то, что даже Кондрату с Василием не сообщала:
- Вообще-то я не дура. Знаю, что хоть и нарядилась, как шемаханская царица, а все ж таки и краше меня девки сыщутся, коли поискать. Я нарочно слух пустила, что Кощей жениться хочет - и что, мол, сама Яга к нему во дворец едет. Пусть девки забегают-засуетятся, во дворец толпою ринутся, перед Кощеем крутиться начнут. Авось какая-нибудь Кощея и захороводит - так ему, суповому набору костлявому, и надо! А я, чай, не гордая, мне хватит из кощеевых сокровищниц хорошего отступного...
- Кар-р-р! - донесся с печи предупредительный окрик.
Яга тут же опомнилась и сменила тему:
- А ты, добрый молодец, зачем в наши края пожаловал? Уж расскажи-поведай. Может, мы вдвоем твою беду одолеем?

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
- Э… у… мяу, - «что ли?» - кот так и замер в объятиях русалки, раскачивая лапами и боясь опрокинуть содержимое ложки с импровизированным варевом. Пролить кустарное зелье Леопольд опасался. Кто его знает, что траву он туда накидал? Может от такого супчика и заворот кишок хватит, а может и чего похуже. Колдуны и людоеды народ непредсказуемый. Не сожрали бы живьем. Но девичье тисканье вызвало бурный прилив самодовольства. Кот даже забылся и заурчал, подставляя ухо под рук. – Прааавильно говоришь, прааавильно. Только не гламуууррный, а мрууутальный. А я и не только кашеварить могу, - большая кошачья голова потерлась о плечо русалки.
Отвлекаясь на русалочьи ласки (на спине то глаз нет), кот пропустил момент, когда волк из под стола вылез. Рык за спиной заставил шерсть встать дыбом и, кот подскочил, цепляясь когтями задних лап о валенок. Пушистый хвост стал трубой, волосинки встопорщились и главное украшение и достоинство агента, очень напомнило ершик для мытья.
- Пшшш… пшшел отсюдова. Я с девушшшкой об амууурах беседую. Кто кормить? Я кормить? Лошшшь, - цепляясь сильнее и с трудом балансируя ложкой, кот был похож на скомороха или циркача, но оскаленные зубы Серого, вызывали животный страх, свойственный всем представителям кошачьего рода. Рык старой колдуньи напугал еще больше. Со страху кот закрыл глаза принимаясь жалобно бормотать:
- Я не крал… я только взаймыыыы… Карамуууррр!!! – буроватая жижа «супчика» из выбитой помелом ложки, потекла по холенному боку, просачиваясь сквозь мех и вызывая слабое покалывание, просачиваясь сквозь волоски и попадая на кожу. Из шерсти повалил дым, словно ее подпалили.
Агент запаниковал, разжал когти и, дымовая завеса поглотила его целиком. В голове помутилось, в глазах замелькали зеленые круги и, когда кот открыл их - туман рассеялся.
«Уф! Жив! Честно слово жив. Да здравствуют девять кошачьих жизней!» - облегченно вздохнув, кот поднял лапу отереть лоб и тут глаза агента расширились до размеров пятака. Шерстяная пушистая лапа стала кожистой зеленой и бородавчатой.
- Ик! – Леопольд икнул, закрыл глаза и потряс головой, прогоняя незваный морок. Медленно открывая правый глаз, он вновь посмотрел на растопыренную конечность. На месте когтей светились жабьи перепонки. – Кваааууу! Квамагите!!! – поочередно поднимая лапы и размахивая ими перед мордой, агент не на шутку запаниковал. Сваренный от фонаря супец, возьми и окажись волшебным. Да не просто волшебным, а таким, что превращает приличных котов в жаб. «Да что же это?.. Да как же это?.. Эх, кеды мои лаковые, да что же это делается? И че теперь делать то? Ой мамочка!!! Спокойно. Дышать. Э? Это кто там на меня дышит?» - подняв плоскую голову, Леопольд увидел ухмыляющуюся волчью пасть и поморщился. «Он еще и глумиться, морда Серая. Принцессы? Какие принцессы? А ведь он прав, гоблин его подери!» - кот припомнил сказочную историю о принце лягушке, расколдовал которого поцелуй капризной барышни. Только вот было это не в Тридесятом. Тут, лягушки ударяясь оземь, скидывали шкуру и на ночь превращались в красавиц. «Вот это я влип» - неуклюже отпрыгнув от волка, жаба-кот скорчил Серому обиженную гримасу, на сколько позволял лягушачий рот, почесал перепончатой лапой нос и жалобно посмотрел на старуху. «Вся операция – коту под хвост. А может Шапка поцелует?» - мелькнувшая в голове спасительная мысль, тут же улетучилась. Надо было еще убедить девицу, что он и есть тот самый агент. И кто его знает, сработает ли поцелуй простой девицы? А где этих королевишен искать?
Подковыляв к колдунье, агент глубоко вздохнул.
- Квауу. Простите меня, бабушка. Я ведь по неведению, честное… лягушачье… тьфу, кошачье. Превратите меня обратно, а я вам службу сослужу, - а что оставалось? Только выкручиваться.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Из педагогических соображений Яга не стала радовать Кота сообщением о том, что действие состряпанного им зелья со временем прекратится само собой. Бросила ворчливо:
- Цыц, земноводное, не квакай тут! Погляжу на твое поведение - может, и расколдую, как срок придет. А может, на другое дело пущу. Рассказывал мне Кондрат Кондратьич, что в заморских французских землях квакушек едят. Занятно было бы попробовать... Так что лучше забейся пока под лавку, прикинься ветошкой и не отсвечивай, пока у меня на тебя зло не пройдет. Не мешай нам с добрым молодцем Серегой, специальным лейтенантом, умную беседу вести...

Отредактировано Captain (2015-01-19 22:00:13)

0

37

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
«Ох, голова моя побежала!» - пронеслось в голове у Шапочки после первого же глотка горячительного. Её новые друзья пирушку закатили на славу – только кружки мелькают! Иван и Шапке подливает да посмеивается. Поближе придвинулся, да так, будто ненароком. Глаза невинные! Однако у Аннет голова хоть и кружилась, но соображалка еще работала. Она кружку к губам-то подносила, но пить – не пила. «Агент на службе! Надо быть бри..пти..бди…ым!» - прошептала она себе для верности. Язык почему-то заплетался. Коньяк валил с ног даже от запаха, но по сторонам девица посматривала, запоминала и слушала. Мало ли… Агенту любая информация может пригодиться.
Щука дремал под бочком. Шапочка его краешком плаща укрыла, чтобы шум и гам не мешали, а сама все думает, как бы с Котом связаться, чтобы внимание не привлечь. Заветное, но видавшее виды зеркало она крепко зажала в кулаке, поджидая подходящий момент. Наконец, когда Матвей, Макар, Иван, а с ними и Емеля грянули песню, Шапка поднесла зеркальце к губам и зашептала:
- Зеркальце, зеркальце, было ты простое, а стало заговорное.
Кто в тебя глядится - тому ты и будешь служиться.
Зеркало замерцало, заморгало, рябь по нему пробежала. «Получииилось!» – обрадовалась довольная собой Шапочка, и приготовилась было вызвать на разговор своего полосатого напарника, но тут заклинание дало первые сбои. В зеркальце вдруг ясно отразилась мрачная драконья морда, а потом Шапка услышала приятный баритон:
- Центральная слушает!
- Мне б Кота, - совсем растерявшись, промямлила ошалелая Аннет.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- За здравие! За благоденствие! За царяяяяя! - затянул Емеля, когда Иван по третьему кругу плеснул, но голос предательски перепрыгнул на фальцет, аж Щука во сне хвостом ударил. Отхлебнув горячительного, словно приветствие Горыныча, пойла, Емеля осоловело растянул рот до ушей и поинтересовался у собутыльников: - Так, "Во поле березку" пели уже, "Очи черные" - тоже, "Стеньку" туда же, - он растопырил пальцы и сказал Макару: - Ты ж один из двоих из ларца. Пальцы мне загибай! А нет! Стой, я сейчас, - Емеля свесился с края печки и плеснул прямо в полыхающее пламя остатки своего коньяка. Огонь радостно поглотил ядреную субстанцию, ярко вспыхнул, а печка понеслась вперед вдвое быстрее, но уже не ровно, а чуть петляя. - Ну а чо? - виновато улыбнулся Емеля уставившимся на него друзьям. - Она, печка, она у меня во! - он поднял указательный палец вверх. - Пашет целыми днями, без выходных. Надо же и её мотивировать!

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
- Не ты, а мы наложили, тушка у нас одна, не присваивай и хватит ржать! - Центральная состроила глазки и послала себе в зеркало воздушный чмок. - Все было по честному, мы им г…. отходы жизнедеятельности, а они мне парфюм, а если нет, то я пообещала им еще одну доставку устроить, хотя они и от прошлой больше месяца отмывались. – Что тут у нас?
Дракон подхватил упавшую на пол грамоту.
- Так, так, так, - когти огромной лапы, оставляя глубоки борозды, раздраженно заскребли каменный пол пещеры, - кормишь их, поишь, воспитываешь, а эти бройлеры от выступления отказываются, решили окорочками за границей потрясти, ну ничего, я им еще такое гуано устрою, такой режим инкубаторский.
- Устроить-то устроим, а делать-то что? – икнув, приподнялась с пола Правая голова.
- Что делать? Думать!!! - Новоявленная Изабель лягнула лапой Левую голову. – Хотя, вы на это совершенно неспособны.
Центральная была самой начитанной и образованной из трех голов, а потому, по праву считала себя умнее.
- Я не собираюсь пропускать карнавал из-за этих цыплят недощипанных. Надо думать, можем ли мы заменить общее шоу на наше личное шоу. Как там оно? Перотехническое… перо… Перо!!! Перо Жарптицы! Так, нам срочно нужна Яга.
- Это еще зачем? Не хочу. В прошлый раз я из-за ее настойки три дня икал, - недовольно набычилась Правая.
- А я покрылся малиновыми пупурышами, - отозвалась Левая, заглядывая в зеркало.
- У Яги есть Жарптицево перо, пусть созывает своих сорок огненных. Будем показывать синхронное летание. Где у нас сейчас Яга? - Центральна вытянула шею к зеркалу и чиркнула когтем по ободку , - Ну-ка зенки размежи и Ягу мне покажи.
По зеркалу пошли мутно-серые волны. Оно затрещало, запищало. Сквозь треск,писк и завывание стали прорываться какие-то голоса, слова, фразы…
- Алло, центральная, центральная? Это Парнас, прием-с-с-… тр-р-р…пши-и-и-и…уи-и-и….
- Центральная слушает, - машинально ответила Центральная и недовольно уставилась в зеркало, на котором вместо Яги появилась какая-то дЕвица в красной беретке и тулупе.
- Мне бы Кота, - растерянно промямлила дЕвица. На Ягу она никак не походила.
- Баюн в отпуске, к воеводе в гости поехал, - отрезала Центральная, и уже подняла коготь ,чтобы отключиться, как вдруг заметила нечто находившееся позади дЕвицы. – Мальчики?! – барханный баритон Изабель превратился в рев, - У нас ничего не пропадало?
Сталкиваясь лбами Правая и Левая ткнулись в зеркало.
- Наша бочка? Или не наша? Как это не наша, я тебе говорил, что одной не хватает.. Точно наша! Увели сволочи! Сожгу-у-у!!!
- Мальчики-и-и! От винта! Я за главную! – басом взвизгнула Изабель.
Горыныч молнией вырвался из пещеры, расправляя на ходу крылья, и по спирали стремительно взмыл в небо.

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
А на печи к тому моменту стало совсем весело. Печь с крейсерской скоростью неслась по лесу , лихо подскакивая на пригорках и огибая на виражах встречные деревья. Макар загибая Емеле палец за пальцем, очередной раз пытался затянуть:
- Ой да не вечер да не ве-е-чер Мне-е малым малой спало-о-о-ось… Мне малым малой спало-о-ось… Ох да во сне привидело-ось…
Матвей при каждом подскоке печи басом взвывал:
- Эх, дубинушка, ухнем! Эх, зеленая сама пойдет! Подернем, подернем, Да ухнем!
А Иван, игриво посматривая на Шапочку захмелевшим взглядом, залихватски затянул:
- Две деревни – три двора, восемь девок - один я! Эх! Девки - в лес и я за ними, девки сели и я с ними, девки в баню на полок и я с ними рядом лег….

0

38

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
До постоялого двора так и добрались – на чужих фижмах. У порога соскочили.
И тут оказалось, что Василисе в нумера путь заказан – по лестнице ей не взобраться – куда уж, размером с мизинец, каждая ступенька - почитай, Монблан.
Погоревала Василиса, да недолго – мышь ее под локоток толкает – гляди, мол, средство передвижения само к нам идет. И верно – к фройлян, которая зовется Рецепшен, парочка подошла, два дородных гессенца, супруги, видать. Он важный, что твой индюк, с тремя подбородками и бородавкой на носу, размером с вишню, а она сухая, как есть – сушеная вобла, и вертлявая, как белка. И все не по-нашему лопочут.
Парочка по лестнице поднялась и прямиком в нумер посла гессенского – вот удача!
Василиса с мышью соскочили, как гессенцы дверь за собой прикрыли. И шмыгнули в гардеробную – шапку искать.
- Ищи, давай, - приказала Василиса мыши, - а я послушаю, что за гости, и о чем в нумере разговор пойдет.
- Это почему я? – обиделась мышь, - я не собака служебная, чтобы утерянные вещи искать!
- Зато ты о четырех лапах, и нюх у тебя получше моего будет, - авторитетно возразила Василиса. И шустро, по стеночке, крадучись – вышла в гостиную. А гости уже сидят в креслах, вино пьют, из вазы с фруктами берут серебряными вилками о двух зубьях виноградины, а потчует их… ну да, герр Шноссель, собственной персоной, снова в парике и с мушками, напудренный, затянутый – соплей перешибешь. И по-гессенски шпрехает – так быстро, что слов не разобрать. Одно красавица поняла - Кащея помянули. И не раз.
- То ли Кащея предупредить, то ли Ягу искать, чтобы воротиться в прежнее состояние? А коль не успею? - вздохнула Василиса, и поплелась в гардеробную, - эй, мышь, нашла шапку-то?
- Нашла! – мышь сердито чихнула – усы в пыли, шкурка пеплом посыпана, глазки красные блестят презлюще.
Василиса находку нацепила - велика шапочка сделалась. Волочится следом, как шлейф у гессенского короля. Зато мышь под шапку свободно поместилась, и то славно.
- Теперь на сани - и к Яге! – решила Василиса.
- А обернуться успеем?
- На шестой передаче-то – легко!

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
Кот, в образе жабы, выслушал старую грымзу, удрученно почесывая перепончатой лапой большую бородавку на носу. Печально всхлипнув и почти натурально пустив слезу, он полез под лавку, но остановился на половине пути, прислушиваясь к окончанию рассказа. « Во дела! Карге давно на печку пора, а ей женихов подавай. Совсем подурела, старая. А когда это мой срок то придет? На ту осень, лет через восемь? Нет, так не годится. Делать что-то надо, а не под лавкой расседать», - притаптывая лапами, зажимаясь и делая жалобную морду, Леопольд поднял голову, вопросительно глядя на ведьму.
- Бабушка, а можно мне до ветру? Я мигом, а потом сразу под лавку, а то, как-то после превращения, живот прихватило, - боковыми прыжками, агент ломанулся к двери. – Я быстренько. Одна нога здесь, а другая там, - протискиваясь в щель, приоткрытой ветхой двери, кот захлопнул ее и попрыгал к припрятанному рюкзаку. С печалью посмотрев на родные полукеды, он отодвинул их в сторону и отрыл заветное зеркальце. Постучав по ободку, Леопольд потряс его, для верности и, уставившись в серую рябь, стал громко шептать:
- Девица, девица красавица, отзовись, родимая, - в отражении появился размытый силуэт. Кот уже понял, что в Тридесятом связь была отвратительной. Ну уж спасибо и на этом. – Милая моя, хорошая, заколдовали меня злые силы и чтобы заклятье снять, поцелуй нужен. Ждет тебя твой Леопольдушка, ведь не расколдуюсь я по-другому, - печально всхлипнув, кот потряс волшебным стеклом, приподнял его, помахал из стороны в сторону, пытаясь настроить волшебную связь. На пятом повороте, темное пятно по середине преобразовалось в трехголовую рептилию. Кот изумленно уставился на центральную голову с бантом на макушке и напомаженной пастью. – Bonjour Mademoiselle, - единственное, что смог произнести обалдевший агент.

0

39

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Змей Горыныч пишет:
- Баюн в отпуске, к воеводе в гости поехал, - отрезала Центральная, и уже подняла коготь ,чтобы отключиться, как вдруг заметила нечто находившееся позади девицы. – Мальчики?! – барханный баритон Изабель превратился в рев, - У нас ничего не пропадало?
Сталкиваясь лбами Правая и Левая ткнулись в зеркало.
- Наша бочка? Или не наша? Как это не наша, я тебе говорил, что одной не хватает.. Точно наша! Увели сволочи! Сожгу-у-у!!!

Шапка моргнула, потеряв дар речи на мгновение. Драконьи морды явно чем-то обеспокоились, затем разозлились, а вконец совсем обезумели. Аннет покосилась на Ивана и компанию, взгляд ее переместился на злополучную бочку. Ох, и подсказывала ей интуиция, что коньяк определенно был контрабандным. «Вот влипла!» – с досадой подумала она, но тут зеркальце еще раз слабо вспыхнуло, и теперь Шапочка услышала жалобный писк Кота:
Кот пишет:
цитата:
- Девица, девица красавица, отзовись, родимая, - в отражении появился размытый силуэт. Кот уже понял, что в Тридесятом связь была отвратительной. Ну уж спасибо и на этом. – Милая моя, хорошая, заколдовали меня злые силы и чтобы заклятье снять, поцелуй нужен. Ждет тебя твой Леопольдушка, ведь не расколдуюсь я по-другому,
Шапка с ужасом смотрела на жабу, отразившуюся в зеркале. Смысл сказанного был не менее кошмарным, чем отражение. Надо было срочно, очень срочно, что-то предпринимать! Кот хоть и бестолковый, но кто ж ему поможет, кроме нее? Пора было брать ситуацию в свои руки. Она поправила беретик, пощипала себя за щечки, чтобы порозовели, и, ткнув Ивана локотком в бок, ласково пропела:
- Ванюша, тут в твоем зеркальце какие-то драконьи морды нарисовались. Стали говорить про какие-то не то бочки, не то печки. Сжечь грозились. Вы что ж, печку у него сперли? – она невинно похлопала ресничками, переводя взгляд с Ивана на Емелю.

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Летел Горыныч немного странно, рывками и было от чего. Правая и Левая вытянув шеи в струну , как СУ-47, гордо стремились вверх, а Центральная, точно так же вытянув шею, и вопя фальцетом:
- Стойте!!! Назад!!! Назад!!! - тянула тушу дракона вниз.
В конце концов, убедившись, что с двумя моторами ей ни за что не справиться, она резко дернулась, взвизгнув на уровне ультразвука:
- Стойте!!! Я видела!!!
- Что? Где? – Правая и Левая одновременно посмотрели вниз, от чего «С-47» тут же клюнул носом. С трудом выйдя из пике, Змей сделал "кобру" и, наконец, завис «колоколом», превратившись из грозной боевой машины в гигантского нетопыря.
- Что видела? Где видела?
- В зеркале… Пры-ы-ынца!!! - рыдающим контральто ответила Центральная и, томно закатив глаза, откинулась назад, от чего туша дракона тут же просела на несколько метров вниз. Правая и Левая дружно цапнули Центральню за уши. Так приводить в себя «прекрасную Изабель» им было не впервой. Дело в том, что в изабельевой ипостаси Центральная страдала патологической влюбчивостью во всех без исключения особей мужского пола. Первое время она даже пыталась влюбляться в собственные головы. Ни к чему хорошему не привело, а потому между троицей раз и навсегда был установлен дружеский паритет.
Вот и теперь, уже дав команду на взлет, Центральная напоследок взглянула в зеркало, в котором стали проявляться очертания избушки и увидела нечто, потрясшее ее чувствительный разум. И это Нечто, уставившись на нее огромными глазами, квакающим голосом промурлыкало:
- « Бонжюр, мадемуазель».
Центральную еще никто не называл мадемуазель, и это снесло ей крышу. Она хотела задержаться, но было поздно. Правая и Левая уже бежали к выходу.
- Да, прынца! Мечту всей моей жизни! Он приедет за мной на белом коне!
- Ага, на яговой избе…- фыркнула Левая.
- Вырвет меня из вашего плена, ужасные чудовища, и увезет далеко-далеко.
- А у него, что, гильотина имеется? - деловито поинтересовалась Правая. Ее всегда интересовал практический вопрос, а что будет, если отрубить одну голову, не ее саму, разумеется.
- Я хочу найти прынца!
- А я хочу найти бочку!
- И то ворье, что у нас ее сперло!
- Прынца!
- Бочку!!!!
- Ладно, сначала ищем бочку, в отличие от принца, она может кончиться, а потом летим искать твоего «суженого».
Дракон снова взмыл в небо, внимательно осматривая окрестности.. на другом берегу озера, почти у самого края закатного горизонта в темноте наступающей ночи быстро двигался мерцающий огонек, над которым вилась струйка дыма.
__________________
«Кобра» - самолёт резко задирает нос, вплоть до запрокидывания назад, но при этом сохраняет прежнее направление полёта.
«Колокол» - самолёт находится носом вверх на нулевой скорости, а хвост раскачивается из стороны в сторону (или вперёд-назад) напоминая при этом язык колокола.

0

40

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Серый, уже давно собиравшийся рассказать Яге о своем задании, вдруг сообразил, что не учел одну вещь. Диван, как артефакт был мощнейшей магической вещью, а что, если узнав об этом, кто-нибудь захочет использовать его в своих целях, тогда последствия станут непредсказуемыми. Хотя бы та же Яга. Правда, идея мирового господства как-то не слишком вязалась с ее образом, но ведь есть и другие злодеи, тот же Кощей, или магрибский колдун из Алладина, если сказки действительно перемешиваются. Однако, выхода у Сергея не было, без помощи местных жителей, ему с заданием не справиться. Ни в ведьмочке, ни в русалке он особей опасности не видел, одно слово девчонки, с Ягой было сложнее, но вряд ли старушке захочется вместо своего любимого Кикиморья увидеть ядерную пустыню, а вот неизвестно откуда взявшийся Кот его напрягал, поэтому, Волков очень образовался, когда превратившийся в жабень котяра шмыгнул за порог «до ветру». Вернув себе человеческий облик, так, все-таки, было сподручнее разговаривать, Сергей присел рядом с Ягой на лавку.
- Даже и не знаю, как рассказать, Ягнеда Велесовна, - у него язык как-то не поворачивался назвать эту моложавую женщину бабушкой, - попал к вам из нашего мира мощный артефакт. Излучает он сказочное поле. В результате все здесь начинает перемешиваться и меняться. Сказки проникают друг в друга и меняются. Кощей может стать добрым, а Золушка злодейкой. И не только это. Излучая энергию, он одновременно и вкачивает ее из этого мира. Излучает меньше чем выкачивает, и никто не знает, чем это кончится, не только для вас, но и для моего мира. Мне надо его найти и выключить, а я знать не знаю, где искать, да и как он сейчас выглядит, измениться мог мой диванчик до неузнаваемости, – Серый сокрушенно покачал головой, - может есть какой-нибудь шарик волшебный, поискать, не появлялось ли в этом мире что-нибудь особо мощное?

Бабка Гульда
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
старая карга
- Сделать можно, - кивнула Яга. - Мне захожие добры молодцы и посложнее загадки загадывали. Шариков у меня нету, но сыскать твой артефакт, - со вкусом произнесла старуха новое слово, - сумею. Вот только не сейчас, а как стемнеет. Остановим избушку, выйдем наружу. Соберу я зверей рыскучих, птиц летучих, гадов ползуч... эх, с гадами не выйдет: зима, спячка. А жаль, они у меня самые ловкие прознатчики.
- Инфор-рматоры, - солидно подсказал мудрый ворон.
- Кондрашка, будешь шибко умничать - попадешь, как кур в ощип!.. А ты, добрый молодец, Особый Лейтенант, на пироги налетай, пока они еще на блюде остались. Баньку истопить - с этим не получится, а вот напоить-накормить - это уж как обычай велит.
- Тр-радиция! - подсказал неукротимый Кондрат.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Совместное занятие чем-либо, как известно, чрезвычайно сближает. Будь то распевание народных песен, или же распитие горячительных напитков. Особенно, когда это происходит одновременно, да без закуси. Песнь лилась рекой, коньяк - ручейком, и посему, перешедший на пронзительное крещендо Иван не обратил внимания на слова Шапочки. Он весь отдался порыву, и на него было любо поглядеть. Однако Емеля по лени своей естественной выпивший меньше других, уловил смысл сказанного заморской девицей, хотя и с некоторой задержкой. Он приложился ухом к печке, и глаза его расширились - земля дрожала. Конечно, ему неведомо было, что впереди, переключившись на четвертую передачу, уверенно неслась по зимнему бездорожью сказочная машина класса "люкс", то есть, избушка всесильной Яги, и Емеля принял гудение грунта за резонанс, создаваемый крыльями Горыныча.
- Эй, братцы, беда! - завопил он, стараясь перекричать нестройный хор разрывающих тишину извечного леса голосов. - Горыныч, по ходу, пропажу обнаружил, и теперь за нами летит! Говорил же вам! - с досадой стукнул он по печке, от чего та возмущенно чмыхнула, но скорости не сбавила. - Беда-горюшко, гореть нам всем в пламени гнева Горынычева!

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
Первым осознал Емелины вопли Матвей.
- Горим, братцы!!! Горим!!! Тикать надо!!! – во всю глотку заорал он могучим басом.
- Где горим?!!! – Макар едва успел ухватить брата за кушак, - Сдурел на полном ходу прыгать? Костей не соберешь!
- Горыныч летит, нас пожечь хочет! Тикать надо, тикать!
- Горыныч летит?! Емеля!! – удержав брата, Макар чуть сам не свалился с печи. - В медвежий овраг за трактом гони, там снега выше крыши, схоронимся, в темноте он следа не найдет! Жару поддать, надо, жару!!!
И ухватившись за трубу, Макар плеснул в печь коньяк из своей кружки.
- Но-о-о!!! Пошла залетная!!!!

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
От воплей раздухарившейся ватаги подскочил, потирая глаза, старый вояка. Скинув с себя полу Шапкиного плаща, Щука уставился на летящее в огненных всполохах чудище, прикидывая на глаз метательную дальнобойность ящера. Змей, путаясь головами, выделывал над заламывающей лихие виражи печью замысловатые петли и фигуры, используя устрашающий прием психической атаки, перед нанесением открытого массированного удара по противнику с применением шквально-проливного огня. Шансы справится с Горынычем, у необученных военному ремеслу охламонов, были равны нулю. Вся надежда была на авось и смекалку.
- А ну, Емелюшка, лей смелее зелье драконово в топку!!! Жарь, Емелюшка!!! Жарь!!! – заорал довольный рекрут, узрев бросившегося к бочке Емельяна. Похоже, ему впервые пришлось выполнять щучье веленье.
- Ага!!! - обрадовался Щука, видя, как печь набирает обороты, - в самое жерло, Емелюшка, плещи!!! И вы, братовья, не зевайте, да не жалейте вы пойла Горынычева, там еще на сто таких поездок хватит. Уж поверьте моему веленью!!!
- Ну, что?! - заорал рекрут отставшему Горынычу. - Выкусил?!
При этом он сложил из плавника выразительную дулю и потряс ею в небо, приплясывая:
- Врешь, супостат!!! Врешь, не возьмешь!!!
Печь, подпрыгнув, слетела с тракта, поворачивая к оврагу.

0

41

Captain
волшебник
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
Расправив крылья, Горыныч стремительно гнался за мелькающим внизу огоньком.
- Вор-р-ры!!!Грр-рбители!! Сожгу-у-у!!! – ревела Правая голова.
-Тати окояные-е-е!!! Р-р-разорр-рву!!! - вторила ей Левая
- Не уйдешь!! Догоним!!!
- А потом за пр-р-ринцем!!! – влетала в общий хор свое мечтательное контральто Центральная.
- Поддай, Емеля, поддай! Догоняет!- Макар не сводил испуганного взгляда с горизонта на фоне которого,  неумолимо приближаясь, росла черная точка, постепенно приобретая черты летящего дракона.
- А, ежели, не успеем? А, ежели, догонит? – испуганно икая, Иван, то и дело, дергал за плавник восседавшего на бочке Щуку.
- Не боись, успеем, недалеко осталось, - бывалому, рекруту, казалось, все было нипочем.
- А если он овраг растопит, потонем же!
- Не ссы, Ванька, пробьемся! – Щука водрузил на голову невесть откуда взявшуюся треуголку и приняв позу Наполеона, взмахнул трубкой. - Вперед!!! В атаку!!!
Кого собрался атаковать воинственный рекрут было неясно, потому что догнавший печку Горыныч взревел с утроенной силой, и перейдя на бреющий, встал на крыло. Левое крыло змея целилось в землю, правое в небо, носы лихо бежали по линии горизонта, выходя на нужный на угол.
- Зигзугой надо, зигзугй, я читал, если так то, труднее подстрелить будет!! – посмотрев вверх заорал Матвей, - зигзугой…
- Ты же читать не умеешь! – Макар ошалело уставился на брата
- Не важно, что не умею, все равно читал! Щас плюнет! Зигзугой надо!!!
- И без вас знаю!!!- огрызнулся Щука, и печь, заложив глубокий вираж, ушла влево.
- Целься!!! – скомандовала Правая, доворачивая тушу до нужного угла атаки,
- Огонь!!!- Левая с воем выпустила вниз струю горящего напалма и… не попала.
Увернувшись, печь резко ушла вправо, разбрасывая веером брызги снега.
- Огонь!!! – выдохнула Правая и тоже промахнулась.
Печь ушла влево.
-Огонь!!!
Вправо.
- Огонь!!!
Влево.
Печь, управляемая твердым плавником Щуки, раз за разом уходила из-под обстрела, неизменно оказываясь в зиге, когда очередная голова стреляла в заг. Закладывая крутые виражи, от чего ветер завывал в трубе почище самого Соловья-разбойника, она неслась со скоростью гоночного болида, подскакивая на ухабах, лихо перелетала через поваленные стволы, резко ухая вниз, от чего у пассажиров перехватывало дух и екало под ложечкой, и даже такой опытный агент, как Шапка взвизгивала и зеленела от подкатывающей к горлу тошноты.
Горыныч не отставал, снизившись до предельной высоты, он прицелился сразу из двух голов и наверняка бы попал, если бы… не Центральная. Ох уж эта прекрасная Изабель!
Разглядев среди снежной пыли, кто сидит на печи она с радостным воплем:
-Мужчинки!!! - резко дернулась вниз, от чего туша дракона перевернувшись в воздухе грохнулась на землю, ломая подвернувшиеся деревья.
На печи взвыли от восторга. Емеля, уцепившись за трубу, заулюлюкал, размахивая ушанкой, Иван расцеловал Шапочку, а браться дружно грянули:
Поленья пылают
Колышется чад.
У печки задвижки
Как сердце стучат.
И нет нам покоя, гори, но живи!
Погоня, погоня, погоня, погоня
В горячей крови!!!!
Легенды расскажут
Лет так через сто,
Как мы умыкнули
У змея винцо!!!
И нет нам покоя, гори, но живи!
Полно алкоголя, полно алкоголя
В горячей крови!!!!
Но, радоваться было рано. В бешенстве от такого позора, Горыныч взвился горным козлом и, ломая деревья, бросился следом. И, неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы наперерез всей «честной» компании не выскочила, избушка, мерно трусившая, вскидывая голенастые ноги, к главному тракту . Не ожидавшая столкновения изба подпрыгнула, но недостаточно, от чего, зацепившаяся трубой за острый коготь печь, сначала взбрыкнула задом, а потом закрутилась волчком, разбросав по окрестным сугробам своих пассажиров, а не успевший расправить крылья Горыныч, со всего маху влетел Центральной прямехонько в окошко, качественнейшим образом приложившись боковыми головами об углы избы.

Отредактировано Captain (2015-01-19 23:32:50)

0

42

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
«Напоить, накормить, спать уложить, ну, а в баньке можно и потом попариться»
Серый не заставил себя долго уговаривать и, присев за стол, начал уплетать пироги.
А они у Яги, действительно, были отменными, жаль, что волком он это не особо распробовал. Впрочем, проголодался лейтенант сильно и аппетит у него был волчий. Но, не успел он откусить от третьего пирога, как совсем рядом, раздался звук, настолько похожий на вой пикирующего бомбардировщика, что Волков едва не заорал: «Воздух!»
Тяжелый удар сотряс землю, избушка пошатнулась, на полках загремели горшки и чугунки. Серый замер удивленно прислушиваясь. На улице кто-то орал, смеялся и даже пел. Но, это продолжалось недолго. Избушка внезапно подпрыгнула, да так, что все внутри поехало и закрутилось. Лейтенант с ужасом увидел, как завис в воздухе котелок со сварным котом зельем.
«Ах ты, черт мохнатый! Вот дружил, сейчас плюхнется, и всех окатит, что мы будем с этом жабьем царстве делать?»
Вылетев из-за стола, который как раз в этот момент поехал в другую сторону, Сергей, как вратарь берущий пенальти, рванулся в сторону котелка, распластавшись в воздухе, на секунду завис, хватая котелок, и плюхнулся на пол, держа злосчастный сосуд на вытянутых руках. От удара часть варева выплеснулась, как раз в том момент, когда в окно перед ним, с треском, вышибая раму, впихнулась драконья голова, в разинутой пасти которой кипел готовый вырваться огонь.
Лейтенант зажмурился, вжимаясь пол, но огненного удара не последовало. Пасть, проглотив влетевшее туда варево, икнула, облизнулась и, покрывшись розовыми пупырышками, расплылась в счастливой улыбке, пропев глубоким контральто:
- Мой пры-ы-ы-ынц!

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Казавшаяся неминуемой победа в спринтерской гонке на выживание разбилась о невесть откуда взявшуюся избушку. Емеля даже не понял, что произошло - он почувствовал удар, потом его закрутило с такой силой, что даже проявляющий признаки острого желания познакомиться с окружающим миром коньяк в желудке ленивца распластался по стенкам органа пищеварения. Потом было ощущение невыносимой легкости бытия - Емеля взлетел, а через мгновение сила притяжения, спохватившись, проявила свою непреклонную ко всему живому на Земле волю, и Емеля шмякнулся головой прямо в сугроб. Рот и ноздри мгновенно заполнил пушистый снег, и Емеля, прекратив дрыгать ногами, вырвался из снежного плена, беспорядочно мотая головой в разные стороны. Когда нервный тик прекратился, взору отдыхающего на пятой точке Емели представилась картина воистину эпическая.
Раскаряченная избушка застыла на месте, пытаясь вырвать здоровенный желтый коготь из трубы, печка явно желала подобного исхода не меньше, чем обитель Яги, и плевалась головешками, тужась и пыхтя, а из окна избушки торчала задница Горыныча.
Не в силах отвести взгляд от столь захватывающего зрелища, Емеля прошептал:
- Ох... ох... Попили коньячку...

Бабка Гульда
старая карга  [float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Не успела голова Горыныча пропеть "мой прыыынц!", как в незахлопнутую пасть полетела - следом за варевом - связка нанизанных на веревочку кусков коры лукоморского дуба. Проскользнула в гортань, съехала по пищеводу и разом вывела из строя огнеметательный механизм крылатой рептилии. Пусть на время, зато сразу.
Швырнувшая ему в пасть связку Яга хмыкнула (теперь избушке хоть пожар не грозит!) и, ухватив верное помело, от всего своего щедрого сердца шмякнула незваному гостю промеж глаз.
- Ах, ирод чешуйчатый! Лихач окаянный! Ты ж мне окно выбил и рамы своротил! А у меня, чай, стекло стояло, дорогое, заморскими мастерами вставленное! Да чтоб тебя Кощей лишил полетных прав... О, так и сделаю! Пожалуюсь злодею-батюшке, он тебя в узел завяжет, одни лапы из того узла торчать будут!

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
Всё случилось быстро, слишком быстро, чтобы Вальдегардис смогла хоть что-то понять. Мгновение - и Волк уже лежит на спине, подхватив горшок с огненным варевом Котожабы, а посредь избушки скалится голова огромной ящерицы, вся в розовых пузырьках, и квакает "Мой прыыыыыынц!" Ухватившись обеими руками за лавку, Вальдегардис, как зачарованная созерцала это чудо в бантике. Кажется, похоже на дракона, одного она видела, в баварском развлекательном парке "Альпзее-Нойшванштайн" - местная достопримечательность, дракон Магнус, рассекал по окрестностям с замком на голове, и считалось очень престижным во время полета обедать в замковом ресторане. Люди платили огромные деньги за то, чтобы просто поглазеть на дракона, а тут Вальдегардис совершенно бесплатно смотрела прямо в глаза хтоническому чудищу.
А Яга, похоже, не питала к нему ни малейшего пиетета, лихо охаживая дракона за поломку её недвижимости. Или, скорее, движимости.
Вальдегардис одного не могла взять в толк - какого полу этот дракон? Голос у него был утробный, но на голове - бантик. Всё в этих загадочных землях было удивительно.

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
- Магическая сила! Ексель-моксель, трах-тибидох, - теперь кот тряс не зеркалом, а плоской лягушачьей головой и жмурил глаза. – Это ж предвидится такое? Видно, грибочки были того, сильно заколдованные. Надо б стянуть, пару штук, - с сожалением посмотрев на полукеды, жаба-кот повертел их в лапах, прижал к груди и печально вздохнул. Акция с прикрытием провалилась, Шапка сгинула в тьму-таракань, а с головой вообще полная безнадега. Вон, драконы с бантиками уже мерещатся и принцесс на горизонте не наблюдалось. Не сказочное королевство, а полный бедлам. Вот что тут делать, как не сгинуть бедному французскому агенту. А еще гурманы, хреновы, лапки а ля фрикасе им подавай. Леопольд вытянул лапу, горестно глядя на бородавчатую кожу и, утробно завыл от отчаяния.
- Квауууу!!!! Ох-хо-хошечки…. Да что бы я, еще когда ни будь, связался с этим Тридесятым. Горе-то, горе-то какое? Это уже не сказки, а ужасы, какие… - обиженный мурлыка хотел дольше пожалится на гадскую жизнь, но склизкая жабья шкурка начала подмерзать. 
Прикинув, что терять ему нечего, Леопольд, кое-как напялил полукеды, нацепил очки, надел галстук-бабочку и решил, что если враньем не вышло, придется действовать открыто и объяснить этим, в Тридесятом, чем им грозит чужеродная интервенция.
Избушка, между тем, ускорила бег и кот с трудом добрался к двери, под подпрыгивание голенастых ног по кочкам. Откуда-то сбоку послышался зловещий хруст и гикающие голоса. Жабьи глаза испуганно расширились и агент метнулся к двери, хватаясь лапами за перекошенные бревенчатое полотно и приоткрывая спасительную щелку в теплую горницу избушки.
Удар! От толчка дверь распахнулась и кот завис на проржавевшем засове, болтая в воздухе полукедами. Тормозящая сила прихлопнула засов, подавая висящему агенту ускорения и он, пушечным ядром влетел в горницу, по привычке растопыривая лапы. Совершив не магический полет, не успев разобрать, что происходит, заколдованный кот приземлился прямо на розовую драконью морду, распластавшись на крупном вытянутом носу и впечатываясь в него губами.
За спиной слышался крик ведьмы. Медленно поднимая голову, с перекошенными на морде очками, Леопольд уставился в огромные глаза рептилии и икнул.
- Ик, - «вот и галлюцинации начались», - ик… - еще надеясь на чудо, кот поправил очки, веря, что розовое чудовище ошибка оптики, но видение не исчезло и к нему добавился знакомый розовый бант. « Ну вот оно, тихое умопомешательство. А я, что говорил?» - медленно поднимаясь и стараясь не делать резких движений, агент сдвинул лапы и извиняющее улыбаясь, совершенно дурацкой улыбкой, протер след несанкционированного поцелуя. – Пардон, Мадмуазель. Я, глубоко извиняясь, что так вышло. Обычно вначале знакомятся с девушкой… но тут такие обстоятельства, - потихоньку отступая и прикладывая лапы к груди, агент пытался дать деру, в тайне надеясь, что галлюцинация исчезнет сама собой. – Я бы никогда не позволил себе подобной вольности, по отношению к даме, тем бооо…
Глаз на спине не было и, делая очередной шаг назад, Леопольд свалился с драконьей морды и падая, ударяясь оземь, дернулся, как в конвульсии. Тело вновь заволокло бурое облачко и когда оно рассеялось, на сосновых досках сидел кот, в настоящем кошачьем обличии.

0

43

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
«Опять сугроб! Ну, сколько можно!» - в отчаянии думала Шапка, вылезая из снега, в котором утонула с головой. Лес кружился, как карусель на ярмарке с трубадурами.
- Чтобы я еще хоть раз! Да на печку! Да через лес! Да загзююгами! – в сердцах выдала позеленевшая Шапочка, и скрылась за ближайшей березкой. Вскоре послышались нелицеприятные звуки, которые перемежались с фразами «О-ля-ля», «Волк подлюга», «Должен будешь!» и «Чтоб у тебя хвост в проруби замерз». Наконец, бледная агентесса вылезла из-под березки. Девицу качало, как в семибалльный шторм, ей мерещилось, что она снова на борту «Летучего Голландца», куда ее однажды занесла очередная миссия Королевства. Это были не лучшие ее воспоминания.
Алый беретик украла сумасшедшая погоня. Шапочка не помнила, где и как его потеряла: зацепила за ветку, снесло ветром или знак отличия французского спецназа спалило пламя Горынычевой пасти, но головного убора не было.
- Позоор! - пробубнила Аннет потерянно. Шапке казалось, что она предала Родину.
Хотелось плакать, но сил не было. Хотелось лечь, но девица вспомнила о снеге, угодившем за шиворот. Хотелось просто домой, в Королевство, к зеленым лугам, бабушке и ласковому солнцу, но ковер был деморализован, а печка теперь наводила на Шапочку панический ужас.
Кто знает, как бы дальше сложилась судьба Аннет, может быть, она так и осталась замерзать под березой, плакать и жалеть себя, если бы до слуха ее не донеслись стоны и шипение. Девица насторожилась. Однако звуки были не угрожающими, а скорее, жалостливыми, и раздавались где-то совсем-совсем близко. Шапочка сделала шажок, потом другой, и тут взвизгнула - нога ее чуть не наступила на скользкую и вздрагивающую кочку. Серебристый месяц, словно решив помочь, выглянул из-за облака. И тут Шапка увидела:
- Щука! Ты? – Девица упала на колени и вытащила из снега морского заиндевевшего рекрута.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Запустив котелок по половице в угол, где тот застрял между кадушкой и ухватом, Серый бытро откатился в сторону с линии огневого удара, мысленно моля бога, что вопль «Мой пры-ы-ынц!, относился не к нему. Реакция Яги на появление дракона сделала бы честь любому десантнику, так ловко и точно, ведьма закинула в пасть Горынычу нечто противогненное. Драконья голова обиженно квакнула и, пару раз икнув, выпустила уже не огонь, а только маленькие облачка дыма. Лейтенант не успел подняться на ноги, как избушка, хлопая дверью, закачалась, так, словно дрыгала одной лапой. И внутрь влетел Кот, вернее жаб, в очках и кедах. С разгону хлопнувшись на морду дракона, она весьма смачно приложился к ней губами. Дальнейшего лейтенант не видел, потому что избушка снова накренилась, и он, не успев ни за что зацепиться, вылетел наружу, и, свалившись в глубокий сугроб, по неволе превратился в волка. Когда Серый, клацая зубами, фырча и отряхиваясь выбрался из снега, первое, что он увидел в неясном лунном свете - сидящую в снегу растрепанную девицу в обнимку с огромной щукой.

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
Волшебная рыбина, разве что чудом не успела превратиться в полуфабрикат длительного срока хранения – проведенная доблестным иностранным легионером-спецназовцем операция спасения военно-морского рекрута в сложных полевых условиях завершилась успешно. Вытащенный за хвост из сугроба Щука, в уверенных руках француженки Аннет, обрел второе дыхание.
Он уставился на девицу без шапочки, (то есть без крапового берета, но с прелестно растрепанными локонами), удивленными круглыми глазами, лихо нахлобучил треуголку и приобнял Шапочку жестким плавником.
- И-э-э-эх, крас-савица! Раскудрить твою в качель! Был бы я чуть помоложе, мы б с тобой так-кую скадрилью отмочили! - Щука крякнул от удовольствия и от всей своей рыбьей души чмокнул Аннет в раскрасневшуюся на морозе щечку.
После лобзанья он, преисполнившись ответственности главнокомандующего, окинул опытным взором дислокацию сил – наших и вражьих – и совершил молниеносный, стремительный бросок на печь, сверкнув в серебряном свете луны беловатым брюхом. Убедившись в отсутствии серьезных механических повреждений Емелькиного транспортного средства, рекрут с неподдельным оживлением взглянул на причину аварии – изба с куриными ногами, и, судя по всему с такими же мозгами (сразу видать - баба за рулем!) ковырялась пальцем в печной трубе. Лучше б за своей выхлопной следила!
- А ну, Емелюшка, веленье вызывай! Нужно помочь барышне завязшую лапу вытащить, да отбуксировать ее в сторонку, и вон, заблокированного пострадавшего, - он махнул на находившегося в отключке Горыныча, - из избушки вырезать. А может, того, - глаза Щуки вспыхнули искрами азарта, созерцая торчащий из избы зад рептилии, - пару лопат угольку ему под хвост поддать сначала? Чтоб на своей шкуре, гад такой, почувствовал, пламень поедающий, супостат окаянный! Да наперед думал башками своими, прежде чем огнем плеваться, поджигатель чешуйчатый!

0

44

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Увлеченный командованием мобилизированными на диспозиции силами, Щука не заметил, как из дверей избы, чуть правее от него, вывалился серый волк. Да так и уставился на Шапку. Равно как и она на него.
Емеля тоже упустил этот момент, так как, охая и ахая, начал лазать по сугробам в поисках своей шапки. Не красной, а обычной, конструкции "петушок". Ему казалось, что приземлялся он в снежное ложе аккурат с ней на голове, и что именно она смягчила удар, но найти пропажу никак не удавалось. Махнув в сердцах рукой, Емеля откликнулся на призыв Щуки.
- Эгегей, печка, по щукиному веленью, да по моему очень сильному хотенью, дерни-ка трубой вниз, да освободи коготь избушкин, и сама из ДТП вызволяйся! - Емеля живо представил лицо своих невесток, когда он им предоставит пострадавшую на лесном тракте печку, и ему стало не по себе, ещё больше, чем от вида филейной части драконьей туши. - Э, нет, Щука, нам Горыныч и так брови дыханием свои посжигает за бочку стыренную, если чего похуже не сотворит, а ежели я ему под зад наподдам угольком - угольком и обернусь, как только супостат освободится. А из тебя будет балык копченый.
Тут до Емели дошло, кто есть хозяйка двулапой когтистой избушке.
Емеля икнул с перепугу.

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Центральная пребывала в дурном расположении духа. А как тут не быть? Первое, что увидела прекрасная Изабель, влетев неожиданно в ягову избушку, был прекрасный принц, болтающийся на дверной щеколде. Странно одетый, в очках, но это был, несомненно, он. Тут же сомлев от счастья, она почти не обратила внимания ни на выплеснутое ей в пасть зелье, ни на последовавшую за ним еще какую-то дрянь – гадость, конечно, но у быбы-Яги всегда так, и была уже готова рвануться навстречу своему счастью, как Яга со всем маху огрела помелом ее по лбу. Но, ни это, ни даже появившиеся на носу розовые пупырышки, не рассердили Изабель, ибо ее суженый, распахнув объятья, уже летел к ней навстречу. Поцелуй был восхитительно страстным, но принц как истинный джентльмен тут же принялся извиняться за свой душевный порыв. Изабель хотела нежно пролепетать слова прощения, но неожиданно икнув, квакнула. А принц, свалившись на пол, неожиданно затрясся, как в падучей, и поплыв своим прекрасным образом,  превратился, в раскормленного кота в очках, манишке и кедах.
Это превращение отрезвило Изабель, лучше тонны воды на голову. Котов Центральная недолюбливала из-за постоянных контров с Баюном. Этот пройдоха, заходя в гости «на огонек» регулярно сжирал сметану и сливки, поставляемые Змею окрестными селеньями.
- Квот значит квак, Квот… ню..ню… - вытягивая губы в трубочку, проквакала Центральная и неизвестно, чтобы она сделала, если бы пришедшие в себя Правая с Левой не выдернули ее из окна с целью немедленно задать трепку. Но, вцепившись в шею Центральной, головы вдруг сели на хвост и впали в некоторую задумчивость – попавшие в желудок снадобья развили там такую бурную деятельность, что дракона буквально распирало… Газ требовал выхода, и выпустив мощную реактивную струю, Горыныч взвился в небо межконтинентальной ракетой.

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Щука, конечно, не поднял боевой дух Аннет, но его залихвастость, удаль и веселье вывели девицу из уныния. Рекрут был так безапелляционно очарователен, что Шапочка тоже в ответ одарила его поцелуем в чешуйчатую морду. После этого довольный Щука выскользнул из рук, и через мгновение покрикивал уже на печи, отдавая команды Емеле, и, видимо, даже избушке, застывшей в дивной акробатической позе.
Но не успела Шапочка опомниться от недавнего потрясения, как вдруг, скользнув усталым взором по серебристым сугробам, она увидела предмет своих долгожданных поисков. Это было так неожиданно, что Аннет поначалу зажмурилась, словно отгоняя от себя туманное видение.
Затем, синие, словно льдинки очи, изумленно уставились на санитара леса. Ресницы, слегка посеребренные инеем, недоверчиво хлопнули, раз, другой, а затем глаза превратились в две узкие злые щелочки. Боевой дух вернулся к Шапке.
Она поднялась с колен.
Медленно.
Полы красного плаща затрепетали на ветру, словно огненные языки пламени.
Дальше произошло то, о чем впоследствии Шапка, так и не могла вспомнить толком. Взвился красный бушующий ураган, который в считанные доли секунды оказался возле Серого и, казалось, малость очумелого волка. Аннет, грозно вперив ясные очи в наглые зенки животины, от всей души показала тому свой фирменный хук, угодивший прямо в грозную клыкастую морду.

0

45

Captain

[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
- Эх!! Где наша не пропадала!
Пока Щука строил планы мести Горынычу, на печь влезли выбравшиеся из сугробов Иван с братьями.
- Не боись, Щука, сейчас мы у этой курицы печь отвоюем! Ну-ка , батцы, вспомним как в кабак дверь вышибали. Ванька становись!
Макар с Матвеем подхватили Ивана и лихо перевернув вверх ногами, и в тот момент, когда печка по велению Емели просела вниз, вдарили этими самыми ногами, как стенобитным бревном в нависшую над печкой лапу, лапа дернулась, раз, другой и коготь, противно скрежетнув по кирпичам, выскочил из трубы. Печка облегченно «вздохнула», выпустив из трубы столб густого черного дыма, плюнула углями в сторону избушки, крутанулась, разворачиваясь, от чего слега обледенелый Щука как на салазках съехал прямо под ноги Емеле. А печка, видимо, решив, что Емелино веленье - самостоятельно выпутываться из ДТП, означает возвращение домой, рванула в сторону села, унося с собой еще не протрезвевшую троицу, вместе с чудом не упавшей бочкой.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Будь Серый в человеческой образе, он бы запросто ушел от удара и в миг скрутил бы эту лихую девицу, но волком ему драться еще не приходилось, поэтому единственное, что он смог сделать, это отклониться с линии удара, и принять удар на скулу . По скуле тоже вышло чувствительно, но кулак все-таки скользнул вдоль, заставив пошатнуться, но не сбив с ног .
Невольно зарычав Серый отскочил и ощерился, уставившись на воинственную девицу в красном одеянии. От чего-то вспомнились недавно вошедшие в моду Сейлормунки. Неужто, анимехи и до сказок добрались? А вот это было бы уже хреново.
- Ты, что с дуба рухнула, кулаками махать? - прорычал, прищурившись, лейтенант, - еще раз попробуешь, не посмотрю, что барышня, пальцы пооткусываю.
Газовая струя, унесшая в небо Горыныча, заставила его рвануться в сторону, оставив воинственную девицу и ее приятелей в облаке наигустейшего драконьего амбре.

Бабка Гульда
старая карга  [float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Из избушки на крыльцо вышла Яга. Принюхалась, хлопнула в ладоши. Короткий порыв колючего ветра разогнал густую вонь, оставшуюся от драконьего старта.
- Емелюшка, - нежно пропела Яга, - да ты ль это, касатик, на своей печурочке в мою избушку врезался? А куда твои глазоньки бесстыжие глядели? А о чем твоя головушка дурная думала? А ежели я тебя, сокол ясный, в конягу превращу да возчикам продам, кои бревна из лесу в город возят? Каково тебе лениться будет - под кнутом-то? Не пожалеешь ли тогда, голубок сизокрылый, что старушку обидел?
И резко сменила тон на сухой, деловитый:
- Сейчас в избу пойдешь. Дам молоток и гвозди - и чтоб живо мне ставни починил! Стекло ты, бестолочь, вставить не сумеешь, да и где тебе взять стекло-то, деревенщине неотесанной! Но хоть окно смогу закрыть. А если хоть разок чирикнешь, что лень тебе, - вот будь мое слово крепко, как утес гранитный: съем я тебя! И никакое щучье веленье не спасет, у меня на него свое хотенье найдется. Хочешь жить - чини ставни сей секунд!
Избушка злорадно приподняла одну лапу, явно намереваясь дать Емеле мстительного пинка, когда он пойдет к крыльцу.
А Яга тем временем переключила внимание на новое лицо, появившееся в пределах видимости:
- Чую, чую: человечьим духом пахнет! Столько сегодня человечьего духа на мой бедный нос, что и не продыхнуть! Что за красна девица к нам забрела, что за раскрасавица, что за цветик аленький... Серый, ты ее есть будешь? Так ешь скорее да возвращайся в избу, чтоб нам ее не выстуживать...
Тут старуха разглядела, что за бревно такое чешуйчатое лежит у Емелиных ног.
Ситуация резко менялась. Крупных волшебников Яга уважала, даже если они и не дотягивали до ее собственного уровня. Старуха рассуждала так: может, завтра ты конкурента сожрешь, но сегодня ему не груби...
Она всплеснула руками:
- Щука! Да что ж ты в сугробе-то лежишь, как пьяница какой! Ты в избу пожалуй! Сейчас мы тебя, осетра моего благородного, в лохань с водичкой пристроим...
Яга исчезла в избе - и тут же через разбитое окно послышался ее голос:
- Василий, волоки лохань! А ты, Глафира, наколдуй полную лоханку водицы - чай, умеешь! Да смотри, не морской, а озерной али речной... А ты, Вальдегардис, веник возьми, битое стекло да щепки под лавку замети.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Правильно промотивированная деревенщина - очень хороший работник. Ягу Емеля боялся до икоты, он позабыл обо всем на свете - о печке, коньяке и невестках, и бросился к инструментам, краем глаза наблюдая за потирающим морду волком. Волк, похоже, от таких действий девицы маленько офигел, да и сам Емеля - тоже. Разве можно было ожидать от столь прелестного создания внезапного проявления немотивированной агрессии? Конечно, подобные речевые обороты Емеле были неведомы, он подумал по-простому: "Сбрендила девка! Волка по морде бить!" А уж призыв Яги к поеданию заморской гостьи и вовсе деморализировал Емелю. Он бы и рад заступиться за девицу, так, вроде, нужно всегде делать, Щука ему рассказывал, однако не у Яги под носом. Уверенности в том, что после его криворуких потуг с починкой окна Яга не сделает кулебяку и из него, у Емели не было, скорее, наоборот. Но то была перспектива отдаленная.
Пока участники наезда печки на избу разбирались, кто кого и когда сожрет, Емеля взял в левую руку молоток, в правую - кусок дерева, в зубы - гвозди. Так и застыл на месте, не понимая, что ему дальше-то делать. Сроду ведь ничего подобного он не делал. Губы, помогающие зубам удерживать гвозди, зашевелились:
- По шучему веленьуууу, по моиму хатеньууу, шинитесь штавни шами.
Ожидаемого эффекта не последовало. Окно как было раскуроченным, таким и осталось. Емеля повторил фразу, но и это не помогло. Видать, заговорила Яга веленье, чтобы не действовало оно у неё в избе. Хотел ленивец гадость про старуху подумать, но испугался - а что, если она и мысли читает?
Емеля переложил молоток в правую руку, левой пристроил щепку к откосу, и начал по одному загонять в неё гвозди.
Криво, косо и абы как, но ставни были залатаны, являя миру рваную инсталляцию "Емеля так видит".

0

46

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
- Ой! – только и сумела сказать Шапочка, и чуть было снова не рухнула в сугроб. Потрясения следовали одно за другим. Скромная миссия по поимке сбежавшего агента плавно перетекала в самый настоящий блокбастер. Волк оказался не волком, точнее совсем не тем волком, а местным тридесятым Серым. Зверем суровым и грозным. Дело попахивало международным скандалом. Аннет показалось, что тяжесть всего мира упала на ее плечи. Никогда она еще не чувствовала себя так неловко, никогда ей не было настолько стыдно за свои поступки и действия.
Она завела ручки за спину и виновато посмотрела на лохматого:
- Так вы не француз, мсье? Право, мне так неловко. Простите великодушно мою, мое, мои резкие действия по отношению к вашей персоне, - немного заикаясь, зашептала девица.
Однако, недобрый взгляд клыкастого, и появление неизвестной суровой женщины на крыльце дивной избушки, кажется, только усугубили дело. Та, кинув на Шапочку неласковый взор, произнесла слова, которые и вовсе заставили агентессу побледнеть.
- Съесть?! – пискнула она, переводя взгляд с Яги на Серого. - То есть как?! Мсье, это было просто недоразумение! – замахала она руками в испуге. - Дело в том, что ищу я совсем другого волка! Люпина! Сбежал он из нашего Королевства, а без него сказка уже не сказка. Диссонанс. Искривление. Угроза сказочному миру. Вот меня и бросили в погоню за этим бесстыдником. Да только, кажется, разведка подвела. Ошиблась я. Очень уж я зла на этого дезертира, – завершила девица свой пылкий монолог.
Она шагнула к Серому, нерешительно остановилась возле могучего зверя, а затем, сделав неловкий книксен, добавила:
- Аннет. Подразделение «Красные Шапки». Агент быстрого реагирования. Могу ли я загладить свое непростительное поведение, мсье? – она протянула тому руку в знак примирения. Коленки тряслись, но Шапочка, собрав в кулак все свое мужество и отвагу, пряча страх, с надеждой ждала приговора тридесятого хмурого волка.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
- Агент быстрого реагирования, значит, - Серый сел на хвост и поскреб задней лапой ушибленную скулу, - подразделение «Красные шапки». Ню..ню..- протянул он, горынычевым тоном, - значит так у вас принято? Встретил волка и сразу в морду? Неудивительно, что он от вас слинял. Кому хочется регулярно в морду получать? А где шарм, где ласка, где французское обаяние, в конце концов? Но, насколько я понимаю, для исправления сказки, требуется, чтобы он вас съел?
- Так в чем же дело? - лейтенант еще раз задумчиво почесал скулу,- я.. это.. если надо, могу подсобить, в плане, так сказать, интернациональной взаимопомощи, тем более собрату…Вы же нам в свое время «Нормандию-Неман» прислали.. так что, мир, дружба, жвачка там всякая… И к нему без претензий и сказка в норме. Вас как лучше употреблять, целиком или частями? Если частями, то я бы предпочел начать с наиболее мягких мест… кости грызть, надо признаться не люблю, - и лейтенант , едва сдерживаясь, чтобы не заржать, уставился на шапку с совершенно наглой мордой, не забывая, однако, внимательно следить за каждым ее движением. Мало ли какой прием есть в запасе у этого спецагента.

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Подбородок задрожал, Шапочка сдержала набежавшие слезы. «Издевается! Отыгрывается за мой удар!» – догадалась девица. Понять его, конечно, было можно, агентесса драться умела, знала куда бить, представление о нокауте у нее были. Однако, сейчас Волк, хоть и метафорично, но вполне успешно, нокаутировал ее саму, и девица не знала, куда деваться от этого нахального притягательного взгляда.
- Ешьте уж сразу целиком! - сдалась она на милость суровому зверю. – Все равно пропадать.
Руки ее безвольно повисли вдоль туловища, волосы растрепались, плащ зацепился за ближайший куст и порвался. Подытоживая столь жалкое зрелище, Шапка громко чихнула. Мороз сжимал ее в своих объятиях все крепче и крепче.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
-Эх, ладно, хватит бедной овечкой прикидываться, знаем мы вас - суперагенток, - выгнув розовый язык, волк лениво зевнул, - бедные несчастные, а как только расслабишься - хрясть в морду. Все, будет лясы точить, есть тебя у меня нет никакого желания, пирожки у Яги куда вкуснее, - Серый отряхнулся, - полезай в избушку, там будешь хозяйку уламывать, чтобы тебя на пироги не пустила. Мне тут мерзнуть лишний раз тоже не резон. Избушка тебе вряд ли поклонится, поэтому - влезла на спину, а оттуда на порог, и чтобы без глупостей.
Серый встал аккурат под крыльцо, дожидаясь, пока до девицы дойдет, что есть ее сей момент он не будет.

0

47

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Аннет облегченно вздохнула и не смогла сдержать радостной улыбки. Месяц осветил хмурого и насмешливого Волка, но Шапочке он сейчас показался даже красивым. "Так! Стоп! Он съесть тебя хотел, глупая!" – отрезвила она себя. Такая уж была у нее натура. Стоило какому-нибудь живому существу проявить к ней хоть капельку доброты и благородства, как она тут же записывала того в закадычные друзья. Большой недостаток. Очень часто ей потом приходилось убеждаться, что сказки бывают и с плохим концом.
Шапка подошла к избушке вслед за Серым, но успела поскользнуться и, чтобы не упасть, схватилась за шею недружелюбного нового знакомого. Взбираясь на спину зверю, она изрядно потоптала ее каблучками и передергала косматую шерсть. Девица утешала себя мыслью, что волк – животное не сильно чувствительное к боли, и надеялась, что не доставила ему большого дискомфорта. Ведь злить его было чревато. Вдруг передумает и сожрет? Эта мысль вдохнула в кровь чудодейственный адреналин, и уже через минуту она стояла на пороге Избы на Курьих Ножках. Первое, что бросилось в глаза – беспечный Емеля, вколотивший последний гвоздь в ставни. Работа была халтурной, ей и с порога было видно, однако, хозяин дикой печки смотрел на свой труд с видом победителя. «Ой, обормот! Ох, простофиля! – страх понемногу снова прокрался к ней в душу. – Будет из нас рагу! Точно будет!».
Шапочка, переминаясь с ноги на ногу, застыла на пороге. Суровый взгляд хозяйки дома не позволил ей как следует оглядеться.
- Мир дому сему! – вспомнив о вежливости, изрекла девица, и поклонилась в ножки Яге.- Бон суар, как говорится.

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
- Ой! – оглушенный агент обалдело смотрел на передние конечности, ставшие вместо зеленых и бородавчатых, пушистыми и выхоленными. – Да чтоб мне обувки всю жизнь не видать! Лапы… как есть лапы, - он даже выпустил когти, чтобы убедиться, что это не сон. Кошачья морда засияла блаженной улыбкой, а большие зеленые глаза радостно уставились на драконшу и тут, Леопольд опешил, соображая, что после поцелуя, кожа той покрылась бородавчатыми лягушачьими пупырышками. – Вот те на… - от удивления, кот раскрыл рот, слушая квакающие звуки издаваемые пастью. Видать заклятие было с подковыркой или порчей и предавалось, а не расколдовывалось поцелуем. Как-то стало стыдно и даже не удобно перед дамой, которую пришлось невольно втянуть в такую неприятную историю. – Ну… квот... тьфу! То есть кот. Так ведь не простой же, а французский? И… - Леопольд встал, поправляя очки и отвешивая поклон розовой жертве обстоятельств. – Девушка, я честное слово не виноват. Случайно получилось… - он хотел было глубоко покаяться, но драконья голова рванулась из избушки, впуская в разломанное окно порыв ледяного ветра.
Догоняя сбежавшую и, по всей видимости, расстроенную драконшу, кот кинулся к окну, но качнувшаяся избушка унесла преследователя в сторону. Запнувшись о помело, кот упал, отгреб сучковатую палку и поднимаясь, запрыгнул на покосившийся подоконник, успевая заметить, как массивная туша мелькнула хвостом в воздухе.
- Девушка!!! Куда же вы?! – обреченно вздохнув, Леопольд развернулся, сползая с подоконника, глядя то на Глафиру, то на ведьмочку. – Как-то некрасиво получилось. Все-таки она дама. А может, средство есть, заветное? А? – с надеждой глядя на ведьмочу, которая казалось ему сговорчивее старой грымзы стоящей в дверях и кликающей какого-то Емелю. Кот прислушался, навострив уши. Тонкий голосок за дверью, показался ему очень знакомым.
Опрометью бросаясь к выходу, агент метнулся на крыльцо.
- Аннет! - широко растопырив лапы, кот бросился обнимать пропавшую Шапочку.

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
Глафира, только повеленье Яги услышала – подскочила, словно ее сто морских ежей разом ужалили, лохань у Васьки-Лиходея до того проворно из лап выхватила, что котяра еле увернуться успел, чтоб, не приведи Леший, царевны не коснуться. Помнил Василий наказ хозяйки, крепко помнил, и не хотел рисковать своей репутацией: станет добряком – вмиг его Яга Глашке в игрушки для купания отдаст…
А царевна лохань на лавку поставила, ладошки над посудиной протянула, переживает, ресницами длиннющими хлопает.
Раз хлопнула – полная лохань мокрого песка образовалась. Нахмурилась русалка, стиснув губы – хорошо, бабушка не видит! Глаша отродясь так не волновалась, и сроду папеньку своего так беспрекословно не слушалась, а перед бабушкой заробела, будто судьба ее, Глашина, сию минуту решалась. Оглянулась на двери – Васька спиной, Кондратий деликатно отвернулся, делает вид, что не замечает. Одна Вальдегардис за манипуляциями Глафиры наблюдает, прищурилась, и голову чуть набок держит, снисходительно значит. Выплеснула Глаша песок в окно, сосредоточилась, и снова ресницами – хлоп! Полная лохань улиток! О, девы морские! Как же русалкам обычным эти фокусы удаются? И воду в море-окияне, и песок на дне обновляют. Есть среди русалок в Тридесятом даже одна такая – Лилиана, так та, умеет сто шестнадцать видов песчинок разнокалиберных отдельными разноцветными горстками создавать. Она их называет не зернышками, а гранулами. И для каждой кучки у нее есть умное наименование: «базальтовый оливин» или «розовый гранат». И еще она водоросли умеет делать с рифлеными листочками, правда, красивые они у нее получаются - резные, узорчатые. Так Лилиана и просиживает над ними с утра и до утра – все циркулем глубину зубчиков вымеряет, и насыщенность пигмента сравнивает. Даже на воздух уже много лет не выплывала. И потенциальные утопленники ее не интересовали. Лилиану так и звали – ботаничка. А Глашка - все время торопилась и у нее водоросли бесформенные выходили. Комковатые и рыхлые. Папа, правда, смеялся: «-Не переживай, доча, на мочалки – пойдет». А сам, так ни разу Глафириной губкой и не помылся, сказал только Осьминогу: «Мягкие они чересчур, что я - дитя? Ими только младенцев мыть, да еще вон девицам сгодится - мазилки под глазами вытирать!»
Так Глафира на учебу и плюнула. Просто у нее познавательный интерес, как объяснил папеньке Осьминог, не внутрь - в глубину, а наружу - в высоту и ширину распространялся. И желательно – сразу во все направления. Вот и не сиделось ей на месте. Но вот что Глаша любила – так это выращивать кораллы. Тут она счет времени теряла – сидела часами и зачарованно смотрела, как покоряясь ее мысли, одному движению зеленых ее очей, вырастают диковинные разноцветные сады, сплетаясь ветвями в высоте небесно-голубых глубин, просветленных золотистыми лучами земного солнца.
Однажды целую гряду коралловых рифов вырастила – выступающий над водой игольчатый остров. Ох, как ругался папенька! Отшлепал в сердцах. Глашка так и не поняла - за что? – красиво ведь!
И вот теперь то же самое – зачем ей умение рифы выращивать, если Яга воды обычной сотворить приказала? Досада, да и только! Глашка вздохнула и подняла лохань, чтоб улиток в сугроб за окном ссыпать, как тут Емеля с молотком зашел, и окошко досками криво-косо заколотил. Царевна взглянула на юную Вальдегардис глазами, полными отчаяния: мол, что же делать теперь? Вальдегардис меланхолично подставила ей ведро. Улиток оказалось столько, что окромя ведра пришлось еще ковшик и пять мисок заполнить. Все бы ничего, да тут в сени заскочил Щука. Он, газовую атаку в снегу пережидал, прикрывшись треуголкой, а как баба Яга в тепло позвала - гарпуном в избу метнулся. Любому десантнику на зависть! Глашенька как рекрута увидела – обомлела бедняжка. К лавке пятится, лохань к груди прижимает, а из ушастой посудины пена пушистая ползет, сверкает, пузыриться, на пол стекает. «Все, конец, - подумала Глаша, - не успела! Не смогла! Теперь бабушка во мне разочаруется, за порог выставит! Все верно лейтенант говорил - бесполезное я существо!»
А Щука глаза выпучил: - Глафи-и-и-ра?!
И давай стучать по полу обледенелым хвостом, приплясывать да приговаривать:
- Счастье-то какое, Ваше Высочество!!! Вы живы!!! То-то папенька Ваш обрадуется!!!

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
Закрутилось, завертелось - последствия ДТП оказались похлеще его самого. Народу повалило со всех сторон, как из местной сказки про рукавичку. Нет, рыба-генерал и криворукий мужик в расцвете лет - это ещё можно понять, всяко бывает, но чтобы Котожаб оказался тем самым Котом В Кедах, а девица, смачно хукнувшая Серого - той самой Шапкой! Вот и подтверждение рассказа Серого о том, что сказки сошли с ума и перемешались. Глобализация в действии.
Напрочь забыв предостережение Яги, Вальдегардис, прибрав разбитое стекло, подсобила царевне морской, у которой, похоже, день не удался с самого утра. То песок вместо воды, то улиток полную лохань наколдовала - Вальдегардис подумала, что не пропадать же добру, вон, гости французские объявились, им в самый раз такой... деликаетс, в общем, потреблять, да и выбросить некуда. Криворукий мастер расстарался как раз в тот момент, когда Глафира хотела избавиться от улиток-улик, и спасительное отверстие в виде окна превратилось в очень посредственно заколоченную дыру, из которой немилосердно сифонило. Проведя рукой, Вальдегардис наколдовала в щелях бычий пузырь, чтобы не так сильно дуло - стекло, да ещё такое вычурное, как у Яги, и явно волшебное, она уж точно не осилила бы сотворить.
- Мсье Кот, вы не расстраивайтесь насчет Дракона. Вы же не виноваты, это все ДТП. Пошлете потом корзинку с мышами, ну или что там драконы любят? Принцесс? - Вальдегардис запнулась, глянув на Глафиру. Как-то нехорошо получилось.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
«И чему только вас в спецназе учат? – ворчал Серый, ежась под ногами Шапочки. – Нет, чтобы в два прыжка и на порог, так всю спину каблуками истоптала.
Он был уже и не рад, что решил помочь девице забраться в избушку, даром, что поскользнувшись, чуть не придушила, так еще, и шерсти невесть сколько повыдергала. Наконец горе-агентша забралась на порог и Серый, одним прыжком оказался там же, едва не сбив с ног обнимающуюся парочку.
Вот так-так, а они с котом оказывается знакомы, отметил про себя лейтенант. Надо будет иметь в виду, на всякий случай. Слишком уж этот котяра старался втереться в доверие. И все эти рассказы про сбежавшего волка… Иностранные шпионы – есть иностранные шпионы, и не важно, что в сказке.
Не успел волк протиснуться мимо Шапки и кота в избу, как чуть не наступил на бьющегося в верноподданническом восторге Щуку. Рекрут, вне себя от радости, размахивая треуголкой, извивался на полу как уж, а на над ним с полными слез глазами в обнимку с огромной лоханью стояла Глафира. Из лохани клубами лезла мыльная пена.
«Вот блин, а девчонка-то, похоже, и колдовать толком не умеет, вот-вот разревется, слезами лохань наполнит».
Сергей шагнул через Щуку. Шагнул волком, перешагнул – человеком.
- Так, реветь отставить, лохань поставить, - усаживая девчонку на лавку, скомандовал лейтенант. – А теперь тихо, тихо… - он взял Глашку за плечи, - представляем вечер, закат, речка гладкая, даже не видно как течет, камыш шуршит, плотва всплескивает, водомерка по воде бежит, тонкими лапками перебирает, вода чистая-чистая, весь песок на дне видно, такая же сейчас и в лохани будет, ты только представь и появится…
Волков даже дыхание задержал, боясь спугнуть, а вдруг не получится, тогда уж точно царевны-Несмеяны не миновать.

0

48

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
Представить вечер и закат было не трудно, но на речке Глафира споткнулась.
- Не могу, – горестно прошептала девчонка, - только на картинке видела. Она старательно вспоминала изображения наземного мира, представила камыш и водомерку, неотрывно глядя в глаза Сергея, но ничего не менялось.
Что-то было не так.
Чего-то не хватало.
Возможно - живости ощущений, подлинности запахов, звуков, каких-то неуловимых оттенков и впечатлений, что сами собой накапливаются в памяти,и которым обычно не придаешь значения. А может быть, Глафира не знала нужных слов, тайных заклятий, магических формул… Так или иначе существовали какие-то пробелы, возникшие в результате не то полной оторванности от большого мира, обособленности, в которой держал царевну любящий отец, либо по причине Глашкиной нерадивости к учебе, мешающие явить обыкновенное чудо.
Не будь рядом лейтенанта, она бы сдалась.
Но от Волкова исходила такое необъяснимое спокойствие и уверенность, что Глаша почувствовала: поддержка Серого в тысячи раз важнее любых заклятий, а надежда в его глазах сильнее всех упущений и последствий жизни в изоляции – среди роскоши и несметных богатств батюшки Морского Царя.
Глафира закрыла глаза, задержала дыхание и вдруг явственно услышала легкий шелест ветра в камыше, увидела на поверхности воды тонкие дорожки-разводы, оставляемые ножками смешной водомерки, и растопленное золото, разлитое вдали по речной глади... Ноздри щекотнул совершенно новый, неповторимый запах речной воды – чуть застоялый, осоковый у берега и сырой, свежий - плывущий над рекой.
Лейтенант держал Глашу за плечи, а в лохани плескалась чистая речная вода.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
- Ну, вот видишь и получилось, - по доброму усмехнулся лейтенант, - надо будет тебе как-нибудь речку и озеро показать, вот как весна наступит, снег сойдет, трава подымется, зацветет все… я такое место знаю.Там когда-то хутор был, мельник жил, хутора давно нет, а яблони с вишнями остались, когда цветут - сказка и родник из-под камня бьет, ручейком под горку и в озеро, - Серый осекся, вспомнив, зачем он здесь, помрачнел, отпустил Глафиру и только рукой махнул, - эх.. ладно доживем до весны, а там видно будет. Запускай своего Щукыча в лохань, а то к полу присохнет. Емеля, вы чем Змею насолили, что он за вами сломя голову гнался? Девицу украли, - Волков кивнул в сторону Шапки, - или хвост скипидаром намазали?

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- А? Чо? - Емеля так сильно залюбовался творением своих рук, что даже позабыл об опасности быть съеденным заместо ужина. "Дело мастера боится!" - радостно думал он, не обратив внимания на то, что в избе появился какой-то мужик. И где его Яга прятала, в сенях, что ли? Или под лавкой? Вот ведь, волшебна избушка, ни дать, ни взять. Главное, чтоб на выходе из Емели какая-нить не получилась лягушонка в коробчонке. - Так это. Дружки-то мои, Иван, да Макар с Матвеем, на пробу, так сказать, решили позаимствовать у Горыныча бочонок коньячку. А что ему, жалко? У него и так закрома ломятся, а сам не пьет. Я им подвезти пообещал, сдуру, конечно, - Емеля почесал пятерней затылок, взъерошив и без того растрепанные волосы, - а змий учуял, да за нами погнался. А девица на нас с неба упала, вот клянусь веленьем Щукиным. И через ее зеркало волошебное нас Горыныч и засек. Вот, теперь расхлебывать, - по веснушчатому лицу поползла добродушная виноватая улыбка.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
В это время в избу вернулась хозяйка.
Первый, на кого упал взгляд Яги, был Кот, самозабвенно обнимающий незнакомую девицу.
- Аннет! - вопил кот.
- Что "ан нет"? - поинтересовалась Яга. - Тут именно "ан да!" Нашел родную душу, сиротинушка? И расколдовался? Еще хоть что-то в избе без спросу лапой тронешь - не в жабу тебя превращу, а в стаю мышиную. Да велю Василию разогнать тех мышей на все стороны взашей - собирайся-ка потом воедино!
Она глянула под ноги на лужу мыльной воды:
- Аль кто-то полы мыть решил?
И топнула ногой.
Изба чуть раздвинула половицы, и в щель устремился поток грязной мыльной воды, унося с собой осколки битого стекла и те щепки, которые не удостоились внимания Емели.
Яга глянула на лохань с чистой водой.
- А и мастерица ты, Глафира Моревна, подводная королевна!.. Давай, Щука, в лохань, только не плещись.
Подошла к окну. Оглядела, недовольно поджав губы, залатанную вкривь и вкось ставню. Покосилась на Емелю:
- Ну, что с тебя, безрукого, возьмешь... сойдет пока так...
Заинтересовалась щелью: почему не дует? Тронула пальцем натянутый меж щепками бычий пузырь, оглянулась задумчиво на Вальдегардис. Ничего не сказала, но сделала себе в памяти кой-какую зарубочку.
Села на скамью рядом с Сергеем, шепнула ему:
- Ты, добрый молодец, сюда пожаловал не девкам сладкие речи говорить, а по казенной надобности. Вот подымется луна повыше - займемся мы твоею нуждишкою...
И уже громко, сурово продолжила, обернувшись в Шапке:
- А ну, девица, сказывай: что ты за такой быстрый агент, чего тебе в нашей земле надобно и чего вы с котом здесь вынюхиваете!

0

49

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
Щука блаженствовал.
Попав в родную стихию, он жмурился от удовольствия, лежа в лохани, напоминая довольного кота на теплой печи, с которого можно картину маслом писать под названием «Жизнь удалась»
В другой раз ему бы для полного счастья трубочка хорошего табака понадобилась, но в волшебной избушке, да у такой гостеприимной хозяйки, ему и в голову не пришло о своей привычке вспомнить. Яга-то была не просто великой волшебницей Тридесятого, а самой мудрой из тех, кого Щука на суше знавал. Одно слово - женщина-загадка! Дорожную катастрофу, крушение Горыныча только что пережила – а в избе уже полный порядок, все сестры, как говорится при серьгах (это он себя, конечно, имел в виду), а гости незваные - к делу прилажены.
Но особенно проникся зубастый служака сказами гостящего у хозяйки самоходной избушки волшебного Волка: о природных красотах рек и озер. Сразу видно – толковый мужик. Потому что – рыбак. По глубокому убеждению Щуки, только рыбак мог так искренне и задушевно рассказывать о простых и обыденных вещах. А рыбак рыбака видит издалека! «Поди, большой любитель часами просиживать у водицы, выуживая красноперок с окушками… Даааааа…» - Щука шевельнул в воде плавником и вздохнул от набежавших воспоминаний. Все-таки сухопутная жизнь, хоть и кишит разнообразием, а все же излишне суетлива и утомительна. Такое не для него. То ли дело чистые речушки, да тихие затоны… там только мошкара над водой мельтешит, да рыбья мелкота густыми стайками шныряет, а так – хорошо, спокойно! Рекрут и сам был не дурак подкараулить глупую мелочь в зарослях водорослей или возле береговой бровки на краю камыша, у дна, среди корневищ растущей там донной травы, а еще лучше - у прибрежных заиленных коряг. « - Дааа, вот такого бы дружка моему Емельке, так может дурачок другим человеком бы стал! А то, чему он от тех охламонов из ларца научится?... Вон, и Глафира глаз с рыбака не сводит, только из дому выскочила, как на первую наживку и попалась. Вертать в терем ее поскорее надо…»

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Аннет погладила Кота по блестящей шерстке, пообнимались они, полюбезничали, да вот только неспокойно было на душе у агентессы французской. Кот, безобразник, не смог сдержать эмоций и, едва ее увидев, кинулся лобзаться на радостях. Шапочка ему была, конечно, рада и приятно ей, что Кот заботу проявляет, беспокоится, но от девицы не укрылось, что Волк кинул подозрительный взгляд, а хозяйка избушки смотрит вприщур, насмешливо, настороженно. Златокудрая девушка, над корытом бормотавшая что-то, тоже удивленно посмотрела, у другой гражданочки, Шапка сразу поняла, что заграничная, улыбка лукавая на лице появилась. Однако пуще всех обеспокоил ее Серый. Как могла она, спецназ с немалым опытом, так оплошать?! Или потеря беретика ей голову замутила, что она посеяла все мысли и соображения?! У Аннет аж сердце похолодело, когда эта зверюга превратилась в человека. Шутя так, играючи, словно шубу сбросил с мороза. Шапочка всегда оборотня могла распознать, а тут не смогла. Промашка. Выправка у Серого была статная, взгляд суровый, сразу видно – человек военный, уж это она разглядела сразу. Волк хмурил брови, на них с Котом посматривая, но, когда к мадемуазель подошел, словно подменили его. Оттаял вдруг, глаза подобрели, сам светится, как начищенный евроцент, смотрит нежно. «Надо же», - удивилась агентесса, взяв на заметку, но тут Яга к ней сурово обратилась и потребовала ответа. Шапка вздохнула. Нутром чуяла – колдунья распознает ложь, и уж тогда точно будет из них рагу по-французски. С улитками.
- Дело нас привело, сударыня, в ваше царство. Вы не подумайте, мы не какие-нибудь шпионы дурные, злого умысла не имеем. – Шапка сняла капюшончик алого плаща, растрепанные волосы расползлись по плечам. Душно ей вдруг стало. – Ищем мы волка, который сбежал из нашего Королевства, а ведь это не дело, чтобы из сказок герои шастали. Согласитесь?- она бросила на Ягу быстрый взгляд. - Да только он как в воду канул. Наши волшебные зеркала показали, что какой-то волк объявился в ваших землях, да видимо напутали что-то, и поломались они все вдруг, толком ничего не поведав. А тут ведь дело такое, медлить нельзя, вот нас с Котом, - Шапка придвинула полосатого к себе ближе, - и кинули на поиски беглеца. Полетели мы на ковре-самолете, да тут опять не свезло. Видимо, не приучен восточный ковер к вашим тридесятым морозам. – Шапочка вздохнула тяжело и продолжила. - Авария случилась на Переясвет-озере, ну, а дальше, дальше все ясно – Иван, Макар, печка, Емеля, Щука, коньяк, Горыныч, волк не тот… и вот вы, – неуверенно закончила Аннет свой сумбурный рассказ и под конец, совсем уже тихо зашелестела, - нам бы только серого нашего.

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
- Какую душу? - недоуменно и с опаской посмотрев на вернувшуюся в избушку ведьму, кот поближе притиснулся к Шапке и даже обвернул ее ноги хвостом. Перспектива стать мышиной стаей не радовала. Пришлось утвердительно кивнуть хозяйке, заверяя, что и лапой больше ничего не коснется, даже если просить будут. – Да вот, превратился обратно, вроде как. Только вот… не «Ан да», а точно Аннет. Анюта по-вашему, она, - примирительно потершись боком о ногу девицы, Леопольд распрямился, отвешивая Яге глубокий поклон с выкрутасами. – Разрешите отрекомендоваться, Мадам. Кот. Кот в кедах, - для большего убеждения он шаркнул ногой, привлекая внимание к лакированной обувке, успевая покоситься на волка, пристально изучавшего иностранных агентов.
«Вот теперь все по форме. К тому же жрать и превращать нас нельзя. Закон сказочной дипломатической неприкосновенности. Будем надеяться, что в этом захолустье о нем слыхом-слыхивали. Влипли мы, по-моему. Тут же одни беспредельщики. Какие уж правила?» - слушая рапорт Аннет и плотоядно поглядывая на рыбину в тазике, Леопольд припомнил, что после полета у него маковой росинки во рту не было, не считая злополучного пойла. По рассказам агентов посетивших Тридесятое, местные жители отличались хлебосольством, но эти, видно, традиций не придерживались.
- Я бы хотел добавить, мадам и месье, что дело серьезное. Наш перебежчик не простой волк. Он, как бы, из оборотней. Так что, если укусит кого, произойдет международный шкандаль. Сами понимаете, что если ваш Иван-царевич оборотнем станет, а потом покусает Елену Прекрасную, потом – Царя Батюшку и двух братьев, то в масштабе Тридесятого начнется катастрофа. Все сказки перепутаются и возникнет глобальный мор, - представляя весь ужас сказочного катаклизма, кот снял запотевшие очки, потирая стеклышки лапой. - Было уже такое, этак... лет тысячу назад. Кто выжил – былинами стал и легендами, а кто не выжил – канули в небытие. Забыли их люди… навсегда забыли, - под обреченный вздох Леопольд обвел взглядом сказочное сообщество, останавливая взгляд на сером собрате ихнего беглеца. – Мы ведь много не просим. Нам бы только зацепочку, где ваши местные волки собираются. Уж вы то знать должны, любезнейший, - хоть собак кот не любил, но больше обратиться было не к кому.
Тут до него дошла очень важная деталь. Дернув за край плаща агентессу, Леопольд тихо спросил:
- А почему драконша Горыныч?

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
- Ну, ты даешь, а еще кеды надел! Это же элементарно! Я вот девочка, но зовут меня Аннет, а не Аннета, вот и дракониха тоже - Горыныч, а не ГорынычА. Может у них так принято,– зашептала в ответ Шапка. - Тсс, а то Ягу разозлишь, - шикнула она на него, когда полосатый попытался что-то возразить, и вытянулась по стойке смирно.

0

50

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Кот увлеченно и прямо-таки патетически рассказывал про оборотней, а Волков хмурился все больше. Не нравились ему эти рассказы, не нравилось, как Кот то и дело плотоядно посматривал на Щуку, хотя присутствие Щуки лейтенанту тоже не нравилось. Не нравилось то, что он не мог вспомнить ни одной сказки, ни русской, ни французской, в которой бы волки оборачивались, кроме «Иван-царевича» , естественно, а потому все россказни Кота отдавали враньем. Но больше всего ему не понравились слова Яги по поводу сладких речей девицам, и от этого настроение у Серого было хуже некуда.
- А я-то откуда знаю, где у волков тусовки, - буркнул он на вопрос Кота. - И нет у нас оборотней, кроме одной сказки, да и там волк никого не кусает. Лисы-оборотни есть, но они известные обманщицы, а волков нет, и в ваших сказках их тоже нет, так что не заливай, усатый, по поводу катастрофы. Довели, серого до ручки своим «современными» прочтениями да «красношапочными» подразделениями. Ну, какая это Красная Шапочка? – Волков кивнул в сторону Шапки. - Это же ефрейтор в юбке. Как волку с такой в лесу знакомиться? Да он ее за версту обегать будет. Не буду я вам помогать. Сами ищите. У Колобка поспрашивайте или мышки-норушки из теремка, может, и подскажут чего.
И Серый, еще больше насупившись, уселся в углу, дожидаться, пока Яга начнет собирать нужную ему информацию.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
- Плохо вас учат, в спецназе вашем, - покосилась Яга на волка. - Это у нас-то да оборотней нет? Вот из-за таких Иванов, родства не помнящих, и исчезло исконно русское слово "волкодлак"... "вервольфами" ныне оборотней-то кличут. Оно и понятно - заморское-то словцо, чай, милее...
- Кр-руче! - ворчливо согласился с Ягой ворон Кондрат.
- Эх-эх-эх, забывают люди старое ведовство, - продолжала сокрушаться Яга. - Разучились перекидываться черед пень с двенадцатью ножами, не ищут для превращений тирлич-траву... Я тебе про тирлич-траву опосля расскажу, - кивнула она Вальдегардис.
И сбилась Яга. Замолчала. Потому что дошло до нее: вскользь, в беседе, обратилась она к заморской ведьмочке как к ученице...
Но тут же Яга стряхнула мгновенную оторопь и продолжила напористо:
- Нешто ты, Серый Лейтенант, даже про Вольгу Всеславьевича не слыхивал, как тот серым волком рыскал по полю? Услыхал про мышку-норушку - да и решил, что всю сказочную науку превзошел?
Вновь перенесла внимание на заморских агентов:
- Наши-то волки-оборотни заразу укусом не разносят, а ежели заморский волк тут вздумает клыки распускать, так ему живо клыки-то выставят... Но поспрошать про чужую тварь - это я могу. Вон уже и луна высоконько поднялась, скоро идти пора. Ты, Сергей-молодец, со мною пойдешь. Но запомни крепко-накрепко: чтоб ни звука, ни шороха, не то быть беде! Обернешься волком, от меня неподалеку ляжешь. Как соберутся звери да птицы - голос не подавай. И храни тебя нездешняя сила хоть малого мышонка лапой придавить! Коль хоть одну тварюшку порешишь - конец тебе тут же, на месте.
Яга хлопнула в ладони:
- А ты, печь, напеки гостям еще пирогов - чай, морошка еще не вся съедена? Василий да Кондрат, за хозяев останетесь. Коту заморскому сметаны дайте... Кондрат, пригляди, чтоб Лиходей под это дело сам всю сметану не уговорил!
Яга встала со скамьи, шагнула было к висящей у входа шубейке - но задержалась, обернулась:
- Вальдегардис, не хочешь взглянуть, как колдовство всерьез-то вершится? Чай, у фей таковского не водится. Коль впрямь решилась ведьмой стать - оно тебе на пользу пойдет. Только не вздумай повторять, пока сил как следует не наберешься.

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
О такой чести Вальдегардис могла только мечтать - известная волшебница зовет её посмотреть на настоящий обряд, совершаемый посреди настоящего непроходимого леса! Это не аудиторные занятия в университете. Да и свидетельство того, что Вальдегардис прошла такую ведьмовскую практику могло враз повысить её авторитет среди студентов и преподавателей, смыв налет фейскости, которая все ещё выпирала в самый неподходящий момент, позоря юную девицу.
- Конечно, фрау, я с удовольствием! - Вальдегардис бочком прошла возле Гафиры, памятуя предостережение и взывая мысленно к священному "нефигу", хоть сама по себе русалка, теперь уже с ногами, ей нравилась. Она также кивнула Аннет и Леопольду, с которыми встречалась как-то на вакациях, все же, соседние сказки. - Буду все запоминать, но практиковаться стану только тогда, когда ты скажешь, что уже можно, - Вальдегардис потуже запахнула свой плащик и натянула остроконечную шляпу на самые уши.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
- Васька, сыщи в сундуке шубейку, а то в этом плащике задубеет на морозе гостья наша, - распорядилась Яга. - Слышь, Вальдегардис, а учили тебя в твоем университете таким чарам... не знаю, как они на вашем языке прозываются... Ну, представляешь ты себе, будто плащ на себя накидываешь, большой, темный да широкий... и опосля тебя ни человек, не зверь, не птица не заметят? Не то чтоб невидимкой становишься - знаю я, знаю, там посложнее колдовство! - а просто не замечает тебя никто, пока голосом али движением резким сама свои чары не развеешь. Умеешь этак? Если умеешь, то посадим мы тебя на пень али там на корягу какую, волк наш у ног твоих ляжет. И ты краем того плаща незримого и его укроешь - оно надежнее будет...
Кот Лиходей с довольным видом вытащил из сундука длинную заячью шубу и по собственной инициативе добавил пару валенок. В этом сундуке, похоже, чего только не было. А уж как все это там помещалось... ну, без волшебства не обошлось!

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
- Учили, фрау, - согласно закивала Вальдегардис. - У меня даже лучше всех получалось, - не без гордости добавила она. Говорили, как раз фейство помогало в этом упражнении, малая частица его и в ведьмовском деле помогает. - Теплая заячья шубка легла на плечи, и приятное тепло растеклось по телу, а в валенках, сменивших плохонькие для русской зимы туфлельки какого-то модного европейского дизайнера с непроизносимой фамилией, и вовсе хорошо стало. Темный лес манил, тем более, что сейчас там должно было произойти Таинство с большой буквы. На выходе из избушки Вальдегардис обернулась и поблагодарила Лиходея: - Благодарю вас, Василий. - Хоть и разбойник он, а сердце, видать, доброе, мог ведь и не добавлять к наряду валенки. Может, замолвить за него словечко перед Ягой, как представится возможность?

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Шапочка опустила глазки вниз, стоит, слушает, только Кот и заметил, что она немного помрачнела, неприятна ей прямолинейность и подозрительность Серого. Однако Аннет сдержалась, не стала Волку ничего возражать. Достаточно ей было слова Яги, что пообещала справки навести и поспрашивать, а то, что неприветливый зверь помочь отказался, так может быть это и к лучшему. Сразу видно – одиночка, не приучен к сотрудничеству и компании. Тяжело с такими найти общий язык. Агентесса бросила на него пытливый взгляд, когда лейтенант, испепеляя их глазами, стал говорить про обман, что, мол, врут, не краснеют, не про того волка заливают, но вздохнула и насупилась. От досады наступила Коту на лапу, вот, мол, до чего болтливость твоя довела. Не хватало еще, чтобы этот Серый их на мушку взял. Аннет немного расстроилась, но к мадам Яге обратилась приветливо:
- Спасибо вам, что приютили, выслушали да не прогнали в ночь.
Она поклонилась и Кота тихонечко пнула в бок, чтобы тоже подольстился, слово доброе сказал, а не стоял чурбанчиком. Присели они на лавочку. Шапочка с опаской посмотрела на Ягину печку, но отодвигаться не стала. Очень уж суровый был волкодлак, что сидел на другом конце лавки.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Не хотелось Серому уходить из избы, не потому что ворожбы боялся, а вот неспокойно на душе было. Но, подписался на ворожбу, значит иди. Серый встал, пару шагов сделал в волка перекинулся. Подошел к Глафире, ткнулся носом в ладонь, пока, мол, я еще вернусь. Странное дело, но волком ему с девчонкой было легче общаться. Остановился на пороге, еще раз оглянулся, словно проверил, и скакнул в ночь к ногам избы, дожидаясь пока укажут ему куда бежать.

0

51

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Яга шла первой. Хоть и стоял вокруг стеной непролазный дремучий лес, топора не слышавший от веку, но старуха не вязла в сугробах, не спотыкалась о коряги, не ломилась сквозь кусты. И казалось идущим сзади, что орешник да крушина перед старухой сами расступаются, а буки да грабы, зябко ежась под снежными своими шапками, опасаются тянуть к ней ветви...
В морозной ночи рассыпался по лесу то ли частый стук, то ли чей-то дробный смешок. Яга, не останавливаясь, сказала кротко:
- Ты, батюшка леший, поди прочь со своими забавами, не до тебя мне. Отсидись под корягой, тут сейчас хлопотно будет...
Деревянный хохоток удалился, стих в подлеске.
Вроде и недалеко от избушки отошли дрое путников - а голый лиственный лес разом сменился частым ельником, да непростым. Ели тут стояли громадные, черные, с нижних сухих ветвей спускались густые бороды мертвого мха. И так плотно раскинули они свои жесткие лапищи, что снег не падал на толстый, плотно слежавшийся слой опавших игл.
А вот почему не было снега на круглой большой поляне, вокруг которой деревья встали, словно осаждающее войско вокруг крепости, - про то ведомо разве что Яге да лешему. По краям поляны из земли недобро вылезали еловые корни, но в центре ее лежала голая, белесая, скованная морозом земля, и не снега, не хвойных игл не было на ней.
Яга вскинула руку, останавливая своих спутников.
- Незачем вам на поляну ходить, не любит она чужаков. Здесь и зверь не прорыскивает, и птица не пролетает. Глянь-ка, Вальдегардис-внученька, какой корень широченный из земли вылез. Да высоко как поднялся - что лавка! Вот и садись на него, да к стволу поближе, чтоб какой лось тебя невзначай не стоптал. А ты, Серый, к ногам ее ложись, да прижмись поближе. Что бы ни увидел, что бы ни услышал - голоса не подавай!.. Ну, внучка, твори чары, чтоб ни одна тварь вас не заметила...
Подняла голову, деловито прищурилась на сияющую полную луну:
- А ты закройся, нечего глазеть!
Луна все так же безмятежно лила свет на поляну.
- Я кому сказала? - осерчала старая колдунья. - Скройся в тучу, не то не поленюсь - схожу за ступой, подымусь... да помелом тебе так красоту наведу...
На светлый лунный лик медленно наползло густое облако.

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Серый скакнул за Ягой пару раз, по грудь провалился, едва не отстал, но потом все-таки выбрался, пошел след в след, разу легче стало. Идет по сторонам смотрит, а кругом все меняется, то снег лежал, то почернело все, ни снежинки сверху не падает, все мхом да лишаем заросло. Ели такие, что даже во сне таких не видывал. Удивился, что Яга Вальдегардис внучкой назвала, но, видать, признала-таки за свою эту заморскую ведьмочку.
Как Яга на корень указала, так сразу лег, прижался клубком свернулся, нос хвостом прикрыл, только глаза видны и уши торчком стоят, слушает. А увидел, как ведьма луне метлой пригрозила, так аж дыханье затаил, понял, насколько велика древняя сила велесовой дочки.
Не верил лейтенант ни в зомби, ни к вампиров, в ни в приведения, да и в мифы с легендами тоже не особенно, но тут вдруг поверил, и в первый раз пожалел, что ушли из реального мира боги языческие, оставили детей своих на рабское прозябание, ибо не рабами божьими, а сынами и внуками русичи себя некогда почитали, да забыли это родство, променяли…
Вальдегардис уселась на сук, как ей Яга приказала. Что она себе представила, какие чары сотворила, Серый не знал, оставалось лишь надеяться, что ведьмочка справилась.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]

Хоть и скрылась луна за тучами, хоть и закутались черные ели во мрак, а все же не спрятала ночь Ягу. Сама холодная земля засветилась, как гнилушка болотная, – мертвенным зеленоватым светом. И лицо Яги в этом свете позеленело, словно лицо покойницы. Стерлись человеческие черты, во рту показались клыки, глаза вспыхнули по-звериному.
Зазвучал голос древней колдуньи – неспешный, отчетливый, негромкий. И притих лес, прислушиваясь к этим властным словам:
– Сестра заря вечерняя, сестра заря утренняя, матерь черна полночь – услышьте меня! Выйду я из избы не в двери, со двора не в ворота, пойду не дорогой езженой, не тропкой хоженой – ельником, сосенником, частым буреломом, буераками да оврагами. Путь держу в ту сторону, куда ворон костей не заносит, ветер не шумит, дикий зверь не прорыскивает. В той стороне есть поляна – ни трава на ней не растет, ни цветы не цветут: много крови людской та землица выпила, злодейством-лиходейством напиталась, черной силою налилась. А уж как ступлю я на ту землю с пятки на носок, да сделаю шажок, да другой шажок, да словцо вымолвлю, да другое, да возговорю полным голосом на полдень, на полночь, на восход, на закат: а сбегайтесь ко мне, звери лесные, слетайтесь, птицы небесные! Да будет воля моя над вами тверда, как тверд Алатырь-камень. А приказу моему ключ да замок: ключ в воду, замок в гору!
И хлопнула в ладоши.
По хлопку ожил черный ельник. Разом темнота под еловыми шатрами наполнилась звуками: вздохами, трепетом крыльев, совиным уханьем, лисьим тявканьем. Засветился мрак сотнями зеленых глаз. Полетели с ветвей потревоженные снежные шапки. Рявкнул медведь, недовольный тем, что потревожили его в берлоге, спать помешали...

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
Вальдегардис словно вросла в корягу, на которую её усадила Яга. Презентованная Лиходеем шубка превратилась в волшебный плащ, сотканный из древней черноты, когда ведьмочка пробормотала заклинание, и она расправила его так, чтобы захватить Серого целиком, как велела Яга. Превращение оной из забавной бабуси в маскарадной мишуре в могущественную колдунью с лицом древнего, давно забытого ведовства поразило Вальдегардис до глубины её фейской души. Не шелохнувшись, она взирала на обряд с широко раскрытыми глазам, даже не в силах моргнуть. Вдруг мимо них с Серым что-то пронеслось, как артиллерийский снаряд, ухая и ахая, а за ним следом кто-то затопал по земле, и на голову Вальдегардис шлепнулась снежная шапка, задетая кем-то из невольных пернатых гостей обряда. Памятуя наказ Яги не шевелиться, Вальдегардис так и сидела, запорошенная необычно большими снежинками, дожидаясь, пока те сами растают. Однако вычурные украшения, казалось, делать этого не собирались, надежно умостившись на её остроконечной шляпе, дабы понаблюдать за действом Яги из партера.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Любопытная луна все-таки выглянула в прорыв облака, ее свет смыл с лица колдуньи древние, демонические черты. Уже прежняя старуха в долгополой драной шубе и с непокрытой головой важно зашагала по поляне, обозревая созванное ею звериное и птичье войско.
– А позвала я вас, слуги мои верные, вот по какому делу. Дошла до меня весть, что забрел в наше Кикиморье волк из заморских сказок...
– Ты по такому пустяку меня из берлоги подняла?! – рявкнул из ельника густой бас.
– Цыц, шкура блохастая, – хладнокровно отозвалась Яга. – Повелю – будешь по сугробам прыгать, мотыльков ловить... Так кто слыхал про чужака, Люпеном прозываемого?
Поднялся гвалт. На все лады повторялось одно и то же: не видали, не знаем... Подвел итоги этому базару голос с подвыванием:
– Да коль объявился бы чужак, моя стая бы его на лоскуты для варежек пустила!
– Вот и славно, – одобрила колдунья боевой настрой вожака. – Как появится – шлите мне весточку, а сами его бейте да гоните, кто встретит...
– И побьем! – задорно отозвался тонкий голосишко. – Постоим за родимое Кикиморье!
И над еловой лапой высоко подпрыгнул одноухий заяц.
Взмахом руки Яга остановила общий хохот:
– Все разом его гоните, нелегала серого. Без него там, на родине, сказки наперекосяк пойдут...
– От этих сказок еще как убежишь... – загрустил вдруг серый вожак. – Чай, помню, как сам хвост в проруби потерял... и бьют везде...
– А сказки – не кисель с крендельками! – отрезала Яга. – Теперь сказывайте, слуги мои верные: не разгулялось ли где-то по Кикиморью сильное волшебство?
Из-под елки высунулась хитрая рыжая морда.
– Крепче колдовства, что от твоей избушки идет, по всему Кикиморью нету! – верноподданнически пропела морда.
– Цыц, Подлиза Патрикеевна! – оборвала подхалимку Яга. – Я дело говорю.
Все притихли. Наконец сверху заухал филин:
– Угу! Угу! Высоко сижу, далеко гляжу! От Кощеева дворца колдовство так волной и катится!
– От Кощеева дворца? – огорчилась старуха. – Он, злодей, частенько... взбрыкивает. Еще чего?
– Крыса! Крыса знает! – затараторила сорока, прыгая по ветке. – Только подойти не может! Маленькая она!..
– Крысы много знают! – встрепенулась колдунья. – А подать ее сюда!
Огромный лось, не ступая на поляну, нагнул над стылой землей безрогую (зима же!) голову, и по его шее, лбу и носу, как по мосту, перебежала на плечо Яги большая серая крыса. Села на задние лапы и сразу запищала по делу:
– Я живу в дворцовых погребах. Во дворце сейчас подземелье новое роют, набрали гномов иноземных. И в бытовке у них стоит кушетка, обшарпанная такая. Кто от смены отдыхает – на ней спит. Я слыхала: на свалке они ее нашли, выброшенную.
– И что?
– Правда или нет, а только хвастались гномы, что на этой кушетке сны интересные снятся...
– Вот как? – вскинула голову Яга. – Без награды, крыса, не останешься. С сего дня ровно год тебя все коты да кошки будут бояться... А теперь – ступайте все отсюда!
И снова хлопнула в ладоши.
Ни топота, ни шороха крыльев – только разом опустел ельник. Погасли звериные глаза, смолкли голоса. И крыса с плеча колдуньи исчезла.
Устало, тяжело ступая, подошла старуха к дереву, у которого ждали ее Сергей и Вальдегардис.
– Слыхал, лейтенант? Лежит твоя дорога в Кощеев дворец. Потому как точно тебе говорю: не видят гномы снов. Никогда. Просто не умеют. Стало быть, надобно тебе к той кушетке приглядеться.

Отредактировано Captain (2015-01-22 18:09:13)

0

52

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Дверь за Ягой закрылась, и в избушке стало тихо, только и слышно, как сверчок за печкой трещит. Аннет с любопытством стала осматриваться. Интерьер избы был удивительный: сундуки резные, грибы сушеные, книги старинные, банки-склянки по углам, гусли на стене висят.
Черный кот важно лапами по половицам ступает, с гостей не сводит изумрудных глаз. Под потолком, на жерди сидит ворон, нахохлившись, кажется, что спит, но агентесса видела, что начеку колдовская птица.
Шапочка помнила инструкции, от зубов отскакивало, что в иноземных домах лучше ничего не трогать. Опасно. В гостях у тридесятой колдуньи - тем более. Аннет взглянула на своего напарника и покачала головой. Шерстка на нем блестела, сидит деловой такой весь, по сторонам оценивающе смотрит, словно и не был он четверть часа назад бородавчатой жабой. «Не смыкая глаз за кедами этими надо приглядывать!» - сама себе наказала Шапочка, а вслух сказала Коту:
- Ничего не трогай лапами своими! И сметану не ешь! – она прижала его к себе, чтобы удержать полосатого от соблазна. Одной рукой держит компаньона, а другой выудила из кармашка маленький гребешок и стала свои длинные волосы аккуратно расчесывать. Не хотелось Аннет выглядеть непрезентабельно, все-таки, как-никак, представитель зарубежного Королевства.
А из печи вкусно пирогами потянуло...

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
В избе тихо да спокойно. Тепло, уютно. Да только чужое это тепло. И валенки – чужие.
Одолели Глашеньку думы тяжелые, беспокойные. А все от того, что другими глазами на мир смотреть стала, под влиянием волшебства наземного.
Вот ведь, значит, что получается! Все, все вокруг, оказывается, делами важными заняты: Шапка с Котом в кедах, волка ищут, Люпина французского; лейтенант - тоже по заданию секретному сюда прибыл, а не баловства ради; бабушка Яга - знание древнее хранит, да молодым передает, балбесы, и те все время разминаются - с самим Горынычем смекалкой меряются!
У всех в жизнь смыслом наполнена, одна она – рыба бесполезная! Бесталанная и бестолковая! Даже бабушка Яга, своя волшебница, родная, Тридесятовская, в тереме у батюшки не раз гостившая, Глашку ни в грош не оценила! Ведьмочку иноземную на обряд тайный взяла, а ей Глафире, царевишне местной, не доверяет, глупой пустоголовкой русалку считает, ни к чему серьезному не годной…
И такая тоска Русалочку одолела – впору пойти и утопиться!
Она даже к тем, кто в пучину водную бросается, сводя счеты с жизнью, иначе относиться начала. С пониманием. Раньше Русалка смеялась над такими, глупыми их считала и трусливыми. Потому, что в тереме подводном, среди красот диковинных и веселья беззаботного, у нее сердце ни о чем не болело. А тут, на земле, все по-другому. Ни блеска нет, ни роскоши, ни жемчугов переливчатых, ни садов раскидистых многоцветных. Ни сочности цвета, ни многообразия вычурного, как на глубине морской…Все слишком простое, незамысловатое по виду. Краски приглушенные, и линии незатейливы, и формы простоваты, словом неказистое все, невзрачное, неприметное.
А только от всего земного в груди щемит что-то… и сердце трепыхается, точно рыбешка неразумная, в сеть угодившая. И радостно и грустно одновременно. И пироги так пахнут, что с ума сойти можно… И все чудеса в мире надводном как будто внутри этой обманчивой простоты таятся. От постороннего глаза хоронятся, и не вдруг, и не сразу открываются.
Поняла Русалочка, почему батюшка-Царь Морской ее на берег не пускал, догадалась, отчего у дев некоторых с хвостами чешуйчатыми, тоска в глазах зеленая, да песни все печальные.
Сидит Глафира, наблюдает, как Васька-Лиходей грациозно вокруг стола вьется, ароматный чай травяной по чашкам разливает, а от взвара – такой дурманящий дух, такое благоухание незнакомое – жаркое, солнечное, медовое – голова кругом! И ухмыляется бандит усатый во всю свою кошачью морду – до того приятно смотреть! И девица заморская с котиком ухоженным – такие душки, сидят рядышком, едва дыша. А у Емели веснушки такие славные! И все до того любо-дорого, что хочется смеяться и всех обнимать, только почему-то глаза застилает водою, соленой, как сам море-окиян.
- Щука, рекрут служивый, - молвит Глафира, обращаясь к Емелиному другу. – Отправь меня, слуга наш верный, в терем морской, к батюшке родному! Хватит дурака валять. Не время сейчас по балам да маскарадам Кащеевым шастать, публику праздную ублажать! Глупости все это! Дома дел полно! У папеньки – кризис среднего возраста, он все дела государственные забросил, богатыри – бездельники, от службы отлынивают. Так пойдет - скоро и рубежи морские некому охранить будет. Королевство в запустение приходит, утечка мозгов процветает буйным цветом, вон, сам дядька-Черномор за бугор, на службу к Кащею подался. И я - тоже хороша!… Словом, погостила – пора и честь знать!

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
- И то верно, - обрадовался Щука такому разумному решению царской дочки. Указывать-то повелительнице своей, да воспитывать Ее Величество, он не решался, даром, что волшебник, а все же у царской фамилии на службе. – Седлай Емелюшка коней, к Царю-батюшке едем! Ну, что глазами лупаешь? - Щука выпрыгнул из лохани, окатив сидящих за столом мелкими брызгами, - Внедорожник свой заводи, веленье тебе в помощь!

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
А Емеля, позабыв обо всех горестях и перпективе стать поздним ужином для Яги, а может, завтраком - это как великая колдунья пожелает, уминал за обе румяные щеки пироги, кои волшебная печь продуцировала со скоростью хлебо-булочного комбината города-миллионника. До чего хороши были - с морошкой, сочные, мягкие, с корочкой золотистой - всё, как Емеля любил. Он даже возомнил, что заслужил подобное угощенье за свои труды с окном и вовсю наслаждался таявшим во рту тестом.
- А? Чего? Так пёс её знает, где она, укатила, поди. - Вдруг Емеля перестал жевать и застыл с набитым ртом. - Ой, меня же невештки убьють! - прошамкал он, быстро проглотил остатки пирога и скороговоркой призвал свое транспортно-кулинарно-обогревательное средство:
- Печка, кати ко мне, по щучьему веленью, да по моему хотенью. Вот прям щяс чтоб тут была!
В избе воцарилась тишина, только и слышно было нетерпеливое постукивание Щукиного хвоста о половицы.
Эффекта от заклинания не последовало.
- Да как же это... Щука? - повернулся он к другу с выражением недоумения на лице. - А! - догадался Емеля. - Это ж избушка заколдованная.
Он с некоторым опасением открыл дверь наружу, повременил, и выскользнул из помещения, угодив прямиком в траншею, прорытую избушкиным когтем.
- Печка моя, а ну марш сюда, по щучьему веленью, да по моему хотенью, и все такое. И поскорее!
Где-то вдали что-то хлопнуло, и что-то загудело.
Удовлетворенный, Емеля вернулся в избушку, в тепло да ко вкусным пирогам.

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Шапочка исходила слюной, в животе у нее урчало, но к аппетитным пирогам она не притронулась. Боялась. Устав она чтила. Выдержку имела, хоть и давалась ей эта выдержка с великим трудом. Есть хотелось неимоверно. Аннет закрыла глаза, досчитала до десяти и попробовала переключить свои мысли в другое русло. Это было трудно, пряный аромат витал в воздухе и пленял, искушал, соблазнял. Шапочка уже стала было сомневаться в своей силе воли, но тут в избушке стала происходить небольшая драма. Глафира вдруг пригорюнилась и запросилась домой. Аннет к ней ближе придвинулась и невольно подслушала их разговор с Щукой. В голове роем завертелись мысли.
«Маскарад? Какой такой маскарад? – спрашивала она себя. – Интереесненько. Кощея упомянули. И печку! – Шапочка содрогнулась, вспоминая. - Не знает, видно, Глафира, что за чудище это такое».
Девица переглянулась с Котом, затем убрала гребешок свой в карман, косу на плечо перекинула и обратилась к царевне морской:
- Мадемуазель! Извините, что вмешиваюсь, но осмелюсь полюбопытствовать, а что это за маскарад, о котором вы упомянули? Мы бы с Котом может и наведались туда. Все-таки, не каждый день в Тридесятом гостим. – Голос у Шапочки был нежный, ручейком лился, но тут вдруг посуровел. - А на печи мсье Емели до чего ехать опасно! Рискованно! Вы, Глафира, подумайте, может и не стоит вам срываться второпях, без друга вашего. – Шапка чуть не ляпнула «сердечного», но вовремя прикусила язык.

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
Тем временем в Кащеевом царстве...
Только уселась Василиса в сани, как проблема нарисовалась. А ехать-то куда?
- Эй, вы ж самоходные! – пискнула Василиса.
Встроенный в сани навигатор голосом местного оратора и трибуна выдал нечто весьма нелестное о кащеевых картографах, зашипел и умолк. Придется разориться на небольшой шоппинг, за покупками сходить – по -нашему.
- Денег нет… - закручинилась Василиса.
- С твоим росточком разве деньги нужны? - фыркнула практичная мышь, поймала Василису за рукав и потащила в сторону местных торговых палат.
Василиса хотела сразу туда пойти, где навигационные клубочки продают, да галогеновые фары, чтобы в темноте видеть, но… как шелка цветные увидала, да уборы всякие, шляпки с перьями диковинной заморской птицы страуса, так и обомлела. Мышь ее уж и по щекам хлестала, и водой из проталины брызгала – никак красавицу от нарядов не оттащишь. Одно спасло – девицу размером с мизинец никто не замечает, примерить платье не предлагает. Василиса в руки себя взяла, и поволоклась следом за мышью в нужную лавку.
Тут уж мышь вовсю расстаралась – по полочкам пробежала, хвостиком махнула, с полок клубочки так и посыпались – пока хозяева, костеря грызуна на все лады и призывая к работе упитанного кота Базиля, что возлежал на подушке с кисточками в центре магазина, ползали по полу, собирая разбежавшиеся я навигационные средства, Василиса клубок умыкнула и затаилась под прилавком, прислушиваясь к шепоту двух покупательниц.
- … И что, неужто не слыхала, что Его Бессмертие омолодился?
- Да кто ж тебе правду скажет, старая кочерыжка?
- А есть у меня человечек знающий, который почту курьерскую доставляет и заказы из дальнего зарубежья… Так вот он приволок не так давно Кащею во дворец ларец. И были в том ларце яблоки молодильные. Говорят… - тут покупательница приблизила мясистый нос с бородавкой к самому уху приятельницы и что-то зашептала. Василиса от любопытства чуть не умерла.
- И много осталось?! – ахнула женщина, прижимая пухлые кулаки к необъятной груди.
Товарка снова зашептала, буйно жестикулируя. Женщины немедленно снялись с места и двинулись в одном, им известном, направлении, Василиса за ними – от любопытства распирало так, что крошка не бежала – летела над землей, бедная мышь, груженая клубком , едва следом поспевала.
Добежали до неприметной лавочки – внутри паданками пахнет – ах, как сладко закружилась голова у Василисы, как домой захотелось…
На прилавках корзины, в корзинах яблоки, груши, воском натертые, лиловые сливы, вишня засахаренная, в водке, оранжевые и желтые заморские фрукты. Покупательницы, однако, на прилавок и не глянули – поманили продавца к себе поближе, пошептались, глаза округлили, кошели с поясов сняли и давай деньги пересчитывать . Все вытряс из них торговец, до последней полушки – а взамен, покопавшись под прилавком, небольшую корзиночку молодильных яблок вручил.
- Одно яблоко – десять лет долой, - сообщил он вдогонку дамам – тех уже и след простыл. Поспешили, видать, испробовать на себе волшебные аналоги ботокс-хирургии.
- Что же ты не ухватила хотя бы одно яблочко, Василиса! – упрекнула мышь, забираясь в сани.
- А зачем они мне? – хмыкнула красавица, - десять лет долой, надо же… Это сколько мне тогда будет?.. Пешком под стол ходить в одной рубашонке, подолом сопли вытирать? Ну, уж нет! Поехали!
И сани, ведомые чудо-навигатором, поспешили прочь от града Кащеева, по королевскому тракту, на поиски бродячей избушки Бабы-Яги.

0

53

Кот
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/9N7Xs.jpg[/float]
- Вот оно как, значит, - кот понимающе кивнул товарке, припоминая, что канал барахлящей сказочной связи у него имелся и, если совесть придавит дальше некуда, мадемуазель Горыныч можно поймать в волшебном зеркале и поговорить по душам. Тут, кот вспомнил еще, кое-что важное и глаза полосатого агента засветились, задумчиво глядя на Серого, который проповедовал о сказочных волках Тридесятого.
Леопольд не стал лезть в спор и объяснять, что сказка с их волком – новомодная история, которую не так давно придумали люди. Он выжидал момента, когда сможет остаться с агентессой наедине. От информации Волка не было толку или тот не хотел помогать иностранцам, по причине собственной вредности.
А Яга оказалась на высоте. Пусть отношения сразу не заладились, но Кот зауважал старую ведьму. И откуда она столько знает? Смекнув, что старушка коротает не одну тысячу лет, Леопольд прикинул ее возможности и дал себе зарок, не раздражать колдунью. Разговор о хлебосоле порадовал вдвойне и агент перестал задушевно и мечтательно пялится на рыбу в лохани, предвкушая наесться от пуза сметаны. Жаль, что Шапочка думала иначе.
Недовольно поморщив нос и фыркнув, Кот с сожалением посмотрел на крынку, в лапах Василия. «А кто его знает, что в ту сметану намешали?». Порывшись в рюкзаке, агент вытянул салфетку-самобранку, с личный пайком, приподнимая ее в лапе.
- А я на диете. Три ложки сметаны в день, не больше, - толкнув в бок девицу, кот тихо зашептал: - А может, все-таки по пирогу? На наших фондю мы долго не протянем, - дождавшись, когда ведьмы выйдут из домика, а с ними и Волк, Кот оторвался от Аннет, отвесил поклон Василию и подхватил с блюда полдюжины пирожков. Пряча половину в рюкзаке, он вернулся к Шапке и заговорщически, поманил ее к себе, отрывая от болтовни с Русалочкой. - Я тут краем уха слышал, что Волк про диван говорил. Когда из избушки выходил, они с ведьмой шептались. Так вот, по-моему, это «тот самый» диван, про который в легенде Хаоса упоминалось? Так может он нашего Люпина… того, с толку сбил? А если, не его одного, - Кот нахмурился. Даже надбровные вибрисы опустились. Он представил, что грозит сказкам, если этот артефакт попадет не в те руки.
Машинально расстелив на столе салфетку-самобранку, Леопольд махнул лапой. На плотной льняной ткани появился горшочек, а в избушке повеяло ароматом горького шоколада.

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Аннет с голодухи чуть ли не весь горшочек за раз выдула. Сладко было, вкусно, блаженное тепло по животу растеклось. Глянула она на Емелю, что пироги опять трескать сел, плечами пожала и подумала: «Может и правда ничего страшного? От одного-то кусочка? Емелька жив пока, аж щеки лоснятся!». Наконец-таки решилась, да и взяла из лап Кота пирожок. Съела, как проглотила. Вроде ничего. Не превратилась ни в кого, в лягушку или в еще какую зверушку дивную. Настроение сразу поднялась на порядок, и даже новости напарника ее не испугали, а только обеспокоили.
- Может поэтому Волк такой подозрительный и злой? – спросила она полосатого, передавая ему почти пустой горшочек с шоколадом. – Надо нам обождать пока Баба Яга с волкодлаком назад вернутся. Ты ушки свои держи на макушке, может опять услышишь что-нибудь про артефакт этот. Вот только, как нам доверие Волка завоевать? Зверь он сильный, подозрительный, расспросов не любит, сразу учует подвох, даром, что оборотень. Только, видит мое сердце, нам без его помощи никак не обойтись.

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
- Маскарад… - растерянно молвила Глафира, словно откуда-то издалека мыслями вернулась. – Так по случаю события исторического. Кащей женится. Разве вам пригласительные билеты не присылали?.. - Глаша ласково посмотрела на мадемуазель Аннет и ее элегантного кота, манерно манипулирующего с салфеткой. – Праздник большой будет, много гостей иноземных соберется, насыщенная развлекательная программа, маскарад, шоу сказочной красоты и конкурс невест – Кащей избранницу определять будет. Говорят, помолодел ради молодой красавицы. Я танцевальное представление для его свадьбы готовила. У меня целая группа русалок, специально обученных. Такое вытворяют, вы бы видели! Костюмы авторские. Только где оно все теперь? Да и незачем! - и решительно встала из-за стола. Царевна нехотя рассталась с лейтенантской курткой, кацавейкой Яги, сложила все это аккуратной стопочкой на краю широкой лавки, только валенки снимать не стала, (босая же совсем!) небось, не осерчает бабушка, что Глашка валенки ее, почти новенькие, увезла. - Как-нибудь верну с оказией. – кивнула она коту и поклонилась всем в пояс. – Прощайте, друзья, не поминайте лихом. Долг зовет. Перед Отечеством. Пойдем, Щука… А ты Емеля, если не холод не хочешь, так и не мотайся зазря. Сами доедем. Щука дорогу знает, а печь к тебе потом вернется, вон, как быстро на зов твой примчалась.
Щука водрузил на голову треуголку, отсалютовал Глафире жестким плавником, ловко вскочил на теплую печь и с удовольствием раскурил трубку. Еще бы! Задание батюшки-царя он выполнил успешно, в кратчайшие сроки и без потерь, теперь может его со службы досрочно отпустят! Соскучился Щукарь по воле! Сразу на рыбалку махнет! Красота!..
А Глафира с крыльца шагнула твердо и мужественно – как в последний путь.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- Я, вообще-то, не уверен, что на ней ездить можно, - продолжая уничтожать запасы Яги в виде пирогов, пробормотал Емеля. Только сейчас он вспомнил, что тридесятые стражи порядка, тридцать три богатыря, как-то поймали его с балбесами-дружками, рассекающего по просторам на печи, заставили к ней номер припечатать и техосмотр проходить. Чтобы вредных выхлопов из нее не было, Емеле приходилось тщательно выбирать древесину, и вообще, права получать на управление сказочным транспортным средством. Экзамен Емеля провалил, ибо на занятия вообще ни разу не явился по причине сказочной лени, но на выручку пришла сказочная же коррупция - поработал извозом кому надо и когда надо, по делам не совсем чистым, и права, на бересте намалеванные - в руках.
Вот сейчас до Емели дошло, что очередной техосмотр он пропустил. Нужно было проверить зарубки на стене печки, и он рванул к выходу за Глашей и Щукой, да и задел по дороге Ягины гусли. Упав с жалобным стоном на пол, они вдруг подпрыгнули, струны зазвенели, и пошла кадриль, а сами гусли взмыли в потолок, выделывая пируэты, да так, чтобы никто из находящихся в избушке не мог до них достать.

Шапка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/NDwiX.jpg[/float]
Едва гусли заиграли трепетный мотив, как Шапочка вдруг откинула правую ручку, плавно поднялась с лавки и поплыла лебедушкой по избе.
Раз, она сделала поворот.
Два, повела головушкой, коса взметнулась, ножка притопнула.
Три, кружевной платочек голубочком взвился в ладони.
А гусли все играли. А струны перебором позванивали. А разносилась по избе мелодия печальная, жалостливая.
Совершив первый круг, Аннет руки на бочочки поставила, голову запрокинула и, издав удалой частушечий вопль, лихо закружилась по избушки. Гусли заиграли мелодию веселую, заводную, игривую. Размер двудольный, шаг дробный, залихватский.
У Шапочки глаза стали как блюдца. Испуг, отчаяние, недоумение так и плескались в них. Ничегошеньки она не могла с собой поделать. «Заколдовали! Обдурили! Со свету сживают!» – заныла Аннет, чуть не плача, выписывая руками дуги-передуги, кружась, да ногами дробь отбивая.
- Кот! Котик! Мон ами! Помоги! – запричитала она, ища глазами своего напарника. Нашла и обомлела. Кот, ловко постукивая кедами, в присядку, рисовал вокруг нее фигуры.
И тут самогуды завели кадриль…

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
«Так значит, все-таки к Кощей, ну как знал, что у него окажется, или поблизости, сила к силе тянется».
Лейтенант выслушал слова Яги. Был бы человеком, в пояс бы поклонился, в волком – голову до земли склонил.
- Благодарствую, Ягнеда Велесовна, за помощь да подсказку.
Возвращались все трое так же, как пришли. Яга впереди, остальные – следом. А как иначе - в заповедные леса дорога ворожбой закрыта, чужим заказана. Хотелось волку вперед бежать, да нельзя. А на душе неспокойно, что там, в избушке, творится. Уж больно Глашка грустная была.
Но, как волшебный лес на обычный сменился, да потянуло издалека печным дымком - не выдержал, след взял, благо нюхом его в волчьей шкуре не обидели, и вперед рванулся, только снег во все стороны – не побежал, полетел прыжками. Избушку завидел, еще быстрее припустил. И вовремя - увидел, что Глафира на крыльце стоит, вниз прыгать собирается. Едва успел в человека обернуться и руки подставить, да так и рухнул вместе с ней в сугроб.
- Ты куда это намылилась? - едва успел выдохнуть Серый, как
из избушки музыка донеслась – гусли заиграли, и изба закачалась - вот-вот в пляс пустится.
- Ч-ч-ерт! Ведь опять на печку наступит…
Он схватил Глафиру в охапку и потащил подальше от куриных лап.

0

54

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Печка Емеле досталась с характером. У нее на сегодня были щи да пироги запланированы, а вместо этого пришлось гонять по лесам с бездельниками на шее. Только горшочек со щами внутри оказался после того, как вернулась домой, слегка подбитая и помятая - и на тебе, снова вызов. Не пожарка вроде, и не скорая помощь, от тех хоть польза, а тут без толку мотаться заставляют.
Надоело ей это. Веленье - веленьем, а профессиональную гордость никто не отменял. Увернувшись от уже знакомого когтя избушки, с которым больше не хотелось входить в тесный контакт, печка приняла на лежанку вылетевшего из импровизированной дискотеки Емелю и рванула по уже проложенной трассе домой так прытко, что сам Емеля не сразу вник в суть происходящего. Хотел было раскрыть рот, чтобы приказать глупому созданию назад поворачивать, да тут лень одолела. Он устроился поудобней, закинул ногу на ногу, и с мыслями о том, какой метлой его встретят невестки, задремал под мерное почмыхивание несущейся по лесу на четвертой передаче печке.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Избушка, которая совершенно не хотела плясать, с облегчением рухнула на колени перед своей хозяйкой, и Яга, как молоденькая, взбежала на крыльцо и ворвалась в дверь.
- Что тут за пляски резвели без меня? - поинтересовалась она. - А ну, гусли, уймитесь!
Глянула, успокаиваясь, на гостей:
- Что поплясали малость без хозяйки - оно дело молодое, а только делу - время, а потехе - час.
Быстрый взгляд на ворона, на кота: мол, все ли без меня в порядке было?
- Стар-раемся, - понятливо откликнулся Кондрат.
Кот Лиходей выгнул спину на крышке сундука. Мол, тут и караулю, не слезаючи, чтоб гостюшки дорогие чего не прихватили на память...

Кощей
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/Reo6H.jpg[/float]
Бессмертный почивал.… А что, если бессмертный, то и почивать не требуется? Ну, так вот, он и почивал на шелковых покрывалах, под одеялом соболиным мехом подбитым - и тепло и телу вольготно. Вот только почивал Кощай как-то беспокойно. То в пятку кольнет, то в боку засвербит, то на лбу зачешется, то в носу защекочет. Вот от последнего Бессмертный, расчихавшись на весь замок, и проснулся. Почесал лоб, поскреб бок, потер пяткой о пол, посмотрел в окно и нахмурился. Что за дела, ночь на дворе, все спокойно было, а по телу мураши бегают и икать хочется. Кощей поежился и, сунув ноги в шамаханские шитые шелками и золотом шлепанцы, подшлепал к лежащему на подставке большому подносу и, стащив с пальца кольцо, пустил его по ободу. Надо сказать, была у Бессмертного маленькая слабость, от скуки он очень любил подсматривать, а может, подглядывать, или шпионить (нужное подчеркнуть). Кольцо в этом плане оказалось артефактом бесценным, позволяло взламывать самую, что ни на есть, личную информацию и показывало, что творится за самыми крепко запертыми дверями. Главное адрес указать и того, кого увидеть хочешь. А по ощущениям Кощея, кто-то явно сильным колдовством занимался. Кольцо крутанулось пару раз по ободу, и в подносе высветилась залитая мертвенным светом поляна, толпа зверей, Яга, у них что-то вопрошающая, и тень остроконечная, в стороне, словно кто-то невидимым плащом укутался. Мелькнуло и исчезло, Кощей даже подслушать не успел, только крысу мелкую заметил, что что-то Яге вещала.
- Вот зараза старая, - разочарованно, протянул Бессмертный. Ворожбу Яги взломать было практически невозможно, - ну и чего ей в ночь колдовать приспичило? Опять что-то выведывает, нормальным людям спать не дает. Нормальным… тьфу, привидится же такое, себя человеком назвать, - Кощей, теряя на ходу шлепанцы, подошел к ночному столику, плеснул в бокал вина и одним глотком выпил, икота отступила, да и мурашки прошли, похоже, ворожба закончилась.
– И чего же это Яга выведать пытается? – озаботился Кощей и, вернувшись к подносу, снова запустил кольцо. – Что у нее там, в избушке творится?
Избушка просматривалась очень невнятно, но наличие в ней двух молодых девиц Кощей углядел.
- Ишь, какой цветник развела, откуда у нее столько? – Кощей вспомнил, что слух по поводу его женитьбы распустила именно Яга. - Неужто, ко мне везет, подлизаться, небось, хочет.
Бессмертный прищурился, пытаясь разглядеть девиц - вроде очень даже недурны, но изображение опять пропало.
– Вот вредная, баба, все ходы-выходы заперла, запечатала, - Кощей, в раздражении плюнул в поднос, зевнул, и, надев на палец кольцо, отправился вновь почивать, дав себе зарок на завтра - все поподробнее разузнать…
Наученный горьким опытом, он знал, коли Яга колдует, значит жди неприятностей. А неприятности Яги обычно обходились Бессмертному в кругленькую сумму.

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
Приготовилась Графира-царевна в сугробе снежном искупаться, когда с крылечка избушки на курьих ножках сиганула, зажмурилась, а только подхватили ее сильные руки и вытащили из-под танцующих вприсядку чешуйчатых огромных лап. Не подоспей лейтенант вовремя – получилась бы из русалки отбивная, а то и вовсе бы мокрого места не осталось.
Испугалась Глаша, прижалась к Серому, шею руками обвила, в плечо уткнулась, лица не поднимает - в глаза глянуть стыдно. И ни мороза трескучего, ни стужи злой не чувствует – вся огнем горит, щеки пламенем пылают, даром что в одном легком платье шифоновом, кисейном, маскарадном.
Наконец осмелела, глаза открыла. Гусли плясовую гудят, а в голове – звон стоит, тысячей бубенцов-колокольчиков разливается. Печь с Емелей и Щукой весело вдаль унеслась, изба с гопака на лезгинку перешла, «Асса!» кричит и на цыпочках мелко-бисерно по поляне круги вытаптывает. А в глазах у лейтенанта - смешинки, морщинки в уголках глаз – лучиками, и в сугробе под еловыми лапами так хорошо, так уютно! Век бы лежала в его объятиях под елью косматой и в глаза смотрела, не отрываясь. Ни на полминуточки… Ни на полсекундочки… Ни на… да только вспомнила Глаша, что Волков в царство Тридесятое по надобности сурьезной прибыл, казенной и сверхсекретной. Да и ей, единственной наследнице Подводного государства, не пристало по снегу с молодцами валяться, не к лицу, стало быть, царской дочке вольности вольные себе позволять! Думает Глафира Моревна подняться, да платье отряхнуть, да лишь себя обманывает - не разомкнуть рук, еще крепче к лейтенантской груди прильнула.
И Серый, подхватить Глафиру - подхватил, а отпустить не может. Обнял, держит бережно, как дите малое, а у самого улыбка на все лицо, рад до невозможности, что успел, что Глафира никуда не делась, ведь как сердце чувствовало, что быстрее надо возвращаться. Увидел, что и Глаша обрадовалась, так аж дыхание перехватило. А как царевна глаза подняла, так и утонул в них лейтенант, мысли мечутся, что делать не знает, в Кощеев дворец идти надо, но сердце чувствует, коли оставит русалку здесь, так и не видать ему ее больше.
А тут и Яга вернулась – изба так в ноги хозяйке и бросилась. Как щенок нашкодивший. Могла бы - клубком у ног ведьмы свернулась. Яга в дом вбежала, а Глашу с лейтенантом за сугробом, вроде, как и не заметила. А может – вид сделала. Только дверь за бабой Ягой затворилась - все звуки разом замерли, и такая волшебная тишина в лесу воцарилась, такое сказочное безмолвие, аж дышать боязно… От хлопка двери только рыхлый снег, потревоженный, с еловой лапы сорвался и посыпался рядом с Глафирой и лейтенантом – тихо, беззвучно… А с темного бархата неба снежинки легкие, пушистые, не полетели - закружились плавно в размеренном, деликатном танце, осторожно и мягко опускаясь на поляну, одна за другой, одна за другой, словно кто пух лебяжий над лесом бережно рассыпал. Красивые. Поблескивают, загораются искорками на белом снежном покрывале, то там, то тут, медленно таят на ресницах. И луна, молча и ласково на притихший лес смотрит.
Оффтоп: совместно с Волком

0

55

Captain
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
волшебник
Но, не успели лейтенант с Глафирой к этой тишине прислушаться, друг другу слово сказать, как чья-то огромная тень заслонила луну, и сверху на яркое пятно в белом снегу спикировала гигантская птица. Обхватив когтями русалку, оторвала ее от Серого. Разрывая в клочья огромным клювом спецназовское обмундирование, отшвырнула в сторону вскочившего лейтенанта,только алые пятна на белый снег легли, и, мощно взмахивая крыльями, полетела через Переясвет озеро к Алатырь горе.



Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Покрытый розовыми пупырышками Горыныч, нервно почесываясь, расхаживал по площадке перед пещерой.
- Чешется… - жалобно проныла Правая.
-Не у тебя одного, у всех чешется, главное не расчесывать, - изображая невинную мученицу, Центральная трагически закатила глаза,
- Как это не расчесывать, если чешется? И откуда напасть такая, почему чешется? – Левая, покусав спину где-то в районе хвоста, зашкрябала лапой ухо.
- Потому что, у Яги все зелья такие, я предупреждал. Диатезом эта гадость называется.
- Может к ней слетать, к Яге, зелье какое даст, чтобы не чесалось?
Уже слопали зелье, тебе мало? Крыльями махай, когда снег на спине тает, не так чешется.
Змей замахал крыльями, поднимая клубы снега, и довольно прижмурился.
- Ой, глядите, полетела…тащит чего-то…
- Кто полетел, откуда? - Правая и Левая уставились в небо
- Птичка, я же вам рассказывала, - Центральная, нырнув головой между лап, принялась увлеченно чесать живот. – Птичка, Рухх прозывается, - Центральяная выглянула сбоку, - гнездо она на горе вьет.
- На нашей горе? Щас мы ее разом…
- Да пусть вьет, яиц нанесет, кушать будем.
- Нанесет она, как же, на нашу голову.. потом не отмоемся. А сейчас, чего она притащила?
- Не знаю, что-то пестренькое, вон опять летит…- три пары глаз проводили вновь взмывшую в небо птицу. – Может, посмотрим, чего она там принесла.
- Сначала в снегу поваляемся, а потом посмотрим, - великодушно согласились крайние головы и Горыныч, повалившись на спину, принялся кататься в сугробах, довольно урча и похрюкивая.

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
Хорошо на печи ехалось, да спалось сладко. Но не очень. Что-то Емелю тревожило, даже во сне, в котором осуществлялась его самая заветная фантазия - он в нем крееепко спал. Какая-то зверушка лесная, по характеру нанесенных снежной трассе повреждений, переползла через ранее проложенную печкой лыжню, транспортное средство кухонного класса подпрыгнуло на ухабе.
Емеля проснулся.
- Ой, Щукич, и ты здесь? - удивился он, увидев рядом полные укоризны глаза друга. - А чего смотришь-то так? Ой... - до Емели дошло, что он так и не исполнил просьбу Рекрута. - Не, ну а чо... Ну, забыл я, быват. Вона, и за дружками запамятовал заехать. Это все потому, что я рыбы мало ем, невестка старшая говорит, - Емеля покосился на друга, сообразив, что сказал что-то совсем не в тему. - Да и что мне, бросаться было на этого волка, когда он Глафиру твою схватил? Я, между прочим, от военной службы по скудоумию освобожден, и не научен, как по мордасам давать всяким сказочным животным. Тем более, если они ещё и люди. Ой, гляди! - задрав голову вверх, Емеля схватил ведро со Щукой и поднял его повыше. - Птица летит, а в лапах у ней - царевна твоя, платье машкерадное точно ейное! Итить-колотить! Печка, дуй за похитителем пернатым!
Ухнув, печка рванула вперед, позабыв о помехе справа, как сказал бы Щука, "баба за рулём" - и чуть не врезалась в сани, вовремя уйдя влево.
- Ядрёна вошь, у меня за повторное ДТП права отберут! - крикнул Емеля и спрыгнул с печи, чтобы проверить, все ли в санях живы-здоровы.
Сани были пустыми.

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
«Помеха справа» мирно дремала, не заметив, как сани свернули вслед за клубком с широкого Королевского тракта и очутились в дремучем лесу.
Пока самоходные летели по главному пути, промахивая верстовые столбы – у Василисы в ушах засвистело тонко-протяжно, перед глазами полоски замелькали, и девица уснула, спрятавшись под шапкой невидимкой, которая сейчас была – не то что одеялом, а почти плащ-палаткой. И даже сон ей приснился – будто стоит она на высоком подиуме в центре огромной залы, кругом свечи в канделябрах, мрамор да позолота, расхаживают рядком напудренные гессенцы в белых париках, послы Шамаханского царства, в золотых шальварах и тюрбанах с диковинными перьями, басурмане с черными глазами и невиданными мечами на поясе, и поглядывают на девицу, что под звонкие напевы гуслей прогуливается в головокружительной красоты платье, из газа и кружев. И веер у ней в руке, расписанный жар-птицами, и мушка на лице прилеплена, именуемая «мушкой-убийцей»… Посолы бормочут что-то, не разобрать - однако по глазам видно – нравится. И так Василисе хорошо сделалось, голова закружилась, брильянты хороводом пошли…
- …мать-мать-мать, - привычно откликнулось эхо, запуталось в ветках деревьев и осыпалось на голову спросонья ничего не понимающей Василисы.
- Что такое? – затрясла головой девица, и увидела прямо перед собой чье-то добродушно-глуповатое лицо.
Да это же… Глаза у красавицы сделались круглые, как два пятака.
- Емеля! Емелька! – Василиса шапку сбросила, и ну прыгать, да пытаться печного бомбилу за нос поймать, - это я, Василиска! Не узнал, чай? Разве не ты моего братца младшенького прошлую зиму на печке катал, да в сугроб уронил?!
- То-то видно, с прошлой зимы не поумнел, - буркнула из-под шапки раздосадованная мышь, высунула нос наружу, сверля нарушителя черными глазками-бусинками, - у тебя, свет мой Василисушка, на правом крыле царапина. Воеводу дорожного звать будем, али полюбовно разойдемся?

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- Что за чудо, сани самоходные, а ездока нету, - чесал репу Емеля, осматривая второго участника происшествия на предмет наличия видимых повреждений. Если невидимые имеются, так отъедут сани по своим делам, и вроде уже Емелька не при делах. - Не, ты такое видел, Щукич? - обернулся Емеля к напарнику. - Вообще порядку не стало. выпускают свои колымаги на дороги без водителей, а потом у них, понимаешь, статистика! - умное слово ленивец помнил из не самого приятного разговора с одним из богатырей, который пытался убедить Емелю, что лучше ему права не получать и за управление каким-либо транспортным средством не садиться. - Ну, нету никого, значит... - хотел было Емеля уже смываться с места происшествия, как показалось ему, будто слышит он какой-то писк. Наклонился ниже, звездочка из-за тучи выглянула, и увидел он девицу на санях, только маленькую, с мышку размером. И мышь рядом. Протер глаза, опустил голову пониже, прислушался:
- Наааадо же, Василиса, ты, что ли? А чего это ты маленькая такая? Чего? А это что, мышь пищит? Воеводу? Нееее, давайте-ка полюбовно! - Василису Емеля побаивался немного, потому как она находилась выше его на социальной лестнице.

0

56

Captain
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/FBMjP.jpg[/float]
волшебник
Птица Рухх клевать Глафиру не стала, когти разжала, в гнездо сбросила и опять улетела. А гнездо огромное, из целых стволов сложенное, внутри ветки да сучки помельче, а сверху чего только не накидано - рухляди всякой - халаты, тулупы, покрывала да катанки шерстяные, кафтаны да юбки гессенские, штука алого шелка по всему гнезду размотана, даже дорожка бархатная на которой Салтан в Яргороде послов принимал. Лежала себе во дворе царского терема и вдруг не стало.. Салтан долго гневался, но воров так и не нашли.

Рекрут Щука
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/X0uQf.jpg[/float]
Всякого можно было от дурака ожидать, но таких выкидонов Щука за все годы службы еще не видывал. Рекрут уже пожалел, что попросил Емелю о помощи. Как говорится, «с дураком поведешься - так тебе и пусть!» Ну надо же было Емельке сорваться в самый неподходящий момент, когда царевна была у них в руках! Эхххх… Что теперь Царю говорить? Да ведь Щука не только Повелителю Морскому в рекрутах служил, а еще и Веленье отрабатывал. Угораздило же тогда в руки дурака попасться! Хорошо еще, что Емеля Щучье Веленье для пакостей каких не задействовал, только для глупостей. Одно слово – простодыра!
Нет, нельзя, нельзя с дураками связываться и дел никаких совместных иметь! И жалеть их нельзя!
А Щука Емельку жалел. Да только выходит, испортил его своей жалостью. Проучить его что ли? Было одно средство верное, как Веленье себе в управление вернуть, но Щука все тянул, тянул, все ждал чего-то, откладывал. Может признаваться самому себе не хотел, что привязался к простофиле, что беседовать с ним привык, вот так, запросто, сидя вечерком на речном берегу…
Глянул Щука тараторившему Емельке в глаза, и ничего не сказал, не стал упрекать, только вздохнул горестно: «Эх, ведь не службу, в дружбу же просил…» А видать не ценил Емеля Щукиной дружбы…
Вдруг конопатый печной извозчик подпрыгнул и замахал руками, поднимая Щуку повыше, уверяя, что птичка Глафиру Моревну по небу несет. Дурак, что с него возьмешь! Разве под силу кому из-под контроля бабы Яги хоть булавку без волшбы умыкнуть?! Хотел было Щука Емельке биноклю свою морскую сунуть, чтоб уличить его в пустомельстве, да только печь так на дороге подбросило, что бинокль выкинуло в кювет, за ним же полетела Щукина треуголка, горшок со щами, разноцветные ситцевые подушки… Щука насилу плавниками за трубу зацепился, едва не изжарился!
- Ну, балбееес! Опять в ДТП попал! Сам-то хоть жив? – обеспокоился рекрут.
А Емельке хоть бы хны – ходит, сани новомодные на встречке рассматривает. Сам с собою разговаривает – в санях-то нет никого! Василису какую-то кличет… Видать, шоковое состояние у парня после аварии, сложная психологическая реакция болезного организма на стресс. Емельке, к его-то помешательству только этого диагнозу еще не хватало! Разволновался Щука не на шутку. Всматривается в темноту – ничегошеньки не видит.
- Ты, Емелюшка, в канаве ездока поищи, мож его от удара из саней выбило?
Перепрыгнул в сани, чтоб самому место происшествия осмотреть, на дурака-то какая надёжа? Глянь, а в санях и впрямь Василиска – с мышь величиною! До того забавная, хорошенькая, как куколка все равно что! Смекнул рекрут, даром, что ли волшебником был серьезным, что без чародейства не обошлось и говорит:
- Что же это с тобой, барышня Василисушка, приключилось? Что же ты, ягодка, натворила, набедокурила, что росточком с Липунюшку стала? Нукась, Емельян, совесть имей, Веленье на добро задействуй, верни красавице прежний облик!

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
- Дюймовочку изображаю! – фыркнула Василиса. Чужих причитаний над своей горькой судьбинушкой она не любила, однако Щуку слушала внимательно, вдруг чего полезного скажет. И не ошиблась!
Мысль о том, что Емеля щучьим веленьем может вернуть ей настоящий облик, и не придется у Бабы Яги прутья воровать, Василису окрылила – все-таки, несмотря на буйный нрав, Василиса девица была обыкновенная, пусть и хорошего происхождения, а Яга – старуха зловредная, волшебного племени.
Она ее ухватом, а Яга – в жабу превратит! Или в земляного червяка.
- А… а он может? Емелюшка, свет ясный, а ты можешь? - обрадовано подскочила красавица, поскользнулась да кубарем укатилась в снег, - о-оойй… вытащите меня кто-нибудь! Да не наступите! Полюбовно разберемся, как есть полюбвно! Мышь, молчать!

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- А? Чо? - Емеля не сразу понял, чего от него хотел Щука, поскольку всех возможностей веленья так и не изучил. Да и лень было. - Увеличить её, что ли? Это можно, наверное, - почесав репу, Емеля все ещё раздумывал. Он узрел в этом акте проявления человеколюбия к ближнему возможность избежать наказания за ДТП, хоть сама Василиса пищала ему, что все простит. Её он попросту не слышал, приложив указательный палец ко лбу и размышляя над чем-то, что его терзало аккурат с начала происшествия на тракте. - А! Так это что ж получается, красавица? Ты у нас со второстепенной на главную выезжала, тут правило помехи справа не действует! - сияя, словно новый червонец, Емеля с гордостью поднялся, выпятил грудь колесом, поправил вихрастый чуб надо лбом, и хотел разразится обвинительной речью, слов из пяти, не больше, а то устал, но глаза его встретились с блестящими Щукиными, полными укоризны и гнева. - Ладно, так уж и быть. По старой дружбе, - родители Василисы до сих пор его на порог не пускали после того исторического катания с её братом, а кормили у них хорошо, и Емеля рассудил, что теперь уж Прекрасная убедит стариков, что надо бы старые обиды позабыть. - По щучьему веленью, да по моему хотенью, стань-ка ты, Василиса Прекрасная, такой, какой была до того, как приключилась с тобой неприятность превратиться в маааааахонькую.

0

57

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
Яга показалась в дверях, увидела птицу, уносящую Глафиру. Охнула, метнулась в чулан. Не стала тратить время на то, чтобы вытащить наружу ступу. Просто прыгнула на метлу верхом - и свечкой ушла в небеса.
Верное помело не подвело бы старую колдунью. Но еще не светало, над темной землей пеленой нависали облака - в них и скрылась птица-похитительница.
Метла, словно игла, прошивала облака по всем направлением. Наткнувшись на Черта, который ладился украсть месяц, Яга облаяла нечистого - но след крылатой похитительницы был потерян окончательно безнадежно.
- Ладно, фламинго линялая, я до твоих перышек еще доберусь, - рявкнула старуха, спикировала почти до верхушек елей и принялась прикидывать, где осталась избушка. Поневоле приходилось возвращаться обратно не солоно хлебавши - а этого Яга ой как не любила! Наглая птица с этой минуты угодила Яге в личные враги.

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
Совместно с Шапкой. Заранее просим прощения Кота за то, что отписали за него, если наша версия его поведения не подойдёт игроку, мы всё потрем.
Судя по всему, гости Яги в её отсутствие не скучали - устроили дискотеку, заставив избушку пуститься в пляс. Хотя, зная уже немного нрав избушки и её обитателей, Вальдегардис заподозрила неладное и собралась было спросить Ягу, что это было, направившись за хозяйкой внутрь, но тут из избушки посыпались гости, словно жолуди с дуба - сначала Глафира, приземлившаяся в руки лейтенанта, потом Емеля, рванувший на печке, будто его ошпарили чем, и пока ведьмочка провожала местного Шумахера взглядом, приключилась беда. Невесть откуда, похоже, что с неба, спикировало нечто крылатое. Сначала Вальдегардис подумала, что это Горыныч вернулся, но голова у существа была одна. Несколько движений когтистыми лапами - и вот уже лейтенант лежит на снегу, а царевна морская взмывает ввысь, плененная птицей.
- О майн готт! - прошептала ведьмочка и, метнувшись на порог избы, позабыв об интересующих ее моментах танцевальных способностей жилища Яги, крикнула: - Фрау, лейтенант ранен! Фроялйн Аннет, помогите мне унести его с поля боя!
Шапочка доплясывала цыганочку с выходом, когда, наконец, в избу влетела Яга. Один хлопок в ладоши - и гусли угомонились, а девица со своим напарником повалились на пол. Аннет запыхавшаяся, раскрасневшаяся, раскинув руки и ноги, в полной прострации глядела в потолок. Кот в отбитых кедах примостился рядом. Сердце ухало так, будто она пробежала сто лье без передыху. Шапка настолько погрузилась в себя, что даже не заметила стремительного ухода хозяйки дома. Велесовна так торопилась, что аж дверь оставила нараспашку. И очень скоро до агентессы донесся взволнованный и испуганный голос, звавший на помощь. Аннет попробовала встать – не получилось. Крик с улицы повторился, и девица, хватаясь за лавку да ухват, что у печи стоял, все-таки поднялась на ножки.
- Ох, ёлки-моталки, хрустальные калоши! – всплеснула Шапочка руками и схватилась за щечки, увидев Вальдегардис, пятна крови и объект тревоги. Она ловко прыгнула в снег, позабыв про усталость, и боль в очумевших ногах.
- Надо его в дом снести! – она схватила лейтенанта за ноги, но те почему-то с хлюпаньем отделились от сапог и снова брякнулись в снег. - Да ну их! – Аннет бросила обувь рядышком и снова схватилась за сорок пятый европейский размер, обернутый в портянки. – Понесли?
Яга как раз взмыла ввысь на помеле, и Вальдегардис, проводив ее взглядом, подхватила лейтенанта под руки. И поняла, что означает выражение "хорошего человека должно быть много". Судя по всему, Серый был очень хорошим, и, соответственно, тяжелым.
- Понесли.
Девицы двинулись в избу.
- Стой. Нельзя вперед ногами в дом вносить. Примета плохая! - Вальдегардис вспомнила лекции по суевериелогии, и санитарки леса затормозились, чтобы переместиться по кругу.
Аннет оказалась у дверей.
Туфелька Вальдегарис поскользнулась на утоптанном снегу, переместила тяжесть её тела вперед, и это чуть не спровоцировало удар головы лейтенанта о косяк.
- Черт, простите, херр Волкофф, - виновато протараторила Вальдегардис, отплевываясь от рыжей пряди, выбившейся из-под капюшона и норовящей залезть в рот.
Девицы довольно ловко, со сноровкой внесли раненого в избу. Серый был без сознания. Мужественная бледность благородно цвела на его лице, а на груди расплывалось кровавое пятно.
- Это что? Кровь? – промямлил вдруг Кот в кедах, и девушки отчетливо услышали звук падающего тела. Шапочка споткнулась о распластанного под ногами напарника, задела ухват у стены, тот накренился и упал, шибанув черенком лейтенанта по лбу.
- Ой, - растерялась Аннет, бросив испуганный взгляд на молодую ведьму. – Вот не везет!
Они уложили волкодлака на лавку. Шапочка припала ушком к его груди и облегченно вздохнула.
-Колотится! – изрекла она. Агентесса открыла свою походную котомку, вытащила оттуда зеленую баночку, открыла. По избе пошел нестерпимый зловонный дух.
- В миг в чувства приводит! – объяснила она Вальдегардис, которая, сморщив нос, смотрела на неё недоуменно. - Бри де Мо! Некоторые его еще и едят… – состроив кислую мину, добавила агентша.
- Я это… Сапоги подберу! – закрыв рот и нос ладонью, Вальдегардис сорвалась с места, словно заправский спринтер, и выбежала на улицу, преследуемая вонью мечты гурмана; глубоко вдохнула спасительного свежего воздуха и, подобрав сапоги Серого, мужественно вернулась в избу.

Бабка Гульда
старая карга
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/dG3JF.jpg[/float]
А тут и Яга воротилась. Бросила, вопреки обыкновению, в сенях любимую метлу, поспешно вошла в горницу. Потянула носом:
- Чем это так вкусно пахнет? Вроде как жабами тухлыми...
И тут же перенесла внимание на лежащего на лавке добра молодца:
- Будем лечить али съедим? Пожалуй, вылечим, пригодится он нам еще. Глафиру выручать надобно, а опасные дела - запоминай, Вальдегардис! - завсегда чужими руками делать надобно!
Посерьезнела Яга, рукой махнула:
- А ну, девки, живо окна открыли! С таким духом здорового уморить можно, не то что живого с лавки поднять! Вальдегардис, расстегни на нем кафтан! Запоминай: нитки в ранах не идут лечению на пользу.
Склонилась над обнаженной грудью раненого, хмуро оглядела глубокие раны.
- Крепко его подрала проклятая птица. Малым заговором не обойдешься, придется средний читать.
и завела низким голосом:
- На море Окияне, на острове Буяне лежит бел-горюч камень. На том камени сидит девица, красный шелк прядет. Прядет-выпрядает, наземь не роняет, с земли не подымает. Как прясть устанет, так руда идти перестанет...
Кровотечение унялось, но раны распаханными бороздами перечеркивали грудь и бока лейтенанта.
Яга продолжила:
- Уж пройдусь я по острову Буяну, обойду бел-горюч камень трижды противусолонь, позрю-посмотрю на ясное небо в левую сторону. С левой, закатной стороны летят три врана, три брата, несут трои золоты ключи, трои золоты замки. Запирали они, замыкали они реки, ключи, родники, так замкнули они и на добром молодце Сергее раны глубокие, руду горячую... Как на остров Буян волны катятся, бел песок лижут, на тоим песке следов не остается, так пускай бы на добром молодце Сергее следов от когтей не оставалось, в том слово мое верное да твердое, как утес морской!
Раны на глазах у наблюдавших девушек затянулись, шрамы побледнели и почти исчезли, обозначился лишь легкий след...
- Эй, Лиходей, остался у нас еще сушеный шиповник?
Кот утвердительно мявкнул.
- Вели печке живо отвару сварить... - И, обращаясь к одной Вальдегардис, объяснила: - Когда много крови потеряно, отвар из шиповника очень пользительный...
Вгляделась в побледневшее лицо лейтенанта. Хлопнула в ладоши. Сказала весело, молодо:
- Уж ты встань-пробудись, добрый молодец! Хватит в моей избе лавку пролеживать!

0

58

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Алатырь гора
На вершине горы было тихо. Луна, выбравшись из-за туч, засияла, наконец, в полную силу. А обжегшийся черт, испугавшись Яги, шустро сиганул вниз к ближайшей деревне. Внезапный порыв ветра, разрушил идиллию, забросив в гнездо целый сугроб снега.
Гигантская, похожая не дельтаплан птица сделала пируэт, и чуть ниже гнезда послышался скрежет когтей о камень.
- Что лучше сеть было нельзя? - сквозь шумные взмахи крыльев прорезался недовольный голос.
- Не нравится, сам бы и искал, - свистящим шепотом ответил второй.
- Мне некогда, сам же велел, быть на стреме, нашел бы карниз пошире, тут даже одна лапа едва помещается, - когти вновь заскрежетали по камню.
- Сел там, где получилось. Цепляйся крепче.
- Мальчики, лучше не спорьте, а махайте крыльями, очень посмотреть хочется, чур, я первая туда загляну, - капризно протянул третий голос и на край гнезда водрузилась драконья голова. – Ой, как интересно, сколько тут разных тряпочек, я вот эту красненькую хочу, - прекрасная Изабель, снова была в свой женской ипостаси, а потому немедленно восхитилась обнаруженным богатством. А, поскольку вопросами честности и морали змей никогда не озабочивался, то немедленно возжелала получить понравившееся, дернув за край ткани. Попавший в гнездо снег рассыпался и драконица с удивлением обнаружила сидящую там девицу.
- Ой, а ты что тут делаешь? Наряды примеряешь?
- Кто? Где? – на край гнезда шлепнулись еще две головы, с интересом рассматривая живую находку.
- Может съедим?- Правая, принюхиваясь, шмыгнула носом, - вроде морем пахнет.
- Пирогами пахнет, а не морем, - Левая подозрительно прищурилась, - уж больно знакомыми пирогами …
- Нет, морем…
- Нет, пирогами…
Дракон быстро замахал крыльями, стараясь восстановить равновесие.
- Какое платьишко красивое…- протянула Изабель разглядывая наряд Русалки, - я хочу такое же, только с рубиновыми пуговицами, - Изабель придвинулась поближе к Русалке. – Так чего ты тут делаешь?

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
До прилета Горыныча.
Глупая птица Рух, будь у нее соображение, сильно бы пожалела о том, что схватила заговоренную ведьмой дочь Морского Царя, приняв ее за блестящий лоскут. Еще в полете огромные когти чудовища превратились в аккуратно подпиленный "Фан Френч" с легкой фосфорной полоской по краю, светящейся в темноте. Перья – все павлины от зависти издохнут – радужными каменьями обросли, клюв – золотыми пирсинговыми кольцами скрепился, на глазах – макияж со стразами, блестками, фольгой и накладными ресницами. Скинула похитительница Глашу в гнездо, а сама под тяжестью наряда камнем вниз пошла, насилу живая земли достигла. Ходит, как страус с "Фермы звезд", взлететь не может, все думает, что же с ней случилось?
А Глафира уселась на гору тряпья, нахмурилась – весь наряд ее маскарадный, газовый, пайетками тиснеными расшитый - в клочья разодрался, в полную негодность пришел. Луна над гнездом повисла - огромная. Светит, как прожектор. И с вершины горы – все Тридесятое Царство видать: и темный лес, где избушка Яги с гостями и веселым лейтенантом осталась, и двор царя Салтана, и Кощеев дворец, и далекое синее Море -родительским дом, в котором батюшка ее дожидается… Красота!!!
Отправляйся, Глафира, куда душе угодно, хоть на все четыре стороны!
Решила Глаша в гардеробе птичьем одолжиться – душегрею, хоть какую-никакую, набросить – принялась в барахле рыться, один за другим наряды отбрасывает, привередничает. «Никакого вкуса, никакого чувства стиля у этой пичуги нет! И никакого в гнезде порядка! Как так можно, женщина же! – недоумевает Глаша, одежды за спину отбрасывает, а туалеты гессенские, сами по плечикам развешиваются – юбки к юбкам, платья к платьям, парики к парикам. А в самом низу, под слоем рухляди и одеяний ворованных, ларец резной, красоты неописуемой оказался! Подняла Глафира крышку тяжелую – сердце замерло. Лежит в нем сарафан парчовый, белоснежный, частыми пуговицами, драгоценными бусинами и серебряным шитьем изукрашенный. А рядом – кокошник с ряснами и поднизью из жемчуга отборного, убрус дымчатый, зеркало волшебное в золотой оправе, частый гребень в виде зверя диковинного и туфельки серебряные, узорчатые. Причесалась, нарядилась Глафира, недолго думая, лентой атласной кокошник подвязала, вуаль узорную набросила и у Луны спрашивает: 
- Ну как? Хоть к лицу мне? - а Луна в ответ улыбается.
Взяла Глафира в ручку зеркальце, осмотрела себя придирчиво и спрашивает:
- Свет мой зеркальце, скажи… а нет, не это... и так знаю, что хороша. Как же там?... А!!! Суженый – ряженый, приди ко мне наряженный!.... Нет, погоди, зеркальце… Не надо суженого… Волкова сначала покажи, лейтенанта особого назначения!
Зеркало и показало.
Лежит Серый на лавке, глаза прикрыл, а на груди у него – мадмуазель эта иноземная, Аннет.
Выронила Глаша зеркальце из рук, разлетелось оно на тысячи осколков, и разом не мил стал царевне Белый Свет. «Вот оно, значит, как!.. С глаз - долой, из сердца - вон? Стоило мне на минутку отлучиться, как он уже со штучкой этой французской обнимается!..»
- Ну почему, почему все в жизни так? – подняла русалка на Луну глазищи, полные слез, а Луна вздохнула только.
– Не знаю. Мое дело путникам, да влюбленным светить, а не в делах сердечных разбираться…
А потом прибавила: - Много я их повидала на своем веку, а до сих пор понять не могу…
Вытерла Глафира набежавшие слезы, а сама – точно окаменелая, вся прежняя живость в небытие канула. – Нет никакой любви на свете! Враки все это. И замуж выходить по уму надо и по совету родительскому. Сватался же ко мне Синдбад-мореход. За него и пойду. И папеньке он больше других нравится: красивый, богатый, отважный, и рычаги воздействия, ежели чего, на него имеются - всегда утопить можно. Ох, Луна-Луна, скажи, сестрица, отчего в груди так болит, ноет… И щемит так, и щемит?.. Нет, лучше я выйду замуж за Кащея! А что? Молода я и пригожа, нешто не понравлюсь Бессмертному больше других? Да в таком сарафане, фате, вот сейчас еще туфельки нацеплю…
Глаша наклонилась, чтобы валенки скинуть, и тут снегом ее и накрыло.
***
- Какое платьишко красивое… - с трех сторон в гнездо заглянули змеиные головы, – Так чего ты тут делаешь?
- К свадьбе готовлюсь – ответила русалочка, отряхнувшись от снега. – Вот сейчас переобуюсь… А вы кто?
Глаша посмотрела на головы, и, узнав в самой симпатичной ту, что в окошко к Яге вломилась, обрадовалась, на шею Изабель кинулась: - Я тебя знаю! Ты к бабушке в гости сегодня заглядывала! А эти двое - твои друзья?!
Глаша уже набросила на шею Изабель пару нитей рубиновых бус, нацепила на голову напудренный гессенский парик с длинными круто завитыми локонами и приклеила драконихе бархатную мушку на правую щечку из цельного чехла с круглого прикроватного пуфика царя Салтана. Все по последней моде!
- Потрясающе! – заключила русалка, глядя на Изабель, а над гнездом уже поднимались борта летучего корабля из ковровой дорожки, вздымались лебединой грудью, полные ветра, алые шелковые паруса – Глаша была в ударе, приступе креатива и отчаяния.

0

59

Василиса
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/vkZEP.jpg[/float]
Василиса только ойкнуть успела, как тут же в рост пошла – в одно мгновение из Дюймовочки снова превратилась в девицу, высокую, стройную да статную. Подходящих размеров, одним словом.
Ай да Емеля! Ай да с-ссс…нет, это классик сказал, не будем вольничать.
- Спасибо тебе, Емелюшка, - отплевываясь и отряхиваясь от набившегося во все неудобные места снега, пропела Василиса. - И тебе, щука, спасибо, жить тебе долго и вольно, и не закончить век на столе, нафаршированной оливками!
Повеселела красавица, осмотрела себя – как есть хороша, правда, наряд гессенский поистрепался – ну, так мы места знаем, где новый раздобыть, краше прежнего. Вот только Шамаханской царицы уборы так у Яги и остались…
«А, может, рискнуть? Шапка-невидимка у меня есть…» - задумалась Василиса, а мышь – словно телепат какой, мысли читающий, тут же выглянула из-под юбки и верещит:
- Не хочу к Ягнеде, кот у нее, боюсь! Даже не думай. Ты выросла, даже лучше прежней стала – грудь вон на размер больше, а талия на пол-дюйма уже! Возвращаемся в Гессенскую слободу!
- Я тебя в декольте спрячу, - мужественная Василиса сама себе удивилась (однако слегка покраснела – тонкое наблюдение мыши от нее не укрылось) - прорвемся. Только до избушки мы не добрались… Где наш навигатор?
Глянула девица вниз – вот незадача, сани не пострадали, а клубок прямиком под полозья угодил, рассыпался по снегу микросхемами.
- Ах ты, вредитель, - ощерилась на Емельку мышь. Маленькие, они зловредные.
- Он меня спас, полно воевать!..- Василиса, невзирая на возвращенный рост, вес и пикантные объемы, даже в привычном социальном статусе зазнаваться не стала, - пусть Емелька и дурак, и в прошлую зиму Ваньку в снегу извалял, однако сердце у него доброе, и ПДД он знает.
«Может, не дурак, а притворяется? – задумалась Василиса, - эту… ментальную энергию экономит?»
А ведь это мысль! Вдруг совет разумный даст. От мыши толку мало - у нее острый приступ котофобии и мизантропии случился.
- Емелюшка! Щука… Мне-то в Кащееву столицу возвращаться надо, спешно – странные дела там творятся, и разобраться страсть как охота, и на показе побывать, и Ягнеда Велесовна мне должна осталась, я к ней поспешала. Вот в растерянности сейчас, что делать – то ли воротиться, то ли без навигатора по лесу колесить? Не видали вы избушки на курьих лапах?

Емеля
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/00CJl.jpg[/float]
- Видали? - добродушно расхохотался Емеля. - Да мы её... Обоюдка, в общем получилась. - Почему-то Емеле не хотелось вдаваться в подробности первого ДТП, постигшего его этим вечером. - Не советую тебе к Ягнеде сейчас. Не в духе она после того, как её изба когтем в моей печке застряла, хоть я ей и починил ставни. Красиво, кстати получилось, - с чувством удовлетворенного эстета добавил Емеля. - Там у неё полна изба народу, кроме челяди и персонального ассистента какие-то девицы, не по-нашему звать их, и волкодлак. И Глашка, царевна морская, проворонили мы её, - виновато шмыгнул носом Емеля.
Холодало.
- Эй, дрова отборные, октанового числа 95, полезайте-ка по щучьему веленью да по моему хотенью в печку, горите и согревайте. - Куда! Куда 92 лезешь? - Емеля ухватил норовящую проскользнуть в огонь старую влажную корягу, от которой больше дыму, чем толку.
- К Кощею, говоришь... - Емеля прикинул, что если возвращаться домой, там точно найдет его Горыныч. А он сейчас шибко не в духе, похуже Велесовны - нервный очень. В розовых пузыриках, потеряв бочку лучшего коньяка, с несвариением желудка после Ягиного противопожарного средства. Глядишь, на все три головы распространится эта зараза женская, ведь ни для кого не была секретом хворь Центральной. Одни говорили, что это от пропаганды, другие - что болезнь это врожденная, но покуда одна голова этим страдала, было не так тревожно, а вот все три, да с бзиком - пить перестанет, соотвественно, коньяк делать! А то известно, какие ти бабы поборницы трезвости. Этого нельзя было допустить никак, значит, лучше в поле зрения Горыныча не попадаться, попросту - рвать когти. 
Емеля сам себе удивился - умнел на глазах. Наверняка, это так на него действовали увеличившаяся грудь и уменьшившаяся талия Василисы, очень не хотелось ударить перед красавицей лицом в грязь. Была б это не она - запросто.
- Покажу я тебе путь к Кощеевому дворцу. На печи поедешь, или на своих санях? - Емеля повел бровями.

Змей Горыныч
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/1P57y.jpg[/float]
Птица Рух хоть и большая, да вороватая, как сорока, но как курица глупая. Не сразу до нее дошло, что стряслось, а как дошло – принялась отряхиваться, каменья драгоценные так во все стороны и полетели, многие тут же под снег ушли, но были которые и по ветвям застряли. А как отряхнулась - голову подняла, увидела, что на гнезде сидит чудище трехголовое, разорить хочет, так и рванулась вверх с грозным клекотом.
- К свадьбе готовишься? За принца заморского выходить будешь – Изабель недобро прищурилась, а когда Глафира обниматься бросилась, и вовсе дернулась. Голову повернула, одним глазом девицу рассматривает. Для нее все потенциальные невесты заморских принцев тут же становились соперницами.
Да и бусики бусиками, пусть и рубиновые, да только, когда незнакомая соперница тебе вдруг на шею бросается - еще то удовольствие. А от пуфика на щеку прилепленного чихнула так, что едва царевну их гнезда не выдула - отродясь с солтановом царстве ковры да пуфики от пыли не чистили, а тут еще с парика гессенского пудра, что мука из мельничного летка, сыплется.
Извабель глаза проморгала и снова на Глафиру уставилась.
- В избушке у бабушки?
- Это она, про какую бабушку говорит? – влезла с вопросом Левая, - не про Ягу ли? То-то пирогами с морошкой пахнет. Отродясь у Яги внучки не было. А ну признавайся, кто такая будешь? - Левая поглубже в гнездо всунулась, что-то еще сказать хотела, да не успела. Взрыкнула, обернулась, зубами клацнула.
- Я тебе говорил на стреме стоять! - заорала Правая
- Да кто ж знал, что она с низу зайдет! – извернувшись, чтобы достать врагиню, пропыхтела Левая…
Изабель, взвизгнув басом, исчезла за краем гнезда, во все стороны полетели радужные перья, и змей, переплетясь с птицей клубок, полетел вниз. У самой земли клубок распался, и оба противника воинственно махая крыльями, щелкая когтями, клювом и зубами, снова бросились друг на друга.

0

60

Серый Волк
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/fMoQ3.jpg[/float]
Лейтенант вздрогнул, открыл глаза и рывком сел на лавке, напряженно рассматривая присутствующих.
Он плохо помнил, что произошло около избушки. Внезапно потемнело, Глафиру резко вырвали из его рук, а когда он попытался вскочить, что-то изогнутое, Серый так и не понял что, полоснуло его по груди и боку, отбросило в сторону, а подвернувшийся некстати ствол дерева довершил дело. В глазах сверкнуло, и лейтенант отключился. В мозгу что-то пронзительно запищало: «Ути-ути-ути-ти-и-и-и-и…» и оборвалось. А потом снова свет сверкнул,проговорил кто-то: «Уж ты встань-пробудись, добрый молодец! Хватит в моей избе лавку пролеживать!» и Серый, как толкнули его, пришел в себя, словно проснулся.
- Долго я в отключке был? Кто-нибудь видел, что случилось? – он удивленно посмотрел на порванную расстегнутую обмундировку, - чем это меня так ободрало? - принюхался, -это что так воняет? Из этой гадости можно средство массового поражения делать, безотказно работать будет, - и вспомнив что-то, обежал глазами избу, - а Глафира где?

Русалка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/wl6EO.jpg[/float]
Змей, он и в Африке – змей, дождешься от него дружелюбия! – рассудила Глафира, перегнувшись через край гнезда, со скукой наблюдая за эпической схваткой Трехголового с куростраусом. Исход битвы был легко предсказуем. Во-первых, пичуга Рух только с перьев камни стряхнула, а клюв так золотыми кольцами накрепко сцепленным и остался – даже орать, как следует, не может, сипит да клокочет, точно несушка. Да и когти нормальные только к следующей весне отрастут. А во-вторых, на Змеюку обнимашки не подействовали, а в силе волшебной Ведьма Морская уступала только троим в Тридесятом – Кащею, Яге-Ягнеде и Горынычу. Стало быть, Горыныч это. А супротив Змея древнего да безжалостного, у курицы огроменной шансов не было, хоть и уступал Горыныч ей в размерах. Наблюдать бесславную кончину своей похитительницы Глаша не желала, а вот от чешуйчатого дракона нужно было уматывать, тем более - раз он головами не дружит!
Глянула в последний раз царевна на рычащий и клокочущий клубок, катающийся у подножия горы, на лес, опутанный праздничной иллюминацией из горящих каменьев с перьев глупой птицы, вздохнула и прикрыла шубейкой соболиной спрятанное в целом стогу сена яйцо птицы Рух, а сверху еще тулупов стареньких да зипунов набросала, чтоб Горыныч не учуял, да не сожрал, когда вернется.
- Ну, все! – закинула Глафира серебряные туфельки в летучий корабль и сама следом, по лунной дорожке, как по трапу на борт вбежала. – Гнездо, прощай, в добрый путь! – корабль колыхнулся и поплыл по небу. Красотаааа!!!
Плывет себе кораблик под алыми парусами по небу ночному, как по темному морю, внизу – облака кучерявые, ватные, мягкие, как перина; вверху – звезды яркие блещут, так близко, хоть рукой срывай. Не удержалась Глаша от соблазна, ухватила одну звезду и на нос корабля, на самый ростр, в виде головы Изабель, вместо прожектора прикрепила. Сразу светлее стало. Пригляделась русалочка, а несет ее по небу в сторону леса дремучего, того самого, в котором чудище пернатое ее сцапало. «Вот только этого еще мне не хватало! Ни в жисть не вернусь туда боле!» - вздернула Глаша подбородок, хмыкнула, даже хотела в сердцах к штурвалу встать, да вовремя опомнилась: не женское это дело – целым судном управлять!
Уж лучше Ветер попросить подуть в другую сторону!
- Ветер, ветер! Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, всюду веешь на просторе, не боишься никого… отвези меня, Ветер, к Кощееву дворцу, к рассвету мне поспеть позарез нужно!
Надул Ветер щеки важно и наполнил силой алые паруса и погнал кораблик в царство Кащеево.
Да только зря Глаша про зарез упомянула – как стала теплые бабушкины валенки стягивать, чтобы туфельки серебряные приодеть, так беда неминучая с нею и приключилась! Махонький, совсем крошечный осколочек волшебного зеркала к валенку прилип и в безымянный пальчик русалки вонзился. Затуманились Глашины очи, тьма черным покрывалом взор накрыла.
Упала царевна и заснула мертвым сном. Знала бы Глафира, что в ларце том наряд свадебный, ( и откуда птица Рух тот диковинный ларец стащила?!) ради которого Злая Королева, нынешняя владычица Семи Подземных Королевств, всех семерых подземных королей извела, да Зеркальце - не простое, а из Королевства Кривых Зеркал – ни за что бы к нему не прикоснулась. Да только прошедшего не воротишь - безжалостным осколок стекла оказался, а Глаша, сама того не ведая, своими словами неосторожными защиту волшебную над собой ослабила, разве что не умерла совсем. А может и умерла?.. Только лежит, словно живая, и кажется, дышит даже…
Так и плыл кораблик, гонимый услужливым Ветром, с лежащей в лодии царевной, под шелест алого шелка и мерный скрип такелажа, пока не ткнулся носом в толстые прутья решетки окна башни Кащеева замка. Звезда на драконьей морде к тому времени догорела и погасла, а мрачные стены замка бледно порозовели, позолоченные лучами восходящего солнца.

Ведьмочка
[float=left]http://sf.uploads.ru/t/N7Ot8.jpg[/float]
- Вас какая-то птица огромная с ног повалила, она же и Глафиру утащила. Я не совсем разобрала, что это было, херр Волкофф, - Вальдегардис уже принимала из лап Василия-Лиходея чудодейственный отвар из шиповника для восстановления кровопотери. В одну секунда волшебная печка его изготовила, нужной консистенции и температуры, чтобы и полезные свойства не улетучились, и слишком горячо не было. Ногой ведьмочка задвинула набивший лейтенанту шишку ухват под лавку. - Это вы ещё не пробовали английский сыр, - улыбнулась она, подавая Шапочке кусок её убойного молокопродукта. - У меня есть знакомый терьер, Монтморенси, он как-то рассказывал историю, как его хозяин рассказывал историю про сыр... - Вальдегардис спохватилась, поняв, что слишком увлеклась. Она подала Волкову отвар, с некоторой опаской, надеясь, что по дороге из печки в её руки в горшочек не упало случайно что-то из потревоженных Котом запасов Яги и лейтенанта не одолеет, к примеру, икота мыльными пузырями. - Фрау Яга, ты знаешь, что это была за птица? Мне кажется, я такую видела на картинке где-то на курорте морском... - Вальдегардис наморщила лоб, пытаясь вспомнить, не Синдбада ли это Морехода домашний любимец. Но что ему тогда делать в Тридесятом?

0


Вы здесь » Записки на манжетах » Магические миры » "Тридесятое царство - сказочный переполох" - часть 1.